Повесть о савве грудцыне

В годы Смутного времени жил в Великом Устюге купец Фома Грудцын-Усов. Претерпев много бед от нашествия поляков, он переселился в Казань — туда поляки ещё не доходили. Жил он в Казани с женою, пока не воцарился Михаил Фёдорович. И был у него двенадцатилетний сын Савва.

Фома ездил торговать иногда в Соль Камскую, иногда в Астрахань, а иногда и в Шахову область. И своего сына он учил купеческому делу. Однажды Фома поехал в Шахову область, а Савву послал торговать в Соль Камскую.

Достигнув города Орла, Савва остановился в гостинице. В этом городе он встретил отцовского друга по имени Бажен Второй, который пригласил Савву пожить у него в доме. Юноша согласился. Бажен был третьим браком женат на молодой женщине. Жена Бажена склонила Савву к прелюбодеянию, и долгое время они прожили в грехе.

Продолжение после рекламы:

Наступил праздник Вознесения. Накануне праздника Бажен и Савва побывали в церкви. Поздно вечером, когда Бажен уснул, его жена пришла к Савве и подстрекала юношу к блуду. Он же боялся сотворить грех в такой великий праздник. Тогда женщина разгневалась и задумала опоить юношу волшебным зельем.

Утром Бажен и Савва пошли в церковь, а злая женщина тем временем приготовила зелье. После богослужения Бажен и Савва зашли в гости к воеводе. Потом они пришли домой, и жена Бажена дала юноше волшебного питья. Савва сразу стал томиться по ней. А женщина после этого начала клеветать на юношу и повелела изгнать его из дома. Бажен, хотя и жалел Савву, не стал противоречить жене. Юноша ушёл с великой скорбью.

Савва вернулся в гостиницу. От любовной тоски он исхудал, красота его стала увядать. Гостиник и его жена, видя это, недоумевали. Они тайно позвали волхва и спросили его о юноше. Волхв, посмотрев в волшебные книги, рассказал историю с женой Бажена, но гостиник с женой не поверили.

Брифли существует благодаря рекламе:

Однажды Савва вышел погулять за город в поле. Он думал о том, что послужил бы даже дьяволу, если бы тот помог ему вернуть жену Бажена. Позади Савва услышал зовущий его голос. Обернувшись, он увидел юношу. Юноша подошёл и рассказал, что тоже происходит из рода Грудцыных. Он назвал Савву братом. Савва рассказал новоявленному брату о своей беде. Юноша обещал помочь, если Савва напишет некое рукописание. Савва, не размышляя, всё написал под диктовку и даже не понял смысла того, что писал. На самом же деле этот юноша был не человеком, а бесом. А рукописание было отречением от Бога.

Юноша посоветовал Савве немедленно идти к Бажену. Тот послушался. Бажен с женой радостно встретили Савву. И вновь он стал жить в грехе с женою Бажена.

До матери Саввы дошли слухи о дурной жизни сына. Она написала Савве, чтобы он вернулся в Казань. Но сын не послушался.

Бес, вновь встретившись с Саввой, рассказал на этот раз, что происходит из царского рода. Он показал Савве с горы прекрасный город и назвал его городом своего отца. Бес позвал Савву пойти поклониться его отцу-царю. Друзья вошли в царские палаты. На престоле сидел князь тьмы, вокруг него стояли юноши с багряными и чёрными лицами. Савва подошёл к властителю, обещал служить ему и отдал царю своё рукописание. Затем Савва и бес, потрапезничав, ушли из города. Бес обещал во всём помогать юноше.

Продолжение после рекламы:

В это время Фома Грудцын вернулся в Казань. Жена рассказала ему, что Савва не хочет возвращаться домой и не отвечает на письма. Отец написал ещё одно письмо сыну, но, не получив ответа, решил сам ехать в Орёл за сыном.

А бес, узнав, что Фома Грудцын направляется в Орёл, уговорил Савву пойти погулять по разным городам. Юноша согласился и пошёл с ним, не предупредив даже Бажена и его жену.

В одну ночь бес и Савва преодолели громадное расстояние — они появились в городе Кузмодемьянском, а на следующий день — на Оке, в селе Павлов Перевоз. Там, гуляя по торгу, Савва увидел нищего старика, который смотрел на него и плакал. Юноша подошёл и спросил о причине слёз. Старец же сказал, что плачет о самом Савве, который во всём послушен дьяволу. Когда молодой человек вернулся к своему другу-бесу, тот выбранил его за беседу со старцем. Потом «братья» пошли в город Шую.

А Фома Грудцын прибыл в Орёл и узнал об исчезновении сына. Никто не мог сказать, куда делся Савва. Фома долго ожидал его возвращения, а потом вернулся домой. Через некоторое время он в печали умер, и мать Саввы осталась вдовой.

Брифли существует благодаря рекламе:

В это время царь Михаил Фёдорович набирал солдат для войны с польским королём. Савва записался в солдаты, а бес был его оруженосцем. Новобранцев привели к Москве и отдали под начало немецкому полковнику, который сразу увидел, что Савва искусен в воинской науке. Полковник полюбил Савву и поставил его во главе трёх рот новобранцев. Благодаря помощи беса подчинённые Саввы были всегда всем обеспечены и довольны. Даже царю было известно об успехах Грудцына.

Шурин царя, боярин Стрешнев, узнал о Савве и захотел ввести его в дом свой, но тот, по совету беса, отказался.

Полки были уже готовы к походу под Смоленск. Савва жил в доме сотника Якова Шилова. Бес однажды ночью перенёс Савву к Смоленску. Три дня они наблюдали за оборонительными работами поляков и были невидимы. На четвёртый же день стали видимы, и поляки попытались поймать их, но не могли: Савва и бес переправились через Днепр, как по суше. Потом они снова очутились в Москве.

Когда полки двинулись к Смоленску, бес по дороге посоветовал Савве выходить на поединки против тех могучих воинов, которых поляки будут высылать из града.

Реклама:

Три дня подряд полки высылали богатырей из города. Савва победил всех троих. Но его храбрость вызвала ненависть у боярина Шеина, командовавшего полками. Боярин велел смельчаку возвращаться домой. Савва и бес вновь поехали в Москву. Юноша опять остановился у Якова Шилова. Бес днём приходил к нему, а ночью пребывал в адских жилищах.

Савва тяжело заболел. Жена Якова Шилова уговорила его исповедаться и причаститься. Позвала священника из церкви Святого Николая в Грачах. Во время исповеди больной увидел вокруг себя толпу бесов. Он сказал об этом священнику, но тот никого не видел.

После исповеди нечистый дух начал сильно мучить Савву. Яков Шилов с женой довели до сведения царя известие о болезни Саввы. Царь повелел поставить караульных, которые следили бы, чтобы юноша не покончил с собой.

В первый день июля больной увидел во сне Богородицу. Она обещала избавить юношу от болезни, если он примет иноческие обеты. Савва согласился, и Богородица повелела ему прийти к храму на праздник Казанской иконы. Юноша рассказал о видении воинам, которые его стерегли, а также сотнику и его жене. Яков Шилов довёл весть до самого царя.

Когда настал праздник Казанской иконы, царь повелел принести больного Савву к церкви. Его положили возле храма на ковре. Во время богослужения раздался голос с неба: «…Здрав буди, и к тому не согрешай!». И упало сверху богоотступническое письмо, некогда написанное Саввой. Но все слова с него были стёрты. Юноша встал с ковра, вошёл в церковь и молился перед иконой Богородицы. Потом он рассказал свою историю царю.

Вернувшись в дом Якова Шилова, Савва раздал своё имущество нищим и принял монашество в Чудовом монастыре, где прожил много лет и скончался.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Оба героя Чехова представлены в сатирическом ключе.

Во многих произведениях русской литературы характеры персонажей представлены в сатирическом ключе. Например, в романе М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» и в рассказе А. П. Чехова «Человек в футляре».

В «Истории одного города» с помощью гротеска рисуются портреты градоначальников Глупова.

Салтыков-Щедрин наделяет героев глупостью, бестолковостью, самодурством. Один управляющий становится обладателем «фаршированной головы», у другого на ее месте органчик, третий пытается передвинуть реку, четвертый устраивает «походы» по полю из угла в угол. Все герои произведения, так же как и Прачкин у Чехова, представлены в сатирическом ключе, все их главные недостатки и пороки высмеяны.

А. П. Чехов в рассказе «Человек в футляре» с помощью сатиры описывает главного героя Беликова. Наделяет его крайней степенью боязливости, доводящей до смеха. Беликов при любых погодных условиях носит калоши, плащ, зонт, почти ни с кем не общается, не впускает никого в личную жизнь, действительно, предстает «человеком в футляре», как и Прачкин оказывается высмеянным читателем. Оба героя Чехова представлены в сатирическом ключе.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id61831

Обновлено: 2019-08-13 Опубликовал(а): Натали Чекина

Древнерусская литература

Жанр: Древнерусская литература

«Повесть о Савве Грудцыне» написана в 70-х годах XVII в. В произведении отразились исторические события первой половины столетия и многие бытовые черты того времени. Однако это второстепенные, сопутствующие детали повествования. В центре произведения, как и в «Повести о Горе-Злочастии», — судьба молодого человека. Подобно молодцу из «Горя-Злочастия», Савва Грудцын, по молодости и неопытности попавший в зависимость от враждебной потусторонней силы, находит спасение в монастыре.В «Повести» многие оценки и авторские трактовки различных ситуаций носят традиционный характер, отступления героя от принятых норм поведения, его любовная страсть, его забвение долга перед родителями объясняются дьявольским искушением, но вместе с тем произведение это впервые в древнерусской литературе развивает романическую тему повествования с отражением живых человеческих чувств. Характерно, например, что герой, охваченный любовной тоской, ищет утешение в общении с природой; страсть, охватившая Савву, вызвана «приворотным зельем», но переживания героя описаны автором сочувственно и жизненно. В «Повести» своеобразно переплетаются сказочные похождения Саввы с историческими событиями, в которых участвуют реальные исторические лица. Примечательно в этом отношении то, что и сам герой произведения носит имя известного в XVII в. богатого купеческого рода Грудцыных-Усовых. Сочетание в «Повести» романической темы с подробными описаниями быта и нравов Руси XVII в. дало основание ряду исследователей видеть в этом произведении опыт создания первого русского романа.Текст печатается по изданию: Изборник. С. 609–625.

Читать книгу онлайн бесплатно

В Новгородском уезде жил дворянин Фрол Скобеев. Там же были вотчины Нардина-Нащокина, и у него была дочь – Аннушка. Узнав о ней, Фрол Скобеев захотел с ней встретиться и «возыметь любовь», уж понимайте, как хотите.

Фрол часто ездил в дом одного приказчика, и однажды, приехав туда, он застал мамку Аннушки (видимо, служанку). Он дал ей два рубля – она не хотела их принять, ибо ничего ему не сделала, но Фрол сказал, что, мол, бери так. Мамка уехала и хозяйке ничего ей не сказала.

Аннушка решила устроить праздник, пригласив на него дочерей всех дворян. Мамка поехала приглашать девушек, заехала она и к Фролу, так как у него была сестра. Узнав, зачем приехала мамка, сестра пошла спросить своего брата, можно ли ей ехать; он разрешил и велел сказать, что с ней поедет еще одна девица. Сестра не поняла, что задумал братец, и передала слова мамке.

Когда она начала собираться на вечеринку (в тексте так и написано – вечеринка), брат сказал, чтоб она дала ему свой головной убор – он переоденется в девушку и поедет с ней. Сестра расстроилась, так как знала, что из-за всего этого брату непоздоровится, тем более, Нардин-Нащокин достаточно могуществен.

Приехал, значит, Фрол на вечеринку, веселился там со всеми девушками, и никто его не узнавал. Тогда он подошел к мамке, когда они оказались вдвоем, и сказал, что, мол, она столько всего делает хорошего, а ее никто не благодарит, и дал ей пять рублей. Мамка так и не поняла, что это Фрол, и тогда он открылся мамке и сказал, что должен с Аннушкой иметь «обязательную любовь». Мамка подумала-подумала (семь рублев-то – не так мало), и согласилась помочь.

Тогда мамка пришла к девицам и сказала, что знает интересную игру. Аннушка была назначена невестой, а Фрол (ну, по чистой случайности) – женихом. Их проводили в покои, как новобрачных, а остальные девушки ушли обратно, и мамка сказала, чтобы они громко пели, чтоб не было слышно криков из комнаты.

А Фрол и Аннушка легли на кровать, он ей открылся, она испугалась; а он «ростлил ее девство» («ростлитель» эдакий!), вот как бывает. Когда они вышли, Аннушка никому ничего не сказала, только разозлилась на мамку; та притворилась, что ничего не знала. Все веселились до вечера, переночевали, а утром разъехались – остались только Фрол (все еще в виде девушки) с сестрой. Они развлекались с Аннушкой три дня. Отпустив его, она дала ему 300 рублей.


Отец вызвал Аннушку в Москву – сватать за женихов. Фрол, хоть и был небогат, но тоже поехал, чтобы любым путем жениться на Аннушке. Приехав в Москву, он поселился недалеко от Аннушки; потом увидел мамку в церкви и просил передать хозяйке, что он здесь. Аннушка обрадовалась и велела мамке передать Фролу 200 рублей.

Сестра Нащокина была монахиней в монастыре, и просила отца Аннушки, чтобы он как-нибудь, когда сам уедет, разрешил прислать за девушкой карету, которая отвезла бы ее к тетке в гости. Однажды Нащокин уходил в гости, и сказал, что заедет карета от сестры, заберет Аннушку. Фрол об этом узнал от мамки, и попросил карету у стольника Ловчикова. Он напоил кучера, переоделся в его одежду и забрал Аннушку. Он отвез ее к себе домой, а кучера – к Ловчикову. На следующий день кучер не помнил, что произошло. Отец Аннушки приехал домой и решил, что дочь его – у сестры, и долго так считал, дурак. А Фрол в это время женился на Аннушке (а ещё, пока дурак Нащокин всё ещё продолжал думать, что Аннушка у сестры, Фрол с Аннушкой успели детей нарожать, вырастить, переженить детишек, внуков заполучить и т.д., и Нащокин только тогда уже начал догадвываться, что что-то не в порядке, уж больнодолго Аннушка от тёти не возвращается J).

Через какое-то время Нащокин поехал к сестре, и оказалось, что дочери там нет. Он горько плакал, расспрашивал мамку, но та ничего не сказала. Тогда он отправился к царю, и царь сказал, что если тот, у кого дочь Нащокина, не объявится, его найдут и отрубят голову. Тогда Фрол опять пошел к Ловчикову просить о помощи. Объяснив, в чем дело, Фрол сказал, что Ловчиков уже помог ему каретой (хоть и не знал, для чего она нужна была), так что косвенно является соучастником. Ловчикову пришлось согласиться помочь. Он сказал приходить Фролу в Успенский собор, где Ловчиков с Нащокиным будут молиться, и пасть в ноги отцу Аннушки, а Ловчиков попробует помочь. Так все и свершилось; Нащокин разозлился, сказал, что царю будет жаловаться, но Ловчиков посоветовал ему сначала съездить к жене, а потом уж решать, что делать. Они с женой посоветовались и послали к Фролу человека, чтобы он проверил, жива-здорова ли Аннушка. Фрол велел притвориться жене жестоко больной, и когда человек Нащокина вошел, Скобеев сказал ему, что Аннушка больна из-за того, что ее родители бранят и клянут; ей необходимо их благословение. Человек все так и передал роителям, и им пришлось согласиться – они дали благословение дочери (заочное) и послали человека пеедать благословение и образ. Тот все сделал, и Аннушка сразу же «выздоровела». Тогда родители решили послать и еды на шести лошадях (тяжёлая еда, однако). Фрол стал богатым человеком.

В конце концов родители соскучились по дочери, и пригласили ее с мужем в гости. Когда они пришли, родители сильно ругали дочь и «плута и вора» Скобеева, но в итоге сели за стол. Нащокин спросил Фрола, на что тот собиратся жить. Фрол ответил, что будет делать то, что и раньше – ходить по приказным делам. Тогда Нащокин решил отдать Фролу вотчину, а потом – еще и 300 рублей впридачу.

Фрол и Аннушка стали жить в той вотчине, со временем Нащокин переписал наследство на Фрола, Фрол очень разбогател. Нащокин с женой умерли. Фрол отдал сестру за стольничьего сына, а мамкой при них была та самая мамка Аннушки, которая жила в уважении и милости до самой смерти.

Сей истории конецъ.

«Повесть о Фроле Скобееве» — типичный образчик жанра плутовской новеллы, в то время достаточно распространившейся на Западе. По содержанию и языку «Повесть о Фроле Скобееве» представляет собой полную противоположность повестям о Горе и Злосчастии и о Савве Грудцыне. У Фрола и Аннушки, в отличие от молодца из «Повести о Горе и Злосчастии», испытывающего душевную трагедию, нет никакой оглядки на традицию. В лице Фрола торжествует житейский практицизм, который стал так характерен для мелкого служилого дворянства, пробиравшегося в ту пору на верхи общественной лестницы. Сам автор не высказывает своего осуждения по отношению к герою и его нравственно неприглядной жизненной карьере. По сути дела, Фрол просто очень удачно устраивает свое материальное благополучие, обманом женившись на богатой Аннушке. Аннушка по той свободе, с которой она относится к заповедям старины и отцовским заветам, под стать Фролу. После того, как ей овладел Фрол, она только формально злится на мамку, на деле же оставляет его у себя еще на три дня и щедро одаривает. Бежав из родительского дома, она не испытывает ни тени раскаяния, ей не жаль отца и мать, убивающихся от горя. А потом она участвует в обмане родителей, притворившись больной. Не лучше их и мамка Аннушки. Она хоть и человек старшего поколения, но не имеет никаких устоев, она продажная сводница, покровительствующая Фролу из-за денег.

Автор мастерски обрисовал характеры повести. Во Фроле Скобееве показано сочетание наглости, цинизма и угодливо-рассчитанной деликатности: на вопрос Ловчикова, на богатой ли женщине он женился, Фрол замечает: «Ныне еще богатства не вижу, что вдаль – время покажет»; он благодарит родителей Аннушки, что не оставили «заблудшую» дочь свою, и т.д.

Живо показаны и характеры родителей Аннушки, которые колеблются между гневом и жалостью к дочери, в конце концов прощая ее.

Повесть интересна своей установкой на реализм и психологизм. Выведенные ней персонажи отличаются признаками типичности. Поступки их мотивируются не вмешательством бога или дьявола (так часто бывало в произвдениях ДРЛ), но свободными действиями персонажей, вытекающими из свойств характера. Интересна повесть и своим живым юмором (так, иронична последняя сцена, когда зять Фрола переходит от гнева к милости, отдавая ему вотчину и 300 рублей; метка и смешна и фраза Фрола, обращенная к разгневанному Нащокину из-за похищения дочери: «Государь батюшко, уже тому так бог судил!»).

Язык повести коренным образом отличается от традиционного. Он приближается к языку светских повестей петровской эпохи и в то же время использует современный канцелярско-приказный жаргон, втречающийся уже в начале: «…имелся дворянин Фрол Скобеев… имелись вотчины стольника Нардина-Нащокина… имелась дочь его Аннушка…». Попали в повесть и модные иностранные слова: «публикация», «реестр», «квартира», «персона», «банкеты», «натуральные». Также встречаются и вычурные, входившие в моду выражения: «возыметь любление», «моей услуги к вам никакой не находится», «увеселительные вечера, называемые святки», «обязательная любовь». Автор пытался казаться современным, однако его потуги на моду казались наивными, должно быть, уже его современникам. Очевидно, он принадлежал к канцелярско-приказной или мелкодворянской среде, и хотя был талантлив, был человеком малой литературной грамотности.

Действие повести приурочивается в одном из списков к 1680, в другом – это дата написания. Но судя по всему, это повесть самого конца 17 или начала 18 века – кануна петровских реформ. Фамилии, фигурирующие в повести, находят свое соответствие в исторических документах и связаны именно с теми местностями, так что, быть может, подоплека написания была реальной.

В последней четверти 18 века повесть подвергалась литературной обработке И. Новикова («Новгородских девушек святочный вечер, сыгранный в Москве свадебным»). В конце 60-х гг. 19 в. Аверкиев написал пьесу на этот же сюжет, в 1950 Хренников сочинил комическую оперу «Фрол Скобеев».

Аноним ПОВЕСТЬ О САВВЕ ГРУДЦЫНЕ

В 1606 г. в Великом Устюге проживал один известный и богатый человек. Звали его Фома Грудцын-Усов. Когда в России начались несчастья для всех православных христиан, он покинул свой Великий Устюг и поселился в славном и царственном городе Казани — до Волги литовские бесчинства не докатились. Там Фома прожил с женой вплоть до правления благочестивого Царя и Великого князя Михаила Федоровича.

Был у него единственный сын Савва, шестнадцати лет. Сам Фома часто по делам торговли ездил вниз по Волге — то к Соликамску, то в другие места, а то и за Каспийское море в Персидское государство. К такому занятию он приучал и Савву, чтобы тот старательно это дело изучил и после смерти отца стал бы его наследником во всем.*** Как-то раз Фома задумал отправиться по своим делам в Персию. Товар он погрузил на суда, а сыну, снарядив для него тоже суда, велел плыть в Соликамск и там открыть торговлю с необходимой осмотрительностью. Поцеловал жену и сына тоже отправился в путь. А через несколько дней сын его на снаряженных для него судах по велению отца отправился в Соликамск.*** Доплыл Савва до города Орла Усольского уезда, пристал к берегу и остановился, как то ему отец наказывал, в гостинице, принадлежащей одному знаменитому человеку. Хозяин гостиницы и его жена помнили любовь к ним и благодеяния его отца, поэтому они постарались окружить Савву заботой и опекали его, словно родного сына. И провел он в той гостинице немалое время. А в Орле жил мещанин, которого звали Бажен 2-й. Был он уже в летах, известен многим своей благонравной жизнью, богат и приходился близким другом Фоме Грудцыну. Когда узнал он, что сын Фомы приехал из Казани в его город, то подумал: «Отец его всегда был мне близким другом, а я сына словно и не заметил и к себе не пригласил. Пусть же он поживет у меня и погостит вдоволь».

Так он подумал, а затем встретил как-то Савву по дороге и стал его просить:

— Любезный Савва! Разве не знаешь, что мы с твоим отцом были друзьями — что же ты не навестил меня и не остановился в моем доме? Хотя бы сейчас мне одолжение сделай: приходи жить ко мне, будем вместе трапезу делить за одним столом. За любовь ко мне отца твоего я приму тебя, как сына!

Услышав таковые слова, Савва очень обрадовался, что столь славный человек хочет его принять, и отдал ему низкий поклон. Тут же он из гостиницы перешел к Бажену и стал жить у него в полном благополучии и радости. Бажен — сам старик — недавно женился в третий раз на молодой жене. И дьявол, этот ненавистник рода человеческого, зная о добродетельной жизни мужа, задумал возмутить весь его дом. И он соблазнил жену начать склонять юношу на блуд. Она постоянно своими разговорами толкала его к падению (известно ведь, как женщины могут улавливать молодых людей!), и Савва силой ее молодости (а точнее — силой зависти дьявола) оказался завлечен в сети любодеяния: завел с ней преступную любовь и в таком скверном состоянии пребывал постоянно, не помня ни воскресений, ни праздников, забыв страх Божий и час смертный. Как свинья в грязи валяется, так и он пребывал в блуде долгое время.

***

Как-то раз подошел праздник Вознесения Господа Нашего Иисуса Христа. В навечерие праздника Бажен взял Савву с собой в церковь к вечерне, а после службы они вернулись домой и, поужинав обычным образом и возблагодарив Бога, легли спать, каждый на свою кровать. Когда благочестивый Бажен заснул, его жена, подстрекаемая дьяволом, встала осторожно с постели, подошла к Савве, разбудила его и предложила ему заняться с ней. Но того — хотя он и молод еще был, — кольнула какая-то стрела страха Божия, и он подумал, испугавшись Божьего суда: «Как можно в такой светлый день таким темным делом заниматься!» А подумав так, он стал отказываться и говорить, что он не желает погубить свою душу и осквернять свое тело в великий праздник.

А жена Бажена распалялась все сильнее и продолжала принуждать Савву. То ласкалась она к нему, то угрожала каким-то наказанием — долго она старалась, но так и не смогла склонить его на что хотела — Божественная сила помогала Савве. Злонравная женщина увидела, что не в состоянии подчинить юношу своей воле, тотчас же воспламенела к нему яростью, зашипела, как змея. и отошла от его постели. Теперь она задумала опоить его зельем, чтобы все-таки осуществить свое намерение. И как задумала, так и сделала.

***

Когда начали звонить к утрене, благолюбивый Бажен встал, разбудил Савву, и они пошли на славословие Божие, которое отслушали со вниманием и страхом Божьим. Потом вернулись домой. Когда подошло время Божественной Литургии, они вновь с радостью пошли во Святую Церковь на славословие Божие.

А проклятая жена Бажена тем временем тщательно приготовила для юноши зелье и стала ждать момента, чтобы подобно змее, изрыгнуть на него свой яд. После литургии Бажен с Саввой вышли из храма и собрались идти домой. Но воевода того города пригласил Бажена отобедать с ним. Увидев Савву, он спросил:

— Чей это сын и откуда он?

Савва рассказал, что он из Казани и что он сын Фомы Грудцына. Воевода, зная хорошо его отца, пригласил Савву зайти к нему домой. У воеводы они, как это в обычае, отобедали совместно и с радостью возвратились домой.

Бажен повелел принести немного вина в честь праздника Господня, не подозревая о черном замысле своей жены. Та, как свирепая ехидна, злобу свою сокрыла в сердце и с лестью стала обхаживать юношу. Доставленное вино она налила и поднесла мужу. Тот выпил, возблагодарив Бога. Потом она сама выпила. А после налила специально приготовленной отравы и поднесла ее Савве. Тот не боялся ее козней — думал, что она на него не держит зла, — и выпил, не подумав. Тут точно огонь зажегся в его сердце, и он подумал: «Чего только я ни пил в родном доме, а такого, как здесь сейчас, не пробовал.» И когда он выпил, то начал сокрушаться сердцем по хозяйке. Та, словно львица, кротко поглядела на него и стала приветливо с ним разговаривать. А перед мужем своим потом возвела на Савву клевету, наговорила про него несуразностей и потребовала выгнать его из дому. Богобоязненный Бажен, хотя и жалел юношу, поддался женскому коварству и повелел Савве покинуть дом. И Савва ушел от них, сокрушаясь и вздыхая по той злонравной женщине.

Вновь он вернулся в гостиницу, в которой он останавливался вначале. Хозяин гостиницы поинтересовался, почему он ушел от Бажена. Савва ответил, что сам не захотел жить у него. По жене Бажена он продолжал сокрушаться и от своей сердечной скорби переменился лицом и похудел. Хозяин гостиницы видел, что юноша в великой скорби, но не мог понять, из-за чего, в городе между тем проживал один знахарь, который мог колдовскими приемами узнать, какие напасти кому и из-за чего приключаются, и будет человек тот жить или умрет. Хозяева как могли заботились о юноше и потому позвали по секрету ото всех того кудесника и спросили его, что это за печаль у Саввы? Тот посмотрел в свои магические книги и сказал, что никаких огорчений собственных у Саввы нет, а сокрушается он по жене Бажена 2-го, поскольку находился ранее с ней в связи, а теперь оказался с ней разлученным; по ней он и сокрушается. Услышав такое, хозяин гостиницы с женой не поверили, потому что Бажен был благочестив и богобоязнен, и не стали ничего предпринимать. А Савва продолжал беспрестанно сокрушаться по проклятой жене Бажена и от этого окончательно иссох телом.

***

Как-то раз Савва вышел один из дому прогуляться. Было за полдень, он шел по дороге один, не видя никого ни впереди, ни позади себя, и ни о чем не думал, только о разлука с любовницей. И вдруг он подумал: «Если бы кто-нибудь, человек или сам дьявол, помог бы мне соединиться с ней, я бы стал слугой хоть самому дьяволу!» — такая вот мысль у него возникла, словно он в исступлении потерял рассудок. Он продолжал идти в одиночестве. И через несколько шагов услышал голос, зовущий его по имени. Савва оборотился и увидел быстро идущего вслед за ним юношу, хорошо одетого. Юноша тот махал ему рукой, предлагая подождать его. Савва остановился. Молодой человек — а точнее, дьявол, что непрестанно ищет способов погубить душу человеческую, — тот молодой человек подошел к нему, и они, как водится, отдали друг другу по поклону. Подошедший сказал Савве:

— Брат мой Савва, что ты избегаешь меня, словно чужого? Я ведь давно жду тебя, чтобы ты пришел ко мне и стал бы моим другом, как и подобает родственникам. Я тебя давно знаю: ты Груцын-Усов из Казани, а я, если пожелаешь узнать — тоже Груцын-Усов, из Великого Устюга. Здесь я уже давно, занимаюсь торговлей лошадьми. Мы с тобой братья по рождению, и ты теперь не отдаляйся от меня, а я буду оказывать тебе помощь во всем.

Услышав таковые слова от мнимого «родственника»-беса, Савва обрадовался, что и на далекой чужой стороне смог найти себе родного. Они с любовью расцеловались и дальше пошли вместе, по-прежнему одни. Бес спросил Савву:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *