Пример анафоры

В литературных произведениях часто используются стилистические приемы. В данной статье, которая поможет при подготовке к урокам литературы, рассмотрим, что такое анафора, каковы ее виды и функции, приведем конкретные примеры.

Определение

Анафора – это повторение слова или группы слов в начале стихотворных строк, параллельных фраз или предложений.

По-другому анафору часто называют единоначатием.

Виды

Анафора может быть нескольких видов:

  • звуковая (повторение начальных сочетаний звуков);
  • морфемная (повторение начальных частей слов);
  • лексическая (повторение начальных слов);
  • синтаксическая (повторение начальных синтаксических конструкций);
  • строфическая (повторение частей фразы в начале строф стихотворения).

Чаще всего встречается лексическая анафора.

Функции

Анафора является стилистической фигурой речи, которая способствует выразительности высказывания.

Анафора выполняет несколько функций:

  • усиливает значение начального слова;
  • усиливает значение всего предложения;
  • усиливает роль интонации.

Рис. 1. Функции анафоры

С помощью анафоры выделяются особо важные мысли, а также усиливается эмоциональность всего высказывания.

Примеры

Приведем примеры анафоры различных видов:

  • Край ты мой заброшенный,

Край ты мой, пустырь,

Сенокос некошеный,

Лес да монастырь.

(С. А. Есенин)

  • Отворите мне темницу,

Дайте мне сиянье дня,

Черноглазую девицу,

Черногривого коня.

(М. Ю. Лермонтов)

Что мы узнали?

Анафора (или единоначатие) – повторение слова или группы слов в начале стихотворных строк, параллельных фраз или предложений. Выделяют следующие виды анафоры: звуковая, морфемная, лексическая, синтаксическая, строфическая. Анафора способствует выразительности и эмоциональности высказывания. Ее используют для усиления значения начального слова или значения всего высказывания, а также для усиления роли интонации.

Тест по теме

  • Евхаристическая молитва (Анафора) проф. И.А. Карабинов
  • Анафора — Епиклезис Хуан Матеос и Роберт Тафт
  • Анафора: опыт историко-литургического анализа проф. Н.Д. Успенский
  • Собрание древних литургий восточных и западных А.В. Белоусов
  • «Анафора» на русском жестовом языке Д.А. Заварицкий
  • Структура Евхаристического канона (Анафоры)

Ана́фора (от греч. ἀναφορά — возношение) — 1) центральная молитва Божественной литургии; нередко называемая евхаристическим каноном, содержащая благодарения Богу и прошение совершить чудо преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы; 2) (иногда) вся Литургия верных.

Свое название – «Анафора» (в переводе с греческого «возношение»), молитва получила оттого, что во время ее чтения священнослужители «возносят» (в определенные моменты даже в прямом смысле) Евхаристические Дары Богу Отцу.

В греческих и славянских рукописях иногда анафорой обозначается вся литургия верных.

Общее замечание

Смысловым центром каждой евхаристической (полной) Литургии (святых Иоанна Златоуста, Василия Великого, ап. Иакова и других) является таинство Евхаристии («Благодарения»), а центром текстуальным – евхаристический канон, или молитва евхаристической Анафоры, читаемая архиереем или священником над хлебом и вином, приготовленными особым образом на Проскомидии, предваряющей совершение этого основного христианского богослужения. Свое название – «Анафора» (в переводе с греческого «возношение»), молитва получила оттого, что во время ее чтения священнослужители «возносят» (в определенные моменты даже в прямом смысле) Евхаристические Дары Богу Отцу.

Анафора, иначе именуемая Евхаристическим каноном, – «самый древний элемент богослужения всех Церквей» (иером. М. Арранц). У христиан византийской богослужебной традиции, к которым принадлежим и мы, слово «Анафора» уже, чем слово «Литургия». Анафора начинается от обращения (приглашения) священника к молящимся: «Благодарим Господа» – и заканчивается прославлением Божественного Имени и утверждением «Аминь». «Литургия» содержит всё чинопоследование (весь текст) этого богослужения, включая внеанафоральные элементы до и после Евхаристического канона.

В настоящее время, вопреки изначальной традиции, Анафора в основном читается священником в алтаре «тайно» (звучат лишь немногие, вырванные из контекста, тирады). А это лишает верующий народ активного, как в Древней Церкви, участия в Евхаристии. Человек может всю жизнь ходить в храм, но пребывать в полном неведении о важнейшей богослужебной молитве; между тем, знание ее текста абсолютно необходимо христианину для осмысленного восприятия Литургии. Непосредственно перед началом анафоры – с возгласом «Станем добре!..» – в нашем храме зажигают «большой свет», а по ее окончании – гасят (спасибо и за это указание). Это хороший видимый ориентир при чтении текста анафоры. Жирным шрифтом отмечены громко звучащие возгласы; серым цветом выделены позднейшие вставки и дополнения, которых нет в древнем авторском тексте анафоры св. Иоанна Златоуста; в квадратных и круглых скобках – редакторские научные заголовки и пояснения, отсутствующие, разумеется, в богослужебном тексте Литургии.

АНАФОРА СВЯТОГО ИОАННА ЗЛАТОУСТА
(по современному Служебнику)

Диак.: Станем добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити! Лик: Милость мира, жертву хваления. Свящ.: Благодать Госпо­да нашего Иисуса Христа, и любы (любовь) Бога и Отца, и причастие (общение) Святаго Духа буди со всеми вами. Лик: И со духом твоим. Свящ.: Горе имеим сердца. Лик: Имамы ко Господу. Свящ.:Благодарим Господа. Лик: Достойно и праведно! есть поклонятися Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Троице Единосущней и Нераздельней.

Свящ.: Достойно и праведно Тебе пети, Тебе благословити, Тя хвалити, Тя благодарити, Тебе поклонятися на всяком месте владычествия Твоего; Ты бо еси Бог неизреченен, недоведомь, невидимь, непостижимь, присно Сый, такожде Сый; Ты и Единородный Твой Сын и Дух Твой Святый; Ты от небытия в бытие нас привел еси и отпадшыя возставил еси паки, и не отступил еси, вся творя, дондеже нас на небо возвел еси и Царство Твое даровал еси будущее. О сих всех благодарим Тя, и Единородного Твоего Сына, и Духа Твоего Святаго, о всех, их же вемы и их же не вемы, явленных и неявленных благодеяниих, бывших на нас. Благодарим Тя и о Службе (греч. Литургии) сей, юже от рук наших прияти изволил еси, аще и предстоят Тебе тысящи архангелов и тмы ангелов, херувими и серафи­ми, шестокрилатии, многоочитии, возвышающиися пернатии, (возглашает:) победную песнь поюща, вопиюща, взывающа и глаголюща!

Лик: Свят, свят, свят, Господь Саваоф! исполнь небо и земля славы Твоея; осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне, осанна в вышних.

Свящ.: С сими и мы божественными силами, Владыко, человеколюбче, во­пием и глаголем: Свят еси и пресвят, Ты, и Единородный Твой Сын, и Дух Твой Святый; свят еси и пресвят, и великолепна слава Твоя, иже мир Твой тако возлюбил еси, якоже Сына Твоего Единородного дати, да всяк веруяй в Него не погибнет, но имать живот вечный: Иже пришед, и все еже о нас смотрение исполнив, в нощь, в нюже предаяшеся, паче же Сам Себе преда­яше за мирский живот, приемь хлеб во святыя Своя и пречистыя и непоро­ч­ныя руки, благодарив и благословив, освятив, преломив, даде святым Своим учеником и апостолом, рек : Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов! Лик: Аминь. Свящ.: Подобне и чашу по вечери, глаголя:Пийте от нея вси, сия есть кровь Моя новаго завета, яже за вы и за многи изливаемая во оставление грехов! Лик: Аминь.

Свящ.: Поминающе убо ныне спасительную сию заповедь, и вся, яже о нас бывшая: крест, гроб, тридневное воскресение, на небеса восхожде­ние, одесную седение, второе и славное паки пришествие (возглашает): Твоя от Твоих, Тебе приносяща о всех и за вся!

Лик:Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш.

Свящ.: Еще приносим Ти словесную сию и безкровную Службу (Литургию), и просим, и молим, и мили ся деем: низпосли Духа Твоего Святаго на ны и на предлежащыя Дары сия, Диак.: Благослови, владыко, святый хлеб. Свящ.:и сотвори убо хлеб сей честное Тело Христа Твоего. Диак.: Аминь. Благослови, владыко, святую чашу. Свящ.: А еже в чаши сей, честную Кровь Христа Твоего. Диак.: Аминь. Благослови, владыко, обоя. Свящ.: Преложив Духом Твоим Святым. Диак.: Аминь, аминь, аминь.

Свящ.: Яко же быти причащающимся во трезвение души, во оставле­ние грехов, в приобщение Святаго Твоего Духа, во исполнение Царствия Небеснаго, в дерзновение еже к Тебе, не в суд или во осуждение. (Здесь священник молится, чтобы причастники обрели в Святых Дарах душевное трезвение, оставление грехов, общение со Святым Духом, наступление Царства Небесного и чтобы дерзновенное приближение к Богу не вменилось им во осуждение).

Свящ.: Еще приносим Ти словесную сию Службу о иже в вере почив­ших: праотцех, отцех, патриарсех, пророцех, апостолех, проповедни­цех, еван­гелистех, мученицех, исповедницех, воздержницех, и о всяком дусе праведнем, в вере скончавшемся, (возглашает:) изрядно о Пресвятей, пречистей, преблагословенней, славней Владычице нашей Богоро­дице и Приснодеве Марии! (Свящ. приносит хода­тайство о патриархах, пророках, апостолах, мучениках, исповедниках и особенно «изрядно» – о Богородице.) Лик: Достойно есть яко воистину… (поется всем известный Богородичный гимн).

Свящ.: О святем Иоанне пророце… (продолжение воспоминаний – Иоанна Крестителя, апостолов, всех святых и вновь – усопших. Затем – поминовение церковной иерархии, моления о Церкви, о богохранимой стране нашей, о гражданских властях; затем священник возглашает:)

В первых помяни, Господи, великого господина и отца нашего (имярек), Святейшаго Патриарха Московскаго и всея Руси, и госпо­дина нашего (Высоко)преосвященнейшего (имя и титул правящего архиерея), их же даруй Святым Твоим церквам в мире, целых, честных, здравых, долгоденствующих, право правящих слово Твоея истины! Лик: И всех и вся.

Свящ.: Помяни, Господи, град сей, в немже живем, и всякий град и стра­ну, и верою живущих в них. (И далее следует поминовение плавающих, путешествующих, болящих и страждущих, плененных…; поминает также поименно всех, кого хочет, и в завершение возглашает:)

И даждь нам единеми усты и единем сердцем славити и воспевати пречестное и великолепое Имя Твое: Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков! (Конечное славословие Божественного Имени – и окончание анафоры). Лик: Аминь. (Повернувшись к народу лицом, невидимый за алтарной завесой, священник громко благословляет народ:) И да будут милости Великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа со всеми вами!Лик: И со духом твоим. (В нашем храме гаснет «большой» свет.)

СОДЕРЖАНИЕ АНАФОРЫ

Основное содержание евхаристической анафоры, если прочесть ее как композиционно связный текст, сводится к следующему:

Префацио: благодарение Бога за творение мира и промысл; служба людей Творцу возводит к воспоминанию ангельского служения («жертва хваления»): «Свят, свят, свят» – Санктус, который переходит к искупитель­ным подвигам Иисуса Христа, описанию Тайной вечери с «установи­тельными словами». Далее (анамнесис) воспоминаются претерпленные Им крест, погребение, воскресение, вознесение, седение одесную Отца и возносится наше благодарение (евхаристия) («Твоя от Твоих…!»).

Эпиклезис начинается с повторения идеи приношения («Еще приносим»), затем следует усердное призывание Святого Духа ради «преложения» Св. Даров и освящения верных, их вкушающих.

В интерцессионес – моления о почивших («о всяком дусе (духе) праведном»); особое воспоминание Богоматери («Изрядно о Пресвятей…»), Иоанна Предтечи, апостолов, всех святых, поминание Церкви небесной и земной, иерархии, клира, властей, страны, града и всех людей. Это – остатки древних диптихов, читавшихся дьяконом во время совершения священником анафоры, а затем вошедших в ее текст. Длинный ряд поминовений «всех и вся» завершается громким славословием Имени Святой Троицы – Отца и Сына и Святого Духа, – что символизирует особую близость христиан к Богу.

Доц. Ю. Рубан, кандидат исторических наук, кандидат богословия

Анафора святого Иоанна Златоуста (по греческому Евхологию «Barberini gr. 336», VIII в.)

Общие замечания

Смысловым центром каждой так называемой «полной» Литургии (то есть имеющей Евхаристический канон) – свв. Иоанна Златоуста, Василия Великого, ап. Иакова и других – является таинство Евхаристии (греческоеЭвхаристиа – буквально значит «Благодарение»), а центром текстуальным – молитва евхаристической анафоры, читаемая предстоятелем (архиереем или священником) над хлебом и вином, приготовленными особым образом на Проскомидии, предваряющей совершение этого основного христианского богослужения. В настоящее время, вопреки изначальной традиции, Анафора читается «тайно», что лишает верующий народ активного, как в Древней Церкви, участия в Евхаристии. Во всяком случае, знание ее текста абсолютно необходимо каждому христианину для осмысленного восприятия Литургии. Свое название – «Анафора» («Возношение»), молитва получила от того, что во время ее чтения священник «возносит» (в определенные моменты даже в прямом смысле) Евхаристические Дары Богу Отцу. .

Анафора, иначе именуемая Евхаристическим каноном – самый древний элемент богослужения всех Церквей. При этом следует учитывать, что у христиан византийской традиции (к которой принадлежим и мы, славяне) слово анафора уже, чем слово Литургия. Анафора начинается от обращения (приглашения) священника к молящимся: «Благодарим Господа» – и заканчивается прославлением Божественного Имени и утверждением «Аминь»! «Литургия» содержит всё чинопоследование (текст) этого богослужения, включая внеанафоральные элементы до и после евхаристического канона. До патриарха Никона (1652–1658), стремившегося максимально приблизить русский богослужебный обиход к любезному его сердцу греческому, вместо слова «Литургия» чаще употреблялся его не совсем точный русский перевод – «(Божественная) Служба». Поскольку же терминыЕвхаристия, Анафора, Литургия, Таинство Тела и Крови и другие обозначают различные аспекты одного и того же евхаристического служения, то они могут употребляться в литургической литературе в качестве синонимов.

Евхаристия – таинство Тела и Крови Господа, – установленная Им на Тайной Вечере, совершалась затем Его апостолами и позднейшими христианами «в воспоминание» этого события (Лк 22:19), – то есть в соединении с вечерней трапезой, в завершение которой над преломляемым хлебом и чашей произносились славословия и благодарения. Поэтому древнейшие анафоры (II–III вв.), известные науке, носят название анафор трапезного типа.

Начиная со II-го века происходит отделение Евхаристии от вечерней трапезы и перенесение ее на утро. В книге Завещания (II–III вв.) встречаем реальную службу: «хваление зари», чтения из Писания и евхаристию. В IV столетии в Антиохии отдельные элементы Анафоры – «хвалебные, жертвенные и трапезные – перерабатываются великими литургистами-богословами, и создаются классические анафоры антиохийского типа, которые, отвечая греческому вкусу эпохи, являются литературными шедеврами и в то же время очень глубокими богословскими трактатами. Такому типу принадлежат анафоры VIII-й книги Апостольских постановлений, св. Иакова, св. Василия Великого, св. Иоанна Златоуста и еще несколько десятков на греческом, сирийском, коптском, армянском и эфиопском языках» (иером. М. Арранц).

Этот процесс формирования композиционно и логически связной молитвы-анафоры протекал под знаком выкристаллизации элементов, которые в дальнейшем получили значение непременных в анафоре, а в литургической науке стали известны под названиями: префацио (praefacio), анамнесис (ajnavmnesi§), епиклесис (ejpivklesi§) и интерцессионес (intercessiones), то естьвведение, воспоминание, призывание и ходайства.

Приводимая здесь Анафора заимствована из древнейшего сохранившегося греческого (византийского) Служебника (Евхология), известного в науке как «Евхологий Барберини 336», VIII в., и хранящегося в Ватиканской библиотеке. Русский перевод (не всегда точный) см.: Собрание древних Литургий Восточных и Западных в переводе на русский язык. Вып. 2. СПб, 1875 (репринт: М., 1998). С. 124–129. Для настоящего занятия этот перевод выправлен по критическому изданию текста рукописи: L’Eucologio Barberini gr. 336 (ff. 1–263) / Edizione a cura di S. Parenti ed. E. Velkovska. Roma, 1995, p. 31–38; Арранц М., иером. Избранные сочинения по литургике. Т. III. Евхологий Константинополя в начале XI в. Рим–М., 2003. С. 569–575.

Писцовые уставные ремарки и заголовки набраны курсивом; в угловых скобках – подразумеваемый Евхологием текст, не приведенный писцом ради экономии места (то же – многоточием без всяких скобок). Внесенные нами в текст современные заголовки и учебно-методические пояснения (разумеется, отсутствующие в рукописи) заключены в квадратные скобки. Сравните этот древнейший сохранившийся греческий текст Анафоры св. Иоанна Златоуста с текстом его же Анафоры в древнейшем (из сохранившихся) русском Служебнике: по изданию: Рубан Ю. Служебник Варлаама Хутынского (ГИМ, Син. 604/343, конец XII – начало XIII в.): (Описание, тексты, комментарии). – Euchologion («Sluzebnik») Sancti Barlaami Chutynensis, finis XII – initium XIII seculi. – Museum Historicum Nationale (Mosquae). Sectio librorum manuscriptorum. Collectio synodalis, n 604/343 // Ученые Записки Российского Православного университета ап. Иоанна Богослова. Вып. 2. М., 1996; Рубан Ю. Древнейшая русская Литургия // София (Новгород), 1998. № 4. С. 11–14.

Священник

Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога и Отца, и общение Святого Духа да будет со всеми вами.

Народ: И со духом Твоим!

Священник: Горе будем иметь (вознесём) сердца!

Народ: Имеем (вознесём) ко Господу!

Священник: Будем благодарить Господа!

Народ: Достойно и справедливо!

Священник начинает Святое возношение (Анафору)

Достойно и справедливо Тебя воспевать, Тебя благословлять, Тебя хвалить, Тебя благодарить, Тебе покланяться на всяком месте владычества Твоего; ибо Ты – Бог неизреченный, недоведомый, невидимый, непостижимый, всегда сущий, тождественно сущий: Ты, и Единородный Твой Сын, и Дух Твой Святой. Ты привел нас из небытия в бытие, и падших восстановил опять, и не перестал совершать все, пока не возвел нас на небо и даровал будущее Царство. За все это благодарим Тебя и Единородного Твоего Сына и Духа Твоего Святого; за всё, что мы знаем и чего не знаем, явные и неявные благодеяния Твои, совершившиеся на нас. Благодарим Тебя и за эту Службу (Литургию), которую Ты сподобил принять от рук наших, хотя и предстоят Тебе тысячи архангелов и тьмы ангелов, херувимы и серафимы, шестикрылые, многоокие, высоко парящие, окрылённые. Возглашает: Победную песнь поющие,.<вопиющие, взывающие и говорящие: «Свят, свят, свят, Господь Саваоф…!»>

Священник тайно:

С этими силами, человеколюбивый Владыка, и мы возглашаем и говорим: Свят Ты и всесвят, и Единородный Твой Сын, и Дух Твой Святой; свят Ты и всесвят, и великолепна слава Твоя. Ты так возлюбил мир Твой, что отдал Сына Твоего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную, Который придя и исполнив всё домостроительство о нас, в ту ночь, в которую Он предал Себя, взяв хлеб в Свои святые и пречистые и непорочные руки, благодарив и благословив, преломил и подал святым Своим ученикам и апостолам, сказав: Возглашает:»Примите, вкусите, это – тело Мое, за вас преломляемое для отпущения грехов!» Подобным образом и чашу после вечери подал, говоря: «Пейте из нее все, это – кровь Моя нового завета (союза), за вас и за многих проливаемая для отпущения грехов!»

Народ: Аминь!

Священник тайно:

Итак, вспоминая эту спасительную заповедь и всё совершившееся ради нас: Крест, гроб, тридневное Воскресение, восшествие на небеса, сидение по правую руку , Второе и славное пришествие вновь, Возглашает: Твоё из Твоего принося Тебе по всему и для всего!

Народ: Тебя воспеваем!

Священник тайно говорит:

Еще приносим Тебе эту словесную и бескровную службу, и просим, и молимся, и умоляем: Ниспошли Духа Твоего Святого на нас и на эти предлежащие Дары.

И, восстав, знаменует, говоря тайно:

И соделай этот хлеб драгоценным телом Христа Твоего, преложив Духом Твоим Святым. Аминь.

А то, что в этой чаше, – драгоценной кровью Христа Твоего, преложив Духом Твоим Святым. Аминь.

Священник тайно:

Чтобы они были для причащающихся к трезвенности души, во оставление грехов, в общение Святого Твоего Духа, к достижению (исполнению) Царства, к дерзновению перед Тобой, не в суд или во осуждение.

Ещё приносим Тебе эту словесную службу о скончавшихся в вере отцах, патриархах, пророках, апостолах, проповедниках, евангелистах, мучениках, исповедниках, воздержниках и о всяком праведнике, скончавшемся (букв. достигшем совершенства!) в вере. Возглашает:Особенно пресвятой, пречистой, преславной, благословенной Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии!

святом Иоанне, Предтече и Крестителе, и святых и всеславных апостолах, и святого такого-то, память которого мы ныне совершаем, и всех святых Твоих, ради молитв которых призри на нас, Боже.

И помяни всех, скончавшихся в надежде воскресения к жизни вечной, и упокой их, где зрится свет лица Твоего.

Еще просим Тебя: помяни, Господи, всякое епископство православных, верно преподающих слово Твое истины, всякое пресвитерство, во Христе диаконство и весь священнослужительский сонм.

Еще приносим Тебе эту словесную службу о Вселенной , о святой Твоей Кафо(т)олической и Апостольской Церкви, о пребывающих в чистоте и благочестивой жизни, о проводящих жизнь в горах, и пещерах, и ущельях земли; о благоверных царях, христолюбивой царице, всей палате и воинстве их. Дай им, Господи, мирное царствование, чтобы в мире их и нам проводить тихую и безмятежную жизнь во всяком благочестии и чистоте.

Во-первых помяни, Господи, архиепископа нашего (такого-то).

Помяни, Господи, плавающих, путешествующих, больных, страждущих, пленных, и спасение их.

Помяни, Господи, приносящих плоды и делающих добро во святых Твоих церквах, и помнящих о бедных, и на всех нас ниспосли Твои милости. Возглашает: И дай нам одними устами и одним сердцем прославлять и <воспевать всечтимое и великолепное Имя Твое – Отца, и Сына, и Святого Духа, – ныне, и всегда, и во веки веков>! И будут милости великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа!

АНАФОРА СВЯТОГО ИОАННА ЗЛАТОУСТА
(Структура. Темы основных разделов)

Д.: Станем добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити… Свящ.: Благодать Господа нашего Иисуса Христа… Горе имеим сердца (вознесём ввысь сердца). Люди: Имамы (имеем ) ко Господу. Свящ.: Благодарим Господа. Люди: Достойно и праведно!

Анафора

Достойно и праведно Тебе пети, Тебе благословити, Тя хвалити… (1-я молитва анафоры, окончанием которой является возглас священника): Победную песнь поюща, вопиюща, взывающа и глаголюща. Люди: Свят, свят, свят, Господь Саваоф!…

С сими и мы божественными силами, Владыко, человеколюбче, вопием и глаголем… (2-я молитва анафоры; заканчивая ее, свящ. возглашает установительные слова Господа на Тайной вечере): Приимите, ядите, сие есть тело Мое… Пийте от нея вси, сия есть кровь Моя новаго завета!…

Поминающе убо ныне спасительную сию заповедь… (3-я молитва анафоры; заканчивая ее, свящ. возглашает): Твоя от твоих, Тебе приносяща о всех и за вся!

Еще приносим Ти… .

И сотвори убо хлеб сей честное тело Христа Твоего. … А еже в чаши сей, честную кровь Христа Твоего. … Преложив Духом Твоим Святым (освящение Св. Даров).

Якоже быти причащающимся во трезвение души… (священник молится, чтобы причастники обрели в Св. Дарах душевное трезвение, оставление грехов, общение со Святым Духом, наступление Царствия Небеснаго и чтобы дерзновенное приближение к Богу не вменилось им во осуждение).

Еще приносим Ти словесную сию службу о иже в вере почивших, праотцех… (священник приносит ходатайство о патриархах, пророках, апостолах, мучениках, исповедниках «И о всяком дусе праведнем в вере скончавшемся»,особенно же – изрядно – о Богородице, – как свидетельствует завершающий молитву возглас): Изрядно о Пресвятей…!

О святем Иоанне пророце… (продолжение воспоминаний – Иоанна Крестителя, апостолов, всех святых и вновь – усопших. Затем – поминовение церковной иерархии, моления о Церкви, о богохранимой стране нашей.)

Священник возглашает: В первых помяни, Господи, великого господина и отца нашего Алексия (Кирилла)… (патриарха), и господина нашего высокопреосвященнейшего… (правящего архиерея). Помяни, Господи, град сей, в немже живем… (и далее поминовение плавающих, путешествующих, болящих и страждущих, плененных…)

И даждь нам единеми усты и единем сердцем славити и воспевати… (конечное славословие Имени – и окончание Анафоры).

СОДЕРЖАНИЕ АНАФОРЫ

Основное содержание евхаристической анафоры, если прочесть ее как композиционно связный текст, сводится к следующему:

Префацио: благодарение Бога за творение мира и промысл; служба людей Творцу возводит к воспоминанию ангельского служения («жертва хваления»): «Свят, свят, свят» – Санктус, который переходит к искупительным подвигам Иисуса Христа, описанию Тайной вечери с установительными словами. Далее (анамнесис) воспоминаются претерпленные Им крест, погребение, воскресение, вознесение, седение одесную Отца и возносится наше благодарение (евхаристия) («Твоя от Твоих…»).

Эпиклезис начинается с повторения идеи приношения («Еще приносим»), затем следует усердное призывание Святого Духа ради «преложения» Св. Даров и освящения верных, их вкушающих.

В интерцессионес – моления о почивших («о всяком дусе праведном») – особое воспоминание Богоматери («Изрядно о Пресвятей»), Иоанна Предтечи, апостолов, всех святых, поминание Церкви небесной и земной, иерархии, клира, властей, страны, града и всех людей. Это – остатки древних диптихов, читавшихся дьяконом во время совершения священником анафоры, а затем вошедших в ее текст. Длинный ряд поминовений «всех и вся» завершается славословием Имени Св. Троицы: Отца и Сына и Св. Духа.

Материалы к курсу лекций «Основы православной литургики»
Доц. Ю. Рубан, кандидат исторических наук, кандидат богословия

Анафора — это сти­ли­сти­че­ская фигу­ра речи, обо­рот поэ­ти­че­ской речи, состо­я­щий в повто­ре­нии началь­ных созву­чий, частей слов, сло­во­со­че­та­ний и син­так­си­че­ских кон­струк­ций.

Узнаем. что такое ана­фо­ра в лите­ра­ту­ре. Приведем при­ме­ры ана­фо­ры в поэ­ти­че­ской и про­за­и­че­ской речи.

В худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре одним из средств созда­ния образ­ной и выра­зи­тель­ной речи явля­ет­ся ана­фо­ра. В пере­во­де с гре­че­ско­го этот линг­ви­сти­че­ский тер­мин бук­валь­но зна­чит «выне­се­ние, отне­се­ние».

Что такое анафора

АНАФОРА (греч. αναφορα — воз­вра­ще­ние, еди­но­на­ча­лие) — повто­ре­ние каких-либо сход­ных зву­ко­вых эле­мен­тов в нача­ле смеж­ных рит­ми­че­ских рядов (полу­сти­ший, строк, строф): «Наше ору­жие — наши пес­ни, Наше золо­то — зве­ня­щие голо­са».

Анафора — одна из фигур худо­же­ствен­ной речи. В про­из­ве­де­нии этот сти­ли­сти­че­ский при­ем исполь­зу­ет­ся худож­ни­ка­ми сло­ва с целью уси­ле­ния эмоционально-торжественного, воз­вы­шен­но­го тона, смыс­ло­во­го и логи­че­ско­го выде­ле­ния наи­бо­лее важ­ных мыс­лей, объ­еди­не­ния в одно целое раз­лич­ных по стро­е­нию и син­так­си­че­ско­му уров­ню кон­струк­ций.

Анафора пред­став­ля­ет собой обо­рот поэ­ти­че­ской речи, состо­я­щий в повто­ре­нии оди­на­ко­вых слов, выра­же­ний, зву­ко­вых соче­та­ний, син­так­си­че­ских постро­е­ний в нача­ле сти­хо­твор­ных строф, частей слож­но­го пред­ло­же­ния, фраз, пери­о­дов, абза­цев в про­за­и­че­ском худо­же­ствен­ном про­из­ве­де­нии.

Примеры анафоры в литературе

Наиболее широ­ко ана­фо­ра рас­про­стра­не­на в поэ­ти­че­ских текстах:

Блажен, кто смо­ло­ду был молод,
Блажен, кто вовре­мя созрел…

(А. Пушкин)

Люблю лебе­дей,
Холодных и чистых, как Ладога.
Люблю лебе­дей,
Светящихся белы­ми лам­па­ми.
Люблю лебе­дей
За лёг­кость летя­щую линий.
Люблю лебе­дей —
Они вырас­та­ют из лилий.

(Г. Серебряков)

Анафора может быть зву­ко­вой, когда в нача­ле строк повто­ря­ют­ся толь­ко оди­на­ко­вые зву­ки или зву­ко­вые соче­та­ния. Приведем клас­си­че­ский при­мер зву­ко­вой ана­фо­ры:

Грозой сне­сен­ные мосты,
Гроба с раз­мы­то­го клад­би­ща.

(А.С. Пушкин)

Морфемная ана­фо­ра пред­по­ла­га­ет повто­ре­ние частей слов или одних и тех же мор­фем, как в сти­хо­тво­ре­нии «Узник» М.Ю.Лермонтова:

Черногла­зую деви­цу,
Черногри­во­го коня!..

В поэ­ти­че­ской и про­за­и­че­ской речи часто упо­треб­ля­ет­ся лек­си­че­ская ана­фо­ра, кото­рая состо­ит в повто­ре­нии оди­на­ко­вых слов в нача­ле стро­ки, стро­фы или каж­дой части пред­ло­же­ния в про­зе. Она при­да­ет остро­ту и выра­зи­тель­ность, под­чер­ки­вая извест­ные момен­ты, как лейт­мо­тив в музы­каль­ном про­из­ве­де­нии, напри­мер в этой стро­фе С. Есенина:

Край ты мой забро­шен­ный,
Край ты мой, пустырь,
Сенокос неко­ше­ный,
Лес да мона­стырь.

Всё раз­но­об­ра­зие, вся пре­лесть, вся кра­со­та сла­га­ет­ся из тени и све­та. (Л.Толстой)

Влюбиться не зна­чит любить. Влюбиться мож­но и нена­ви­дя. (Ф.Достоевский)

Будешь счаст­лив, Калистратушка!
Будешь жить ты при­пе­ва­ю­чи!

(Н.А. Некрасов. Калистрат)

Синтаксическая ана­фо­ра состо­ит в повто­ре­нии оди­на­ко­вых или одно­тип­ных син­так­си­че­ских кон­струк­ций, что созда­ет осо­бый эффект выра­зи­тель­но­сти худо­же­ствен­ной речи.

Есть кни­ги, кото­рые чита­ют­ся; есть кни­ги, кото­рые изу­ча­ют­ся тер­пе­ли­вы­ми людь­ми; есть кни­ги, что хра­нят­ся в серд­це нации. (Л.Леонов)

Быть может, вся Природа — моза­и­ка цве­тов?
Быть может, вся Природа — раз­лич­ность голо­сов?
Быть может, вся Природа — лишь чис­ла и чер­ты?
Быть может, вся Природа — жела­нье кра­со­ты?

(К. Бальмонт)

Как мы шли в ноч­ную сырость,
Как бежа­ли мы сквозь тьму —
Мы не ска­жем коман­ди­ру,
Не рас­ска­жем нико­му.

(М.А. Светлов. В раз­вед­ке)

Ко мне при­плы­ва­ла зеле­ная рыба,
Ко мне при­ле­та­ла белая чай­ка,
А я была дерз­кой, злой и весё­лой
И вовсе не зна­ла, что это — сча­стье.

(А.Ахматова. У само­го моря)

Приведем при­мер стро­фи­че­ской ана­фо­ры:

Мама,
У тебя такие ста­рые воло­сы…
Мама,
У тебя совсем моло­дые гла­за.
А в комо­де лежит отре­зан­ная моло­дость —
Длинная и чер­ная коса.

(Майя Румянцева. Баллада об отре­зан­ной косе)

Дополнительные мате­ри­а­лы по теме: «Что такое ана­фо­ра» и «Примеры ана­фо­ры в худо­же­ствен­ной лите­ра­ту­ре».

Стилистические фигуры – фигуры речи, усиливающие ее воздействие благодаря определенным синтаксическим построениям, но не привносящие нового содержания.

АНАФОРА — единоначатие, повторение определенного слова или отдельных звуков в начале нескольких строф, стихов или полустиший.

АНАФОРА (греч. anaphora – вынесение; русский термин – единоначатие) – стилистическая фигура; скрепление речевых отрезков (частей фразы, стихов) с помощью повтора слова или словосочетания в начальной позиции.

Например:
Это – круто налившийся свист,
Это – щёлканье сдавленных льдинок,
Это – ночь, леденящая лист,
Это – двух соловьёв поединок.
(Б. Л. Пастернак, «Определение поэзии»)

Анафора, как и вообще всякого рода повторения отдельных слов или выражений, независимо от местоположения их, придает часто стиху остроту и выразительность, подчеркивая известные моменты подобно руководящему мотиву (лейтмотив) в музыкальном произведении.

Так, в строфе Блока:
Опять с вековой тоскою
Пригнулись к земле ковыли,
Опять за туманной рекою
Ты кличешь меня издали… –

анафорическое «опять» в первом и третьем стихе строфы оттеняет «вековечность» русской тоски и несмолкаемость голоса, который зовет куда-то поэта.

Другим примером анафоры могут быть:

1) анафорическое «сумрак» в полустишиях тютчевского стиха:

«Сумрак тихий, сумрак сонный», где повторением слова «сумрак» поддерживается определенное мелодическое воздействие стиха или

2) анафорическое «край» или приближающиеся к полной словесной анафоре «эти» и «эта» в знаменитой строфе Тютчева:
Эти бедные селенья,
Эта скудная природа —
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа.

Расположением в этой строфе анафор в начале каждой пары стихов Тютчев, конечно, подчеркивает, что именно «эти селенья» и «эта природа», родной ему край — Россия.

Разновидности анафоры

1. Анафора звуковая — повторение одних и тех же сочетаний звуков.

Например:
Грозой снесённые мосты,
Гроба с размытого кладбища»
(Пушкин А.С.)

2. Анафора морфемная — повторение одних и тех же морфем или частей слов.

Например:
Чёрноглазую девицу,
Чёрногривого коня!..
(Лермонтов М.Ю.)

3. Анафора лексическая — повторение одних и тех же слов:

Например:
Не напрасно дули ветры,
Не напрасно шла гроза.
(Есенин С.А.)

4. Анафора синтаксическая — повторение одних и тех же синтаксических конструкций:

Например:
Брожу ли я вдоль улиц шумных,
Вхожу ль во многолюдный храм,
Сижу ль меж юношей безумных,
Я предаюсь моим мечтам.
(Пушкин А.С.)

6. Строфико-синтаксическая анафора

Например:
Пока не жаждет пулемет
Распотрошить людскую гущу,
Живет и здравствует омет
Средь мельниц, урожай жующих.
Пока не страждет командарм
Рассечь врага одним ударом,
Амбары полнятся недаром
Полей золотоносным даром.
Пока не скажет вражий гром
Свое вступительное слово,
В полях не может быть иного
Ловца пространств, чем агроном.
(Тихонов Н.С.)

Анафорой называют также стихотворение, все слова которого начинаются одним и тем же звуком.

Например:
Лучистый лен любовно лепит
Лазурь ласкающих лесов,
Люблю лукавых лилий лепет,
Летящий ладан лепестков.

Часто анафора соединяется с другой риторической фигурой — градацией.

ГРАДАЦИЯ (от лат. gradatio — постепенное возвышение) — стилистическая фигура, заключающаяся в последовательном нагнетании или, наоборот, ослаблении сравнений, образов, эпитетов, метафор и других выразительных средств художественной речи.

Различается два вида градации — климакс (подъем) и антиклимакс (спуск).

Климакс — одна из популярных фигур русской поэзии, в которой слова и выражения в фразе расположены в порядке их возрастающего значения.

Антиклимакс — фигура, в которой слова и выражения расположены по силе интонации и по смыслу в нисходящем порядке.

Например:
Присягаю ленинградским ранам,
Первым разоренным очагам;
Не сломлюсь, не дрогну, не устану,
Ни крупицы не прощу врагам.
(О.Г.Бергольц)

Наиболее распространена трехчленная градация.

Впечатление градации усиливается особым ритмико-синтаксическим строением, часто — анафорой (смотрите выше).

Например:
Люблю тебя капризною мечтой,
Люблю тебя всей силою души,
юблю тебя всей кровью молодой,
Люблю тебя, люблю тебя, спеши!

Иногда средние члены градации по своему логическому значению не образуют строгого нарастания, но благодаря мелодии стиха, синтаксическим его особенностям, получается впечатление градации, которое в этом случае более явственно при декламации.

Сами по себе более или менее равносильные образы цветов, источника, лучей и неба образуют нарастающий ряд, главным образом, благодаря тому, что первый образ выражается одним словом — общим понятием, во втором выделяется существенный признак, а третий и четвертый начинаются с анафорического и, повышающего интонацию, которая достигает кульминации своей в усилительном прилагательном «самый», предваряющем последний образ.

И обратно, смысловое нарастание, не поддержанное ритмико-синтаксически, не дает достаточного ощущения градации.

Например, у Жуковского:
«Были и лето, и осень дождливы,
Были потоплены пажити, нивы,
Хлеб на полях не созрел и пропал,
Сделался голод, народ умирал».

Градация может быть принципом композиции целого стихотворения.

Например строфическая градация с анафорой у Тютчева в стихотворении: «Восток белел… Восток алел… Восток вспылал…» или у Фета стихотворение: «Я пришел к тебе с приветом»:
Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало;
Рассказать, что лес проснулся,
Весь проснулся, веткой каждой,
Каждой птицей встрепенулся
И весенней полон жаждой;
Рассказать, что с той же страстью,
Как вчера, пришел я снова,
Что душа все так же счастью
И тебе служить готова;
Рассказать, что отовсюду
На меня весельем веет,
Что не знаю сам, что буду
Петь — но только песня зреет.

Подобным же образом мы можем наблюдать градацию в сюжетном строении более крупных литературных жанров, сказок, новелл и пр., например, в народной сказке «Мена» (у Афанасьева, параллели у бр. Гриммов, Андерсена и др.), в «Сказке о рыбаке и рыбке» и др., в повести Леонида Андреева «Жизнь Василия Фивейского», в библейской истории Иова и т. п.

ЭПИФОРА (от греч. epiphora — добавление, повторение) — стилистическая фигура — повторение одного и того же слова в конце смежных отрезков речи, одна из разновидностей параллельных синтаксических конструкций.

Например:
Я обманывать себя не стану,
Залегла забота в сердце мглистом.
Отчего прослыл я шарлатаном,
Отчего прослыл я скандалистом?
И теперь уж я болеть не стану.
Прояснилась омуть в сердце мглистом.
Оттого прослыл я шарлатаном,
Оттого прослыл я скандалистом.
(С. Есенин)
Милый друг, и в этом тихом доме
Лихорадка бьет меня.
Не найти мне места в тихом доме
Возле мирного огня!
(А. Блок)
Ну, а я… Иду дорогой,
Не тяжел привычный труд:
Есть кой-где, что верят в бога.
Нет попа,
А я и тут.
Там жених с невестой ждут, —
Нет попа,
А я и тут.
Там младенца берегут, —
Нет попа,
а я и тут.
(А. Твардовский)
Меня зовут юнцом безусым,
Мне это, право, всё равно.
Зато не величают трусом…
Давным-давно… Давным-давно…
Иной усищи крутит яро,
Бутылкам всем глядится в дно,
Но сам лишь копия гусара…
Давным-давно… Давным-давно…
Иной клянётся страстью пылкой,
Но, коли выпито вино,
Вся страсть его на дне бутылки…
Давным-давно… Давным-давно…
Влюблённым море по колено,
Я с ними в этом заодно,
Но караулит всех измена…
Давным-давно… Давным-давно…
(А. Гладков)

Стилистический приём повтора одних и тех же звуков на концах смежных слов в строках можно ярко продемонстрировать простой рифмой. Это – грамматическая эпифора.: Иногда с целью подчеркивания важности какого-то одного слова или словосочетания его повторяют в конце строфы или строк, образуя так называемую тавтологическую рифму.

Эпифора, как и анафора, имеет свои разновидности:

1. Грамматическая эпифора — приём повтора одних и тех же звуков на концах смежных слов в строках. Примеры её часто встречаются в детских стихах

Например:
На балконе дружно жили
Мак, нарцисс.
Они дружили.

2. Лексическая эпифора — повторение в конце отрезка речи одного и того же слова.

Например:
Когда подымет океан
Вокруг меня валы ревучи,
Когда грозою грянут тучи,
Храни меня, мой талисман.
В уединенье чуждых стран,
На лоне скучного покоя,
В тревоге пламенного боя
Храни меня, мой талисман…
(А.С.Пушкин)

Фестончики, все фестончики: пелеринка из фестончиков, на рукавах фестончики, эполетцы из фестончиков, внизу фестончики, везде фестончики. (Н. В. Гоголь)

3. Семантическая эпифора — повторение в конце синонимичного слова.

Например:
Под трубами повити, под шеломы възлелеяны, конец копия въскръмлени… («Слово о полку Игореве»)

4. Риторическая эпифора.

Примеры этого приёма можно встретить в песнях, особенно часто – в русских народных. Детская песенка про двух гусей прекрасно демонстрирует его своими незабвенными строчками: «Один – серый, другой – белый, два весёлых гуся», а также стихи Юлии Друниной «Ты рядом»:
Ты – рядом, и все прекрасно:
И дождь, и холодный ветер.
Спасибо тебе, мой ясный,
За то, что ты есть на свете.
Спасибо за эти губы,
Спасибо за руки эти.
Спасибо тебе, мой любый,
За то, что ты есть на свете.
Ты – рядом, а ведь могли бы
Друг друга совсем не встретить…
Единственный мой, спасибо
За то, что ты есть на свете!

Часто в поэзии употребляют повтор первого четверостишия в заключении. Иногда они слегка отличаются, чаще – повторяются дословно. Это также риторическая эпифора.

Примеры – стихи той же Ю. Друниной «Есть время любить». Начинаются они со слов: «Есть время любить, есть – писать о любви», а в конце эти строки повторяются с небольшим изменением: вместо слова «писать» автор использует глагол «читать».
Есть время любить,
Есть — писать о любви.
Зачем же просить:
«Мои письма порви»?
Мне радостно –
Жив на земле человек,
Который не видит,
Что времени снег
Давно с головой
Ту девчонку занес,
Что вдоволь хлебнула
И счастья, и слез…
Не надо просить:
«Мои письма порви!»
Есть время любить,
Есть — читать о любви.

Часто в прозе авторы хотят подчеркнуть значимость какого-то одного момента, эпизода, предмета. Тогда художник слова использует повтор эпизода или одной какой-то фразы, отрывка.

Вот как использует эпифору бдестящий оратор Цицерон: «Вы скорбите о том, что три войска римского народа истреблены, — истребил их Антоний. Вы не досчитываетесь прославленных граждан — и их отнял у нас Антоний. Авторитет нашего сословия ниспровергнут — ниспроверг его Антоний. Словом, если рассуждать строго, все то, что мы впоследствии увидели (а каких только бедствий не видели мы?), мы отнесем на счет одного только Антония» (Цицерон. Вторая филиппика против Марка Антония).

Эпифора постоянно используется в самых разных стихотворных жанрах.

Например, в стихотворении Ф.Г. Лорки «Пустыня» (перевод М. Цветаевой):
Прорытые временем лабиринты — исчезли.
Пустыня — осталась.
Несмолчное сердце — источник желаний — иссякло.
Пустыня — осталась.
Закатное марево и поцелуи пропали.
Пустыня — осталась.
Умолкло, заглохло, остыло, иссякло, исчезло.
Пустыня — осталась.

Совсем по-другому воспринимается эпифора, содержащаяся в эпиграмме О.Э. Мандельштама на художника Н.И. Альтмана (написавшего портрет поэта):
Это есть художник Альтман,
очень старый человек.
По-немецки значит Альтман —
очень старый человек».

Подлинную трагедию одиночества выражают стихи З.Н. Гиппиус, уже очень немолодой поэтессы, потерявшей мужа Д.С. Мережковского, с которым она не разлучалась ни на один день более 50 лет. Стихи, посвященные их с мужем секретарю и давнему другу В.А. Злобину, являются примером эпифоры, имеющей даже графическое выражение:
Одиночество с Вами… Оно такое,
Что лучше и легче быть ОДНОМУ.
Оно обнимает густою тоскою,
И хочется быть совсем ОДНОМУ.
Тоска эта — нет! — не густая — пустая.
В молчаньи проще быть ОДНОМУ.
Птицы-часы, как безвидная стая,
Не пролетают — один к ОДНОМУ.
Но Ваше молчание — не беззвучно,
Шумы, иль тень, все к ОДНОМУ.
С ними, пожалуй, не тошно, не скучно,
Только желанье — быть ОДНОМУ.
Этом молчаньи ничто не родится,
Легче родить самому — ОДНОМУ.
В нем только что-то праздно струится…
А ночью так страшно быть ОДНОМУ.
Может быть, это для Вас и обидно,
Вам ведь привычно быть ОДНОМУ.
И Вы не поймете… И разве не видно,
Легче и Вам, без меня — ОДНОМУ.

Эпифора в чистом виде употребляется реже, чем анафора, но в ослабленном варианте (параллелизм синонимов или грамматических форм) — гораздо чаще.

Эпифора как фигура противоположна анафоре, в соединении с которой образует новую фигуру — симплоку.

К этим фигурам близок параллелизм — одинаковое синтаксическое построение отрезков речи.

ПАРАЛЛЕЛИЗМ (от греч. — идущий рядом, параллельный) — композиционный прием, подчеркивающий структурную связь двух (обычно) или трех элементов стиля в художественном произведении; связь этих элементов состоит в том, что они располагаются параллельно в двух или трех смежных фразах, стихах, строфах, благодаря чему выявляется их общность.

Современной поэтикой установлены следующие типы параллелизма:

1. Синтаксический параллелизм, наиболее распространенный, заключается в том, что в смежных стихах соблюдается одинаковая структура предложений.

Например:
В синем море волны плещут,
В синем небе звезды блещут.
(А. Пушкин)

И, новым преданный страстям,
Я разлюбить его не мог;
Так храм оставленный — все храм,
Кумир поверженный — все бог!
(М. Лермонтов)

Утихает светлый ветер,
Наступает серый вечер,
Ворон канул на сосну,
Тронул сонную струну.
(А. Блок)

Когда умирают кони — дышат,
Когда умирают травы — сохнут,
Когда умирают солнца — они гаснут,
Когда умирают люди — поют песни.
(В. Хлебников)

Ко мне приплывала зеленая рыба,
Ко мне прилетала белая чайка!
(А. Ахматова)

Светлою волною всколыхнулись свечи.
Темною волною всколыхнулись думы.
(М.Цветаева.)

Алмаз шлифуется алмазом,
Строка диктуется строкой.
(С. Поделков)

Два бессмертия у Волги —
устье и исток.
Две тревоги у солдата —
Запад и Восток!
Две надежды у деревьев —
осень и весна.
Две заботы у солдата —
пушка и война…
(А. Недогонов)

Синтаксический параллелизм способствует ритмизации речи и выполняет в тексте усилительно-выделительную функцию. Он может поддерживаться лексическим повтором, использованием слов одной лексико-семантической или тематической группы.

Например:
Высокая стоит луна.
Высокие стоят морозы.
Далекие скрипят обозы.
И кажется, что нам слышна
Архангельская тишина.
(И.Северянин.)

Синтаксический параллелизм как стилистический прием часто встречается в произведениях устного народного творчества в виде аналогии, сближения явлений (например, явлений природы и человеческой жизни).
То не ветер ветку клонит,
Не дубравушка шумит.
То мое сердечко стонет,
Как осенний лист дрожит.
(русская народная песня).

2. Строфический параллелизм состоит в том, что в смежных строфах стихотворения повторяется одинаковое синтаксическое, а иногда и лексическое построение:
Горе несешь — думаешь,
Как бы с плеч сбросить,
Куда бы его покинуть,
Где бы его оставить.
Счастье несешь — думаешь,
Как бы с ним не споткнуться,
Как бы оно не разбилось,
Кто бы его не отнял.
(В. Тушнова)

На внутристрофических контрастных параллелях построено стихотворение М. Лермонтова «Парус»:
Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом.
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?
Играют волны, ветер свищет,
И мачта гнется и скрипит…
Увы, он счастия не ищет,
И не от счастия бежит!
Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой.
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в буре есть покой!

3. Ритмический параллелизм выражается в том, что мотивы стихотворения подчеркиваются соответствующим повтором ритмического рисунка.

Например:
Сад весь в цвету,
Вечер в огне,
Так освежительно-радостно мне!
Вот я стою,
Вот я иду,
Словно таинственной речи я жду.
Эта заря,
Эта весна
Так непостижна, зато так ясна!
Счастья ли полн,
Плачу ли я,
Ты – благодатная тайна моя.
(А.А. Фет)

4. Помимо прямого параллелизма, в поэзии встречается отрицательный параллелизм, состоящий в том, что первый член параллели дается с отрицательной частицей «не». Такая форма параллелизма особенно употребительна в народной поэзии, нередка она и в авторских стихах.

Например:
Не ветра шумят холодные,
Не пески бегут зыбучие, –
Снова горе подымается,
Словно злая туча черная.
Не ветер бушует над бором,
Не с гор побежали ручьи,
Мороз-воевода дозором
Обходит владенья свои.
(Н. Некрасов)

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ПОВТОРЫ – повторение одного и того же слова, словосочетания.

Например:

И вот мама приготовила на три дня три обеда, три завтрака и три ужина и показала мальчикам, как их нужно разогревать. (Е.Шварц)

Путем повторения слова в тексте выделяется ключевое понятие. Поэтому убирать лексические повторы из речи нужно не всегда.

В одних случаях это невозможно, в других – будет ненужным обеднением, обесцвечиванием речи.

Несколько однокоренных слов в предложении стилистически оправданы и в том случае, если родственные слова являются единственными носителями соответствующих значений и их не удается заменить синонимами.

Лексические повторы могут использоваться и как средство юмора. В пародийном тексте нагромождение одинаковых слов отражает комизм описываемой ситуации.

1) Самовыражайся, не выражаясь!

2) Казалось, что хотелось, но, оказалось, хотелось, потому что казалось;

3) Очень важно уметь вести себя в обществе. Если приглашая даму на танец, вы наступили ей на ногу, и она сделала вид, что не заметила этого, как она заметила, но сделала вид, что не заметила.

В художественной речи словесные повторы могут выполнять разные стилистические функции. Это необходимо учитывать, давая стилистическую оценку использованию слова в тексте.

СИМПЛОКА (греч. — сплетение) — фигура синтаксического параллелизма в смежных стихах, у которых а) одинаковые начало и конец при разной середине и б) наоборот, — разные начало и конец при одинаковой середине.

Образцы симплоки первого вида чаще встречаются в народной поэзии.

Например:
Во поле березонька стояла,
Во поле кудрявая стояла.
(Народная песня)
Было пированье, почестный пир,
Было столованье, почестный стол.
(Русская былина)

Очень редка симплока первого вида в авторской поэзии.

Например:
Всегда и всюду
Двое так идут
И думают —
Всё мирозданье — тут.
Всё — только руку протяни — все тут.
Всё — только пристальней взгляни — все тут.
Всё — только крепче обними — все тут.
И соловьи поют,
И поцелуй,
И хруст шагов в лесу…
(В. Луговской)

Что же ты, песня моя,
Молчишь?
Что же ты, сказка моя,
Молчишь?
(П. Васильев)

Примеры симплоки второго вида:
Молодым везде у нас дорога,
Старикам везде у нас почёт.
(В. Лебедев-Кумач)

Море люблю с кораблями,
Небо люблю с журавлями.
(В. Боков)

Ненавижу всяческую мертвечину!
Обожаю всяческую жизнь!
(В. Маяковский)

Симплоку, на первый взгляд, легко спутать с параллелизмом. Однако это действительно только на первый взгляд, поскольку на самом деле симплока имеет мало общего с параллелизмом. При параллелизме повторяются (причем полностью, точно) сами конструкции, а не слова: слова в параллельных структурах всегда разные. Что же касается симплоки, то с ее помощью воспроизводятся слова и только поэтому, как следствие — конструкции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *