Прозябаю

Русский

Морфологические и синтаксические свойства

будущ. прош. повелит.
Я озя́бну озя́б
озя́бла
Ты озя́бнешь озя́б
озя́бла
озя́бни
Он
Она
Оно
озя́бнет озя́б
озя́бла
озя́бло
Мы озя́бнем озя́бли озя́бнем
озя́бнемте
Вы озя́бнете озя́бли озя́бните
Они озя́бнут озя́бли
Пр. действ. прош. озя́бший
Деепр. прош. озя́бши

о·зя́б-нуть

Глагол, совершенный вид, непереходный, тип спряжения по классификации А. Зализняка — 3°a. Соответствующий глагол несовершенного вида — зябнуть.

Приставка: о-; корень: -зяб-; суффикс: -ну; глагольное окончание: -ть .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. разг. ощутить холод, замёрзнуть ◆ Метель не унималась до утра, а так как люди и лошади озябли, то и решено было вернуться к биваку. М. А. Лялина, «Путешествия H. М. Пржевальского в восточной и центральной Азии», 1891 г. (цитата из Национального корпуса русского языка, см. Список литературы)

Синонимы

  1. замёрзнуть, продрогнуть

Антонимы

  1. согреться

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • существительные: озябание
  • прилагательные: зябкий, озябший
  • глаголы: зябнуть

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      ПРОЗЯБАТЬ

      В современном русском языке есть два омонима прозябать. Прежде всего прозябать – это потенциальная и почти не употребительная форма несовершенного вида к разговорному глаголу прозябнуть, имеющему значение «сильно озябнуть». Например, у Пушкина в «Евгении Онегине»:

      Еще прозябнув бьются кони,

      Наскуча упряжью своей…

      В «Метели»: «Лошади, прозябнув, не стояли на месте».

      У Грибоедова в «Горе от ума» (Фамусов Скалозубу):

      Сергей Сергеич, к нам сюда-с,

      Прошу покорно, здесь теплее;

      Прозябли вы, согреем вас.

      (д. 2, явл. 5)

      Это слово коренное восточнославянское, по-видимому, не подвергалось заметным семантическим изменениям в истории русского литературного языка. Оно находится в ближайшем родстве с словами того же корня, свойственными всем славянским языкам как южной, так и западной группы; напр. сербск. зéбети «зябнуть, бояться»; чешск. zábsti, zábnóuti «зябнуть»; польск. ziąbnąć, ziębnąć «зябнуть», ziąbić, ziębić «знобить» (Преображенский, 1, с. 260). Этимология этого слова не ясна. Но, по-видимому, оно если не искони, то, во всяком случае, давно уже не имело прямой семантической связи освоим омонимом прозябать в значении «произрастать», в современном употреблении: «влачить жалкое существование». Форма совершенного вида от этого последнего глагола утратилась в русском литературном языке XIX в. В этом нельзя не видеть явной тенденции к разграничению омонимов.

      Трудно представить себе более немотивированное смешение и более странную ошибку. Во всех предшествующих академических словарях эти слова правильно разъединены. Например, в словаре 1847 г.: «Прозябать… 1) гл. д. «Произращать»… Вертоград семена своя прозябает… Исайи XI, 11. 2) Ср. «произникать из земли; произрастать». Яколист… его убоспадает, другийже прозябает. Сирах. XIV, 19. 3) «Обнаруживаться, появляться». Литовские окаянные дела прозябли в Русской Земле. Акты археогр. экспед. 1.478. Прозябать… То же, что «озябать»…» (сл. 1867–1868, 3, с. 1122). Правда, Фр. Миклошич в своем «Этимологическом словаре» и И. А. Бодуэн де Куртене в «Лингвистических заметках и афоризмах» пытались найти в этих словах общий корень. Корень *зѧб – з » б…, по словам проф. Бодуэна де Куртене, «ассоциируется со значениями: «столбенеть», «коченеть», «застывать», «зябнуть» и т. п.; «кол», «столб», «гвоздь», «зуб», «гребень» и т. п. Зяб- в глагольном смысле значит тоже, с одной стороны, «выходить из земли колом, ростком, зародышем», «рости, подымаясь прямо вверх» и т. д. (зяб-ать), с другой же стороны, «коченеть от холода», зябнуть (ЖМНП, 1903, май, с. 23). Но взгляд Миклошича и Бодуэна не разделяется большинством лингвистов. Да и независимо от этого бесспорно, что в истории русского языка эти два омонима всегда были далеки друг от друга. Достаточно указать на производные от прозябать – произрастать существительные: прозябание в устарелом значении, например, у Пушкина в стихотворении «Пророк»:

      И дольной лозы прозябанье (т. е. «произрастанье»), и в современном: «мало содержательный, бессмысленный, бесцельный образ жизни», устарелые – прозябаемость, прозябаемое (всякое растение: царство прозябаемых).

      Козьма Прутков в своей басне «Помещик и садовник» каламбурно демонстрировал последствия смешения этих омонимов:

      Помещику однажды, в воскресенье,

      Поднес презент его сосед.

      То было некое растенье,

      Какого, кажется, в Европе даже нет.

      Помещик посадил его в оранжерею,

      Но, как он сам не занимался ею

      (Он делом занят был другим:

      Вязал набрюшники родным),

      То раз садовника к себе он призывает

      И говорит ему: «Ефим!

      Блюди особенно ты за растеньем сим;

      Пусть хорошенько прозябает!» –

      Зима настала между тем.

      Помещик о своем растеньи вспоминает

      И так Ефима вопрошает:

      «Что, хорошо ль растенье прозябает?»

      «Изрядно,– тот в ответ, – прозябло уж совсем!»

      Пусть всяк садовника такого нанимает, который понимает,

      Чтó значит слово: «прозябает».

      Слово прозябать (в значении «прозябнуть») имеет очень интересную семантическую историю в русском литературном языке. По своим истокам это – старославянизм. В языке древнерусской письменности данное слово употреблялось в переходном, каузативном значении: «произращать; производить» – и в непереходных значениях: 1) «произрастать, дать ростки, прорасти». Например, в Четвероевангелии 1144 г.: «Сѣмя прозябаеть и растеть». «Развиваться». В Пандектах Антиоха XI в.: «Скупость отъ малодушия прозябаетъ»; 2) «Произойти, быть родом откуда-либо». Например, в Житии Петра Гал. (Мин. чет. февр. 256): «От Галловъ блаженый Петръ прозябну (germinavit)»; 3) «Появиться, обнаружиться, распространиться» (см. Срезневский, 2, с. 1530–1531). В сущности, все эти значения – очевидные разветвления одного семантического ствола – идеи произрастания. Предположительно первоначальное представление: «пробиваться через земляной покров, прокалывать».

      Любопытно, что уже в древнерусских памятниках слово прозябати как старославянизм, чуждый русскому языку, пояснялось иногда в глоссах. Например, в русском переводе «Хроники Георгия Амартола» άνεφύησαν: «прозябоша р. родишася» 458, 6… βεβλάστηκε: «прозябе р. родися» 458, 7; «прозябнути есть обычный перевод греч. βλαστάνειν» (Истрин, Хроника Георгия Амарт., 2, с. 209). С этим старым смысловым содержанием глагол прозябать – прозябнуть дожил до XVIII в. и был принят в высокий штиль русского литературного языка. И позднее А. С. Шишков очень любил это слово и даже рекомендовал употреблять его вместо развиваться в новом переносном карамзинском значении, в значении французского se devélopper (Рассужд. о ст. и нов. слоге, 1813, с. 299–300). Но в средних стилях литературного языка, особенно культивируемых Карамзиным и его сторонниками, слово прозябать как славянизм не было очень употребительно. Любопытно, что И. И. Дмитриев в письме к В. А. Жуковскому (от 21 октября 1831 г.) просит его при печатании своего стихотворения, посвященного Жуковскому, переменить два стиха: вместо «глас побед» поставить «звук побед», а вместо «прозябает» – «цвести будет». «Старый карамзинист, – замечает по этому поводу Л. А. Булаховский, – остается верен пути, взятому в молодости, и, в свете времени опознавая церковнославянизмы, раньше менее для него заметные, стремится обойтись без них» (Русск. лит. яз., 1, с. 275). Таким образом, в 20–30-х годах XIX в. слово прозябать воспринималось уже как архаическое церковнославянское или книжно-педантское слово. Пушкин использует прозябание в стихотворении «Пророк» с явной целью воссоздания библейского, восточного колорита. Понятно, что архаизм может быть окрашен и в иронические тона. Так, у П. А. Вяземского в «Очерках Карлсбада» производное наречие прозябательно звучит ироническим синонимом слова растительно:

      Жизнь в Карлсбаде беззаботно

      Льется тихим ручейком;

      Прозябательно, животно,

      По-Карлсбадски здесь живем.

      Ироническая экспрессия резко меняет и смысловые очертания слова. В слове прозябать все более стушевывается старое прямое значение «произрастать, расти», а выступает переносное «вести растительную жизнь, лишенную глубокого внутреннего духовного содержания, осмысленной цели». Этот новый оттенок ярко выступает уже в литературных стилях 20–30-х годов XIX в.

      У Бестужева-Марлинского в «Испытании»: «На родине моей, в этом саду прекрасных произрастений, я не научился однако же, прозябать душою, как большая часть людей холодного здешнего климата» (1, с. 190). В словоупотреблении Марлинского очевидно каламбурное соприкосновение с омонимом прозябать «сильно зябнуть». Это, конечно, лишь подчеркивало и усиливало новый смысловой оттенок – «жалкого, безрадостного, бесцельного существования». У А. Н. Вульфа в Дневнике (15 ноября 1829 г.): «Тягостно мыслящему существу прозябать безполезно, без цели» (с. 234).

      В языке художественной прозы 40–50-х годов окончательно устанавливается новое пренебрежительное значение слова прозябать. У Писемского в «Масонах»: «Меня всегда бесит, убивает, когда умирает молоденькое, хорошенькое существо, тогда как сам тут, чорт знает для чего, живешь и прозябаешь» (Михельсон, Русск. мысль и речь, 1902, 2, с. 135). В статье А. А. Лебедева «Н. Г. Чернышевский»: «Человек, не облагороженный любовью, – говорил он , – хуже всякой скотины. Он только прозябает, он не живет полной жизнью, и чувства у него загрубели» (Русск. старина, 1912, апрель, с. 68).

      Ср. у К. С. Станиславского в книге «Моя жизнь в искусстве» о постановке «Гамлета» Гордоном Крэгом: «Про земную жизнь Гамлет говорит с ужасом и отвращением: ”быть», т. е. продолжать жить, – это означает для него прозябать, страдать, томиться» (с. 386).

      В русском литературном языке XVIII в. это значение выразилось глаголом веществовать. В «Словаре Академии Российской» 1789 г. замечено: «Веществую употребляется к означению людей, лишенных почти разума и чувствия, и значит: существую, только что бытие имею: Он не живет, но токмо веществует» (сл. АР 1789–1794, 1, с. 674).

      Статья ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись на девяти листках разного формата с рядом вставок, сделанных в разные годы. Кроме того, в архиве есть карточка, написанная рукой автора и озаглавленная: «Прозябать. Первоначальное представление». Предложенное определение включено в публикуемый текст.

      Статья печатается по рукописи с внесением отдельных необходимых уточнений и поправок. В статье «Проблемы морфематической структуры слова и явления омонимии в славянских языках» В. В. Виноградов пишет: «Каламбурное использование частичной глагольной омонимии наблюдается в басне Козьмы Пруткова ”Помещик и садовник». Книжно-славянский глагол – прозябать – «произрастать» (ср. у Пушкина в ”Пророке»: И дольной лозы прозябанье, ср. в современном языке прозябанье, в значении «жалкое существованье») утратил в литературном языке XIX в. соотносительные формы сов. в. – прозябнуть. Напротив, у разговорного, вернее, просторечного глагола – прозябнуть (ср. озябнуть) оказались малоупотребительные формы несов. в. – прозябать, синонимичные глаголу – зябнуть. Так возникло каламбурное соотношение книжного – прозябать – «произрастать» и народно-просторечного прозябнуть– озябнуть. В нем заключается соль басни Козьмы Пруткова: ”Помещик и садовник»…» (текст басни приведен в настоящей статье) (сб. Славянское языкознание. VI Международный съезд славистов, Доклады советской делегации. М., 1968, с. 118). – В. П.

      Всю жизнь считал, что лоза в пушкинском «Пророке» зябнет, мерзнет и вообще живет плохо.
      И только недавно узнал, что в высоком штиле слово «прозябание» имело смысл совершенно другой — рост, произрастание. То есть лоза попросту росла.
      Вот, например, что говорит «Словарь Академiи Россiйской»:
      «Прозябаю — 1) Вырастаю, произвожу ращение; извожу из земли растение. «Одѣвающему небо облаки, уготовляющему земли дождь: прозябающему на горах траву скотомъ, и злакъ на службу человекомъ» Псал. CXLVI «Яко земля растящая цвѣтъ свой, и яко вертоградъ сѣмена свои прозябаетъ: тако возраститъ Господь правду» Исай.LXI
      2) В залоге среднем: вырастаю, произрастаю; выхожу, происхожу из земли. «Яко листъ расплощается на древѣ частѣ, овъ убо спадает, другiй же прозябаетъ» Сир, XIV «И прозябнутъ яко трава посредѣ воды, и яко верба при водѣ текущей» Исайя,XLIV
      Прозябение — всякой растение, как то древо, злак, цвет.»
      В том же словаре встречается «царство прозябающих» — синоним нынешнего царства растений.
      Или, вот другой пример: знаменитый борец за чистоту языка Александр Семенович Шишков предлагал переводить французское «déveloper, développement» словами «прозябать, прозябание», а не «нелѣпыми нововымышленными» словами «развивать, развитие». (Ищи )
      Привычное нам значение в ту пору тоже существовало, но относилось к народному языку.
      PS Что до этимологии, считается, что оба слова восходят к одному корню, но на довольно глубоком уровне. Значение «зябнуть» широко распространено в славянских языках, но за их пределами вроде бы неизвестно; индо-европейские когнаты обычно имеют значение «резать, раздирать» (наверное, славянское слово сперва значило «испытывать режущий холод»?). Тот же корень, но с другой огласовкой представлен в слове «знобить» («н» из слова ‘знобить’ в слове ‘зябнуть’ «спряталось» внутри носового звука ѧ, который в русском позднее превратился в «я»).
      Значение «расти», похоже, в славянских распространено меньше, но зато есть в литовском: » žémbėti, žémbi «начинать прорастать»; с другим вокализмом: žámbėju, žámbėti ‘прорастать'». Видимо, изначально «прорастать, раздирая землю».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *