Происхождение слова сорочка

Кто родится в сорочке.

Начнем с самого начала. Прежде всего в народе существует поговорка, что ребенок родился в рубашке. Примеров здесь много. Как случится беда и обойдет человека, так о нем так и говорят. И действительно, если человек, например, выжил в аварии, то о нем и говорят, что он не просто родился. Но необходимо отметить, что иногда говорят в рубашке, иногда в сорочке, а иногда и в пеленке. Проще говоря, если человек родился не как все, то ему будет сопутствовать удача. Но если совершить экскурс в историю, то аналогичный смысл имело выражение родился в пузыре. Проще говоря на его головке оставался пузырь из пленки. А выглядит это примерно так.

И современные специалисты утверждают, что эта пленка действительно сохраняет здоровье ребенка. Но вот что непонятно, а именно почему эту пленку врачи стараются удалить.

Так что подведем небольшой итог, а именно перечислим все, что означает родиться в сорочке.

  • сорочке.
  • рубашке.
  • с пленкой.
  • с перепонкой.
  • с серебряной во рту ложкой ( так говорят в Англии)

Что касается последнего варианта, то это означало быть богатым и счастливым. И кстати подарок серебряной ложки на первый зубик, возможно, означает именно попытку исправить положение, для тех кто не родился в рубашке или с ложкой из серебра. Вот фото подарка серебряной ложки на первый зубик.

Так что конечно мы понимаем , что это приметы и предрассудки и вот еще вопрос про приметы.

  • Что означает это выражение: Аки тать в нощи?
  • Что означает это выражение: на донышке?

За свою многовековую историю рубашка принимала самые разнообразные формы, следуя модным веяниям и потребностям людей определенного периода времени. В любом случае, этот предмет гардероба будет популярен до тех пор, пока люди носят одежду. А это значит — всегда. Текст: Валерии Немировой. Источник: «Кто Главный.» № 86 0

Сегодня этот предмет одежды плотно укоренился в нашем сознании как символ аристократизма, рафинированности и благородной элегантности. Немногие знают, что раньше рубашка была воплощением принадлежности к высшему сословию и признаком мужской красоты. И внешне значительным образом отличалась от того, что мы привыкли носить сегодня.

Начнем с того, что распространение этого предмета одежды проходило по двум путям. С одной стороны, слово «рубашка» происходит от слияния двух слов «рубъ» — грубая ткань, и «руш» — рвать, ломать. «Рубище», как раньше называли рубашку на Руси, — одежда из грубой толстой ткани. Рубашка, а точнее рубаха изо льна, досталась славянам от скифов и вскоре стала частью национального одеяния, в особенности у крестьян. С другой стороны,

рубашка берет свое начало с античных хитонов и средневековых нательных туник, которые были широко распространены у обоих полов.

В VIII веке Карл Великий издал «…директиву о ношении его персон рубашек и брюк изо льна и хлопка». Популярность рубашки непрерывно возрастала, и вскоре она даже стала объектом дара для представителей высших сословий.

Куртуазная культура увеличила длину рубашки и внедрила шелк как основной материал нательных рубашек для знатных особ. Однако максимальную популярность этот предмет одежды получил не благодаря модным веяниям. Дело в том, что впервые средневековый человек задумался о гигиене — вот почему нательная туника пришлась как нельзя кстати.

Надо отметить, что белоснежные рубашки из шелка и тонкого льна, которые надевались под камзолы и верхнюю одежду контрастных темных цветов, стали отличительным признаком людей знатного происхождения. В женском гардеробе итальянок того времени была в моде дырчатая ткань рукавов, сквозь отверстия которой был пропущен полупрозрачный светлый материал нижней рубашки. Такая тенденция также обеспечивала контрастные цветовые сочетания.

Простолюдины чаще носили рубахи из более грубой по структуре и более темной по цвету ткани — чтобы в процессе работы одежда не так быстро пачкалась. Кроме того, рубашка была удовольствием не из дешевых, ведь на создание одного квадратного метра полотна уходило более 80 часов кропотливой работы портного, а кроме того, рубашка предполагала регулярную стирку, глажение и подкрахмаливание. В это самое время моду на рубашки стали высмеивать в народе, говоря, что дворянин «носит свое богатство на плечах».

В XVIII веке во Франции, считающейся законодательницей мод, этот предмет одежды украшался жабо и пышно отделывался кружевом на манжетах. Однако во время Великой Французской революции основными требованиями к рубашке стали простота и удобство. Кроме того, в это же время европейская мода начинает постепенно утрачивать свое национальное своеобразие и стремится к образованию единого стиля в одежде.

В XIX — начале XX века, с приходом эры «белых воротничков», рубашка становится национальной одеждой в СШ А. Претерпев значительные изменения, она, наконец, становится привычной нам сорочкой: стандартизируются ее размеры, теперь она застегивается на пуговицы, а не надевается через голову, накрахмаленные жесткие воротнички уступают место мягким. Блузка, юбка и жакет — типичный женский костюм на рубеже веков. В мужском гардеробе появляются цветные рубашки.

Две мировые войны XX века демократизировали моду, преиму- щественно женскую, и сделали рубашку неотъемлемой частью униформы.

Однако в это же время законодателями моды становятся голливудские фильмы. Кристально белые рубашки с широкими рукавами, которые носил секс-символ эпохи немого кино Рудольф Валентино, становятся тем, что сегодня мы называем must-have.

Но только в 30-е годы прошлого столетия белая рубашка становится неотъемлемой частью женской моды. Благодаря иконе стиля Марлен Дитрих все вдруг заметили, что в строгой мужской белой рубашке женщина может выглядеть не менее женственно и сексуально, чем в вечернем платье с откровенным декольте.

Сегодня классическая белая рубашка в стиле Мерил Стрип в «Дьявол носит Prada» — совершенно универсальный, а потому совершенно необходимый предмет каждого гардероба.

РОДИТЬСЯ В СОРОЧКЕ

Выражение родился в сорочке в бытовом просторечии укрепилось как термин, которым обозначалось наличие у новорожденного перепонки, облекающей его тело или части тела (ср. у Помяловского в рассказе «Вукол»: «Вукол родился в сорочке, с длинным пупком»). Но так как этот факт был приметой счастливой будущности, то соответствующие представления об удаче, о счастливой доле примешивались к прямому конкретному значению этого словосочетания. Очевидно, это выражение – очень давнего происхождения. Но в лексикографической практике даже XVIII в. и начала XIX в. оно рассматривалось еще как свободное словосочетание. Поэтому в словарях Академии Российской оно не приводится в числе фразеологических оборотов. Здесь лишь отмечается своеобразное значение слова сорочка: «нижняя перепонка, одевающая плод во утробе матерей» (cл. АР 1822, ч. 6, с. 391). Только в словаре 1847 г. приводится как устойчивое словосочетание: «родиться в сорочке: зн. по мнению простого народа, родиться счастливым» (cл. 1847, 4, с. 189). Ср. тут же перечень значений слова сорочка: «1) Рубаха. 2) Внутренняя перепонка яйца. Amnion. 3) Оболочка, в которой рождаются некоторые младенцы. 4) На водоходных судах: ветренница, флюгер».

В языке русской художественной литературы это выражение начинает широко употребляться лишь с 30–40-х годов XIX в. Выражение в сорочке родился (родилась) применяется к счастливцу, к человеку, которому неизменно сопутствует счастье, удача в жизни. Это выражение в литературном употреблении представляет собой неразрывное фразеологическое единство. Семантическая слитность словосочетания, выражающего единое цельное значение – «счастлив, удачлив», усиливается своеобразиями его грамматического употребления. Это выражение применяется лишь в функции перфекта. Оно обычно обозначает характеристику человека в настоящем как результат прошедшего действия. Оно лишено других форм времени. У этого фразеологического единства различаются лишь формы лица, рода и числа, как и вообще в русской парадигме прошедшего времени.

Однако легко заметить, что еще в языке русской художественной литературы XIX в. это выражение имело более конкретное, прямое значение, хотя уже было окутано экспрессивной атмосферой счастья, удачи. Поэтому здесь от этого выражения изредка образуются формы несовершенного вида (со значением кратности, повторяемости). Точно так же употреблялись и страдательные формы сов. вида: был рожден и т. п. Наконец, выражению родился в сорочке соответствовала и отрицательная форма: родился без сорочки (при более частой: не родился в сорочке).

Например, у А. В. Кольцова в «Косаре»:

Ох, в несчастный день,

В бесталанный час,

Без сорочки я

Родился на свет.

У Помяловского в рассказе «Вукол»: «Впрочем, при рождении ребенка обращают внимание на разные приметы и предзнаменования. Вукол родился в сорочке, с длинным пупком, день рождения был скоромный и число дня четное – все это, по мнению повивальной бабки Анны Ивановны Штотиной, предвещало ребенку счастливую будущность». У Я. Полонского в повести «Неуч»: «На белый свет он был матерью рожден в сорочке под счастливым Зодиаком. Ему везло…». У Ап. Григорьева в статье «Безвыходное положение» (1863): «Пред другими ненужными людьми я имею то преимущественное право на исповедь, что не родился в сорочке и что мне бабушка не ворожила» (Григорьев Ап. 1930, с. 331).

У П. А. Каратыгина в «Записках»: «Есть люди, которые, как уверяли астрологи, явились на свет под счастливой звездой, или, как гласит народная пословица, родились в сорочке» (1930, 2, с. 16). У Н. В. Успенского в рассказе «Крестины»: «Да выпей, выпей себе, Терентьич, – заговорила кума: – для такой радости да не выпить! ведь в сорочке сынок-от родился: счастливец будет. Вот сколько я ни знавала на своем веку таких, что примерно в сорочке рождались, – все талантливыми выходили, перед господом-богом» (Успенский 1931, с. 58).

Выражение родился в сорочке отражает мифологические воззрения на новорожденного ребенка. Еще А. А. Потебня писал в своей работе «О доле и сродных с нею существах»: «По взгляду Германской мифологии, души до своего рождения находятся у богини Гольды (Сл. Яги) за облаком. Каждый раз, когда душа сходит на землю, чтоб принять на себя человеческий образ, за нею следует одна, две, три другие души, как ее духи хранители. В Скандинавской мифологии, где это верование особенно развито, такой дух называется fylgia (weil er dem menschen folgt , se adjungens), hamingia (felicitas). Появление этих спутников на земле, одновременное с рождением человека, есть некоторым образом тоже рождение. Местопребывание их есть в начале сорочка, которою иногда бывает обвита голова новорожденного (glückshaube), с чем очевидно связано русск. поверье, что родиться в сорочке – счастье»320.

Это поверье было широко распространено у славянских и других индоевропейских народов. Проф. Н. Ф. Сумцов в своем исследовании «О славянских народных воззрениях на новорожденного ребенка» писал: «Нередко случается, что ребенок родится в перепонке, в так называемой сорочке. У многих народов сорочка эта служит несомненным признаком, что новорожденный в жизни будет счастлив. У древних Римлян сорочку покупали адвокаты, признававшие за нею таинственную способность давать успех в делах. Подобное воззрение на сорочку в применении к адвокатуре существовало в Дании и в Англии. Еще в начале прошлого столетия в английских газетах публиковали о продающихся детских сорочках. Во Франции детей, рожденных в перепонке, считают счастливыми: известно французское выражение «être né coiffé”, означающее счастливых детей. В Германии верование в счастливую сорочку так сильно, что повивальные бабки часто крадут ее для своих детей (Mühlhause, Die Uhrrelig. d. deutsch. Volkes, 1860, 11). Точно такое же верование в счастливое значение детской сорочки распространено по всей России. Лет пятьдесят тому назад в дворянском сословии, при начинании какого-нибудь серьезного и трудного дела, брали на время у знакомых детскую сорочку, если не имели собственной . В Харьковской губернии плева, собравшаяся на голове новорожденного, носит название чепца. Чепец считают предзнаменованием, что новорожденный будет со временем архиереем. Повсеместно сорочку тщательно сохраняют, причем иногда зашивают в наиболее ноское платье дитяти, имевшего счастье в ней родиться»321.

История употребления в русском литературном языке фразеологического единства в сорочке родился показывает, как долго может стародавнее выражение оставаться за пределами письменного языка. Только в стилях русской реалистической художественной литературы XIX в. это выражение получило широкое стилистическое применение.

Опубликовано в Ученых записках МГПИ им. Ленина (т. 56, М., 1948, Кафедра русск. яз., вып. 2) вместе со статьями «Двурушник. Двурушничество», «Отчитать – отчитывать», «Завсегдатай», «Себялюбие – себялюбивый» под общим названием «Из истории русской литературной лексики».

Сохранилась авторская рукопись – 5 пожелтевших листков, пронумерованных автором, и одна выписка на отдельном листке, вошедшая в окончательный текст. В рукописи статья озаглавлена: «Происхождение фразеологического оборота В сорочке родился (родилась)». Печатается по опубликованному тексту с внесением ряда необходимых поправок и уточнений. – Е. X.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *