Причастие и исповедь

Причастился без исповеди, что будет?

Вопрос читателя:

Здравствуйте. Что, если приступить ко Причастию без исповеди? Как-то раз я причастился в Пасху, должным образом не готовился и поста не соблюдал. И только после узнал, что этим я только причинил страдания своей душе.

С годами я все это ощущаю на себе. Стал более раздражительным и нервным. И пред глазами что-то такое периодически сверкает, будто кто-то машет предо мной огнем, в голову лезут дурные и какие-то тщеславные мысли. Я был на исповеди рассказал все как есть. И на следующий день пошел с утра на службу, чтобы причаститься вновь. Но что-то я засомневался и потом ушел домой. Но потом все-таки вернулся и причастился, стало все еще хуже и невыносимо совладать с собой. Моя психика страдает из-за этого, и я понимаю, что я начал заниматься самообманом и теперь в моей душе какое-то тревожное состояние, и я не знаю, что теперь в таком случае меня исправит и изменит. Это все меня гнетет и убивает с каждым днем. Спасибо за внимание.

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Добрый день! Вы правы, бывает причастие во осуждение. У нас есть даже краткий ответ на эту тему: Что такое причастие «во осуждение»?.

Собственно, такое с Вами и происходит. Я думаю, Вам сегодня, вот сейчас, в настоящем моменте нужно начать нормальную регулярную церковную жизнь. Может быть, этот случай на Пасху и этот вопрос как раз послужат поводом для этого, тогда слава Богу. Человек может совершить массу неправильного и вредного, но Бог всегда готов помочь тому, кто хочет к Нему и готов и хочет исправиться. Этим и советую заняться.

Надо сделать вот что: прийти к священнику и попросить его о беседе или прийти в храм и за свечным ящиком (там, где продаются свечи и можно подать записки) спросить, как попасть на беседу со священником. Если вдруг в одном храме такой возможности нет – прийти в другой и все-таки попасть не беседу. Очень подробно рассказать, что с Вами произошло. И впредь регулярно (как часто – обговорить со священником) исповедоваться этому священнику и вести духовную жизнь под его руководством. Без вот этих вот метаний “пришел, ушел…”, а четко: благословил священник причаститься – пришли, поучаствовали в службе, причастились, сказал сделать вот так – пошли и сделали вот так, чтобы в жизни появилась четкость. возникли вопросы – пришли на исповедь даже раньше, чем собирались, и честно эти вопросы задали. Душа человека должна быть открыта, открываться в исповеди, иначе в ней происходит то же, что в комнате, которую не проветривают: мысли крутятся внутри одна за другой и возникает замкнутый круг. Этого нельзя допускать! Помыслы надо открывать на исповеди. И так вот от исповеди к исповеди, шаг за шагом Вы разберетесь с собой и, с Божией помощью, вернете себе внутреннюю цельность, спокойствие, и в сердце Вашем поселятся мир, радость и любовь.

Исправит Вас ровно то же, что исправляло и исправляет тысячи других людей – покаяние, участие в Таинствах, содействие благодати Божией и Ваше свободное желание и воля к исправлению. В добрый путь!

Храни Бог Вас!

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

На заставке: фрагмент фото spbpda

> Причащение при утаивании грехов

Схиархимандрит Авраам (Рейдман). «Недостойное причащение как одна из сторон духовной жизни».

Схиархимандрит Авраам (Рейдман)

Доклад на конференции «Жизнь евхаристической общины».

Я долго колебался, какую тему доклада лучше избрать. Настаивать на пользе частого причащения сегодня уже не приходится, потому что оно становится традицией нашей Церкви. На прошлом Архиерейском Соборе были приняты решения и о подобающей подготовке к причащению, и о необходимости причащаться часто. Например, постановлениями этого Собора верующим дозволяется ежедневное причащение на Светлой Седмице, что во времена моей молодости казалось совершенно невозможным. Размышляя о том, что может быть интересно и важно для всех нас, я решил поднять вопрос, может быть, отражающий негативные стороны евхаристической жизни, но, тем не менее, уместный и полезный. Это вопрос о недостойном причащении.

Прежде всего я хочу напомнить вам известные слова апостола Павла из Первого послания к Коринфянам о том, как было установлено таинство Евхаристии и с какими чувствами и мыслями мы должны к нему приступать.

Вот что говорит апостол Павел: Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.

На следующие слова апостола я хотел бы обратить особенное внимание: Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Кальвинисты, например, считают Тело и Кровь Христовы, принимаемые в причащении, только символами подлинных Тела и Крови Христовых. Но тогда о чем и рассуждать? Какая наша вина против Тела и Крови Господних? Если веришь, то принимаешь Тело и Кровь Христовы, а не веришь, значит, вкушаешь простые хлеб и вино. Но мы, православные, считаем, что Тело и Кровь Христовы, преподаемые нам за Литургией, подлинно являются Телом и Кровью Господними. Они только, так сказать, прикрыты вещественными свойствами хлеба и вина, а по сути являются Телом и Кровью Того Христа, Который восседает одесную Бога и Отца. Поэтому апостол Павел и предупреждает нас, что если мы будем причащаться недостойно, то будем виновны против Тела и Крови Господней.

Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей . Что значит «испытать себя»? Это испытать свою совесть, нет ли на ней каких-то грехов, в особенности смертных. Это подготовиться к причастию с благоговением — к этим чувствам нас побуждает воззвание перед причащением: «Со страхом Божиим и верою приступите». А в греческих храмах оно звучит еще полнее: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите». С такими чувствами мы должны приступать к таинству: с одной стороны, понимая свое недостоинство и раскаиваясь в нем, с другой — имея благоговение, страх Божий и веру в то, что мы принимаем в себя подлинное Тело и Кровь Христовы, всем своим существом соединяемся с существом Господа Иисуса Христа. Господь присутствует в таинстве Тела и Крови не только Своими благодатными энергиями, но и всем Своим Существом.

Сейчас я хотел бы предложить вам некоторые выписки из отечников. В основном это греческие источники, пока не переведенные полностью на русский язык. Есть некоторые повествования и из русских источников. Речь пойдет о случаях, которые происходили в недавнее время. Самые ранние из них записаны в девятнадцатом веке, а в основном это повествования двадцатого века, очень близкого к нам времени. Поскольку исторически эти случаи происходили буквально в наши дни, для нас они будут более актуальными, более впечатляющими.

***

«Как известно, святогорский устав предписывает монахам накануне причащения воздерживаться не только от рыбы и молочного, но также и от растительного масла и вина. Один монах накануне Божественной литургии отправился на монастырскую ферму, где монастырские работники как раз забивали скот. Они взяли самого жирного козла, разделали его и зажарили на вертеле. Соблазнившись запахом жареного мяса, несчастный монах отрезал себе порядочный кусок и съел.

Когда наутро он подошел причаститься, то вся церковь огласилась его испуганными криками. Он так и не смог принять Святые Дары. Когда братья и игумен стали допытываться у него, в чем дело, он не мог произнести ни одного связного слова, только кричал: «Козел! Козел! Он бодает меня, бодает!»

Игумен отвел несчастного в придел, как мог, успокоил его, и сказал: «Брат, должно быть, ты в чем-то согрешил. Вспомни, что ты делал вчера». Монах, несколько придя в себя, сознался, что поддался чревоугодию и ел мясо. Когда же он подходил к Чаше, то увидел перед солеей козла с зловеще мерцающими глазами, который не пускал его к тайнам, тянулся к нему и хотел ударить его своими рогами.

«Таковы плоды твоего невоздержания, — заключил рассказ монаха игумен. — И слава Богу, что Господь не допустил тебя причаститься недостойно. Подумай сам, кого ты видел в образе козла. Какую власть дал бы ты ему над собой?» .

***

«Один монах в скиту святого Василия поддался блудным помыслам и ночью впал в блудный грех с самим собой. На следующий день был праздник Успения Преблагословенной Владычицы Богородицы, Которую все святогорцы особенно почитают и отмечают Ее память всеобщим причащением.

Из ложного стыда боясь, что, если он не будет причащаться, то братия скита заподозрят его в чем-то дурном, этот грешник вместе со всеми пошел к Чаше. О, безмерный эгоизм! О, бесстрашие и дерзость! Боимся суда людского и не трепещем пред судом Божиим, страшным, нелицеприятным и вечным!

Когда этот монах принял в свои уста частицу Святых Даров, он почувствовал, словно его челюсти оцепенели: он не мог ни проглотить Святые Тайны, ни закрыть уста. Так, с открытым ртом, он вышел из кафоликона и изверг из себя частицу. Она упала на клумбу, а монах, боясь посторонних взоров, снова поспешно вошел в храм.

Когда братья вышли из кафоликона, они с изумлением увидели необычайное зрелище: маргаритки, растущие на клумбе, самые непритязательные цветы, которые только и могли цвести на этом склоне Афона, склонили свои головки перед частицей Тела, воздавая почтение Тому, Кого так бесстрашно отверг этот несчастный монах. Неизвестно откуда взявшиеся бабочки овевали частицу своими разноцветными крыльями, словно дьяконы рипидами.

Потрясенный, монах принес покаяние в своем грехе и в недостойном причащении Святых Тайн. Частицу бережно подняли и положили на Святом Престоле. Этот случай долго рассказывали на Святой Горе, как пример недостойного причащения»

***

«Я знал одного человека, благочестивого мирянина. Имя его не могу назвать, так как он жив и по сей день . Он рассказывал мне из собственного опыта:

«Я происходил из религиозной семьи. Мы исправно ходили в церковь, соблюдали посты, дома подолгу молились перед иконами. Несмотря на это, мои родители считали, что причащаться достаточно лишь три раза в год: на Рождество, на Пасху и на Успение Пресвятой Богородицы. Так причащались наши деды и прадеды, говорили они, так будем причащаться и мы. Так долгое время причащался и я.

Но вот как-то в моей жизни наступил период, когда суета повседневности затянула меня с головой. Я чувствовал охлаждение ко всему духовному. Подступил срок, когда я, по моему мнению, мог приступить к причащению — святой день Успения, летняя Пасха, как называют этот праздник греки. Формально к причащению я был готов: я съездил в деревню к своему духовнику и принес покаяние в грехах, с полуночи не ел и не пил, приехал к началу проскомидии, дома вычитал молитвы ко причащению… Но духовно я готов не был: в моей душе умерло сознание, что я готовлюсь принять великого Гостя, что это самое важное событие в моей жизни. Я не чувствовал праздника, а причащался по привычке: потому что так подобает, потому что пришел день, когда это необходимо сделать.

И произошло страшное. До сих пор я вспоминаю об этом событии, как о самом ужасном кошмаре в моей жизни. Когда я принял с лжицы частицу и попытался ее разжевать, она рассыпалась у меня во рту на мелкие камушки. Проглотить их, вы сами понимаете, было совершенно невозможно. Я стоял неподалеку от Чаши, судорожно ворочая челюстями, а внутренне весь оцепенев от ужаса. «Боже! — искренне молился я. — Прости меня, великого грешника. Недостоин я принять Тебя в свое сердце! Сжалься надо мной, Боже!»

После отпуста Литургии священник, видя, что со мной творится что-то непонятное, ввел меня в алтарь и стал расспрашивать. Едва ворочая языком, я сказал, что не могу проглотить Дары, но больше сказать у меня ничего не получалось. Он покрыл меня епитрахилью и прочел разрешительную молитву. Еще когда моя голова была склонена под епитрахилью, я почувствовал, как камни у меня во рту вновь превращаются в частицу. Я смог ее проглотить.

После того как я рассказал священнику обо всем: и о своей жизни, и о привычке причащаться «по обязанности», и о случившемся во время причастия, этот преподобный подвижник, иеромонах-святогорец сказал: «Мой возлюбленный о Христе брат! Брось эту привычку: приобщаться три раза в год, но без должной подготовки, лишь по «благочестивому обычаю». Обычай этот не благочестивый, а бесовский. Причащайся хотя бы каждое воскресенье и все большие праздники, но готовься: не только регулярно исповедуйся, соблюдай все посты и читай правила, но и, самое главное, внутренне содержи себя в смирении, глубоком покаянии, чувстве своего недостоинства. Никто из нас не достоин принять в себя Христа, только по великой милости Он снисходит к нам. И только тот, кто осознаёт это от души и сердца, может причащаться».

По совету этого священника я начал приобщаться каждую неделю. По собственному своему опыту я могу сказать, что, когда я хранил молитву и внимание к себе, причащение приносило мне благодать, внутреннюю радость и еще более внимательную молитву. Но если я приступал ко причастию, хоть в чем-то нарушив голос своей совести, например, не дочитав положенного правила или без должного чувства сокрушения, как душу начинала мучить страшная тягота, мрак, духовная слепота и глухота. И так продолжалось до тех пор, пока я не спешил омыться искренним покаянием»

***

«В наши дни на Святой Горе, в скиту Малой Анны, был такой случай. Один монах, часто согрешавший лукавством и непослушанием по отношению к своему старцу, нерадивый к молитве и склонный к тайноядению, по обычаю скитян решил приступить к Святым Тайнам в Великий Четверг. Перед приобщением он исповедался духовнику, но нечисто, намеренно скрыв от него некоторые свои грехи.

На литургии на него напало окамененное нечувствие и неверие в истинность Святых Таин. Приняв частицу в уста, он вдруг почувствовал, как гортань его сжимается и не пропускает в себя Святые Дары. Мышцы словно окаменели, он не мог проглотить святое причастие. Промучившись до конца литургии, он ушел в свою келью, вынул частицу изо рта, завернул ее в чистый носовой платок и положил в шкаф.

В тревоге он вышел во двор кельи и стал метаться туда-сюда, обуреваемый помыслами. Пойти к духовнику и покаяться? Ему препятствовал ложный стыд, наводимый бесами. Оставить так? Но тут явно чудо Божие.

Так ни на что и не решившись, он вошел обратно в келью. Его поразило, что всю келью заливал нежно-золотистый свет. Мягкий и нежный, он словно согревал изнутри. Свет шел из шкафа, с той полки, на которую монах положил частицу Даров. Но когда он открыл дверь шкафа, сияние стало таким нестерпимым и так резало глаза, что он в страхе упал без чувств. Едва придя в себя, он уже безо всяких сомнений побежал к духовнику и исповедовал ему всё. На монаха духовник наложил епитимью, а частицу, придя к нему в келью, потребил с благоговением.

Монаха этот случай так потряс, что он стал одним из строжайших подвижников скита»

***

Эконом одного женского греческого монастыря рассказывал нам случай, также произошедший в наши дни:

«В одном монастыре монахиня по имени Евдокия разносила во время трапезы стаканы с водой, чтобы напоить сестер. Одна сестра, которая ей завидовала и питала к ней ненависть, подставила ей подножку. Евдокия споткнулась, стаканы упали и разбились. Игумения отругала Евдокию за невнимательность и наложила епитимью — завтра не причащаться. Монахиня не оправдывалась, но со смирением приняла епитимью.

Наутро во время Литургии Евдокия стояла в церкви за столбом и молилась. Сестры подходили ко причащению, среди них была и та, которая поставила Евдокии подножку. Вдруг Евдокия почувствовала во рту вкус Святых Даров, необычайно сладкий и приятный. Вместе с тем она испытала необыкновенное умиление и любовь ко всем, так что она стояла и плакала от радости. Она не заметила, как кончилось богослужение, и не пошла на трапезу, а так и стояла за столбом и плакала.

Когда об этом сказали игуменье, она подумала, что Евдокия плачет от того, что она наказана. Она вызвала ее к себе:

— Что с тобой случилось, дитя мое?

Только тогда Евдокия рассказала, что накануне она не была виновата в том, что разбила посуду. Рассказала и о своих переживаниях во время причастия. Игуменья позвала к себе другую монахиню, ненавидевшую Евдокию, и спросила, не было ли с ней чего-нибудь особенного во время причащения.

— Да, матушка, было, — отвечала монахиня. — Когда я причащалась, то видела на лжице частицу, но не ощутила во рту никакого причастия. Словно лжица оказалась пуста.

Тогда игумения поняла, что благодать причащения была отнята от завистницы и дана смиренной и ни в чем не виновной Евдокии».

***

Следующие рассказы взяты из русского источника — книги протоиерея Вячеслава Тулупова «Чудо Святого Причащения».

«Как-то раз один высокообразованный господин захотел причаститься в монастыре, где подвизался знаменитый греческий старец Иаков Эвбейский (скончался в 1991 году). Отец Иаков, своим духовным оком воззрев на душу этого человека, понял, что ему не следует причащаться, так как он был обременен многими грехами. Вечером накануне причащения старец в долгой беседе старался вразумить мужчину и расположить его сердце к покаянию. Однако этот труд оказался напрасным.

Всю ночь старец Иаков провел без сна. Он обдумывал, как поступить с господином, желающим утром причаститься. С одной стороны, приобщить его нельзя из-за нераскаянных грехов. С другой — этот неразумный христианин отлучение от чаши воспримет как личное оскорбление и может отпасть от Церкви. Что же делать? После раздумий и молитв старец решил положиться на волю Божию.

Утром за литургией господин подошел к чаше и якобы причастился. В этот момент одному благочестивому христианину, присутствовавшему за богослужением, было откровение. Он вдруг увидел, как от лжицы со Святыми Дарами изошло необыкновенное сияние, которое затем золотым лучом через плечо священника протянулось к дискосу, стоящему на престоле. Это была частица Таин Христовых. По воле Божией она отошла от уст недостойного причастника, чтобы причащение не вменилось ему в осуждение»

***

«В жизнеописании преподобного Серафима Вырицкого, выдающегося русского подвижника XX столетия, содержится такой случай.

Во время поста по окончании литургии, за которой было множество причащавшихся, священник вышел на солею, и все подумали, что он, по обычаю, произнесет проповедь. Однако вместо этого он вывел из толпы молящихся маленькую девочку и поставил ее рядом с собой на амвоне. Этот поступок заставил всех собравшихся в храме напрячь свои слух и зрение. Священник же громко объявил:

— Сейчас эта девочка, четырехлетняя Леночка, скажет проповедь, послушайте ее.

Проповедь? Как это понимать? Священник явно озадачил своих прихожан совсем уж непонятными словами. Но Леночка проповедь сказала, и такую, которая навсегда врезалась в память ее слушателей.

Оказалось, что во время службы девочка увидела ангелов-хранителей тех прихожан, которые причащались Святых Таин. Ангелы одних причастников находились рядом с ними, а ангелы других стояли в отдалении и плакали. Рассказывая об этом, девочка вдруг стала называть имена причастившихся и указывать на них.

После столь необычной проповеди обратился к народу и священник:

— Те, у кого ангел плакал, причастились в осуждение. У вас остались нераскаянные грехи. Кто желает, пусть подойдет ко мне и исповедует перед всеми утаенный грех, тогда Господь простит ему.

Многие из тех, на кого указала Леночка, были поражены Божиим обличением и, отбросив ложный стыд, публично покаялись в сокрытых на исповеди грехах»

***

Следующий случай произошел в России примерно в середине XIX века. Вы знаете, что в то время учащиеся, преподаватели, лица, занимающие какую-то официальную должность, должны были хотя бы раз в год причаститься. Чаще всего день причастия приходился на Великий пост. Все эти люди исповедовались, искренно или формально, и все причащались, будь то достойно или недостойно. Один из таких случаев недостойного причащения описывается в следующем повествовании:

«Однажды в Великий пост воспитанников Пажеского корпуса стройными шеренгами вели в храме ко святой Чаше. Дмитрий Шепелев, юноша, просвещенный «передовыми» идеями того времени, поделился с шагавшим рядом с ним товарищем своим мнением о происходящем: хоть его и заставляют причащаться, он все равно не верит, что в чаше Тело и Кровь Христовы. С таким настроением Дмитрий и принял Святые Дары. Однако во рту вместо хлеба и вина он ощутил вкус мяса, и холодный скепсис его ума мгновенно улетучился под напором ледяного ужаса, охватившего неверующую душу. Онемев, Дмитрий застыл перед священником не в силах проглотить частицу. Священник заметил, что с юношей произошло нечто необычное, и попросил его войти в алтарь. Здесь, придя немного в себя, с частицей во рту Дмитрий покаялся в своем сомнении и только после этого смог проглотить преподанные ему Святые Дары.

После происшедшего с ним чуда Дмитрий Александрович Шепелев стал глубоко верующим человеком. Никакие модные атеистические веяния уже не могли поколебать его приобретенную личным опытом веру в Богу и Святые Тайны»

***

«Епископу Иннокентию (Ястребову), викарию Киевской епархии, позвонил генерал-губернатор Трепов и сообщил, что в Виннице при загадочных обстоятельствах умер протоиерей. Его не хоронят, ожидая представителей высшей церковной власти.

Епископ Иннокентий спешно приехал в Винницу. Покойный протоиерей оказался человеком средних лет. При вскрытии его тела все органы были обнаружены в целости, кроме желудка. Этот орган на вид был черного цвета и совершенно обуглившимся. Когда его извлекли наружу, он рассыпался на мелкие черные угольки.

Врачи, участвовавшие во вскрытии, не смогли установить причину смерти протоиерея. Тогда стали расспрашивать жену покойного. Она со слезами рассказала, что на протяжении последнего года ее муж стал проявлять странность: каждое утро, перед тем как идти совершать литургию, он ел и пил. Сначала протоиерей ни на что не жаловался, затем стал ощущать жжение в желудке, дальше — постоянное горение. Из-за этого он перестал принимать пищу, а перед смертью беспрестанно вопил:

— Огонь, огонь внутри!!!

Выслушав рассказ супруги протоиерея, епископ Иннокентий сказал:

— Божественную Евхаристию вместо покойного, видимо, совершал ангел, и Святые Дары сожгли кощунника» .

Я привел, может быть, страшные примеры того, что может произойти и происходит с недостойно причастившимися. Хорошо, что эти случаи стали явными, и плохо, когда мы причащаемся недостойно, лишь по обычаю, и сами этого не понимаем.

Один приведенный мною пример показывал, что редкое причащение не значит, что мы готовимся к нему хорошо, но и частое причащение не делает человека автоматически благодатным. Вся жизнь человека, который причащается, должна освещаться светом этого таинства. Как говорил святой праведный Иоанн Кронштадтский, Евхаристия — это ось земли. Вокруг этого таинства должна вращаться вся жизнь. Но автоматически оно нас не освящает. Для освящения нужна постоянная молитва, вера, благоговение, страх Божий, любовь к Богу и ближнему. В первую же очередь, необходимо покаяние, как говорит святитель Игнатий, потому что благодаря ему мы приобретаем все остальное. Если нет покаяния, то возникает опасность впасть в некоторую экзальтацию.

Хорошо часто причащаться, хорошо любить Литургию, но мы должны к причащению внутренне готовиться, и не только исповедью, но и, самое главное, благоговейными чувствами. В особенности, как мне кажется, для этого нужна та любовь к Богу, которая столь открыто провозглашается в греческих церквах: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите!»

Обсуждение доклада

Вопрос: Как вы относитесь к практике причащения без исповеди накануне? Не грех ли исповедоваться раз в одну-две недели, а причащаться каждое воскресенье?

Ответ: Этот вопрос сейчас обсуждается активно, можно даже сказать, страстно. У нас в России существует обычай обязательно исповедоваться перед причащением, причем исповедоваться накануне, а на Литургии просто стоять и молиться, уже не думая об исповеди, об очереди к священнику, о том, что сказать, — не отвлекаться от службы.

Это, конечно, практика хорошая, но не всегда возможная. Я беседовал с некоторыми опытными московскими батюшками. В Москве огромные приходы, прихожан сотни человек. Исповедовать их всех накануне причастия просто не представляется возможным. Сама действительность требует другого решения.

Кроме того, некоторые люди, хотя и часто исповедуются, но делают это формально. Пришел человек, допустим, и сказал, что он согрешил раздражительностью. Действительно, немногие способны избавиться от своих страстей, и хорошо, если мы хотя бы в руках умеем себя держать. Человек согрешает страстью гневливости, которая у него была всегда, может быть, с детских лет и будет до старости. И он всегда будет на исповеди говорить одно и то же: сердился, сердился, сердился… В то же время перед причащением надо обязательно исповедоваться, а у священника нет возможности принять его исповедь.

В особенности трудно в праздники. Для верующих праздник — это выходной, а для священника — самый напряженный рабочий день. Каково обычное воскресенье приходского священника? Он должен отслужить Литургию, совершить требы: молебен и панихиду, крещение, может быть, венчание. И это все нужно успеть в один день! Мы говорим об однопричтовом приходе, где священник один. Если он еще будет исповедовать, как это будет выглядеть на практике? Отслужил священник Литургию, причастился, выходит исповедовать и час-полтора исповедует, а все прихожане ждут, пока можно будет причаститься.

Я не настаиваю на своей точке зрения. Наша русская практика хороша, если бы исповедь не превращалась в формальность, а была бы подлинной исповедью. А для этого нужно учить людей исповедоваться: кратко и конкретно, точно. Пришел — скажи: «Я поссорился с близкими», например, или: «Осудил своего друга». Этого достаточно. Без конца перечислять все, что прочитаешь в одном из многочисленных пособий для исповеди, ни к чему. Понятно, что я говорю о тех верующих, которые постоянно ходят в храм и воцерковлены, а не о тех людях, которые приходят к нам первый раз и нуждаются в так называемой генеральной исповеди.

Поэтому нужно искать выход, чтобы людей часто исповедовать, но связать исповедь непосредственно с причащением неудобно. Даже во времена, когда редко причащались, сельским священникам разрешалось исповедовать в течение всей недели перед причащением. Обычно причащались на первой седмице Великого поста, многие люди могли целый год не исповедоваться и не причащаться, и если бы священник начинал исповедь прихожан накануне, в субботу или в пятницу, он просто бы не успевал. Естественно, что в селе служил один священник, может быть, был и дьякон, но при совершении таинства исповеди он не помощник.

Поэтому я считаю, что можно исповедоваться за день-два до причастия, но при этом нужно иметь ясное церковное сознание: когда можно подойти к причащению без исповеди накануне, а когда нельзя. Если совесть отягощает даже не смертный грех, а какой-то смущающий проступок, то, конечно, надо прежде очиститься таинством покаяния.

Греки исповедуются редко, буквально раз в несколько месяцев. Духовник у них — это особое послушание, очень почетное, это второй человек после архиерея. Духовник назначается специальным указом, не у всякого священника можно исповедоваться. В Греции люди приходят на исповедь, когда у них действительно есть что-то наболевшее, что-то серьезное. Со священником они могут долго говорить, все ему открыть и выслушать его совет.

Было бы хорошо совместить исповедь частую и исповедь конкретную, жизненную, неформальную. Тогда это было бы выходом из положения. Но в целом могу дать такой практический совет: нужно прислушиваться к своему священнику. Если ты ходишь в определенную церковь и у тебя есть там духовник, поступай так, как он тебе говорит. Послушание выше поста и молитвы. Мы должны прислушиваться к священнику и не входить с ним в конфронтацию из-за того, что мы где-то прочитали или услышали другое учение. Я нарочно это оговариваю, чтобы вы не приняли мои только что высказанные рассуждения как обязательные для исполнения.

Вопрос: Чтение последования ко причащению — это требование или рекомендация?

Ответ: В некоторых афонских монастырях чтение молитв ко причастию заменяется четочным правилом, то есть совершением определенного количества Иисусовых молитв. Но это, скорее, исключение. При этом предполагается, что братия живут напряженной духовной жизнью и Иисусова молитва или, как выражается святитель Игнатий, молитва покаяния у них такая, что может заменить все прочие молитвы.

Для нас же всех правило ко причащению необходимо. Существует обычай перед причастием вычитывать три канона, а затем последование ко святому причащению. Я придерживаюсь такого мнения, что в наше время это затруднительно и подготовка ко причастию должна заключаться в том, что человек посещает богослужение накануне, допустим всенощное бдение, в субботу вечером и саму Литургию в воскресенье. Так следует поступать и в праздники, когда он хочет подойти к Чаше. И кроме этого, причастник должен прочитать последование ко святому причащению и, в свое время, утренние и вечерние молитвы, не заменять утренние молитвы последованием ко святому причащению.

Чтение этих молитв подготавливает человека ко причастию и настраивает на определенный лад. Придя на Литургию, он внутренне уже готов приступить к Святым Тайнам. Он не просто молился, он молился молитвами, которые его обучали, внушали ему определенные благоговейные чувства. Поэтому я считаю, что последование ко причащению носит характер не рекомендации, которую можно исполнить или нет, а необходимости. Это относится и к молитвам после причащения.

В некоторых приходах существует обычай читать молитвы по запричастном стихе, до выноса Чаши. Но иногда мы начинаем в это время переговариваться, здороваться со своими знакомыми и так далее. Это, конечно, неправильно, в этом проявляется наша рассеянность. Бывает, что священники торопятся по каким-то причинам завершить службу, и молитвы вычитываются не до конца. Поэтому лучше все прочитать дома.

Благодарственные молитвы желательно выслушать в церкви, чтобы выйти из храма со спокойной совестью, возблагодарив Бога о великом даровании, которое мы получили в причащении Святых Таин. Но если мы чувствуем, что рассеивались, сознаём за собой, что много ходили по храму, переговаривались, слушали эти молитвы в суете, то лучше прочесть их дома повторно.

Я считаю, что правило ко причастию — очень душеполезное церковное установление. Это не просто рекомендация, а очень важная сторона духовной жизни. Если мы хотим, чтобы нас приняли, например, на работу, мы готовим свое резюме: описываем свое образование, профессию, пытаемся все подать в таком свете, чтобы добиться своей цели, — тем более мы должны приложить усилия, чтобы приготовиться к принятию в себя Самого Господа Иисуса Христа, Которого в молитве на Херувимской песни называют Серафимов Господом и Царем Израилевым.

Повторю: я думаю, что читать последование необходимо. Может быть, это кажется само собой разумеющимся, но если возникли у человека некоторые сомнения, то нужно об этом определенно сказать. Хочу еще уточнить, когда совершенно точно нельзя причащаться. Нельзя причащаться, если между супругами была близость, если ты находишься в суете, не подготовлен к этому внутренне, не настроен, женщинам нельзя приобщаться в определенные дни, и не позволяется причащаться чаще одного раза в день. Это исключения, которые оговорены канонами.

Все остальное возможно, но надо сообразовываться со своими силами. Можем ли мы причащаться каждый день? Нет, мы заняты. Как мы сможем, причастившись, пойти на работу или предаваться суете, разговорам и так далее? Поэтому существует норма, выработанная еще во время Собора 1917–1918 годов, одобренная патриархом Тихоном и сейчас начинающая все более и более уверенно входить в жизнь, — это еженедельное причащение. Вот это самое лучшее. Кроме этого, можно причащаться и в большие праздники, учитывая то, что человек должен подготовиться молитвенно. Если мы хотим принять в себя Христа, должны сделать для этого хоть что-то малое.

Недостоин Причастия тот, кто считает себя достойным

В прошлом номере нашего журнала мы постарались ответить на вопросы, связанные с Таинством Исповеди; сегодня поговорим о Таинстве Причащения Святых Таин. Дело в том, что наши знания о церковных Таинствах далеко не всегда соответствуют нашим действиям. Действия опережают. Мы идем причащаться, не зная ответов на многие вопросы, связанные с Евхаристией, даже не давая себе отчета в том, как мало знаем. На каком-то начальном этапе это, может быть, не беда. Напротив, это говорит о том, что стремление к спасению лежит в каждом из нас глубже сознания. Но долго жить в состоянии такой малоосведомленности нельзя. Наши действия в Церкви должны быть сознательны. Кроме того, даже и при хорошей осведомленности вопросы у нас возникают и будут возникать вновь и вновь. Зададим хотя бы часть из них главному редактору нашего журнала игумену Нектарию (Морозову).

игумен Нектарий (Морозов) — Начнем со смысла. Все причащающиеся знают, что вино и хлеб в Чаше претворяются в Тело и Кровь Христову, но не всякий при том сходу объяснит: почему Тело и Кровь мы принимаем внутрь? Человеку современной культуры трудно это понять; читая в Евангелии о Тайной Вечере, он также не сразу понимает смысл действий Спасителя, смысл Его слов: …пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов… (Мф. 26, 27-28). Если Кровь изливается «во оставление грехов», то есть ради того, чтоб грехи были прощены, то почему ее надо пить? Вопрос кажется грубым, однако же от него никуда не деться.

— Вопрос действительно грубый, но главная беда этого вопроса не в грубости, а в нехватке доверия к Богу. Если человек имеет тот минимум доверия, без которого вера невозможна, то ему достаточно услышать слова Христа — приимите, ядите: сие есть Тело Мое… (Мф. 26, 26). Нужно ли задаваться вопросом, почему Господь велел нам поступать именно так — есть Его Тело и пить Его Кровь? Некогда первые люди в райском саду задались вопросом: почему нельзя есть плодов с древа познания добра и зла? Не сами по себе задались, а благодаря тому, кто и сегодня нашептывает людям подобные вопросы… Плодов с этого древа нельзя было есть, потому что Господь сказал: нельзя. Потому что Он запретил это человеку. Самое страшное зло заключалась не в том, что человек вкусил плод с древа познания добра и зла, а в том, что человек не доверился Богу. Не поверил Ему, подумал, что Бог его обманывает. Есть вещи, в которых нашим разумом невозможно разобраться. Самый тонкий, самый глубокий, самый изощренный человеческий ум непременно в этом запутается. Почему великие богословы превращались в великих еретиков? Потому что они пытались на человеческом языке объяснить то, что на нем необъяснимо. Преподобный Исаак Сирин сказал, что молчание — это таинство будущего века, а словеса суть орудия века сего. Невозможно, пользуясь орудиями века сего, объяснить то, что относится к веку грядущему. Есть вопросы, ответы на которые нам может дать наше сердце, но не ум, не интеллект. Можем ли мы на человеческом языке сказать, кто такие Серафимы, окружающие престол Творца? А если нет, то как мы можем сказать, что такое Тело и Кровь Христовы?

Причащение Тела и Крови Его — это глубочайшее единение между Богом и человеком. Высшая форма единения людей на земле — это брак. В браке люди становятся единой плотью. А в Таинстве Евхаристии, в Таинстве Причащения Тела и Крови Христовой достигается большее единение. Спаситель говорит: Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни… Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 53, 56). Причащаясь, мы участвуем в Божественной Жизни, и эта Жизнь участвует в нас.

— Значит, это не связано ни с какими древними обычаями, например, с обычаем поедать мясо жертвенных животных?

— Обычай есть мясо жертвенных животных — он скорее прообразователен по отношению к Таинству Причащения.

— Все равно не до конца понятно. Так и должно быть? Именно поэтому Таинство Причащения называют Причащением Святых Таин?

— Да, именно поэтому. И само слово Таинство — отсюда же. Нам неизвестно, как именно, каким образом человеку дается благодать — в Таинстве Крещения, в Таинстве Елеосвящения мы совершаем какие-то очень простые действия. Но эти действия оказываются лесенкой — мы подымаемся к Богу по ней, и Господь нам преподает благодать. Только Богу известно, почему и как это происходит.

— Почему Таинство Причащения называется также Таинством Евхаристии, то есть благодарения?

— Опять-таки, обратимся к Евангелию: И, взяв чашу, благодарив, подал им: и пили из нее все (Мк. 14, 23). Евхаристический канон — это время, когда мы благодарим Бога за все. За то, что Он нас создал и ввел в этот мир. За то, что Он не отвратился от нас, когда мы пали, когда мы сами отошли от Него. И за то, что Он дал нам это непостижимое для нашего ума Таинство — ради нашего спасения, ради приобщения к Нему, единения с Ним.

— Последование ко Святому Причащению, которое есть в любом молитвослове,— оно ведь содержит ответы на многие наши вопро

— К сожалению, в наших нынешних молитвословах есть очень разные молитвы; но те, которые входят в последование ко Святому Причащению, написаны великими святыми отцами. В них раскрывается не только смысл этого Таинства, но и опыт переживания его теми святыми, которые оставили нам эти молитвы. Вот молитва Симеона Нового Богослова: «…нескверных Твоих причащуся и пресвятых Таин, ими же оживляется и обожается всяк ядый же и пияй чистым сердцем». Обожается — ибо цель пришествия Христа на землю заключается в том, чтобы вернуть нам эту удивительную возможность — будучи, с одной стороны, ограниченными тварными существами, стать, с другой стороны, богами по благодати. Помните, Господь Сам в Евангелии от Иоанна цитирует 81-й псалом: …не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?.. (Ин. 10, 34). Вот опять-таки, как это человеческим умом понять: мы люди, и мы можем быть богами по благодати? Не маленькими языческими божками, нет, а — мы можем быть в Боге, и Бог в нас. У Максима Исповедника такое сравнение есть, у кого-то из более поздних отцов: раскаленное железо, которое не перестало быть железом, но в то же время стало огнем.

— Это несколько наивно, может быть, но мы каждый раз ждем от Причастия неких внутренних изменений — умопостигаемых и непосредственно ощущаемых, таких, в которых мы могли бы дать себе отчет. Насколько это оправдано, каких изменений мы можем ждать?

— Изменений не произойдет, если человек, открывший свои уста для причащения Тела и Крови Христовой, не откроет при том свое сердце ни на миллиметр. А если он хоть чуть-чуть свое сердце приоткроет, Господь войдет, и изменения будут происходить. Преподобный Серафим Саровский очень ярко и точно говорил: человек, который постоянно с верою и с должным приготовлением причащается Святых Христовых Таин, постепенно просвещается, освящается и изменяется. Каждый раз, когда мы готовимся к Причастию, мы должны сделать некий шаг вперед. Мы делаем этот шаг, и Господь нас за этот шаг ведет еще на много-много шагов дальше. И если мы за последующее время не отступаем назад, а делаем еще один шаг вперед, то Господь вновь берет нас за руку и вновь дальше ведет — к очищению, к освящению и обожению. Беда, когда мы руку у Него вырываем и сами идем назад. Господь нас ведет вперед, а мы отступаем назад постоянно. Поэтому тех плодов, которых ждем от Причащения, не получаем. Или получаем, но теряем.

— Мы читаем: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день (Ин. 6, 54), и для многих именно это становится главным стимулом — не только к тому, чтобы причащаться, но и к тому, чтобы в Православие прийти. Обещание бессмертия! О чем следует думать в первую очередь, приступая к Таинству,— о воскрешении в последний день или о том, что сейчас, здесь с нами происходит?

— Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно для начала прояснить: что мы понимаем под бессмертием, а точнее: что мы понимаем под смертью? Подлинная смерть, от которой нас Господь спас и избавил,— это пребывание без Бога. Бог есть единственный источник бытия, источник жизни. Мы сами в себе жизни не имеем, мы получаем ее от Него как дар. Поэтому когда мы говорим о бессмертии, которое получает человек, причащающийся Святых Христовых Таин, то это бессмертие как неотпадение от Бога, как возможность всегда пребывать с Богом. Это как раз то, о чем говорит Симеон Новый Богослов: «…не убо есть един, но с Тобою, Христе мой, Светом трисолнечным…». Конечно, первоначально человек может руководствоваться какими-то примитивными, даже корыстными представлениями о духовной жизни: «Надо причаститься, чтобы со смертью не умереть». Но Господь в человеке изыскивает мельчайшие возможности, те места, к которым может привиться благодать. Корыстное отношение к Таинству — оно невозможно, неправильно, но желание бессмертия может привести человека в Церковь, и затем Господь будет его к Себе приближать и просвещать, разумеется, если человек сам будет прилагать к тому усилия. Тогда человек поймет, что причащаемся мы — не для того, чтобы не умереть, но для того, чтобы быть со Христом. По мысли святителя Григория Паламы, Божественная благодать, которая преподается в Таинствах, не есть что-то внешнее, не есть что-то, что Господь берет и дает человеку как бы отдельно от Самого Себя, нет — благодать есть Сам Бог, действующий в человеке. Бог дает человеку Самого Себя каждый раз. Не здоровье, или радость, или счастье, не бессмертие даже, а Самого Себя.

— Вопрос: «Часто или редко?» — обсуждается постоянно, но какое вообще значение имеет в данном случае периодичность?

— Первые христиане причащались часто (например, в Кесарийской Церкви, по свидетельству Василия Великого,— четыре раза в неделю). Но это был совершенно другой накал духовной жизни. Они были готовы к смерти в любой день, к смерти за свое свидетельство о Христе. И они жили ожиданием Царства Небесного, которое вот-вот придет, вот-вот откроется. А сегодняшнему человеку нужно приготовиться к Причащению, нужно свой ум, свое сердце оторвать от того, чем приходится жить каждый день. Истрезвиться от пребывания в привычных страстях, в привычной суете. Поэтому так часто причащаться, как причащались первые христиане, мы не можем. Нам нужно, по всей видимости, руководствоваться таким принципом: нельзя причащаться слишком редко; в этом случае душа, лишенная общения с Богом, одичает и окажется «звероуловленной от диавола», как говорили святые отцы; но не следует и слишком часто причащаться, дабы не привыкнуть и не потерять благоговения. Человек ведь привыкает ко всему. Золотую середину найти трудно, но архимандрит Иоанн (Крестьянкин) считал, что в среднем человек должен причащаться раз в две недели. Он же советовал причащаться каждую неделю больным людям или тем, кто прошел через оккультизм, через искушение нечистыми духами. Также многие духовники благословляли причащаться еженедельно тем христианам, которые живут строгой внимательной жизнью, стараются по силам подвизаться. Но нужно еще и советоваться по этому поводу каждому человеку с тем священником, которому он исповедуется.

— На ваш взгляд, стоит ли регулярно причащать маленьких детей, младенцев? Один священник с горечью говорил мне, что родители этих младенцев сами причащаются крайне редко, да и в храме-то не бывают: заходят на десять минут, чтобы причастить дитя, и уходят.

— Ребенок очень тонко чувствует атмосферу, в которой он пребывает, не только душевную, но и духовную тоже. Если ребенок, которого причастили Святых Христовых Таин, возвращается после этого в атмосферу, лишенную благодати (той благодати, которая всегда присутствует в доме людей, живущих церковной жизнью), он теряет полученный дар. Если родители причащают ребенка, но при том не заботятся о его православном воспитании, если они сами не являются церковными людьми — большой пользы это не приносит (хотя, с другой стороны — лучше так, чем вообще никак). Вообще же часто причащать ребенка — это очень хорошо. Это реальность: чем чаще ребенок принимает Тело и Кровь Христовы, тем это лучше для его духовного развития.

— В современной церковной практике Таинство Причащения неотрывно от Таинства Исповеди. Отсюда вывод, делаемый большинством: исповедался — значит, готов. А что в данном случае означает готовность или неготовность? Какое Причащение можно назвать недостойным? Слова Иоанна Златоуста — о том, что причащающийся недостойно подобен Иуде, целующему Христа и подлежит вечному мучению — пугают, но в то же время — кто достоин-то, кроме святых?

— Парадоксальный ответ: Причастия недостоин тот человек, который считает себя достойным. Не надо думать, что святые считали себя достойными, напротив: «…вем, яко несмь достоин, ниже доволен, да под кров внидеши храма души моея, занеже весь пуст и пался есть, и не имаше во мне места достойна еже главу подклонити…» — это из молитвы того же Иоанна Златоуста, также входящей ныне в Последование ко Святому Причащению. Никто этого не достоин. Весь вопрос, с каким душевным расположением подходит человек к Чаше. Апостол Павел писал, что в его время многие христиане умирали от того, что причащались «не рассуждая себя», то есть не исследуя собственной души. Греховны, в той или иной мере, все. Иуда был греховен, и Петр тоже. Иуда предал Христа, Петр от Него отрекся. Но в отречении Иуды было сознательное решение и отказ от покаяния как обращения и изменения, а в отречении Петра — обычная человеческая слабость. И за его отречением последовало раскаяние, возвращение ко Христу. Петр в час Тайной Вечери не ведал своей слабости и действительно был готов умереть за Христа, а Иуда, причащаясь, уже был готов предать. Отсюда вывод: если у нас, подходящих к Чаше, есть решимость не повторять более тех грехов, в которых мы только что каялись,— Господь удостоит нас причаститься неосужденно. А если мы подходим с иным расположением, как бы пряча в себе мысль: вот, я сейчас причащусь, а потом буду вести прежнюю жизнь — вот это, по сути, расположение Иуды, это и есть недостойное Причащение. Достойное Причащение — это когда человек всеми силами стремится изменить себя. Преподобный Варсонофий Великий, отвечая на вопросы учеников, говорил: человек должен приступать к Причащению, как больной, приходящий к врачу за исцелением. Если именно исцеления мы ищем — не тела, а души — то Господь нас не осудит. Ведь у Господа одно желание о нас — изменить нас, исправить нашу жизнь, сделать нас достойными Царствия Небесного. И если мы того же от Причастия ждем, оно не будет нам в осуждение.

— Иоанн Златоуст возлагает огромную ответственность на священника за «чистоту источника», то есть за то, чтоб никто недостойный у него не причастился; более того, Златоуст возлагает эту ответственность на всю христианскую общину: «Немалое наказание ожидает вас, если вы, признавши кого-либо нечестивым, позволите причаститься сей Трапезы». Но насколько применимы эти нормы в современной церковной практике?

— Можете ли вы, стоя сегодня в храме и увидев человека, с вашей точки зрения недостойного Причастия, не пустить его к Чаше? Вряд ли: что вы о нем в действительности знаете? В древней христианской общине была другая ситуация. Она являлась именно общиной, в которой каждый был так или иначе знаком с каждым. Хотя соблазн человекоугодия присутствовал и тогда, и далеко не все архиереи и пастыри его преодолевали. Возможно, это имеет в виду Златоуст? Но вот пример из жития святого Амвросия Медиоланского. Когда император Феодосий Великий учинил страшный разгром в Фессалониках, он пришел после этого в храм и желал причаститься. Но святой Амвросий говорит ему: «Ты — убийца, ты не можешь причащаться, ты должен каяться, проводить время в посте и молитве, пеплом посыпать голову». И что же — император посыпал голову пеплом и каялся. Каялся до тех пор, пока святой не увидел: «сильный мира сего» находится в таком сокрушенном состоянии духа, что к нему надо явить милость.

Очевидно, что так поступали далеко не все архиереи, по крайней мере, для императора подобная строгость явилась неожиданной. Однако святой Амвросий «всего лишь» поступил по совести. Если же кто-то в подобном случае «видя, не видит», то вряд ли избегнет осуждения.

— Но кого сегодня священник не должен допустить к Причастию?

— Не допускается к Чаше человек, который живет в смертном грехе и не желает этого греха оставлять. К таким грехам в данном случае будет относиться прелюбодеяние или блуд, прерывание беременности, занятие колдовством, магией, пользование оккультными услугами. Нормы древней Церкви во всей строгости мы применять сегодня не можем, но мы должны понимать: если человек сразу после тяжкого, смертного греха к нам пришел, ему надо дать какое-то время на покаяние. Это время может быть различным (месяц, сорок дней, два месяца), но оно не должно быть слишком долгим, дабы, по слову апостола Павла, сатана не погубил этого человека, не отвел его еще дальше от Церкви. Ведь задача священника в этом случае — не наказать человека, а подготовить его к достойному Причащению. Не к достойному, вернее, а к тому Причащению, которое не будет ему в суд или в осуждение.

Здесь очень разные бывают ситуации. Иногда человек приходит, и выясняется, что он очень давно какой-то страшный грех совершил, а сейчас, может быть, только из тюрьмы вышел. Можно, конечно, дать ему епитимью и сказать: два месяца читай Покаянный канон, а потом приходи причащаться. А можно посмотреть на него и увидеть, что если он сейчас уйдет, то он не придет больше и пропадет. Лучше допустить его до Причастия, а уж потом сказать: читай канон. Бывает такое, что чудо обращения человека происходит после Причащения, даже и полученного «незаконно» — без исповеди, например. Я наблюдал такие чудеса, но это скорее исключение, чем правило.

— Есть, однако, священники, которые в данном вопросе гораздо строже. А иные и неоправданно строги. В православных СМИ не столь давно обсуждался эпизод, когда в одном из московских храмов женщину не допустили к Причастию под Рождество, потому что она в новогоднюю ночь выпила бокал вина и на исповеди об этом с

— Следует помнить: священник в равной степени несет ответственность как за Причащение недостойного, так и за недопущение до Причастия человека, который в Причастии нуждается. В обоих случаях ответственность за это целиком лежит на священнике. Конечно, кроме тех смертных, тяжких грехов, о которых мы говорили, существуют и другие причины, по которым не следует допускать человека к Чаше. Например: человек не был на вечернем богослужении накануне. Священник не должен его к Причастию допускать: ведь богослужебный день начинается с вечера. Если человек не прочитал Последование ко Святому Причащению, опять-таки, священник допускать его не должен. Но здесь, наверное, надо делать какое-то различение меж людьми, регулярно в храм ходящими и знающими, что на вечерней службе надо быть, что Правило надо читать, и людьми, которые пришли впервые. Человек приходит на литургию, он исповедуется со слезами, с настоящим сокрушением сердца. Ему кто-то сказал, что перед Причащением нужно три дня поститься, и он это делал, а что Правило надо читать — не знал. Что делать, сказать: «Иди, и в следующий раз не приходи, не прочитавши Правила» или все же причастить его, объяснив при этом, что и почему надо накануне читать? Задача священника — приобрести человека для Церкви, а не наоборот. С моей точки зрения, в этом случае человека надо причащать. Однако совершенно неправильно, если священник разрешает человеку, регулярно приходящему в храм, не бывать на вечерней службе или не читать молитвенного правила перед Таинством.

Впрочем, и здесь бывают исключения. У святого Иоанна Кронштадского есть такой пример. К нему приходит женщина и говорит, что не может причащаться: не готовилась, все это время «пребывала в суете». А ее «суета», оказывается, была служением ближнему. И отец Иоанн говорит ей: «Нет, ты причащайся, потому что все твои дела и были как раз подготовкой». Буква убивает, а дух животворит — об этом священнику надо помнить. Ну и, разумеется, не забывать о снисхождении к реальной физической немощи, не требовать от тяжелобольного человека соблюдения «всего во всей строгости», в том числе и поста.

Что касается эпизода с бокалом вина — такая строгость лично мне не кажется оправданной. Новый Год — не церковный праздник, но некоторое снисхождение к этому празднику Церковь все же делает. Пост становится более строгим уже после гражданского Нового года, когда наступает период предпразднства Рождества. И если Новый год не приходится на среду или пятницу, и если в этот день по сложившейся уже традиции служится полиелейная служба мученику Вонифатию или преподобному Илье Муромцу, то упомянутый здесь бокал вина вполне возможен, даже исходя из Типикона.

К сожалению, у нас наблюдается иногда своего рода компенсация: отсутствие должной строгости к собственной жизни оборачивается желанием строго спрашивать с других.

— Людям свойственно ждать от Причастия «телесного здравия», выздоровления от болезней. Для кого-то это — главный стимул: «Мне надо причаститься поскорей, потому что я болею». Насколько это оправдано?

— Когда священник выходит с Чашей, он произносит такие слова: «…во исцеление души и тела. Аминь». Значит, надежда на исцеление тела оправдана. Однако заметьте — сначала речь о душе, а потом — о теле. Если человек ищет телесного здравия и притом не заботится об исцелении души, ожидаемой пользы он не получит. Здесь связь прямая: если наши болезни есть следствие наших грехов, то есть болезни души, то через исцеление души может произойти исцеление тела. Но самоцелью телесное здравие быть не может.

Когда покойного Патриарха Алексия спрашивали, как у него хватает сил на труды, в его возрасте и при его здоровье совершенно невозможные, он отвечал, что его поддерживает и питает частое служение Литургии. И то же могут о себе сказать многие священники, благоговейно и трепетно относящиеся к Евхаристии. Приходишь в алтарь совершенно без сил, но совершаешь Литургию, причащаешься — и будто в тебе, по слову псалмопевца, «обновилась, яко орля, юность твоя».

Беседовала Марина Бирюкова

Причастие является одним из основных Таинств христианства. Сам Спаситель оставил для Своих последователей Евхаристию во время Тайной вечери. Иисус, а в дальнейшем апостолы, подчеркивали великую силу спасения в принятии Божьих даров в виде хлеба и вина, но к этому Таинству необходимо подойти в чистоте и свободе, совершив Таинство Исповеди.

Причастие без Исповеди — Таинство, которое может вместо благословения принести беду по вине самого причащаемого, прикосновение к святыне без раскаяния — грех непослушания.

Таинство Причастия

Иисус во время Тайной вечери оставил для христиан в память о Себе Евхаристию. Учитель преломил хлеб, раздал кусочки ученикам, как прообраз Его тела. Затем взял вино, как прообраз Его крови, сказал пить его. Участвуя в Евхаристии, христиане сопричащаются телу Христа, принимая хлеб, как жертву, уплаченную за все страдания и болезни, вино, как очищающую кровь.

Причастие — это вкушение Тела и Крови Христовой под видом хлеба и вина

Во время Причастия верующие должны четко понимать, что им предлагается не хлеб и вино, а настоящая плоть Иисуса и Его кровь, которые даруют очищение души и исцеление тела (Луки 22: 19-20). Для маловеров Христос неоднократно являл чудеса реального превращения хлеба и вина в плоть и кровь. Самым ярким примером такого превращения является Ланчанское чудо, часть плоти и кровь Христа до сих пор хранится в итальянском городке.

В Причастии максимально нашел отражение церковный дух и христианская сущность. Кровью Христа мы спасены, питаясь бескровной Его жертвой в виде хлеба и крови, мы причащаемся Христовой сущности.

До рождения Иисуса люди за свой грех приносили кровь невинных птиц и животных, но при этом их сердца часто оставались каменными, а грех нераскаянным. Господь послал Сына Своего для очищения человечества от грехов (Иоан. 3:16), Его кровью заплатив за прегрешения.

Важно! Принимая Причастие, верующие каждый раз раздумывают о цене Крови, совершая Таинство в воспоминание о жертве Иисуса.

Человеку трудно на собственном уровне понять превращение хлеба и вина в плоть и кровь, это работа Духа Святого, и простым смертным достаточно иметь веру в Слово Божье и поступать согласно Писанию. Истинная природа Причастия проявляется в освобождении и исцелении, которое дается при выполнении определенных условий.

В чем важность исповеди

Исповедь подразумевает не только рассказ верующего о своих грехах, а полное их осознание и раскаяние. Священник является только посредником между Богом и людьми, он не несет ответственности перед Создателем за искренность раскаяние и чистосердечность признание греха.

Исповедь необходима каждый раз, когда человек приступает к Причастию

Русская православная церковь настоятельно рекомендует тщательно подготовиться к исповеди в течение нескольких дней, тщательно анализируя свою жизнь. Пребывание в посте и молитве поможет Духу Святому открыть давно забытые грехи, показать явные и тайные прегрешения, ведь цель исповеди не в самооправдании, а в приобретении Божьей чистоты.

Предлагаемые святой Церковью молитвенные правила, перечень молитв и псалмов помогает окунуться внутрь себя и увидеть то, что порой скрыто от людских глаз, но видимо Богом.

Цель исповеди — надежда на спасение, приобретение духовной и душевной чистоты.

Грех вливается в нашу жизнь, как жидкость, заполняя всякое пространство, не заполненное Христом, будь то семья, учеба, общения, слова или мысли. Искреннее покаяние и последующая за ним исповедь — пропускной билет в Царство Божье. Человек перед смертью может не успеть принять причастие, но всегда открыты двери Божьей любви для покаяния и исповеди.

Придя на исповедь, максимально раскаявшись в открытых Богом грехах, можно сделать следующий шаг — причаститься Его святой крови и вкусить Его тело, ломимое за каждого из нас. Грехи, принесенные к подножью Божьего престола, во время исповеди через священника прощаются, и больше они не вспомянутся даже на Страшном суде. Священнослужитель имеет церковное право отпускать грехи покаявшемуся христианину.

Иисус заплатил Своей кровью за наши грехи, причастие является прообразом Его жертвы. Причастие и исповедь имеют одну цель, которая их объединяет, она выражается в спасении души. Эти два Таинства связаны глубокой неразрывной духовной взаимосвязью.

Почему Причастие без Исповеди грех

Причастие и исповедь являются двумя самостоятельными Таинствами, не связанными друг с другом. Первые христиане ежедневно проводили Евхаристию, пребывая в молитвах. Ими двигала любовь к Учителю, великая нравственность, чистота была нормой того времени.

Проходит довольно короткое время, и Павел в Первом послании Коринфянам сообщает, что Господь открыл апостолу тайну приобщения к Его телу и крови при выполнении определенных условий. Благоговение и страх должны сопровождать христиан, решивших причастится великого Дара, дарующего жизнь или смерть.

Причастие -это Таинство, установленное Спасителем во время Тайной вечери

Да, именно болезни или даже смерть пожинают люди, недостойно принимающие Жертву Христа. Апостол Павел передает предостережения Иисуса, (Кор. 11:23-25) о том, что недостойный подход к Евхаристии может стать причиной болезней и смерти.

Апостол говорит о страхе и благоговении, то есть о рассуждении по поводу своей греховности, нечистоте. Казалось бы, сделал человек богоугодное дело, пошел в церковь, причастился, а болезни не отпускают, порой усугубляются, и больной даже не догадывается, что причина кроется в недостойном принятии Иисусовой плоти и крови.

По словам апостола Павла, недостойное принятие Святых даров является осуждением самого себя. Ниже мы читаем, как апостол сравнивает Церковь с телом Христа, и все христиане -ее тело. Христиане, принимающие участие в Христовой трапезе, должны оставить мирские забавы и греховные пиршества, чтобы случайно не прикоснуться к чаше бесовской.

Интересно! Только Дух Святой движет Церковью, вселяя в сердца христиан любовь и веру, чистоту и свободу, которую мы приобретаем во время Исповеди.

Каждый верующий сам несет ответственность за недостойное принятие Причастия, без раскаяния и Исповеди. Западные церкви давно отменили правило обязательной исповеди перед Евхаристией, исходя из того, что это два отдельных таинства.

Сопричаститься с Телом, в котором нет и никогда не было греха, невозможно для земного, обремененного грехами, тела. Нечистые руки, протянутые к Жертвенным Дарам, не имеют права Их касаться без раскаяния, это большой грех непочтения Христа.

Важно! Исповедь перед Причастием важна в первую очередь для самого грешника, чтобы в духовной чистоте приступить к Жертвенным Дарам Христа.

Исповедоваться перед Причастием было заведено на Руси много веков тому назад, этот закон действует как в обычные дни, так и во время больших христианских праздников, включая Пасху. По словам Святых Отцов, исповедь можно отнести ко второму Крещению, после которого душе находит исцеление и очищение, и способна к принятию Благодатных церковных даров.

Причащение святых Христовых Тайн необходимо, чтобы войти в жизнь вечную

Совершив прегрешение, мучимый совестью человек может пойти на исповедь без причастия, чтобы не нести грех в следующий день, который может и не наступить. Допустимо исповедоваться, даже если после этого не планируется причастие.

Памятка для тех, кто готовится к принятию Причастия

Готовясь к исповеди, следует испросить у духовного наставника благословения на пост, во время которого следует воздерживаться не только от пищи, мирских развлечений, но и интимной близости между супругами.

  • Ежедневно во время поста и в день Евхаристии читается молитвенное правило, каноны к Спасителю, Богородице и Ангелу-хранителю.
  • Чтобы принять участие в Евхаристии, христиане с вечера идут на исповедь, после чего участвует в богослужении с начала до конца. Если же по веским причинам человек не смог быть на исповеди во время вечерней службы, священнослужитель может разрешить исповедоваться перед Причастием.
  • Документ «Об участии верных в Евхаристии» четко предписывает священникам не допускать к причастию людей, которые не свободны от злости, гнева, непрощения и обид.
  • Тяжелая болезнь или предсмертное состояние человека допускает Евхаристию без исповедания грехов, если у причащаемого нет на это сил.
  • Личное покаяние принимается Богом, Таинство исповеди дарует благодать, которая является целительным бальзамом для греховных ран.

Перед Причастием всем верующим полагается пост и молитвенное правило

Во многих странах допускается причастие без исповеди по причине истинного православного воспитания в христианских семьях, где есть четкое понимание греха и добродетели, где вера в Иисуса и страх пред Богом всасываются с молоком матери. Эти люди четко понимают свою ответственность перед Творцом за содеянный грех, что никогда не будут причащаться без покаяния.

Россия пережила несколько периодов гонения на христиан, когда действовали строгие запреты на распространение Слова Божьего и упоминание имени Христа. Многие люди постепенно начинают посещать богослужения, однако, у них отсутствует понятие тяжести греха, многие вещи, такие как гражданский брак, аборты, разводы, обвешивание на работе, обман во имя блага является нормой и часто вызывает недоумение, в чем же грех.

Исповедь перед Причастием для большинства людей обязательна для их же блага, чтобы достойно, рассуждая над прегрешениями, покаяться, а затем прикоснуться, облечься в Тело Христа, чтобы не быть виновными против Иисусовой крови, и не иметь осуждения для самого себя.

Можно ли причащаться без исповеди? Протоиерей Дмитрий Смирнов

Отличие Исповеди от Причастия. Доступно ли одно без другого?

12

Как готовиться к Исповеди.

Исповедь и Причастие – это два РАЗНЫХ Таинства.

Для Исповеди никакой подготовки не требуется.

Исповедоваться без Причастия можно. Но Причащаться без Исповеди нельзя

(за исключением тех прихожан, кому благословил духовник).

Отличие Исповеди от Причастия. Доступно ли одно без другого?

Если вы сейчас желаете приступить к Исповеди, а ко Причастию не готовились, или еще не знаете – как готовиться ко Причащению, то к Исповеди вы можете приступить сейчас в любом случае, без всякого препятствия. Для этого от вас не потребуется знание какой-то специальной инструкции, т.к. для Исповеди не требуется никаких спец. знаний, и никакой спец. подготовки.

Но если вы готовились ко Причащению (в первый раз), то не можете приступить к нему без Исповеди. Священник на Исповеди, помимо принятия от вас покаяния, должен выяснить – каково ваше представление о таинстве Причащения, и возможно вас поправить, если вы заблуждаетесь. Священник должен выяснить — как вы готовились ко св. Причащению, и возможно вас немного поправить и в этом. Кроме того, священник на Исповеди должен убедиться, что вы православный человек, что вы не держите обид и злопамятства на других людей, что вы не имеете нераскаянных смертных грехов. Всё это нужно прояснить священнику на Исповеди для того, чтобы Вы не приняли таинство Причащения в осуждение себе и во вред.

В данном случае Исповедь является и частью подготовки ко Причащению: душа готовится ко Причащению покаянием, отпущением грехов.

Итак, исповедоваться без Причастия можно, но причащаться без Исповеди (в первый раз) нельзя.

Что требуется для того, чтобы приступить к Исповеди?

Для этого достаточно знать свои грехи, и иметь желание в них покаяться.

Можно приступить к Исповеди независимо от того – постились вы или нет, кушали сегодня или не кушали.

Вы сейчас стоите в храме? В данный момент совершается в храме Исповедь? Вам припомнились ваши грехи, появилось желание сбросить с себя греховный камень – исповедоваться? Идите на Исповедь прямо сейчас, не нужна вам для этого никакая инструкция, вы имеете всё что нужно: грехи и покаяние.

Когда человек решает приступить к Исповеди в первый раз, то обычно свои наибольшие грехи он хорошо помнит и осознает, они лежат «на поверхности» души. С ними и идите сейчас на Исповедь, выскажите все грехи, которые помните сейчас, а то что вспомните после – принесёте на следующую Исповедь. Не откладывайте своё покаяние «на завтра», когда вы забудете грехи, потеряете решимость исповедоваться, зачерствеете душой, и потеряете способность покаяться.

Если у вас сейчас в храме созрела решимость исповедоваться, но в данный момент Исповедь в храме не совершается, и нет священника в храме, чтобы спросить – есть ли у него возможность поисповедовать вас сейчас, тогда вознамерьтесь исповедоваться на любом ближайшем богослужении. Исповедь совершается на каждом вечернем богослужении (в период Великого Поста – не на каждом вечернем богослужении), которое традиционно во всех храмах начинается в 17:00. В некоторых храмах Исповедь совершается и на утреннем богослужении, которое начинается традиционно во всех храмах в 08:30. Для точности посмотрите расписание богослужений на церковной ограде храма, или спросите у церковных работников. В настоящее время все храмы постепенно переносят совершение Исповеди только на вечернее богослужение.

Если есть время перед Исповедью: один или несколько дней.

Если вы планируете исповедоваться на ближайшем богослужении, то время ожидания дня и часа своей Исповеди, рекомендуется использовать на подготовку– покаянным РАЗМЫШЛЕНИЕМ (испытанием своей совести, припоминанием своих грехов). Если вы будете исповедоваться в первый раз, то нужно постараться припомнить свои грехи за всю жизнь (начиная с семи лет — всё, что есть в вашей памяти).

Воспоминаемые вами грехи, для своего удобства, вы можете записать на листочек, сделав для себя шпаргалку (чтобы не забыть). Придя на Исповедь можно исповедоваться на память, пользуясь при необходимости составленным списком грехов, или же просто всё прочитать по листочку. Желательно читать самому.

При воспоминании своих грехов, можно воспользоваться как подсказкой – просмотром общего перечня наиболее распространённых грехов, который можно найти в церковной лавке или в интернете. Брошюрка с перечнем грехов, обычно называется «В помощь кающемуся».

Перед тем, как идти на Исповедь, можно дома прочитать покаянный канон, или утренние молитвы, или 50-й Псалом, или молитву «Отче наш», и просто произнести молитвенное воздыхание: «Господи, прими моё покаяние, даруй мне прощение моих согрешений».

Но здесь нет обязательного требования, это на ваше усмотрение. Для Исповеди достаточно иметь осознание своих грехов и покаяние.

Перед исповедью нужно примириться с обидчиками и простить обиды.

Основные понятия об Исповеди.

Прощаются все грехи, в которых человек кается. НО! необходимым условием для получения прощения грехов, является — личное прощение обид своим обидчикам.

Исповеданные грехи в следующий раз на Исповеди называть не нужно, если они не повторялись снова.

В последующие Исповеди нужно называть грехи, которые еще припомнились человеку, и те, которые повторились снова.

5. Сколько раз нужно исповедоваться? Как часто?

В день Крещения душа человека одевается в белые одежды, в одежды «света», в одежды «радости».

После же Крещения, человек эти одежды пачкает. И каждый из нас эти одежды запачкал своими грехами.

Но православный человек отличается от не церковного (и от формально православного) тем, что эти «одежды» регулярно очищает таинством Исповеди. Появились грязные пятнышки, и православному человеку неприятно быть грязным, ходить в такой грязной одежде, и он скорее спешит на Исповедь, и в своих грехах кается. И получает снова светлые одежды, и имеет духовную радость. Какой бы не была грязной душа человека, какими бы великими грехами не осквернила себя, если человек кается, то Господь очищает любую грязь, и облачает душу человека в светлые одежды радости и чистоты.

Нецерковный же человек, считает свои грехи за норму жизни, высказывает примерно такие формулировки: «Все «так» живут, поэтому нет в грехах ничего страшного», или говорит о грехе: «Это такая мелочь», или так: «Никакой это и не грех — то, что вы называете «грехом»», и т.д.

Православные христиане, следящие за чистотой одежды своей души, приступают к Исповеди регулярно. Периодичность у каждого своя, и зависит от меры духовного роста. Многие исповедуются еженедельно — каждое воскресенье или среди недели.

Все православные христиане стараются исполнять 4-ю заповедь Закона Божия: «Шесть дней работай, седьмой же посвящай Господу Богу Твоему», и каждый воскресный день приходят в храм: благодарят Бога за неделю прошедшую (за радости и за скорби), просят Божьего благословения на следующую неделю, и испытывают свою душу: какие грехи совершили за неделю? Если припомнились какие-то грехи, тогда подходят на Исповедь, и в своих грехах каются, и исходят из храма в светлых одеждах радости. Это самая оптимальная периодичность.

Может отложить Исповедь «на завтра»?

При каком исповедании – в прощении грехов будет отказано?

Сокрытые грехи.

Есть грехи, которые человек не может исповедовать, потому что не помнит их, это – забытые грехи. С этим ничего не поделаешь, если Господь не откроет памяти человека. При искреннем покаянии в ведомых и в не ведомых грехах, Господь прощает и забытые грехи.

Но если человек свой грех точно знает и помнит, но намеренно не называет его, например, по причине стыда, тогда такой грех называется «сокрытым», он становится сугубым, приобретает большую тяжесть, и осуждение. И человек отходит от Исповеди с тяжелым сердцем, с осознанием того, что у него не хватило смелости, решимости свой грех назвать. Но если и трудно было назвать свой грех, но человек преодолел себя и всё-таки грех свой назвал, тогда он отходит от Исповеди с радостью, и ощущением победы: было тяжело, но человек победил, и получил прощение.

Перед Исповедью священник произносит такое поучение:

» Вот чадо, Христос невидимо стоит, принимая твое исповедание: не устыдись, и не убойся, но без оправдания скажи всё, что соделал, да получишь оставление от Господа нашего Иисуса Христа. Я же только свидетель есть, да свидетельствую перед Ним, все, что скажешь мне, если же что скроешь от меня: сугубый грех будешь иметь. Будь внимателен, чтобы тебе не уйти из врачебницы не уврачеванным».

Грехи, исповеданные на земле, они на Суде Божием будут совершенно изглажены, но сокрытые и неназванные — тогда откроются для всех: совесть человека как судия станет перед каждым, выставляя все наши грехи для всех. Тогда будет день великого стыда и позора для одних, и день великой славы и награды для других.

Формулировка грехов.

На Исповеди у человека есть соблазн: сформулировать свой грех так, чтобы он выглядел незначительным, или извинительным, вынужденным. Человек старается грех свой умалить. Или оправдывается, желает обвинить в своем грехе других. Например, говорит: да я разгневался, но у меня «такие!» соседи плохие. В общем, нужно свой грех называть прямо, как он есть, не умаляя его, и не оправдываясь: черное называть — черным, белое – белым.

Иногда человек на Исповеди желает рассказать не грехи, но то – какой он великий праведник, какие подвиги совершает, как постится, как он молится, или желает рассказать какие-то пространные истории из своей жизни о чудесных случаях с ним, и т.п. Нет, на Исповеди нужно не добродетели свои выставлять и хвастаться, но сказать всё самое грязное о себе, самое скверное, всё, за что стыдно ему: от этой грязи человек и пришел избавиться на Исповедь.

А человека?

Ангелы не смогли бы и слушать наши грехи, но испепелили бы нас, поэтому Господь поставил для Исповеди такого же человека из плоти и крови, который сам имеет опыт грехопадения и покаяния. Если бы апостол Петр не согрешил, каким бы он строгим был пастырем? Но апостол Петр – отрекся от Христа трижды, затем покаялся, горько плакал, и Бог его простил восстановил в апостольском чине. Также и каждый священник имеет множество грехов, борется с ними, кается, исповедуется, и Бог подает прощение. Т.е. священник сам на себе знает, что такое грех, покаяние и прощение. А некоторые священники насобирали множество грехов до священства, и потом покаялись, изменили. Поэтому священник, имея личный опыт прощения своих грехов на Исповеди, радуется за кающегося человека, какие бы тяжелые грехи человек не называл: чем тяжелее грех, тем больше радость о его покаянии и прощении.

Церковь учит, что на Суде Божием будут принимать участие и все святые, которые имели такую же плоть и кровь, имели такие же страсти и соблазны, но победили. Поэтому и святые – будут нашими обличителями, т.к. имели равные с нами возможности или впасть в грех, или победить его.

Таинство Исповеди установлено не человеком, но Богом. Господь дал власть Своим ученикам прощать грехи, сказав: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:23). И эта власть передается в Церкви от апостолов до настоящего священства.

Как готовиться к Исповеди.

Исповедь и Причастие – это два РАЗНЫХ Таинства.

Для Исповеди никакой подготовки не требуется.

Исповедоваться без Причастия можно. Но Причащаться без Исповеди нельзя

(за исключением тех прихожан, кому благословил духовник).

Отличие Исповеди от Причастия. Доступно ли одно без другого?

Если вы сейчас желаете приступить к Исповеди, а ко Причастию не готовились, или еще не знаете – как готовиться ко Причащению, то к Исповеди вы можете приступить сейчас в любом случае, без всякого препятствия. Для этого от вас не потребуется знание какой-то специальной инструкции, т.к. для Исповеди не требуется никаких спец. знаний, и никакой спец. подготовки.

Но если вы готовились ко Причащению (в первый раз), то не можете приступить к нему без Исповеди. Священник на Исповеди, помимо принятия от вас покаяния, должен выяснить – каково ваше представление о таинстве Причащения, и возможно вас поправить, если вы заблуждаетесь. Священник должен выяснить — как вы готовились ко св. Причащению, и возможно вас немного поправить и в этом. Кроме того, священник на Исповеди должен убедиться, что вы православный человек, что вы не держите обид и злопамятства на других людей, что вы не имеете нераскаянных смертных грехов. Всё это нужно прояснить священнику на Исповеди для того, чтобы Вы не приняли таинство Причащения в осуждение себе и во вред.

В данном случае Исповедь является и частью подготовки ко Причащению: душа готовится ко Причащению покаянием, отпущением грехов.

Итак, исповедоваться без Причастия можно, но причащаться без Исповеди (в первый раз) нельзя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *