Псалом 81 державин

Анализ стихотворения Державина «Властителям и судиям»

Со второй половины 18 века русская поэзия перестала быть салонным и кулуарным явлением, постепенно оказывая на жизнь общества все больше и больше влияния. Красивые стихи, написанные «высоким штилем», уступили место обличительным произведениям, на которых впоследствии выросло не одно поколение бунтарей и революционеров. Одним из первых русских поэтов, который не побоялся публично обличить тех, кто злоупотребляет своей властью, стал Гавриил Державин. Именно ему принадлежит стихотворение «Властителям и судьям», написанное в 1780 году.

К этому моменту автор оставил военную карьеру и успешно осваивал должность статского советника. Параллельно с достижениями на общественном и политическом поприще Державин начал публиковать свои первые стихи, которые принести ему широкую известность сперва в салонах, а позже и во дворце императрицы. На волне заигрывания с французскими республиканцами императрица Екатерина-II поощряла смелые высказывания и среди своих подданных. Именно по этой причине она достаточно благосклонно отнеслась к стихотворению Державина, в котором присутствуют достаточно смелые и резкие высказывания в адрес власть имущих.

Тех, кто вершит человеческие судьбы, поэт называет богами на земле и моделирует ситуацию, когда они сами предстанут перед высшим, божественным судом. Державин не причисляет себя к высшему существу, однако отваживается говорить от имени Всевышнего, указывая своим соотечественникам на недопустимость тех поступков, которые он совершают. «Доколе, рек, доколь вам будет щадить неправедных и злых?», — вопрошает поэт.

В первой части стихотворения автор повествует о том, чем именно заключается долг тех, кто находится у власти. Эти люди, по мнению Державина, должны «сохранять законы», помогать вдовам и сиротам, «спасать от бед невинных» и защищать слабых перед сильными. Кроме этого, поэт озвучивает мысль, что необходимо «исторгнуть бедных из оков», то есть, по сути, отменить крепостное право. Такое высказывание даже во времена правления Екатерины-II считалось проявлением вольнодумства, однако императрица, благоволившая Державину, закрыла на подобную дерзость глаза.

Вторая часть стихотворения носит обличительный характер. Автор отмечает, что люди не внемлют доводам рассудка и давно уже живут не по божьим заповедям, а по мирским законам. «Злодействы землю потрясают, неправда зыблет небеса», — с горечью констатирует поэт. Обращаясь к русским царям, Державин признается, что считал их божьими наместниками на земле. Однако автор убежден, что «и вы подобно так падете, как с древ увядший лист падет! И вы подобно так умрете, как ваш последний раб умрет!». В финале поэт призывает Всевышнего спуститься на грешную землю, чтобы вершить суд над людьми. «Приди, суди, карай лукавых, и будь един царем земли!», — восклицает Державин, справедливо полагая, что без вмешательства высших сил навести порядок на Руси не представляется возможным даже самому мудрому и справедливому правителю из числа простых смертных.

Метки: Державин

Властителям и судиям

Читать стих “Властителям и судиям” Державина Гавриила Романовича нужно с пониманием реалий того времени, когда поэт не мог напрямую выступить против власти. Но не мог и молчать – поэтому выражал свое мнение витиеватым поэтическим слогом. В этом произведении великий предшественник Пушкина обращается к тем, кто находится у власти, с простым призывом: выполнять свои обязанности добросовестно. Он показывает, что сильные защищают только сильных, то есть государственные чиновники служат не народу, а друг другу и тем, кто выше их. Учить это стихотворение на уроке литературы в классе как революционное нельзя, поскольку оно им не является. Это скорее упрек для всех, облеченных полномочиями карать и миловать, упрек горький, но без призыва к смене системы.

В тексте стихотворения Державина “Властителям и судиям”, который можно прочесть онлайн, надежда возлагается не на людей, которые могли бы своими руками изменить судьбу Родины, а на Бога. Божественное вмешательство, по мнению поэта, позволит покарать лукавых, поскольку хоть царь и властитель земной, власть Всевышнего простирается куда дальше. Державин не верит, что пороки “властителей и судей” исправимы иначе, чем силой Бога.

«Своеобразие осмысления христианских тем и идей в русской литературе XVIII века»

  • Шарапова Елена Анатольевна, учитель русского языка и литературы

Разделы: Литература

Цель: показать процесс европеизации русской культуры на примерах произведений русских писателей XVIII века: познакомить с антиклерикальной сатирой А. Д. Кантемира(“На хулящих учение”), научно-философской поэзией М. В. Ломоносова(“Письмо о пользе стекла”), рассмотреть роль церковнославянского языка в развитии русской словесности XVIII века(“Письмо о правилах российского стихотворства”). “Дерзость” Г. Р. Державина в осмыслении “божественной природы” человека (Ода “Бог” – переработка 81-го псалма – “властителям и судиям”), воспитывать любовь к литературе и культуре XVIIIв.

Ход урока

1. Идейно-художественное своеобразие и основные этапы развития русской литературы XVIII века.

С XVIII в. начинается развитие новой русской литературы. Она превращается в особую сферу общественной деятельности, основанную на искусстве образного слова. Писатели стараются постигнуть нормы прекрасного, их поиск в этой области становится важным стимулом развития литературы: она набирает новую высоту, ее связи с общественной жизнью становятся более сложными. В XVIII в. появляются выдающиеся мастера слова: А Кантемир, М. В. Ломоносов, А. П. Сумароков, Г. Р.Державин, Д. И. Фонвизин, А. Н. Радищев, Н. М. Карамзин. Их усилиями создается основа для стремительного взлета русской литературы в XIX в.

В развитии русской литературы XVIII в. можно выделить три основных этапа: литература первых десятилетий, 30–70-е годы и последняя треть XVIII в. В специальных курсах второй этап подразделяется на два периода 30–50-е и 60–70-е годы.

В социально-экономической и культурной жизни I сии XVIII в. произошли значительные перемены. Старая Московская Русь превращается в Российскую империю, самое крупное государство мира. Этот процесс происходит в русле дальнейшего укрепления дворянства как класса и развития буржуазно-торговых отношений. Вследствие реформ Петра I (1672–1725) увеличился объем промышленного производства, в особенности на Урале. Была преобразована структура государственного управления, армия и флот созданы по европейскому образцу. Благодаря этому Петр I смог вернуть принадлежавшие России земли близ Ладожского oзера и выйти на берега Балтийского моря. Это имело огромное значение для экономики страны, развития ее внешних связей. Россия, преодолевая свою экономическую oтсталость, “мужала с гением Петра” (А. С. Пушкин). Но помещичья эксплуатация крестьян росла. Исторически оправданное сближение с Западом, восприятие его культуры нередко сопровождалось “перениманием” ненужных и вредных образцов, что вскоре обнаружило свои отрицательные последствия. Тем не менее Россия быстро шла вперед. Новое стало внедряться во все сферы ее жизни, влияя на культуру, образование, искусство.

В самом начале века сильнейшее воздействие на развитие литературы оказали петровские преобразования, резко изменившие общественный уклад жизни, даже семейный быт русских людей. Старые религиозные представления уступали место новым, более широким, основанным на светском образовании и воспитании по европейскому образцу. В соответствии с этим появляются повести приключенческого характера, прославляющие активность, ум, энергию, предприимчивость русских людей (“Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли”). Зарождается любовная лирика, по-своему утверждавшая эпоху раскрепощения чувств. Драматургические жанры наполняются новым историческим содержанием (“Освобождение Ливонии и Ингерманландии”, “Слава Российская”– о победе над шведами и др.).

Характерной особенностью литературы петровского времени была ее жанрово-стилевая пестрота. В старые формы вкладывалось новое содержание. Это прослеживается прежде всего на уровне языка. Причудливая смесь архаических выражений с новыми терминами, в изобилии хлынувшими в русскую лексику, отличала нередко не только прозаические, но и стихотворные тексты. Предстояла большая работа по совершенствованию русского литературного языка, что и было осуществлено усилиями лучших писателей XVIII в.

Феофан Прокопович (1681–1736) был ярким публицистом, видным государственным и церковным деятелем, сподвижником Петра. Вокруг Феофана объединялись многие сторонники просвещения, новой культуры (“ученая дружина”). В политике Прокопович защищал просвещенный абсолютизм, в философии – веру в разум человека. Людей он ценил не по богатству, а по личным достоинствам. Все это и отразилось в его церковных проповедях, трактатах, а также в трагикомедии “Владимир” (1705) и лирике, которую можно назвать политической. Он прославлял петровские преобразования в стихах, напоминающих торжественные оды: “Епиникион”, “На Ладожский канал” и др. Выступая за глубокое и серьезной содержание поэзии, за чистоту и ясность изложения, Прокопович был как бы связующим звеном между литературой XVII и XVIII в. Он повлиял на Кантемира, который стоял в преддверье классицизма – основного направления русской литературы XVIII в.

Князь по рождению, просветитель по убеждению, А. Д, Кантемир (1708–1744) выступил на поэтическом поприще уже после смерти Петра I. Он не мог равнодушно смотреть на то, как начатые Петром I преобразования уничтожались восторжествовавшей реакцией. Любовная лирика, столь модная в те годы, казалась Кантемиру изменой гражданскому долгу. Юный поэт обращается к сатире. В своих стихотворениях, написанных силлабическим размером, он обличает тех, кто презирает учение (“На хулящих учение”, 1729), кто похваляется своей знатностью, будучи пустым и ничтожным (“На зависть и гордость дворян злонравных”, 1730), кто принижает значение человеческого разума (сам Кантемир тяготел к материализму), кто девизом жизни провозгласил наглость и бессердечие (“На бесстыдную нахальчивость”, 1739). Кантемир написал 9 сатир, воздвигнув себе, по замечанию Белинского, “маленький, скромный, но тем не менее бессмертный памятник”.

2. Работа над произведением А. Д. Кантемира “На хулящих учение”. Доказать, что данное произведение является антиклерикальной сатирой.

3. Значение творчества М. В. Ломоносова. (Под запись.)

Язвительный смех Кантемира был средством борьбы с реакцией, но смех оказывался печальным, временами даже скорбным. “Смеюсь в стихах, а в сердце о злонравных плачу”,– признавался поэт. Кантемир явился родоначальником обличительной линии в русской литературе. Другая линия – “идеальная” – идет, по словам Белинского, от Ломоносова.

Блестящую пропаганду материалистических взглядов находим мы в стихотворении “Письмо о пользе стекла” (1752). Поэт-ученый увлекательно рассказывает об астрономии, телескопе, микроскопе, знакомит читателей с материалестической теорией устройства мира, упоминает о Капернике, осуждает невежество, горячо отстаивает прогресс, рассматривает историю человечества как борьбу светлых сил разума с гонителями добра и просвещения.

4. Работа над произведением М. В. Ломоносова “Письмо о пользе стекла…”(Работа в группах.)

5. “Властителям и судиям” (1780?)

Есть у Державина стихотворение, которое чуть не стало причиной его изгнания, опалы. Вспомните, как в это же время Екатерина расправилась с Новиковым, Радищевым, как не допускалась на сцену пьеса Д. И. Фонвизина “Недоросль” и был запрещен его журнал “Друг честных людей, или Стародум”.

Сам Державин рассказывал об этом так (и опять в третьем лице):

Когда же муж беспокоился, что не может ничего по обещанию своему сделать для Императрицы, то она советовала поднести ей то, что уже написано, в числе коих были и такие пиесы, какие еще до сведения ее не доходили; подала, к удивлению его, переписанную ею тетрадь… Переплетя оную в одну книгу, с посвятительным письмом, поднес лично в ноябре 1795 году… Недели с две прошло, но… автор… приметил в Императрице к себе холодность, а окружающие бегали его, как бы боясь с ним даже и встретиться, не только говорить. Наконец, в третье воскресенье… хороший его приятель Яков Иванович Булгаков, что был при Екатерине посланником… спросил его: “Что ты, братец, пишешь за любопытные стихи?” – “Какие?” – “Ты переложил псалом 81-й, который не может быть двору приятен”. – “Царь Давид, – сказал Державин, – не был якобинцем, следовательно, песни его не могут быть никому противными”. – “Однако, – заключил он, – по нынешним обстоятельствам дурно писать такие стихи”. Но гораздо после того Державин узнал… что во время французской революции в Париже сей самый псалом был якобинцами перефразирован и пет по улицам для подкрепления народного возмущения против Людовика XVI… Ввечеру услышал он от посетившего его г.Дмитриева, что будто велено его секретно (разумеется, через Шишковского1) спросить, для чего он и с каким намерением пишет такие стихи.

Теперь перечитайте стихотворение “Властителям и судиям”. Какие чувства вызывает оно? Какое впечатление оставляет? Что в нем явно не могло понравиться царице и придворным?

Псалмы – это песнопения, обращенные к Богу. Они составляют одну из книг Ветхого Завета, получившую название “Псалтырь”. Их исполнение сопровождалось игрой на музыкальных инструментах (само слово “псалтырь” произошло от названия струнных музыкальных инструментов). Автор псалмов – ветхозаветный царь Давид, гениальный поэт, чьи обращения к Богу и молитвы остаются на протяжении двух тысячелетий образцом для верующих и источником вдохновения для многих поэтов. Державин переложил в своем стихотворении псалом 81-й. Прочитайте этот псалом и подумайте над тем, как Державин раскрыл в стихотворении свое понимание этого псалма, как выразил в нем свою веру и чувства христианина.

Псалом 81-й

  1. Бог стал в сонме богов;
    среди богов произнес суд
  2. Доколе будете вы судить
    неправедно
    и оказывать лицеприятие
    нечестивым?
  3. Давайте суд бедному и сироте;
    угнетенному и нищему оказывайте
    справедливость.
  4. Избавляйте бедного и нищего;
    исторгайте его из руки нечестивых.
  5. Не знают, не разумеют,
    во тьме ходят;
    все основания земли колеблются.
  6. Я сказал: вы – боги,
    и сыны Всевышнего – все вы.
  7. Но вы умрете, как человеки,
    и падете, как всякий из князей.
  8. Восстань, Боже, суди землю;
    ибо Ты наследуешь все народы.
Властителям и судиям

Восстал Всевышний Бог, да судит
Земных богов во сонме их.
“Доколе”, рек, “доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг – спасать от бед невинных,
Несчастливым подавать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков”.

Не внемлют! видят – и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействыземлю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы Боги властны,
Никто над вами не судья;
Но вы, как я подобно, страстны
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, Боже! Боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых
И будь един царем земли!

  • Какие стихи псалма (они пронумерованы) Державин пересказал в нескольких строфах, то есть решился развить мысли этих стихов, развернуть картины, созданные словом, обращенным к Богу?
    Какие подробности современной ему жизни Державин ввел в свое стихотворение? Как вы думаете, почему Державин это сделал?
  • В каких строфах поэт обращается к земным судьям как бы от себя лично и поэтому особенно искренне? Как он это делает?
  • Как Державину удалось сохранить, выразить вечный смысл псалма и сделать его современным для своей эпохи и, может быть, для наших дней?

Известный русский поэт Владислав Ходасевич, написавший книгу о Державине, так сказал в ней о стихотворении “Властителям и судиям”: “Державин зачеркнул старое заглавие «Псалом 81-й» и сделал новое, свое собственное: «Властителям и судиям». Такова была его прямота: он знал, что пьеса возникла, в сущности, не из чтения Библии, но из созерцания России”.

  • Согласны ли вы с таким толкованием стихотворения?

6. “Бог” (1784?)

Известно, что стихотворение “Бог” поэт считал вершиною своего творчества. Прочитайте воспоминания поэта о том, как создавалось это стихотворение.

Автор первое вдохновение или мысль к написанию сей оды получил в 1780 г., быв во дворце у всенощной в Светлое воскресенье, и тогда же, приехав домой, первые строки положил на бумагу; но, будучи занят должностию и разными светскими суетами, сколько ни принимался, не мог окончить оную… Потом в 1784 году, получив отставку от службы, приступил было к окончанию, но также по городской жизни не мог; беспрестанно, однако, был побуждаем внутренним чувством, и для того, чтобы удовлетворить оное, сказав… своей жене, что он едет в польские свои деревни для осмот-рения оных, поехал и, прибыв в Нарву, оставил свою повозку и людей на постоялом дворе, нанял маленький покой в городе у одной старушки Нелеки… где запершись сочинял оную несколько дней, но, не докончив последнего куплета сей оды, что было уже ночью, заснул перед светом: видит во сне, что блещет свет в глазах его, проснулся, и в самом деле воображение так было разгорячено, что казалось ему, вокруг стен бегает свет, и с сим вместе полились потоки слез из глаз у него; он встал и ту же минуту, при освещающей лампаде, написал последнюю сию строфу, окончив тем, что в самом деле проливал он благодарные слезы за те понятия, которые ему вверены были…

Попробуем разобраться в построении этого стихотворения, в развитии мысли, чувства, смене его картин. Строку “без лиц, в трех лицах Божества” Державин пояснял так: “кроме богословского православной нашей веры понятия… тут три лица метафизические; то есть: бесконечное пространство, беспрерывная жизнь в движении вещества и нескончаемое течение времени, которое Бог в себе совмещает…”

Его первой целью было вообразить величество Божие. Взор его устремлен к Богу… Но по мере того, как предмет ему открывался… видел он отражение Бога в себе самом – и все более поражался… Ода Богу стала одой божественному сыновству человека.

В. Ф. Ходасевич.

Державин. 1931

  • Найдите в оде выразительные контрасты между бесконечно большим и малым, объясните их смысл. Как вы поняли строки:

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь, – я раб, – я червь, – я Бог!

  • Прочитайте высказывания критика XIX века и современного литературоведа об оде Державина “Бог”.

Как громка и величественна его песнь Богу! Как глубоко подсмотрел он внешнее благолепие природы и как верно воспроизвел его в своем дивном создании! И однако ж он прославил в нем одну мудрость и могущество Божие и только намекнул о любви Божией, о той любви, которая воззвала к человекам: “Приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы!”, о той любви, которая с позорного креста мучения взывала к Отцу: Отче, отпусти им: не ведят бо, что творят! Но не осуждайте его за это: тогда было не то время, что ныне, тогда был осьмнадцатый век. Притом же не забудьте, что ум Державина был ум русский, положительный, чуждый мистицизма и таинственности, что его стихиею и торжеством была природа внешняя, а господствующим чувством патриотизм, что в сем случае он был только верен своему бессознательному направлению и, следовательно, был истинен.

В. Г. Белинский.

Литературные мечтания. 1834

  • Какая тема оды, по мысли критика, сильнее, глубже развернута в ней?
  • Какая тема, как считает критик, должна быть раскрыта в оде ярче, задушевнее?
  • Как В. Г. Белинский объясняет причины некоторой односторонности оды?

Ода “Бог” представляет собой, в сущности говоря, логическое рассуждение автора на тему о происхождении мира и человека…

Ощутимо изобразив ту ничтожно малую величину, которую представляет собой человек по сравнению со вселенной, Державин с гордостью говорит о его возможностях, о силе человеческой мысли, стремящейся к постижению мира, могущей

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет

и дерзающей вознестись к непостижимому Богу. Человек не просто пылинка в хаосе мира. Он – частица общей системы мироздания, он занимает среди живых существ свое определенное и очень важное место:

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества,
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества…

Человек – средоточие вселенной, наиболее совершенное создание на земле.

А. В. Западов.

Мастерство Державина. 1958

  • Какую идею оды особенно выделяет и подчеркивает литературовед? Как эта идея связана со всем содержанием произведения Державина? ‘
  • Какова ваша оценка оды “Бог”? Как бы вы истолковали ее смысл, объяснили взаимосвязь ее образов?

Г. Державин. ВЛАСТИТЕЛЯМ И СУДИЯМ

Г. Державин

ВЛАСТИТЕЛЯМ И СУДИЯМ

Восстал всевышний бог, да судит

Земных богов во сонме их;

Доколе, рек, доколь вам будет

Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,

На лица сильных не взирать,

Без помощи, без обороны

Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных,

Несчастливым подать покров;

От сильных защищать бессильных,

Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!

Покрыты мздою очеса:

Злодействы землю потрясают,

Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,

Никто над вами не судья,

Но вы, как я подобно, страстны.

И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,

Как с древ увядший лист падет!

И вы подобно так умрете,

Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, Боже, Боже правых!

И их молению внемли:

Приди, суди, карай лукавых,

И будь един царём земли!

Н. Гребнев. ПСАЛОМ 81

Н. Гребнев

ПСАЛОМ 81

Господь наш великий, владыка сил,

Средь сонма святого судил да рядил:

«Доколе вы будете ложью грешить,

Лицеприятствовать нечестивым,

Над бедными суд свой неправый вершить,

Грешить приговором несправедливым?

Да будет ваш суд справедлив к сироте

И праведен к тем, кто погряз в нищете.

Так вызволяйте из рук нечестивых

Людей униженных и несчастливых,

Живущих во тьме и бредущих во мгле.

Ведь все они чада Бога живого,

А суд неправедный на земле

Колеблет устои ее и основы.

Хоть вы и святы, но жить вам не веки,

И вы умрете, как человеки.

Не вечно судить вам, не вечно вам жить,

Только Господу Богу по силе

Наследовать землю и всех судить:

И вас, и тех, кого вы судили!»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

ВЛАСТИТЕЛЯМ И СУДИЯМ

Восстал всевышний бог, да судит
Земных богов во сонме их;
Доколе, рек, доколь вам будет
Щадить неправедных и злых?

Ваш долг есть: сохранять законы,
На лица сильных не взирать,
Без помощи, без обороны
Сирот и вдов не оставлять.

Ваш долг: спасать от бед невинных.
Несчастливым подать покров;
От сильных защищать бессильных,
Исторгнуть бедных из оков.

Не внемлют! видят — и не знают!
Покрыты мздою очеса:
Злодействы землю потрясают,
Неправда зыблет небеса.

Цари! Я мнил, вы боги властны,
Никто над вами не судья,
Но вы, как я подобно, страстны,
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет!
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет!

Воскресни, боже! боже правых!
И их молению внемли:
Приди, суди, карай лукавых,
И будь един царем земли!

1780(?)

Примечания

Властителям и судиям (стр. 92). Впервые — «СПб. вестник», 1780, № 11, стр. 315. Затем-«Зеркало света», 1787, № 53, стр. 1. Печ. по Изд. 1808 г., т. 1, стр. 10. Ранняя редакция сохранилась в рукописях поэта (Арх. ГПБ, т. 1, л. 17):

ПСАЛОМ 81

Восстал среди богов в совете
Богов судити вышний бог.
Доколь, рек, правду продаете
И смотрите на грешных рог? 1

С богатыми судите бедных;
Не зрите на высокость лиц;
Из рук измите душевредных —
Несчастных, сирых и вдовиц.

1 Рог — сила, крепость, власть, могущество; киченье, надменность (Даль). Ильинский (стр. 29) дважды неверно прочитал это слово как «рок», что по меньшей мере приводит к обессмысливанию строки. Во всех пяти вариантах рукописи написано совершенно ясно: «рог» (см. литографическое воспроизведение рукописи у Грота, 1, 109).

Но есть безумцы и средь трона:
Сидят и царствуют дремля,
Не ведают, что с бедных стона
Неправдой движется земля.

Я думал, боги вы вселенной,
Владыка, 1 царь и судия;
Но вы из персти также бренной
И так же смертны, как и я.

И так, коль истины не стало,
И правды в свете нет нигде,
Исторгнь, творец, неправды жало,
Приди и царствуй сам везде.

В черновом варианте 4-й строфы первоначально было: «монархи, князи и судья» (см. Ильинский, 29—30). При дальнейшей переработке Державин заменил эти слова одним общим и в то же время более выразительным понятием: «земные боги». Первая редакция поэта не удовлетворила, и он вскоре коренным образом переработал ее. Три последние строфы второй редакции полностью совпадают с окончательной редакцией, три первых значительно отличаются и от первой и от окончательной:

ОДА. ПРЕЛОЖЕНИЕ 81-ГО ПСАЛМА.

Се бог богов восстал судити
Земных богов во сонме их:
«Доколе, — рек, — неправду чтите,
Доколе вам щадити злых?

Ваш долг — законы сохраняти
И не взирать на знатность лиц,
От рук гонителей спасати
Убогих, сирых и вдовиц!»

Не внемлют: грабежи, коварства,
Мучительства и бедных стон
Смущают, потрясают царства
И в гибель повергают трон…

Вторая редакция оды была опубликована в «СПб. вестнике». Резко обличительный характер стихотворения Державина, очевидно, обратил на себя внимание. Номер журнала, открывавшийся одой, был приостановлен, листок, на котором раньше была ода, перепечатан, причем на нем было разгонисто напечатано начало переводной повести «Розалия», прежде начинавшейся лишь со следующей страницы. Экземпляров журнала с невырезанной одой Державина дошло до нас крайне мало. По-настоящему ода увидала свет только в 1787 г., когда она была в окончательной редакции напечатана в журнале «Зеркало

1 Владыка (владыко) — для XVIII в. постоянное наименование и обращение к высшим сановникам церкви (митрополитам, архиепископам и т. д.). По-видимому, в этой строке поэт перечисляет все высшие «земные» власти: духовную, политическую и административную. света» под заглавием «Ода. Извлечена из псальма 81». В 1795 г., пытаясь испросить разрешение на издание собрания своих сочинений, Державин поднес Екатерине рукописный экземпляр первой части, куда включил и оду. То, что в 1787 г. прошло незамеченным, в 1795 г., после Великой французской революции, казни короля Людовика XVI и т. п., произвело впечатление разорвавшейся бомбы, так как, не говоря уже о резкости содержания оды, распространился слух, что 81-й псалом был использован революционерами-якобинцами против короля. Когда поэт появлялся при дворе, вельможи сторонились и попросту «бегали» от него. Говорили даже, что «кнутобойце» Шешковскому, секретарю Тайной канцелярии, в ведении которого находились и дела о «крамольных» и «вредных» сочинениях (Радищева, Княжнина и многих других), поручено было «допросить» Державина. Не дожидаясь, пока Шешковский «спросит» его, почему он пишет «такие дерзкие стихи», поэт решил сам перейти в наступление и немедленно написал особую объяснительную записку — «Анекдот», в которой, как он позднее писал, «ясно доказал», что автор псалма «царь Давид не был якобинцем», и разослал ее наиболее влиятельным при дворе лицам: статс-секретарю императрицы Трощинскому, у которого находились на рассмотрении его сочинения, вице-канцлеру графу Безбородко и фавориту Екатерины II П. А. Зубову. После этого все «как рукой сняло: все обошлись с ним так, как ничего не бывало» (Грот, 6, 696. Также см. «Анекдот»: 1, 113—115). Несмотря на это, разрешения на издание своих сочинений Державин не получил, а рукопись была отдана князю Зубову, у которого и находилась до самой смерти Екатерины II. В Изд. 1798 г. ода была вычеркнута цензурой, и в окончательной редакции она под заглавием «Властителям и судиям» появилась только в I т. Изд. 1808 г. Возможно, что непосредственным внешним толчком к написанию оды послужил следующий случай, описанный самим поэтом: «В 1779 г. был перестроен под смотрением его (Державина. — В. З.) Сенат, а особливо зала общего собрания, украшенная… лепными барельефами…, между прочими фигурами была изображена скульптором Рашетом Истина нагая, и стоял тот барельеф к лицу сенаторов, присутствующих за столом; то когда изготовлена была та зала и генерал-прокурор князь Вяземский осматривал оную, то, увидев обнаженную Истину, сказал экзекутору: «Вели ее, брат, несколько прикрыть». И подлинно, с тех пор стали отчасу более прикрывать правду в правительстве» (Грот, 6, 546—547). Ср. с этим строки первоначальной редакции: «И так, коль истины не стало, И правды в свете нет нигде…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *