Прогресс в философии

общественный (лат. progressus — движение вперед) — восходящее, поступательное развитие человеческого общества от низших ступеней и форм к высшим. Идея П., тесно связанная с признанием закономерного характера развития общества (см. Закономерность историческая), была впервые отчетливо сформулирована в 18 в. просветителями (теории прогресса Тюрго, Кондорсе) и нашла наиболее глубокую (в домарксистской филос. мысли) трактовку у Гегеля (хотя и на идеалистич. основе). Идеологи победившей буржуазии выхолостили из нее революц. содержание (имевшееся в теориях П. просветителей); идея П., истолкованная в духе «автоматич. эволюции» (Г. Спенсер) и односторонне обращенная к прошлому, постепенно стала инструментом апологетики капиталистич. строя, оставаясь при этом одной из самых популярных идей бурж. социологии 19 в. Но уже с последней трети 19 в. и особенно в эпоху империализма критика действит. пороков старых теорий П. (антиисторизм, эволюционизм, идеалистич. характер и произвольность критериев П., европоцентристская ограниченность, недооценка сложности, многоплановости и противоречивости ист. процесса и др.) стала использоваться реакц. учеными для отрицания П. вообще. Понятие П. зачастую подменяется идеей ист. круговорота, по существу отрицающей идею П. (см. Цикличности теории). Наконец, создаются новые теории П., к-рые, не отрицая П., в то же время фальсифицируют саму проблему, давая ей приемлемую для современного бурж. общества интерпретацию. Напр., П. признается в области науки и техники, но отрицается в обществ. отношениях и культуре или утверждается, будто бы технический П. сам собой разрешит все социальные противоречия (У. Ростоу, Ж. Фурастье и др.).

Проблема П. является предметом острой идеологич. борьбы, вокруг нее концентрируются наиболее острые и насущные вопросы совр. эпохи, связанные с перспективами обществ. развития человечества. Ист. пессимизму, свойственному многим совр. бурж. теориям обществ. развития (и объективно отражающему ист. обреченность капитализма), противостоит марксистско-ленинская концепция П., проникнутая глубоким ист. оптимизмом. Она базируется на общей теории марксизма-ленинизма, на материалистич. понимании истории и ее движущих сил. Открыв объективные закономерности обществ. развития и рассматривая П. как объективную закономерность, марксизм дал науч. определение П. как последовательной исторически необходимой смены обществ.-экономич. формаций. Марксизм сумел выявить объективный, научный критерий П.: считая определяющей, ведущей стороной в жизни общества произ-во материальных благ, марксизм в качестве осн. объективного критерия П. — при сравнении между собой больших ист. эпох — принимает уровень развития производит. сил, а мерой П. считает возрастание производительности человеческого труда. При этом марксисты не вырывают технику из социального контекста, ибо человек, обладающий определенными знаниями и опытом, большей или меньшей заинтересованностью в результатах своего труда, воплощает в себе данный уровень производит. сил не в меньшей мере, чем приводимая им в действие техника. Рост производительности труда, прогрессирующее раскрепощение трудящихся масс, добываемое в борьбе против эксплуатации, вовлечение все более широких народных масс в активную, творческую ист. деятельность, демократизация обществ. жизни, ограничивающая возможности реакции сдерживать социальный П., распространение образования, культуры среди все более широких слоев населения — таковы важнейшие элементы прогрессивного развития человечества. Характерной чертой поступательного развития человечества является ускорение П. по мере перехода от ранних к более поздним ист. периодам. Но марксизму чуждо упрощенное, недиалектич. понимание П.: «… Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 30, с. 6 (т. 22, с. 296)). В истории отд. народов имели место более или менее продолжительные периоды застоя или даже регресса, а нек-рые народы вообще исчезли с лица земли; П. различных сторон социальной жизни совершается не одновременно и не параллельно (см., напр., высказывание Маркса о развитии искусства, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 736). Неразрывной частью марксистского понимания П. является представление об антагонистическом характере П. в эксплуататорском обществе. Так, П. техники и развитие обществ. разделения труда, колоссально повышая его производительность, одновременно превращают человека в «частичного» работника; сравнительно высокий уровень жизни немногих развитых капиталистич. стран достигнут во многом за счет беспощадной эксплуатации колоний и т. д. Неравномерный характер П., а также временный упадок и даже регресс в отдельных сферах деятельности являются проявлениями в первую очередь именно противоречивого, антагонистич. характера П. Обществ. П. прокладывает себе дорогу в ходе ожесточенной борьбы между передовыми и реакц. силами общества, он воплощается в жизнь в процессе освободит. движения народов против всех форм социального и нац. гнета, в созидательном труде и ист. творчестве трудящихся масс. Марксизм указал и ист. перспективу обществ. развития: переход от капитализма к социализму и коммунизму в мировом масштабе, к-рый будет иметь своим последствием гигантское ускорение П. и сделает результаты П. достоянием всего человечества — такова генеральная линия обществ. П. в совр. эпоху. С переходом человечества в коммунистич. формацию кончается, по выражению Маркса и Энгельса, предыстория человечества и начинается его подлинная история, когда обществ. П. протекает уже не в форме социальных конфликтов, а в форме планомерного поступательного развития, опирающегося на науч. познание объективных закономерностей общества и сознательное ист. творчество народов. Лит.: Кон И. С., О понятии ист. П., в сб.: Проблемы развития в природе и обществе, М.-Л., 1958; его же, Прогресс, в кн.: Филос. энциклопедия, т. 4, М., 1967, с. 381-83; Жуков Е. М., Понятие П. в мировой истории, «ВАН СССР», 1961, No 4; Какое будущее ожидает человечество?, Прага, 1964; Семенов Ю. Н., Обществ. П. и социальная философия совр. буржуазии, М., 1965; Асланян Г., Идея П. в бурж. философии истории, Ер., 1965 (библ.); Рутенбург В. И., Прогресс и его противники, в сб.: Критика новейшей буржуазной историографии, Л., 1967; Чайлд Г., П. и археология, пер. с англ., М., (1949); Niceforo A., Les indices num?riques de la civilisation et du progr?s, P., (1921); Bury J. В., The idea of progress…, 3 ed., N. Y., 1955. См. также ст. История, Исторический материализм и лит. при этих статьях.

Если рассматривать с высшей научной точки зрения все человеческое развитие в его целом, то, прежде всего, мы придем к такому, в общем, пониманию: это развитие в существенных чертах состоит в том, что все более и более выделяются характерные способности человечества по сравнению с таковыми же способностями животного мира, являющимися для нас общими со всем органическим царством, хотя последние по необходимости продолжают составлять первоначальную основу человеческого существования, как и всякой иной животной жизни.

С такой философской точки зрения, наша социальная эволюция фактически является лишь самым внешним итогом общего процесса, который происходит беспрерывно через все живое царство от простых растений и самых низших животных, затем переходит по порядку к простейшим двуполым животным, потом поднимается до птиц.

Таким путем обнаруживается существенный характер нашего социального организма, если ограничиться сперва рассмотрением его чисто-статического состояния и абстрагироваться от необходимого его движения. Но этот характер должен, естественно, еще яснее выступить при непосредственном изучении его постоянных изменений, как это легко подтверждает первая же общая оценка его постепенного последовательного развития.

Развивая в огромной и все растущей степени воздействие человека на внешний мир, цивилизация должна, как будто, прежде всего, сосредоточивать наше внимание все больше и больше на заботах одного лишь нашего материального существования, сохранение и улучшение которого, видимо, составляет главную цель большинства социальных действий. Но более глубокое исследование, напротив, доказывает, что это развитие обнаруживает постоянную тенденцию дать господство самым выдающимся способностям человеческой природы, будь то просто благодаря обеспеченности, которую оно неизбежно приносит в отношении физических потребностей, начинающих требовать к себе все меньше внимания, будь то благодаря непосредственным и постоянным толчкам, которые оно дает интеллектуальным функциям и даже социальным чувствам. При чем двойственное постепенное развитие последних, очевидно, неизбежно связано с этим развитием.

В этом смысле индивидуальное развитие непременно воспроизводит перед нашими глазами в более быстрой и более систематической последовательности, совокупность которой, хотя и менее ясно выражена, но может быть лучше понята, главные фазы социального развития.

После того, как этими предварительными соображениями мы достаточно определили необходимое направление совокупности человеческого развития, мы должны теперь рассмотреть эту эволюцию в отношении ее основной и общей скорости, независимо от тех или иных различий, какие могут зависеть от климата или даже от расы.

Если ограничиться в этом отношении одними только универсальными причинами, то с самого начала будет ясно, что эта скорость должна, по существу, определяться совместным влиянием главных естественных условий, которые, с одной стороны, относятся к человеческому организму, а с другой стороны – к среде, в которой он развивается. Но именно неизменяемость этих различных основных условий, полная невозможность прервать или ограничить их господство не дают возможности точно рассчитать их относительное значение.

Социологический анализ по природе своей может в этом отношении правильно определить лишь чисто побочные общие условия на основе заметных изменений, которым они самопроизвольно должны пользоваться.

Среди этих вторичных, но длительно действующих сил, которые сообща определяют естественную скорость человеческого развития, можно привести, следуя Жоржу Дюруа, постоянное, впрочем сильно преувеличенное и даже неправильно оцениваемое этим остроумным философом, влияние скуки. Как и всякое другое живое существо, и человек не может быть счастлив без достаточно полного применения своих различных способностей.

Большая трудность, которую он должен находить в осуществлении связанного с особым превосходством его природы развития, по необходимости подчиняет его в большей степени, чем другие живые существа, тому удивительному состоянию давящей скуки, которое указывает как на фактическую наличность способностей, так и на недостаточное их применение. Это состояние должно было бы в действительности быть одинаково несовместимым как с совершенной бездеятельностью, из которой не могла бы произойти какая-либо принудительная тенденция, так и с идеальной жизненной силой, которая по природе была бы способна к неустанной работе. Такая, одновременно интеллектуальная и моральная наклонность, которая, как мы ежедневно видим, побуждает всех, хоть сколько-нибудь энергичных людей к такому множеству напряжений, несомненно должна была мощно содействовать ускорению нашего самопроизвольного развития на заре человечества, благодаря сильному беспокойству, которое она пробуждает, будь то с целью более интенсивного развития нашей собственной непосредственной деятельности. Равным образом, это вторичное влияние могло ясно проявиться лишь при социальных отношениях, которые уже достаточно далеко продвинулись вперед, чтобы сделать чувствительной столь слабую первоначальную потребность проявить самые значительные способности нашей природы, которые непременно являются также и наименее энергичными.

Во-вторых, я должен указать здесь на среднюю продолжительность человеческой жизни, как на нечто такое, что, быть может, еще глубже влияет на ту скорость, чем какой-либо другой элемент поддающийся оценке. В принципе не следует скрывать от себя, что наш социальный прогресс, главным образом основан на смерти; это значит, что последовательные шаги человечества непременно предполагают постоянное, достаточно быстрое обновление действующих сил общего движения, которое, будучи обычно почти незаметным в процессе каждой индивидуальной жизни, действительно бросается в глаза лишь при переходе от одного поколения к другому. В этом отношении социальный организм не менее повелительно подчиняется тому же основному условию, что и индивидуальный организм, где по прошествии определенного времени различные главные составные части, неизбежно ставшие вследствие жизненных явлений совершенно неприспособленными к продолжению общей работы с другими частями, должны мало-помалу замещаться новыми элементами. Чтобы правильно оценить эту социальную необходимость, было бы излишне прибегать к химерическому предположению неограниченной продолжительности человеческой жизни, каковая, очевидно, привела бы к почти полному прекращению прогрессивного движения. Было бы, может быть, достаточно, не доходя до этих крайних пределов, представить себе, что фактическая продолжительность жизни увеличилась в десять раз, вообразив при этом, что ее различные естественные периоды сохранили те же самые соответственные пропорции. Если бы во всем остальном ничего не изменилось в основном строении человеческого мозга, то, как мне кажется, подобная гипотеза привела бы к неизбежному, хотя и неподдающемуся исчислению, замедлению нашего социального развития. Ибо тогда неизбежная и постоянная борьба, которая сама собой завязывается между социальным стремлением к сохранению обычной характерной чертой старости и жаждой нового, этим постоянным атрибутом молодости, существенно изменилось бы в пользу первого элемента этого необходимого антагонизма. Вследствие исключительного несовершенства нашей моральной природы, именно те, кто в своем зрелом возрасте самым энергичным образом способствовали всеобщим успехам человеческого духа или общества, не могут слишком долго сохранять свое заслуженное преимущественное положение без того, чтобы невольно противиться более или менее враждебно позднейшему развитию, в котором они уже не могли бы участвовать достойным образом. Но если, с одной стороны, нельзя сомневаться, что слишком долгая продолжительность человеческой жизни неизбежно стремится замедлить наше социальное развитие, то, с другой стороны, не менее неоспоримо, что слишком короткое существование, по другим причинам, представляет не менее существенное препятствие для всеобщего прогресса, представляя, наоборот, слишком большое господство жажде новаторства. Неизбежное сопротивление, оказываемое самопроизвольно этому новаторству упорным консервативным стремлением страсти, в действительности одно только может заставить чувство усовершенствования подчинить те или иные свои усилия совокупности прежних достижений. Без этой, весьма важной узды наша слабая природа была бы, наверное, слишком склонна довольствоваться, по большей части, лишь начинаниями и неоконченными планами, которые отнюдь не могли бы способствовать основательному и устойчивому прогрессу; так, действительно, сильно выражено наше непроизвольное отвращение к тяжелому постоянству трудов, которого неизбежно требует каждая истинная зрелость каких-либо наших планов.

Наконец, нам следует указать среди общих причин, которые модифицируют существенную скорость нашего социального развития, на естественный рост человеческого населения, который, главным образом, способствует ускорению этого великого движения. Этот рост всегда справедливо рассматривался, как самый ясный симптом постепенного улучшения человеческого положения, и, несомненно, это неопровержимо, если рассматривать рост населения во всей совокупности нашего рода, или, по крайней мере, у всех до известной степени действительно солидарных между собой наций.

Если же рассматривать теперь это уплотнение также в связи с большей или меньшей скоростью этого процесса, то легко будет открыть тут новую причину для всеобщего ускорения социального движения, ввиду настоящего переворота, который должен испытать решительный антагонизм между стремлением к сохранению с жаждой новизны, при чем последняя, очевидно, должна значительно возрасти в своей энергии. В этом смысле социологическое влияние более быстрого увеличения населения, по природе своей, должно быть вполне аналогично тому, которое мы только что установили в отношении продолжительности человеческой жизни; ибо не имеет большого значения, зависит ли частое обновление индивидов от более короткой продолжительности жизни одних или от быстрого размножения других.

Если это уплотнение и эта быстрота когда-нибудь перейдут за известную определенную степень, то они неизбежно перестанут способствовать подобному ускорению, и, напротив, сами создадут для него огромные препятствия. Таким образом, мы должны при всяком изучении человечества избрать или, вернее, сохранить в качестве естественного и постоянного руководителя всеобщую историю человеческого духа. При этой интеллектуальной истории мы должны заняться рассмотрением самых общих и самых абстрактных идей, требующих более специального участия наших самых выдающихся умственных способностей, органы которых соответствуют передней части лобной области. Таким образом, при рациональном порядке нашего исторического анализа неизбежно должна идти впереди последовательная оценка основной системы человеческих воззрений в отношении совокупности явлений, всеобщая история философии, каков бы ни был ее фактический характер: теологический, метафизически или позитивный.

Мне кажется, что истинный научный принцип такой теории заключается всецело в том великом философском законе, который я открыл в 1822 году, о постоянной и необходимой последовательности трех состояний: одного, первоначального теологического, затем метафизического и, наконец, позитивного; в каждой науке наш ум проходит последовательно через эти три стадии.

Неизбежная необходимость подобной интеллектуальной эволюции должна, в качестве первого элементарного принципа, невольно перенести первоначальную тенденцию человека, глубочайшее сознание его собственной природы, на всеобъемлющее основное объяснение всех любых явлений.

Одной лишь этой философии удалось, при помощи ее удивительной, характерной самопроизвольности, фактически освободить человеческий дух от той дилеммы, в которой он сперва, казалось, безвозвратно завяз, между двумя противоположными, равно повелительными необходимостями: сначала наблюдать, чтобы дойти до правильных представлений, и сперва придумать какие-либо теории, чтобы иметь возможность с успехом предпринять систематическое наблюдение. Этот злосчастный логический антагонизм, очевидно, не мог допустить никакого другого решения, кроме естественно обусловленного неизбежным первоначальным развитием теологической философии; последняя приравнивала всевозможные явления к человеческим поступкам или непосредственно, соответственно первоначальной фикции, которая наделяет каждое тело жизнью, более или менее сходною с нашей, или впоследствии косвенно, в соответствии с более устойчивой и более плодотворной гипотезой, которая ставит над всем видимым миром обычно невидимый, населенный более или менее общими сверхчеловеческими силами мир; его суверенное воздействие постоянно вызывает все наблюдаемые явления, модифицируя по своему желанию материю, обреченную без него на полную бездеятельность.

Первоначальный перевес теологической философии над другой общей точкой зрения был политически неизбежен для интеллектуального развития человечества, поскольку только эта философия могла создать в недрах общества особый класс, посвятивший себя регулярной научной деятельности.

Значение слова Прогресс по Ефремовой:

Прогресс — 1. Поступательное движение, улучшение в процессе развития (противоп.: регресс).
2. разг. Переход на более высокую ступень развития, улучшение в чем-л.

Значение слова Прогресс по Ожегову:

Прогресс — Поступательное движение, улучшение в процессе развития.

Прогресс в Энциклопедическом словаре:

Прогресс — (от лат. progressus — движение вперед) — направление развития,для которого характерен переход от низшего к высшему, от менеесовершенного к более совершенному. О прогрессе можно говоритьприменительно к системе в целом, отдельным ее элементам, структуреразвивающегося объекта. Понятие прогресс противоположно понятию регресс.

акционерное общество, издательская группа, Москва. Образованов 1991 на базе издательства «Прогресс», основано в 1931 как Издательскоетоварищество иностранных рабочих в СССР, с 1939 Издательство литературы наиностранных языках, с 1963 «Прогресс». В 1982 из «Прогресса» выделилосьиздательство «Радуга».

автоматические транспортные космические аппараты снабжения,созданы в СССР на базе космического корабля «Союз», первый запуск в 1978.Служат для обеспечения длительного функционирования орбитальных станцийпутем доставки на их борт топлива, оборудования, других материалов.

Значение слова Прогресс по словарю Ушакова:

ПРОГРЕСС, прогресса, м. (лат. progressus — продвижение . Движение совершенствование в процессе развития (книжн.). Прогресс в технике или техники. Нравственный прогресс. Теория прогресса. || Улучшение, развитие чего-н. в благоприятную сторону (разг.). За последние дни в его здоровье замечается бесспорный прогресс.

Значение слова Прогресс по словарю Даля:

Прогресс
м. лат. умственное и нравственное движенье вперед. сила образованья, просвещенья. более в знач. политическом, свобода. взгляд и понятия или притязанья на полную свободу. Прогрессист, -тка, кто держится этого убежденья, идет со временем, веком, враг застоя, косности.

Значение слова Прогресс по словарю Брокгауза и Ефрона:

Прогресс — так обозначается в исторической науке постепенное совершенствование культурной и социальной жизни человечества. В древнейших представлениях разных народов мы встречаемся с верованием в то, что человечество не улучшается, а ухудшается: таков смысл известного классического сказания о смене веков золотого, серебряного, медного и железного. Ранее всего пришли к мысли, что человечество идет в умственном отношении, приобретая новые знания и вместе с ними власть над природой. Такой взгляд высказывали уже многие греческие и римские писатели, иногда при этом выражавшие убеждение, что главные успехи человеческого ума еще впереди. Вообще умственный прогресс наименее подвергался сомнению. В классическом мире господствовало убеждение, что в нравственном отношении человечество, наоборот, только портится. Наконец, в области политической, по представлению античных писателей, совершается постоянный круговорот. У евреев вера в пришествие Мессии была связана с ожиданием лучшего будущего, но впервые о нравственном прогрессе человечества определенно заговорили христианские писатели первых веков нашей эры. новая религия появилась как нравственное обновление человечества. С особенной силой новый взгляд на нравственное совершенствование человечества проявился в некоторых сектах, которые ожидали наступления тысячелетнего царства Иисуса Христа (см. Хилиазм). например, монтанисты, как можно сказать, с Лактанцием, перенесли золотой век язычников из прошедшего в будущее. Классическую идею П. умственного с христианской идеей П. нравственного соединил впервые в своей историко-философской теории блаженный Августин. В средние века идея умственного и нравственного П. встречается время от времени у разных писателей, но, в сущности, они повторяют только то, что было сказано раньше их. Между прочим, в проповеди Вечного Евангелия (секта XIII в.) видную роль играет идея о смене царств трех лиц Св. Троицы, которым соответствуют три постепенно совершенствующиеся откровения: Ветхий Завет, Новый Завет и Вечное Евангелие. Идея прогресса зародилась, таким образом, на почве объективных наблюдений над успехами человеческого ума и на почве субъективных чаяний сердца. Эпоха Возрождения и Реформация не прибавили ничего нового к прежней постановке вопроса. в иных случаях замечается даже поворот к античному представлению. В Италии с XVI по XVIII в., от Макиавелли до Вико, с особой силой возродилась идея исторического круговорота. Во Франции Попелиньер и Боден в XVI в. полемизировали с теми, которые верили в существование золотого века. Еще в XVIII в. Руссо возобновил в своем учении античное представление о том, что человек в умственном отношении прогрессирует, в нравственном же регрессирует. С оживлением умственной деятельности, особенно в XVII в., когда на Западе зародилась самостоятельная философия и наука, мысль об умственном прогрессе сделалась весьма популярной: она встречается у обоих основателей новой философии, Бэкона и Декарта. Во Франции в XVII в. велась литературная полемика, известная под названием «спора древних с новыми», в которой преклонению перед древностью была противопоставлена мысль о совершившемся с тех пор прогрессе. Впервые, однако, лишь в середине XVIII в. появилась мысль о всеобъемлющем прогрессе. Ее не было еще ни у Вольтера («le monde ira toujours comme il va»), ни в «Энциклопедии». Первый, кто провозгласил, что человечество прогрессирует в умственном, нравственном и общественном отношениях, был Тюрго, который в 1750 г. посвятил идее П. две речи (о выгодах, доставленных человеческому роду введением христианства, и об успехах человеческого ума). После него на точку зрения П. становится целый ряд писателей. Из них во второй половине XVIII в. особенно выдаются Кондорсе, Гиббон, Пристлей, Изелин, Лессинг, Гердер, Кант, Пёлитц и др. Вообще, во второй половине XVIII в. впервые рядом с прогрессом умственным и нравственным был признан и прогресс общественный. О нем весьма определенно говорит уже Тюрго, но только Кант впервые дает ему совершенно самостоятельное значение, заявляя, что на всемирную историю можно смотреть как на постепенное выполнение сокровенного плана природы создать совершенное государственное устройство. После французской революции писатели реакционного лагеря объявили, что идея П. ложна в самой своей основе. зато она была весьма популярна у писателей прогрессивных направлений. Ею тотчас же овладела историческая наука, которая стала рассматривать жизнь общества, как прогрессивное движение. Наиболее видным представителем этой идеи в истории был Гизо. Философия истории, преимущественно в школе Гегеля, превратилась в своего рода теорию прогресса. Эта идея вдохновляла и многих поэтов (Беранже, В. Гюго, Гейне и др.). она была тесно связана с утопическим социализмом С.-Симона и Фурье. Мало того: появилось несколько различных пониманий П., которые уже в 20—40-х годах вызывали полемику. В новый фазис вопрос о П. перешел с возникновением социологии (см.), или положительной науки об обществе, которая должна была дать вопросу о П. чисто научную постановку, без всяких теологических и метафизических предположений. Впервые за это дело взялся Конт, который, однако, стал советовать заменить понятие П. (или совершенствования) понятием эволюции (или развития), т. е. понятия субъективного — чисто объективным (см. Субъективизм в общественных науках и Эволюция). На ту же точку зрения несколько позднее стал и Спенсер. Эволюционная точка зрения лишила идею П. мистического и романтического характера, с каким она выступала в литературе второй половины XVIII и первой половины XIX века. в то же время она дала учению о прогрессе научную опору. В последнем отношении большое значение получил дарвинизм как учение о своего рода «прогрессе в мире животных и растений». До Дарвина П. человечества понимался исключительно в смысле совершенствования идей и учреждений, а с появлением теории великого английского натуралиста была признана и чисто органическая эволюция человечества, сопровождающаяся совершенствованием самой природы человека. Вторая половина XIX в. — эпоха разнообразных попыток построения теории П. (или, что то же, культурной и социальной эволюции). Наиболее научные из них примыкают более или менее к идеям Конта, Дарвина, Спенсера и Маркса, причем авторы этих теорий или держатся больше взглядов одного из этих писателей, или стараются их комбинировать между собой. Конт, подобно своим предшественникам, выдвигает на первый план умственный П. (его теория о трех фазисах естественной эволюции миросозерцаний). на этой же точке зрения стоит Бокль, отрицающий всякий нравственный П. Дарвинисты объясняют исторический П. исключительно по аналогии с эволюцией органических форм, а Спенсер — по аналогии с развитием отдельного индивидуума. С точки зрения Спенсера П. (т. е. социальная эволюция) есть только частный случай эволюции вообще, совершающейся по известному общему закону (см. Спенсер и Эволюция). От Маркса ведет свое начало так называемый экономический материализм (см.), объясняющий исторический П. из эволюции отношений производства материальных благ. В настоящее время нет ни одной теории П., которая могла бы считаться общепризнанной. Относящаяся сюда литература весьма обширна. По истории развития идеи П. см. Н. Кареев, «Идея прогресса в ее историческом развитии» («Историко-философские и социологические этюды», 1 895), где указаны и другие сочинения, посвященные истории идеи П. Новейшие труды: Blackmar, «The story of human progress» (1897). Crozier, «Civilisation and progress» (1885). Doherty, «Philosophie of history and social evolution» (1874). Federici, «Le leg ge di progresso» (1882). Ferron, «Th&eacute.orie du progr&egrave. s» (1867). De Greef, «Le transformisme social» (1895, перев. по-русски). Kidd, «Social evolution» (1895, перев. по-русски). Spencer — «Progress, its law and causes», «First principles», «The principles of sociology». Арнольди, «Задачи понимания истории». Н. Кареев — «Основные вопросы философии», «Историко-философские социологические этюды», «Введение в изучение социологии». Миртов (Лавров), «Опыт истории мысли», «Цивилизация и дикие племена», «Формула прогресса г. Михайловского», «До человека», «Научные основы истории цивилизации» и др.. Н. Михайловский, «Что такое прогресс?», «Борьба за индивидуальность», «Орган, неделимое, общество», «Что такое счастье?» и др. Более подробный указатель — в книге Н. Кареева «Введение в изучение социологии». Ср. Социология, Философия истории, Субъективизм в общественных науках, Эволюция. Н. К.

Определение слова «Прогресс» по БСЭ:

Прогресс — Прогресс (от лат. progressus — движение вперёд, успех)
тип, направление развития, для которого характерен переход от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному. О П. можно говорить применительно к системе в целом, к отдельным её элементам, к структуре и др. параметрам развивающегося объекта. Понятие П. соотносительно с понятием Регресса.
Представление о том, что изменения в мире происходят в определённом направлении, возникло в глубокой древности и первоначально носило чисто оценочный характер, разрабатываясь главным образом применительно к истории общества. В развитии докапиталистических формаций многообразие и острота политических событий сочетались с крайне медленным изменением социально-экономических основ общественной жизни. Для большинства античных авторов история — простая последовательность событий, за которыми стоит нечто неизменное. в целом же она рисуется либо как регрессивный процесс, идущий по нисходящей от древнего
«золотого века» (Гесиод, Сенека), либо как циклический круговорот, повторяющий одни и те же стадии (Платон, Аристотель, Полибий). Не видит П. в обществе и христианство. Хотя христианская историософия рассматривает историю как процесс, имеющий определённое направление, имеется в виду не имманентный процесс, а движение к некоей провиденциальной цели (см. Провиденциализм), лежащей за рамками действительной истории. Идея исторического П. родилась не из христианской эсхатологии, а из её отрицания. Социальная философия подымающейся буржуазии, отражавшая реальное ускорение общественного развития, была овеяна оптимизмом, уверенностью в том, что
«царство разума» лежит не в прошлом, а в будущем. Прежде всего был замечен П. в сфере научного познания. уже Ф. Бэкон и Р. Декарт учили, что не нужно оглядываться на древних, что научное познание мира идёт вперёд. Затем идея П. распространяется и на сферу социальных отношений (А. Тюрго, Ж. Кондорсе).
Просветительские теории П. обосновали смелую ломку феодальных отношений, на их основе складывались многочисленные системы утопического социализма. Но рационалистические теории П. были чужды Историзму. В них подчёркивалась поступательность исторического развития, однако игнорировались его противоречивость и многообразие форм, а также необходимость предшествовавших стадий развития. П. общества просветители выводили из П. человеческого разума. Их теории имели телеологический характер, возводя в ранг конечной цели истории преходящие идеалы и иллюзии подымающейся буржуазии. Вместе с тем уже Дж. Вико и особенно Ж. Ж. Руссо указывали на противоречивый характер исторического развития. Романтическая историография начала 19 в. в противовес рационализму просветителей выдвинула идею медленной органической эволюции, не допускающей вмешательства извне, и тезис об индивидуальности и несравнимости исторических эпох. Но этот историзм был односторонне обращен в прошлое и часто выступал в роли апологии архаических отношений, Наиболее глубокую в домарксовской мысли трактовку П. дал Г. Гегель, выступив как против просветительского пренебрежения к прошлому, так и против ложного историзма романтической «исторической школы».
История — не простое изменение, а П. в сознании свободы, в котором старое служит необходимым фундаментом для нового. Каждый народ, выполнив свою историческую миссию в качестве временного носителя абсолютной идеи, уступает место другому. Однако, понимая исторический П. как саморазвитие мирового духа, Гегель не мог объяснить переход от одной ступени общественного развития к другой. Общественный П. заканчивается, по Гегелю, прусской монархией, а его философия истории превращается в теодицею, оправдание бога в истории.
Марксистско-ленинская концепция П. исходит из материалистического понимания истории и характеризуется диалектико-материалистическим подходом к проблеме П., выдвижением его объективного критерия. К. Маркс подчёркивал, что «вообще понятие прогресса не следует брать в обычной абстракции»
(Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 736). «… Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно без гигантских иногда скачков недиалектично, ненаучно, теоретически неверно» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 30, с. 6). П. не есть какая-то самостоятельная сущность или трансцендентная цель исторического развития. Понятие П. имеет смысл лишь в применении к определённому историческому процессу или явлению, это всегда П. по отношению к чему-то. Цели, стремления и идеалы людей, в свете которых они оценивают историческое развитие, сами меняются в ходе истории, поэтому такие оценки неизбежно страдают субъективностью, неисторичностью. Как пишет Маркс,
«так называемое историческое развитие покоится вообще на том, что новейшая форма рассматривает предыдущие как ступени к самой себе и всегда понимает их односторонне, ибо лишь весьма редко и только при совершенно определенных условиях она бывает способна к самокритике»
(Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 732).
Объективный критерий общественного П. надо искать в материальной основе общества. Производственные отношения выражают прерывность, дискретность исторического процесса и специфичность его конкретных форм. Напротив, производительные силы развиваются более или менее непрерывно и кумулятивно (хотя и конечно, бывает понятное движение). К тому же это главная, определяющая сторона общественного развития. Поэтому В. И. Ленин считал интересы развития производительных сил
«… высшим критерием общественного прогресса…» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 16, с. 220).
Совершенствование средств и организации труда обеспечивает рост его производительности, что, в свою очередь, влечёт за собой совершенствование человеческого элемента производительных сил, рабочей силы, вызывает к жизни новые производственные навыки и знания и меняет существующее общественное разделение труда. Одновременно с П. техники идёт развитие науки. Наконец, рост производительности труда означает увеличение количества прибавочного продукта. При этом расширяются состав и объём необходимых потребностей человека и изменяются способы их удовлетворения, образ жизни, культура и быт. Более высокому уровню развития производительных сил соответствует и более сложная форма производственных отношений и общественной организации в целом. Степень овладения обществом стихийными силами природы, выражающаяся в росте производительности труда, и степень освобождения общества из-под гнёта стихийных общественных сил, социально-политического неравенства и духовной неразвитости людей — вот наиболее общие критерии исторического П. В свете указанного критерия первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая и коммунистическая формации представляют собой закономерные стадии поступательного развития человечества.
Однако процесс этот противоречив, а типы и темпы его различны. Для первобытнообщинного, а также рабовладельческого и феодального обществ характерны вообще крайне медленные темпы развития. Капитализм означает громадное ускорение темпов, но при этом усиливается и обостряется антагонистичность, свойственная развитию эксплуататорского общества. В любом процессе развития существует определённая взаимосвязь между группой ведущих, развивающихся элементов системы и её структурой как целым. Отдельные элементы опережают другие, за ними подтягиваются остальные, и лишь затем меняется структура целого.
В досоциалистических формациях первоначально из-за низкого уровня развития производства, а в дальнейшем также из-за частной собственности на средства производства одни элементы социального целого систематически прогрессируют за счёт других. Это делает П. общества в целом антагонистическим, неравномерным, зигзагообразным (см. Ф. Энгельс, в кн. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 177). П. техники и развитие общественного разделения труда колоссально повышают его производительность. Но оборотной стороной этого является превращение человека в частичного работника, рост отчуждения и эксплуатации. Сравнительно высокий жизненный уровень немногих развитых капиталистических стран достигнут отчасти за счёт беспощадной эксплуатации колоний. Диспропорции наблюдаются не только в развитии разных стран и народов, но и в развитии различных сфер и элементов общественной жизни. Так, К. Маркс отмечал, что
«… капиталистическое производство враждебно известным отраслям духовного производства, например искусству и поэзии» (там же, т. 26, ч. 1, с. 280).
Диспропорция между материальным богатством капиталистического общества и уровнем его духовной культуры особенно заметна в эпоху общего кризиса капитализма. Она находит своё отражение в росте социального пессимизма и многочисленных философских и социологических теориях 20 в., прямо или косвенно отрицающих П. и предлагающих заменить это понятие либо идеей циклического круговорота (О. Шпенглер, А. Тойнби, П. Сорокин), либо
«нейтральным» понятием «социального изменения» (американский социолог У. Ф. Огборн). Широкое распространение получают также различные эсхатологические концепции относительно «конца истории» и пессимистические антиутопии вроде
«Славного нового мира» О. Хаксли или «1984» Дж. Оруэлла. Наряду с ними существуют и казённооптимистические теории П., вроде «стадий экономического роста» У. Ростоу.
Переход от капитализма к социализму в мировом масштабе — генеральная линия общественного П. в современную эпоху. Колоссально ускоряя темпы общественного развития, коммунистическая формация постепенно преодолевает унаследованные от прошлого диспропорции в развитии города и деревни, передовых и экономически отставших стран, людей умственного и физического труда, производительных сил и духовной культуры общества. Т. о., происходит становление нового, коммунистического типа П., свободного от антагонистических противоречий прежних формаций. Однако это процесс отнюдь не автоматический. Обилие задач и недостаточное знание механизма действия законов социалистического общества (которое само отчасти объясняется ограниченностью имеющегося исторического опыта) создают возможность появления элементов субъективизма и волюнтаризма, приводящих к диспропорциям. Сложные проблемы ставят неодинаковость уровня развития и своеобразие исторических традиций стран социалистической системы.
Социалистическое общество, устраняя социальный антагонизм, не отменяет противоречивости развития как такового. В частности, познание законов развития общества — процесс по существу бесконечный. между тем именно степень познания и овладения такими законами определяет меру социальной свободы.
Возникнув на почве социальной истории, понятие П. было в 19 в. перенесено и в естественные науки. Однако здесь, как и в общественной жизни, понятие П. имеет не абсолютное, а относительное значение. Понятие П. неприменимо ко Вселенной в целом, т.к. здесь отсутствует однозначно определённое направление развития, а постулирование такого направления неизбежно приводит к идеализму и религии. Неприменимо понятие П. и ко многим процессам неорганической природы, имеющим циклический характер (см. Прогресс в живой природе). Поэтому проблема критериев П. в живой природе вызывает споры среди учёных.
Лит. Давиташвили Л. Ш., Очерки по истории учения об эволюционном прогрессе, М., 1956. Проблемы развития в природе и обществе. Сб. ст., М. — Л., 1958. Семенов Ю. Н., Общественный прогресс и социальная философия современной буржуазии, М., 1965. Nisbet R. A., Social change and history. Aspects of the Western theory of development, N. Y., 1969. Sklair L., The sociology of progress, L., .
И. С. Кон.

Прогресс — в живой природе, совершенствование организмов или надорганизменных систем в процессе эволюции. Ранее термином «П.» обозначали направление эволюции в сторону усложнения строения. Ч. Дарвин понимал П. как выражение растущей приспособленности организмов к окружающим условиям и их победы в борьбе за существование, которая может достигаться не только усложнением, но и упрощением строения, например у паразитических и сидячих форм (см. Дарвинизм, Естественный отбор). Ясность в применение термина
«П.» внёс А. Н. Северцов (1914, 1925, 1939), предложивший различать биологический и морфофизиологический П., или Ароморфоз. Биологическим П. он называл вызванное приобретением нового приспособления увеличение численности данной группы (вида, рода и т.п.), её расселение за границы ареала и разделение на новые группы (увеличение числа популяций, рас и подвидов — в пределах вида, видов — в пределах рода, т. е. адаптивную радиацию). Биологический П. может достигаться как благодаря ароморфозам, т. е. коренным усовершенствованием организации, и Идиоадаптациям, т. е. частным адаптивным изменениям строения, так и на путях упрощения организации (см. Дегенерация, Катаморфоз). Главная особенность морфо-физиологического П. заключается в накоплении и гармоничном сочетании приспособлений, имеющих очень широкое, часто универсальное значение. Примерами такого П. могут служить эволюция скелета, мозга и сердца у позвоночных, развитие терморегуляции и т.п. Следствиями морфо-физиологического П. являются повышение выживаемости и эволюционной пластичности вида, а также степени целостности и приспособленности особей, видов или др. эволюционирующих единиц.
В дальнейшем представления Северцова о морфо-физиологическом П. разрабатывались советскими (И. И. Шмальгаузен, Г. А. Шмидт, А. Л. Тахтаджян и др.) и зарубежными (Дж. Хаксли, В. Франц, Б. Ренш и др.) биологами. Эволюцию в направлении морфо-физиологического П. подразделили на П. неограниченный, охватывающий эволюцию от простейших живых существ до высшей формы движения материи — человека, и П. ограниченный, т. е. развитие конкретных крупных стволов органического мира. С экологической точки зрения стали выделять П. общий при котором адаптивные возможности расширяются, и П. частный (специализацию), при котором происходит совершенствование адаптации в узких целях. Общий П. характеризуется гармоничным сочетанием эволюции органов путём увеличения числа функций с интенсификацией как старых, так и новых функций (например, эволюция пятипалой конечности стегоцефала до руки человека). Частный же П. характеризуется преимущественно интенсификацией функций при уменьшении их числа (например, эволюция четырёхпалой конечности предков копытных до конечности современных парно- и непарнокопытных). С точки зрения биоэнергетики и совершенства конструкции органов и организмов выделяют биотехнический П., измеряемый такими показателями, как экономичность, эффективность, надёжность. См. также Регресс в природе, Эволюция.
Лит.: Северцов А. Н., Главные направления эволюционного процесса, 3 изд., М., 1967. его же, Морфологические закономерности эволюции, М. — Л., 1939. Шмальгаузен И. И. Пути и закономерности эволюционного процесса, М. — Л., 1939. его же, Проблемы дарвинизма, 2 изд., Л.. 1969. Закономерности прогрессивной эволюции. Сб. ст., Л., 1972. Huxley J., Evolution. The modern synthesis, L., 1963.
К. М. Завадский.

Прогресс — посёлок городского типа в Амурской области РСФСР, подчинён Райчихинскому горсовету. Ж.-д. станция на ветке от Транссибирской магистрали. 13,5 тыс. жителей (1970). Заводы: Амурский светотехнический, стекольный, дорожных машин, железобетонных изделий. Райчихинская ГРЭС.

Прогресс — Прогресс («Прогресс»)
центральное издательство в системе Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, выпускающее литературу гуманитарного профиля на иностранных языках и переводную литературу на рус. языке. Находится в Москве. Основано в 1931 под названием Издательство иностранных рабочих в СССР. в 1939 переименовано в Издательство литературы на иностранных языках, в 1963 после реорганизации этого издательства и Издательства иностранной литературы получило название «П.».
Издаёт (1974) на 40 иностранных языках (английском, французском, немецком, испанском, арабском и др.) произведения основоположников марксизма-ленинизма, научную, гуманитарную, общественно-политическую литературу, классику и лучшие произведения писателей народов СССР, детскую литературу, книги по искусству, для изучающих иностранные языки — литературу на языке оригинала, а также путеводители, фотоальбомы. В переводе на русский язык выпускает опубликованные за рубежом новейшие значительные труды по общественным наукам, международным отношениям, искусствознанию, лингвистике, современную художественную литературу, уделяя особое внимание изданию произведений писателей стран социалистического содружества. В 1974 издательство выпустило 950 названий, книг и брошюр общим тиражом свыше 24,1 млн. экз., объёмом свыше 382,2 млн. печатных листов-оттисков.
Ю. В. Торсуев.

Словарь БСЭ

Прогресс — (от лат. progressus — движение вперед) — направление развития,для которого характерен переход от низшего к высшему, от менеесовершенного к более совершенному. О…

Прогресс — акционерное общество, издательская группа, Москва. Образованов 1991 на базе издательства «»Прогресс»», основано в 1931 как Издательскоетоварищество иностранных…

Прогресс — автоматические транспортные космические аппараты снабжения,созданы в СССР на базе космического корабля «»Союз»», первый запуск в 1978.Служат для обеспечения…

Словарь Даля

Прогресс — м. лат. умственное и нравственное движенье вперед; сила образованья, просвещенья; более в знач. политическом, свобода; взгляд и понятия или притязанья на полную…

Словарь Ожегова

Прогресс — Поступательное движение, улучшение в процессе развития;

Словарь Городов

Прогресс — город, местоположение Пенсильвания, Соединенные Штаты Америки, население составляет 9 765 человек. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Рединг, Балтимор,…

Прогресс — поселок городского типа, местоположение Амурская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Благовещенск, Биробиджан, Уссурийск, Артем,…

Прогресс — деревня, местоположение Свердловская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Екатеринбург, Асбест, Озёрск, Златоуст, Миасс, Пермь, Челябинск,…

Прогресс — деревня, местоположение Краснодарский край, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Сочи, Майкоп, Краснодар, Армавир, Черкесск, Невинномысск,…

Прогресс — деревня, местоположение Самарская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Чапаевск, Новокуйбышевск, Балаково, Самара, Кузнецк, Димитровград,…

Прогресс — деревня, местоположение Черниговская область, Украина. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Чернигов, Нежин, Бровары, Киев, Конотоп, Белая Церковь, Шостка,…

Прогресс — деревня, местоположение Республика Адыгея, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Майкоп, Кропоткин, Армавир, Краснодар, Невинномысск, Сочи, Черкесск,…

Прогресс — деревня, местоположение Тюменская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Тюмень, Курган, Шадринск, Асбест, Копейск, Екатеринбург, Челябинск,…

Прогресс — деревня, местоположение Вологодская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Череповец, Вологда, Рыбинск, Ярославль, Кострома, Кинешма, Тверь,…

Прогресс — город, местоположение Ростовская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Волгодонск, Шахты, Новочеркасск, Новошахтинск, Батайск, Азов,…

Прогресс — деревня, местоположение Тамбовская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Тамбов, Мичуринск, Липецк, Воронеж, Балашов, Елец, Новомосковск,…

Прогресс — деревня, местоположение Кабардино-Балкарская Республика, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Георгиевск, Минеральные Воды, Пятигорск, Кисловодск,…

Прогресс — деревня, местоположение Кемеровская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Белово, Кемерово, Юрга, Бердск, Новосибирск, Новокузнецк, Барнаул,…

Прогресс — деревня, местоположение Харьковская область, Украина. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Харьков, Павлоград, Новомосковск, Константиновка, Полтава,…

Прогресс — деревня, местоположение Донецкая область, Украина. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Донецк, Константиновка, Горловка, Шахтерск, Стаханов, Алчевск,…

Прогресс — деревня, местоположение Полтавская область, Украина. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Полтава, Кременчуг, Днепродзержинск, Новомосковск, Александрия,…

Прогресс — деревня, местоположение Днепропетровская область, Украина. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Никополь, Днепродзержинск, Кривой Рог, Мелитополь,…

Прогресс — поселок, местоположение Саратовская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Балаково, Кузнецк, Чапаевск, Новокуйбышевск, Самара, Ульяновск,…

Прогресс — поселок, местоположение Нижегородская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Саранск, Арзамас, Саров, Дзержинск, Чебоксары, Новочебоксарск,…

Прогресс — поселок, местоположение Республика Башкортостан, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Салават, Ишимбай, Стерлитамак, Оренбург, Магнитогорск,…

Прогресс — поселок, местоположение Калужская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Брянск, Железногорск, Калуга, Тула, Курск, Обнинск, Новомосковск,…

Прогресс — поселок, местоположение Калининградская область, Россия. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Калининград, Псков, Великие Луки, Смоленск, Гатчина, Пушкин,…

Прогресс — поселок, местоположение Индиана, Соединенные Штаты Америки. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Манси, Фишерс, Кармель, Индианаполис, Форт-Уэйн, Дейтон,…

Прогресс — поселок, местоположение Миссисипи, Соединенные Штаты Америки. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Батон-Руж, Метари, Новый Орлеан, Джексон, Лафайетт, Мобил,…

Прогресс — поселок, местоположение Северо-Казахстанская область, Казахстан. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Кокшетау, Щучинск, Атбасар, Степногорск, Костанай,…

Прогресс — поселок, местоположение Актюбинская область, Казахстан. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Лисаковск, Атырау, Костанай, Айтеке Би, Аркалык, Атбасар,…

Прогресс — поселок, местоположение Луганская область, Украина. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Лисичанск, Стаханов, Алчевск, Луганск, Константиновка, Горловка,…

Прогресс — поселок, местоположение Кировоградская область, Украина. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Умань, Белая Церковь, Черкассы, Бердичев, Одесса, Александрия,…

Прогресс — поселок, местоположение Гомельская область, Беларусь. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Рогачёв, Гомель, Бобруйск, Калинковичи, Осиповичи, Мозырь, Горки,…

Прогресс — поселок, местоположение Могилёвская область, Беларусь. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Бобруйск, Рогачёв, Осиповичи, Калинковичи, Мозырь, Гомель, Слуцк,…

Прогресс — поселок, местоположение Минская область, Беларусь. Рядом распологаются ближайшие крупные города: Слуцк, Солигорск, Осиповичи, Минск, Барановичи, Новогрудок, Бобруйск,…

см. также морфологический разбор слова «прогресс».

У этого термина существуют и другие значения, см. Прогресс (значения).

Прогре́сс (лат. progressus — движение вперёд, успех) — направление развития от низшего к высшему, поступательное движение вперед, к лучшему. Противоположность — регресс. Социальный прогресс — глобальный, всемирно-исторический процесс восхождения человеческих обществ от примитивных состояний (дикости) к вершинам цивилизованного состояния, основанного на высших научно-технических, политико-правовых, нравственно-этических достижениях.

Развитие понятия

Идея о том, что человечество развивается по пути всё большего политического и социального прогресса, появляется в Эпоху Просвещения (правда, у Вольтера и Монтескьё она еще отсутствует, а популярна стала у поздних просветителей). Первым, кто изложил последовательную теорию прогресса, был аббат Сен-Пьер в своей книге «Замечания о непрерывном прогрессе всеобщего разума» (1737). Великая французская философия истории второй половины XVIII века, начавшаяся с «Рассуждений о последовательном прогрессе человеческого разума» Тюрго (1750) и увенчавшаяся «Очерками исторической картины прогресса человеческого разума» Кондорсе (1794) вписывается в идейную предысторию позитивизма. При этом сторонник просвещенного деспотизма Тюрго сохранят веру в провидение Божье как источник общего хода истории, тогда как в трудах его антиклерикально настроенного ученика Кондорсе вступил в силу чистый естественный закон прогресса, который, как с определенной осторожностью заметил автор, «почти так же надежен, как и закон природы».

Однако понятие прогресса подвергается критике уже с начала XIX века. С точки зрения историзма, прогресс — это «секуляризованная христианская эсхатология, идея универсальной, достигаемой всем человечеством конечной цели, которая перемещена из сферы чудес и трансцендентности в сферу естественного объяснения и имманентности» (Фридрих Мейнеке). После Второй мировой войны, некоторые влиятельные мыслители, например Теодор Адорно, выражают сомнения в реальности социального прогресса. И. Р. Шафаревич критикует понятие «прогресса» как термина, присущего исключительно западной цивилизации.

Составляющие

Прогресс есть равномерное развитие следующих трех составляющих:

  • социальной — процесс приближения общества к свободе и справедливости, ликвидации естественных причин, мешающих такому приближению;
  • материальной — процесс наиболее полного удовлетворения материальных потребностей всех людей, ликвидации технических ограничений для такого удовлетворения;;
  • научной — процесс непрерывного, расширяющегося и углубляющегося познания окружающего мира, его освоение, как в микрокосмос, так и в макро, освобождение познания от рамок экономической целесообразности;

Проблема оценки динамики прогресса (критерии прогресса)

Американский физик Джонатан Хюбнер считает, что уровень инноваций достиг максимума в 1873 г., и с тех пор постоянно снижается. По его мнению, сегодняшний уровень инноваций (7 важных технических изобретений на миллиард человек в год) примерно равен показателю 1600 г., а к 2024 г. он упадет до уровня «Темных веков», наступивших после падения Римской империи.

Хюбнер называет две возможные причины замедления прогресса:

  • определенные направления науки и техники не развиваются из-за того, что они экономически невыгодны;
  • способность людей поглощать знания подходит к концу, и в результате делать новые открытия становится все труднее.

Выводы Хюбнера подвергаются критике. Так, Рэй Курцвейл назвал его метод отбора данных «произвольным», а пропагандист нанотехнологий К. Эрик Дрекслер утверждает, что мерилом прогресса следует считать не сами изобретения, а имеющиеся в распоряжении человечества возможности. Даже в отсутствие крупных открытий мы можем передвигаться быстрее или получать более скоростной доступ к большему количеству информации.

Американский специалист по менеджменту Бен Джонс утверждает, что, чтобы поддерживать прогресс за счет инноваций, приходится прикладывать все больше усилий — тратить все больше денег на научные исследования и конструкторские разработки, и постоянно увеличивать количество занятых в этой сфере. В результате деятельность среднестатистического изобретателя все менее значима.

У него есть две гипотезы о причинах происходящего:

  • изобретатели прошлого использовали те идеи, до которых было легче всего «дотянуться», а их преемником приходится прилагать больше усилий для решения более сложных проблем;
  • из-за массы уже накопленных знаний потенциальным изобретателям приходится тратить больше времени на образование, и в результате период их активной жизни, посвященный собственно изобретательской деятельности, становится короче. Так, Нобелевские лауреаты становятся все старше и это говорит о том, что открытия теперь требуют больше времени.

Проблема критериев прогресса считается одной из сложнейших в науках об обществе. Некоторые исследователи считают, что таких критериев не существует Трудности с определение критериев прогресса вызваны тем, что прогресс понимается только как улучшение жизни населения. В истории же человечества часто бывало так, что при явном движении вперед подавляющему большинству населения жить становилось хуже. Наиболее ярким примером такого рода является переход от охоты и собирательства к земледелию. Пища становилась бедной белками и значительно более однообразной, труд более монотонным и тяжелым, в результате всего этого комплекса факторов продолжительность жизни у ранних земледельцев была существенно меньше, чем у охотников и собирателей. Для преодоления этих трудностей в качестве критерия прогресса предлагается рост уровня развития населения, где уровень развития — это способность населения решать жизненные проблемы. Такой критерий предполагает, что прогресс не связан напрямую с улучшением жизни людей. Рост уровня развития происходит в результате усложнения трудовой деятельности. Следовательно, чем сложнее трудовая деятельность населения, тем выше его уровень развития, иными словами структура занятости населения определяет главные параметры общества.

Литература

Топонимы

  • Прогресс-поселок в ростовской области

См. также

Портал «Эволюция»

прогресс в Викисловаре

Прогресс в Викицитатнике

  • Анагенез
  • Ароморфоз
  • Закон гиперболического роста численности населения Земли
  • Научно-техническая революция
  • Законы истории
  • Биологический прогресс

Примечания

Ссылки

  • Можно быть бедным и счастливым,но нельзя быть богатым и несчастным? К проблеме критериев социального прогресса
  • Почему социологи предпочитают не использовать слово прогресс
  • К. Панкратов «Фрактальная история», или о скорости прогресса

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *