Православие о йоге

«Я очень положительно отношусь к физкультуре и спорту, и вот почему: физическая культура направлена на развитие, на совершенствование нашего физического естества. И это действительно так, иначе мы не употребляли бы слово «культура» по отношению к спорту», – сказал Предстоятель Русской Православной Церкви, отвечая на вопросы молодых людей на встрече, организованной в рамках Всемирного русского народного собора и студенческого фестиваля «Вера и дело».

В то же время Святейший Патриарх Кирилл обратил внимание присутствовавших на другой аспект затронутой темы: «В современном профессиональном спорте есть нечто такое, что работает не на созидание личности, в том числе ее физической составляющей, а на ее разрушение. Поэтому, поддерживая занятия физической культурой и спортом, я одновременно имею некоторые критические замечания к тому, что происходит в сфере профессионального спорта, в том числе и в нашей стране».

Отвечая на вопрос о ставших довольно популярными в юношеской среде занятиям йогой и медитацией Святейший Патриарх Кирилл сказал: «Занятия йогой имеют две составляющие, одна из них – это физические упражнения. Специалисты по физкультуре могут дать точную характеристику этим упражнениям, и ничего плохого в самой технике этих упражнений не существует». Его Святейшество напомнил, что йога – вовсе не только лишь физкультура, она опирается на совершенно определенную религию и предполагает соответствующие духовные практики.

«Йога сопровождается медитацией, и вот к этому я отношусь с большой настороженностью», – отметил Святейший Владыка. Он подчеркнул, в частности, что при использовании такого рода практик может разрушаться национальное самосознание человека, его культурная идентичность.

«Посещая Индию и находясь в центре индуизма, я был поражен, встречая этнически русских людей, одетых в особые принятые там одежды; с кем-то из них я поговорил, и сам себе сказал: это не наши люди, это не россияне. Они живут другими ценностями, другими идеалами, у них другое мироощущение».
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, обращаясь к молодежной аудитории, предостерег их от экспериментов с медитациями.

Иеромонах Серафим (Роуз): «Христианская йога»

Индийская йога известна на Западе уже много десятилетий, а в Америке она дала начало особенно многим культам, а также популярной форме физической терапии, цели которой предположительно далеки от религии. Почти двадцать лет назад французский монах-бенедиктинец написал о своем опыте превращения йоги в «христианское» учение; следующие описания взяты из его книги.

Индийская йога — учение, рекомендующее довольно аскетический, подчиненный дисциплине образ жизни, — состоит в управлении дыханием и в определенных физических позах, которые приводят к состоянию расслабления, способствующему медитации, при которой обычно применяется мантра, или священное изречение, которое помогает сосредоточиться. Сущность йоги не в самой дисциплине, а в медитации, которая является ее целью. Автор прав, говоря: «Цели индийской йоги — духовные. Можно приравнять к предательству забвение этого и сохранение только физической стороны этого духовного учения, когда люди видят в ней только средство достижения телесного здоровья и красоты» (стр. 54). К этому нужно добавить, что человек, занимающийся йогой только ради телесного здоровья, уже подготовляет себя к определенным духовным воззрениям и даже переживаниям, о которых он, несомненно, и не догадывается; об этом мы скажем подробнее впоследствии.

Тот же автор продолжает: «Искусство йоги заключается в том, чтобы погрузить себя в полное безмолвие, отбросить от себя все мысли и иллюзии, отвергнуть и позабыть все, кроме одной истины: истинная сущность человека — божественна; она есть бог, об остальном можно только молчать» (стр. 63).

Разумеется, эта идея не христианская, а языческая, но цель «христианской йоги» — использовать приемы йоги для совсем других духовных целей, для «христианской» медитации. Цель йоговских приемов, с этой точки зрения, сделать человека раскрепощенным (расслабленным), удовлетворенным, недумающим и пассивным, то есть восприимчивым к духовным идеям и впечатлениям. «Как только вы приняли позу, вы чувствуете, как ваше тело расслабляется, и вас наполняет чувство общего благосостояния» (стр. 158). Упражнения приводят к «необычайному ощущению покоя» (стр. 6). «Начнем с того, что человек ощущает общее раскрепощение, его охватывает прекрасное самочувствие, эйфория (блаженство), которая должна и которая вправду сохраняется на долгое время. Если наши нервы напряжены и натянуты до предела, упражнение даст им покой, и усталость как рукой снимет» (стр. 49). «Цель всех его (йога) усилий — заставить замолчать в себе думающее начало, закрывая глаза на всякого рода соблазны» (стр. 56). Эйфорию, которую приносит йога, «можно с полным правом назвать «состоянием полного здоровья», которое позволяет нам делать больше и лучше на человеческом уровне — для начала, а затем и на христианском, религиозном, духовном уровне. Наиболее подходящее слово для этого состояния — удовлетворенность, заполняющая тело и душу и предрасполагающая нас… к духовной жизни» (стр. 31). Это может изменить всю личность человека: «Хатха-йога благотворно влияет на характер. Один человек после нескольких недель упражнений признался, что сам себя не узнает и что все замечают перемену в его поведении и реакциях. Он стал более мягким и понимающим. Он спокойно относится к событиям и переживаниям. Он удовлетворен… Вся его личность претерпела изменение, и он сам чувствует, как она укрепляется и раскрывается, а из этого проистекает почти непрерывное состояние эйфории, или удовлетворенности» (стр. 50).

Но все это — только подготовка к «духовной» цели, которая не заставляет себя долго ждать: «Став созерцательной, моя молитва получила особую и новую форму» (стр. 7). Став необычайно спокойным, автор отмечает «легкость, которую» он «почувствовал при погружении в молитву, при сосредоточении на ее содержании» (стр. 6). Человек становится «более восприимчивым к импульсам и побуждениям с небес» (стр. 13). «Практика йоги приводит к повышенной податливости и восприимчивости, то есть к раскрытию тех личных отношений между Богом и душой, которыми отмечен путь мистической жизни» (стр. 31). Даже для «ученика-йога» молитва становится «сладостной» и «охватывает всего человека» (стр. 183). Человек расслаблен и «готов затрепетать при касании Святого Духа, принять и приветствовать то, что Господь в Cвоей милости сочтет нас достойными испытать» (стр. 71). «Мы подготовим все свое существо к тому, чтобы оно было взято, было восхищено — и это, несомненно, одна из форм, даже высшая форма, христианского созерцания» (стр. 72). «С каждым днем упражнения, да и вся аскетическая дисциплина моей йоги прибавляет легкости, с которой благодать Христа притекает ко мне. Я чувствую, как растет мой голод по отношению к Богу, и моя жажда праведности, и мое желание быть христианином в полном смысле этого слова» (стр. 11).

Любой понимающий природу прелести, или духовного заблуждения (см. ниже, стр. 176–179), узнает в этом описании «христианской йоги» точные характеристики тех, кто духовно сбился с пути — или в сторону языческих религиозных опытов, или в сторону сектантских «христианских» опытов. То же стремление к «святым и божественным чувствам», та же открытость и готовность быть «восхищенным» неким духом, те же поиски не Бога, а «духовных утешений», то же самоопьянение, которое ошибочно принимается за «состояние благодати», та же невероятная легкость, с которой человек становится «созерцателем» или «мистиком», те же «мистические откровения» и псевдодуховные состояния. Это общие характерные признаки тех, кто впал именно в это состояние духовного заблуждения. Но автор «Христианской йоги», будучи бенедиктинским монахом, добавляет некоторые особые «медитации», которые показывают, что он мыслит полностью в духе римско-католических «медитаций» последних веков, с их свободной игрой воображения на христианские темы. Так, например, медитируя на тему рождественской мессы, он начинает видеть Младенца у Его Матери. «Я вглядываюсь, и больше ничего. Картины, идеи (ассоциации идей: Спаситель — Царь — Свет — Сияние — Пастырь — Младенец — и снова Свет) приходят одна за другой, проходят мимо… Все эти кусочки священной головоломки, взятые в целом, рождают во мне одну идею… безмолвное видение всего таинства Рождества» (стр. 161–162). Каждый, кто хоть немного знаком с православной духовной дисциплиной, увидел, что этот достойный жалости «христианский йог» умудрился попасть в ловушку, расставленную одним из мелких бесов, поджидающих таких искателей «духовных переживаний»: он даже не видел «Ангела света», а только дал волю своим собственным «религиозным фантазиям», порождениям сердца и духа, совершенно не подготовленных к духовной брани и к бесовским искушениям. Подобная «медитация» в наши дни практикуется в целом ряде католических монастырей и обителей.

Тот факт, что в конце книги помещена статья переводчика «Добротолюбия» на французский язык с приложением выдержек из «Добротолюбия», только лишь показывает пропасть, отделяющую этих дилетантов от истинной духовности Православия, которая совершенно недоступна современным «мудрецам», разучившимся понимать ее язык. Достаточным доказательством некомпетентности автора в понимании «Добротолюбия» является то, что он называет «сердечной молитвой» (в православных традициях она является наивысшей молитвой, которой сподобляются только очень немногие после долгих лет аскетической брани и школы смирения у истинно богоносного старца) простейший трюк: произнесение слогов в унисон с сердцебиением (стр. 196).

О восточных духовных практиках Йога и христианская вера Характерный случай в англиканской церкви Что такое йога Несовместимость йоги и христианства Предупреждение

Допустимо ли христианину заниматься йогой и если нет, то почему? В настоящем сборнике читатель найдет аргументированный ответ на эти вопросы. Авторы материалов знакомы с йогой не понаслышке – один отдал ей в молодости семь лет жизни, а другая, будучи индианкой, происходящей из касты брахманов, практиковала йогу с детства. Во вступительной статье приводится также обзор высказываний других православных авторов.

На Западе – в Европе и Америке, – йога уже давно не чувствует себя «гостьей с Востока», в адаптированном и упрощенном виде она прочно заняла свое место в современной массовой культуре. В последние годы это коснулось и нашей страны. Появилось много центров йоги, в одних она подается как древняя духовная традиция, ведущая к внутреннему совершенству, а в других – как комплекс физических упражнений для оздоровления тела.

Среди посетителей этих центров оказались и люди, называющие себя православными христианами. Многие из них считают занятия йогой не противоречащим своей вере, и болезненно реагируют на слова священнослужителей и богословов, которые говорят о недопустимости увлечения йогой для христианина. Причины столь резкой позиции для них остаются непонятными.

Для того, чтобы обозначить и объяснить православное отношение к йоге, и был составлен настоящий сборник. Поскольку среди многих апологетов йоги распространено мнение, что будто бы критику йоги позволяют себе только люди, толком не знакомые с ней и потому их суждения не могут быть компетентны, в настоящем сборнике представлены работы таких православных авторов, которые знакомы с йогой не понаслышке.

Архимандрит Софроний (Сахаров) в молодости отдал занятиям йогой, – и не просто физическими упражнениями, а с глубокой медитацией, – более семи лет своей жизни. Впоследствии он раскаялся в этом и уверовал во Христа, а со временем стал монахом на Святой Горе, учеником преподобного Силуана Афонского. Отец Софроний на практике постиг духовный опыт Православия, и имел все необходимое, чтобы компетентно сравнивать православный и индийский пути. Он не писал специального сочинения на эту тему, но высказывался в различных беседах, цитаты из которых и приведены в настоящем сборнике.

В еще большей степени высказываться о йоге имеет право Христина Мангала Фрост. Сама по национальность индианка, она родилась в семье, принадлежащей к касте брахманов, и изучала йогу не через третьи руки в адаптированных версиях, как многие современные россияне, а с раннего детства и в оригинальной индуистской традиции. В молодости, учась в Австралии, она приняла протестантизм, а позднее обратилась в Православие, в котором духовно возрастает уже более десяти лет. Христина обладает учёной степенью доктора наук по английской литературе в Кембриджском университете, она замужем за православным христианином Дэвидом Фростом, и является матерью четверых детей, а также прихожанкой русского православного храма прп. Ефрема Сирина в Кембридже (Великобритания).

Прежде, чем перейти к этим работам, хотелось бы сделать небольшой обзор мнений о йоге, которые высказывали о ней авторитетные православные иерархи.

В мае 2009 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая на студенческом фестивале «Вера и дело», так ответил на вопрос о йоге: «Занятия йогой имеют две составляющие, одна из них – это физические упражнения. Специалисты по физкультуре могут дать точную характеристику этим упражнениям, и ничего плохого в самой технике этих упражнений не существует». Его Святейшество напомнил, что йога – вовсе не только лишь физкультура, она опирается на вполне определенную религию и предполагает соответствующие духовные практики.

«Йога сопровождается медитацией, и вот к этому я отношусь с большой настороженностью»1, – отметил Святейший Владыка. Он подчеркнул, в частности, что при использовании такого рода практик может разрушаться национальное самосознание человека, его культурная идентичность и предостерег от экспериментов с медитацией. В качестве примера Патриарх поделился своими впечатлениями от общения в Индии с русскими людьми, всерьез увлекшимися индуистскими духовными практиками.

Предстоятель другой Поместной Православной Церкви – Архиепископ Албанский Анастасий (Яннулатос) в свое время написал целую статью под названием «Йога»2. В ней он пишет:

«Многие упражнения йоги оказывают небольшое положительное воздействие на определенных людей, по крайней мере, такое, которое оказывают и упражнения других комплексов. Но, вообще говоря, эти упражнения входят в структуру индуизма и являются этапами более широкого и общего духовного восхождения. Их конечная цель – нечто большее, чем просто хорошее физическое самочувствие… Ведь и коленопреклонения нашей молитвенной традиции не являются простыми телодвижениями, а связаны с более глубокими процессами и выражают определенный настрой и состояние души, стремящейся к духовным целям; точно так же и более сложные упражнения йоги связаны с индуистскими верованиями и индийским духовным, религиозным опытом».

Перечислив восемь ступеней-этапов традиционного пути йоги, направленного к последней цели – «освобождению», владыка Анастасий отмечает, что «Хотя на первых этапах сохраняются некоторые элементы сознания, на последнем йог приходит к преодолению даже самосознания. Они не воспринимают цвета, запахи, звуки, чувства и не осознают себя или кого-либо еще. Их духи «свободны», как говорят инициированные, от памяти и забвения. Это считается знанием, просвещением. Эта техника направлена на связь с Абсолютом. Для нее центральные истины христианства о Христе Спасителе, благодати, бескорыстной любви, Животворящем Кресте не имеют никакого значения».

Затем архиепископ высказывается критически о попытках некоторых греков очистить йогу от всего индийского и сделать «христианской». По этому поводу владыка Анастасий замечает, что если бы это действительно было бы возможно, в лучшем случае получился бы некий метод «достижения человеком глубокой тишины, избавления от внутренних потрясений, производимых нашими желаниями, интересами и фантазиями», однако «нет нужды искать такой метод, потому что он привел бы к противоположным результатам: абсолютная автономия человеческого духа и чрезвычайная путаница. Согласно христианской вере, духовная жизнь с ее завершением есть дар Божией благодати, а не достижение независимой человекоцентристской техники. Кроме того, для нас, православных христиан, существует исихастский опыт восточного христианства, где при определенных религиозных условиях можно достичь святой духовной жизни во Христе, мира и «исихии» в любви».

Архиепископ Анастасий обращает также внимание на то, что в Греции многие центры, где изучается йога, намеренно скрывают ее религиозное происхождение и корни, тем самым вводя в заблуждение людей, не имеющих достаточной религиоведческой подготовки.

Православный религиовед священник Михаил Плотников, много лет посвятивший изучению религиозных традиций Индии, в одном из интервью напоминает, что «йога – это монашеская практика, которая подразумевает вначале отказ от противоестественных желаний (то есть от греховных, порочных желаний), затем – от естественных желаний (брака, богатства и проч.), потом – вообще от всех желаний. Например, классическая индуистская раджа-йога, кодифицированная в «Йога-сутрах» Патанджали, имеет восемь ступеней. Проходя первые ступени, йогин с помощью аскезы и специальных упражнений приобретает контроль над своим физическим и «тонким» телами. На высших ступенях он добивается контроля над психикой и постигает искусство сосредоточенного созерцания (медитации). При этом следует практически не пить и не есть, мало спать и дышать, быть равнодушным к похвалам и оскорблениям, ничего не чувствовать, остановить поток своих мыслей, полностью сконцентрироваться в себе на некой точке, войти в состояние транса. И вот тогда в твою внутреннюю пустоту и безмолвие должен войти свет, который воспринимается йогином как свет собственной «божественности»…

Йогины полагают, что после остановки всех психических процессов и достижения самадхи, то есть состояния сосредоточения без содержания, «выжигаются семена кармы» и это гарантирует от нового перерождения и позволяет в любой момент навсегда освободиться от тела… Такой именно настоящей аскетической йогой в России у нас мало кто занимается… всевозможные гуру и держатели йогических центров в России фактически занимаются ньюэйджевской йогой, в которой практически отсутствует аскетизм, и только изредка практикуется временное уединение, медитация, чтение мантр, которые нужны для освобождения от мыслей и сосредоточения. Цель такой йоги – некое успокоение, вхождение в блаженное состояние и не более того»3.

Далее отец Михаил специально останавливается на разоблачении некоторых мифов о йоге, распространяемых ее западными приверженцами: «Мне не раз доводилось слышать или читать утверждения российских адептов йоги, что, дескать, индийские йоги живут долго и счастливо, при этом не болеют тяжелыми хроническими заболеваниями, на них не давит груз стрессов и нерешенных проблем. Это ложь, миф… Всеобщая диспансеризация, которая была в Индии (первый и последний раз) в 1980-х годах, показала, что йогины, которых там несколько миллионов человек, живут в среднем даже меньше, чем обычный житель Индии и страдают, к тому же, массой заболеваний. Например, катарактой глаз, потому что постоянно концентрируются на солнце, вывихами суставов, артритами и артрозами из-за частого нахождения подолгу в противоестественных позах. Йоги страдают букетом заболеваний верхних дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта, потому как каждый день делают клизмы, жгутами очищают носоглотку, что со временем практически уничтожает слизистую оболочку в кишечнике и носовой полости… Несмотря на то, что все они, за исключением женатых шиваитов, дают обет безбрачия, подавляющее большинство йогинов оказались больны хроническими венерическими заболеваниями. Те же йогины, которые не хотят поддаваться блудной страсти, весьма часто оскопляют себя изуверскими способами…»4

Отец Михаил делает следующий вывод: «Говоря о духовной опасности от занятий йогой, можно кратно сказать так: если будешь заниматься настоящей индуисткой или буддисткой йогой – впадешь в самообольщение – будешь считать себя «богом», а если будешь заниматься ньюэйджевской йогой, также впадешь в прелесть… От занятий фитнес-йогой серьезных духовных последствий нет, впрочем, как правило, фитнесом занимаются люди, которые вообще не живут никакой духовной жизнью… По моему мнению, правильнее сказать, что любой фитнес, не только с элементами йоги, сам по себе не душеполезен. Люди, которые слишком заботятся о своем внешнем виде и здоровье, тем самым свидетельствуют, что они не живут духовной жизнью»5.

Стоит также привести мнение иеромонаха Серафима (Роуза), который в молодости, до принятия Православия, также немало времени занимался восточными медитативными практиками: «Почти двадцать лет назад французский монах-бенедиктинец Дешане написал о своем опыте превращения йоги в «христианское» учение… Любой понимающий природу прелести, или духовного заблуждения, узнает в этом описании «христианской йоги» точные характеристики тех, кто духовно сбился с пути… То же стремление к «святым и божественным чувствам», та же открытость и готовность быть «восхищенным» неким духом, те же поиски не Бога, а «духовных утешений», то же самоопьянение, которое ошибочно принимается за «состояние благодати», та же невероятная легкость, с которой человек становится «созерцателем» или «мистиком», те же «мистические откровения» и псевдодуховные состояния. Это общие характерные признаки тех, кто впал именно в это состояние духовного заблуждения…»6

В заключение хотелось бы процитировать запись разговора, сделанную митрополитом Иерофеем (Влахосом), – по его просьбе один из афонских старцев кратко обозначил основные отличия православной Иисусовой молитвы от индийского типа йоги и медитации:

«Во-первых, в молитве решительно выражается вера в Бога, Который сотворил мир, управляет им и любит его. Он – нежный Отец, Который заботится о спасении Своего творения. Спасение совершается в Боге, поэтому в молитве мы просим Его: «Помилуй мя». От делателя умной молитвы далеко отстоит самоспасение и самообожение, в котором и состоял грех Адамов, грех падения… Спасение совершается не «в себе и через себя», как утверждают человеческие учения, но в Боге.

Во-вторых, в молитве мы стремимся встретиться не с безликим богом. Мы не ставим цель подняться до «абсолютного ничто». Наша молитва сосредоточивается на личностном Боге – Богочеловеке Иисусе. Отсюда и молитва: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий»… Мы любим Христа и храним Его заповеди. Мы подвизаемся в их осуществлении. Он сказал: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин.14:15). Любя Христа и храня Его заповеди, мы соединяемся с Пресвятой Троицей.

В-третьих, при умной непрестанной молитве мы не впадаем в состояние гордости. Учения, о которых ты говорил мне ранее, изобилуют гордостью. Нашей же молитвой приобретается блаженное состояние смирения. «Помилуй мя», – говорим мы и считаем себя хуже всех. Не превозносимся ни над каким братом. Любая гордость чужда делателю молитвы. Имеющий ее безумен.

В-четвертых, как уже отмечалось, спасение – не абстрактное состояние, но единение с Триипостасным Богом в лице Господа нашего Иисуса Христа. Но это единение не устраняет человеческого фактора. Мы не ассимилируемся, поскольку каждый из нас – особая личность…

В-пятых, при прохождении молитвы приобретается способность различать искушения. Мы видим и понимаем движения сатаны, но вместе с тем и действие Христово, то есть распознаем дух лести, который столь часто преобразуется в Ангела света, отделяем добро от зла, нетварное от тварного.

В-шестых, борьба за молитву связана с очищением души и тела от разрушительного влияния страстей. Мы стремимся достичь бесстрастия не стоического, но динамического, то есть не умерщвления страсти, а преображения ее. Вне «бесстрастной страсти» нельзя любить Бога и спастись… Мы боремся за очищение от обезображенных состояний, которые создает диавол. Без этой личной борьбы, которая совершается по благодати Христовой, невозможно спастись.

В-седьмых, молитвой мы не стремимся привести ум к абсолютному ничто; мы хотим обратить его в сердце и стяжать благодать Божию в душе, откуда она распространяется и на тело. Царствие Божие внутрь вас есть (Лк.17:21). Тело, по учению нашей Церкви, – не зло; злом является плотской разум. Оно не «одеяние души» как говорят философские учения, и его нужно стремиться не сбросить, но спасти. Ибо под спасением всего человека подразумевается и его душа, и его тело. Следовательно, мы не стремимся к гибели тела, но воюем против служения ему. Не хотим гибели жизни. Не стремимся впасть в такое состояние, чтобы ради прекращения страданий не иметь желания жить. Мы упражняемся в молитве потому, что жаждем жизни и стремимся вечно пребывать с Богом.

В-восьмых, в нас нет безразличия к окружающему миру. Те учения, о которых ты упоминал, избегают углубляться в человеческие проблемы с целью сохранить свой мир и безмятежие. Мы же стремимся к иному – непрерывно молимся за всех. Плачем о всем мире. Хотя спасение – это единение со Христом, мы состоим в общении с другими людьми. Не можем спасаться сами по себе. Радость, которая существует только для нас, но не для мира, не является действительной радостью.

В-девятых, мы не придаем большого значения психотехническим методам, а также различным положениям тела, хотя и считаем, что некоторые из них помогают сосредоточить ум в сердце. Но, повторяю, мы стремимся не к апатии (это отрицательное состояние), а к стяжанию Божественной благодати»7.

Архимандрит Софроний (Сахаров)

Добро пожаловать в реальность йоги!

В этой статье поговорим про Христианство (Православие), поговорим о том, как же оно соотносится с йогой. Есть ли вообще что-то общее между йогой и Христианством? Почему официальная церковь считает увлечение йогой грехом? Можно ли заниматься йогой и при этом быть православным христианином?

На эти вопросы ответы следующие…

Йога и Христианство. Цели совпадают.

В одной из любимейших мною православных молитв – молитве Оптинских старцев есть строчка: «Господи, научи правильно, просто, разумно обращаться со всеми домашними и окружающими меня, старшими, равными и младшими, чтобы мне никого не огорчить, но всем содействовать ко благу». Ни это ли йоговская Яма Сатья? Говорить правду, да ещё и конструктивную правду.

Так или иначе именно затем, чтобы никого не смущать, строго православным верующим, монахам и батюшкам я о своих занятиях йогой не рассказываю. Я уважаю их путь и радуюсь за тех, кто искренне старается приблизиться к Богу и стать чище. Это и есть цель йоги.

Кстати о целях… Какова цель Христианской жизни? В церковь ходить и не грешить? А зачем? Чтобы в рай попасть? А в рай зачем попадать? Чтобы ада избежать? Чтобы с Богом рядом быть? Лучше всего на вопрос о цели Христианской жизни рассказывает Серафим Саровский в беседе с близким учеником Мотовиловым. Эта беседа так и называется: «О цели Христианской жизни». Скачать можно здесь

И там очень любопытная информация есть, о том, что цель Христианской жизни есть стяжание (приобретение) Духа Святого Божьего. Пост же, бдение, молитва, милостыня и всякое Христа ради делаемое добро (вид йоги — карма йога) суть средства для стяжания Святого Духа Божиего.

В чём цель йоги? Конечно смысл жизни йога в том, чтобы стать чище и приблизиться к Своей Истинной Божественной Природе, окончательно такое единство наступает не где-то на небесах, а в Самадхи.

Кто такой настоящий йогин и христианин?

Вообще скромный, добрый, смиренный человек, почитающий Христа и о йоге даже никогда не слышавший, является гораздо более настоящим йогом, чем тот, кто может уже даже занятия йогой сам ведёт, но при этом Ямы и Ниямы соблюдать не стремится и распухает от чувства своего превосходства над другими. Неправильная йога очень способствует усилению эго и гордыни. А гордыня – самое большое препятствие на любом истинном духовном пути.

Десять заповедей Моисея, по сути те же Ямы и Ниямы йоги, просто Моисей их сформулировал в те времена, когда люди были грубы, и даже просто не убить было достижением. Христос уже более глубоко Ахимсу (не причинение вреда) в массы принёс: «Возлюби ближнего своего, как самого себя».

Яма и Нияма – самое главное на чём настоящий йог должен сделать акцент. Заповеди Христа о любви к ближнему – самое главное на чём должен сделать акцент настоящий Христианин.

Основа абсолютно одинаковая.

Ступени Патанджали в Православном Христианстве.

Хорошо, первые две ступени Восьмиступенчатой йоги Патанджали совпадают, а как на счёт всего остального?

Не буду подробно расписывать какие нюансы отличаются, а какие совпадают, скажу только, что настоящая, глубокая молитва православного христианина, возможна только когда весь он сосредоточен на этой молитве – а это чистая Дхарана – концентрация, которая естественно переходит в медитацию и приводит к Самадхи.

Очень интересно про Христианство сказано в книге «Путь» «Свами Криянанды». Вот один из аудио отрывков на эту тему:

https://reality-yoga.ru/wp-content/uploads/2016/02/18-Iznachalnoe-hristianstvo-i-opyit-samadhi-hristianskih-svyatyih-reality.mp3

И расскажу вам ещё одну историю, из которой связь между йогой и Христианством станет для вас просто очевидной.

Крийя йога и Иисусова молитва.

Один мой друг, практикующий Крийя йогу Парамахасы Йогананды был в Ананде, в общине йогов Италии. Как-то подходит к нему местный итальянец и спрашивает: «Ты читал книгу про русского странника?» Тот не читал, удивился вопросу. Потом ещё один подходит и тоже говорит: «О ты русский, значит ты читал книгу про русского странника?».

Мой друг совсем заинтересовался и узнал, что речь шла о книге «Откровенные рассказы странника Отцу своему Духовному». Это русская православная книга, в который странник описывает свою жизнь и свой опыт практики Иисусовой молитвы: «Господи Иисусе Христи, помилуй мя».

Оказалось, что Свами Криянанда, который был тогда в Италии, прочитал эту книгу и сказал: «Да это же та же Крийя описана».

Вот так русская группа Крийя Йогов узнала про потрясающую книгу «Откровенные рассказы странника Отцу своему Духовному».

Когда я впервые прочитала эту книгу. У меня ещё не было Крийи, книга мне очень понравилась…от неё идёт такая светлая энергия…

Потом уже через несколько лет, когда Крийя уже была, я перечитала эту книгу. Да всё примерно так же.

Ключ в преданности и концентрации.

Книгу Откровенные рассказы странника можно скачать в интернете, купить в православном магазине и вот ещё аудио версия есть https://yadi.sk/d/Wf1FddaNrHfro

Святой — это грешник, который никогда не сдавался.

Как сказал Шри Ауробиндо:

«Русские и так склонны к грусти, ещё и религию себе такую выбрали»

Бесчисленные повторения слов: грех, грешник, во грехе — в христианских молитвах и псалмах меня совсем не радуют.

Йогананда говорил : «Самый большой грех – это называть себя грешником».

Ведь по сути, мы все — прекрасные души. Утверждая свою истинную Божественную природу, концентрируясь на ней, мы приближаем момент просветления. Если же человек акцентирует свои грехи, зацикливается на них, то он обречен навечно в них оставаться. Аффирмация должна быть положительной, часто повторяемая молитва работает в том числе, как аффирмация.

Однако же, даже если слово грех и чему-то вредит, все православные молитвы очень сильны. Кроме того, есть несколько молитв, в которых данного слова нет. Больше о молитвах написано статье: Молитва и медитация – наилучший способ помочь в любой ситуации.

Также Парамаханса Йогананда говорил, что Христос давал своим ученикам – апостолам туже Крийя йогу. Просто называлась она тогда иначе.

Сам Христос был великим йогом, он действительно провел много лет в Индии прежде чем вернуться к евреям и исполнить свою миссию. Очень интересно на эту тем написано в книге Николая Нотовича
«Неизвестная жизнь Иисуса Христа». В книге Свами Рамы «Жизнь среди гималайских йогов» эта информация так же упоминается.

Об этом всём не надо рассказывать строго православному народу, просто, дорогие мои йоги, знайте это САМИ, очень уважительно относитесь к Православному христианству – это светлое направление. И простите фанатичных бабушек, в церквях… Как говорил Вивикнанада:

Фанатизм любой религии – это начальная стадия Бхакти йоги.

Ошибка Христианства.

Христианство и в особенности православное христианство почти всем хорошо: оно очень сильно, очень хорошо чистит и очень хорошо сдерживает людей от падения в бездны страстей, поэтому не стоит ругать его за то, что христианство называет себя единственным путем к Богу. Особенность любой религии в том, ЧТО ОНА УТВЕРЖДАЕТ БУДТО БЫ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ НЕЁ МОЖНО ДОЙТИ ДО БОГА и старается лишить этого права остальные религии и остальные духовные пути. Основная масса людей не особо осознана, им лучше не разбредаться по свободным прериям современного духовного мира, ведь в нём действительно много опасностей.А те, кому в рамках религии тесно, и без посторонней помощи найдут йогу. Кстати за них я волнуюсь гораздо больше, чем за фанатичных христианских бабушек. Потому что здесь есть чего опасаться.

Но и возможности велики. Цель занятий настоящей йогой — это почувствовать в медитации Сверхсознание внутри себя.

Настоящая йога говорит: «Ты человек, созданный по образу и подобию Бога, тебе не нужны посредники для того, чтобы услышать и узнать волю своего Небесного Отца».

То, что церковь утверждает, что лишь через неё и её священнослужителей можно ощутить соприкосновение с Богом, я считаю ошибкой, но опять же, для основной массы населения такой подход обеспечивает более безопасный вариант.

Конечный вывод: церковь молодец, Православная церковь является чудесным путем к Богу и, глубоко идущий по нему верующий, обязательно дойдёт до Христа. Те йоги, которые осуждают православную церковь, просто ещё недостаточно интуитивны.

Как сказал один мой друг:

В церковь ходят либо те, кто недостаточно осознан для того, чтобы увидеть множество противоречий в ней происходящих, либо те, кто уже выше этих противоречий и просто чувствуют благостные энергии.

Возможно, каждый должен пройти период отдаления от церкви…Скорее всего это этап духовного роста, но очень важно, чтобы человек побыстрее вырос и закончил этот этап, потому что на пути жизни, пока мы не добрались до абсолютного Единства, есть очень много ловушек, а православные энергии помогают их обойти.

Православные энергии

Я относительно много путешествовала, была во многих буддийских святынях, была в Гималаях, в храмах Индии, но вибрации русского Православия люблю более всего. И медитировать в храмах чудесно. Все старые православные храмы и церкви очень сильны и благостны (с новыми бывает не так, особенно с теми новыми, которые выглядят особенно шикарно). В католических храмах тоже была… Но там такой благодати не ощущала, хотя все святыни, связанные с Франциском Ассизским на его родине в городе Ассизи в Италии – очень мощные. Мне этот святой очень близок.

А ещё… Как-то мой друг по чистой случайности подвёз монаха, и тот рассказал про его друга, который был в Шаолине где ему сказали, что Православие в нынешнее время – это самое мощное течение, которое противостоит злу. О том, что такое зло и существуют ли тёмные силы может быть расскажу в другой статье.

А выводы этой статьи:

Между настоящим глубоким Православным Христианством и йогой нет никакой разницы. Вообще, йога это не религия – это наука по осознанию своей высшей Божественной Природы. Йога является основой любого истинного духовного пути и любой настоящей религии, не только христианства.

Образы Нового Завета стали мне более или менее понятны только благодаря написанному в Автобиографии Йоги и благодаря комментариям Парамахансы Йогананды на него:

Все три тома изданы одной книгой издательством Амрита Русь — вот она в Лабиринте https://www.labirint.ru/books/671943/

Уж очень немудрым тогда было населения и слишком глубокими притчами приходилось говорить Иисусу Христу.

Кстати Христос — это не имя, а титул того, кто осознал свою Высшую природу. Кришна тоже титул того же самого. Они даже по звучанию похожи: Кришна, Христос.

Так что основа совершенно одинаковая. В основе стоят великие полностью реализованные Мастера, величайшие Гуру всего человечества. И Будда такой же титул. В книжечке Николая Нотовича об этом интересно написано neizvestnaya-zhizn-iisusa-hrista

Медитируйте, мой дорогой читатель, молитесь, веруйте и стремитесь к Богу превыше всего: всё это гарантирует вам обретение истинного Царствия Божиего, которое внутри придёт неприметно.

Больше о моём собственном знакомстве с христианством, о том как оно помогло мне в жизни и на пути йоги, вы можете узнать из этой книги: Йога на защите Православия, или почему я снова хожу в церковь.

Вопрос читателя:

Здравствуйте, батюшка! У меня болит иногда спина. Чтобы снять напряжение, делаю упражнения, которые входят в комплекс йоги. Получается, что православному христианину нельзя делать такие упражнения, чтобы снять напряжение и боль в спине? Или, если не использовать техники дыхания и медитации, эти упражнения можно делать? Спасибо.

Ольга

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день!
Уважаемая Ольга, йога недопустима именно как духовный путь, потому что она стоит на совершенно других основаниях, чем православие, и может очень навредить человеку. Подробнее об этом говорил мой собрат в ответе на похожий вопрос Можно ли православному человеку заниматься йогой?.

Если же речь только о физических упражнениях, конечно, их можно делать. Спорт вообще полезен для здоровья, организм человека одинаков везде, так что нет ничего удивительного в том, что на Востоке открыли те упражнения, которые помогают, скажем, при болях в спине. Так что Вы все понимаете верно. Делайте гимнастику, а духовные вопросы решайте только в Православной Церкви.

Храни Вас Бог!

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *