Прихожане церкви

О совершителях и участниках богослужения рассказывает архимандрит Досифей (Михайлюк), преподаватель Киевской духовной академии.

– Отче, с помощью каких людей совершается богослужение в храме? И что означает слово клир?

– Богослужение совершают люди, посвященные в сан: диаконы, священники, епископы. Эта традиция восходит к апостольским временам. Поначалу совершали служение апостолы – избранные Христом и получившие дары Святого Духа в день Пятидесятницы. Но с распространением Церкви надобно было больше служителей, которых апостолы и поставляли. Со временем эти служители Церкви поставляли новых, что продолжается и по сегодняшний день.

Но стоит отметить, что в богослужении участвуют все верующие, находящиеся в храме во время его совершения.

Клир (с греч. «жребий») – это те люди, которые через хиротонию и хиротесию посвящены на служение Церкви и имеют право совершать или прислуживать во время богослужения. К ним относятся три степени священнослужителей: диаконы, священники и епископы, а также две степени церковнослужителей: чтецы и иподиаконы.

– Кто такой церковнослужитель?

– Церковнослужители – это низшие клирики, помогающие священнослужителям в совершении богослужения. В настоящее время в Православии есть две степени церковнослужителей, в которые ставленники всегда последовательно возводятся через чин хиротесии:

чтец;
иподиакон.

– А что делает в храме пономарь?

– Пономари или алтарники – так называют большинство людей, которые служат в алтаре. Пономарем может стать любой благочестивый человек, избранный из числа мирян и поставленный помогать священнодействию в алтаре. Интересный факт: с древности пономари назывались легким греческим словом παραμονάρίος, т. е. парамонарием или параекклисиархом, а с середины XX века в Русской Церкви переименованы в алтарников.

Следует обратить внимание, что пономарь как несущий служение в таком святом месте – алтаре, является примером для прихожан и поэтому должен быть нравственно высокодуховным человеком.

– Загадочное слово канонарх, что оно значит? Каковы функции канонарха?

– Канона́рх – это человек, поющий на клиросе. Он возглашает перед пением глас и строчки из молитвословия, которые вслед за ним поет хор. Практически ни одно богослужение не обходится без канонарха. Причина появления такого послушания кроется в бедности монастырей: они не могли иметь нужного количества экземпляров богослужебных книг, а также по причине малого числа грамотных среди певцов. Отсюда и вошло в обычай пение священных песнопений под диктовку. Данная традиция удержалась и после изобретения книгопечатания, и сохранилась до сих пор.

– Не менее экзотические названия причт и причетник? Что скажете о них?

– Причт – это люди, которые служат при одной церкви. В причт входят как священнослужители, так и церковнослужители, то есть клир, а также люди, непосредственно участвующие в жизни прихода: певцы, пономари, псаломщики.

– Знакомое всем слово регент. В чем заключаются его обязанности?

– Регент – это человек, который управляет хором. Понятно, что он должен иметь музыкальное образование. Светский синоним такой должности – дирижер. Но в отличие от дирижера регент должен знать Церковный Устав, поскольку от этого зависит строй и красота богослужения.

– Какие существуют типы хоров и любой ли желающий может в нем петь?

– Хоры есть однородные (мужские или женские) и смешанные. В хоре может петь человек, который имеет хотя бы элементарное понятие о музыке, а также музыкальный слух и голос. Главным критерием является вера человека, поскольку это не просто бездушное пение – певец своим голосом прославляет Бога, он через свой голос должен и других присутствующих в храме настраивать на молитву. А этого всего не будет, если у человека нет веры в сердце.

Беседовала Наталья Горошкова

1.1. Почему храм называют церковью?

– Слово «Церковь» (в переводе с греческого «собрание призванных») – означает собрание людей вследствие призыва, приглашения. Апостолы были избраны и призваны Иисусом Христом к объединению в собрание, то есть в Церковь. Поэтому в самом полном смысле понятие Церковь Христова подразумевает собрание под единой Главой – Господом Иисусом Христом всех истинно верующих в Него на небе и земле, исполняющих Его волю, пребывающих в Нем, причащающихся Его Божественной Жизни.

Церковь – это Богочеловеческий организм, единство Духа, обитающего в людях, старающихся жить по Евангелию. Поэтому Церковью называется также сообщество людей, верующих во Христа, имеющее свою иерархическую и организационную структуру.

Храм также называют церковью потому, что в нем собираются члены Церкви (церковная община) для соборной молитвы и богообщения. В этом случае слово «церковь» пишется с маленькой буквы. Храм называют домом Божиим, домом Господним. Соответствующее греческое слово в переводе на церковно-славянский язык также переводится как «церковь».

1.2. Обязательно ли ходить в храм?

– Да, это необходимо. Быть христианином – значит принадлежать Христу и созданной Им Церкви, которая, по словам апостола Павла, является «Телом Христовым, полнотою Наполняющего все во всем» (Еф. 1:23), а также «домом Божиим», «столпом и утверждением истины» (1 Тим. 3:15). Церковь – благодатный богочеловеческий организм, частью которого человек становится, уверовав в Бога, приняв Святое Крещение и участвуя в церковной жизни. Уклоняясь от жизни Церкви, человек неминуемо отдаляется как от самой Церкви, так и от ее Главы – Господа Иисуса Христа. «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! – и не делаете того, что Я говорю?» (Лк. 6:46).

Важнейшей частью церковной жизни человека является посещение храма – дома Божия, места Его особого благодатного присутствия на земле. Христианин старается по возможности часто бывать в храме для общения с Богом. Здесь он может принять драгоценные дары Христовы: соединиться с Ним в таинстве Причащения, очиститься от грехов в таинстве Исповеди, получить помощь в болезни через таинство Елеосвящения, вступить в молитвенное общение со святыми. Посещение храма освящает жизнь человека.

1.3. Как часто следует посещать храм?

– В четвертой заповеди Божией говорится, что шесть дней человек должен работать, а седьмой день посвящать Господу Богу. Поэтому каждый христианин должен посещать храм в воскресные дни, включая всенощное бдение в субботу вечером и по возможности в дни церковных праздников. Можно приходить в храм и в любое другое время.

1.4. Можно ли принимать пищу в утренние часы перед посещением храма?

– По церковному Уставу делать это не положено. Тот, кто не причащался, вкушает по окончании богослужения антидор или просфору, которые принимают натощак. Но Устав рассчитан на физически здоровых людей. Для детей и людей, страдающих физическими недугами, возможны послабления, им разрешается принимать пищу и перед посещением храма.

1.5. Что надо делать перед входом в храм?

– Перед входом в храм надо трижды перекреститься, после каждого осенения себя крестным знамением сделать поясной поклон, мысленно произнося молитвы: после первого поклона: «Боже, буди милостив мне, грешному», после второго поклона: «Боже, очисти грехи моя и помилуй мя», после третьего поклона: «Без числа согреших, Господи, прости мя». Можно и просто перекреститься со словами «Господи, помилуй». Главное постараться оставить мысли о повседневных делах и иметь в душе настрой на общение с Богом.

1.6. Как вести себя в храме?

– Людям, идущим в храм, надо знать, что в Церкви существуют свои правила и установления. Приходя домой к своим друзьям или знакомым, любой человек соблюдает установленный в нем порядок, определенные правила приличия и ведет себя скромно, особенно если пришел просить хозяина дома о какой-либо помощи. Приходя в храм – дом Божий, тем более надо соблюдать установленные в нем правила, вести себя благочестиво и не создавать неудобств другим людям. Правила эти распространяются и на внешний вид. Женщинам не следует приходить в храм в очень коротких юбках, в кофтах и блузках совсем без рукавов (с открытыми руками), с косметикой на лице. Голова женщины должна быть покрыта платком или шарфом. Мужчинам не следует приходить в храм в шортах и майках. Перед входом в храм мужчины снимают головные уборы.

Приходить в храм хорошо за 10–15 минут до начала богослужения. За это время можно подать записки, поставить свечи, приложиться к иконам. После этого встать на свободное место. По традиции во время богослужения мужчины молятся в правой части храма, а женщины – в левой. Если свободного места достаточно, не следует занимать главного прохода от входных дверей к Царским Вратам. В Церкви существует традиция, когда во время помазания елеем, Причащения или прикладывания к кресту, мужчины подходят первыми, а женщины после них.

Не следует ходить по храму во время богослужения, вести разговоры. Вошедшим в храм после начала службы желательно не ставить свечи или передавать их, отвлекая людей от молитвы.

Непозволительно в храме сидеть нога на ногу, держать руки в карманах или за спиной. Вести себя в доме Божием надо благопристойно и благоговейно.

1.7. Почему в храме надо стоять во время служб?

– Христианин во время богослужения должен быть благоговейным соучастником священного действия, а не любопытным зрителем.

В храме совершаются богослужения и священные действия, во время которых человек предстоит пред Богом своей душой, умом и сердцем, а поскольку душа и тело тесно связаны друг с другом, то и самим телесным положением он выражает свой внутренний настрой. Человек создан Богом так, что само вертикальное положение тела указывает на его возвышенное предназначение. Отношение человека к Богу определяется не должностной инструкцией, а влечением духа. Поэтому для выражения глубокого почтения к Богу в храмах принято стоять во время богослужений. И кто искренне, внимательно, всей душой молится, тот не ощущает усталости.

Конечно, люди, страдающие телесными недугами, либо нуждающиеся в дополнительном отдыхе (например, беременные женщины, люди пожилого возраста), могут сидеть на скамейках, имеющихся в храмах. Но во время чтения Евангелия и в особо важных моментах Литургии следует вставать. «Лучше сидя думать о Боге, чем стоя о ногах», – говорил московский святитель XIX века Филарет (Дроздов).

1.8. Обязательно ли вставать в храме на колени во время богослужения?

– Существуют такие моменты во время богослужения, когда священник и все молящиеся встают на колени, например, во время молитвы преподобного Ефрема Сирина и некоторых других молений великопостных служб, чтения молитв в День Святой Троицы, иногда встают на колени и во время молебнов. Поэтому, если священник и все молящиеся встали на колени, то желательно поступить так же.

В случаях, когда человек болен или когда в храме очень тесно, можно на колени не вставать.

1.9. Обязана ли христианка постоянно носить платок или только в храме? А если девушка не замужем?

– Традиция предписывает замужней христианке покрывать голову в храме или на домашней молитве. Платок является признаком замужней христианки: это знак власти, которой она подчинена – власти мужа. В Священном Писании сказано: «И всякая жена, молящаяся или пророчествующая с открытою головою, постыжает свою голову» (1 Кор. 11:5). «Итак муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа. Ибо не муж от жены, но жена от мужа; и не муж создан для жены, но жена для мужа. Посему жена и должна иметь на голове своей знак власти над нею, для Ангелов» (1 Кор. 11:7–10). В настоящее время такая благочестивая традиция распространяется на всех женщин. Соблюдая ее, женщины тем самым показывают свое смирение и послушание.

1.10. Может ли православная христианка носить брючный костюм или женские брюки? Допустимо ли в таком виде входить в храм Божий и участвовать в таинствах?

Называть брючный костюм или брюки исключительно принадлежностью мужской одежды – неправомерно. Брючный костюм или женские брюки являются элементами женской одежды (штаны в христианской Европе стали принадлежностью мужской одежды лишь в IX веке во времена болгарского царя Бориса).

Соблюдая соответствующие нормы приличия, православная христианка может в таком виде входить в храм Божий и участвовать в таинствах.

Современная одежда, подчеркивающая формы женского тела (например, узкие брюки), часто воспринимаются как соблазн для окружающих мужчин. Одежда и вообще внешний вид христиан, несомненно, должны выражать скромность и не подавать повода к соблазну у окружающих: «горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф.18:7–9). В отношении покроя одежды христианам следует учитывать реакцию окружающих людей, руководствуясь советом святого Василия Великого: «Должно избегать и такого дела или слова, которое дозволено Писанием, когда другие чем-либо подобным располагаются ко греху, или к тому, что теряют сколько ни есть усердия к добру».

Если стремление одеваться в одежду противоположного пола у христианина или христианки обусловлено ощущением принадлежности к противоположному полу или желанием привлекать внимание лиц своего пола, то это сфера вдумчивой пастырской и психологической помощи, но не повод оскорблять таких людей или даже изгонять из храма.

1.11. Есть ли какие-либо ограничения в церковной жизни для женщин, находящихся в естественной нечистоте?

– В условиях современного церковного бытия нет однозначного определения и отношения к правилам ритуальной нечистоты, происходящим из Ветхого Завета (см. Лев. Гл. 15). Наиболее распространенной в настоящее время является практика, позволяющая женщинам в такие дни входить в храм или его притвор, но не допускающаяся до Причастия и других церковных таинств. В случаях же тяжелой болезни и имеющейся смертельной опасности (согласно указанию Требника), такой человек не лишается Церковью Крещения и Причащения.

1.12. Придя в храм, кому надо поставить свечу в первую очередь и о чем надо молиться?

– Нет специального правила, кому и сколько свечей ставить. Можно сначала поставить свечу на подсвечник в центре храма, где на аналое обычно лежит икона праздника или храмовая икона, а также к образу Спасителя, Божией Матери, святым угодникам Божиим. Об упокоении усопших ставят свечу к кресту на прямоугольном подсвечнике – кануне.

В молитве в первую очередь выражают благодарность Господу Богу за Его благодеяния. Молятся о прощении грехов, которые человек совершил и чувствует от этого тяжесть на душе. Также можно просить помощи в имеющихся нуждах.

1.13. Можно ли во время Причащения ставить свечи и прикладываться к иконам?

– Желательно ставить свечи и прикладываться к иконам до начала богослужения, а если не успели – после его окончания. Во время богослужения все внимание должно быть обращено на то, что поется и читается в храме. Причащение – это самая важная часть богослужения, поэтому в этот период не следует ставить свечи и прикладываться к иконам, чтобы не мешать причастникам, которые в этот момент проходят по храму к Святой Чаше, а потом к столику с теплотой. Кто не причащается, должен стоять на одном месте и молиться, сохраняя благоговение перед величайшим таинством.

1.14. Как надо себя вести при каждении храма?

– Когда священнослужитель совершает каждение храма, надо посторониться, чтобы не мешать ему, и при каждении народа слегка наклонить голову. При этом не надо поворачиваться спиной к алтарю. Надо лишь слегка развернуться. Креститься в это время не следует.

1.15. Что делать, если ребенок в храме расплакался?

– Плачущего ребенка надо успокоить, а если это не удается, то выйти с ним из храма, чтобы не мешать молящимся.

Но смущаться этим не надо. Дети, которые бывают в храме каждое воскресение, обычно ведут себя спокойно.

1.16. Прикладываются ли к кресту в Радоницу?

– Да, как и в любой другой день. К кресту прикладываются по окончании богослужения по церковной традиции, потому что крест – это христианская святыня, символ веры и орудие нашего спасения.

1.17. Для чего по храму ходят с подносами и собирают деньги?

Молитвенное прошение человека к Богу должно подкрепляться готовностью и со своей стороны что-то принести Ему в дар. Это известно с самых ранних библейских времен. В этом духовный смысл жертвоприношений и разного вида пожертвований. Поэтому уже в древней Церкви люди делали денежные вносы. Святитель Иоанн Златоуст разъяснял тем, кто в его время не понимал значение сборов: «Ты не смущайся – не за деньги продаются блага небесные, не деньгами покупают их, а свободным решением дающего деньги, человеколюбием и милостыней. Если бы на серебро покупались эти блага, то женщина, положившая две лепты, не много получила бы. Но так как не серебро, а доброе намерение имело силу, то она, показав всю готовность, получила все. Итак, мы не должны говорить, что Царствие Небесное покупается за деньги, – не за деньги, а за свободное решение, которое проявляется через деньги. Однако, скажешь, и деньги нужны? Не деньги нужны, а решение. Имея его, ты можешь и за две лепты купить небо, а без него и за тысячу талантов не купишь того, что можешь купить за две лепты».

Пожертвования, которые делают верующие, имеют две стороны. Одна духовно-нравственная, а другая жизненно-практическая.

О духовной стороне говорит Господь: «Продавайте имения ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе вместилища неветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не приближается и где моль не съедает, ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лк. 12:33–34). И апостол Павел пишет: «Вы и в Фессалонику и раз и два присылали мне на нужду. Говорю это не потому, чтобы я искал даяния; но ищу плода, умножающегося в пользу вашу» (Фил. 4:16–17).

Практическая сторона. Церковь и люди ее живут в реальном мире. Жизнь прихода требует немалых расходов на приобретение церковной утвари, облачений, богослужебных книг, на содержание священнослужителей и сотрудников храма, преподавателей воскресной школы, а также на реставрацию, ремонт, на оплату за отопление, воду, электричество. Все эти затраты храмы вынуждены покрывать самостоятельно, а их доходы складываются, главным образом, из пожертвований верующих.

Христианин должен совершать приношения благотворительного характера по усердию. Апостол Павел писал к коринфянам: «Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог. Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело» (2 Кор. 9:7–8).

Отмечается, что «каждый прихожанин имеет своей обязанностью… содействовать благосостоянию прихода. На обязанности прихожан лежит забота о материальном содержании причта и храма» (Устав Русской Православной Церкви. Глава XVI. Приходы).

1.18. Если необходимо уйти до окончания Литургии, когда можно это сделать?

– В случае крайней необходимости уходить из храма можно в любое время. Но если с уходом можно помедлить, то нежелательно уходить во время чтения Евангелия, при пении Херувимской песни, во время Евхаристического канона. Если есть возможность, то желательно не уходить до возгласа священника «С миром изыдем», вскоре после причащения мирян.

1.19. Можно ли подойти на помазание во время всенощной службы некрещеному?

– В молитве на освящение елея подразумеваются верные, то есть крещеные христиане: «Господи Иисусе Христе, Боже наш, благословивый пять хлебов и пять тысящ насытивый, Сам благослови и хлебы сия, пшеницу, вино и елей, и умножи сия во граде сем, и во всем мiре Твоем, и вкушающия от них верныя освяти».

Если некрещеный человек проявляет искренний интерес к Церкви, то ему можно участвовать в помазании во время полиелея. Но важно не ограничиваться этим помазанием, а принять решение стать христианином через Святое Крещение.

Если же он воспринимает помазание как своего рода магию, как некое «церковное лекарство», но при этом вовсе не проявляет интереса к церковной жизни, то лучше на помазание не подходить.

1.20. Можно ли некрещеному человеку приложиться к мощам?

– К святым мощам и иконам некрещеным прикладываться можно, если они имеют веру и благоговение перед святыней.

Надо благодарить Бога, что некрещеный человек имеет благое желание приложиться к святыне, это может быть первым робким шагом на пути к Церкви, поэтому надо проявить внимание и снисхождение к такому человеку.

1.21. Как относиться к тому, что во время службы видится красивое свечение икон, врат и тому подобное?

– С большой осторожностью. Через такие видения может произойти обольщение лукавым духом, что приводит к состоянию, называемому в Православии прелестью. Также нужно быть осторожным и в отношении слышания голосов и каких-либо физических ощущений во время молитвы. Подобным видениям не надо придавать значения, стараться не обращать на них внимания, чтобы не прельститься. Если эти явления повторяются, то следует рассказать об этом священнику.

1.22. С какой стороны надо обходить иконы в храме – справа налево или слева направо?

– С любой. Главное, чтобы это делалось благоговейно, с молитвой и не мешало другим людям. Иконы обходят не ради исполнения какого-то обряда или ритуала, а ради молитвы, обращенной к Господу, Божией Матери и святым угодникам Божиим, чьи святые лики изображены на иконах.

1.23. Сколько цветов можно приносить в храм – четное или нечетное количество?

– Можно приносить любое количество цветов. Имеет значение не количество, а сердечное расположение приносящих.

Обычай дарить живым людям букеты с нечетным количеством цветов, а на кладбище нести четное их количество является человеческим установлением, не имеющим под собой никакого разумного обоснования, и лишь способствует возникновению суеверий. Например, некоторые люди панически боятся получить букет с четным количеством цветов, предвидя в этом свою скорую смерть. Однако количество подаренных цветов никаким образом не влияет на продолжительность жизни, которая всецело зависит от Бога.

1.24. Разрешается ли в храме фото- и видеосъемка?

– Общецерковного запрета на фото- и видеосъемку в храмах не существует (пример: трансляция Рождественских и Пасхальных богослужений с участием Патриарха). Однако лучше в каждом конкретном случае выяснять, не запрещена ли в храме съемка.

Одна из насущных проблем современной церковной жизни — развитие приходских общин. Важно, чтобы верующие, объединенные Чашей Евхаристии, стали не просто случайными знакомыми, но подлинными единомышленниками, помогающими друг другу в общем деле — деле спасения. Необходимо, чтобы человек не чувствовал себя в церкви случайным гостем, от которого ничего не зависит, чтобы храм действительно стал для него вторым домом, а община — второй семьей.

О том, как организовать жизнь прихода, а также о трудностях и проблемах, которые возникают на этом пути, мы беседуем с настоятелем храма Святой Живоначальной Троицы в Хохлах протоиереем Алексием Уминским.

— Отец Алексий, расскажите, как складывался Ваш приход?

— Постепенно. Наш храм находится в центре Москвы. Жилых домов здесь немного. Практически все здания, которые нас окружают, — это офисы, рестораны, кафе. И храмов вокруг достаточное количество. На расстоянии буквально вытянутой руки от нас находятся Иоанно-Предтеченский женский монастырь, храм святого равноапостольного князя Владимира, храм Трех Святителей на Кулишках, храм Живоначальной Троицы на Грязех. «Классических» прихожан, которые должны были бы быть приписаны к нашему приходу по месту жительства, у нас немного. А вначале их не было совсем. Поэтому, когда в 1992 году храм был возвращен Русской Православной Церкви, наш приход сосуществовал с приходом храма во имя святого равноапостольного князя Владимира, и настоятелем обоих храмов был протоиерей Сергий Романов.

— Храм был разрушен советской властью?

— Не разрушен, а закрыт в 1935 году.

— А что здесь было до 1992 года?

— Чего здесь только не было! И жилые помещения, и разные организации. Хотели даже разместить антропологический музей, в котором планировали хранить останки великих людей. К сожалению, судьба нашего храма нисколько не уникальна. Бывало и хуже… В алтаре храма Владимирской иконы Божией Матери, например, находились туалеты.

Храм Святой Живоначальной Троицы в Хохлах

— Ваша община отличается особой сплоченностью. Как Вы этого добились? Вы что-то делали специально, чтобы люди познакомились, узнали друг друга лучше?

— Понимаете, все-таки храм — это место, где совершается Евхаристия, а не клуб общения. Конечно, хорошо, если прихожане между собой знакомы, если у них есть возможность где-то пообщаться после службы. Но такое общение не должно становиться самоцелью. Я не думаю, что священник должен специально что-то такое придумывать, чтобы всех подружить. Верующих в храме объединяет общая Чаша, совместная молитва. И вся наша разнообразная деятельность вырастала не из желания непременно познакомиться, а из желания вместе жить духовной жизнью.

Пока храм стоял в разоренном состоянии, весь наш приход (20–30 человек) помещался в небольшом выгороженном уголке с простенькими, наклеенными на дощечки иконами. Прихожане стояли очень близко от алтаря, им было хорошо видно и слышно, что происходит, и смысл богослужения становился более понятным. А сложные моменты я объяснял после службы. Так как нас было не очень много, у меня было достаточно времени и возможностей, чтобы подробно исповедать каждого прихожанина: с каждым поговорить, на каждый вопрос ответить.

Все, что происходит в нашей общине, выросло в ней естественным путем. Подросли дети — появилась воскресная школа. Летом нужно куда-то поехать с детьми — нашлись прихожане-родители, которые стали организовывать поездки в лагеря. Из общения с детьми вырос наш маленький молодежный театр, он существует уже много лет. После Литургии прихожане хотят пообщаться с батюшкой и друг с другом? Значит, народ нужно покормить. А кто будет этим заниматься? Конечно, сами прихожане. Значит, нужно составить расписание, кто, что и когда готовит. Так появились списки тех, кто не просто время от времени заходит в наш храм — таких тоже много, но кто имеет возможность регулярно трудиться на приходе. За этих людей мы молимся на каждой Литургии, помимо того, что нам подают обычные записки на поминовение.

Вообще, у нас заведено такое правило: если прихожанин что-то умеет и как-то хочет этим послужить, он приходит и говорит: «Батюшка, я могу сделать вот это и вот это». И делает. Так у нас на приходе собралось очень много талантливых, живых людей. И сейчас дела обстоят так, что у нас нет необходимости в наемных работниках со стороны. В храме трудятся только наши прихожане, и нет ни одного работника, который не был бы членом нашего прихода.

— И на клиросе у Вас поет только любительский хор?

— Что значит «любительский»? Вы знаете, я ведь тоже любитель. Как священник, я любитель, потому что я люблю свое дело. У нас все «любители». Если Церковь — это мы, то здесь не может быть чужих людей, которые что-то делают не по велению сердца, а за деньги. А иначе как мы будем созидать дом духовный, о котором пишет апостол Петр (см.: 1 Пт. 2, 5)? Те, кто поет на клиросе, — это наши прихожане. То есть они сначала стали прихожанами, а потом начали петь на клиросе. Кто-то уже умел. Кто-то научился. Эти люди не просто профессионально поют, они молятся и причащаются за Божественной литургией. Наши прихожане читают на клиросе. Организацией чтения занимается регент и главный алтарник. Конечно, чтобы петь и читать на клиросе, нужно учиться. При храме у нас этому не учат, но при Свято-Владимирской православной гимназии, в которой я преподаю, можно получить уроки церковного пения и церковно-уставного чтения.

У нас в храме нет уборщиц, которым мы платили бы зарплату. Наши прихожане сами делятся на бригады, и в течение года каждая из таких бригад когда-то готовит, когда-то полностью убирает храм и, соответственно, приходской двор. Наши прихожане преподают в воскресной школе, читают лекции о культуре и искусстве на наших традиционных встречах; ведут киноклуб и подбирают фильмы для обсуждения.

Вот вы сегодня впервые пришли к нам в храм. Вас встретил, проводил в трапезную и накормил наш прихожанин — дядя Андрей, сторож, катехизатор и просто замечательный человек. Пока храм открыт, он стоит за свечным ящиком, беседует с теми, кто заходит в церковь в течение дня. Он обязательно с каждым поздоровается, каждому все расскажет, каждому все объяснит, всему научит. А когда храм закрыт, он делает уроки с нашими детьми, потому что по образованию он физик и математик. Вот такое у него разнообразное служение на нашем приходе.

— Как стать вашим прихожанином? Может ли к вам прийти просто, как говорится, человек с улицы?

— Ну, как люди становятся прихожанами? Приходят, начинают молиться, причащаться, осматриваться, и если они чувствуют себя тут комфортно, то остаются. У нас есть прихожане, которые не записаны ни в какие списки, не несут никаких послушаний — не все ведь имеют такую возможность, но ходят в храм в течение многих лет.

— Но не происходит ли в результате деление на чужих и своих?

— Такое искушение всегда существует. Многое зависит от священника. Иногда священник дает слабину: кого-то приближает к себе особенно, кого-то держит немножечко в стороне, причем часто в числе приближенных оказываются те, кто может обеспечить приход. Так появляются «ближний круг», «дальний круг», деление на своих и чужих. Приходом, в котором есть такая проблема, легко управлять, если не сказать резче — манипулировать.

Конечно, у священника могут быть какие-то личные симпатии. С кем-то он, может быть, просто дружит. Например, у меня на приходе есть старые друзья детства. Конечно, я буду ходить к ним в гости чаще, чем к каким-то другим прихожанам. Это нормально.

Но иногда складывается ситуация, когда прихожане со стажем считают, что они прямо такие «прихожане-прихожане», что имеют право на особое к себе отношение.

Приведу пример из нашей приходской жизни. К сожалению, у нас не очень большая трапезная, поэтому бывает так, особенно по большим праздникам, что места хватает не всем. В праздничные дни у нас собирается много людей, которые появляются не каждое воскресенье. Кто-то приезжает издалека, из Московский области, тратит на дорогу много денег. А на Пасху и Рождество в наш храм приходят не только наши прихожане, но и их друзья и родственники… Что же делать? Уступить им место за праздничным столом? Но ведь наши прихожане трудились весь год: и храм убирали, и готовили, и воскресные школы вели, всем помогали и чего только не делали…

И вот как-то раз перед Пасхой захожу я в трапезную и вижу, что наши прихожане места уже заняли: положили записки «Коля», «Таня», «Вася»… Я ужасно огорчился… Поговорил с ними серьезно. Больше подобных случаев у нас не было и, надеюсь, не будет. Стараемся как-то все помещаться… Хотя это трудно… Потому что, если в первые годы у нас было 20–30 человек, в этом году на Пасху у нас только причастников было 500.

— У вас на приходе собрались люди определенных взглядов и вкусов или вы все разные?

— Политические взгляды у наших прихожан, как мне кажется, все-таки разнообразные, хотя, конечно, не диаметрально противоположные. Нет среди нас крайних либералов или крайних фундаменталистов. А вкусы… Вкус мы воспитываем, начиная с того, каким мы сделали иконостас нашего храма, какие песнопения выбирает хор. Мы регулярно проводим обсуждение фильмов, книг.

— На эти обсуждения к вам могут прийти не только ваши прихожане?

— Конечно, все могут прийти.

— А по какому принципу вы выбираете фильмы для обсуждения?

— Мы выбираем то, что нам интересно, как правило, это признанные шедевры кинематографа… Ну, скажем, мы обсудили трилогию Луиса Бунюэля «Назарин», «Виридиана» и «Симеон Столпник». Сам Луис Бунюэль, хотя он и закончил иезуитскую школу, считал себя атеистом, он даже говорил: «Слава Богу, я атеист». И его фильмы показывают в общем-то крах христианства. Но не только. На мой взгляд, Бунюэль, как гениальный режиссер с потрясающей интуицией, показал нечто гораздо большее. Здесь есть о чем поговорить.

— Есть ли у этого начинания какой-то миссионерский потенциал?

— Ну, какой-то специальной миссионерской цели мы перед собой не ставим… Нет такого: «Вот, мы сейчас будем фильм обсуждать, но на самом-то деле мы, такие хитрецы, всех сейчас заманим в свои православные сети». Мы пытаемся смотреть на проблематику фильмов, которые обсуждаем, с христианской точки зрения. Может быть, на кого-то наши дискуссии могут оказать влияние. К нам действительно приходят разные люди. Вот, вчера, например, на обсуждении я многих видел впервые.

— Насколько для духовного развития прихожан важно просвещение, образование в вопросах веры?

— Любые знания для человека важны. Но прежде, чем давать прихожанину богословское образование, нужно убедиться в том, что он просто образован. Без общей базы знаний сложные богословские проблемы невозможно воспринять правильно. Богословие — это высокая наука, и она требует соответствующей степени понимания и восприятия. Церковные догматы не могут быть выучены как арифметические формулы или теоремы. Чтобы свидетельствовать о своей вере, нужно глубоко изучить ее основы. Это может сделать только человек думающий, мыслящий, читающий и образованный.

На нашем приходе прихожане, как мне кажется, при желании могут получить образование не хуже, чем в семинарии. Мы говорим с ними и о догматике, и о литургике, и о церковном искусстве. У нас читают лекции известные библеисты и церковные историки. Каждую субботу один из наших священников проводит беседу о Священном Писании. Каждую среду у нас собирается религиозно-философский клуб «София». В Москве, да я думаю и не только в Москве, при многих храмах существуют такие духовно-образовательные центры.

— Есть ли в Вашем храме фиксированная или рекомендованная сумма пожертвований за свечи, требы, книги и прочее?

— Нельзя рекомендовать сумму пожертвования… Пожертвование — дело добровольное.

— А что же делать? Ведь храму нужны средства?

— А нужно доверять… Это же твои люди… Нужно воспитать людей так, что они поняли, что жизнь храма зависит от них. В нашем храме нет вообще никаких цен. У нас все требы и свечи за пожертвования. Ну, кроме самых дорогих свеч, которые стоят 150 рублей. Может быть, кому-то важно купить дорогую свечу, и мы даем прихожанам такую возможность. А так… Хочешь купить свечу за копейку — пожалуйста!

Наш приход содержат не захожане, а прихожане. Они все делают своими руками. Они в курсе того, что происходит в их храме, на что живет приход, сколько получает священник за свои труды. Вся бухгалтерия Церкви должна быть совершенно прозрачна для прихожанина.

— Может быть, стоит вернуть практику церковной десятины?

— Я считаю, речь должна идти не о десятине, но о посильной и регулярной материальной помощи храму. Человек должен осознавать, что храм живет благодаря его труду, его пожертвованиям. Что приход — это его семья. Нужно сказать, что десятины в чистом виде в Русской Православной Церкви никогда не было. Десятину у нас платил только князь, простой народ никогда не был ею отягчен: для него десятина — это много.

— Социального работника на ставке у вас тоже, как я понимаю, нет, а как быть с социальной работой?

— Социальная работа — это в собесе. В Церкви — дела милосердия. У нас всяким делом всегда занимается весь приход. Хотя, конечно, есть лидеры — люди, ответственные за то или иное дело. Но, когда наступает зима, бездомным мы помогаем — всем приходом. Проводим и сбор средств, и сбор одежды, и благотворительные ярмарки, в которых участвуют все наши прихожане.

Раз в месяц у нас совершается Божественная литургия для детей, больных раком. Наши прихожане становятся волонтерами, привозят этих детей в храм на богослужение, кормят их, потом увозят обратно. Нет у нас такого, да и не может такого быть в Церкви, чтобы кому-то не было дела до того, чем занимается другой. Жизнь прихода — как и Литургия — это общее дело.

Фото Евгения Беспалова

Журнал «Православие и современность» № 38 (54)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *