Расстрел романовых

До сих пор историки не могут точно сказать, кто именно отдал приказ о расстреле царской семьи. По одной версии, такое решение приняли Свердлов и Ленин. По другой — они хотели для начала как минимум привезти Николая II в Москву, чтобы судить в официальной обстановке. Еще одна версия гласит, что убивать Романовых лидеры партии и не хотели вовсе — решение о расстреле уральские большевики приняли самостоятельно, не советуясь с начальством.

— В период Гражданской войны царила неразбериха, и местные отделения партии обладали широкой самостоятельностью, — поясняет Александр Ладыгин, преподаватель истории России в ИГНИ УрФУ. — Местные большевики выступали за мировую революцию и очень критично относились к Ленину. Кроме того, в этот период происходило активное наступление корпуса белочехов на Екатеринбург, и уральские большевики полагали, что оставлять врагу такую важную в пропагандистском отношении фигуру, как бывший царь, недопустимо.
Не до конца известно также, сколько именно людей участвовало в расстреле. Одни «современники» утверждали, что было отобрано 12 человек с наганами. Другие, что их было гораздо меньше.
Доподлинно известны личности лишь пяти участников убийства. Это комендант Дома особого назначения Яков Юровский, его помощник Григорий Никулин, военный комиссар Петр Ермаков, начальник охраны дома Павел Медведев и член ЧК Михаил Медведев-Кудрин.
— Первый выстрел сделал Юровский. Это послужило сигналом для остальных чекистов, — говорит Николай Неуймин, заведующий отделом истории династии Романовых Свердловского областного краеведческого музея. — Все стреляли в Николая II и в Александру Федоровну. Затем Юровский дал команду прекратить огонь, поскольку от беспорядочной стрельбы одному из большевиков чуть не оторвало палец. Все великие княжны на тот момент были еще живы. Их стали добивать. Алексея убили одним из последних, так как он был в обмороке. Когда большевики стали выносить тела, вдруг ожила Анастасия, и ее пришлось забивать штыками.
Многие участники убийства царской семьи сохранили о той ночи письменные воспоминания, которые, кстати, совпадают не во всех деталях. Так, например Петр Ермаков заявлял, что именно он руководил расстрелом. Хотя другие источники уверяют, что он был лишь обычным исполнителем. Вероятно, таким образом участники убийства хотели выслужиться перед новым руководством страны. Хотя помогло это не всем.
Могила Петра Ермакова находится почти в самом центре Екатеринбурга — на Ивановском кладбище. Надгробный камень с большой пятиконечной звездой стоит буквально в трех шагах от могилы уральского сказочника Павла Петровича Бажова. После окончания Гражданской войны Ермаков работал сотрудником органов правопорядка сначала в Омске, затем в Екатеринбурге и Челябинске. А в 1927 году он добился повышения до руководителя одной из уральских тюрем. Много раз Ермаков встречался с коллективами трудящихся, чтобы рассказать о том, как была убита царская семья. Его не раз поощряли. В 1930 году партбюро вручило ему браунинг, а год спустя Ермакову дали звание почетного ударника и поощрили грамотой за выполнение пятилетки в три года. Впрочем, не все относились к нему благосклонно. По слухам, когда маршал Жуков возглавил Уральский военный округ, на одном из торжественных собраний Петр Ермаков встретился с ним. В знак приветствия он протянул Георгию Константиновичу руку, однако тот отказался ее пожимать, заявив: «Я палачам руки не пожимаю!»
Когда маршал Жуков возглавил Уральский военный округ, он отказался пожимать руку Петру Ермакову, заявив: «Я палачам руки не подаю!». Фото: архив Свердловской области
Ермаков спокойно дожил до 68 лет. А в 1960-х в его честь переименовали одну из улиц Свердловска. Правда, после развала СССР название вновь сменили.
— Петр Ермаков был лишь исполнителем. Может, в этом и заключается одна из причин того, что он избежал репрессий. Ермаков никогда не занимал крупных руководящих должностей. Высшее его назначение — это инспектор мест заключения. К нему ни у кого не было вопросов, — рассказывает Александр Ладыгин. — Но за последние два года памятник Петру Ермакову трижды подвергался актам вандализма. Год назад во время Царских дней мы почистили его. Но сегодня он опять в краске.
После расстрела царской семьи Яков Юровский успел поработать в Моссовете, в ЧК Вятской губернии и председателем губернской ЧК в Екатеринбурге. Однако в 1920 году у него начались проблемы с желудком, и он переехал на лечение в Москву. Во время столичного этапа своей жизни Юровский сменил не одно место работы. Сначала он был управляющим оргинструкторского отдела, потом трудился в золотом отделе при Наркомате финансов, откуда впоследствии перешел на должность заместителя директора завода «Богатырь», выпускавшего калоши. До 1930-х Юровский сменил еще несколько руководящих должностей и даже успел поработать директором Государственного политехнического музея. А в 1933 году вышел на пенсию и умер спустя пять лет в Кремлевской больнице от прободения язвы желудка.
— Прах Юровского похоронили в церкви Донского монастыря Серафима Саровского в Москве, — отмечает Николай Неуймин. — В начале 20-х годов там открылся первый в СССР крематорий, при котором даже выпускали журнал, пропагандировавший кремацию советских граждан как альтернативу дореволюционным погребениям. И там на одной из полок стояли урны с прахом Юровского и его жены.
После Гражданской войны помощник коменданта дома Ипатьева Григорий Никулин два года работал начальником уголовного розыска в Москве, а затем устроился на Московскую станцию водоснабжения, причем тоже на руководящую должность. Он дожил до 71 года.
— Интересно, что Григория Никулина похоронили на Новодевичьем кладбище. Его могила находится рядом с могилой Бориса Ельцина, — рассказывают в областном краеведческом музее. — А в 30 метрах от него, рядом с могилой друга поэта Маяковского, лежит другой цареубийца — Михаил Медведев-Кудрин.
Григорий Никулин два года работал начальником уголовного розыска в Москве.Последний, кстати, после расстрела царской семьи прожил еще 46 лет. В 1938 году он занял руководящую должность в НКВД СССР и дослужился до полковника. Его похоронили с воинскими почестями 15 января 1964 года. В завещании Михаил Медведев-Кудрин попросил своего сына отдать Хрущеву браунинг, из которого была убита царская семья, а Фиделю Кастро подарить кольт, которым цареубийца пользовался в 1919 году.
После расстрела царской семьи Михаил Медведев-Кудрин прожил еще 46 лет. Пожалуй, единственный из пятерки известных убийц, кому не повезло при жизни, — это начальник охраны дома Ипатьева Павел Медведев. Вскоре после кровавой бойни он попал в плен к белым. Узнав о его роли в расстреле Романовых, сотрудники белогвардейского уголовного розыска посадили его в Екатеринбургскую тюрьму, где он скончался от тифа 12 марта 1919 года.

Императора Николая II в феврале 1917 свергли либералы. Именно либералы в 1917 году свергли русского царя и разделили страну на десятки враждующих друг с другом «государств».

Именно после февраля 1917 года страна распалась на множество территориальных образований. Именно в феврале 1917 года в страну пришли междоусобные войны, голод, разруха и инфекционные болезни, косившие людей. К сожалению, многие в России этого не знают и не понимают сути событий 1917 года. А кто не разобрался с событиями, происходившими в феврале и октябре 1917 года, тот не в состоянии разобраться с дальнейшей историей нашего государства.

Почему стал возможным Февраль? Потому что в стране накопились противоречия, которые либералы использовали в своих целях, а цель у них во все времена была одна: уничтожить российское государство и истребить русскую нацию.

Либералы утверждают, что никаких противоречий, то есть революционной ситуации в царской России не было.

СМИ создало мнение, что в царской России все жили богато и счастливо. Якобы высокая заработная плата, румяные гимназистки и всеобщее благоденствие были характерны для нашей страны того времени, но пришли большевики и свергли царя.

Такие утверждения совершенно не соответствуют действительности. Либералы смогли свергнуть царя, прежде всего потому, что народ жил в царской России бедно и несчастливо.

Ф. М. Достоевский пророчески называл либералов врагами России во все времена. Второй раз в ХХ веке либералы расчленили нашу страну в 1991 году, но как в первом, так и во втором расчленении страны обвинили коммунистов.

К отречению царя от престола привела именно Февральская революция, в которой большевики, можно сказать, участия не принимали.

Началом Февральской революции считается 27 февраля 1917 года. В этот день взбунтовались Волынский, а также Преображенский и Литовский полки.

Генерал М. В. Алексеев, который с августа 1915 года до февраля 1917 года являлся начальником штаба Верховного Главнокомандующего императора Николая Второго и главный соратник Алексеева в этом деле, командующий Северным фронтом генерал Н. В. Рузский, убедили царя в том, что Петроградский бунт непреодолим и вынудили отречься от престола.

Государь отрёкся от престола 2 (15) марта 1917 года. 8 марта Алексеев объявил ему: «Ваше Величество должны себя считать как бы арестованным»… Госу­дарь ничего не ответил, побледнел и отвернулся от Алексеева»; впрочем, ещё в ночь на 3 марта Николай II записал в дневнике, явно имея в виду и генералов Алексеева и Рузского: «Кругом измена, и трусость, и обман!».

Эмигрировавшая в США и в 1986 году издавшая книгу: «Люди и ложи. Русские масоны 20-го столетия» Н. Н. Берберова утверждает, что и М. В. Алексеев, и Н. В. Рузский были масонами и потому, естественно, стремились уничтожить исто­рическую государственность России». Но в целом однозначного ответа на это утверждение другие исследователи не дают.

Л. Г. Корнилов 7 марта лично арестовал в Царском Селе императ­рицу и детей Николая II. Алексеев в Могилёве сдал императора думскому конвою. Затем в Крыму заместитель Колчака (которого как раз в этот момент вызвало в Петроград Временное правительство) контр-адмирал В. К. Лукин руководил арестом находившихся там великих князей, в том числе одного из самых выдающихся представителей царской семьи Александра Михайловича. Как видно из указанных фактов, не большевики арестовывали царя, а его первый помощник М. В. Алексеев.

В 1917 году российские либералы уничтожили в нашей стране монархию, а английские либералы (правительство Англии) отказались принять Российского импера­тора и обрекли его на смерть.

Сегодняшние либералы-ревизионисты восхваляют царя и предреволюционную царскую Россию с единственной целью — отвратить нас от Советской России.

В действительности царская Россия Николая II являлась великой, но бедной и технически отсталой страной, а либеральная Россия Керенского представляла собой гибнущую страну, которую спасли большевики.

Руководители царской России, в том числе и царь Николай II, являлись личностями далёкими от созданных позднее образов. К тому же они оказались государственными деятелями, неспособными управлять державой. В качестве подтверждения вышесказанного рассмотрим отдельные поступки Николая II.

За муки, которые принял Николай II и его семья, прощается ему всё, и мы обязаны всем сердцем сострадать ему, как мученику земли русской. Но в то же время, надо знать правду о нравах царя, о режиме.

Имеется архивный фонд, в котором соб­раны рапорты высокопоставленных полицейских руководителей на ужасающую жестокость и противозаконность действий карательных экспедиций против крестьян. На этих рапортах рукой царя сделаны пометки синим карандашом. Под каждой пометкой удостоверено кал­лиграфическим почерком: «Его императорским величеством собственноручно начер­тано» — и подпись начальника имперской канцелярии».

Пометки царя представляют собой не распоряжения разобраться и привлечь к ответственности виновных, а по­зорные надписи и шуточки. Подобным же образом Николай II относился не только к крестьянам, но и к государственным деятелям. Царь не ценил преданных России и самодержавию государственных деятелей, даже выдающихся. Из-за болезненно развитого самолюбия он не любил спорить. Как-то он сам признался: «Я всегда во всём со всеми соглашаюсь, а потом делаю по-своему».

Генерал А. А. Мосо­лов, начальник канцелярии Министерства двора в 1900-1917 годах, писал: «Он увольнял лиц, даже долго при нём служивших, с необычайной лёгкостью. Достаточ­но было, чтобы начали клеветать, даже не приводя никаких фактических данных, чтобы он согласился на увольнение такого лица. Царь никогда не стремился сам установить, кто прав, кто виноват, где истина, а где навет… Менее всего склонен был царь защищать кого-нибудь из своих приближённых или устанавли­вать, вследствие каких мотивов клевета была доведена до его, царя, сведения».

Протопресвитер армии и флота Г. Щавельский, находившийся в ставке при царе в 1916-1917 годах, оставил подробные описания того, как царь проводил свои дни в качестве главнокомандующего. «Чтение их оставляет тяжёлое чувство. Видно, что революция, причём руками высших военных чинов, была неизбежна», — пишет С. Г. Кара-Мурза.

Из приведённых примеров очевидно разложение правящего слоя царской России. В 1917 году в Росси была революционная ситуация не только по причине разложения правящего слоя, но и по многим другим причинам.

Россия к революции шла со времён Степана Разина и Емельяна Пугачёва. Бесправие и нищета крестьян и рабочих вели страну к революции.

Об уровне нищеты народа свидетельствует, в частности, факт, констатирующий, что в царской России 40% прибывающих по призыву молодых ребят первый раз ели мясо в армии, потому что в этих семьях не было денеж­ных средств достаточных для покупки мяса. Детям давали более дешёвую пищу. Как говорят: «Не до жиру — были бы живы». Несмотря на это, торговцы и помещики вывозили за гра­ницу зерно и мясо, фактически отнимая продукты питания у русских детей.

Крестьяне в России вели общинное пользова­ние землёй и принимали на себя обязательство в определённых случаях оказывать семьям общины помощь в обработке земли, выращивании сельскохозяйственных куль­тур и сборе урожая. Рождались дети, образовывались новые семьи и на каждую семью, на каждого крестьянина приходилось всё меньше земли.

Кроме материальной неспра­ведливости, крестьяне постоянно переносили оскорбления и унижения, как со сто­роны помещиков и кулаков, так и со стороны государственных служащих.

Немногочисленный по сравнению с крестьянством рабочий класс находился не в лучшем положении. Каждый день изнурительный труд за невысокую плату, которой едва хватало на содержание, как правило, большой семьи. Работали по 12 часов в сутки, без идеи, тупо, как скоты, и ничего в жизни не видели, кроме работы. И все выше­стоящие, более обеспеченные горожане относились к рабочим неуважительно, с пренебрежением.

Такое положение в стране не могло продолжаться очень долго. Раньше крестьянин выращивал хлеб, растил детей, а дворянин, помещик служил в армии, проливал кровь, защищая Отечество и того же крестьянина.

В XX веке в царской России, освобождённые от обязательной военной службы помещики, купцы, владельцы заводов и фабрик, представлялись рабочим и крестьянам нахлебниками, в большинстве случаев ничего не создающими и не приносящими ни­какой пользы ни народу, ни государству.

Напротив, при полуголодной жизни наро­да многие представители привилегированных сословий, в частности дво­рянство, выезжали за границу, устраивали там балы, тратили тысячи золо­тых, заработанных трудящимися рублей.

Состоятельные люди, изощряясь один пе­ред другим, пользовались только иностранными вещами, платя за них русским золо­том. Такой огромный вывоз денег за границу приводил к ослаблению российского государства и всё большему обнищанию народа. Отсутствие спроса отрицатель­но сказывалось на развитии отечественного производства.

Уже давно элита дошла до такой степени неуважения к своему народу, его культу­ре, что между собой общалась только на французском языке. А если учесть, что большое количество помещичьих земель принадлежало иностранцам, то становится понятным, почему русские мужики жгли помещичьи усадьбы в 1917 году. Элитой бы­ла перейдена черта, дальше которой следует социальный взрыв.

Ещё в 1905-1907 годах крестьяне начали борьбу за землю и волю. Надо отметить, что в тот революционный период крестьянство проявило поразительную организованность и культу­ру: в ходе уничтожения около 3 тысяч поместий (15% их общего числа в России) практически не было случаев хищения личных вещей и насилия в отношении вла­дельцев и их слуг.

Вот что пишет английский историк русского крестьянства Т.Шанин о насилии 1907 г.: «Поджоги часто следовали теперь особому сценарию. Решение о них при­нималось на общинном сходе, и затем, при помощи жребия, выбирались исполни­тели из числа участников схода, в то время как остальные присутствующие дава­ли клятву не выдавать поджигателей… Крестьянские действия были в заметной степени упорядочены, что совсем не похоже на безумный разгул ненависти и ван­дализма, который ожидали увидеть враги крестьян, как и те, кто превозносил крестьянскую жакерию… Крестьянские выступления России оказались непохожими на образ европейской жакерии, оставленной нам её палачами и хроникёрами».

Царское правительство в лице председателя совета министров и министра внутренних дел Петра Аркадьевича Столыпина пыталось проводить реформы, направ­ленные на решение аграрного вопроса. Крестьянам предлагали землю в Сибири, в Средней Азии, давали ссуду, подворье, оплачивали проезд. Предлагали бесплатно землю в частную собственность.

Предлагали, но не понимали, что не для русско­го человека жизнь на хуторе. А если что-нибудь случится с главой семьи: ум­рёт от болезни, погибнет? Как выжить одинокой вдове с детьми? А детей было по 5-10 душ в семье. В случае потери кормильца община посеет зерно на делянке семьи, соберёт урожай, привезёт в дом. Не умрут дети голодной смертью. А на хуторе? На хуторе в случае потери кормильца вся семья пойдёт по миру.

Имели место и другие причины отсутствия у многих крестьян желания переселяться на новые земли. Переселение, конечно, шло, но не такими темпами, которые были нужны для решения вопроса безземельных крестьян и заселения русскими террито­рий Российской империи. Реформа допускала выход из общины и получение земли в частную собственность без переселения на новые земли.

Учёный С. Г. Кара-Мурза о реформах Столыпина пишет следующее: «Смысл реформ Столыпина был в превращении сословия крестьян — базы сослов­ного общества России — в два враждующих класса, сельскую буржуазию и сельский пролетариат. Иными словами, предполагалось через «реформу сверху» преобразо­вать за кратчайший срок традиционное общество в современное, западного типа. Это — несравненно более глубокое потрясение, чем, например, преобразование традиционного общества царской России в традиционное общество советского ти­па». На это указывают и другие исследователи и историки.

После убийства в 1911 году в Киеве П. А. Столыпина евреем с русской фамилией Д. Богров активное про­ведение земельной реформы прекратилось, и земельный вопрос в России не был ре­шён не потому, что прекратилось осуществление реформ Столыпина, а потому, что для решения земельного вопроса надо было отменить частную собственность на землю, а на это, естественно, царский режим пойти не мог.

Всего в период с 1907 по 1916 год из общин выделилось 22,7% от общего числа общинников. Многие из крестьян, выделившихся из общины, продали свои земли богатым крестьянам, в результате чего возникло кулачество, а продавшие землю стали батраками.

Как указывалось выше, Столыпин и стремился создать на селе господ и батраков, по европейскому образцу, за что с приходом к власти либералы и вознесли его в ранг великого государственного деятеля. В отличие от крестьянина, созданного столыпинскими реформами, общинный крестьянин не был батраком. Он был хозяином на своей земле.

Реформа Столыпина не могла решить земельный вопрос, так как она поддерживала помещиков и формировала сельскую буржуазию – кулаков, что не соответствовало чаяниям крестьян.

А Февральская революция «чубайсов» не могла победить в 1917 году, потому что в огромном сословном российском обществе слишком мало было людей, поддерживающих превращение страны в либеральное государство. В России в феврале 1917 года ещё не было почвы, на которой могли бы обильно взойти ядовитые семена либерализма.

Либералы чувствовали себя в России чуждым элементом. Совсем не так, как во Франции во время Великой Французской революции, в которой они показали, на что способны рвущиеся к власти буржуа.

Английский мыслитель Томас Карлейль в свои юные годы непосредственно наблюдал последний период французской революции. В 1837 году он издал фундаментальное сочинение о французской революции 1789 года. «Карлейль стремился осмыслить бесчисленные чудовищные злодеяния французских революционеров. Затоплялись барки, чьи трюмы были набиты не принявшими новых порядков священниками; «но зачем жертвовать баркой? — продолжал Карлейль. Не проще ли сталкивать в воду со связанными руками и осыпать свинцовым градом всё пространство реки, пока последний из барахтающихся не пойдёт на дно?.. И маленькие дети были брошены туда, несмотря на мольбы матерей. «Это волчата, — отвечала рота Марата, — из них вырастут волки». Потом женщин и мужчин связы­вают вместе за руки и за ноги и бросают. Это называют «республиканской свадь­бой»… Вооружёнными палачами «расстреливались маленькие дети, и женщины с груд­ными младенцами… расстреливали по 500 человек за раз…» И вот вывод Карлейля: «Жестока пантера лесов…, но есть в человеке ненависть более жестокая, чем эта».

И образчик «предельной» (или, вернее, беспредельной) чудовищности: «В Медоне… существовала кожевенная мастерская для выделки человеческих кож; из кожи тех гильотированных, которых находили достойными обдирания, выделывалась изумительно хорошая кожа наподобие замши… История, оглядываясь назад… едва ли найдёт в целом мире более отвратительный каннибализм… Цивилизация всё ещё только внешняя оболочка, сквозь которую проглядывает дикая, дьяволь­ская природа человека» — так завершает Карлейль.

За четверть века (до начала Реставрации в 1814 году) Французская революция пожрала, по разным оценкам, от 3,5 до 4,5 миллиона человеческих жизней. Это может показаться не столь уж громадной цифрой, если забыть, что население Франции было тогда в 6 — 7 раз меньше населения России эпохи её Революции (и, следовательно, гибель 4 миллионов французов соответствовала гибели 25 -30 мил­лионов жителей России) и что в конце XVIII века не имелось тех средств унич­тожения, которые «прогресс» создал к XX веку.

Известный специалист в области исторической демографии Б.Ц. Урланис писал о жертвах Французской революции: «…этот урон был настолько значителен, что французская нация так и не смогла от него оправиться и… он явился причиной уменьшения роста населения во Франции на протяжении всех последующих десятиле­тий». И в самом деле: ко времени Революции население Франции составляло 25 млн. человек, Великобритании — 11 млн., Германии — 24 млн., а к концу XIX ве­ка соответственно: 38 млн., 37 млн., и 56 млн.; то есть население Германии вы­росло в два с лишним раза, Великобритании — даже в три с лишним, а Франции — всего лишь на 50 процентов…

Я обратился к Французской революции, в частности, потому, что варварство Российской революции постоянно пытаются «объяснить» некой специфически «рус­ской» жестокостью. Между тем… ежегодные пышные торжества в Париже 14 июля под звуки «Марсельезы» заслоняют чудовищные зрелища, разыгрывавшиеся перед тысячными толпами (гильотинировались и мальчики 13 — 14 лет, «которым, вслед­ствие малорослости, нож гильотины приходился не на горло, а должен был размоз­жить череп»), и заглушают вопли людей, запертых в идущих на дно барках…

Один из вождей Французской революции, Сен-Жюст, обра­щаясь к соратникам, дал формулу, ставшую своего рода законом: «Вы должны ка­рать не только предателей, но и равнодушных; вы должны карать всякого, кто пассивен в республике», — писал В. В. Кожинов. Бог миловал Россию, и Февральская революция не нашла поддержки среди населения страны.

Существует мнение, что Февральская революция была принесена в страну Западом, являлась инородным для России явлением и поэтому не нашла поддержки внутри страны. Такое мнение нельзя назвать ошибочным.

Помню, в конце 1970 годов был на совещании в столице Белорусской ССР городе Минске. Для экскурсий с советскими и иностранными гостями завод содержал большой красивый автобус «Икарус». Экскурсоводом назначили работника отдела главного технолога завода.

Когда мы проезжали мимо здания, в котором в 1898 проходил первый съезд РСДРП экскурсовод сказал, что почти все партии в той или иной степени финансировались Западом и имели одну первостепенную задачу – ликвидировать самодержавие в России. Для меня это было открытием.

Вероятно, Запад считал, что в результате ликвидации самодержавия рухнет российская государственность и беззащитная Россия окажется в руках Запада. Но Россия и её государственность, выпавшие из рук самодержавия и Временного правительства, оказались не в руках Запада, а в руках большевиков.

В результате Февральской Революции к власти пришло Временное правительство. Вдохновляемое между­народными элитными кругами, Временное правительство начало проводить во внутренней и внешней политике страны курс, соответствующий интересам Западных стран, прежде всего, Англии и США.

Антанте не терпелось приступить к разделению Российской империи и уничтожению русской государственности на вечные времена. Без сомнения указанные страны стремились вместо Российской империи иметь на территории России множество стран, полно­стью зависящих от Запада. Русская нация теряла свой имперский статус и со вре­менем должна была исчезнуть с лица земли

Александр Блок записал 12 июля 1917 года: «Отделение» Финляндии и Украины сегодня вдруг испугало меня. Я начинаю бояться за «Великую Россию». В сен­тябре вслед за Украиной начал отделяться Северный Кавказ, где (в Екатеринодаре) возникло «Объединённое правительство Юго-восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей»), в ноябре — Закавказье (основание «Закавказского комиссариата» в Тифлисе), в декабре — Молдавия (Бессарабия) и Литва и т.д. Провозглашали свою «независимость» и отдельные регионы, губернии и даже уезды!».

Катастрофический распад страны был следст­вием именно Февральской революции. Большевики собрали воедино российские земли, разделённые при Временном правительстве Керенского.

Невозможно не обратить внимания и не сказать о том, что либералы 1991 года продолжили дело своих «февральских» предшественников и отделили от России огромные территории. В развитие отторгнутых земель Россия вложила колоссальные де­нежные средства и всегда защищала эти земли от захватчиков.

Великий моралист Адам Смит определил буржуазное государст­во, либеральное гражданское общество, которое вновь строится в России со вре­мени уничтожения СССР, так: «Приобретение крупной и обширной собст­венности возможно лишь при установлении гражданского правительства. В той мере, в какой оно устанавливается для защиты собственности, оно становится, в действительности, защитой богатых против бедных, защитой тех, кто владеет соб­ственностью, против тех, кто никакой собственности не имеет».

После краха сословной монархии русские люди стремились не к гражданскому обществу свободных индивидов, а к христианской коммуне, то есть к обществу-семье, социалистическому общественно-политическому строю.

Россия никогда не была «гражданским обществом» свободных индивидов. В России было сословное общество (крестьяне, дворяне, купцы да духовенство — не классы, не пролетарии и собственники).

Такое общество (как и советское) на Западе относят к тоталитарным обществам. В сознание людей уже вложили понятие о том, что такое общество ужасно. Хотя ужасным является именно гражданское общество, породившее фашизм, потому что в гражданском обществе главной ценностью является обогащение, и в нём, можно сказать, морально всё, что даёт прибыль.

Именно так считал Гитлер, убивавший людей миллионами для обогащения Германии. Только Закон, страх сдерживает индивидов западного гражданского общества от совершения преступлений. Кстати, французское слово тотальный означает всеохватывающий, полный, всеобъемлющий. Тоталитаризм означает по-русски всеединство.

Временное правительство взяло курс на продолжение войны с Германией до победного конца, но не прекратило совершать действия, ведущие к распаду страны. Восстания охватили всю страну.

В. В. Кожинов, анализируя данные события, сказал, что само бытие России невозможно без твёрдой государственной власти. Без сомнения он имел ввиду власть, которая во внутренней и внешней политике руководствуется интересами своей страны, своего народа.

Власть, пришедшая в результате Февральской Революции 1917 года, являлась властью либерально-буржуазного государства во главе с Временным правительством. Она проводила политику, совершенно не соответствующую интересам России.

Заявляя о сохранении «единой и неделимой» России, либерально-буржуазное государство культивировало сепара­тизм — а большевики, заявляя о праве наций на самоопределение, везде выступа­ли непримиримыми противниками сепаратизма.

Временное правительство быстро потеряло власть, потому что было враждебно крестьянской России. Революционеры либеральных партий разрушили власть сверху донизу, так что безвластие кос­нулось буквально каждого человека. Ужас безвластия витал над страной, приво­дя к унижению, страданиям и гибели многих тысяч людей.

Безвластие умыш­ленно поддерживалось Временным правительством для полного уничтожения русской государственности. Как признавал тогда лидер правых А. И. Гучков, «мы ведь не только свергли носителей власти, мы свергли и упразднили саму идею власти, разрушили те необходимые устои, на которых строится всякая власть». В этом стремлении разрушать Россию до пределов, определённых Западом, либералы перешли черту, и сами лишились власти.

взято здесь

Сначала Временное правительство соглашается выполнить все условия. Но уже 8 марта 1917 генерал Михаил Алексеев сообщает царю, что он «может считать себя как бы арестованным». Через некоторое время из Лондона, ранее давшего согласие на то, чтобы принять семью Романовых, приходит оповещение об отказе. 21 марта бывший император Николай II и вся его семья были официально взяты под стражу.

Немного более чем через год, 17 июля 1918 года, последняя царская семья Российской империи будет расстреляна в тесном подвале в Екатеринбурге. Романовы подвергались лишениям, все ближе и ближе приближаясь к своему мрачному финалу. Давайте посмотрим на редкие фото членов последней царской семьи России, сделанные за некоторое время до казни.

После Февральской революции 1917 года последнюю царскую семью России по решению Временного правительства отправили в сибирский город Тобольск, чтобы защитить от гнева народа. За несколько месяцев до этого царь Николай II отрекся от престола, в результате чего более трехсот лет правления династии Романовых прервались.

Романовы начали свое пятидневное путешествие в Сибирь в августе, накануне 13-го дня рождения цесаревича Алексея. К семи членам семьи присоединились 46 слуг и военный эскорт. За день до того, как добраться до пункта назначения, Романовы проплывали мимо родной деревни Распутина, чье эксцентричное влияние на политику могло внести свою мрачную лепту в их скорбный финал.

Семья прибыла в Тобольск 19 августа и начала жить в относительном комфорте на берегах реки Иртыш. В Губернаторском дворце, где их разместили, Романовых хорошо кормили, и они могли много общаться друг с другом, не отвлекаясь на государственные дела и официальные мероприятия. Дети ставили пьесы для родителей, и семья часто выбиралась в город на религиозные службы — это была единственная разрешенная им форма свободы.

Когда в конце 1917 года большевики пришли к власти, медленно, но верно началось ужесточение режима царской семьи. Романовым запретили посещать церковь и вообще покидать территорию особняка. Вскоре с их кухни исчезли кофе, сахар, сливочное масло и сливки, а солдаты, приставленные для их защиты, писали непристойные и оскорбительные слова на стенах и заборах их жилища.

Дела шли все хуже и хуже. В апреле 1918 года прибыл комиссар, некий Яковлев, с приказом перевезти бывшего царя из Тобольска. Императрица была непреклонна в своем желании сопровождать мужа, но у товарища Яковлева были и другие приказы, которые все усложнили. В это время царевич Алексей, страдающий гемофилией, из-за ушиба начал страдать параличом обеих ног, и все ожидали, что его оставят в Тобольске, а семья разделится на период войны.

Требования комиссара о переезде были непреклонны, поэтому Николай, его супруга Александра и одна из дочерей, Мария, вскоре покинули Тобольск. В конце концов они сели на поезд, чтобы проехать через Екатеринбург в Москву, где находилась штаб-квартира Красной армии. Однако комиссара Яковлева арестовали за попытку спасти царскую семью, а Романовы сошли с поезда в Екатеринбурге, в самом сердце территории, захваченной большевиками.

В Екатеринбурге к родителям присоединились и остальные дети — всех заперли в доме Ипатьева. Семью разместили на втором этаже и полностью отрезали от внешнего мира, заколотив окна и поставив у дверей стражу. Романовым разрешали выходить на свежий воздух всего на пять минут в день.

В начале июля 1918 года советские власти начали готовиться к казни царской семьи. Обычных солдат в карауле заменили представители ЧК, и Романовым разрешили последний раз сходить на богослужение. Проводивший службу священник позже признался, что никто из семьи не произнес ни слова во время службы. На 16 июля — день убийства — было заказано пять грузовиков с бочками бензидина и кислоты, чтобы быстро избавиться от тел.

Рано утром 17 июля Романовых собрали и рассказали им о наступлении Белой армии. Семья поверила, что их просто переводят в маленький освещенный подвал ради их же защиты, ведь скоро здесь будет небезопасно. Приближаясь к месту казни, последний царь России прошел мимо грузовиков, в одном из которых скоро будет лежать его тело, даже не подозревая, какая страшная судьба ждет его жену и детей.

В подвале Николаю сказали, что сейчас его казнят. Не поверив собственным ушам, он переспросил: «Что?» — сразу после чего чекист Яков Юровский застрелил царя. Еще 11 человек спустили курки, заливая подвал кровью Романовых. Алексей выжил после первого выстрела, но его добил второй выстрел Юровского. На следующий день тела членов последней царской семьи России сожгли в 19 км от Екатеринбурга, в селе Коптяки.

По материалам: allday.

в рамках спецпроекта «Архивные дела» подготовил очередной материал, посвященный легендарному дому Ипатьева – последнему пристанищу Романовых, который успел побывать вдобавок армейским штабом, общежитием и Антирелигиозным музеем.

Как передает корреспондент NDNews.ru, построенный в конце 1870-х годов на западном склоне Вознесенской горки дом представлял собой каменный двухэтажный особняк с небольшим садом. Архитектура здания учитывала рельеф горки: восточный фасад был одноэтажный, западный имел два этажа, вдобавок – подвал и веранда. В доме были водопровод и канализация, электричество и телефонная связь.

В 1908 году его владельцем стал инженер-строитель Николай Ипатьев, купивший здание у прежнего хозяина (золотопромышленника Шаравьева) за 6 тысяч рублей. Семья Ипатьева жила в помещениях верхнего этажа, а на нижнем располагалась его контора подрядных работ.

Весной 1918 года дом у Ипатьева реквизировали по указанию Уралсовета для размещения семьи Николая II, привезенной по решению Президиума ВЦИК в Екатеринбург из Тобольска. Романовы были помещены в дом 30 апреля и провели в нем 78 дней, после чего их хладнокровно казнили. На этом моменте – самом значимом в истории дома – остановимся подробнее. Вашему вниманию архивные фото и аудиозапись рассказа одного из участников казни о том, как выбирали способ убийства царской семьи и как это происходило.

Подготовка и убийство царской семьи

Считается, что выбор дома был обусловлен тем, что Николай Ипатьев был хорошо знаком членам Уральского совета как видный представитель кадетской партии, входивший в состав комитета общественной безопасности. При этом Ипатьев в начале лета 18-го, как рассказывают краеведы, находился в отъезде. Его вещи заперли в кладовой рядом с подвалом, в котором позднее была расстреляна царская семья.

На чердаках соседних зданий поставили пулеметы. Вокруг ипатьевского дома возвели высокий двойной забор, по периметру разместились несколько постов охраны – их в первую очередь и увидели члены царской семьи.

Что касается внутренних помещений дома, то они были украшены чугунным литьем, лепниной, потолки – художественной росписью.

Большевистское руководство намеревалось устроить открытый суд над бывшим императором. Но якобы имелись сведения о существовании «белогвардейских заговоров» для похищения царя. А восстание белочехов и наступление белогвардейских войск на Екатеринбург ускорили принятие решения о расстреле опального царя.

Организовать расстрел всех членов царской семьи, сопровождавшего его доктора и слуг, было поручено коменданту «дома особого назначения» (так тогда именовали дом Ипатьева) Якову Юровскому. В ночь на 17 июля 1918 года Николая II, его супругу Александру Федоровну, детей – царевича Алексея, княгинь Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию, а также лейб‑медика Евгения Боткина, камердинера Алексея Труппа, комнатную девушку Анну Демидову и повара Ивана Харитонова сопроводили в подвал. Юровский ввел в комнату расстрельную команду и зачитал смертный приговор. После чего палачи открыли огонь. Всего в расстреле участвовало 8 человек. И, как следует из протоколов следствия, многие после прекращения пальбы оставались живы. Их добивали из пистолетов – подробнее об этом в нашем видео рассказывает один из участников казни, Григорий Никулин. Затем тела убитых вывезли за город и сожгли, предварительно полив серной кислотой, чтобы довести останки до неузнаваемости.

Последние слова Ипатьева

В 1927 году Ипатьев дал интервью чешской газете «Венков» (последнее из известных). «Когда Царь и Царица были переведены в мой дом на Вознесенской площади, Царица на раме окна одной из комнат написала, в память своего приезда, дату: «17/30 апр. 1918″. Мой дом, как его называли – Ипатьевский – был построен в 70-х годах прошлого столетия. И за все это время ни один мертвый не был из него вынесен. Никто в нем не умирал!.. – отметил тогда он. – <…> Какая суровая ирония судьбы… Через 50 лет в нем сразу было убито 11 человек!».

На вопрос сотрудника газеты, убежден ли инженер Ипатьев в том, что вся царская семья погибла, не думает ли он, что кто-то мог спастись, ответ был категоричным: «Убежден, вся Царская Семья и ее свита были убиты в моем доме. Не может быть и речи о том, чтобы кто-либо спасся!».

В 1938 году в некрологе памяти Ипатьева говорилось: «20 апреля умер в Праге и похоронен в крипте Успенского храма на Ольшанском кладбище Николай Николаевич Ипатьев, в доме которого большевики убили Императора и всю Царскую Семью». Таким образом, его имя осталось навсегда, пусть даже совершенно случайно, связано с екатеринбургской трагедией.

Антирелигиозный музей

После расстрела дом из-за отступления советской власти ненадолго вернулся в собственность Ипатьева, который уже окончательно решил эмигрировать. Он продал его представителям Белой армии, домом стали распоряжаться военные (в том числе в нем жил Гайда – генерал Сибирской армии). Они начали расследование убийства царской семьи и сохранили дом, намереваясь впоследствии продать его чехам. Но летом 1919 года Екатеринбургом снова овладела Красная армия, которая устроила в доме Ипатьева свой штаб. После окончания Гражданской войны, начиная с 1922 года, здесь было общежитие студентов университета и квартиры советских служащих.

В 1923 году здание отдали под основной фонд областного партийного архива, здесь же устроили филиал Музея Революции и Антирелигиозный музей. Основным экспонатом была расстрельная комната в полуподвале, интерьер которой восстановили по фотографиям «белого» следствия и воспоминаниям участников событий (подлинную мебель разобрали и увезли с собой отступающие белые войска).

Туда водили экскурсии пионеров, делегаций иностранных коммунистов.

Группы посетителей фотографировались на фоне стены, где свою смерть встретили члены царской семьи.

В ГАСО сохранилась полная опись экспонатов и документов, которые хранились в музее. Судя по всему, коллекция музея была внушительной. Здесь было много материалов о происхождении человека, рассказы о небесных телах и том, как возникла жизнь. Посетителям показывали кости мамонта и части тел других животных (например, горилл), а также человеческие черепа (в основном из гипса).

Экспозиция была поделена на несколько отделов, среди которых – «соцстроительство и борьба против религии». Собственно, идея музейщиков была проста – противопоставить «великий коммунизм» каким-либо вероисповеданиям. Поэтому гостям дома Ипатьева предлагали изучить «Письма с неба», именуемые мошенническими «подделками попов и кулаков», документы, подтверждающие богатую жизнь священников и поборы с их стороны. Помимо этого, тут были рисунки и литографии на тему церковников, которые «отравляют ядом религии счастливую советскую молодежь». Также в музее были представлены материалы о Павлике Морозове и других «героях» того времени.

Наконец, среди экспонатов была конституция СССР и многочисленные фотографии и тексты Ленина, программы большевистской партии и прочее. Отдельно – снимки и картины, восхваляющие рабочий класс, графики динамики народного дохода СССР и пр.

После 1932 года, когда в Кремле было принято решение предать случившееся забвению, площадь у Вознесенской горки переименовали в «Уральских комсомольцев» и напротив дома Ипатьева поставили памятник строителям советской индустрии.

Во время Великой Отечественной войны в доме хранились экспонаты коллекции Эрмитажа, эвакуированные из Ленинграда. Здесь же находились предметы, имеющие отношение к войне, в том числе образцы трофейного оружия иностранного производства. Весьма натуралистично выглядел муляж трупа солдата, застрявшего в колючей проволоке.

С 1946 по 1971 года здание занимали различные советские конторы: областной партийный архив, областное управление культуры, управление «Союзпечать». В 1974 году дому был присвоен статус историко-революционного памятника всероссийского значения. Но уже в 1975-ом Политбюро решило снести дом, что было выполнено первым секретарем Свердловского обкома КПСС Ельциным в сентябре 1977 года.

Дом перед сносом и Ельцин о сносе дома

Снос дома Ипатьева принято связывать с ростом числа паломников к нему. Даже в день гибели Романовых люди, приближаясь к зданию и крестясь, ставили свечки. Эти действия описывались как «болезненный интерес» и квалифицировались как «антисоветские демонстрации». Позже такие случаи фиксировались не раз. В свою очередь председатель КГБ Юрий Андропов был обеспокоен вниманием к дому иностранцев, посещающих Свердловск. Приближался еще и 1978 год, год 110-летия со дня рождения Николая II и 60-летия со дня его расстрела. Эти годовщины должны были привлечь внимание зарубежных СМИ. Поэтому он обратился к Политбюро с предложением снести здание.

В июле 1977 года в доме работала спецкомиссия, выяснявшая, нет ли в нем подземелий и тайников. Наконец, 3 августа 1977 года Совет министров РСФСР принял решение № 1221-р об исключении особняка из списка исторических памятников государственного значения. Вскоре после этого из дома были переведены занимавшие его конторы, освободившиеся помещения были сфотографированы и обмеряны. Вокруг дома вновь поставили забор.

Снос дома начался 22 сентября 1977 года и продолжался два дня (а не одну ночь, как считают некоторые). Но самое главное – официально он был обставлен не как борьба с паломничеством, а как этап развития инфраструктуры города, о чем не раз позже подмечал первый президент РФ.

В своей книге «Президентский марафон» (2000), Ельцин прокомментировал снос дома так:

«…в середине 70-х, я воспринял это решение спокойно. Просто как хозяин города. Помешать этому я не мог – решение высшего органа страны. Снос дома был обставлен как необходимость реконструкции всего квартала – поэтому по планам «реконструкции» подлежали сносу все дома, расположенные на целом квартале. «Реконструкторов» не остановило то, что расположенные на квартале дома представляли собой архитектурно-историческую ценность. Кроме того, при сносе только одного дома Ипатьева место его точного расположения было бы в дальнейшем очень легко точно определить. При сносе же всего квартала определить точное расположение каждого конкретного дома становилось делом затруднительным. 21 сентября 1977 принято решение Городского исполкома Совета народных депутатов за № 351 о сносе всего квартала, «учитывая неотложную потребность в реконструкции ул. Я. Свердлова и К. Либкнехта…».

В результате той работы с лица Екатеринбурга исчезло почти все архитектурное окружение дома Ипатьева (усадьбы Попова, Веселова, Шапошникова, Соломирского).

Примечательный момент – перед сносом дом обследовала не только специальная комиссия, но и многие любопытствующие. По словам историков, они сняли исторически ценные детали интерьера (ручки дверей, детали печей, лепнину стен). Вскрыв пол в комнате, где в 1918 году жили великие княжны Романовы, там обнаружили завернутый в газету золотой браслет с драгоценными камнями и вензелем «Т». Помимо этого, из дома вынесли другие артефакты – ложки, кружки, картины, мебель и оконные решетки.

Вместо заключения

По решению горсовета Екатеринбурга от 20 сентября 1990 года место, на котором находился дом Ипатьева, было отдано под постройку Храма-на-Крови в память о невинно убиенных. 16 июля 2003 года храм был торжественно открыт. Правда, не на самом месте дома, а дальше по склону. На месте дома сейчас проходит дорога. К слову, память о царской трагедии была запечатлена также на «росселевской» купюре номиналом 20 уральских франков 1991 года выпуска.

В 2000 году Русская церковь причислила Николая II и членов его семьи к лику святых, их останки были захоронены в усыпальнице Петропавловского собора Санкт-Петербурга. Осенью 2015 года следователи возобновили расследование дела о гибели членов дома Романовых.

На днях стало известно, что следственная группа СКР, занимающаяся расследованием уголовного дела, прибыла в Екатеринбург, чтобы изучить обстоятельства обнаружения в 2007 году останков цесаревича Алексея и великой княжны Марии. Группу возглавляет следователь ГУ по расследованию особо важных дел СК РФ Марина Молодцова. Ее работу курирует замглавы СКР Игорь Краснов. На неделе на Коптяковской дороге, где 9 лет назад обнаружили останки Романовых, побывал лично начальник свердловского управления СКР Валерий Задорин. По имеющейся информации, следователи в рамках дела намерены не только осмотреть Коптяковскую дорогу, но и провести тщательный опрос руководителей и участников раскопок 2007 года.

P.S. В основе публикации – книга-альбом Виталия Шитова «Дом Ипатьева. Летописная хроника: 1877-1977». Отдельную благодарность выражаем главному архивисту отдела публикаций Государственного архива Свердловской области (ГАСО) Олегу Сарафанову. Использованы фотографии ГАСО (Ф-1, ОП. 41., Д. 1055-1056, Залы музея Революции, 1927 г.; Р.2817, ОП. 2, Д. 365-378, Снос дома Ипатьева; Ф-1, ОП. 46., Д. 2712, Вид на дом Ипатьева). В ВИДЕО звучит голос Григория Никулина – одного из участников расстрела царской семьи (архивы ВГТРК, 1964 г., Московский радиокомитет). Также использована информация из «Википедии».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *