Потомки пророка мухаммеда

ПОТОМКИ ПРОРОКА МУХАММЕДА

Они должны жениться исключительно на добропорядочных мусульманках, они не могут позволить себе кровосмешения, не могут позволить пропустить хотя бы один из пятикратных обязательных намазов (молитв)… Потому что они особенные. Они — потомки пророка Мухаммеда и живут… в Якутске.Прежде чем встретиться в мечети с потомками, пришлось от помощника муфтия Якутии Амина выслушать строгое наставление:— Ты должна знать, что с потомками посланника Аллаха нужно разговаривать уважительно и почтенно, независимо от того, старше или младше он тебя. Так завещал нам сам Аллах.

СТАРШИЙ ПОТОМОК — ДУХОВНЫЙ НАСТАВНИК

В Якутске, как оказалось, живут трое потомков пророка Мухаммеда — посланника Аллаха. Старший из них — Саади. Родом он из Медины (Саудовская Аравия). Ему 45 лет и в северную столицу он приехал десять лет назад из Таджикистана. Вместе с ним в Якутске живет его двоюродный брат и племянник (сын одного из родных братьев).

Надо отметить, как старший потомок он пользуется особенным уважением не только в кругу своих земляков, но и среди всех собратьев-мусульман.

— Помимо меня, есть еще четыре брата и три сестры, — рассказывает Саади.

— Значит, всего восемь детей. А сколько жен у вашего отца?

— У отца две жены, я родился от первого брака. Сейчас отцу уже 97 лет. На родине, в Таджикистане, он очень уважаемый человек среди чиновников, ученых… Всем известно, что наша семья — потомки пророка. Можно сказать, Аллах даровал нам уважение среди людей и каждый из нас должен быть достоин народного уважения и почета.

— Чем ваш отец занимался?

— Раньше и сейчас он занимается проповедью — это должен делать каждый верующий и духовно образованный мусульманин.

— Он религиозный лидер в Таджикистане?

— Да.

— У вас есть семья?

— Есть. От первой жены — три девочки и два мальчика. После ее смерти я женился еще раз и вторая жена подарила мне сына. Семья находится в Таджикистане, куда я езжу каждый год на несколько месяцев.

— Для своих дочерей вы сами будете выбирать мужей? — Конечно, принято узнавать о роде молодого человека все. Если это нехороший род, семья, строго не соблюдающая религиозные традиции, я не дам своего согласия на свадьбу. Кстати, скоро старшая дочь выйдет замуж, ее уже сватают и говорят, что род жениха славный. Но лично я в этом еще не убедился, когда поеду домой, решу все окончательно.

— Вы знакомы со своими родственниками-потомками?

— Конечно! Все мы, кто живет в Таджикистане, очень тесную связь держим.

— А можете наизусть перечислить поименно всех предков начиная с самого пророка?

— У каждого из них было много сыновей, чьи имена зафиксированы в специальных семейных книгах — там подробно расписано генеалогическое древо. Назвать их имена? Боюсь, что не смогу.

— Ваши дети учатся?

— Да, конечно. Все они учатся в Медресе (Медресе — учебное заведение, обучающее исламским наукам и культуре. — Э.А.) и получают специальное исламское образование. В свое время и я учился в Медресе.

— Скажите, когда вы учились, вы прогуливали занятия? Не выполняли домашние задания, получали ли «двойки»?

— Нет, занятия я никогда не прогуливал…. «Двойки»? В Медресе «двоек» и «троек» нет. Есть понятия высокого и низкого балла. И пока ты не выполнишь одно задание, не получишь другое. Естественно, у меня было и есть рвение изучать более глубоко нашу религию, и предела нет совершенству, поэтому обучался исправно.

— Когда-то в Таджикистане была война…

— Да, в 1992 году это было.

— Вы воевали?

— Нет. Никто из нас в руки не брал ружье или автомат.

— Почему? Ведь по исламу считается, что каждый мужчина должен защищать свою землю, свой дом и семью от врагов. Вас как мужчину это не угнетало?

— Что значит «свою землю»? Перед Аллахом все равны. Кроме того, даже если бы мы и хотели, никто бы нам не дал выйти из дома и начать воевать. Во время войны вокруг наших домов никого не было с автоматом. Потому что все знали, что в них живут потомки пророка.

— Вы чувствуете свое особенное предназначение?

— Нет, что вы… Перед Аллахом все равны. Я такой же, как все другие люди, и стараюсь помогать людям чем могу: когда кто-то умирает, приглашают на омовение тела или для проведения обряда никях (обряд бракосочетания по закону Шариата. — Э.А.).

— Сколько в Якутске проводится обрядов никях в год?

— Примерно 20-30 пар в год женим — киргизов, таджиков, узбеков, ингушей, чеченцев, казахов и т.д.

— Вот интересно, как ваши земляки узнают, что вы потомок пророка? Вы при знакомстве сразу об этом говорите?

— Нет, я никогда так не говорил: «Я — потомок пророка!». Просто есть такое понятие как «ишан».

— Что это значит?

— Это значит, что я потомок пророка, и каждый мусульманин знаком с этим словом. Если честно, в городе меня никто не знает как Саади. Скажешь «ишан», и все сразу поймут, что речь идет обо мне. По имени меня никто не называет.

— Если не секрет, кроме своей духовной работы, как вы зарабатываете на жизнь?

— Все, что мы делаем в мечети, — это ради Всемогущего, и ни о каких деньгах не может быть и речи. Кроме того, мы работаем — все занимаемся строительством.

ДРУГОЙ — ЛЕЧИТ ЛЮДЕЙ

Чуть меньше года в Якутск по приглашению старшего брата приехал другой потомок посланника Аллаха. Его зовут Абдурахим. Ему 38 лет, род его, как и Саади, уходит корнями в Саудовскую Аравию. Впрочем, и внешность у него характерная. В городе такого колоритного мужчину просто невозможно не заметить.

— В паспорте я записан, как Рахим. Хотя при рождении меня назвали Абдурахимом.

— Почему же в паспорте неполное имя зафиксировали?

— Были Советские времена, тогда сотрудники паспортной службы отказались меня регистрировать под таким именем. Так и остался в паспорте Рахимом.

— Тогда как мне вас называть?

— Как вам будет удобно, так и называйте.

— Хорошо. Абдурахим, вы тоже учились в Медресе, как и ишан Саади?

— Нет. Я окончил обычную школу.

— А где вы учили тонкости книги жизни Корана?

— У своего отца. Он тоже был проповедником. Точным и гуманитарным наукам обучался в общеобразовательной школе, исламу и правильно читать Коран на арабском учил мой отец, как и трех старших сестер и шестерых братьев.

— А после школы учились?

— Нигде. Я начал проповедовать вместе с отцом.

— Подождите. Когда вы окончили школу, вам было лет 17. Неужели старшие вас люди внимали словам подростка?

— Да, мне было 17. Да, слушали меня и старшие, и младшие. А что в этом удивительного? В исламе нет такого понятия, что учить должны только старшие. Если и младший знает истину, он должен научить этому, рассказать другим.

— У вашего отца было несколько жен?

— Да, две жены. Я — сын старшей жены.

— А у вас сколько? Две? Три?

— Нет, одна и пятеро детей — четыре мальчика и девочка. Старший сын учится в третьем классе, дочке два годика. Они все сейчас находятся в Таджикистане.

— Дети вашей дочери тоже будут считаться потомками Мухаммеда?

— Да, конечно.

— Вы знаете, сколько всего в мире потомков пророка?

— О, нас очень много по всему миру, поэтому я затрудняюсь сказать точное число.

— В Якутск вы приехали по приглашению братьев? — Да.

— Не страшно было ехать в 50-градусный мороз из солнечного Таджикистана? — (От улыбки под глазами Абдурахима появились морщинки). Я ведь тут не один, другие братья тут живут. Никто еще не умер от мороза.

— Я слышала, что вы лечите людей молитвами. Это правда?

— Да, я читаю Коран. Но лечу не я, а сам Всевышний Аллах посредством Корана, который я читаю для больного, нуждающегося в помощи. Коран — лекарство для любого человека, и если читать его правильно, со смыслом, тогда Аллах дает шифо (с арабского — лечение).

— Как интересно. Расскажите про один из случаев выздоровления.

— Полтора месяца назад в Якутске я вылечил ребенка одного из местных азербайджанцев.

— От чего?

— Врачи не могли поставить диагноз, ребенок практически без сознания лежал в больнице и не было никакой надежды на излечение. Доктора в больнице сказали: «Мы ничем не можем помочь, попробуйте по-своему, по-национальному полечить». Тогда отец ребенка пришел к нам в мечеть, пригласил меня домой, когда ребенка выписали из больницы. Я несколько раз прочитал Коран и Альхьамдулиллях («Слава Всевышнему Аллаху!» — Э.А.), и он выздоровел!

— Вы не хотели бы уехать отсюда куда-нибудь в арабский мир? Например, на историческую родину в Медину?

— Хотел бы в ближайшее время вернуться к семье в Таджикистан, но… одному Аллаху известно, что и как будет потом.

МЛАДШИЙ ПОСТИГАЕТ АЗЫ КОРАНА

Младшему из них — 22 года. Его зовут Наджибола и он сын родного брата ишона Саади. В Якутске он живет уже год, как и его дяди, занимается строительством и регулярно посещает мечеть — не только для того, чтобы совершить намаз, но еще и учить суры и аяты из Корана.

— А если у вас появится внебрачный ребенок? Он будет считаться потомком пророка Мухаммеда?

— Он будет считаться прежде всего незаконнорожденным, а следовательно не может быть и речи, о том что он потомок. Но такое в принципе невозможно. Я не позволю себе сделать что-то непристойное, потому что я боюсь наказания Всевышнего Аллаха. К тому же за мной следят братья, которые знают, где я нахожусь и где меня можно найти в любое время дня и ночи.

У троих героев нашего материала есть общая семейная реликвия — книги, в которых подробно расписаны имена всех предков — потомков пророка Мухаммеда.

Нужно пояснить, что «Саид» означает «уважаемый, почтенный человек», то есть господин, поэтому к имени каждого потомка приписывается в начале «Саид».

Эмилия АЛИЕВА

Имянаречение

Имянаречение – очень важное и знаменательное событие в жизни новорождённого младенца. Имя – составная часть как личности, так и души человека. Пророк, мир ему и благословение, очень внимательно относился к наречению именем. Имя должно быть благозвучным, с хорошим смыслом. Если у кого-то было имя с плохим смыслом, Посланник Аллаха давал ему хорошее имя.

Посланник Аллаха, мир ему и благословение, сказал: «Каждый младенец связан с акикой. На седьмой день после рождения сбривают волосы, дают имя, режут за него акику». Из этого хадиса следует, что одобряется дать имя ребенку на седьмой день. Но имеются и хадисы, которые гласят, что можно назвать младенца в первый же день после рождения. Имам Бухари сказал, что те, кто не будет резать курбан акика по причине недостатка в деньгах, могут дать имя в тот же день, когда родился ребенок. А те, кто будет резать курбан, пусть дают имя на седьмой день «Воспитание по сунне Пророка», Ибрахим Джаннан

В целом, дать имя новорождённому можно и в первый день, и на третий, и на седьмой, и даже после этого — по усмотрению родителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *