Пророчества исайи о Христе

Пророчества Исайи

Как мы уже говорили, ветхозаветным пророкам предстояла огромная задача удержать еврейский народ в вере в Единого Бога и подготовить почву для веры в грядущего Мессию, как Лица, имеющего, кроме человеческой, еще Божественную природу. О Божестве Христа пророки должны были говорить так, чтобы оно не было евреями понято по-язычески, в смысле многобожия. Поэтому ветхозаветные пророки раскрывали тайну Божества Мессии постепенно, по мере утверждения в еврейском народе веры в Единого Бога.

Царь Давид первый предсказал о Божестве Христа. После него наступил 250-летний перерыв в пророчествах, и пророк Исайя, живший за семь столетий до Рождества Христова, начал новую серию пророчеств о Христе, в которых Его Божественная природа раскрывается с большей очевидностью.

Исайя является выдающимся пророком Ветхого Завета. Книга, написанная им, содержит в себе такое большое количество пророчеств о Христе и о новозаветных событиях, что многие называют Исайю ветхозаветным Евангелистом. Исайя пророчествовал в пределах Иерусалима во время царствования иудейских царей Озии, Ахаза, Езекии и Манассии. При Исайе произошло поражение Израильского царства в 722 г. до Р. Хр., когда Ассирийский царь Саргон увел в плен еврейский народ, населявший Израиль. Иудейское царство просуществовало после этой трагедии еще 135 лет. Пр. Исайя мученически закончил свою жизнь при Манассии, будучи распилен деревянной пилой. Книга пророка Исайи отличается изящным еврейским языком и обладает высокими литературными достоинствами, что чувствуется даже в переводах его книги на разные языки.

Писал пророк Исайя и о человеческой природе Христа, и от него мы узнаем, что Христос должен был родиться чудесным образом от Девы:

«Сам Господь даст вам знамение: се, Дева

(alma)

во чреве примет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил, что значит: с нами Бог»

(Ис. 7:14). Сказано это пророчество царю Ахазу с целью заверить царя в том, что он и его дом не будут истреблены Сирийским и Израильским царями. Напротив, замысел его врагов не осуществится, и один из потомков Ахаза будет обещанным Мессией, Который родится чудесным образом от Девы. Так как Ахаз был потомком царя Давида, то настоящее пророчество подтверждает прежние пророчества о том, что Мессия произойдет из рода царя Давида.

В следующих своих пророчествах Исайя раскрывает новые подробности о чудесном Младенце, который родится от Девы. Так, в 8-ой главе Исайя пишет, что народ Божий не должен бояться козней своих врагов, потому что замыслы их не осуществятся:

«Разумейте народы и покоритесь: Ибо с нами Бог (Эммануил)».

В следующей главе Исайя говорит о свойствах Младенца Эммануила

«Младенец родился нам — Сын дан нам; владычество на раменах (плечах) Его, и нарекут Имя Ему: Чудный, Советник, Бог Крепкий, Отец вечности, Князь мира»

Предсказал Исайя о проповеди Мессии в северной части св. Земли, в пределах колен Завулона и Неффалима, которую называли Галилеей: «Прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову; но последующее — возвеличит приморский путь, Заиорданскую страну, Галилею языческую. Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий, на живущих в стране тени смертной воссияет свет» (Ис. 9:1-2). Это пророчество приводит Евангелист Матфей, когда описывает проповедь Иисуса Христа в этой части св. Земли, которая была особенно религиозно невежественной (Мт. 4:16). В священном Писании свет есть символ религиозного знания, истины.

В более поздних пророчествах Исайя нередко называет Мессию еще другим именем — Отрасль. Это символическое имя подтверждает более ранние пророчества о чудесном и необычайном рождении Мессии, а именно, что оно состоится без участия мужа, подобно тому, как отрасль, без семени, рождается прямо из корня растения.

«И произойдет Отрасль от корня Иесеева

(так звали отца царя Давида),

и ветвь произойдет от корня его. И почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия»

(Ис. 11:1). Здесь Исайя предсказывает о помазании Христа семью дарами Святого Духа, то есть всей полнотой благодати Духа, что осуществилось в день Его крещения в реке Иордан.

В других пророчествах Исайя говорит о делах Христа и Его качествах, в особенности, о Его милосердии и кротости. Приводимое ниже пророчество приводит слова Бога Отца:

«Вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, Избранный Мой, к Которому благоволит душа Моя. Положу Дух Мой на Него, и возвестит народам суд. Не возопит и не возвысит голоса Своего… Трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит»

(Ис. 42:1-4). Эти последние слова говорят о том великом терпении и снисхождении к немощи человеческой, с которыми Христос будет относиться к кающимся и обездоленным людям. Подобное пророчество Исайя произнес несколько позже, говоря от имени Мессии:

«Дух Господа на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелить сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам — открытие темницы»

(Ис. 61:1-2). Эти слова точно определяют цель пришествия Мессии: исцелить душевные недуги людей.

Кроме душевных недугов, Мессии предстояло исцелять и физические немощи, как предсказал Исайя:

«Тогда откроются глаза слепых и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь: ибо прольются воды в пустыне и в степи — потоки»

(Ис. 35:5-6). Это пророчество исполнилось, когда Господь Иисус Христос, проповедуя Евангелие, исцелял тысячи всевозможных больных, слепорожденных и бесноватых. Своими чудесами Он засвидетельствовал истину Своего учения и Свое единство с Богом Отцом.

По плану Божию спасение людей должно было осуществляться в Царстве Мессии. Это благодатное Царство верующих иногда уподоблялось пророками стройному зданию (смотри в приложении пророчества о Царстве Мессии). Мессия, будучи, с одной стороны, основателем Царства Божия, а, с другой стороны, фундаментом истинной веры, именуется пророками Камнем, т. е. основанием, на котором зиждется Царство Божие. Такое образное наименование Мессии мы встречаем в следующем пророчестве:

«Так говорит Господь: Вот, Я полагаю в основание на Сионе камень, — камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный: верующий в него не постыдится»

(Ис. 28:16). Сионом именовалась гора (холм), на которой возвышался храм и город Иерусалим.

Замечательно то, что в этом пророчестве впервые подчеркивается важность ВЕРЫ в Мессию:

«Верующий в Него не постыдится!»

В 117-м псалме, написанном уже после Исайи, упоминается об Этом же Камне:

«Камень, Который отвергли строители

(по-английски — masons),

сделался главою угла

(краеугольным камнем).

Это от Господа, и есть дивно в очах наших»

(Пс. 117:22-23, смотри также Мт. 21:42). То есть, несмотря на то, что «строители» — люди, стоящие у кормила власти, отвергли Этот Камень, Бог все же положил Его в основание благодатного здания — Церкви.

Следующее пророчество дополняет прежние пророчества, в которых говорится о Мессии, как о Примирителе и источнике благословения не только для евреев, но и для всех народов:

«Мало того, что Ты будешь Рабом Моим для восстановления колен Иаков-левых и для возвращения остатков Израиля, но Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли»

(Ис. 49:6).

Но как ни велик будет духовный свет, исходящий от Мессии, Исайя предвидел, что не все евреи этот свет увидят по причине своего духовного огрубения. Вот, что пророк пишет по этому поводу:

«Слухом услышите — и не уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их»

(Ис. 6:9-10). По причине устремленности только к земному благополучию не все евреи узнали в Господе Иисусе Христе своего Спасителя, обещанного пророками. Как бы предвидя неверие иудеев, живший прежде Исайи, царь Давид в одном из своих псалмов призывал их такими словами:

«О, если бы вы ныне послушали гласа Его (Мессии): не ожесточите сердца вашего, как в Мериве, как в день искушения в пустыне»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Откровение о Мессии и Его царстве сообщались в Ветхом Завете в порядке строгой постепенности. Умственное развитие и нравственный уровень избранного еврейского народа слишком мало отвечали высоте, таинственности и непостижимости содержания мессианских откровений. Нужны были целые столетия, многочисленный сонм провозвестников божественного учения, целый ряд разнообразных исторических событий для религиозно-нравственного развития еврейского народа до степени необходимого понимания великих тайн Спасительного домостроительства. Если разум христианина, просвещенного божественной благодатию и пережившего фактическое исполнение предсказаний, весьма часто отказывается постигнуть мессианское домостроительство и его Виновника, то неизмеримо труднее было усвоение мессианских откровений для ветхозаветного еврея. В силу этих причин божественному Промыслу угодно было сообщать непостижимые истины о будущем Избавителе человечества, постепенно их уясняя. Всегда соединяя откровение с исторической судьбой Израиля, Господь сообщает первоначально избранному народу отдельные черты Богочеловеческой личности Мессии и мессианского царства. Господь милостиво открывает, что Мессия-Спаситель будет человек, происходящий от жены, победит царство зла, приобретет Себе многочисленных поклонников, произойдет из колена Иуды, явится в момент прекращения у евреев царствующей династии. Далее прообразовательно внушает, что Мессия Своим неземным смирением и Своими страданиями будет походить на кроткого пасхального агнца, закланного евреями в первый раз при выходе их из Египта. В следующий период также прообразовательно открывается, что служение Мессии-Искупителя будет аналогично с служением еврейских первосвященников. Потом отмечается, что Мессия по своей пророческой деятельности будет подобен пр. Моисею. Дальнейшая псаломская эпоха обогащается новыми мессианскими откровениями. Мессия должен произойти из потомства Давида и царствовать вечно. Мессия победит смерть и воскресит умерших. Мессия-человек есть в тоже время истинный Бог, Предвечный Сын Бога Отца. Он отвергается еврейским народом и принимается язычниками, переносит страшные мучения, подчиняется действию смерти и, восстав из мертвых, побеждает смерть. В период пророков общие мессианские черты освещаются и дополняются новыми многочисленными подробностями. – Но при этом должно заметить, что другие ветхозаветные книги, каждая в отдельности, лишь на некоторых страницах украшаются мессианскими откровениями. Собранные вместе, эти разрозненные предсказания весьма определенно воспроизводят Спасительный образ Мессии и картину мессианского царства и обнимают все стороны Богочеловеческой личности Спасителя и Его церкви. Мессианские же пророчества, содержащиеся в книге пр. Исаии, по нашему предположению, тем существенно и отличаются от мессианских откровений других священных книг, что всесторонне обнимают личность Искупителя и во всех деталях изображают картину Его царства. Категорически можно утверждать, что мессианские откровения Исаии не опускают почти ни одной черты, ни одного штриха или подробности. Все, сообщаемое человечеству в христологических пророчествах других священных писателей, определенно и с большей подробностью воспроизводится в аналогичных откровениях пр. Исаии. Отсюда христологические пророчества Исаии относятся к соответствующим откровениям предшествующего и последующего периодов, как целое относится к своим частям. Но эта мысль не дает права предполагать, что мессианские откровения Исаии только повторяют отдельные положения других пророков. Прежде всего не следует забывать, что, соединяя мессианские пророчества различных писателей, пророчества Исаии создают определеннейший образ Мессии и освещают неясные или непонятные в нем стороны; а затем, в откровениях пр. Исаии содержатся безусловно новые христологические мысли, неизвестные другим ветхозаветным пророкам. Кратко показать отношение пророчеств Исаии к мессианским предсказаниям предшествующего и последующего времени и составляет нашу настоящую задачу.

Откровение Исаии о рождении Мессии от непорочной Девы (Ис. 7:14–16) является безусловно новым пророчеством, неизвестным в предшествующий период и не повторяемым последующими пророками. В Первоевангелии (Быт. 3:15) говорится только о происхождении Великого Потомка от ״жены» (הָאִשָּׁה). Пр. Михей в 5:3 (Мих. 5:3) Матерь Христа-Старейшины называет также неопределенным именем ״имеющей родить» (יוֹלֵדָה). Пр. Иезекииль в видении о заключенных вратах храма (Иез. 44:1–3) хотя символически проводит мысль о приснодевстве матери Старейшины-Мессии, но говорит слишком таинственно. Один пр. Исаия определенно называет Пречистую Матерь Мессии ״непорочною Девою» (עַלְמָה). Откровение о Богочеловеческом достоинстве Спасителя, о соединении в момент рождения от Девы двух естеств в одном лице Мессии также является единственным определенным предсказанием Ветхого Завета. В откровениях о природе Мессии обыкновенно раскрываются мысли или о человеческом достоинстве Избавителя с точным указанием племени (Быт. 12:2–3), рода (Быт. 49:8–12), места и времени рождения (Мих. 5:2; Дан. 9:24–27), или о Божестве Его (Пс. 2:7–8; 109:1–3 и др.). Если в некоторых пророчествах и можно находить мысль о Богочеловеческой природе Мессии (Пс. 39:7–9; 44:6–8; 48:8; Иез. 1:26 и 8:22; Дан. 9:24–27), то везде, во-первых, эта мысль является лишь выводной, в-вторых, нигде не определяется момент соединения двух естеств. Пр. Исаия, предсказывая в Ис. 7:14–16 о рождении Мессии от Девы, прибавляет: ״и нарекут имя Ему: Еммануил» (с нами Бог) и этим добавлением определенно указывает время неслитного, неизменного и неразлучного сочетания Божества с человечеством.

В мессианском откровении Ис. 9:1–7 предсказание о распространении Спасительного учения Мессии в стране Завулоновой и земле Неффалимовой не имеет себе аналогии в других пророчествах. Предсказание Михея о рождении Старейшины в бедном Вифлееме (Мих. 5:2), которое многие экзегеты ставят в параллель с пророчеством о прославлении униженной Галилеи, представляет слишком отдаленную аналогию. Пророчество третьего стиха о необычайном размножении искупленных воспроизводит обетование, данное Аврааму и повторенное Исааку и Иакову (Быт. 12:2; 26:4; 28:14), слова 106 псалма (ст. 38) и пророчество Иезекииля (Иез. 38:26). Пятый стих хотя раскрывает общее мессианское положение о прекращении войн с пришествием Мессии, но раскрывает несравненно определеннее и рельефнее. Следующий стих, содержащий предсказания о будущих наименованиях Мессии, является беспримерным откровением всего Ветхого Завета, В наименовании ״Чудный» (פֶּלֶא) заключается идея о непостижимом вочеловечении Бога Слова; наименование ״Советник » (יוֹעֵץ) предполагает догматическую истину о Триедином Боге; наименование ״Бог крепкий» (אֵל גִּבּוֹר) категорически подтверждает общемессианское положение о божественном достоинстве Мессии; эпитет ״Отец вечности» (אֲבִיעַד) раскрывает идею о совершенном равенстве божественного существа Еммануила с Богом Отцом. Последний стих пророчества воспроизводит мессианскую мысль Быт. 49:10 (שִׁילֹה), Пс. 71, Мих. 5:2, 5 и их аналогичные предсказания.

Откровение первого стиха 11 главы о происхождении Мессии из царствующей династии Давида в период униженного состояния последней находит аналогию в Быт. 49:10; Мих. 5:2; Дан. 9:24–25 и Ам. 9:11. Пророчество о ниспослании на личность Искупителя разнообразных даров Св. Духа (ст. 2) можно считать единственным, если не иметь в виду довольно отдаленных по прямому содержанию Пс. 44:8 или Иоиля 2:28. Второе полустишие четвертого стиха: ״жезлом уст Своих поразит землю, и духом уст Своих убьет нечестивого» определенно раскрывает мысль Первоевангелия о поражении диавола, мысль, которая во всем Ветхом Завете лишь предполагается. Предсказание об идеальной праведности Мессии повторяет многочисленные аналогичные пророчества псалмов (Пс. 15:10; 44:8; 71:1–19), предсказания Иеремии (Иер. 23:5–6; 33:15–16) и Дан. 9:24 (״Правда вечная»).

Пророчество 42 главы (ст. 1) о сыновней близости Мессии-Отрока к Богу Отцу содержит общую мысль об отношении Спасителя к Иегове, но раскрывает положение с значительной ясностью и определенностью. Параллельными местами можно считать Пс. 2:7–8; 109:1, 3; Иер. 32:21–22; Иез. 34:23; Ос. 11:1. Предсказание третьего и четвертого стихов о кротости и смирении Мессии-Пророка, проявляющихся в способе распространения мессианского учения, не имеет точной аналогии в христологических пророчествах. Откровение Втор. 18:17–18 замечанием: ״и вдам слово Мое в уста Его, и возглаголет им, якоже заповедаю Ему» (ст. 17) скорее указывает на содержание мессианской проповеди, чем на способ распространения учения. Выражение 21 псалма: ״повем имя Твое братии моей, посреде церкве воспою Тя» (ст. 23) также нельзя считать определенной параллелью. Мысль о распространении мессианской проповеди среди языческих народов и об утверждении закона среди язычников (Ис. 42:4–6) встречается довольно часто в христологических откровениях (Быт 9:27; 12:2; 17:5; 49:10; Чис. 24:17–19; Дан. 2:44; Иер. 3:17; Соф. 3:9; Зах. 2:11, 8:20). Однако универсальный характер мессианского царства изображается в пророчествах Исаии (Ис. 2:2–4; 49:5–6; 54:1–17 и др.) с такой ясностью и поразительной верностью фактической истории христианской церкви, что все относящиеся сюда пророчества представляются написанными как бы в христианские времена. Выражение седьмого стиха, часто повторяющееся в пророчествах Исаии (ср. Ис. 49:9; 9:2): ״чтобы открыть глаза слепых, чтобы узников вывести из заключения и сидящих во тьме из темницы» принадлежит к числу характернейших мест ветхозаветных мессианских откровений. Вторая половина первого стиха 49 главы: ״Господь призвал Меня от чрева, от утробы матери Моей назвал имя Мое» содержит совершенно новую мысль, не повторяемую и позднейшими пророками. Выражение второго стиха: ״и соделал уста Мои как острый меч… и соделал Меня стрелою изостренною» отдаленную аналогию находят во Втор. 18:18; Иер. 23:5. Учение о Рабе Иеговы, Отроке-Израиле, так подробно и глубоко раскрытое в пророчествах Исаии (40–66 гл.), хотя находится по содержанию в связи с общим учением Ветхого Завета о прообразовательном значении израильского народа, однако не имеет во всем откровении ясно выраженной параллели. Наиболее характерное из подобных мест выражение кн. Исход (Исх. 4:22): ״сын Мой, первенец Мой Израиль» говорит только об отеческой любви Господа Иеговы к избранному народу. Мысль четвертого стиха об отвержении Мессии евреями можно находить во многих ветхозаветных пророчествах, особенно у Захарии (Зах. 11:4–14; 12:10), а также во многих выражениях 21 псалма (Пс. 21:8, 13, 14, 17), в 9 и 10 стихах XL псалма, в 9 стихе 68 псалма. Пророчество пятого стиха о призвании Мессии для искупления Израиля является предсказанием, согласным с общим духом мессианских откровений. По смыслу всех мессианских предсказаний Мессия посылается на землю любящим Иеговой прежде всего для спасения заблудившихся и погибающих израильтян. Мессия по пророчествам есть Мессия евреев, слава Израиля. Идея следующего стиха о возвращении только ״остатка Израиля» с особенною настойчивостью раскрывается в пророчествах Исаии (Ис. 4:3; 6:13; 10:21, 23; 49:6 ср. Рим. 9:27) и нигде не проводится с такою ясностью и определённостью (см. Мих. 5:7–8; 7:18; 2:12; Соф. 2:7–9; Зах. 8:11; 13:9; Aм. 5:15; 9:8). Выражение: ״Я сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концев земли» почти буквально аналогично откровениям Валаама о ״звезде, имеющей возсиять от Иакова» (Чис. 24:17), пр. Иезекииля ״о дивном существе, имеющем как-бы подобие человека, окруженном необычайным светом» (Иез. 1:26–27), и обетованием, данным Аврааму, Исааку и Иакову (Быт. 12:2; 26:4; 28:14 ср. Агг. 2:7; Зах. 11:10).

Великое откровение о страданиях Мессии (Ис. 50:4–7; 52:14–15; 53:1–12) находит многочисленные аналогии в пророчествах предшествующего и последующего времени. Прежде всего мысль четвертого стиха 50 главы о безусловной и постоянной готовности Мессии-Раба исполнять волю Отца небесного находится в неразрывной связи со всеми христологическими предсказаниями, так как самый будущий факт пришествия Искупителя представляется выражением безусловной преданности воле Бога Отца. Частнее пророчество стоит в связи с постоянной готовностью исполнять волю Божию ветхозаветных пророков, служивших живыми прообразами Пророка-Мессии. В Свящ. Писании параллельным местом следует считать слова Господа: ״Пророка возставлю им от среды братии их, якоже тебе, и вдам слово Мое в уста Его, и возглаголет им, яко заповедаю Ему» (Втор. 18:18), и слова Сына Божия: ״Тогда рех: се прииду; в главизне книжне писано есть о мне: еже сотворити волю твою Боже мой восхотех и закон твой посреде чрева моего» (Пс. 39:8–9). Откровение о страданиях Отрока Мессии, во-первых, находится в тесной связи с историей страданий ветхозаветных пророков, прообразующих Мессию Искупителя; во-вторых, с откровением о пасхальном агнце (Исх. 12:1–14), закалаемом в знак будущего заклание Богочеловека, с прообразовательными обрядами в день очищения (Лев. 16:1–34) и с страданиями праведного Иова, имеющими также преобразовательный характер. В свящ. откровении аналогичными местами следует считать пророчества: Быт. 3:10; 49:11; Пс. 21; 39:7–9; 40:9–10; 68:1–37; Иер. 20:2; 26:8–11; Дан. 9:26; Зах. 9:9; 12:10; 11:13. Выражение шестого стиха L главы: ״Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания», буквально предвозвещающее подробности страданий Иисуса Христа (Mф. 26:67–68; Лук. 22:64–65), не имеют аналогии даже в 21 псалме. Мысль четвертого стиха 53 главы об отношении грешного мира к страданиям Искупителя: ״И мы вменихом Его быти в труде, и в язве от Бога, и во озлоблении» раскрывается лишь в пророчестве Исаии. Все аналогичные откровения изображают только самый факт будущих мучений Спасителя. Учение 53 главы об искупительном значении страданий Отрока Господня имеет отдаленные параллели в ветхозаветных пророчествах. Аналогичная идея предполагается еще Первоевангелием (Быт. 3:15). Пр. Даниил говорит: ״семьдесять седьмин определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, по истечении шестидесяти двух седьмин предан будет смерти Христос» (Дан. 9:24–26 ср. Мих. 7:18–19; Зах. 3:9). Но чудные слова пр. Исаии: ״Он изъязвлен был за грехи наши, и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (ст. 5) можно считать наилучшим формулированием догмата об искуплении. Первое предложение восьмого стиха: ״от уз и суда Он был взят» также предсказывает, подробности страданий Искупителя, которых нет в аналогичных пророчествах. Мысль 53 главы о мученической смерти Страдальца Мессии находит аналогию в словах 21 псалма: ״ископаша руце Мои и нозе Мои: исчетоша вся кости Моя» (Пс. 21:17–18), в словах Захарии: ״воззрят нань, его же прободоша» (Зах. 12:10) и в пророчестве Даниила о смерти Христа (Дан. 9:26). Предсказание о новой подробности будущих страданий: ״Ему назначили гроб со злодеями, по Он погребен у богатого» (ст. 9 ср. Ин. 19:41) встречается только у пр. Исаии. Тоже самое следует сказать относительно выражения последнего стиха: ״Он к злодеям причтен был» (ср. Mф. 27:44).

Пророчество о ниспослании в царство Мессии разнообразных и многочисленных даров Св. Духа (Ис. 55:1–2; 25:6–7; 30:23–20; 32:15; 35:1–10: 41:18–21; 44:3; 61:3) определенную параллель находит в откровении пр. Иоиля: ״и будет по сих, и излию от Духа Моего на всяку плоть: Ибо на рабы Моя, и на рабыни Моя во дни оны излию от Духа Моего» (Иол. 2:28–31 ср. 3:18), в пророчестве Захарии: ״излию на дом Давидов, и на живущие во Иерусалиме дух благодати и щедрот»… (Зах. 12:10), в пророчестве Иезекииля: ״и воскроплю на вы воду чисту, и очиститеся от всех нечистот ваших, и от всех кумиров ваших: и очищу вас, и дам вам сердце ново, и дух нов дам вам» (Иез. 36:25–26). Закон относительно обрезания (Быт. 17:11–14), чудесный переход евреев чрез Черное море (Исх. 14 гл.), многочисленные обряды жертвоприношений и очищений (кн. Левит и Числ) прообразовательно содействовали раскрытию того же учения о необходимости и Спасительности божественной благодати.

Идея воскресения пострадавшего Искупителя, всеобщего воскресения мертвых и уничтожения смерти, определенно раскрываемая в пророчествах Исаии (Ис. 53:12; 25:8; 26:19), довольно ясно предполагается и в других мессианских пророчествах. Исповедание многострадального Иова (Иов 19:25–26), мессианское исповедание псалмопевца Давида (Пс. 15:9–10 ср. Деян. 2:28), пророчество Иезекииля о всеобщем воскресении (37 гл.) и аналогичное откровение Осии (Ос. 6:2; 13:14), откровение Даниила (Дан. 12:2) вместе с прообразовательным трехдневным пребыванием Ионы во чреве кита (Ион. 2:1–11) раскрывают эту мессианскую Спасительную истину.

Пророчество 63 главы о Герое, грядущем от Едома, имеет, кажется, единственную параллель в 23 псалме и словах 67 псалма: ״возшел еси на высоту, пленил еси плен: приял еси даяние в человецех» (Пс. 67:19).

********

Предлагаемое исследование мессианских пророчеств Исаии приводит к несомненному выводу о Богочеловеческом достоинстве Христа, Спасителя человечества. Откровенная личность Мессии и реальная личность Христа Иисуса являются единой личностью Искупителя. Человеческий разум отказывается признать случайным это поразительное совпадение откровения с действительностью. За несколько столетий до пришествия Искупителя открывается человечеству образ Спасителя с необычайною определённостью. Открывается Его Богочеловеческая природа, тайна воплощения, чудо рождения, предсказывается Его пророческое служение, отвержение евреями, распространение учения среди язычников; предвещаются Спасительные страдания, искупительная смерть, славное воскресение и вознесение на небо. Одновременно открывается будущая история мессианского царства сначала благодатного, а потом прославленного; предсказывается утверждение царства в отверженном мире язычников, ниспослание даров благодати и внутренняя жизнь благодатного царства. Открывается истина всеобщего воскресения, абсолютного торжества вечной жизни. Раскрывается картина прославленного царства и жизнь его прославленных членов. И все это буквально оправдывается действительностью, решительно подтверждается христианским откровением! Отсюда вполне понятно значение этих евангельски-христологических предсказаний. Среди ветхозаветных времен мессианские пророчества Исаии, обобщающие и дополняющие все христологические предсказания, открывали завесу и показывали чадам Ветхого Завета светлейшие обители мессианского царства и лучезарный образ Спасителя; в те времена мессианские пророчества Исаии сообщали верующим новый дух жизни, давали новые силы и возможность стремиться к Богу Крепкому, Живому, вступать верою в благодатное царство Мессии. Правда, о Мессии и счастливых мессианских временах предсказывали почти все священные ветхозаветные писатели. Но древнему еврею было слишком трудно выбирать из общего пророческого откровения драгоценные крупицы мессианских обетований. Эта трудность достигала иногда высшей степени, так как в разных местах различными священными писателями излагались откровения, различные по содержанию. В одном пророчестве сообщалось, что Мессия будет царь; в другом предсказывалось, что Он будет простой человек. Одно пророчество открывало, что Мессия есть Возлюбленный Сын Иеговы; другое свидетельствовало, что Спаситель смиренный страдалец. Не подлежит сомнению, что ветхозаветный еврей с большим трудом мог совместить эти разрозненные по месту и различные по содержанию откровения, с большими усилиями мог создать полный образ Мессии или же картину Его царства. Весьма легко он мог поддаваться соблазну относить к личности Спасающего Иеговы все откровения о божественном достоинстве Мессии-Искупителя. Также легко все откровения о мессианском царстве мог рассматривать в смысле пророчеств о будущем благосостоянии еврейского народа в случае исполнения всесвятой воли Иеговы (подобно благословениям Моисея: Втор. 28:1–13). (Мессианские пророчества Исаии, всесторонне изображающие Богочеловеческую личность Искупителя и картину мессианского царства, обобщая с новыми подробностями почти все христологические откровения, как бы создают общий образ Мессии и картину Его царства. Здесь не остается места сомнениям, колебаниям или недоразумениям. Единая нераздельная личность Спасителя определенно совмещает в себе самые противоположные качества. Мессия – не только Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира, но и Страдалец, презираемый людьми, Страдалец, со беззаконными вменяемый; Искупитель мира – не только царь вселенной, Победитель смерти и ада, Герой, смущающий величием небожителей, но и слабая отрасль от корня Иессея, отросток, выросший из сухой почвы, человек, не имеющий вида и величия. Справедливо, что личность Мессии-Богочеловека, родившегося от непорочной Девы, по откровениям пр. Исаии представляется непостижимо таинственной, однако она является безусловно единой личностью Сионского Искупителя. Ветхозаветный еврей мог благоговейно трепетать пред этим таинственным Существом, но не мог безнадёжно теряться в сомнительных догадках. Мессианские пророчества Исаии давали ему полную возможность определить действительную личность Искупителя и сказать подобно Иоанну Крестителю: ״се Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 2:29). В момент пришествия на землю Мессии Спасителя христологические пророчества Исаии исполняют также весьма важную задачу. Вместе с другими мессианскими откровениями они указывают миру Христа и разрешают многочисленные сомнения относительно искупительного служения Мессии. Это великое значение мессианских пророчеств вообще и откровений пр. Исаии в особенности признает Сам Христос, когда говорит ученикам: ״о несмысленная и косная сердцем еже веровати о всех, яже глаголаша пророцы. Не сие ли подобаше пострадати Христу, и внити в славу Свою?» (Лук. 24:25–26).

В настоящее время всеобщего скептицизма и неверия мессианские пророчества Исаии приобретают еще большее значение. По нашему мнению, они являются неопровержимым доказательством божественного достоинства Христа и сверхъестественного происхождения христианства. Если личность Иисуса Назорея открывается миру за несколько веков до Его пришествия; если откровенная личность Мессии и реальная личность Христа Иисуса оказываются совершенно тожественными, то премирное происхождение Христа и сверхъестественный характер христианства являются непреложной истиной ״Испытайте писание, говорит Христос Иисус, и та суть, свидетельствующая о Мне” (Ин. 5:39). ״Аз есмь путь и истина и живот, продолжает Он: никтоже приидет ко Отцу, токмо Мною” (Ин. 14:6).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *