Религиозные организации

Жан Тощенко

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИТЯЗАНИЯ РЕЛИГИИ

В современную индустриальную эпоху религия стала служанкой чудовищного бизнеса.
Лафкадио Хёрн,
американский писатель

Страницы истории

На протяжении всей российской истории государство время от времени пыталось ограничить экономическую самостоятельность Русской православной церкви, ибо на ее основе у служителей культа постоянно формировались политические притязания. Основным инструментом для их сдерживания было частичное или полное изъятие церковных земель в собственность государства или, по крайней мере, ограничение права их использования.

В разное время ограничивали власть и собственность церкви великий князь Иван III, Иван Грозный, царь Алексей Михайлович. Петр I учредил государственный орган — Синод, главной обязанностью которого было управление всеми церковными делами, и отнял у монастырей право распоряжаться их вотчинными доходами.Было принято постановление не строить без разрешения царя и Синода новых монастырей, а старые сводить вместе.

Следующий шаг в огосударствлении церковных владений был сделан при Екатерине I. В 1726 г. при Синоде создали отдельную Экономическую коллегию, управлявшую церковным имуществом. Окончательно принадлежность церковных земель и находящегося на них имущества определена при Екатерине II. Указом от 5 марта 1764 г. вся церковная собственность была переведена в государственную.

После реформы 1861 г. признали права храмов на церковную землю, церкви получили возможность отдавать часть угодий в аренду. Но желание влиять на дела государства оставалось, при этом священнослужители сосредоточили внимание на местных органах власти. Так, по 29 губерниям в 1865—1867 гг. в уездных земских собраниях 6,5% гласных составляли священнослужители. Священники работали и в земских организациях. Зачастую они были инициаторами создания сельскохозяйственных обществ и избирались их председателями (в 1912 г. в 12% обществ). В 1912 г. на съездах мелких землевладельцев и настоятелей церквей в 46 губерниях европейской России избрано 6517 священников из 7990 уполномоченных1. В III Государственной думе из 442 депутатов 49 были лицами духовного звания, которые занимали разные позиции в отношении собственности.

Однако если подводить итоги дореволюционных взаимоотношений государства и церкви, стоит отметить, что, несмотря на противоречивость их отношений, у церкви вплоть до 1917 г. оставались обширные земельные угодья. Согласно данным по 50 губерниям, к 1905 г. церковь располагала 1,9 млн десятин земли, а еще 0,3 млн находилось в частной собственности духовных лиц. Церкви принадлежали промышленные предприятия и торговые заведения, доходные дома. Она владела значительным имуществом и денежными средствами. В конце XIX в. Синод ежегодно отпускал на содержание православного духовенства 7 млн руб., а государственное казначейство — 18 млн руб. Церковь получала доходы от церковных земель и имущества, проценты с капитала, а также пожертвования. Наконец, церковь была самым крупным вкладчиком в сберегательные кассы — 46 млн руб.

Экономическое положение церкви после 1917 г. изменилось коренным образом.

Согласно отчету Наркомата юстиции, к осени 1920 г. у церкви было изъято 7150 млн руб., 828 тыс десятин земли, 1112 доходных домов. До 1921 г. национализировано 722 монастырских комплекса — более половины из существовавших в то время2.

К 1939 г. православная церковь оказалась, по существу, разгромленной. В стране не осталось ни одного действующего монастыря. Функционировали лишь 8,3 тыс храмов. К началу Великой Отечественной войны на территории СССР число храмов составляло примерно 5% от уровня 1920 г. За церковью был установлен жесткий государственный контроль. Некоторая оттепель в отношении к православной церкви наступила лишь в период Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы. В это время церковь выполняла важную патриотическую роль. По подсчетам Московской патриархии, к лету 1945 г. верующими и церковью в помощь фронту было собрано более 300 млн руб., не считая драгоценностей, вещей и продуктов. К этому времени возобновили работу некоторые монастыри — их число достигло 75, хотя в основном они располагались в Западной Украине, Западной Белоруссии, Молдавии и Прибалтике.

…В 70—90-е годы ХХ в. начинается постепенное восстановление храмов и возвращение церкви ее прав. Уменьшается налоговый пресс. В августе 1990 г. был ликвидирован Совет по делам религии при Совете министров СССР и приняты Закон СССР «О свободе совести и религиозных организациях» и Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий». Первостепенное значение стало уделяться собственности, что породило немало конфликтов, в том числе и с учреждениями культуры.

Хоз. деятельность современных религиозных организаций России

Согласно отчету Совета по делам религии, в 1989 г. только на территории РСФСР насчитывалось 9574 культовых здания, не использующихся по назначению; из них 3984 — пустовали и разрушались, 3656 приспособлены под различные хозяйственные цели, 1934 — под социально-культурные3. С конца 80-х годов многие объекты возвращены церкви.

Однако не все было так однозначно. Возникли вопросы. Все ли бывшие в собственности церкви храмы и подворья должны возвращаться? Нужно ли выгонять из прежних церковных владений музеи, реставрационные мастерские и другие учреждения, служившие атрибутами культуры, как это случилось в 2008 г., когда под давлением церковных иерархов в их собственность перешел Рязанский кремль, представляющий собой древнейший археологический памятник, историко-культурный комплекс памятников ХII—ХIХ вв., а также музейную экспозицию с 225 тыс единицами хранения.

В борьбе за собственность служители культов активно используют подтасовку фактов. Даже в царское время многие здания и сооружения, а также земли под ними были в распоряжении Синода. И многие объекты передавались церкви в пользование, а не во владение. Даже в Постановлении Правительства России «О порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения» в марте 1995 г., когда оно благоволило церкви, не говорится о передаче собственности в ее владение.

В тех случаях, когда музейщики или другие пользователи бывших культовых зданий готовы уступить храм при предоставлении им места для хранения сокровищ культуры, нередко духовные лица проявляют крайнюю степень неуважения, так как их позиция сводится к одному: убирайтесь, а куда — нам безразлично. Такое поведение мало отличается от действий оголтелых атеистов прошлых лет, которые с тем же рвением расправлялись с религией. Более того, в подобных акциях можно увидеть и корыстный интерес. Он особенно наглядно проявился в попытке выселить Российский государственный гуманитарный университет из зданий Синода на улице Никольской близ Кремля. В этом споре церковь подменяет истину: здания принадлежали не ей, а Синоду, т.е. государственному органу. Таких случаев не десятки, а сотни.

Следующий немаловажный предмет — земля. Отметим, что РПЦ никогда не признавала законность Декрета о земле от 27 октября 1917 г. После распада СССР она сначала не настаивала на возврате принадлежавших ей ранее земель. Церкви пришлось довольствоваться возвратом части ее владений, а также 300 тыс га земли, в основном монастырских наделов и участков, занятых культовыми сооружениями. Впервые о претензиях на земельную реституцию заявлено после того, как президентом России стал В. Путин, не скрывающий своей религиозности.

На юбилейном Архиерейском соборе в августе 2000 г. было принято обращение к президенту, в котором говорилось, что без возврата земель и недвижимости церковь не сможет должным образом нести в массы слово Божье. Призыв не был услышан.

Позже патриарх заявил, что решение этой проблемы не должно ставить под удар интересы государства, поскольку на бывших церковных землях (около 3 млн га) построены города, действуют предприятия.

Двойственная на первый взгляд позиция РПЦ в отношении возвращения земель вполне логична. Незадолго до этого были Земельный кодекс и Закон РФ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Земля, находящаяся в распоряжении РПЦ, ей не принадлежала, а была передана в «бессрочное и безвозмездное пользование». Упомянутые документы безвозмездной формы землепользования не предусматривают: желающие распоряжаться землей могут ее либо купить, либо взять в аренду. Перед РПЦ встала реальная угроза того, что ей будет предложено оформить земельные отношения законным образом, т.е. выложить деньги.

Патриарх и его окружение продемонстрировали государственное мышление: мы не претендуем на все, если это противоречит интересам страны. В обмен на такие уступки церковь вполне может рассчитывать на ответный шаг — безвозмездную передачу в собственность тех земель, которые уже находятся под ее контролем, что и было осуществлено.

Русская православная церковь — крупнейший, но далеко не единственный претендент на возвращение собственности. Так, мусульманские объединения до революции владели примерно 200 тыс га земли. Обширными землями владели и буддийские общины в Бурятии и Калмыкии, прежде всего в виде пастбищ. Надо определяться и с реституцией собственности, имевшейся в распоряжении еврейских общин и старообрядческой церкви, не говоря о других конфессиях, которые могут претендовать на собственность. Иначе говоря, если удовлетворить интересы только православной церкви, социальные последствия этого акта могут быть весьма тревожными.

Дебаты по вопросам реституции продолжаются. С одной стороны, Н. Петров, зам. председателя общества «Мемориал», считает, что церкви нужно вернуть все земли, которые она имела до революции, а также сделать ремонт и реставрацию всех церковных зданий. С другой стороны, А. Жилин, директор Центра изучения общественных прикладных проблем, убежден, что этого делать не стоит, так как церковь и сейчас активно занимается бизнесом, а если ей передать земли, то она может превратиться в «закрытое акционерное общество» по продаже и покупке земли.

Из полемики о возвращении церковного имущества можно сделать следующий вывод: церковь не собирается отказываться от претензий на землю и на собственность, и в то же время не говорит об отказе от «подарков» российской власти — таких как квоты на нефть и право льготной торговли различными товарами (как в 90-е годы — право беспошлинной продажи табака и алкоголя). Иначе говоря, теократические и клерикальные поползновения поддерживаются как представителями церкви, так и амбициозными политиками, которые на этих заявлениях стремятся нажить политический капитал. И то, что церкви удалось добиться своего, было продемонстрировано в сентябре 2004 г., когда Государственная дума приняла поправки к Земельному кодексу, согласно которым религиозные организации, собственники зданий и сооружений религиозного и благотворительного назначения, получают земельные участки бесплатно. Если же религиозные организации не собственники тех зданий, которые они занимают, то земельные участки предоставляются в безвозмездное пользование на время использования зданий.

Под знаком возрождения религии церковные иерархи добились огромных уступок со стороны государства. Как утверждает исследователь деятельности РПЦ Н. Митрохин, церковь фактически превратилась в грандиозный экстерриториальный офшор, осуществляющий самостоятельную финансовую и производственную деятельность и располагающий огромными возможностями для оказания услуг по отмыванию денег теневого и криминального секторов экономики. Сейчас в России, на Украине и в Белоруссии правоохранительные органы, публично подписывая с иерархами договоры о взаимодействии, за глаза обвиняют РПЦ в том, что она стала «крупнейшей сетью сбыта теневого золота» и сотрудничает в экономической сфере с бандитами4.

Церковь активно занималась и занимается сбором спонсорской помощи и пожертвований на восстановление и реставрацию монастырей, храмов, подворий. Суммы собранных средств колоссальны. Так, восстановление храма Христа Спасителя, по официальным данным, на первых порах стоило 170 млн долл., потом выросло до 220 млн и окончательно составило 500 млн. При этом многие эксперты говорят о хищении средств в крупных размерах. Особо следует отметить, что именем церкви прикрываются организации, пользующиеся ее лоббистскими возможностями и авторитетом, но не делающие значительных отчислений в ее кассу. Так, важнейшей «кормилицей» церкви стала группа компаний АО «Международное экономическое сотрудничество» (МЭС), составившая капитал на продаже нефти за рубеж на льготных условиях. Московская патриархия еще в 1990 г. выступила одним из учредителей МЭС и в настоящее время имеет 20% ее акций.

По-иному эти процессы происходят в экономике, называемой исламской. В 1970 г. появился исламский банковский бизнес, который претендует на то, что «строится на принципах шариата». К началу ХХI в. в 40 странах мира (в том числе и в России) функционировали около 200 исламских банков, активы которых растут на 15% в год5.

Исходя из этого, предпринимаются попытки внедрить исламские принципы функционирования экономики и в России. В июне 2003 г. в Москве был проведен семинар «Исламские финансовые отношения и перспективы их осуществления в российском мусульманском сообществе». Российские мусульмане приняли свод правил, которых следует придерживаться предпринимателям, исповедующим ислам. Мусульманское право запрещает некоторые виды предпринимательской деятельности, например, ростовщичество или торговлю спиртным, и регулирует величину разрыва между оптовыми и розничными ценами.

В финансовых отношениях владелец денежного капитала и бизнесмен выступают как равноправные партнеры, разделяющие и прибыль от предприятия, и возможный риск. Конечно, реальность далека от этих заветов, поскольку многие мусульмане-предприниматели мало чем отличаются как от православных предпринимателей, так и от ни во что не верующих финансовых воротил. Достаточно вспомнить знаменитые чеченские авизо в российских банках.

Первые попытки создать свою банковскую систему предприняла и Московская патриархия. В 1991 г. был учрежден коммерческий банк «Международный банк храма Христа Спасителя» с уставным капиталом в 10 млн долл. Владение такими ресурсами показывает, что церковь приобретает влияние, с которым трудно не считаться любому государству, даже если оно не светское.

Немалое значение приобретает коммерческая деятельность православной церкви, продолжающая расти. Так, предприятие «Софрино», полностью подконтрольное Московской патриархии, — одно из успешных и эффективно действующих. При этом «Софрино» производит не только «церковную» продукцию, которая трудно поддается учету.

Церковь постоянно добивается льгот под тем или иным предлогом и, как правило, получает их. Так, правительство Московской области приняло решение снизить тарифы на газ для 1058 православных церквей и 20 монастырей, действующих в Подмосковье. Эти расходы власти перекладывают на население.

Нужно отметить еще один немаловажный фактор. Новая составляющая собственности — проблема, связанная с тем, что некоторые храмы стали частными. Так, в Москве в частных руках находятся: храм Тихвинской иконы Божьей Матери; Покровско-Успенская церковь в Лефортове; храмы на Бутырской улице — Рождества Святой Богородицы и храм Александра Константинопольского. Говоря о приватизированных храмах, трудно обойти вниманием самый крупный религиозный объект Москвы храм Христа Спасителя, ежегодные затраты на содержание которого обходятся правительству Москвы в 1,5 млн долл. При этом патриархия требует передать ей храмовый комплекс, но расходов на его содержание на себя не берет.

Социально-политические издержки на поле собственности

Формальные (заимствованные у государства), но фактически бездействующие финансовые отношения в церкви, основанные на перечислении налогов нижестоящими структурами вышестоящим, прикрывают реальную модель экономической жизни церкви — архаическую систему «кормления». При такой системе жесткое административное подчинение низшего звена высшему достигается за счет предоставления первому практически полной экономической самостоятельности.

В этой системе можно выделить две основные составляющие:

— огромная роль «черной кассы» — наличных денег, которые аккумулируют церковные функционеры (от старост приходов до аппарата патриархии), чтобы иметь возможность проводить ту или иную работу в условиях жесткого финансового контроля со стороны государства;

— весьма приличные «теневые» доходы священнослужителей разного ранга, связанные с исполнением служебного долга за пределами храма (крестины и отпевания на дому и т.п.).

В период советской власти государство через финансовую инспекцию и контролируемые местными властями приходские советы владело ситуацией и способствовало поддержанию налоговой «пирамиды»: «приход — епархия — патриархия»; если основные деньги церкви хранились в госбанке, то их перечисление вверх по «пирамиде» шло проще.

В начале 90-х годов приход, епархия и патриархия вышли из подчинения жесткой финансовой вертикали и приобрели самостоятельные источники дохода. Каждый приход (монастырь), епископ (епархия), не говоря о патриархии и ее отделах, разрабатывают собственные коммерческие проекты (от нелицензионной продажи золотых украшений через «свечной ящик» до ввоза огромной партии сигарет), круг спонсоров (благотворителей), пути ухода от налогов.

В настоящее время реальный контроль над денежным потоком внутри храма в большинстве случаев перешел от старост к самому священнику. Деньги, идущие через «свечной ящик» (за которым нередко стоит жена священника) или церковную лавку, попадают в руки священника, а приходское собрание в экономическом смысле бессильно. Поэтому можно утверждать, что вся прибыль храма — личный доход его настоятеля, распределяемый по его усмотрению. Этой бесконтрольности способствует и тот факт, что религиозные организации, согласно российскому законодательству, освобождаются от установки кассовых аппаратов в храмах и церковных лавках. Не требуется выписывать чеки и при проведении оплачиваемых религиозных церемоний вне стен храма.

В то же время храмы и монастыри стремятся максимально укрывать прибыль как от епархии, так и от налоговых органов. Для этого широко применяются фальсификации приходской отчетности, занижение прибыли от «свечного ящика» и сокрытие (нерегистрация) исполненных священником треб.

Расходование духовенством даже легально полученных средств, по сути, во многих случаях также коррупционно. С одной стороны, эти деньги идут «на дело», т.е. на приобретение новых икон, строительство или реконструкцию храмов или финансирование инициатив. С другой — решение о выделении данных средств, как правило, принимается ответственным лицом единолично и без какой-либо критической оценки расходов. Под этим лозунгом стали устанавливаться тарифы на крещение и освящение (например, за освящение автомобиля берут 1—5% его стоимости).

Аналогичные процессы происходят и на территории ислама. По словам директора Института исламских исследований Р. Нахушева, оплата различных обрядов дает священнослужителям значительный доход. Например, в Кабардино-Балкарии за проведение похоронного обряда в соответствии с нормами ислама надо платить служителю культа 5 тыс руб. (для этой республики деньги немалые), а за регистрацию брака — от 800 до 2 тыс руб.

Рыночные реформы не могли не повлиять на деятельность церкви. Выступая на Епархиальном собрании Москвы 15 декабря 2004 г., патриарх сказал: «Тревожным признаком обмирщвления православного сознания, умаления церковности, духовного ослепления является все усиливающаяся коммерциализация многих сторон приходской жизни. Материальная заинтересованность все чаще выходит на первое место, заслоняя и убивая собой все живое и духовное. Нередко храмы, подобно коммерческим фирмам, торгуют «церковными услугами».

Но в те же реалии жизни, которые позволяют высшему духовенству безбедно существовать, далеко не всегда удается вписываться сельским приходам, ежегодный доход которых, по официальным данным патриархии, не превышает 30 тыс руб. По мнению Патриарха Алексия II, «духовенство — это люди, которые были воспитаны в нашей стране и нашем обществе. И, к сожалению, негативные черты и веяния времени присущи и им. <…> Некоторые священники просто поражают негативными примерами, которые видят вокруг. И иногда не вполне подходящим для церкви образом пытаются находить нужные им, пусть и на благое дело, средства»6.

Пытаются усилить экономические притязания и служители ислама. Так, под их давлением Государственный совет Татарстана планирует выступить с инициативой ввести в федеральное законодательство понятие «вакуф», под которым понимаются все неотчуждаемые средства и имущество, принадлежащие мусульманской общине, вся прибыль от них идет исключительно на религиозные нужды. Ключевая особенность вакуфа в том, что он не облагается налогом. Предполагается, что в это имущество будут входить не только культовые сооружения и земли, но и квартиры, дома и производство, подаренные бывшими владельцами мусульманской общине.

Таким образом, для всех уровней церковной иерархии характерны три основные группы источников дохода: реализация товаров и услуг религиозного характера, благотворительность (включая пожертвования, сделанные в храме) и коммерческая деятельность. Первые две обычно не вызывают вопросов. Что касается третьей, то именно она служит предметом полемики и трактуется весьма неоднозначно.

Согласно российскому закону «О свободе совести и религиозных объединениях», религиозные организации вправе осуществлять экономическую деятельность. По закону прибыль от этой деятельности должна направляться на решение уставных задач организации, т.е. на отправление богослужений, благотворительную и миссионерскую деятельность, а не на распределение среди участников этой деятельности.

Однако повседневная практика предпринимательской деятельности церковных структур далека от того, что предписывает церковное и светское законодательство. Юрист патриархии говорит, что «торговля на рынке ценных бумаг» для церкви недопустима и может послужить причиной ликвидации религиозной организации в судебном порядке, а патриарх указывал прибыль, полученную на рынке ценных бумаг, в качестве важнейшей составляющей бюджета.

Можно привести и многочисленные примеры использования церковью политической власти. На уровне страны — это беспрецедентные льготы и право не платить налоги. Кроме того, это участие государства в восстановлении храмов и других религиозных учреждений, что открывает еще один источник злоупотреблений и хищений. Не отрицая необходимости участвовать в реставрации храмов, нужно соотносить это с социальными нуждами населения, ибо при больших затратах на их восстановление не решаются элементарные социальные потребности — разрушаются школы, закрываются здравпункты, ликвидируются дорожные маршруты и т.д.

Кроме того, местные власти нередко заигрывают с церковью, делая ей многочисленные «подарки». Так, практически ежедневно в газетах можно встретить сообщение, подобное тому, что на выборах в Карачаево-Черкесии «мэр Черкесска большую часть своего времени и избирательного фонда посвятил православной церкви — храмы получили в подарок колокола, а священники — машины».

Эти непостоянные, но внушительные источники доходов разнообразны.

Сегодня ситуация с экономической деятельностью РПЦ такова, что к ней как к влиятельной в политическом отношении структуре налоговые и правоохранительные органы проявляют «уважение», фактически отказываясь рассматривать ее денежные потоки как источник пополнения государственной казны. Более того, в России, как и в странах СНГ, церковь и другие зарегистрированные религиозные организации пользуются огромным количеством налоговых льгот. Понятно, что для изменения такой ситуации на самом верху «пирамиды» власти должно быть принято политическое решение, что в нынешней ситуации вряд ли возможно.

—————————————-

1Шмелев Г.П. Русская православная церковь, ее деятельность и экономика до и после 1917 года//Вопросы истории. 2003, №11. С. 38.

2Шкаровский М.В. Русская православная церковь при Сталине и Хрущеве. М., 1999. С. 77, 79.

3Приход. 2002, №5. С. 9.

4Митрохин Н. Русская православная церковь как субъект экономической деятельности//Вопросы экономики. 2003, №8.

5Журавлев А.Ю. Теория и практика исламского банковского дела. М.: Институт востоковедения РАН, 2002. С. 36.

6НГ-регионы. 2005, №1.

Об авторе: Жан Терентьевич Тощенко — член-корреспондент РАН, главный редактор журнала «Социологические исследования», декан социологического факультета РГГУ (Москва).

Источник: журнал Мир перемен, №1/2009

Новая газета, №79/2009

Религиозные организации

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее — ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях») религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях, проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица.

Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

Местной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая не менее чем из десяти участников, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

Централизованной религиозной организацией признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций.

Религиозной организацией признается также учреждение или организация, созданные централизованной религиозной организацией в соответствии со своим уставом, имеющие цель и признаки, которые предусмотрены п.1 ст.6 данного федерального закона, в том числе руководящий либо координирующий орган или учреждение, а также учреждение профессионального религиозного образования.

В соответствии со ст.9 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» учредителями местной религиозной организации могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации, объединенных в религиозную группу, у которой имеется подтверждение ее существования на данной территории на протяжении не менее пятнадцати лет, выданное органами местного самоуправления, или подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией.

Централизованные религиозные организации образуются при наличии не менее трех местных религиозных организаций одного вероисповедания в соответствии с собственными установлениями религиозных организаций, если такие установления не противоречат закону.

Наименование религиозной организации должно содержать сведения о ее вероисповедании. Религиозная организация обязана указывать свое полное наименование при осуществлении деятельности.

Согласно ст.11 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 г. № 129-фз «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» с учетом установленного указанным федеральным законом специального порядка государственной регистрации религиозных организаций.

Управление Минюста России по Челябинской области (далее — Управление) предоставляет государственную услугу по принятию решения о государственной регистрации некоммерческих организаций при их создании, реорганизации, ликвидации, внесении в их учредительные документы изменений, о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц сведений (изменений в сведения) о некоммерческих организациях (далее — государственная услуга) в отношении:

— местных религиозных организаций;

— централизованных религиозных организаций, имеющих местные религиозные организации на территории республики;

— религиозных организаций (в том числе учреждений), образованных указанными централизованными религиозными организациями.

Государственная услуга предоставляется согласно порядку, установленному Административным регламентом предоставления Министерством юстиции Российской Федерации государственной услуги по принятию решения о государственной регистрации некоммерческих организаций, утвержденным Приказом Минюста России от 30.12.2011 г. № 455

Одна из религиозных организаций признанная юридическим лицом решила

Поскольку указанные помещения в муниципаль­ную собственность Санкт-Петербурга не переданы, они не могли перейти и в муниципальную собственность административно-территориального, образования в составе Санкт-Петербурга (в данном случае — Петродвор­ца) и по-прежнему находятся в государственной собственности Санкт-Петербурга как субъекта Российской Федерации. По указанным основаниям администрация Петродворцового района не вправе распоряжаться указан­ными помещениями, даже если бы они и были пригодны для проживания.

Проанализируйте основания отказа в удовлетворении жалобы и решите дело.

2. Не подлежащее приватизации государственное предприятие за выполнение заказа одной из иностранных фирм получило прибыль в свободно конверти­руемой валюте. Прибыль зачислена на валютный счет предприятия. Меж­ду администрацией и трудовым коллективом возник спор: как распреде­лять прибыль? Администрация настаивает на том, чтобы большая часть прибыли была израсходована на приобретение импортного оборудования, поскольку оборудование, которым предприятие оснащено, морально ус­тарело.

Свое предложение он мотивировал тем, что вопрос о преобразовании колхозов решен в нормативном порядке, и колхозникам предоставляется лишь право выбора одной из форм такого преобразования.

Колхозники с этим не согласились и обратились за разъяснениями в Администрацию Президента.

Какой ответ им надлежит дать?

Одна из религиозных организаций, признанная юридическим лицом, решила учредить подсобное предприятие по производству предметов, необходимых для похорон по церковному обряду.

В этих целях был разработан устав подсобного предприятия. В нем предусматривалось выделение церковного имущества в хозяйственное ведение предприятия и отчисление части прибыли на нужды учредителя. Органы юстиции, куда были направлены учредительные документы, отказались зарегистрировать подсобное предприятие в качестве юридического лица, сославшись на то, что действующее законодательство допускает закрепление в хозяйственное ведение лишь государственного и муниципального имущества.
Они предложили религиозной организации избрать иную организационно-правовую форму коммерческой деятельности, необходимой для вы-| полнения уставных задач.
Устав религиозной организации должен соответствовать гражданскому законодательству и включать в себя:

— наименование, в котором отражается ее вероисповедание;

— место нахождения организации, определяемое по месту нахождения ее руководящих органов;

— вид религиозной организации, вероисповедание в случае принадлежности к существующей централизованной религиозной организации и наименование последней;

— цели, задачи и основные формы деятельности организации;

— порядок создания и прекращения деятельности;

— структура организации, ее органы управления, порядок их формирования и компетенция;

— источники образования денежных средств и иного имущества организации;

— порядок внесения изменений и дополнений в устав;

— порядок распоряжения имуществом в случае прекращения деятельности; другие сведения, характеризующие особенности деятельности религиозной организации (ч. 2 ст. 10 Закона).

Также в устав могут включаться и иные сведения по усмотрению учредителей.

Вместе с тем, как указывает А.Н.

Одна из религиозных организаций признанная юридическим лицом решила

ВниманиеКокотов, «устав религиозной организации не может содержать не подлежащие государственной регистрации предписания вероучительного характера. Следовательно, необходимо различать «вероисповедную принадлежность” как отнесение самой религиозной организацией себя к конкретной религиозной традиции и «предписания вероучительного характера” как содержательные аспекты данной религиозной традиции. Тем не менее вероучительные положения имеют значение при регистрации и должны ракрываться перед регистрирующим органом, однако не в уставе, а в иных документах…

Государственную регистрацию уставов религиозных организаций осуществляют органы Министерства юстиции РФ.

Если деятельность религиозной организации распространяется на всю территорию России или на территорию двух и более ее субъектов, то ее устав регистрируется непосредственно Министерством юстиции (его центральным аппаратом). Если деятельность религиозной организации осуществляется на территории отдельного субъекта федерации, то за регистрацию ее устава отвечает управление юстиции соответствующего субъекта.

Субъекты права собственности религиозных организаций Русской православной церкви // Портал «Богословии». — Режим доступа : http://www.bogoslov.ru/text/ 1684316.html

18. Кирилловых, А.А. Собственность религиозных организаций // Законодательство и экономика. — 2012. — № 1 (размещено В СПС «КонсультантПлюс»).

19. Кузнецов, С.П. РПЦ и государство: правовые аспекты взаимодействия / С.П.

20. Лескова, Ю.Г. К вопросу о модернизации правил ГК РФ о юридических лицах [Электронный ресурс // Научный журнал КубГАУ.

— 2014. — № 102 (08). —

Режим доступа : http://ej.kubagro.ru/ 2014/08/pdf/006.pdf)

21. Мартынов, Б.С. Правовое положение Русской православной церкви и религиозных организаций в Российской Федерации // История государства и права. — 2011. — № 14 (размещено в СПС «КонсультантПлюс»).

22. Подопригора, Р.А. Гражданско-правовой статус религиозных организаций // Правоведение.

-1992. — № 3.

В связи с распадом единой системы профсоюзов в объедине­нии возникли две профсоюзные организации с подчинением их разным профсоюзным центрам. Каждая из них стала претендовать на то, чтобы именно за ней было закреплено имущество, ранее составлявшее профсо­юзную собственность. Была образована согласительная комиссия, однако к взаимоприемлемому соглашению прийти не удалось.

Как решить возникший спор?

ИнфоДо революции православной церкви принадлежало в г. Симбирске (ныне Ульяновск) трехэтажное здание духовной семинарии. После рево­люции здание было национализировано и с тех пор неоднократно пере­ходило из рук в руки. В 1996 г. здание, находившееся в аварийном состоянии, по договору мены между городским комитетом по управ­лению имуществом и закрытым акционерным обществом перешло в собственность акционерного общества, которое вложило в его пере­устройство и ремонт значительные средства.
В настоя­щее время здание, ставшее украшением главной улицы города, исполь­зуется как торговый и культурно-просветительный центр. После того как здание было приведено в порядок, на него стала претендовать церковь.

4. Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997г.
№122- ФЗ (ред. 30.06.2008)

5. Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26 декабря 1995г. №208-ФЗ (ред. 29.04.2008)

6. Федеральный закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» от 14 ноября 2002г. №161-ФЗ (ред. 1.12.2007)

7. Федеральный закон «Об автономных учреждениях» от 3 ноября 2006 г.
№ 174-ФЗ (ред. 18.10.2007)

8. Постановление Верховного Совета РФ «О разграничении госу­дарственной собственности в РФ на федеральную собственность, госу­дарственную собственность республик в составе РФ, краев, областей, ав­тономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Пе­тербурга и муниципальную собственность» от 27 декабря 1991 г. // Ведо­мости РФ. 1992. № 3. Ст. 89; № 22. Ст. 1185; 1993. № 32. Ст. 1261.

Семинар 19.

Гутников, отсутствуют какие-либо обоснованные и логические основания для распространения указанных правил на некоммерческие организации, которые, по общему правилу, не занимаются

3 См.: Рузанова В.Д. Институт юридических лиц как отражение процесса формирования гражданско-правовой законодательной системы // Законы России: опыт, анализ, практика. 2015. № 6 (размещено в СПС «КонсультантПлюс»).

4 См.: Самойлова М.В. К дискуссии о гражданско-правовом статусе религиозной организации.
С. 51.

предпринимательской деятельностью5. Кроме того, из специального законодательства, а именно п. 2 ст. 6 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» следует, что члены религиозных организаций (объединений) не отвечают по обязательствам указанных организаций (объединений), а названные организации (объединения) не отвечают по обязательствам первых. Такое правило согласуется с общим предписанием п. 2 ст. 56 ГК РФ. Кроме того, в п. 8.1. ст.

Религиозные организации, согласно закону могут, не выходя за рамки действующего законодательства, проводить своими мероприятия: в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах, в учреждениях ГУИН, на кладбищах, в воинских частях и т.д.

2) Внекультовая деятельность – деятельность, осуществляемая религиозной организацией в соответствии с определенным вероучением, направленная на удовлетворение религиозных потребностей вне религиозно-обрядовой сферы и обеспечение культовой деятельности. Такая деятельность по закону имеет вспомогательное значение и включает несколько конкретных видов деятельности (их перечень не является исчерпывающим):

а) религиозно-образовательная деятельность (право на этот вид деятельности установлено ст. 5 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях”, ст. 11 ФЗ «Об образовании”);

б) культурно-просветительская деятельность (деятельность, направленная на сообщение информации о содержании конкретного религиозного учения либо событиях вне религиозной сферы в свете этого учения с целью формирования у ее получателя определенного к нему отношения);

в) издательская деятельность (п. 2 ст.

В коммунальной квартире, состоящей из трех изолированных комнат, проживали три нанимателя, которые комнаты приватизировали. После приватизации квартиры собственник одной из комнат пожелал ее продать. Он подыскал для этого покупателя. Собственник одной из двух других комнат заявил, что против продажи комнаты не возражает.
Напротив, другой собственник потребовал, чтобы комната была продана ему, так как он в квартире уже проживает, нуждается в улучшении жилищных условий и имеет преимущественное право покупки данной комнаты?

При решении спора возник вопрос, находятся ли комнаты в раздель­ной собственности приватизировавших их граждан или в их общей долевой собственности находятся не только места общего пользования в квартире, но и комнаты. Если комнаты находятся в раздельной собствен­ности, то принадлежит ли лицам, проживающим в квартире, преимущест­венное право покупки комнаты?

Решите дело.

6. В период брака Леонтьева и Максимов совместно приобрели дом. Впоследствии брак между ними был расторгнут, и Леонтьева предъявила к Максимову иск о разделе дома. По делу была назначена экспертиза.

Религиозной организацией признается добровольное объединение постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации граждан Российской Федерации или иных лиц, образованное ими в целях совместного исповедания и распространения веры и зарегистрированное в установленном законом порядке в качестве юридического лица (местная религиозная организация), объединение этих организаций (централизованная религиозная организация), а также созданная указанным объединением в соответствии с законом о свободе совести и о религиозных объединениях в целях совместного исповедания и распространения веры организация и (или) созданный указанным объединением руководящий или координирующий орган. Гражданско-правовое положение религиозных организаций определяется Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ) и законом о свободе совести и о религиозных объединениях. Положения ГК РФ применяются к религиозным организациям, если иное не установлено законом о свободе совести и о религиозных объединениях и другими законами. Религиозные организации действуют в соответствии со своими уставами и внутренними установлениями, не противоречащими закону.

Порядок образования органов религиозной организации и их компетенция, порядок принятия решений этими органами, а также отношения между религиозной организацией и лицами, входящими в состав ее органов, определяются в соответствии с законом о свободе совести и о религиозных объединениях уставом и внутренними установлениями религиозной организации. Религиозная организация не может быть преобразована в юридическое лицо другой организационно-правовой формы.

Местная религиозная организация создается в соответствии с законом о свободе совести и о религиозных объединениях не менее чем десятью гражданами-учредителями, централизованная религиозная организация — не менее чем тремя местными религиозными организациями или другой централизованной религиозной организацией. Учредительным документом религиозной организации является устав, утвержденный ее учредителями или централизованной религиозной организацией. Устав религиозной организации должен содержать сведения о ее виде, наименовании и месте нахождения, предмете и целях ее деятельности, составе, компетенции ее органов и порядке принятия ими решений, об источниках образования ее имущества, о направлениях его использования и порядке распределения имущества, остающегося после ее ликвидации, а также иные сведения, предусмотренные законом о свободе совести и о религиозных объединениях. Учредитель (учредители) религиозной организации может выполнять функции органа управления или членов коллегиального органа управления данной религиозной организации в порядке, установленном в соответствии с законом о свободе совести и о религиозных объединениях уставом религиозной организации и внутренними установлениями.

Религиозные организации являются собственниками принадлежащего им имущества, в том числе имущества, приобретенного или созданного ими за счет собственных средств, а также пожертвованного религиозным организациям или приобретенного ими по иным предусмотренным законом основаниям. На принадлежащее религиозным организациям имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по требованиям их кредиторов. Перечень такого имущества определяется в порядке, установленном законом о свободе совести и о религиозных объединениях. Учредители религиозной организации не сохраняют имущественные права на имущество, переданное ими этой организации в собственность. Учредители религиозных организаций не отвечают по обязательствам этих организаций, а эти организации не отвечают по обязательствам своих учредителей.

ПЕРЕЧЕНЬ
ПРЕДМЕТОВ РЕЛИГИОЗНОГО НАЗНАЧЕНИЯ И РЕЛИГИОЗНОЙ
ЛИТЕРАТУРЫ, ПРОИЗВОДИМЫХ И РЕАЛИЗУЕМЫХ РЕЛИГИОЗНЫМИ
ОРГАНИЗАЦИЯМИ (ОБЪЕДИНЕНИЯМИ), ОРГАНИЗАЦИЯМИ,
НАХОДЯЩИМИСЯ В СОБСТВЕННОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
(ОБЪЕДИНЕНИЙ), И ХОЗЯЙСТВЕННЫМИ ОБЩЕСТВАМИ, УСТАВНОЙ
(СКЛАДОЧНЫЙ) КАПИТАЛ КОТОРЫХ СОСТОИТ ПОЛНОСТЬЮ
ИЗ ВКЛАДА РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ (ОБЪЕДИНЕНИЙ),
В РАМКАХ РЕЛИГИОЗНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, РЕАЛИЗАЦИЯ
(ПЕРЕДАЧА ДЛЯ СОБСТВЕННЫХ НУЖД) КОТОРЫХ ОСВОБОЖДАЕТСЯ
ОТ ОБЛОЖЕНИЯ НАЛОГОМ НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ

УТВЕРЖДЕН ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ
от 31 марта 2001 года N 251

(в ред. Постановлений Правительства РФ от 06.09.2002 N 661,

от 03.12.2002 N 862)

1. Предметы храмового пространства:

а) священные предметы, предметы религиозного поклонения, в том числе престолы, жертвенники, голгофы, антиминсы, потиры, дискосы, звездицы, копия, лжицы, иконы, канонические изображения, плащаницы, а также принадлежности и части, составляющие с этими предметами единое целое, в том числе облачения, покровы, иконные доски, ризы, рамки икон;

б) предметы храмового убранства и архитектурные элементы храма, в том числе иконостасы, царские и диаконские врата, аналои, киоты, сени, столы панихидные, купола, шары и конусы к купольной религиозной символике, паникадила, ограждения алтарные и клиросные, стасидии, подсвечники, семисвечники, кандила, светильники, лампады, баки и чаши водосвятные, ковчеги, седалища, кресла — троны, раки, гробницы, доски именные храмовые, решетки оконные храмовые, шкафы алтарные, ящики для свечей и огарков, а также принадлежности и части, составляющие с этими предметами единое целое, в том числе облачения для аналоя, стаканчики и поплавки для лампад.

2. Предметы, необходимые для отправления богослужений, обрядов и церемоний:

а) предметы религиозной символики и атрибутики, в том числе кресты всех разновидностей, панагии, медальоны, ладанки, жезлы, посохи, памятные знаки, ордена и медали религиозных организаций, хоругви, штандарты, вертепы рождественские, салфетки под пасхальные куличи, пасочницы, художественные пасхальные яйца, пояса с молитвами, а также праздничные подарочные наборы, составляемые из предметов в соответствии с настоящим перечнем;

б) вещества и предметы, необходимые для совершения богослужений и религиозных обрядов, в том числе свечи, елей, миро, лампадное масло, ладан, уголь кадильный, благовония, просфоры, артосы; колокола для церковных звонов (богослужебного назначения), венцы, крестильные наборы, кадила, кации, сионы, кропила, орлецы, печати для артоса и просфор, приборы для соборования, стручцы, дароносицы, дарохранительницы, рипиды, трехсвечники пасхальные, примикирии, дикирии, трикирии, херувимы, фонари церковные, оклады на евангелие, апостол и чиновник; блюда, ковши, кувшины, иные сосуды; кружки для пожертвований, купели, ладаницы, гребни архиерейские, ларцы; катапетасмы, завесы, четки, платы для причащения, илитоны; наборы для треб, погребальные принадлежности, в том числе погребальные наволочки, покрывала, подушки, комплекты из этих принадлежностей; покровцы, воздухи, рушники для омовения, наклейки требные, праздничные наклейки, закладки в богослужебную литературу;
(в ред. Постановления Правительства РФ от 03.12.2002 N 862)

в) одежда и головные уборы религиозного назначения:

богослужебные облачения, в том числе мантии архиерейские, стихари, фелони, епитрахили, пояса, поручи, набедренники, палицы, подризники, саккосы, омофоры, подсаккосники, митры, камилавки, сулки, а также элементы их отделки, в том числе позвонцы, скрижали, пуговицы облачения;

одежда и головные уборы церковно- и священнослужителей, в том числе рясы, подрясники, мантии монашеские, жилеты, пояса, скуфьи, клобуки, куколи, апостольники, параманы, платки, рубахи и платья монашеские, а также элементы их отделки;

специализированная одежда и головные уборы, в том числе фартуки, нарукавники, используемые при освещении престола, косынки храмовые, форменная одежда студентов духовных учебных заведений и других учреждений религиозных организаций.

3. Специализированные вспомогательные предметы, необходимые для хранения, установки, функционирования и перемещения предметов, указанных в пунктах 1 и 2 настоящего перечня, в том числе подставки, кронштейны, вешалки, держатели, древки, колпаки, накидки, накладки, пакеты, мешочки, полки, футляры, цепи, ящики, шкафы, носилки.

4. Издательская продукция религиозного назначения:

а) богослужебная литература, в том числе Священное Писание, чинопоследования, указания, ноты, служебники, требники, чиновники, каноники, минеи, а также молитвословы, религиозные календари, помянники, святцы;

б) богословские, религиозно — образовательные и религиозно — просветительские книжные издания;

в) официальная бланковая и листовая продукция религиозных организаций, в том числе отдельные молитвы, канонические изображения, изречения, открытки и конверты религиозных организаций, патриаршие и архиерейские послания и адреса, грамоты, приглашения, дипломы духовных учебных заведений, свидетельства о совершении таинств и паломничества.

5. Аудио- и видеоматериалы религиозного назначения, имеющие маркировку с полным официальным наименованием религиозной организации (далее именуются — аудио- и видеоматериалы):

а) аудио- и видеоматериалы, иллюстрирующие вероучение и соответствующую ему практику, в том числе богослужения, религиозные обряды, церемонии и паломничество;

б) аудио- и видеоматериалы богословского и религиозно — образовательного содержания (кроме анимационных, игровых (художественных) фильмов), содержащие пособия по обучению религии и религиозному воспитанию.

(п. 5 введен Постановлением Правительства РФ от 03.12.2002 N 862)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *