Религия в израиле

Религия Израиля

Государство Израиль было основано, в первую очередь, в качестве «национального очага» для всего еврейского народа и определяется в Декларации независимости как «еврейское государство». Закон о возвращении Государства Израиль даёт право всем евреям, а также людям имеющим еврейское происхождение, получить гражданство страны. В то же время, Израиль — демократическое государство, где, наряду с евреями, равные права имеют и все прочие религиозные и этнические группы: арабы-мусульмане, арабы-христиане, друзы, бедуины, самаритяне и др.

Государственно-правовое регулирование и роль религии в системе права Израиля

В Израиле формально нет государственной (то есть обязательной для граждан) религии, но она и не отделена от государства. Статус иудаизма в Государстве Израиль не получил законодательного оформления из-за разногласий в обществе по вопросу об отношении религии к государству и её роли в обществе. Тем не менее, большинство населения поддерживает сохранение в той или иной форме специфически еврейского характера израильской государственности и общества.

Специалисты сходятся во мнении, что Израиль, с одной стороны, не является теократическим государством, но, с другой стороны, он также не является страной, где религия отделена от государства; часть исследователей склонна видеть «нечто вроде официальной религии» (имея в виду иудаизм) и некое подобие официальной религиозной организации в лице ортодоксального раввината. Другая часть, наоборот, оспаривает эту точку зрения, утверждая, что, поскольку государство не обязывает граждан соблюдать религиозные нормы, а министерство по делам религий курирует все конфессии, говорить о наличии в стране официальной религии оснований нет.

Свобода вероисповедания в Израиле гарантируется Декларацией Независимости. Однако, полного отделения государства от религии нет, так как в сфере семейного права и некоторых других областях действует религиозное право, закреплённое в законах, принятых Кнессетом. Существуют постановления Верховного суда Израиля, критикующие отдельные аспекты религиозного брачно-семейного права, поскольку он считает эти его нормы нарушающими права человека.

Согласно Закону о регистре населения 1965 года, в удостоверение личности заносились сведения о вероисповедании и национальности; в 2006 году такой порядок был отменён.

Существенная особеность правовой системы государства — включение в неё элементов еврейского религиозного права (Галахи), хотя израильское право ни в какой мере не тождественно религиозному праву. Когда суду необходимо принять решение по какому-то вопросу, в первую очередь поиск решения ведётся среди законов государства Израиль, затем среди законов Британского мандата, и в следующюю очередь, — среди еврейских первоисточников (Талмуд, Галаха и т. д.). Профессор М. Н. Марченко полагает: «Иудейское право зачастую рассматривается не просто как обычная составная часть, а как подсистема израильского семейного, а также всего израильского права. Причём — не только и даже не столько как органически связанная и взаимодействующая с ней, сколько как весьма противоречивая, а нередко — противодействующая ей и конфликтующая с ней система.»

Стремление израильского общества к компромиссу, приемлемому для религиозных и нерелигиозных кругов, а также к сохранению национальных традиций в государственной и общественной жизни страны нашло выражение в так называемом статус-кво, сложившемся ещё до возникновения еврейского государства: юрисдикция раввинских судов в области личного статуса (браки и разводы) членов еврейской общины; запрещение работы в субботу (Шаббат) и дни религиозных праздников в государственных учреждениях и общественных заведениях, на общественном транспорте, на промышленных предприятиях и в сфере обслуживания; запрещение публично продавать квасное (хамец) в Песах; особая сеть религиозных школ; признание и субсидирование религиозных учреждений и служб. Принципы Галахи частично оказали влияние на иммиграционное законодательство (см. Закон о возвращении);

С основанием Израиля для обеспечения религиозных нужд населения и контроля над деятельностью религиозных учреждений было создано Министерство по делам религий. Под юрисдикцией религиозных судов (иудейских, мусульманских, друзских и христианских) находятся акты гражданского состояния (брак, развод, погребение). В юрисдикцию раввинских судов входит также утверждение гиюра. Существуют также вопросы, которые могут быть рассмотрены религиозным судом по обоюдному согласию сторон. Религиозные суды, однако, подпадают под юрисдикцию Высшего суда справедливости Израиля (ивр. בית משפט גבוה לצדק‎, БАГАЦ).

Еврейскими общинно-религиозными учреждениями руководит Верховный раввинат, являющийся одновременно верховным апелляционным раввинским судом. В городах действуют городские раввинаты. В середине 1980-х гг. в Израиле насчитывалось около 450 раввинов, состоящих на жалованье государства, муниципалитетов и поселковых советов. Около ста даянов заседают в 24 раввинских судах, действующих в десяти городах Израиля. При муниципалитетах и поселковых советах действуют религиозные советы. В функции религиозных советов входит: устройство и содержание микве, оказание материальной помощи в учреждении и содержании синагог, контроль над кашрутом в скотобойнях и мясных лавках, ресторанах, гостиницах и т. п., а также за деятельностью похоронных обществ (Хевра кадиша) и т. п.

По мнению российских иследователей конституционного права, «пока все вопросы, связанные с регистрацией актов гражданского состояния, находятся в ведении судов религиозных общин, проявление дискриминации на религиозной почве неизбежно. Наличие системы религиозных судов и отсутствие института гражданского брака способствуют сохранению в израильском обществе различных этнических и конфессиональных групп, полное равенство которых перед законом обеспечить практически невозможно.»

Статистические данные

Согласно Израильскому Центральному Бюро статистики, на конец 2006 года 75.8 % израильтян являлись иудеями, 16.5 % — мусульманами, 2.1 % христианами, 1.7 % друзами и оставшиеся 4 % не были отнесены ни к какой конфессии.

Среди еврейского населения Израиля (5,49 млн.) 25 % определяют себя как ортодоксальные евреи (из них 8 % определяют себя как харедим, а 17 % как «модерн ортодокс»), около 55 % соблюдают заповеди иудаизма частично и 20 % считают себя совсем нерелигиозными.

Мусульмане являются наиболее многочисленным религиозным меньшинством в Израиле. Израильские арабы, которые составляют 19,8 % от населения страны, в большинстве своём исповедуют ислам (82,6 %), 8,8 % из них являются христианами и 8,4 % друзами.

Христиане составляют 2,1 % от всего населения Израиля и состоят в основном из арабов и армян. Некоторая часть христиан — русские, приехавшие в качестве «членов семей евреев». Есть также незначительное число евреев, исповедующих «мессианский иудаизм».

Представители других религиозных групп, включая буддистов и индуистов, также присутствуют в Израиле, хотя и в небольших количествах.

Святые места

Земля Израиля является средоточием святых и памятных мест иудаизма и христианства.

Иерусалим занимает особое место в сердцах иудеев, мусульман и христиан. Здесь располагаются главные святыни иудаизма — Стена плача и Храмовая гора; христианства — Храм Гроба Господня; ислама — Купол Скалы и мечеть Аль-Акса.

Другие места важных религиозных событий, находящиеся на территории Израиля:

  • Святые места иудаизма: Пещера Патриархов в Хевроне, где, по преданию, покоятся Авраам, Сарра, Исаак, Ревекка, Иаков и Лия; Могила праматери Рахили в Вифлиеме, гробница Иосифа в Шхеме. На склоне горы Кармель находится пещера Илии; в Иерусалиме, по преданию, — гробница царя Давида на горе Сион, пещера, в которой захоронены члены Синедриона, а также могила Симона Праведного. На горе Мерон в Галилее находится гробница Рабби Шимона бар Иохая, ежегодно посещаемая в Лаг ба-Омер сотнями тысяч молящихся. В Тверии находятся гробницы раббана Иоханана бен Заккая, рабби Акивы, рабби Меира Ба‘ал-ха-Нес, а также Маймонида. В Цфате похоронены великие каббалисты XVI века — Ари, р. Моше Кордоверо, р. Иосеф Каро и многие другие.
  • Святые места христианства: место рождения Иисуса в Вифлиеме, Капернаум, Назарет, гора Фавор и многие другие.

Всемирный центр Бахаистов, Хайфа

  • Административный центр Бахаистов и Гробница Баба находятся в Хайфе, а основатель религии похоронен в Акко. Однако, кроме штата служащих у бахаи нет общины в Израиле, хотя он и является местом их паломничества. Это связано с тем, что бахаисты не проповедуют своё учение в Израиле или израильтянам за границей, если у них есть намерение вернуться в страну. Тем не менее, члены общины из администрации бахаи отвечают на вопросы, но без стимулирования интереса к религии. Книги по учению бахаи доступны в библиотеках Израиля.

См. также

  • Иудаизм
  • Христианство
  • Ислам
  • Бахаи
  • Друзы
  • Иерусалимская православная церковь

Примечания

  1. Статья «Декларация независимости Израиля» в Электронной еврейской энциклопедии
  2. The Law of Return. Knesset. Проверено 14 августа 2007.
  3. 1 2 3 Конституционное право зарубежных стран. Под общей редакцией члена-корреспондента РАН, профессора М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо и Ф. М. Энтина. М., 2008, стр. 1030.
  4. Религиозные свободы в мире по версии Государственного Департамента США 2007 года: Израиль и оккупированные территории
  5. Конституционное право зарубежных стран. Под общей редакцией члена-корреспондента РАН, профессора М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо и Ф. М. Энтина. М., 2008, стр. 1032.
  6. 1 2 Конституционное право зарубежных стран. Под общей редакцией члена-корреспондента РАН, профессора М. В. Баглая, Ю. И. Лейбо и Ф. М. Энтина. М., 2008, стр. 1031.
  7. Марченко М. Н. Правовые системы современного мира. М., 2008, стр. 472.
  8. Central Bureau of Statistics, Government of Israel Population, by religion and population group (PDF). Проверено 18 июля 2008.
  9. Elazar, Daniel J. Religion in Israel: A Consensus for Jewish Tradition. Jerusalem Center for Public Affairs. Проверено 6 сентября 2007.
  10. «Israel’s Christian population numbers 148,000 as of Christmas Eve»
  11. National Population Estimates (pdf) 27. Central Bureau of Statistics. Проверено 6 августа 2007.
  12. The Bahá’í World Centre: Focal Point for a Global Community. The Bahá’í International Community. Проверено 2 июля 2007.
  13. Teaching the Faith in Israel (англ.). Bahá’í Library Online (23-06-1995). Проверено 7 июля 2008.

Ссылки

  • Статья «Государство Израиль. Религиозная жизнь» в Электронной еврейской энциклопедии

Израиль в темах

Герб • Флаг • Гимн • Государственный строй • Конституция • Парламент • Административное деление • География • Города • Столица • Население • История • Экономика • Валюта • Культура • Религия • Литература • Музыка • Праздники • Спорт • Образование • Наука • Транспорт • Почта • Интернет • Вооружённые силы • Внешняя политика
Портал «Израиль»

Из рассмотренных выше основных характеристик религий откровения (догматических религий) следует ряд специфических особенностей в их отношении к психотехническому опыту.

Во-первых, психотехнический опыт в этих религиях приобретает характер опыта мистического, и далее, говоря об этих религиях, мы будем оперировать понятиями «мистика», «мистический» в том смысле и в тех рамках, о которых специально говорилось во введении. Действительно, в отличие от буддизма и других религий чистого опыта, обладание трансперсональным опытом отнюдь не является в догматических религиях обязательным и непременным условием спасения, то есть не составляет религиозной прагматики учения. Спасение в них носит всеобщий характер, критерием же его обретения служит праведность в широком смысле слова. Таким образом, сотериология и психотехнический опыт (или, иными словами, спасение и святость) оказываются в них разведены. Это, вероятно, способствовало широкой популярности религий данного типа, поскольку спасение в них гарантируется всем праведным (концепция божественной благодати и всеблагости, равно как и католическое учение о чистилище, позволяет очень широко раздвигать рамки праведности), а не только святым и подвижникам. Впрочем, иначе и не может быть в религиях, которые, как правило (за исключением каббалы в иудаизме, исмаилизма в исламе и некоторых гностических форм христианства), отвергают и учение о перерождениях, и концепцию космических циклов (о последних учил Ориген, но V Вселенский собор обвинил его посмертно в ереси). Более того, сама святость (прямо называемая католиками «сверхдостаточной» для спасения) не обязательно является результатом глубинной трансформации сознания, а может быть следствием предельной («сверхдостаточной») формы праведности и нравственного совершенства. Таким образом, сам трансперсональный опыт, осмыслявшийся как непосредственное единение (unio mystica) души и Бога, приобрел черты чего-то эзотерического, доступного для немногих избранных, таинственного, то есть собственно мистического. Кроме того, догматические религии, как правило, отрицательно относились к идее воспроизведения религиозного опыта своего основателя, что часто признавалось по догматическим причинам невозможным: Иисус Христос – единородный Сын Божий по природе и его опыт невоспроизводим даже для «обоженного» святого, становящегося «причастником божественного естества» по благодати; пророк Мухаммад – избранник и посланник Бога, причем – «печать пророков»; Моисей также харизматическая личность и избранник. Эта невоспроизводимость, правда, несколько смягчается католической идеей imitatio Christi, «подражание Христу» (Фома Кемпийский, XV в.).

Далее, догматические религии обычно включают в свою структуру оппозицию «рациональное богословие – мистический опыт», где «мистическое» противопоставляется «рациональному» как сверхразумное или даже (реже) противоразумное. Подобное неизвестное Индии и Дальнему Востоку противоречие особенно четко представлено в христианстве через тертуллиановскую (II в.) метафору Афин и Иерусалима, где Иерусалим, однако, не столько мистика, сколько непостижимые разумом истины откровения. В исламе до XI в. (синтез ал-Газали) существовало достаточно отчетливо выраженное противостояние теологии (калам) и мистики (суфизм). Позднее, правда, между этими двумя формами мусульманской духовной жизни была достигнута гармония, по крайней мере теоретически.

Во-вторых, сама «догматичность» откровения диктовала определенное подозрительное отношение к мистическому опыту и церковный догмат (это прежде всего относится к христианству) всегда был критерием ценности и ортодоксальности опыта. R результате появилось представление о ложном или еретическом опыте, то есть трансперсональных переживаниях, противоречивших своим содержанием тому или иному догмату или системе догматов.

Отсюда исключительная важность проблемы «опыт – язык описания» в религиях откровения. Обычно мистики были людьми искренне верующими, то есть внутренне готовыми выразить свои трансперсональные переживания в терминах и догматических формулировках своей религии. Иногда (особенно на Западе в ренессансный и постренессансный период, то есть в эпоху разложения традиционной системы христианских ценностей) мистик шел на сознательный компромисс, описывая свои переживания в ортодоксальном духе для ограждения себя от преследований инквизиции или влекущих «оргвыводы» обвинений в ереси. Тем не менее церковь всегда зорко следила за проповедями мистиков, подозрительно относясь к самой идее личностного и внецерковного непосредственного общения или единения с Богом.

И наконец, ряд мистиков сознательно искали максимально точный и адекватный (в тех пределах, в которых это только возможно) язык описания для своих переживаний без оглядки на согласованность этого языка с ортодоксией. Таких мистиков, как правило, зачисляли в еретики, и их сочинения подвергали преследованиям и уничтожению (характерен пример Мейстера Экхарта).

В протестантизме, с одной стороны не знавшем системы мистического праксиса, а с другой – более либеральном в догматических вопросах, свобода выбора языка описания была значительно большей. Здесь очень показателен пример Якоба Бёме, который интересен и в более общем плане рассмотрения вопроса об обусловленности того или иного языка описания опыта (но не самого опыта!) культурным и образовательным уровнем его носителя. Якоб Бёме был великим мистиком и мыслителем, но его образование было явно недостаточным для удовлетворительного вербального выражения его опыта и его мыслей (по профессии Бёме был сапожником). Поэтому в ход идет все: примеры из обыденной жизни и Писания, темная терминология Парацельсовой оккультной натурфилософии и иатрохимии, обрывочные элементы лютеранской теологии и т.п. В результате читать Бёме гораздо труднее, чем философа, профессионально пользующегося отработанной терминологией или владеющего способом порождать терминированные неологизмы.*

* См : Бёме Я. Christosophia, или Путь ко Христу. СПб., 1994.

Сказанное выше справедливо прежде всего относительно христианства, причем по преимуществу западного с его чрезвычайно развитой традицией рационального богословствования. В иудаизме мистики-каббалисты претендуют на знание внутреннего эзотерического смысла Торы, приспосабливая, таким образом, не свой опыт к языку богооткровенного текста, а этот текст к своему опыту. Суфии же вообще разработали свой собственный весьма специфический язык религиозных образов, символов и метафор (иногда с суггестивной функцией, наподобие дзэнских коанов) для выражения, описания и трансляции своего психотехнического опыта.

Связано ли это обстоятельство с более высоким уровнем догматизации христианства по сравнению с исламом и иудаизмом? Думается, что да, хотя и не только, ибо сама догматизированность христианства является производным от его высокой степени институциализации, церковности. Именно церковь была гарантом истинности догматов и их источником (и здесь не важно, репрезентируется ли этот институт одной непогрешимой в вопросах веры ex cathedra личностью римского первосвященника или Вселенским собором). Потому максимум институциализации – минимум живого религиозного опыта. Церковь (особенно католическая), утверждая, что лишь благодаря ее посредничеству возможно общение верующих с Богом, была вынуждена постоянно ревниво следить за мистиками, сомневавшимися в необходимости подобного посредничества. В этом еще одна особенность религий откровения – их достаточно высокая степень институциализации и социализованности. Хотя буддизм провозгласил одной из своих Трех Драгоценностей (наряду с Буддой и Дхармой) монашескую общину (Сангху), последняя мыслилась сообществом людей или уже в индивидуальном духовном делании реализовавших доктринальную цель буддизма – нирвану, или же занимающихся опять-таки индивидуальной психотехнической практикой для достижения этой цели. Хотя Махаяна возвестила идеал – спасение всех живых существ, само это спасение все же мыслилось как поочередный выход живых существ из круговорота сансары благодаря собственной практике, помощи бодхисаттв и спасительной силе будд. Религии откровения с их установкой на всеобщее спасение (праведников), по существу, провозгласили принцип коллективного спасения (избранного народа или интерэтнической общины верующих). Эта установка никак не поощряла индивидуальную психотехническую практику, отнюдь не обязательную для обретения спасения. Эта же установка обесценивала и стремление верующих к индивидуальному спасению при жизни: ведь в конце концов все решится для всех в конце времен, на грядущем суде для всего рода человеческого сообща. Верующему оставалось только стремиться к праведности и надеяться на божественное милосердие.

Особую роль приобретала работа духовенства с большими группами (общинами) верующих, что сразу же превращало иерархии духовенства прежде всего в социально-политический институт с властными интенциями. Моисей выводил из Египта народ, и с народом Бог Авраама, Исаака и Иакова заключал свой Завет. Хотя Иисус и учил, что Царствие Божие не от мира сего, что оно внутри нас и т.д. и т.п., позднее именно в рамках христианства был создан наиболее мощный институт иерархий духовенства – церковь, что обусловило максимальную унифицированность христианской догматики и степень ее разработанности. Принятие же догмата Троицы закрепило церковный авторитаризм: единосущие и равенство ипостасей гарантировало равноценность церковных постановлений – оросов Вселенских соборов (вдохновляемых, по церковному учению, Святым Духом) с учением Нового Завета (Бог-Сын) и откровением Ветхого Завета (Бог-Отец).*

В исламе пророк Мухаммад сразу же сделал объектом своей проповеди не столько каждого отдельного человека, сколько общину верующих (мусульман) и позднее центральным вопросом, обусловливавшим все расколы, было отнюдь не содержание веры, а легитимность преемственности светско-духовной власти халифа – преемника и наместника пророка, главы общины, ставшей государством. Вместе с тем степень институциализации (и следовательно, догматизации) ислама была, как уже говорилось выше, значительно меньше, чем в христианстве.

Таким образом, догматические религии, базировавшиеся на индивидуальном религиозном опыте их основателей, отнюдь не были склонны ставить во главу угла его воспроизведение каждым верующим в отдельности; это справедливо и относительно взгляда этих религий на психотехническую практику как таковую: если она и похвальна для пустынников и отшельников, то для большинства верующих она безусловно является избыточной и излишней. Отсюда и особое внимание, уделяемое догматическими религиями не индивидуальным, а групповым формам духовной практики: совместная молитва в синагоге, пятничный намаз в мечети и особенно пышные литургические действа православия и католицизма. Несколько иную нагрузку имела первоначально введенная Иоанном Кронштадтским практика общей исповеди, направленной на массовую (но опять же именно массовую!) экзальтацию верующих. Даже мистические секты (хлысты, скопцы), отторгавшие внешнюю обрядность и призывавшие к замене ее экстатическим опытом, видели путь получения этого опыта не через индивидуальное психотехническое совершенствование, а через групповые динамические психотехнические ритуалы – радения. Впрочем, эффект работы в группе хорошо известен практикующим психотерапевтам и психоаналитикам.

Мы рассмотрели основные характеристики религий откровения в их отношении с глубинным трансперсональным опытом и психотехнической практикой, вслед за чем и перейдем к описанию роли и места психотехники в конкретных конфессиях, и теперь обратим внимание на характер психотехнического трансперсонального опыта в старейшей (если не считать зороастризм, в котором психотехника практически отсутствовала, а функции употребления эфедрового напитка хаомы-хомы, видимо восполнявшего это отсутствие, остаются не совсем ясны; тем не менее и эта религия, конечно, базировалась на глубинном религиозном опыте своего основателя Заратуштры) из религий откровения, а именно – иудаизме. В первую очередь мы имеем в виду каббалистический эзотеризм. Выше мы уже говорили о трансперсональном опыте, лежавшем в основе иудейской традиции. К видениям патриархов типа лестницы Иакова не следует относиться как к простым фантазиям позднейших авторов и редакторов священного текста. Вероятно, y примитивного человека (этот термин мы употребляем отнюдь не в негативном смысле) более тонкий слой сознательного уровня психики легче поддавался бомбардировке со стороны сферы бессознательного и его образы и архетипы легче прорывались в область осознанной психической жизни, но их осмысление отличалось от осмысления представителей более утонченных культур. Таким образом, даже наиболее архаические пласты Библии могут быть интерпретированы в парадигме психологического подхода в религиеведении.

Особо следует сказать о пророческой традиции, имевшей типологическую близость с шаманскими формами религиозности других народов. Главное отличие библейского профетизма от шаманизма состоит в том, что устами пророка вещает не один из множества духов, а всемогущий и всеведущий Бог (с точки зрения христианской ортодоксии «во пророках» «глаголал» Святой Дух – ипостась триединого Бога); при этом Бог говорит не о пути решения тех ли иных бытовых проблем (а если и о них, то уже на уровне межгосударственных отношений и политических вопросов), а дает предписания общезначимого морально-этического характера.

У семитических племен (особенно в предысламской Аравии) издревле существовали паханы, то есть шаманы, общавшиеся в трансе с божествами и духами. К кахинам часто обращались и племена, и отдельные лица с вопросами относительно будущего и целесообразности тех или иных поступков. В трансе кахины произносили некое бормотание или тексты рифмованной прозы (садж), которые зачастую нуждались в толковании самого кахина. Произнесение кахинами саджа сближало их с поэтами, которые тоже воспринимались своего рода прорицателями, вещавшими под вдохновением духа. Позднее Мухаммад категорически отрицал свою связь с кахинами: он не одержимый духами или джиннами, а посланник Всевышнего. Несмотря на это, мы должны констатировать безусловную генетическую связь, существовавшую между шаманизмом и профетической традицией семитских народов (не только Мухаммада, но и ветхозаветных пророков, характерным признаком которых было получение божественного откровения в состоянии транса). Порой библейские пророки (Иеремия, Осия и другие) использовали свой пророческий авторитет в политических целях, склоняя еврейские государства к союзу то с Египтом, то с Ассирией. Так же порой поступал и Мухаммад, в целях достижения политического компромисса с мекканцами произносивший новые откровенные стихи (аяты), но потом все же отменявший их как «сатанинские стихи» (или строфы), внушенные дьяволом и по ошибке принятые им за кораническое откровение. Но это обстоятельство «профетического политиканства» ни в малой степени не умаляет подлинности профетического опыта и профетического транса в других случаях.

Со временем профетизм в иудейской традиции угас, вначале смешавшись с мессианскими движениями (вероятно, христианское предание, считающее Иоанна Крестителя последним из пророков, недалеко от истины), а потом, в талмудический период, и вообще сошел на нет, в какой-то степени оживившись, быть может, в хасидской традиции Нового времени. В целом же профетическая традиция оказалась в иудаизме полностью подчиненной традиции скриптурально-экзегетической и ритуальной, что нашло яркое выражение в талмудическом комментаторстве.

И тем не менее иудаизм отнюдь не остался лишенным своего эзотеризма, связанного с установкой на личный трансперсональный опыт. Этот эзотеризм получил название каббалы, своеобразного иудейского гностицизма.

Современная наука обычно связывает возникновение каббалистической традиции с эпохой средневековья (XII-XIII вв.), когда испанские евреи написали основные каббалистические тексты («Зогар», «Сефер га-Багир»). Самый знаменитый из этих текстов – «Зогар», приписываемый обычно Моисею Леонскому (XIII в.). Однако сама иудейская традиция относит создание каббалистических текстов ко временам гораздо более древним. Это косвенно подтверждается потрясающим сходством между каббалой и христианским гностицизмом II-III вв., сходством, которое может быть объяснено: 1) влиянием гностицизма на формирование каббалы, 2) обратным влиянием, 3) общим трансперсональным опытом, лежащим в основе двух учений, 4) своеобразной культурной конвергенцией, когда в сходных социокультурных условиях два разнородных феномена приобретают сходные характеристики. Первое предположение представляется совершенно невероятным, поскольку воинствующий антисемитизм (или антииудейство) большинства гностиков, далеко превосходивших в филиппиках против еврейства епископальную церковь (все-таки безусловно признававшую авторитет Ветхого Завета) и даже объявлявших бога Яхве (Бога Авраама, Исаака, Иакова и Моисея) злым демиургом, а не Абсолютом (Отцом Нерожденным), делал невозможными какие-либо заимствования со стороны иудеев. Второе предположение тоже маловероятно как в силу эзотеризма и каббалы, и гностицизма, ревниво охранявших свои доктрины от непосвященных, так и по причине, указанной выше (хотя допущение данного варианта уже признавало бы древность каббалы). Третья версия в свете нашей методологии представляется вполне вероятной, однако она, увы, не верифицируема научными методами. И наконец, четвертый вариант кажется наиболее возможным, однако и он предполагает датировку становления каббалистической традиции периодом позднего эллинизма (II-III вв.). Это косвенно подтверждается и тем, что во II-III вв. формируется и герметический корпус эзотерики эллинистического Египта, типологически схожий и с каббалой, и с гностицизмом, хотя и менее усложненный. На это же время указывает и каббалистическая традиция, относящая к эллинистическому периоду деятельность каббалиста раби Шимон бар Йохая (II в. н.э.), которому традиция приписывает «Зогар». Во II-IV вв. н.э., видимо, была создана «Сефер Йецира» («Книга Созидания»), приписываемая традицией самому Аврааму.

Сами каббалисты рассматривают свое учение как подлинную сущность иудаизма и истинное содержание Торы, библейского откровения; поэтому каббала столь же древнее учение, сколь и Тора. Строго говоря, было бы догматическим гиперкритицизмом отвергать подобную возможность. Мы уже привыкаем к тому, что часто традиционные датировки оказываются в конечном итоге древнее тех, которые с «научной» точки зрения XIX в. казались более реалистическими (как, например, в случае с Заратуштрой, которого пришлось «удревнить» почти на тысячелетие по сравнению с принятой ранее датировкой его жизни VI в. до н. э.). Мы знаем, что часто священные тексты очень долго передаются изустно и фиксируются письменно весьма поздно (зороастрийская Авеста только в конце Сасанидского периода – VI в. н.э., а Веды еще позднее – XIII в.). Нечто подобное вероятно и в случае с каббалистической традицией, которая вполне может восходить к началу периода второго храма (после VI в. до н.э.). Кстати, сами каббалисты утверждают, что именно в период второго храма (до его уничтожения Веспасианом и Титом в начале второй половины I в. н.э.) и до начала галута (диаспоры, рассеяния, изгнания) каббалистическое учение проповедовалось и изучалось совершенно открыто и повсеместно (разумеется, в иудейской среде). Тот факт, что мы не имеем источников, подтверждающих эту точку зрения, еще не означает, что она неверна, поскольку в бурные I-II в. н.э. (иудейская война и разрушение храма, восстание Бар-Кохбы и разрушение Иерусалима, замененного римской Элиа Капитолиной) тексты вполне могли погибнуть. Но их могло и не быть в принципе из-за изустной передачи традиции. Тем не менее некоторые косвенные подтверждения наличия на рубеже нашей эры «прокаббалистической» тенденции в иудаизме у нас есть. Так, сложнейшая ангелология и некоторые другие особенности иудейского апокрифа «Книги Еноха» и своеобразный культ Мельхиседека свидетельствуют о наличии определенного еврейского гностицизма в это время. Элементы предшествовавшей каббале мистики Меркавы (Божественной Колесницы видения пророка Иезекииля) также присутствуют в текстах этой эпохи – рукописях Мертвого моря.

Отметим еще, что, насколько нам известно, каббала никогда не рассматривалась иудейскими ортодоксами в качестве ереси (наподобие христианского гностицизма), а, напротив, считалась эзотерическим учением, выражающим сокровенную сущность откровения Моисея.

авиабилеты | визы | фото


Израиль – и мать, и отец трех авраамических религий: иудаизма, ислама и христианства. Удивительно, как такие разные по своей сути религии смогли ужиться на одной маленькой территории. В столице Израиля, в Иерусалиме, находятся центры этих трех мировых религий.

Иудаизм

Иудаизм (от др. евр. яхудут — жители древней Иудеи) – одна из старейших монотеистических религий человечества и самая древняя из существующих по настоящее время. Иудаизм – это слово довольно часто употребляют для обозначений еврейской культуры и религии.

Представления древних евреев о Едином Боге складывались в течение длительного исторического периода (ХIХ — II вв. до н. э.), получившего название библейского и включавшего в себя эпоху патриархов (праотцов) еврейского народа.
Главной святыней иудаизма считается Ковчег Завета (или Ковчег Союза), который находится в центре Храма, построенного в самом центре Иерусалима. По преданиям, центром мира был Эрец Исраэль, а в центре Эрец Исраэль находился Иерусалим. Надо добавить то, что перед Ковчегом Завета стоит краеугольный камень мира.
Иудаизм, как правило, передают по материнской линии. Другой способ стать иудеем – это путь гиюра, когда человек с другой верой, религией переходит в иудаизм.
Танаха — Священного Писания иудаизма (христианская традиция полностью включила Танах в раздел Библии, называемый Ветхий Завет).
Главной книгой верующих евреев является Святая Тора. Она состоит из ТаНаХа и Талмуда.
ТаНаХ или «Письменная Тора» состоит из следующих книг:
1. Пятикнижие Моисея: книги Берешит («В начале», христианское наименование «Бытие»), Шмот («Имена», христ. «Исход»), Вайикра («И воззвал», христ. «Левит»), Бемидбар («В пустыне», христ. «Числа») и Дварим («Слова», христ. «Второзаконие»), 2. Книги Пророков (Невиим)

3. Книги Писания (Кетувим).
Талмуд, вторую священную книгу иудаизма, составляют Мишна («Толкование» — свод правил и устных преданий) и Гмара (комментарии к священным текстам). Талмуд имеет две редакции, получившие название «Иерусалимский» и «Вавилонский» Талмуд.

В период изгнания в иудаизме получили развитие мистические школы, известные под общим названием Каббала. Один из самых известных и влиятельных центров этого учения сформировался в XVI в. в галилейском городе Цфат под руководством раввина Ицхака Лурия, или Ари (1536-1572 гг.). Каббалисты стремилась постичь сокровенный смысл Торы и других книг Священного Писания, заключающих в себе символическое описание всех Божественных процессов. Главное книга каббалистов — «Зоар» («Сияние») – почитается ими наравне с Торой и Талмудом.

Ислам

Вторая по значительности и по количеству верующих религия Израиля — ислам. Количество приверженцев этого направления постоянно растет. С восьмого и до середины двадцатого столетий ислам доминировал в стране. Иерусалим у мусульман считается одним из трех священных городов, наряду с Меккой и Мединой. Мусульманские паломники поднимаются на Храмовую гору, где расположена мечеть Купол Скалы. Отсюда по преданию Мухаммед вознесся на небо на удивительном волшебном коне.
В городе Хеврон, где живет много арабов, находится святыня, общая у иудеев и мусульман. Это пещера Патриархов (Махпела), где по преданию покоятся библейские патриархи и их жены — Авраам и Сарра, Исаак и Ревекка, Иаков и Лея. Здание, стоящее на месте предположительных захоронений, сохранилось, по меньшей мере, со времен Ирода. Авраам считается предком не только евреев, но и арабов (от наложницы Агарь). Ислам существует не только в Израиле, это древняя мировая вера.

Слово «ислам» переводится как «предание себя Богу», «покорность», «подчинение» (законам Аллаха). Люди, которые, принадлежат к исламу, называют мусульманами. Ислам возник в VII веке в проповедях Мухаммеда, который является пророком для мусульман. Подчиняются, покоряются приказам и запретам мусульмане только одному лишь Аллаху. Имя «Аллах» образовано из определённого артикля «Аль-» и слова «Илях» — «Тот, Кому поклоняются». Аллах с точки зрения всех верующих мусульман единственный творец и повелитель всех форм живого и неживого, всех явлений и законов природы. Главная священная книга ислама — Коран. Символом Ислама считают месяц и звезду.

Христианство

Христиа́нство (от греч. Χριστός — «пома́занник», «месси́я») – мировая религия, не так популярна в Израиле, как иудаизм и ислам. Эта религия основана на жизниеописании Иисуса Христа, которое содержится в Новом Завете.
Христиане верят, что Иисус из Назарета есть Мессия, Сын Божий и Спаситель человечества. В мире насчитывается около 2.1 миллиардов человек, принадлежащих к этой религии, их принято называть христианами.

Израиль: ближайшие туры

Израиль: 2 города – 2 мира

Вылеты: по пятницам в 2020 году; 7 дней / 6 ночей
Тель-Авив – Назарет – Яффо – Иерусалим – Мертвое море – Вифлеем
*) Кроме 3 и 10 апреля, 18 и 25 сентября и 2 октября.
Город, который никогда не спит, или Вечный святой город… Тель-Авив или Иерусалим… Групповой тур по основным достопримечательностям Израиля с проживанием в Тель-Авиве (3 ночи) и Иерусалиме (3 ночи).
от 782 у.е. при 2-местн. разм. + а/б

Израиль: Святая земля

Вылеты: по пятницам и воскресеньям в 2020 году; 8 дней / 7 ночей
Тель-Авив – Назарет – Яффо – Иерусалим – Мертвое море – Вифлеем
*) Кроме 3, 5, 10 и 12 апреля, 18, 20, 25 и 27 сентября, 2 и 4 октября.
Групповой тур по основным достопримечательностям Израиля с проживанием в Тель-Авиве (4 ночи) и Иерусалиме (3 ночи).
от 898 у.е. при 2-местн. разм. + а/б

Выходные в Израиле

Вылеты: по пятницам в 2020 году; 5 дней / 4 ночи
Тель-Авив – Назарет – Иерусалим
*) Кроме 3 и 10 апреля, 18 и 25 сентября и 2 октября.
Групповой тур по основным достопримечательностям Израиля с проживанием в Тель-Авиве (2 ночи) и Иерусалиме (2 ночи).
от 524 у.е. при 2-местн. разм. + а/б

Классический Израиль

Вылеты: ежедневно в 2020 году; 8 дней / 7 ночей
Тель-Авив – Вифлеем – Яффо – Мертвое море – Иерусалим – Средиземное море – Назарет
*) Кроме четвергов и периода 20-28 сентября 2020.
Групповой тур по основным достопримечательностям Израиля с проживанием в Тель-Авиве.
от 736 у.е. при 2-местн. разм. + а/б

Израильская мозаика

Вылеты: по пятницам в 2020 году; 10 дней / 9 ночей
Тель-Авив – Назарет – Иерусалим – Тель-Авив и Яффо – Мертвое море – Эйлат — Красное море
*) Кроме 3 и 10 апреля, 18 и 25 сентября.
Групповой тур с проживанием в Тель-Авиве (4 ночи) и Эйлате (5 ночей).
Эксурсии: Тель-Авив и древний Яффо, Мертвое море, Север страны, Иерусалим, Эйлат.
5 ужинов в Эйлате в подарок!
от 1149 у.е. при 2-местн. разм. + а/б

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *