Религия и богатство

Тема денег — тяжелая тема. Хоть они уже не только металл, но чаще — бумага, а то и виртуальное нечто, посредством карточки действующее в мире, но тяжесть не уменьшилась.

Когда дышит Дух, то гнилье сгорает и ветошь рассыпается. Жил человек с грехом пополам и с беззаконием в обнимку и думал, что все можно купить. А для того, чтобы все купить, только и делал, что собирал да накапливал. Потом, если он к Богу обратился и ощутил, что есть иная жизнь, что будет с тем, что собрано и накоплено? Кто его знает: всяко бывает. Но часто бывает именно так, что плохо собранное рассыпается прахом и сгорает, как мусор. Это — особое благословение Божие, которое трудно понять и нелегко принять. Но ведь сжигают же зачумленную или вшивую одежду. Как же Богу хранить близ тебя, на тебе и с тобой все, во что микробом впитался грех?

***

— Я к Богу пришел, а у меня стал бизнес по швам трещать.

— И я к Богу пришел, и половина проектов медным тазом накрылась.

— И я…

— И я… Еще и прихварывать начал.

— А у гадаринских жителей, у тех вообще все свиньи в море с обрыва побросались.

Да и не только свиньи у гадарян пропали. Всюду, где апостольская проповедь разразилась громом над людскими головами, началась перемена хозяйственной деятельности и убыток у тех, кто грехом зарабатывал.

Вот Павел в Филиппах изгнал беса из некой служанки-прорицательницы. И что после этого было? А вот что. «Тогда господа ее, видя, что исчезла надежда дохода их, схватили Павла и Силу и повлекли на площадь к начальникам» (Деян. 16:19). «Исчезла надежда дохода», и «воеводы, сорвав с них (апостолов) одежды, велели бить их палками и, дав им много ударов, ввергли в темницу, приказав темничному стражу крепко стеречь их» (Деян. 16:22).

Заговорили апостолы, умолкли демоны, и тут же завопили те, кто имел от демонской деятельности доход. При этом разрушается не всякая хозяйственная деятельность, а только та, которая на грехе замешана. Ведь чуть ранее в той же главе пишется об одной из первых женщин, уверовавших по слову Павла. «Одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите у меня» (Деян. 16:14–15). Очевидно, то была благая торговка, умевшая дело вести и совесть не погубившая.

***

Примеры можно продолжать выискивать ради пользы души и целостности картины. В Эфесе после проповеди апостольской «из занимавшихся чародейством довольно многие, собрав книги свои, сожгли перед всеми, и сложили цены их, и оказалось их на пятьдесят тысяч драхм. С такою силою возрастало и возмогало слово Господне» (Деян. 19:19). В металлическом эквиваленте сумма равна нескольким центнерам серебра. Да и книги те — это не книги нынешние. При дороговизне материала и переписке от руки они представляли собой подлинную драгоценность. Так что нам сегодня и сравнить не с чем ту беспрецедентную решимость эфесян расстаться с носителями греховной информации. Приходит новая жизнь, и умирают старые понятия, а вместе с ними умирает и привычный заработок. Конечно, не всем это нравится.

***

«В то время произошел немалый мятеж против пути Господня, ибо некто серебряник, именем Димитрий, делавший серебряные храмы Артемиды и доставлявший художникам немалую прибыль, собрав их и других подобных ремесленников, сказал: друзья! вы знаете, что от этого ремесла зависит благосостояние наше; между тем вы видите и слышите, что не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги» (Деян. 19:23–26).

Указанный отрывок говорит о том, что врагами проповеди всегда будут те, чья прибыль зависит от обычаев, противных Евангелию. Из них тоже могут быть люди, принимающие веру и меняющие жизнь. Но большинство все же будет держаться привычных обычаев. Содержатели заведений и игорных домов, торговцы наркотиками или живым товаром здесь поопасней будут любого торговца истуканами. Вот уже где кроется не ветхое язычество, а подлинный сатанизм. И если им серьезно дорогу перейти, то они быстро найдут простые и эффективные средства остаться при своих прибылях и избавиться от непрошеных реформаторов.

Очевидно, меняя в корне представления людей о жизни, апостолы больно уязвляли и души и кошельки многих. Им, апостолам, действительно приходилось быть подобными овцам посреди волков. Неудивительно, что в наш век при массовой греховной расслабленности и слабоволии так плохо идет борьба с индустрией греха или даже не идет вовсе.

***

Апостолы должны были хранить как зеницу ока свою духовную свободу. И не тюремное заключение угрожало этой свободе. Как раз в тюрьмы они шли и часто Ангелами из тюрем были выводимы. Свободу могли заставить их утратить подарки, взятки, привычка к почету, ласкательства, принимаемые со стороны знатных, и проч. Поэтому Павел говорил, прощаясь, ефесским пресвитерам: «Ни серебра, ни золота, ни одежды я ни от кого не пожелал: сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии» (Деян. 20:33–34). Апостолы имели право брать от Церкви все, что им предложат, и пользоваться на пользу свою и общую. Но они не имели права желать и просить, тем более требовать от общин нечто материальное для себя. Дали — слава Богу! Нет — тоже слава Богу! И в том же духе говорит об этом «Учение двенадцати апостолов»: «Если (апостол или пророк) потребует денег, то он лжепророк» (Гл. 11).

***

Продать или купить можно то, что производится, делается, вырабатывается. А то, что получено как дар и не имеет денежного эквивалента, продаваться не должно. Свечка — товар, ей и цена есть. А молитва — дыхание Духа. Она бесценна. Вешать ценник на молитву — грех против Духа, рождающего молитву. И как безумие Иуды родило сделку: «Я вам — Господа, а вы мне — серебро», так и бесстыдство лжепророков стремится купить Духа за пенязи. Вот Симон (бывший волхв), «увидев, что через возложение рук Апостольских подается Дух Святый, принес им деньги, говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святаго» (Деян. 8:19). Оттуда родился термин «симония», т.е. купля-продажа того, что выше всякой цены. И «Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги. Нет тебе в сем части и жребия, ибо сердце твое неправо пред Богом» (Деян. 8:21–22).

Но как повешенный Иуда качается над миром, бросая на землю тень, так и Симон все идет и идет рядом с Церковью через всю историю и предлагает монеты, чтобы получить Утешителя.

***

Денежные отношения — сердцевина жизни падшего человечества. При наличии высших ценностей деньги занимают свое важное, но не абсолютное место. Если же высший план бытия отсутствует, то деньги желают одеться в пышный наряд с надписью «Святое святых» и превращаются в идола: золотого тельца или серебряную жабу. Очевидно, апостолы, меняя мир и разнося повсюду благоухание познания Бога, меняли весь гнилой уклад, не исключая и денежной стороны вопроса. Они не писали новых законов, но меняли само отношение людей к себе, к жизни и ко всему, что под руками. Мы далеко откатились в этом вопросе от радостной изначальной новизны. Кое-где мы просто капитулировали. Причем, не сейчас, а очень давно. Мы — это все христиане. Дух бытового материализма заземлил нас и очерствил. Во все товары, вместе с прибавочной стоимостью, вложена лживая мысль о всесилии экономики и вечном прогрессе товарного производства. А прогресс этот вовсе не вечен и экономика вовсе не всесильна. Мы узнаем об этом, когда дышит Дух и заставляет гнилье сгорать и ветошь рассыпаться.

Внимательные читатели Священного Писания подсчитали, что в Библии менее 500 стихов о вере, около 500 стихов о молитве и более 2000 – о деньгах. Каждый седьмой стих Нового Завета говорит о деньгах или имуществе. Среди главных тем Притч Соломона и книги Екклесиаст – вопрос о том, как зависит благополучие человека от его благосостояния. Почти 15% из того, чему учил Иисус Христос, так или иначе связано с деньгами и имуществом. Бесед о собственности у Господа больше, чем описаний рая и ада вместе взятых.

Авраам отдает завоеванные богатства Анеру, Эшколу, Мамрию и царю Содомскому. Северный купол; Италия. Венеция. Собор Святого Марка; XIII в.

Защищал ли Иисус богатых? Или Он призывал к полной нищете? В настоящее время можно встретить два противоположных решения: от теологии процветания богатых как «Богом благословенных» до призыва к полной нищете, ибо только «таковых есть Царство Небесное». Мы же рассмотрим ту мысль, что Бог, давая кому-то богатство на земле, не только намекает на высшее небесное благо, но и, испытывая отдельные личности преизбытком благ, дает им шанс приобрести добродетели.

Богатство как дар праведнику в Ветхом Завете

Слово «богатеть», «обогащать» в Ветхом Завете передается еврейским глаголом ошер (עֹשֶׁר) или греческим плутидзо (πλουτίζω – см.: Быт. 14: 23; Пс. 64: 10; Притч 10: 4, 22). Это же греческое слово характерно и для Нового Завета (см.: 1 Кор.1: 5; 2 Кор. 6: 10, 9: 11). При этом греческое слово плутос (πλοῦτος) может обозначать в русских переводах Библии некое материальное благосостояние, избыток денег или благ, но почти не обозначает имущество в нейтральном смысле слова. Колорит повествований усиливается с присоединением указания на «множество»: «множество богатства» (Пс. 52: 7), богатство «умножается» или его «умножают» (Пс. 62: 10; 73: 12). Итак, словом «богатство» в Библии описывается некое изобилие, преизбыток «нормы» материального благополучия.

По отношению к людям слово «богатство» нередко стоит в одном ряду со «славой», «обилием», «мудростью», «почетом» и даже «жизнью». «За смирением следует страх Господень, и богатство, и почет, и жизнь», – сказано в одной из Притч (Притч. 22: 4).

Гостеприимство Авраама. Южная стена; Балканы. Сербия. Грачаница; XIV в.

Земное богатство – это изобилие денег, славы, детей или друзей. Богатство может измеряться объемом собственности, количеством зданий, площадью земли (см.: Ис. 5: 8–10), количеством скота (см.: 1 Цар. 25: 2, 3) или рабов (см.: 1 Цар. 8: 11–18). Богатство может быть наградой человеку за его труды: «От ленивых рук – разорение, а от прилежных – богатство» (Притч. 10: 4); «Если какому человеку Бог дал богатство и имущество, и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это дар Божий» (Еккл. 5: 19).

Поэтому благоразумен тот, кто ищет не богатство, но – доброе имя (см.: Притч. 22: 1), кто знает, когда остановиться в погоне за богатством (см.: Притч. 32: 4). И в то же время просит Бога, чтобы ему не страдать от нищеты: «Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне… нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: «кто Господь?” – и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Притч. 30: 7–9).

На границе Ветхого и Нового Заветов богатство не считалось исключительным благом, но в то же время идея блаженства нищих – была для иудеев далека.

«Горе богатым» в Новом Завете

В Новом Завете слово «богатство» как будто меняет свой оттенок. Вместо теологии «процветания» на первый план выставляются негативные последствия от влияния богатства на личность: богатство может обольстить (см.: Мф. 13: 22; Мк. 4: 14); оно является тернием и не дает возможность слову Божию укорениться в сердце человека (см.: Лк. 8: 14).

Однако в Новом Завете меняется представление о том, что именно является посылаемым Богом богатством. У Бога есть не просто богатство и слава, но богатство той тайны, что «Христос живет в нас» (см.: Кол. 1: 27).

Апостол Павел подвизается за верных Лаодикии, чтобы их сердца были соединены в любви для «богатства совершенного понимания, в познание тайны Божией, которая есть Христос» (Кол. 2: 2). У христиан «богатство славного наследия Его для святых» (Еф. 1: 18). Потому апостол языков заповедует Тимофею: «Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам всё обильно для наслаждения» (1 Тим. 6: 17). Только Агнец-Христос, по Откровению Иоанна, достоин «принять силу и богатство, премудрость и крепость, честь и славу, благословение» (Откр. 5: 12). Посему подлинным богатством для людей, живущих на земле, являются только те сокровища, которые собираются для Царства Христова.

Итак, надо всё продать и стать нищим?

Значит ли это то, что мы все без исключения должны, как богатый юноша, продать свое имущество и начать жить в христианских коммунах? Жизнь Древней Церкви, следуя книге Деяний, показала, что такие эксперименты далеко не всегда удачны (см.: Деян. 2: 44; 4: 32; 6: 1). Давайте посмотрим на этот вопрос с другой стороны.

В Священном Писании много говорится о материальном богатстве и ясно дается понять, что «жизнь человека не зависит от изобилия его имущества» (Лк 12: 15). Очевидно, что всем богатством владеет Бог, Он является создателем и владельцем всего, что существует (см.: Пс. 50: 10–12).

Притча о богатом юноше.

Конечно, далеко не все богачи были хорошими людьми. Навал был «очень богат», но он был грубым и жестоким, скупым и злым (см.: 1 Цар. 25: 1–38). Зажиточный Тирский царь был объектом Божиего суда (см.: Иез. 28), и многие другие правители мира попали под то же осуждение. В книге пророка Исаии пророчество о Мессии даже связывает богатых с нечестивыми: «Со злодеями он похоронен, рядом с богатым могила его, – хотя не совершал он преступлений, и в устах его не было лжи» (Ис. 53: 9).

И в Новом Завете безумными являются богатый фермер, построивший житницы на многие годы (см.: Лк. 12: 16–21); богач, любивший блистательно пировать и не замечавший нищего Лазаря (см.: Лк. 16: 19–31). Богатые осуждаются за жадность и угнетение своих работников (см.: Иак. 5: 1–6). В Евангелии от Луки горе возносится тем, кто уже получил на земле утешение, подавленным житейскими наслаждениями и заботами, у которых нет времени прийти на брачный пир Отца и Сына (см.: Лк. 6: 24; 8: 14 и др.).

Апостол Павел хвалит общины, которые финансово поддерживают соотечественников (см.: 2 Кор. 8: 2; 9: 8–11 и др.). Апостол языков завещает своему преемнику, чтобы тот богатых всего лишь увещал, но не запрещал владеть собственностью (см.: 1 Тим. 6: 17), тем более что в домах богатых граждан, как правило, проходили первые христианские собрания. Пусть они «делают добро, – пишет он Тимофею, – богатеют добрыми делами, будут щедры и готовые поделиться, так собирая себе сокровище, как доброе основание для будущего, чтобы обрести вечную жизнь» (1 Тим. 6: 17–18).

Если бы Бог не установил границы собственности для людей, бессмысленной была бы десятая заповедь Моисея, запрещающая посягать на чужое имущество.

Следовательно, говоря современным юридическим языком, проблема не во владении собственностью, а в умелом ею распоряжении. Грешно быть не богатым, но надеющимся на богатство (см.: Мк. 10: 24), не воздающим славу Богу, предпочитающим служение маммоне (см.: Мф. 6: 24). Горе не просто богатому, но пресыщенному ныне, ленивому и лукавому, пьянице, ведущему распутный образ жизни, злому и скупому, жестокому, тому, кто не платит работникам своевременно зарплату и душит должников за несвоевременное возвращение кредитов (ср.: Мф. 18: 30). Горе тому, кто грубо обижает нищих и за счет них умножает свое богатство (Притч. 18: 23; 22: 16).

Может ли богатство быть добродетелью?

Екклесиаст вздыхал: когда «умножается имущество, умножаются и потребляющие его» (Еккл. 5: 10). Экономисты ХХI века любят шутить: «увеличение доходов ведет к увеличению потребностей».

Действительно, чем больше у человека появляется денег, тем больше желаний эти деньги на что-то потратить: квартира, мебель, хороший отдых… Список длинный. Воображение быстро рисует как минимум тысячу различных удовольствий. Это относится не только к людям состоятельным, но заметно и у бедных, доходность которых на какое-то мгновение превысила соразмерную им планку. Вспомним сказку Пушкина о рыбаке и золотой рыбке.

В поучениях отцов-пустынников древности можно найти целый ряд историй о том, что у монахов не было проблем с духовным ростом, пока они не находили какие-то сокровища. Движимые изначально благими целями, миссионерскими например, не всякие из них могли умело деньгами распорядиться. Некоторые начинали тратить на себя, на роскошь, изысканное питание и отдых, а затем духовно погибали.

То же можно сказать и о церковнослужителях, которые в погоне за меценатами в дорогих одеждах с золотыми перстнями совершали грех лицеприятия, забывая о том, что именно богатые нередко позорят христианское имя, притесняя бедных и ведя с ними судебные тяжбы (см.: Иак. 2: 2–7).

Но если Бог богатство уже дал, как дар или талант, значит, им надо распорядиться благоразумно, не закапывая его в землю.

Олицетворение милосердия в виде женской фигуры, раздающей деньги бедным. Миниатюра из Хлудовской Псалтири. IX в. (ГИМ. Греч. № 129 д. Л. 35) Это касается семьи. «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5: 8).

Это касается взаимопомощи. Для апостола Павла христиане тем отличаются от других людей, что посреди множества суровых испытаний они переполнены радостью и «при крайней бедности – без меры богаты щедростью» (2 Кор. 8: 2). «При сем скажу, – писал апостол, – кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет. Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2 Кор. 9: 6–7).

Это касается и храмового богослужения. Более того, и здесь для каждого своя мера. От вдовицы Христос ожидает две лепты, в то время как от богатых – сообразно степени их достатка (см.: Лк. 21: 4).

Щедрость для богатых и бедных – особая добродетель, убивающая пристрастие к богатству. Богатые способны дать работу трудящимся, через богатых – Бог дает бедным хлеб. Щедрость принесла спасение всей семье Закхея (см.: Лк. 19: 9); малоимущие благодарят Бога за то, что Он посылает им помощь богатых (см.: 2 Кор. 9: 8–11). «Благотворящий бедному дает взаймы Господу; и Он воздаст ему за благодеяние его» (Притч. 19: 17). Щедрость освящает имеющего деньги, а жадность оскверняет и бедного.

По Клименту Александрийскому, можно выделить три степени щедрости: первая – давать только определенным категориям просителей (один из «малых сих», пророк или праведник – см.: Мф. 18: 10; 10: 41–42); вторая – давать всякому без различия («всякому просящему у тебя давай» – Лк. 6: 30); третья – самому выискивать нуждающихся и организовывать дела благотворительности («приобретайте себе друзей богатством неправедным» – Лк. 16: 9).

«Посему, кто владеет собственностью, – замечает Климент Александрийский, – и золотом, и серебром, и домами, – как даром Божиим, и своими богатствами подателю всех благ Богу служит ко спасению душ, и кто знает, что этим он владеет более из-за собратий, нежели ради себя, кто господином состоит над своей собственностью, а не рабом ее… и постоянно занят какими-нибудь добрыми и Божественными делами. А если должен бывает этих вещей лишиться, то со спокойным духом и равнодушно расстается с ними, подобно тому как хладнокровен он был и к обладанию ими, того прославляет Господь как блаженного и называет нищим в духе (Мф. 5: 3), достойным наследником Царства Небесного».

Итак, богатство само по себе не грех и не добродетель. Богатство – это не норма дохода на душу населения, а – превышение, преизбыток благ по отношению к одному отдельно взятому лицу и привычному именно для него уровню жизни. Бог, повышая уровень благополучия, фактически ввергает человека в испытание. Благоразумный, правильно распорядившийся своим избытком – получит награду, а нерадивый – потеряет и то, что думает иметь.

О БОГАТСТВЕ И БЕДНОСТИ

• Бедность — это плохая привычка хороших людей, примирившихся с собственной бедностью. Зачастую ее порождают лишь страх неудач и безволие. Кто желает достатка, тот должен восстать против бедности и победить ее с помощью частного предпринимательства.

• Богатство само по себе не приносит людям счастья. Самое ценное, что предлагает человеку жизнь, как и она сама, не продается и не покупается ни за какие деньги, а дается даром.

• Деньги — не благо и не зло, а лишь эквивалент энергии, что может направляться человеком как на добрые, так и на злые цели. Хорошо, когда их направляют на благо себе и другим. Направляющий деньги на зло не достоин владеть ими вовсе.

• Лучше всю жизнь довольствоваться скромным заработком, чем домогаться мест, по сути равнозначных должности лакея.

• Ум невозможно заменить деньгами. Деньги несложно заработать с помощью ума.

• Жить на свете без денег нельзя, но и жить ради них недостойно.

• Отдающие все на потребу другим, ближе к старости могут остаться ни с чем.

• Все, кто делает деньги на горе других, превратятся в моральных уродов, не знающих жалости и сострадания, но, рано или поздно, плохо кончат, поскольку злом добра не наживешь.

• Что есть боязнь нужды, как не сама нужда?

• Деньги, конечно, могут многое, но далеко не все. Очень многих людей, кто имел их в избытке, они не спасли от беды.

• У человека, помыслы которого всецело заняты деньгами, в душе, как правило, зияет пустота.

• Я видел множество людей, которые стесняются отстаивать свои законные права, но не смущаются стоять у супермаркетов, слезно выпрашивая у прохожих подаяние и горячо благословляя всякого, кто бросит им в коробку медный грош.

• Богатство, как и бедность, сильно искажает взгляд на подлинную суть вещей.

• Величие души нисколько не зависит от размеров кошелька.

• Настоящая ценность богатства лежит между скупостью и расточительностью.

• Кто платит, тот и экономит.

• Люди должны всегда вести себя с достоинством, независимо от содержимого их кошелька, и точно также обращаться с окружающими.

• Богатый человек не знает вкуса хлеба.

• Высокомерие богатых и угодничество бедных — вещи одного порядка.

• Жизнь, сообразная природе человека, по карману всякому.

• Жизнь смеется над скрягой, и он, сэкономив на чем-то одном, много больше теряет на чем-то другом.

• Кто не имеет средств, расплачивается самолюбием.

• Вместо того чтобы всю жизнь впотьмах и впроголодь искать тот пресловутый «философский камень», который, дескать, может превращать обыкновенные металлы в золото, лучше понять одну простую вещь: за рубль купи, за два продай, с дохода заплати налог, а что останется — и есть желаемое золото.

• В соотношении цены и качества товара большая роль отводится приветливости продавца.

• Не позволяй своей корысти или бескорыстию переступать границ благоразумия.

• Человек, обративший нужду в добродетель, обрекает себя и детей на пустые страдания. Человек, обративший в нее же богатство, — на скучное и бесполезное существование.

• Мало кто из людей может спокойно прошагать мимо упавшей в грязь банкноты в сотню долларов.

• Жажда быстрого обогащения — это серьезный диагноз.

• Разница между «красной» и уплаченной ценой товара есть показатель хитрости и алчности продавшего, а также глупого тщеславия купившего.

• Финансист — это специалист, способный дать разумное употребление даже так называемым «шальным» и «бешеным» деньгам.

• Если богач принадлежит деньгам и не интересуется ничем, кроме преумножения своего богатства, то он впустую прожигает жизнь, соревнуясь за право стать самым богатым на кладбище.

• Люди безденежные плохо сознают, сколь мало ценного можно приобрести за деньги, даже за большие.

• Люди мельчают в меру возрастания их любви к деньгам.

• Выгода — это тот язык, который понимают все.

• Благополучие важней богатства.

• Денег нельзя жалеть там, где жалеть нельзя.

• Благополучию предшествует благоразумие.

• Прочность благополучия, а не размер богатства следует считать критерием того, что помогает человеку противостоять превратностям судьбы.

• Что такое достаток? Иметь при себе все, что нужно для жизни: ни больше, ни меньше!

• Еще никто на свете не построил счастья на процентах с долга.

• Средства, откладываемые в зрелом возрасте на старость и хранимые в надежном месте, нужно рассматривать как помощь самому себе, что поддержит в печальную пору.

• Богатство — это не свидетельство ума, как и бедность не гарантия добродетели.

• Направляющий деньги на доброе дело в убытке не будет.

• Откажи тем, кто ломит высокие цены, и прибавь от себя запросившему меньше разумной цены.

• Лучше иметь недорогое, но добротное.

• Меряйте изобилие потребностью в необходимом.

• Лечите душу, ибо алчность невозможно вылечить деньгами.

• Для убогих людей в жизни нет ничего, что бы было превыше богатства.

• Для пресыщенных жизнью единственным выходом из тупика может быть созидание.

• Не знающие ни нужды, ни роскоши живут в условиях, приличествующих людям.

• Дорожащие тем, что не дорого, зарятся на ненадежные блага.

• Деньги нужны затем, чтобы о них не думать.

• Роскошь не делает людей умней, скорей наоборот.

• Бедные в нашем мире борются с нуждой, а обеспеченные маются от скуки. Чтобы одолеть эти напасти, надо стать богатыми духовно и в то же время обеспеченными материально.

• За пределами необходимого для обеспеченной жизни все прочие деньги — вСего лишь абстрактные цифры с нулями.

• Достаток удовлетворяет наши объективные запросы, тогда как роскошь только умножает их без всякого разумного обоснования.

• Довольствоваться тем, что ты имеешь, легче при удвоении усилий в целях получения желаемого.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *