Рабство в Египте

Нажимая на «ПОДЕЛИТЬСЯ ССЫЛКОЙ», вы выполняете ЗАПОВЕДЬ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ТОРЫ!

«И сказал народу своему: … Давай перехитрим его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, присоединится и он к неприятелям нашим, и будет воевать против нас, и выйдет из страны» (Шмот 1:9,10).

«Давайте ухитримся против него, чтобы он не умножился», — сказал новый фараон.

Ассимилированные евреи думали, что они являются полноправными египтянами, частью этого общества. Но что произошло на самом деле? Сначала: «мерзость для египтян всякий пастух», и потому опальные профессии охотно предоставляются евреям. И пока они все это делают и, зарабатывая для себя тысячи, кладут десятки миллионов в ненасытную утробу фараона, — египтяне приглядываются, учатся, пробуют свои силы, привыкают и, наконец, входят во вкус «мерзости» — и сразу замечают: что-то слишком много евреев развелось.

«Давайте ухитримся» … До боли знакомый нам антисемитизм.

Египтяне говорят:

«Разработаем план против евреев, потому что они становятся слишком сильными. Они вооружатся против нас и объединятся с нашими врагами».

Это известный вопрос двойной морали: использовать «чужаков» на всю катушку, по полной программе, но при этом «держать евреев под контролем, потому что на войне они будут против нас».

Ассимилированный еврей думает, что чужая страна принимает его как брата, он ей давно как родной, и сколько же у него заслуг перед новой «родиной» (?!), а, на самом деле, вследствие ужасных последствий неизлечимой болезни антисемитизма, его давно признают евреем, и, следовательно, врагом, и ждут от него заговора и «удара ножом в спину».

Сломленный духом еврей станет настоящим рабом

Египтяне облагают сынов Исраэля высокими налогами. Единственный способ ослабить иудейскую мощь — забрать у чужаков «свои» деньги. Следующий шаг: приговорить евреев к тяжёлым изнурительным работам, предполагая, что те, по приказу, будут производить все больше и больше кирпичей. Египтяне пытаются физически истощить и истребить весь мужской пол «иудейского племени».

Это было «изнурительное рабство». Почему? Потому что труд рабов был лишен всякого смысла. Египтяне издевались над евреями, говоря: «Отнеси туда это ведро. Потом принеси его обратно. Опять — туда. И снова — назад». Это была бесцельная работа. Она заставляла человека сходить с ума. Даже абсолютно бесправному рабу было легче выжить, когда он видел результаты своего труда — свою продуктивность. Но египтяне заставляли сынов Исраэля думать, что евреи — полное ничтожество.

Они желали подорвать их дух. Они знали: сломленный духом еврей сам захочет стать настоящим рабом.

«Ожерелье в виде кирпича» Попытка задобрить хозяев жизни

рав Шрага Симмонс

«Но худо поступали с нами Египтяне и притесняли нас, и возлагали на нас работу тяжёлую» (Дварим 26:6).

Евреи не сразу стали рабами в Египте. Их поймали на крючок желанием быть «принятыми» чужой страной, как родных.

Как это удалось фараону? Сначала он пригласил всех египетских граждан принять участие в общественных работах, реконструировать города запасов Питом и Раамзес. Мидраш даже говорит, что фараон, показывая другим пример, сам носил на шее ожерелье в виде кирпича.

Как и следовало ожидать, евреи первыми и с большим энтузиазмом вызвались на решение «государственной» задачи. Они от всей души захотели доказать, что вовсе не являются предательской «Пятой колонной»; евреи стремились развенчать обидные мифы о том, они враги и работали усерднее всех остальных, перевыполняя план и оставаясь сверхурочно, ибо, как известно, «когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой», тем более, если речь шла о людях, объявленных «пятой колонной».

Шаг за шагом, египтяне покинули стройки, возложив весь труд на плечи евреев. Затем фараон издал указ: труд евреев больше не будет добровольным! Евреи обязаны трудиться и отныне будут рабами. Чтобы усугубить положение, египтяне вели учёт выполненной евреями работы, и, согласно учету, устанавливали норму для каждого строителя. Все светлые еврейские надежды быть принятыми в чужой стране обернулись полным провалом.

В Агаде сказано:

«И поработили Египтяне сынов Исраэйлевых тяжкой работою. И делали жизнь их горькую трудом тяжелым над глиною и кирпичами и всяким трудом в поле, всякою работою, к которой принуждали их с жестокостью» (Шмот 1:13-14).

Еврейский текст (пасук 13) — וַיַּעֲבִדוּ מִצְרַיִם אֶת־בְּנֵי יִשְׂרָאֵל בְּפָרֶךְ׃ использует слово «бэ-пэрах» — изнурительное рабство — но его можно прочитать, как пэ рах, означающее «мягкий рот», в том смысле, что попытка евреев быть хорошими перед египтянами, плясать под чужую дудку, «задабривание» их и «лизание пяток» привело сынов Исраэля в египетское рабство.

Какой урок мы извлечём сегодня?

Любое задабривание врага приводит к усилению прежней враждебности и ухудшению и без того тяжелого положения народа.

Города на болоте: строительство Питома и Раамзеса

рав Шимон Аписдорф

«И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил города запасов для Паро: Питом и Раамсэйс» (Шмот 1:11).

Человеческую потребность в осмысленных действиях и разумных поступках можно поставить на второе место после потребности дышать. Это настолько фундаментально, что даже экзистенциалист, видящий в жизни не что иное, как необъяснимую случайность, тревогу и беспокойство, вынужден придумать какое-то значение, чтобы заполнить им нишу смысла бытия. Это настолько сильно, что вся психоаналитическая мысль покоится на утверждении: когда человек теряет смысл жизни, он теряет — всё, но, когда присутствует осознание смысла бытия, — человек с лёгкостью преодолевает любые страдания и лишения.

Поверьте, фараон точно знал, что делает. Талмуд рассказывает, что район, в котором находились города запаса Питом и Раамзес, — стояли на болоте, в сыром месте, едва ли пригодным для строительства. Но реальная цель фараона не была созидательной. Он желал — разрушить, а не построить. Паро выбрал неподходящее место для строительства Питома и Раамзеса, потому что надеялся, что бесполезность еврейских усилий вызовет у сынов Исраэля чувство невыносимых мучений, полную безнадегу (как у спортивных фанатов в Кливленде). Каждое утро евреи видели бесплодность своих усилий и бессмысленность трудов. Кирпич за кирпичом — они строили для себя тюрьму, с каждой кладкой усиливая чувство рабской покорности и депрессии.

Разделять ответственность в борьбе за свободу — это обязательство наполняет нашу жизнь смыслом. В мире, бурлящем тысячами глупых иллюзий и идей, прикрытых масками заветных желаний, груз такой ответственности — непомерная ноша.

Последний шанс

В загазованном помещении человек отчаянно пытается найти глоток свежего воздуха. И когда он теряет все шансы, может появиться еще один, последний, неожиданно откроется какая-то форточка, а с нею — возможность «второго дыхания»!

Рискнёте ли вы потерять свой дом, руку или жизнь, если последуете следующему:

— ваша жертва поможет накормить миллионы голодающих людей;

— вы сможете бороться за звание чемпиона мира;

— вам предстоит выиграть премию «Оскар»;

— вам удастся принести мир на Ближний Восток;

— вы сумеете найти лекарство от рака?

Нажимая на «ПОДЕЛИТЬСЯ ССЫЛКОЙ», вы выполняете ЗАПОВЕДЬ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ТОРЫ!

История евреев и египетского рабства

Рассмотрим еще одно событие, центральное в Пятикнижии, — пребывание еврейского народа в плену у египтян и его исход, о котором, как любят заявлять приверженцы мифа, не найдено или вернее почти не найдено археологических подтверждений. Упомянутое здесь выражение «почти не найдено», подразумевает некоторые сообщения, которые проливают свет на пребывание Израильского народа в Египетском плену.

История «избранного народа», детей Авраама «по плоти», представляет собой большой интерес главным образом потому, что открывает многогранность святого характера Бога, Его бесконечную милость, абсолютную справедливость, беспредельную мудрость, неограниченную силу и Его вечную любовь.

Многие ученые признают египетский плен Израиля и его исход за историческое событие и имеют для того свои веские доводы.

И. Крывелев в своем труде цитирует православного богослова А. Лопухина:

«… История рабства Израильтян в Египте отражается, так сказать, в каждом иероглифе древних египетских памятников, по странной случайности доселе однако на этих памятниках не найдено ни одного имени, которое бы прямо относилось к евреям и называло бы их одним из присвоенных ими наименований».

В гробнице правителя одной из египетских провинций было обнаружено изображение: «… группа мужчин с характерными семитскими бородками вместе с женщинами и детьми пришла на поклон к египетскому чиновнику и преподносят ему дань…» Надпись гласит, что на картине изображено семейство некоего Абши, состоящее из 37 человек. Археологическое исследование установило, что изображение относится, примерно к 1900 г. до н. э.

Русский историк Иегер видит в этой картине тождественность двух событий — прихода в Египет Иакова и его встречи с Иосифом. «В русском издании «Всеобщей истории» Иегера снимок с картины, о которой идет речь, сопровождается надписью: «переселение евреев в Египет».

Вот, что сообщает по этому поводу А. Лопухин: «Когда братья Иосифа прибыли в Египет со своим отцом, голод еще свирепствовал, и не будь тех мудрых мер, которые были приняты министром фараона Апапи II, сделавшим большие запасы во время урожайных годов, превосходивших обычные сборы хлеба, голод этот повлек бы за собою бесчисленные жертвы.

Иосиф, между другими должностями, имел и надзор за царскими житницами. Эта должность имела весьма важное значение при дворе фараонов.

Житницы представляли собою обширные, конической формы помещения, которые располагались на одной линии и закрывались сверху, откуда они и наполнялись. Одно отверстие в виде небольшого четырехугольного окна имелось обыкновенно внизу или в середине житницы и предназначалось для того, чтобы брать хлеб или для проветривания житницы. В подобные житницы различных городов Египта Иосиф собрал избыток жатв плодородных годов. При сухом климате этой страны зерновой хлеб сохранялся великолепно. В Луврском музее можно и теперь видеть хлебные зерна, которые найдены были в египетских гробницах и имели таким образом сорокавековую древность. Зерна, извлеченные из египетских гробниц, несмотря на такую древность, тем не менее сохранили в себе зародыши жизни и при посеве давали росток. Поэтому для Иосифа не было ничего легче и удобнее, как сохранить хлеб в течение семи лет голода.

Памятники древнего Египта также содержат немало свидетельств о голоде, который время от времени терпела эта страна.

Ко времени переселения Иакова в Египет эта страна уже имела за собою тысячелетия истории: во главе государства сменилось шестнадцать династий, последовательно управлявших его судьбой. Теперь царствовала семнадцатая династия, известная под названием пастушеской или гиксанской (гиксосской). Она, как уже сказано было выше, принадлежала чужеземной народности, насильственно вторгшейся в Египет и захватившей престол фараонов.

Точно неизвестно, откуда явились завоеватели и к какому племени они принадлежали: но несомненно, что этим переворотом Египет был обязан одному из тех народных движений, которые временами поднимались из глубины Азии, и волны которых распространялись все дальше и дальше на запад.

При одном из представителей этой династии, именно Апапи II, и правил Иосиф Египтом. Только при фараоне пастушеской династии мыслимо было, чтобы ничтожный раб, вышедший из презираемых природными египтянами пастухов, мог быть назначен на пост верховного правителя страны. При нем пастушеская династия достигла высшего своего блеска, и страна после смут стала вновь оправляться в своем внутреннем благосостоянии. Но вместе с тем в среде природных египетских князей, находившихся в подчинении у фараона, стали замечаться политические движения, направленные к освобождению страны от чужеземцев. Предчувствуя опасность, пастушеская династия естественно заботилась о том, чтобы упрочить свое положение и покровительствовала инородцам, раздавая им для поселения лучшие участки земли с той целью, чтобы найти в них верных союзников в случае нужды. Такой политикой можно объяснить тот факт, что фараон Апапи II отдал вновь прибывшим поселенцам один из богатейших округов страны.

Округ Гесем лежал на северо-восточной границе Египта. Там и раньше селились разные кочевые выходцы, так как он отличался превосходными пастбищами. В настоящее время, вследствие многовекового запустения, округ этот представляет печальную пустыню, покрытую песком, рыхлым камнем и солончаками: но признаки его древнего плодородия можно видеть и теперь на берегах канала, проведенного Лессепсом от Нила к Суэцкому каналу. Где только проходит вода, пустыня оживает и диковинно расцветает, показывая, что нужна только влага для того, чтобы превратить весь округ в плодородные поля и роскошные пастбища».

Выводы Зенона Косидовского на этот счет совпадают с вышеизложенным.

«Трудно себе представить, чтобы в обычных условиях родовые египтяне согласились доверить высокую должность одному из презираемых ими азиатов. В книге Бытие (46,34) о евреях сказано так… «мерзость для египтян всякий пастух овец». Легко понять, что гиксосские фараоны, с подозрением относившиеся к местному населению, питали больше доверия к близким им по происхождению и языку азиатам, пришедшим из Ханаана. Даже фараоны-египтяне иногда проводили подобную политику в отношении отдельных лиц.

Гиксосский фараон, несомненно, отдавал себе отчет в революционной традиции Египта и поэтому боялся, как бы новое восстание народных масс не расшатало его власть, в особенности потому, что был он чужим, ненавистным деспотом. Таким образом, когда Иосиф предложил свой план предотвращения грядущего голода, фараон приветствовал его как мужа, ниспосланного провидением. Этим объясняется и особо привилегированное положение Иосифа при дворе, и милости, какими его осыпал фараон.

Человек настроенный скептически, мог бы нам возразить, что все это искусно построенное рассуждение опирается всего лишь на очень лаконичные упоминания в Библии и, в первую очередь на догадки, так как твердо не установлено, что израильтяне поселились в Египте в период властвования гиксосов. Библейская хронология весьма проблематична, поэтому нельзя с полной уверенностью сказать, когда именно Иаков и его род забрели в Египет. Это в равной мере могло случиться и до вторжения гиксосов, и после их изгнания.

Ответ на эти сомнения мы находим в замечательном анализе библейского текста, который дает французский египтолог Пьер Монте в книге «Египет и Библия». Монте делится с читателями следующими наблюдениями:

«Иаков, как мы уже знаем, поселился в земле Гесем, лежавшей к востоку от дельты Нила. Иосиф, будучи наместником фараона, жил, разумеется, рядом со своим владыкой в столице. При известии о прибытии семьи Иосиф незамедлительно сел в колесницу и поспешил навстречу отцу. Потом он вернулся к фараону, чтобы рассказать ему о своей поездке.

Из Библии совершенно неопровержимо следует, что события эти произошли на протяжении очень короткого времени, если даже не в один и тот же день».

В книге Бытие (45,10) Иосиф обещает отцу, что поселит его в земле Гесем и, стало быть, поблизости от себя. Отсюда особо напрашивается вывод, что столица, в которой жил Иосиф, должна была находиться на небольшом расстоянии от земли Гесем, т. е. в самой дельте. Ею ни в коей мере не могли быть такие города, как Мемфис, Фивы или Фаюм. Они лежали слишком далеко от Гесема, и путешествие Иосифа в колеснице заняло бы несколько дней. К тому, как утверждает французский египтолог Масперо, в Египте, ввиду отсутствия подходящих дорог, никогда не пользовались колесницами для дальних путешествий. Такие путешествия, как правило, совершались на барках по главной коммуникационной артерии, которой являлся Нил.

Все вышеприведенные обстоятельства служат нам как бы путевыми столбами, стрелки на которых дружно направлены в сторону Авариса, столицы гиксосов. Мы теперь уже знаем, что Аварис лежал в дельте Нила, так как руины этого города вместе со множеством гиксосских печатей раскопаны по соседству с современной деревней Сан-эль-Хагер. И если Иосиф осуществлял власть в Аварисе, то отпадают всякие сомнения: историю его жизни надо вместить в эпоху гиксосов.

В Библейской истории поражает историческая точность в воссоздании египетских обычаев. Вспомним, что Иосифа подстригли, прежде чем он предстал перед фараоном. Эта, казалось бы, мелкая подробность весьма красноречива, так как лишний раз свидетельствует о знакомстве с египетскими обычаями. В Египте никому не разрешалось носить бороду: привилегия эта принадлежала исключительно фараону, который, впрочем, подвешивал искусственную бороду, и поэтому его остригли, как того требовал придворный этикет.

Так же обстоит дело с возведением Иосифа на должность наместника фараона. Торжественная церемония протекала в соответствии с тем ритуалом, с каким нас знакомят папирусы и картины в гробницах. Новый вельможа получал из рук фараона почетные дары, отвечающие его высокому званию, драгоценную цепь на шею, дорогую одежду и, сверх того, жену знатного рода. Во время торжественных шествий наместник занимал одну из позолоченных дворцовых колесниц и ехал сразу же за колесницей фараона. Египтяне заимствовали у гиксосов обычай пользоваться лошадьми, и этот церемониал, и после изгнания захватчиков сохранился в Египте.

В Библейском сказании знаменательно еще и то, что имена, которые там приводятся, тоже типично египетские. Фараон назвал Иосифа Цафнаф-Панеах, что означает — «Бог говорит: да здравствует». Жену Иосифа звали Асенефа или Асенет, т. е. «принадлежащая Нет» (богине, почитаемой в дельте Нила), а Потифер или Поти-пера — это искаженное имя «Па-ди-па-ре», означает «(тот), которого дал (бог) Ра». В заключение стоит еще добавить, что сказанное об Иосифе дает четкое представление о египетской топографии.

Сообщаемые подробности позволяют легко ориентироваться в расположении земли Гесем и, по косвенным признакам, установить, в какой именно столице жил Иосиф».

Хотя «Библия не говорит, что современник Иосифа был фараон-гиксос, однако ясно, что он не был фараоном национальной династии. Это открывается из того, что Иосиф указывает братьям не на кастовый, а на расовый предрассудок, который наблюдался в Египте в отношении к номадам (пастухам-кочевникам). Египтяне не любили кочевников, они же заклеймили унизительным прозвищем своих фараонов иноземной династии, назвав их «царями-пастухами». Но фараон, современник Иосифа, будучи сам таким «царем-пастухом», не разделял недоброжелательства египтян к номадам, и в частности, к пришельцам-семитам. Это хорошо знал Иосиф и, поэтому, дал совет братьям, чтобы они откровенно сказали фараону о роде своих занятий. Такой вывод из данных Библии напрашивается сам собой, и его давно уже сделал один старый комментатор (Кальмет), не располагавший, по замечанию Уркюхерта, теми данными, которые имеются теперь у египтологов, также подтверждающих, что фараон при Иосифе был гиксосом».

Еще одно свидетельство:

«Считается неоспоримым фактом, что Иосиф жил в Египте под покровительством царского дома хиксосов (гиксосов). После смерти Иосифа владычество хиксосов продолжалось до 1570 г. до н. э. Приблизительно в 1550 году дом хиксосов пал. Амос I (по другим источникам: Ахмос или Яхмос I — Д. Ю.), основатель 18-й династии, изгнал своего царственного предшественника».

В одном из Лондонских папирусов содержится небольшой отрывок, повествующий об изгнании гиксосов, и в этом отрывке значится имя последнего фараона гиксосов Апепи (Апапи).

«Положение их изменилось к худшему со вступлением на престол новой природной египетской династии. «Восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа», а вместе с тем не мог признавать и прав его потомков на те особенные привилегии, которыми они пользовались при прежней династии. Имя Иосифа, как сановника низверженной династии, могло быть ему неизвестно (или он мог просто не признавать его заслуг). Вместе с тем понятно с какими чувствами царь в его положении мог относиться к израильтянам. Они были привилегированными подданными, пользовались особенной благосклонностью низвергнутой династии, при которой они владели одним из богатейших округов Египта, господствующим над подступом к самому сердцу страны. Ненависть и вражду к низложенной династии он естественно перенес и на любимое ею племя… И вот в чисто государственных интересах начинается по отношению к ним политика давления и угнетения.

Прежде всего, конечно, новое правительство лишило израильтян тех преимуществ и вольностей, какими они пользовались при прежней династии, но затем оно перешло и к их угнетению, стало «изнурять их тяжкими работами». В данном случае и не нужно было выдумывать искусственно этих работ: они являлись как естественная потребность в самой местности обитания израильтян. После изгнания гиксосов из Египта требовалось на будущее время охранить страну от вторжения диких чужеземцев, и потому правительство нашло нужным построить несколько новых укреплений в этой окраине, и на эти тяжелые земляные работы употреблен был дармовой труд израильтян. Труд был, очевидно, каторжный: библейский историк с горечью повествует об этих работах. «Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам, и делали жизнь их горькой от тяжелой работы над глиной и кирпичами, и от всякой работы полевой, и от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостью» (Исх.1,13-14).

С каждым новым царствованием возрастали тяготы для народа, и не только израильского, но и египетского. Фараоны как бы старались превзойти друг друга своей военной славой и грандиозными постройками, которыми украшали свои резиденции, и чем знаменитей был фараон, чем блистательнее его царствование, тем больше стонал народ под гнетом непосильных работ и повинностей. Самым знаменитым фараоном этого периода (18-й династии — Д. Ю.) был Тотмес III (Тутмос). Это был «Александр Македонский» древнего Египта. В течение своего продолжительного 54-летнего царствования он создал бесчисленное множество монументов, величественных храмов и укреплений».

«Почему нет ни одного упоминания об Иосифе в египетских хрониках? Обычно они очень обстоятельны и полны подробностей, а семит на должности наместника — событие слишком серьезное, чтобы о нем можно было умолчать. Такого рода пробел в египетской историографии казался подозрительным и возбуждал сомнения в реальности фигуры Иосифа.

Нельзя, однако, забывать об очень важной вещи. Гиксосы вызывали к себе такую ненависть, что египтяне уничтожили все, что напоминало о периоде их власти. Даже летописцы обходят молчанием период гиксосской оккупации, период страданий и унижения египетской державы. Исторические хроники внезапно обрываются на 1730 г. до н. э. и возобновляются только после 1580 г. до н. э. Одной из жертв этого «вымарывания» ста пятидесяти лет истории пал также Иосиф… исполнитель гиксосской политики, ответственный за глубокие экономические перевороты, непопулярные у египтян».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Рабство Израильского народа в Египте

Прошло много-много лет. Умер Иаков и все его сыновья. Когда Иаков боролся с Богом, Господь, благословив его, дал ему новое имя — Израиль, что в переводе означает «боровшийся с Богом». Поэтому все потомки, оставшиеся после Иакова, до сих пор называются Израильским народом, а также еврейским народом. После смерти Иосифа в Египте стал владычествовать другой фараон, который не знал мудрого Иосифа и его добрых дел. Этот фараон увидел, что народ израильский стал очень многочисленным и сильнее народа египетского. Тогда он сказал своему народу: «Давайте перехитрим израильтян, чтобы они не размножались. Иначе, когда случится война, то соединятся они с нашими неприятелями, вооружатся против нас и выйдут из земли нашей». Фараон поставил над народом израильским начальников, которые изнуряли израильтян тяжкими работами. Но чем более их изнуряли, тем более они умножались и тем более возрастали, так что все опасались их. Поэтому египтяне с еще большей жестокостью стали принуждать их к работам, старались сделать их жизнь невыносимо тяжелой. Но Бог увидел долгое страдание народа, уповающего на Него, и послал ему избавителя.

Читайте более подробно: Исход 1:6-14.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *