Проблемы биоэтики

1. Перечислите и охарактеризуйте основные принципы биоэтики

Принципы биоэтики — это фундаментальные понятия биомедицинской этики, на базе которой вырабатываются конкретные моральные нормы поведения врача и медика-исследователя и которые могут быть положены в основу сложной системы обеспечения здоровья народонаселения.

Следует отметить, что международная общественность и научно-медицинское сообщество ведет постоянную работу в этом направлении.

К основным принципам биоэтики относятся:

  • · принцип «не навреди» (модель Гиппократа);
  • · принцип «делай благо» (модель Парацельса);
  • · принцип автономии личности (биоэтическая модель);
  • · принцип справедливости (деонтологическая модель).

Рассмотрим первый принцип «не навреди» (non nocere). Этот принцип являлся главным в эпоху Гиппократа. Можно выделить основные виды вреда, нанесенные врачом:

  • 1. Вред от бездействия или неоказания помощи.
  • 2. Вред, вызванный недобросовестностью, небрежностью или злым, корыстным умыслом. К примеру, около 20-30% операций совершаются без необходимости (в США). Академик Осипов проверял несколько клиник, где делают аборты, и оказалось, что примерно половину абортов делают небеременным женщинам. Таким образом, видим, что на первом месте стоят корыстные мотивы, то есть, экономический интерес.
  • 3. Вред, вызванный неверными, неквалифицированными (или необдуманными) действиями.
  • 4. Неизбежный объективно необходимый вред пациенту от диагностики и лечения. В данном случае действует принцип адекватности, соразмерности и ожидаемого результата. Диагностический риск не должен превышать важности получаемой информации. Терапевтические и хирургические риски не должны быть выше важности получаемого результата. Наиболее ярко встает проблема о болезни, возникшей после предыдущего лечения. биоэтика евгеника лекарство фармацевтический

Так же медицинская этика рассматривает вред, наносимый врачом в рамках проблемы ятрогении. Ятрогения — это любая патология, возникающая в связи с медицинскими действиями — диагностическими, лечебными, профилактическими. Ятрогении могут возникнуть в результате, как ошибочных неправильных действий врача, так и правильных, правомерных (с позиции современных медицинских знаний) действий врача, которые могут повлечь патологические реакции, требующие современного распознавания, устранения и профилактики.

Так же к видам вреда относятся врачебные (медицинские) ошибки. Это добросовестные заблуждения врача в его профессиональной деятельности, имеющие в основе: несовершенство современного состояния медицинской науки и методов обследования больного, объективные внешние условия работы врача, а также недостаточную подготовку.

Принцип «делай благо (твори добро)»

Этот принцип являлся главным в эпоху Парацельса (Парацельс: «Сила врача — в его сердце»). Принцип «делай благо» — это не запрет, а такая норма, которая требует некоторых позитивных действий. Его смысл передается иногда с помощью таких слов, как благодеяние, благотворительность, милосердие, филантропия. Существуют определенные сложности в понимании и обосновании принципа «делай благо». Так, в самой крайней форме он может истолковываться в смысле обязательного самопожертвования и крайнего альтруизма. Иногда принцип «делай благо» понимается, как моральный идеал, а не моральное обязательство — хотя следование ему и заслуживает одобрения, но вместе с тем нельзя считать аморальным и осуждать того, кто отказывается делать доброту другому.

Конкретные отношения (взаимодействия) врача и пациента в биоэтике представлены в четырех основных моделях, которые предложил известный американский врач Роберт Вич.

Первая модель — патерналистская (отношение к пациенту как к «сыну»). Вариантом является сакральная (священная) модель — отношения, где пациент смотрит на врача как на бога.

Вторая модель — инженерная, характеризуется тем, что втач или медсестра сводят свою роль к тому, чтобы восстановить какие-то функции, устранять «поломки» в организме пациента.

Третья модель — коллегиальная, характеризуется полным доверием медицинского персонала и пациентов. Пациент и врач почти как коллеги обсуждают вопросы пациента.

Четвертая модель — контрактная, характеризуется обязательным адекватным информированием пациента и договором между медиком и пациентом строить свои отношения на основе знания и уважения прав друг друга и выполнения обязанностей. Ведущая модель для платной медицины; четкое следование контракту.

Принцип автономии личности (биоэтическая модель)

Этот принцип биомедицинской этики, основанный на единстве прав врача и пациента, предполагающий их взаимный диалог, при котором право выбора и ответственность не сосредоточиваются всецело в руках врача, а распределяются между ним и пациентом.

Таким образом, этот принцип один из основополагающих в настоящее время в биомедицинской этике, когда ставится под сомнение безусловная и исключительная компетентность врача в определении блага пациента. Только автономная личность может делать свободный выбор, и только там, где есть такой выбор, можно говорить об ответственности, вообще применять какие бы то ни было этические категории. Действие можно считать автономным лишь в том случае, если тот, кто его осуществляет, действует преднамеренно, т.е. в соответствии с некоторым замыслом, с пониманием, того, что он делает и без внешних влияний, определяющих результат действия. Если, скажем, доктор предлагает пациенту какую-либо хирургическую операцию, то пациенту вовсе не обязательно иметь все те специальные знания, которыми располагает доктор, для того, чтобы сделать автономный выбор: ему достаточно понимать лишь существо дела. В конечном счете, он может согласиться или не согласиться с предложением, принять или не принять замысел доктора, но и в том случае, когда он соглашается, он, по сути, авторизует намерение доктора, то есть делает его своим собственным решением. Вполне возможно что, делая свой выбор, пациент будет руководствоваться в первую очередь авторитетом доктора. Но и в этой ситуации выбор, на котором остановится пациент, будет именно его собственным и, значит, автономным решением.

Вообще говоря, принцип уважения автономии опирается на представление о том, что человеческая личность самоценна независимо от каких бы то ни было привходящих обстоятельств. В этой связи Кант высказывает такое соображение, являющееся сегодня основой всех этических кодексов, регулирующих моральную и юридическую сторону медицинских вмешательств в физическое и психическое существование человека: каждая личность — самоцель и ни в коем случае не должна рассматриваться как средство для осуществления каких бы то ни было задач, хотя бы это были задачи всеобщего блага. С этой мыслью Канта перекликаются знаменитые слова Ф.М. Достоевского из Братьев Карамазовых о том, что всеобщее счастье невозможно, если во имя его пролита хотя бы одна слезинка ребенка.

Типичный пример — информирование безнадежно больного пациента о диагнозе его заболевания. Само сообщение правдивой информации в этом случае может нанести ему непоправимый вред, подорвать его психические и моральные силы. Поэтому если пациент сам не задает вопрос о том, чем он болен, врач может и не сообщать ему диагноз, хотя такое действие и будет идти вразрез с принципом уважения автономии пациента. Отметим, впрочем, что ныне действующее российское законодательство дает пациенту право знать о таком диагнозе, хотя при этом закон и отмечает, что информация должна быть сообщена в деликатной форме. Таким образом, в этом случае обман пациента, который задает врачу вопрос о своем диагнозе, будет нарушением не только морального принципа, но и правовой нормы.

Следует отметить, что действие принципа уважения автономии естественным образом ограничивается в отношении тех, кто не в состоянии действовать автономно — детей, пациентов с психическими заболеваниями, тех, кто находится в состоянии алкогольного или наркотического опьянения и тому подобное. При этом существенно, что ограничение автономии оправдывается другим принципом — делай благо, то есть действуй с целью защитить такого человека от вреда, который он может причинить себе.

Принцип справедливости

Принцип справедливости, как он понимается в биомедицинской этике, можно сформулировать так: каждый должен получить то, что ему причитается. Каждый при этом может относиться либо к отдельному человеку, либо к группе людей, выделяемых по тому или иному основанию. Будет справедливым распределять социальное пособие среди членов такой социальной группы, как малообеспеченные граждане, и будет несправедливым раздавать его всем подряд.

В отличие от рассмотренных ранее принципов данный принцип предназначен для ориентировки в таких ситуациях, когда наши оценки, решения и действия затрагивают не кого-то одного, а разных людей или разные социальные группы.

Принцип справедливости имеет не абсолютную, но лишь относительную силу. Если, к примеру, в ситуации с пересадкой донорского органа окажется, что пациент, занимающий более далекое место на листе ожидания, находится в критической ситуации, то мы можем поступиться обязательствами, вытекающими из принципа справедливости, и руководствоваться принципом не навреди. Впрочем, отказ от соблюдения очереди в этом случае можно интерпретировать и в том смысле, что мы пользуемся-таки принципом справедливости, но обращаемся к критерию потребности и исходим из степени ее остроты.

Рассмотрим материальные критерии справедливости:

  • · первым является критерий равенства: «каждый должен получить по равной доле»;
  • · критерий потребности: «удовлетворение не всяких, а только разумных потребностей»;
  • · «каждому по труду»;
  • · «доля каждого определяется его заслугами, достоинствами»;
  • · критерий распределения — доля каждого определяется механизмами рыночного обмена.

Таким образом, ни один из рассмотренных критериев не является абсолютным, пригодным на все случаи жизни. В то же время каждый из них имеет свою область, в которой он выглядит наиболее обоснованным. Более того, нередко мы, принимая конкретные решения, комбинируем два или более из этих критериев.

Таким образом, взаимоотношения между представителями различных профессий (врачами, медсестрами, администраторами, социальными работниками) и пациентами образуют сложную социальную сеть, через которую реализуются индивидуальные, групповые и государственные интересы, связанные с вопросами охраны здоровья.

2. Какие цели преследует евгеника? Кто впервые предложил этот термин? Назовите основные виды евгеники? Охарактеризуйте методы позитивной и негативной евгеники?

Какие цели преследует евгеника?

Евгеника (с греческого — «хорошего рода», «породистый») — учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. Учение призвано бороться с явлениями вырождения в человеческом генофонде.

Цели евгеники: она призвана разрабатывать методы социального контроля, которые могут исправить или улучшить расовые качества будущих поколений, как физические, так и интеллектуальные. Евгенические методы направлены на то, чтобы остановить генетическое вырождение населения.

Кто впервые предложил этот термин?

Основные принципы евгеники были сформулированы Фрэнсисом Гальтоном в конце 1883 году. Он предложил изучать явления, которые могут улучшить наследственные качества будущих поколений (одаренность, умственные способности, здоровье). Первые эскизы теории были представлены им в 1865 году в статье «Наследственный талант и характер» («Hereditary Talent and Character»), более детально разработаны в книге «Наследование таланта» («Hereditary Genius», 1869).

Гальтон в 1883 году ввел понятие евгеники для обозначения научной и практической деятельности по выведению улучшенных сортов культурных растений и пород домашних животных, а также по охране и улучшению наследственности человека. Сейчас под термином «евгеника» понимают именно теорию о наследственном здоровье человека и путях его улучшения.

Первоначально перед евгеникой ставились гуманные цели (борьба с наследственными заболеваниями, общее увеличение интеллектуального потенциала человечества и т. п.). Евгеника была поддержана современными Гальтону научными кругами и стала академической дисциплиной, преподававшейся во многих колледжах и университетах.

Евгеника была широко популярна в первые десятилетия XX века, но впоследствии стала ассоциироваться с нацистской Германией, отчего её репутация значительно пострадала. В послевоенный период евгеника попала в один ряд с нацистскими преступлениями, такими как расовая гигиена, эксперименты нацистов над людьми и уничтожение «нежелательных» социальных групп. Однако к концу XX века развитие генетики и репродуктивных технологий снова подняли вопрос о значении евгеники и её этическом и моральном статусе в современную эпоху.

Назовите основные виды евгеники?

Охарактеризуйте методы позитивной и негативной евгеники?

Различают «позитивную» и «негативную евгенику».

Позитивная евгеника ставит своей задачей обеспечить преимущества для воспроизводства наиболее физически или интеллектуально одаренных людей.

Цель позитивной евгеники — содействие воспроизводству людей с признаками, которые рассматриваются, как ценные для общества (отсутствие наследственных заболеваний, хорошее физическое развитие, иногда — высокий интеллект).

Методы позитивной евгеники включают в себя обеспечение, например, финансового преимущества для воспроизводства наиболее физически или интеллектуально одаренных. Так в Сингапуре с 1982 года действует особая программа, стимулирующая плодовитость образованных женщин и ограничивающая ее среди необразованных.

Негативная евгеника предполагает лишение неполноценных граждан возможности продолжения рода и передачи по наследству «субнормальных» генов. Исторически в качестве основного объекта негативной евгеники рассматривались алкоголики, психиатрические больные, наркоманы, больные сифилисом, уголовные преступники, «половые извращенцы» и другие.

Цель негативной евгеники — прекращение воспроизводства лиц, имеющих наследственные дефекты, либо тех, кого в данном обществе считают физически или умственно неполноценными.

К методам негативной евгеники относят: принудительную стерилизацию, запрет на межрасовые браки.

Первый закон о принудительной стерилизации был принят в 1907 в штате Индиана (США). Стерилизация разрешалась по генетическим основаниям. Позднее подобные законы были приняты почти в тридцати штатах США. Всего в США до 2-й мировой войны было зарегистрировано около 50 000 случаев принудительной стерилизации. Евгенические программы, включавшие методы насильственной стерилизации, существовали также в Канаде и во многих западноевропейских странах.

Так же в то время многие американские штаты ввели законы, запрещающие межрасовые браки по евгеническим основаниям. Человек считался «негром», если у него было всего 1/32 «негритянской крови».

В современной науке многие проблемы евгеники, особенно борьба с наследственными заболеваниями, решаются в рамках генетики человека.

3. Назовите и охарактеризуйте основные биоэтические проблемы создания и воспроизводства лекарств

К основным биоэтическим проблемам создания и воспроизводства лекарств относятся:

  • · проблема по созданию и исследованию инновационных лекарственных средств;
  • · проблема охраны интеллектуальной собственности в области разработок инновационных лекарственных средств;
  • · проблема морально-нравственных характеристик исследователей;
  • · проблема этических и правовых вопросов, касающихся генома человека при создании лекарств, для лечения наследственных болезней, дефектов и т.п. (проблемы геномики);
  • · биоэтические проблемы протеомики;
  • · биоэтические проблемы фетальной терапии;
  • · биоэтические проблемы по созданию лекарств в области генных технологий.

Рассмотрим эти проблемы более подробно.

Проблема по исследованию и созданию инновационных лекарственных средств

Она заключается в том, что модель процесса создания и воспроизводства лекарственных средств является чрезвычайно ресурсоемким и длительным процессом. Включающим в себя около десяти этапов последовательного решения необходимых задач, которые на каждом этапе требуют как теоретических, так и практических решений, подтвержденных к тому же соответствующими регламентирующими документами, а так же международными и национальными документами, определяющими этические нормы, морально-нравственные принципы, и правовые основы разработки лекарственных средств.

Проблема охраны интеллектуальной собственности в области разработок инновационных лекарственных средств

В условиях острой конкурентной борьбы охрана и защита прав разработчиков новых лекарств, способов их изготовления, промышленных образцов и торговых марок, а также лекарственных технологий лечения и предупреждения заболевания требуется на всех этапах данных процессов, включая постоянный мониторинг, связанный с охраной инновационной и интеллектуальной собственности. Непременным условием такой охраны является высокая морально-нравственная зрелость персонала.

Проблема морально-нравственных характеристик исследователей

Она заключается в том, что при создании и исследовании лекарств на различных их этапах, полученные данные по ряду причин не могут быть полно и объективно проверены. Это требует повышенных требований к морально-нравственным характеристикам самих исследователей. Они не должны быть тенденциозными, что влечет за собой увеличение вероятности ошибки наблюдателя и необоснованного перехода к следующему этапу в процессе создания и производства лекарств.

Таким образом, биоэтические позиции специалистов, занятых в цепи исследований и разработок по созданию лекарств и продвижению их на рынок, а также производству и доведению до потребителя, то есть в сфере обращения лекарств, являются решающим элементом в реализации проблемы эффективной медицинской помощи, основанной на принципах доказательной терапии и фармакотерапии, фармацевтической бдительности и фармакоэкономики.

Проблема этических и правовых вопросов, касающихся генома человека при создании лекарств, для лечения наследственных болезней, дефектов и т.п. (проблемы геномики)

Геномика — это наука, занимающаяся расшифровкой и изучением генома организма.

Расшифровка генома человека породило множество проблем этического и нравственного порядка. Проблема заключается в том, что до сих пор не найдено ответа на вопрос — кому принадлежит информация по расшифровке генома человека: всему человечеству или компаниям, которые ее открыли. Желание патентовать геном обусловлено тем, что полученная информация может быть использована для создания различных лекарств, которые будут полезны в лечении наследственных болезней, различных дефектов и т.п. По мнению ряда ученых, эти лекарства смогут изменять генетическую основу ряда заболеваний, в том числе диабета. Грядущие баснословные барыши, которые могут быть получены фармацевтическими компаниями при условии монополии на эти лекарства, обусловили жесткую конкуренцию между ними, в связи с чем эта проблема обсуждалась на Окинавской встрече глав государств «большой восьмерки», однако решение так и не было найдено.

Таким образом, хотя многие вопросы, связанные с использованием в клинической практике лекарств, созданных на генетической основе, еще не разрешены, тем не менее прогнозируется, что через несколько десятков лет индивидуальная расшифровка генома любого человека может стать рутинной процедурой, выполняемой за короткое время, что снимет ограничение в использовании стандартных лекарств людьми, которые, как известно, имеют в геноме и индивидуальные различия.

Биоэтические проблемы протеомики

Протеомика — это наука, изучающая белки клеток, их взаимодействие в целом организме.

В настоящее время удается проследить взаимосвязь между изменениями белков и различными болезненными состояниями. Это дает возможность в перспективе, по изменению состава белков внутри патологической клетки, выявлять мультифакторные болезни. Однако, биоэтические аспекты протеомики во многом совпадают с проблемами геномики и связаны с созданием и применением белковых лекарственных препаратов, коррекции наследственных болезней и др.

Биоэтические проблемы фетальной терапии

Суть фетальной терапии — это применение материалов эмбрионов, полученных при аборте, с лечебной целью.

Отношение к этой проблеме среди ученых, политиков и населения весьма спорное. Согласно статье 21 Конвенции Совета Европы, тело человека и его части не должны являться источником получения финансовой выгоды. Это же вытекает из статьи 47 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан».

С точки зрения биомедицинской этики, большое значение имеет информированное согласие женщины, от которой получают фетальные ткани. Сейчас фетальная терапия широко используется и является платной формой медицинской помощи. Широко применяется в косметических целях для омоложения, что считается недопустимым для большинства гражданского общества.

Таким образом, морально-нравственные основы фетальной терапии должны основываться на информированном согласии женщин на использование абортивного материала и информировании ее о предполагаемых манипуляциях и об использовании извлеченных тканей.

Биоэтические проблемы по созданию лекарств в области генных технологий

В области фармации генные технологии могут ускорить селекцию в несколько раз и позволят получить уникальные лекарственные растения. Однако и это новшество имеет своих сторонников и противников.

Таким образом, и это направление требует выработки и совершенствования морально-нравственных позиций и контроля, соответствующих состоянию общества.

4. Назовите основные разделы этического кодекса фармацевтического работника России. Охарактеризуйте основные этические нормы, существующие в системе «фармацевтический работник и прогресс фармации»

Назовите основные разделы этического кодекса фармацевтического работника России

Этический кодекс фармацевтического работника России является совокупностью этических норм и морально-нравственных принципов поведения фармацевтического работника при оказании квалифицированной и своевременной лекарственной помощи, которая включает обеспечение населения необходимыми лекарственными средствами и другими изделиями медицинского назначения, а также оказание консультативных услуг, связанных с лекарственным обслуживанием.

Внедрение Кодекса нацелено на обеспечения более быстрого перехода России к правовому государству и цивилизованному фармацевтическому рынку. Кодекс определяет отношения между фармацевтическим работником, с одной стороны, и обществом, пациентом, медицинским работником — с другой. Он направлен на защиту достоинства, охрану прав и здоровья личности и общества в целом, а также определяет права и моральную ответственность специалистов фармацевтических (аптечных) учреждений и предприятий.

Основой Этического кодекса являются законы Российской Федерации о здравоохранении, защите прав потребителей и пациентов, о рекламе, Гражданский кодекс и другие законодательные акты РФ, также документы Организации Объединенных Наций и Всемирной организации здравоохранения, относящиеся к этическим аспектам сферы лекарственного обслуживания населения.

Этический кодекс фармацевтического работника России разработан Российской фармацевтической ассоциацией и одобрен Советом Международной фармацевтической федерацией в сентябре 1997 года.

В настоящее время модель современного этического кодекса состоит из двух частей: первой — преамбулы и второй — принципов.

Во вступительной части кодекса изложены цели создания и принятия этого документа. Целью этого кодекса является декларирование фундаментальных принципов профессии фармацевта, основанных на моральных ценностях и обязательствах, которые могут быть руководящим документом в отношениях фармацевта с обществом. Цель создания Этического кодекса российского работника фармации представлена как совокупность этических норм и морально-нравственных принципов поведения фармацевтического работника при оказании квалифицированной, доступной и своевременной фармацевтической помощи.

Во второй части кодекса, главной, описаны этические нормы и морально-нравственные принципы производственной деятельности провизоров и фармацевтов. В кодексе указана основная обязанность фармацевта — заботиться о благе каждого пациента. Это обязывает фармацевта быть объективным и ставить здоровье человека, а также его благополучие выше как личных, так и коммерческих интересов, в том числе и финансовых. Фармацевт обязан способствовать праву человека на лечение как безопасного, так и эффективного. Фармацевт должен проявлять к пациентам одинаковое отношение и уважать их права на свободу выбора способа лечения. Вторая часть Этического кодекса фармацевтического работника России состоит из шести основных разделов.

Раздел 1. Фармацевтический работник и общество.

Раздел 2. Фармацевтический работник и пациент.

Раздел 3. Фармацевтический работник и врач.

Раздел 4. Отношения фармацевтического работника с коллегами.

Раздел 5. Фармацевтический работник и прогресс фармации.

Раздел 6. Пределы действия этического кодекса, порядок его пересмотра и ответственность за его нарушения.

Каждый раздел состоит из статей.

Охарактеризуйте основные этические нормы, существующие в системе «фармацевтический работник и прогресс фармации»

Этические нормы, существующие в системе «фармацевтический работник и прогресс фармации» отражены в пятом разделе Этического кодекса фармацевтического работника России. Он имеет следующее содержание и характеристику:

Статья 5.1. Создание, испытание и внедрение в практику новых лекарственных средств должны проводиться в соответствии с международными биоэтическими нормами.

Любое исследование может проводиться только при условии одобрения этическим комитетом. Привлечение пациента к участию в эксперименте и испытании новых лекарственных средств, проводится только с его добровольного согласия и после предоставления ему полной информации о планируемом исследовании.

При создании, стандартизации и контроле качества лекарственных средств, специалист должен руководствоваться требованиями международных стандартов: Good Clinikal Practice (GCP; Добротная клиническая практика), Good Laboratory Practice (GLP; Добротная лабораторная практика), Good Manufacturing Practice (GMP; Правила правильного производства).

При проведении медико-биологических испытаний лекарственных средств исследователи должны гуманно обращаться с экспериментальными животными.

Таким образом, основные этические нормы существующие в системе «фармацевтический работник и прогресс фармации» должны руководствоваться следующими документами:

  • o Хельсинская декларация «Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов»;
  • o Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека в биомедицине (ETS N 164);
  • o Европейская конвенция о защите позвоночных животных, используемых для экспериментов или в иных научных целях (ETS N 123) и другие документы, относящиеся к этическим аспектам фармацевтического бизнеса;
  • o закон Российской Федерации о здравоохранении;
  • o закон о защите прав потребителей и пациентов;
  • o закон о рекламе и этические критерии продвижения лекарственных средств на рынок;
  • o Гражданский кодекс РФ и другие законодательные акты РФ;
  • o документы Организации Объединённых Наций:
  • o документы Всемирной организации здравоохранения и другие документы, относящиеся к этическим аспектам фармацевтического бизнеса.

Список использованной литературы

БИОЭТИКА – область междисциплинарных исследований, направленных на осмысление, обсуждение и разрешение моральных проблем, порожденных новейшими достижениями биомедицинской науки и практикой здравоохранения. Вместе с тем в современном обществе биоэтика выступает и как формирующийся специфический социальный институт, призванный регулировать конфликты и напряжения, возникающие во взаимоотношениях между сферой выработки и применения новых биомедицинских знаний и технологий, с одной стороны, и индивидом и обществом – с другой.

Термин «биоэтика» был впервые использован в 1970 американским медиком Ван Ренсселером Поттером, который под биоэтикой понимал область исследований, призванную соединить биологические науки с этикой во имя решения в длительной перспективе задачи выживания человека как биологического вида при обеспечении достойного качества его жизни. В то же время в США возникают две структуры – Гастингский центр (The Hastings Center) и Институт этики им. Кеннеди (The Kennedy Institute for Ethics) Джорджтаунского университета, деятельность которых была направлена на изучение проблем биоэтики, которая, однако, понималась при этом существенно иначе, чем у Поттера, соотносясь не столько с биологией, сколько с биомедицинскими науками и практикой здравоохранения. Первое десятилетие своего существования биоэтика развивалась в основном в США, затем постепенно стала укореняться также в Западной Европе и других регионах мира. Ныне стремительно развивающаяся биоэтика стала явлением глобального масштаба, о чем, в частности, свидетельствует создание в 1992 Международной ассоциации биоэтики, которая каждые два года организует Всемирные конгрессы по биоэтике.

В известном смысле биоэтика может пониматься как продолжение и современная форма традиционной медицинской (или врачебной) этики, восходящей к Гиппократу; основное ее отличие от последней, однако, состоит в том, что традиционная медицинская этика носила корпоративный характер (так, в знаменитой клятве Гиппократа на первом месте стоят обязательства врача по отношению к своему учителю и своей профессии и лишь затем говорится об обязательствах по отношению к пациентам) и исходила из того, что во взаимодействии врача и пациента морально ответственным агентом по сути дела является только врач. Для биоэтики же, напротив, характерна установка на то, что в принятии морально значимых и жизненно важных решений участвуют как врач, так и пациент, а значит, и бремя ответственности распределяется между обоими партнерами. Более того, во многих случаях в выработке таких решений участвует и третья сторона.

Так, некоторые специалисты считают, что истоком биоэтики явилось событие, происшедшее в одной из больниц Сиэтла (штат Вашингтон) в начале 1970-х гг. Когда в больнице появился первый аппарат «искусственная почка», встал вопрос о том, кому из пациентов он должен быть подключен в первую очередь, т.е. кому следует спасать жизнь, а кто будет обречен. Врачи больницы сочли, что они не вправе брать на себя ответственность за эти решения, и предложили для установления очередности создать комитет из уважаемых граждан соответствующего округа. Этот пример демонстрирует и еще одно важное отличие биоэтики от традиционной медицинской этики: многие проблемы биоэтики возникают как рефлексия относительно моральных дилемм, порождаемых научно-техническими достижениями биомедицины. К примеру, исторически одной из первых проблем биоэтики стал, в связи с появлением эффективных жизнеподдерживающих технологий (аппараты «искусственные легкие», «искусственное сердце» и т.п.), вопрос о том, до каких пор следует продлевать жизнь пациента, в частности, если его сознание безвозвратно утеряно. Эта ситуация нередко порождает конфликт интересов между врачами, с одной стороны, и больными или их родственниками – с другой. В отдельных случаях представители пациента могут настаивать на продолжении жизнеподдерживающего лечения, которое, по мнению врачей, является бесполезным; в иных же случаях, напротив, пациенты (их представители) требуют прекращения медицинских манипуляций, которые они считают унижающими достоинство умирающего. Это поставило вопрос о модификации принятых ранее критериев, которыми следует руководствоваться при определении момента смерти. Помимо традиционных критериев – необратимой остановки дыхания или кровообращения (которые теперь могут поддерживаться искусственно) – стал применяться критерий смерти мозга.

Острота этой проблемы усилилась с успехами трансплантологии: пересадка таких органов, как сердце, печень, легкие, предполагает их изъятие у донора, у которого констатирована смерть мозга; в то же время вероятность успешной трансплантации тем выше, чем меньше времени прошло после момента смерти. В обществе стали возникать опасения, что продление жизни реципиента может обеспечиваться ценой ускорения (или поспешной констатации) смерти донора. Как реакция на эти опасения была принята норма, согласно которой смерть мозга должна констатироваться бригадой медиков, независимой от тех, кто занимается заготовкой и пересадкой органов.

Еще одним источником трудных моральных дилемм стало развитие начиная с сер. 1970-х гг. технологий искусственной репродукции человека. Эти технологии, с одной стороны, вызывают сложности в установлении родственных отношений – вплоть до того, что у одного ребенка может быть пять родителей, а женщина, выносившая его («суррогатная мать»), может быть одновременно и его же бабушкой, если ребенок был зачат яйцеклеткой ее дочери. С другой стороны, технологии искусственного оплодотворения нередко включают манипуляции с человеческими эмбрионами, вплоть до так называемой редукции эмбрионов, когда часть развивающихся (и жизнеспособных) эмбрионов приходится умерщвлять в пробирке либо даже в утробе матери. В результате актуальной становится и проблема установления критериев для точного определения момента начала человеческой жизни, что налагает определенные моральные обязательства на окружающих.

Основная сфера интересов биоэтики – моральное содержание взаимоотношений между врачом и пациентом либо, в контексте биомедицинских исследований, проводимых на людях, между исследователем и испытуемым. При этом признается, что интересы (а в современном плюралистическом обществе – и ценности) сторон далеко не всегда и не во всем совпадают. Более того, это несовпадение вовсе не обязательно определяется злой волей участников взаимодействия. Так, конфликт интересов между исследователем и испытуемым носит институциональный характер: для первого важно прежде всего получение новых научных знаний, тогда как для второго – улучшение или сохранение собственного здоровья. Отношения сторон при этом существенно несимметричны: врач или исследователь обладает специальными знаниями и умениями, которых обычно нет у пациента (испытуемого); вместе с тем именно на долю последнего приходится тот риск, с которым неизбежно связано любое (а особенно экспериментальное) медицинское вмешательство.

Бурное развитие и беспрецедентное могущество биомедицинских технологий в последние десятилетия ведут к тому, что естественный жизненный процесс индивида от рождения (и даже от зачатия) до самой смерти становится все более опосредуемым и контролируемым, т.е. организуемым и управляемым социально и технологически. При этом по отношению к пациенту (испытуемому) медицинские вмешательства приобретают все более инвазивный, глубокий, а нередко и агрессивный характер, а их стоимость, как и совокупные затраты индивида и общества на поддержание и улучшение здоровья, неуклонно возрастают. В этих условиях задачей биоэтики является защита жизни, здоровья, телесной и личностной целостности, прав и достоинства пациента (испытуемого). Иными словами, вся сфера медицинской практики и биомедицинских исследований рассматривается в биоэтике как одна из областей, в которой реализуются (или нарушаются) в буквальном смысле слова жизненно важные права человека – вплоть до вызывающего особенно острые дискуссии права самостоятельно принимать решение об уходе из жизни, когда болезнь неизлечима и сопряжена с тяжелыми физическими и душевными страданиями (см. Эвтаназия).

Наиболее разработанный механизм защиты прав и достоинства пациента представляет собой концепция информированного согласия, в соответствии с которой всякое медицинское вмешательство должно осуществляться только на основе компетентного, добровольного, осознанного и явно выраженного согласия пациента (испытуемого); последнему должна быть в понятной для него форме представлена вся необходимая информация о целях вмешательства, связанном с ним риске и возможных альтернативах. Первоначально норма информированного согласия применялась в практике биомедицинского эксперимента; в настоящее время в большинстве стран, включая Россию, эта норма институционализирована, т.е. закреплена не только этически, но и юридически как для исследовательских, так и для терапевтических вмешательств. Все отступления от этой нормы (согласие не самого пациента, а его представителей, когда пациент некомпетентен; вмешательство без согласия в чрезвычайной ситуации и пр.) также закрепляются юридически.

Еще один институциональный механизм, развитый и обоснованный в рамках биоэтики, предназначен для защиты испытуемых – участников биомедицинских исследований. Суть его состоит в обязательной этической экспертизе каждой заявки на биомедицинское исследование, предполагающее проведение экспериментов на людях. Такую экспертизу проводит этический комитет, статус которого должен гарантировать ее независимость от администрации лаборатории, в которой будет проводиться исследование, от самих исследователей и от тех, кто финансирует исследовательский проект. Проведение исследования без одобрения этического комитета не допускается; дополнением этого механизма является политика большинства ведущих биомедицинских журналов, не принимающих к публикации статьи об исследованиях, не прошедших этическую экспертизу. Характерно, что в ходе экспертизы оценивается не только собственно этическая сторона проекта (напр., соразмерность риска, которому подвергаются испытуемые, ожидаемым для них выгодам), но и его научная обоснованность – поскольку считается недопустимым подвергать испытуемых какому бы то ни было риску, коль скоро реализация проекта не даст значимого научного результата. Стоит также отметить, что система этической экспертизы, действующая в США, распространяется не только на биомедицинские, но и вообще на любые исследования (социологические, антропологические, психологические и пр.) с участием человека.

В целом биоэтика в настоящее время существует и функционирует скорее в качестве непрестанно расширяющегося и усложняющегося поля проблем, имеющих как когнитивное и техническое, так и этическое и ценностное содержание, а потому, как правило, не имеющих простых и однозначных решений, чем в качестве научной дисциплины со строгим и общепринятым концептуальным аппаратом. Существует множество версий биоэтики, принципиально отличающихся друг от друга по самым существенным моментам. В этом смысле биоэтика сходна с целым рядом других современных областей знания, для которых интерес к строгому теоретическому обоснованию и оформлению массива вырабатываемых и используемых в их рамках знаний не является первостепенным. Из числа теоретических концепций биоэтики наибольшую популярность (а вместе с тем и наиболее острую критику) получила схема, предложенная американскими философами Т.Бичампом и Дж.Чилдрессом. Она включает четыре принципа и ряд правил, обосновываемых с помощью принципов. Правила, в свою очередь, служат для морального обоснования решений и действий в конкретных ситуациях. Основные принципы биоэтики, согласно Бичампу и Чилдрессу, – это принцип уважения автономии пациента, которым обосновывается, в частности, концепция информированного согласия; восходящий к Гиппократу принцип «не навреди», который требует минимизации ущерба, наносимого пациенту при медицинском вмешательстве; принцип «делай благо» (beneficence), подчеркивающий обязанность врача предпринимать позитивные шаги для улучшения состояния пациента; наконец, принцип справедливости, подчеркивающий необходимость как справедливого и равного отношения к пациентам, так и справедливого распределения ресурсов (которые всегда ограничены) при оказании медицинской помощи.

При обосновании морального выбора в конкретных ситуациях требования, вытекающие из этих принципов, могут вступать в противоречие друг с другом. Так, принцип уважения автономии требует правдивого информирования пациента о диагнозе и прогнозе заболевания, даже если этот прогноз крайне неблагоприятен. Однако сообщение ему такой информации может повлечь тяжелейший психологический стресс, подорвать сопротивляемость организма болезни, что будет нарушением принципа «не навреди». В подобных случаях приходится идти на нарушение одного из принципов; поэтому говорится, что принципы действенны не в абсолютном смысле, но только prima facie: от них приходится отступать в конкретных ситуациях, осознавая, однако, моральную ущербность такого поступка; иными словами, отступление от принципа оставляет моральный след.

Предметом острых дискуссий в биоэтике является вопрос о том, какая из этических теорий является наиболее приемлемой при поисках ответов на моральные дилеммы, возникающие в современной биомедицине. В традиционной медицинской этике неизменно подчеркивалось значение индивидуальных моральных качеств врача (так наз. этика добродетели). Этика принципов в известной степени противостоит ей.

По мере глобализации биоэтики начинает ставиться под сомнение универсальность того акцента на автономию и самоопределение индивида, который характерен для биоэтики в западных странах, особенно в США. Утверждается, что он отражает те традиции индивидуализма, которые присущи культуре этих стран, и не уделяет достаточного внимания ценностям совместной жизни, началам солидарности. Подчеркивание именно этих ценностей особенно характерно для биоэтики, развивающейся в странах Востока.

Литература:

1. Биоэтика: проблемы и перспективы. М., 1992;

2. Биоэтика: принципы, правила, проблемы. М., 1998;

3. Введение в биоэтику. М., 1998;

4. Коновалова Л.В. Прикладная этика (по материалам западной литературы). Вып. 1: Биоэтика и экоэтика. М., 1998;

5. Beauchamp Т. L., Childress J.F. Principles of Biomedical Etics. N. Y., 1994;

6. The Birth of Bioethics. – «Hastings Center Report», Special Supplement, 1993, v. 23, № 6;

7. Callahan D. Bioethics as a Discipline. – «Hastings Center Studies», v. 1, № 1, p. 66–73;

8. Idem. Bioethics. – The Encyclopedia of Bioethics, v. 1. N. Y., 1995, p. 247–256;

9. Danner Clouser K. Bioethics. – The Encyclopedia of Bioethics, v. 1, 1978, p. 115–127;

Биомедицинская этика (биоэтика) — весьма разветвленная и насыщенная область исследований, касающихся нравственных аспектов современной медицинской науки и практики, медицинских технологий, политики здравоохранения. В последнее время биомедицинская этика интенсивно развивается, реагируя на новые возможности медицинской науки (такие как трансплантология и репродуктивные технологии), а также обсуждая традиционно острые вопросы эвтаназии, коллизий, связанных с генетикой, психиатрией, и многие другие темы. Биомедицинская этика ввиду особого драматизма проблем, связанных с человеческой жизнью, здоровьем, интимной сферой, требует дальнейшего развития, серьезного отношения и медиков, и широкой общественности к поднимаемым ею вопросам.

Статус биомедицинской этики в иерархической системе прикладной этики позволяет очертить круг проблем, которыми, с одной стороны, она призвана заниматься как наука и которые, с другой стороны, должны выступать предметом особой заботы в процессе формирования моральных установок специалистов – медиков и биологов. Причем следует говорить даже не об одном «круге”, а о «кругах” биоэтических проблем, которые, переплетаясь и взаимодополняя друг друга, и создают предмет биомедицинской этики. Представляется, что основными проблемными кругами являются три:

— проблемы моральных принципов и ценностей в профессиональной деятельности медиков и биологов;

— нравственные коллизии в конкретных ситуациях – казусы, возникающие в процессе биомедицинских исследований и лечения больных;

— этические проблемы межличностных человеческих отношений в системе вертикальных и горизонтальных связей в сфере медицины.

Первый круг проблем биомедицинской этики связан с необходимостью проследить, как могут и должны проявлять себя в деятельности медицинского работника – на теоретическом и практическом уровнях – общечеловеческие моральные ценности и принципы, как регулируют они нормы поведения врача и исследователя, выступая основой «стратегии и тактики” их профессионального выбора.

Второй круг проблем биомедицинской этики связан со спецификой, развитием и современными достижениями медицины, которые проявляются каждый раз в конкретных, неповторимых случаях и сказываются на определенной, нередко уникальной, человеческой судьбе. Одной из особенностей биомедицинской этики как отрасли прикладной этики как раз и является то, что она сконцентрирована преимущественно на анализе этих отдельных случаев – медицинских казусов, затрагивающих жизнь и здоровье человека, и призвана выявить и проанализировать моральные стороны конкретных ситуаций. Многочисленность и вариативность подобных ситуаций порождает все новые и новые «открытые” вопросы. К их числу относятся:

  • проблема эвтаназии – отнюдь не новая, но ставшая особенно актуальной в результате небывалых достижений медицины по продлению жизни человека, а значит, и его страданий;
  • проблемы реанимирования – принятия решения о его необходимости, длительности, прекращении – и связанной с ним трансплантации органов – морально-правовой аспект выбора донора и реципиента;
  • проблема установления критериев нормы и патологии взрослого человека и человеческого зародыша;
  • проблема последствий искусственного оплодотворения и прерывания беременности – не только с медицинской, но и с нравственно-правовой точки зрения;
  • проблема предвидения и предотвращения негативных последствий медико-биологических, особенно генетических, исследований и экспериментов на человеке; определение меры ответственности и возможной степени риска исследователя.

Третий круг этико-медицинских проблем – определение характера межличностных отношений в системе вертикальных и горизонтальных связей в сфере медицины. Вторгаясь в область медицинской деонтологии, а точнее включая ее в себя, биомедицинская этика берет на себя смелость давать рекомендации по моральному регулированию человеческих отношений в системе «врач – больной” (от-

Внимание! Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

ношения «по вертикали”) и в медицинском коллективе (отношения «по горизонтали”). Здесь перед ней также встает ряд пракических задач, решение которых во многом зависит от моделей отношений, складывающихся в процессе взаимодействия между медиками-профессионалами и обычными людьми.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

  • Реферат

    Основные проблемы биомедицинской этики.

    От 250 руб

  • Контрольная работа

    Основные проблемы биомедицинской этики.

    От 250 руб

  • Курсовая работа

    Основные проблемы биомедицинской этики.

    От 700 руб

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость

№ 1, 2001

нике и завершался там же. А вот Достоевский последнего периода жизни, базируясь не только на своих художественных прозрениях, но и на своем духовном опыте, заявляет: «Христианин возможен», — и вся неисчерпаемость

его воцерковленной, художественно-одаренной личности подтверждает это. Личности, которая продолжает служить собою Богу и

людям и после завершения своего земного пути.

ОТНОШЕНИЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ К

ПРОБЛЕМАМ БИОЭТИКИ

Е.Л. Русакова, аспирант кафедры философии гуманитарных

факультетов МГУ им. Н.П.Огарева

Интенсивно развивающиеся биомедицинские технологии активно вторгаются в жизнь современного человека. Возникающие при этом многочисленные моральные дилеммы не находят ответа в рамках традиционной медицинской этики. К проблемам, порожденным прогрессом в области биологии и медицины, относятся: проблемы аборта, новых репродуктивных технологий, эвтаназии, трансплантологии, генетической инженерии, клонирования. Все они входят в компетенцию биоэтики. Проблемы эти во многом являются новыми для человечества, но отнюдь не удаленными от повседневной жизни рядового человека. Минимум знаний в области биоэтики необходим каждому. А для студента-ме-дика, биолога или психолога, который готовится лечить человека, либо проводить с его участием научные исследования специальная подготовка в области этических проблем медицинской науки и практики является необходимой, то же самое относится и к медицинскому персоналу.

Вопросы, рассматриваемые биоэтикой, оказываются сегодня в центре размышлений юристов, экономистов, политиков. Они не могут быть оставлены без внимания и представителями теологии, так как затрагивают основные для религиозного мировосприятия темы. К большому сожалению, развитие науки и технологий значительно опережает осмысление возможных духовно-нравственных и социальных последствий их бесконтрольного применения. Данное обстоятельство вызывает у Церкви чувство глубокой

пастырской озабоченности .

Подход Восточного Православия к биоэтике рассматривается в двух важнейших аспектах: защита жизни и продолжение жизни. Формулируя свое отношение к проблемам биоэтики Церковь исходит из представлений, основанных на Божественном откровении .

Согласно Православной христианской этической мысли жизнь есть бесценный дар Божий. Каждая человеческая личность обладает неотъемлемой свободой и богоподобным достоинством. Она призвана «к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе , к

достижению совершенства Небесного Отца и к обожению, то есть причастию Божеского естества» . Иными словами, каждый человек создан по образу и подобию Божьему, со своим собственным предназначением постичь божественную сущность, а вся жизнь его -непрерывное и нескончаемое развитие к божественности и совершенной гуманности.

Камнем преткновения в биоэтике является проблематичность в установлении границ человеческого существования. Так, например, в вопросе о моральной оправданности абортов, представителей биоэтики волнует вопрос об установлении того временного момента, начиная с которого плод можно рассматривать как человеческий индивидуум. Для Церкви такой проблемы не существует. Уже с момента зачатия плод рассматривается как будущая человеческая личность, посягательство на жизнь которой преступно и является грехом. Человеческое достоинство признается даже за эмбрионом . Церковь обеспокоена тем фактом, что в мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.

Выражая свое отношение к репродуктивным технологиям, Церковь исходит из того, что продолжение человеческого рода является одной из основных целей богоустановленного брачного союза. Пути к деторождению не согласные с замыслом Творца жизни Церковь не может считать нравственно оправданными. Нельзя забывать, что человеческая природа есть единство души и тела, а расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности .

Особенность биоэтических ситуаций заключается в том, что вовлеченные в них люди оказываются вынужденными взять на себя ответственность за установление пределов собственного существования. Но для Православия Бог является единственным властителем над жизнью и

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

смертью. Человек является лишь хранителем следственных заболеваний. Однако целью гене-

жизни, которая проистекает из источника отличного от него. Поэтому становится понятной позиция Церкви к проблеме эвтаназии. Церковь не может преступить заповедь Божию «Не убивай»

. Попытки легализации намеренного умерщвления безнадежных больных (в том числе по их желанию) нравственно неприемлемы.

Чтобы облегчить страдания больного, Церковь призывает окружить его заботой. Больной, окруженный христианской заботой в последние дни земного бытия, способен пережить благодатное изменение, связанное с новым осмыслением пройденного пути. А для родственников умирающего и медицинских работников терпеливый уход становится возможностью служения самому Господу, по слову Спасителя: «Так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне» .

Оправданный и самый живой интерес представители богословия проявляют к современной генетике человека. Значительную часть общего числа недугов человека составляют наследственные заболевания. Наукой установлено, что причиной болезни служат нарушения в генах (мутации). Мутации могут возникать вследствие воздействия на организм внешних факторов: различные виды радиационного излучения, вредные вещества, содержащиеся в атмосфере и др.

Возможно, знание о генетической обусловленности болезней, в какой-то мере снижает чувство ответственности человека за собственные поступки, мысли. Поэтому неслучайно Церковь пытается привлечь внимание людей к нравственным причинам недугов. Генетические нарушения нередко становятся следствием забвения нравственных начал, итогом порочного образа жизни. Если из поколения в поколение порок властвует в жизни потомства с нарастающей силой, сбываются слова Священного Писания: «Ужасен конец не праведного рода» (Прем.3.19). И наоборот, «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится»

Но вместе с тем Церковь приветствует усилия медиков направленные на врачевание на-

Литература

1. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Юбилейный Архиерейский собор Русской Православной Церкви. Москва, 13-16 августа 2000г.

2. Стэнли Харакас. Православие и биоэтика // Биоэтика: принципы, правила, проблемы.-М.: Эдиториал УРСС, 1998.-С.315-327.

3. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета, М., 1988.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4. Алексий II, Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Его Слово при открытии Соборных слушаний Всемирного Русского Народного Собора по теме: «Вера и знание: проблемы науки и техники на рубеже столетий». Москва — Сергиев Посад, 18-20 марта 1998г.

5. «О Боге, человеке и мире: из откровений святых отцов, старцев, учителей, наставников и духовных писателей Православной Церкви». М 1995

тического вмешательства не должно быть искус ственное «усовершенствование» человеческого рода, которое рассматривается как вторжение в Божий план о человеке . Православная Церковь верна строгости понимания таинственности (сакральности) человеческой жизни. Каждая личность уникальна. Человек не в праве претендовать на роль творца себе подобных существ. Попытки клонирования человека, манипуляции с генетическим материалом с целью «улучшения» человеческой природы Церковь рассматривает как формы богоборчества, следствие превратно понимаемой свободы личности.

Но тем не менее, Русская Православная Церковь признает неправильными призывы совсем отказаться от современной техники, насильственными внешними мерами ограничить ее развитие. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, на Соборных слушаниях Всемирного Русского Народного Собора по теме «Вера и знание: проблемы науки и техники на рубеже столетий» (Москва — Сергиев Посад, 18-20 марта 1998г) сказал, что отказаться от науки и техники сегодня невозможно да и не нужно .

Одним из способов защиты от бедствий, которыми чревата наука как деяние человека, является соблюдение нравственного закона. Великий старец Нектарий Оптинский поучал своих современников, живших в 20 веке: «Если вы будете жить ^1 учиться так, чтобы ваша научность не портила нравственности, а нравственность

научности, то получится полный успех вашей жизни» . По образному выражению святых отцов Церкви ум философа и ученого должен «плавать во святом Евангельском учении».

Подводя итог изложенному, можно сделать следующие выводы. Русская Православная Церковь рассматривает проблемы биоэтики в рамках христианских традиций. Этика Восточного Православия исповедует трепетное отношение к жизни каждого человека, как к Божественному дару, на который никто не в праве посягать. Церковь не считает научно-техническое знание чем-то принципиально враждебным Богу и ей самой. Православие лишь требует, чтобы люди науки ни на минуту не забывали о том, что они христиане.

В связи с большими достижениями в биологической и медицинской науке и внедрением новых медицинских технологий в начале XXI в. медицинский работник иногда вынужден принимать решения, которые входят в противоречия с нормами классической медицинской этики. Большое внимание к правам личности, в том числе и к правам пациента, привело к новому пониманию сути взаимоотношений между медицинским работником и пациентом.

Все это послужило предпосылками к возникновению и развитию биомедицинской этики (биоэтики). Термин «биоэтика» был введен американским биологом В. Поттером в 1969 г., по его определению биоэтика — это соединение биологических знаний и человеческих ценностей.

Изучая моральные, философские, теологические, правовые и социальные проблемы, рождающиеся по мере развития биологии и медицины, биоэтика тем самым является междисциплинарной областью знаний, она охватывает медицинскую этику и простирается за ее пределы. Центрально в биоэтике отношение к жизни и смерти, причем жизнь понимается как высшая ценность, поэтому иногда биоэтику определяют как систему знаний о границах допустимого манипулирования жизнью и смертью человека.

Основные проблемы биомедицинской этики отчасти перекликаются, а иногда дополняют проблемы классической медицинской этики:

— право на жизнь;

— аборт, контрацепция, стерилизация;

— новые репродуктивные технологии;

— право на смерть, эвтаназия;

— медико-биологические эксперименты на человеке;

— генетика, генные технологии;

— трансплантация органов;

— психиатрия и права человека;

— моральные проблемы ВИЧ-инфекции;

— межпрофессиональные отношения в медицине;

— проблемы социальной справедливости в медицине.

Медицинская сестра, работающая в специализированных учреждениях, оказывающих медицинскую помощь женщинам, не может не задумываться об этических аспектах искусственного прерывания беременности, контрацепции и стерилизации, являющихся современными формами медицинского вмешательства в репродуктивную функцию человека.

Скажем, является ли аборт нарушением основного принципа медицинской этики — «не навреди»? Допустимо ли его проведение с этической точки зрения (а она совсем не обязательно совпадает с юридической)? Если да, то в каких случаях? Ответы на эти вопросы зависят от образа мыслей, конфессиональной принадлежности медицинской сестры.

Одна из важнейших проблем, связанных с новыми биотехнологиями, — искусственное оплодотворение, которое предоставляет возможность преодолеть бесплодие. Использование этой технологии затрагивает такие человеческие ценности как природа самого брака, взаимоотношения супругов, судьба будущего ребенка. С точки зрения морали здесь важно не перейти ту грань, где вмешательство носит характер терапевтической помощи, а не превращается в вид манипуляции, эксперимента. Искусственное оплодотворение не вызывает морального осуждения в обществе и даже имеет законодательное разрешение. Действительно, каждая женщина имеет право быть матерью, и долг медицины — помочь ей в этом.

Спорный и уязвимый с точки зрения биоэтики момент — метод суррогатного материнства, когда оплодотворенная яйцеклетка (от биологических отца и матери) вносится в матку другой женщины

(социальной или суррогатной матери), которая вынашивает и рожает ребенка, а потом передает его биологическим родителям. Таким образом, становится очевидной манипуляция телесной природой ребенка, получающего генетическое наследие от двух определенных лиц и вместе с тем кровь, питание и жизненное внутриматочное обеспечение (что в будущем может иметь последствия и на психическом уровне) от третьего лица — суррогатной матери. Все это способствует ряду злоупотреблений в отношении не только брака, но и ребенка, с которым обращаются не как с личностью, имеющей право знать собственных родителей и идентифицировать себя с ними.

Ожесточенные споры велись и ведутся вокруг проблемы клонирования человека. В обсуждении морального аспекта клонирования участвуют биологи, врачи, философы, священнослужители. Высказываются две противоположные точки зрения. Первая — клонирование морально этично и появление человеческих генетических копий безопасно для самого человека и общества.

Эта технология открывает путь к освобождению от болезней и бессмертию. Вторая — клонирование аморально и небезопасно, так как наука еще не в состоянии определить последствия, к которым оно приведет, нет экспериментальных доказательств, что каждый клонированный эмбрион будет развиваться нормально и у клонированного ребенка не возникнут уродства или умственные задержки, кроме того, могут появиться самые непредсказуемые злоупотребления.

Для медицинской сестры, работающей в специализированных учреждениях хирургического профиля, может оказаться немаловажной выработка этической позиции по отношению к такому важнейшему достижению медицинской науки ХХ в., как трансплантология. Сегодня пересадки затрагивают практически все жизненно важные органы: почки, сердце, печень, поджелудочную железу. Однако трансплантология породила много сложных этических и правовых проблем, связанных с определением прав и обязанностей донора и его родственников, реципиента и медицинских работников, всех нюансов их взаимоотношений.

Кроме того, сложнейшей проблемой остаются условия получения информированного согласия, определения и констатации смерти мозга, проблем распределения донорских органов и соблюдения принципа социальной справедливости, защиты жизни донора и реципиента, сохранения идентичности личности. В настоящее время главным правовым документом в этой области в России служит «Закон РФ о трансплантации органов и (или) тканей человека» (1992). В нем отражены принципы трансплантации человеческих органов. В то же время данный закон не вполне совершенен и не дает ответа на все этические вопросы.

Одна из наиболее горячо обсуждаемых сегодня этических проблем — проблема эвтаназии, то есть намеренного ускорения наступления смерти неизлечимого больного с целью прекращения его страданий. Иными словами, эвтаназия — это преднамеренное убийство человека (по его просьбе). Различают две основные формы эвтаназии: активную и пассивную. Активная эвтаназия — это преднамеренное применение медицинскими работниками каких-либо средств с целью прерывания жизни пациента. К активной эвтаназии также относят самоубийство при помощи врача, который предоставляет больному средства для прекращения жизни. Пассивная эвтаназия — отказ от поддерживающего лечения, которое или совсем не начинают, или прекращают на определенном этапе.

В «Основах» существует специальная ст. 45 «Запрещение эвтаназии». В ней говорится: «Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии — удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращение искусственных мер по поддержанию жизни». Аналогичная позиция содержится и в «Этическом кодексе медицинской сестры России». Эвтаназия противоречит и религиозной этике всех основных конфессий, и классической медицинской этике, в частности клятве Гиппократа, однако этот вопрос не может считаться окончательно решенным.

В современных условиях роль медицинской сестры неизмеримо возросла. Из пассивного помощника врача, лица, осуществляющего простейшие лечебные процедуры и уход за больными, медицинская сестра становится значимой фигурой современного здравоохранения. Она приобретает большую самостоятельность, стоит ближе к больному, чем врач. Это особенно отчетливо проявляется, например, в хосписах, так как инкурабельные больные более других нуждаются в милосердной сестринской помощи, в психологической и духовной поддержке.

Сопереживание и милосердие должны стать внутренним содержанием, стержнем медицинского работника, который должен выражать это своими поступками и повседневным поведением. Этические убеждения медицинской сестры должны находить свое выражение не в громких заявлениях о любви к человечеству, а в повседневной работе, прежде всего, через общение с пациентами, их близкими, во взаимоотношениях с коллегами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *