Рок музыка, что это?

Один знакомый обратил мое внимание на клип певицы Kesha к песне Die young, появившийся в конце 2012 года: он был шокирован открыто звучавшем там сатанистским посланием и хотел понять, можно ли найти этому какое-то объяснение. Вначале я подумал, что это бессмысленно: я имею сомнительное удовольствие понимать тексты западных «хитов» и мне не один раз приходилось слушать вещи, которые не щадили ничего святого. Но задумавшись над вопросом моего знакомого, я понял, что он заметил одно очень опасное явление. Дело не просто в явно сатанистском содержании клипа Kesha, а в том, что оно предназначено для широких масс.

Мы привыкли, что тема сатанизма ограничивается закрытыми кругами. Нас не удивляет, когда сатанист — это бородач с пентаграммой на шее, одетый в черную кожаную куртку с заклепками. Но этой оптимистичной картине пришел конец: сатанизм превращается на наших глазах в продукт, предназначенный для совершенного иного потребителя. Не преувеличение ли это?

Начнем с начала. В 1985 году вокалистка Сандра выпустила свой знаменитый хит «Мария Магдалина». Это был отнюдь не жанр госпел. В своем «произведении» певица с вызовом заявлял, что она не будет такой, как Мария Магдалина. В припеве аккомпанировавшей ей гитарист сообщал, что она — творение ночи. Как можно интерпретировать такую песню? Мне в голову приходит только один вариант: лирический герой — женщина легкого поведения, которая не хочет вернуться на прямой путь, хотя сознает свою греховность. Кажется даже, что словами «обещай мне удовольствие», она обращается к самому сатане. Она выбирает земные утехи и отказывается от спасения души. Мою интерпретацию можно укорить в излишней однозначности, тогда как песня в целом производит, скорее, впечатление, плохо скроенной поэзии, чем пакта с дьяволом. Я думаю, что эта неясность была намеренной: некоторые вещи тогда еще не принято было называть своими именами, чтобы не напугать слушателей.

Аналогичным примером может служить известный Thriller Майкла Джексона. Клип начинается заставкой с надписью, что «это произведение ни в коей мере не выражает веры в оккультизм». В контексте дальнейшего содержания эта фраза звучит странно: уже в самом начале клипа Джексон превращается в оборотня и убивает невинную девушку, которой он только что признался в любви. Когда выясняется, что это был только фильм, который Майкл смотрел в кинотеатре, вновь начинают происходить страшные вещи: Джексон превращается в зомби и танцует с себе подобными. Под конец, когда и это оказывается лишь чьим-то сном, Майкл появляется снова, уже в другом обличи — не зомби, а человека со змеиными глазами. Какое послание несет в себе этот клип? Противоположное исходному посылу. Он говорит, что наши самые мрачные сны — это отражение правды о демоне. Вот до какой степени бессовестно можно рекламировать сатанизм, делая вид, что речь идет совершенно не о нем.

Тактика дозирования сатанистского содержания строго соблюдалась еще совсем недавно. Когда возведенная в ранг идола миллионов подростков Бритни Спирс обрила себе голову, нарисовала на лбу три шестерки и заявила, что она антихрист, мир облетела новость, что певица попала в психиатрическую клинику. Через некоторое время она вышла оттуда и спела песню с весьма однозначным содержанием, в которой появлялся даже голос сатаны. Однако новый потенциальный хит назвали провалом, и это был, пожалуй, последний раз, когда Бритни была в центре внимания. Судя по всему «звезда» перестала следовать советам пиарщиков, которые понимали, что значат для общественности такие прямые заявления, и Спирс пришлось уйти в тень.

С виду непотопляемой антимадонне тоже пришлось отступить. Мы помним ее кощунственное выступление перед концертом в Польше, когда она заявила, что «в одной стране нет места двум королевам». Я знаю, что порядочные журналисты обратили на это внимание, но прежде чем они успели придать теме надлежащий резонанс, источник надвигающегося скандала пропал с сайта.

Обозначенного метода придерживался даже исключительно скандальный, а одновременно известный коллектив Rammstein. Их сингл 2009 года Ich tu dir weh («Я причиняю тебе боль») содержал отвратительный набор садомазохистских мотивов с отсылками к религиозным образам. При этом несмотря на прозрачные аллюзии в песне не было ни единого прямого упоминания о дьяволе.

В свое время мое внимание привлекла группа Prodigy, игравшая тяжелый электронный рок. Их карьера началась довольно давно, а фирменным знаком были психоделические клипы с очень быстрой по тем временам музыкой. Потом Prodigy получили предложение играть более тяжелые вещи, чтобы увеличить свои доходы, а в клипах появилась провокационность. Их знаменитая композиция Voodoo people до сих пор считается классикой тяжелой электронной музыки. Между тем группа, оставаясь нишевой, следила за своим имиджем и не позволяла ему стать слишком радикальным. Ситуация изменилась в 2009 году, когда Prodigy, судя по всему, впервые, использовали для своих песен Omen и Warrior’s Dance символ перевернутого креста. Я не придал тогда этому факту большого значения, списав все на упомянутую нишевость коллектива. Но когда несколько месяцев назад мой знакомый, занимающийся изучением рок-сцены, обратил мое внимание, что за таким нишевым роком стоят неадекватно огромные деньги, я впервые осознал — открытый сатанизм перешел в фазу массового распространения. Я, наверное, оскорблю заядлых фанатов сатанистского рока, когда скажу, что их стиль переходит в разряд поп-музыки. Но это действительно так.

В этой убежденности меня укрепил ряд явлений, которые можно было заметить в Польше. По стране были развешаны рекламные щиты с призывом к греху, а в интернете вспыхнул протест против выпуска на рынок сатанистского напитка с названием «Демон», рекламным лицом которого стал Адам Дарский (Adam Darski), прославившийся тем, что на одном из своих концертов рвал библию, кидал ее обрывки в публику и кричал «жрите это г…».

Вспомнить об истоках этого процесса меня заставил клип певицы Kesha. Этот ролик еще сильнее убедил меня в том, что эпоха «сатанизма для избранных» закончилась. Сама «Kesha» — это очередная непритязательная звездочка, мало отличающаяся от антимадонны или Леди Гаги. Это очередной продукт поп-культуры, предназначенный для массового потребителя, но даже богохульствующая антимадонна не доходила до столь открытых заявлений.

Клип на песню Die young — далеко не первый в истории музыки короткий ролик о грязном, в том числе гомосексуальном, сексе. Певица призывает «оторваться этой ночью так, будто нам суждено умереть молодыми». Это избитый мотив дешевой поэзии, но изображение на экране наполняет эти слова новым смыслом. Мелькают перевернутые кресты, пирамида с оком Ра (не путать с символом Святой Троицы) и подобные образы. Появляется нечто похожее на пентаграмму и карты, напоминающие таро. В конце приезжает полиция и стреляет в направлении разнузданной банды, а певица идет навстречу пулям. Клип несет в себе два послания: призыв наслаждаться жизнью и, что гораздо более опасно, пожертвовать свою жизнь в ходе сатанинского ритуала, состоящего из кощунственных действий, свободного секса и извращений.

Хотя Kesha не занимает в поп-культуре такого же важного места, как «звезды», описанные мной ранее, ее клип не должен оставлять нас равнодушными. Можно предположить, что такой открыто сатанистский ролик — это часть пиара певицы. Во-первых, раз она не является заметной фигурой, можно сделать вывод, что мы имеем дело с зондированием общественного мнения. Расчет здесь простой: в случае провала погаснет звезда, которую легко заменить новой. Во-вторых, именно потому, что это певица «категории Б», ее выходки не вызовут столь же сильной реакции, как это могло бы произойти в случае более узнаваемого исполнителя.

Тем не менее песня Die young уже проникла в наши дома и, видимо, там останется. Отдан очередной фронт. Еще недавно подростки, дергавшиеся под музыку Бритни Спирс, говорили, что бритье головы и рисование на ней трех шестерок — это безумие. Сейчас «безумие» перешло в разряд попсы. Сатанизм, который еще недавно считался чем-то «эксклюзивным», превратился в очередную вещь, которую будут считать нормальной (если не начнут практиковать) подростки всего мира. Родители! Ваши дети оказались на резком повороте, а у края глубокой пропасти. Если вас еще не ужасает сопутствующая вашим отпрыскам поп-культура, самое время начать бояться.

сайт Горловской и Славянской епархии

Эпатажный вид, татуировки, пирсинг, оглушающий ритм бас-гитары и ударных, рёв вокалиста на сцене… Нужно ли православному человеку всё это? В отличие от другой музыки, рок и металл — не просто увлечение. Они определяют стиль жизни, поведение и образ мышления. Вот почему ни одно другое музыкальное направление не вызывает столько споров в православной среде. Рокеры, употребляющие наркотики и кончающие жизнь самоубийством, толпы фанатов, преклоняющихся перед лидерами групп, демонические образы в песнях, агрессивный протест против этого мира у панк-рокеров… О том, нужно ли завязывать с роком, если ты пришёл к вере, размышляет настоятель храма иконы «Всех скорбящих Радость» Доброполья священник Димитрий Паламарчук.

Священник Николай Кокурин, клирик Нижегородской епархии, помощник благочинного Сокольского округа по культуре

«С кем ты?»

Может ли христианин слушать рок-музыку? Может. А почему нет? Христианин вообще такой человек, который может всё. Правда, есть и другой аспект: всё, что мы в себя помещаем, нами потом и становится. Некоторые исполнители, некоторые песни призывают к хулиганству, употреблению наркотиков, оккультизму и тому подобному. Один из критериев, по которому христианин должен смотреть, может он слушать эту музыку или нет, — ее наполнение. Направлений в рок-музыке до того много, что свести его только к наркотикам и дьяволу, к сожалению или к счастью, не получится.

Сейчас нужно очень осторожно подходить к выбору музыки. Но есть ряд групп, которые поднимают действительно очень важные темы.

Однажды старцы пришли к преподобному Антонию Великому и спросили: «Что самое главное в христианстве?» Он отвечает: «А вы что думаете?» Один встаёт и говорит: «Самое главное — это пост». Все: «Да! Точно, пост!» Антоний спрашивает у другого: «А ты что думаешь?» Тот: «А я думаю, самое главное — это молитва, потому что если нет молитвы, какой там пост». Все говорят: «Точно! Молитва!» Третий говорит: «Главное, знаете, не пост и не молитва, главное — послушание. Какими будут молитва и пост, если нет послушания?» Те говорят: «О! Точно! Он прав!» А преподобный Антоний говорит: «Знаете, и с молитвой можно в прелесть впасть, и постом можно себя измучить, и послушание можно превратить в рабство. Главное в христианстве — это рассуждение».

Вот если мы к выбору музыки будем подходить с рассуждением, то мы поймём, что нам можно слушать из рока, а что лучше не надо — не только пользы не принесёт, но и навредит, наверное.

За некоторыми исключениями, в рок-музыке ничего плохого нет. Я знаю, что многие православные слушают AC/DC кроме песни «Дорога в ад». Слушая западные группы, мы, в основном, не вдумываемся в слова. Можно слушать, знать примерно, о чём поётся в песне, но не соответствовать тем словам, которые там есть. Главное — понять, почему я это слушаю. Слушание музыки не должно быть в ущерб молитве или духовному чтению.

Есть ряд рок-групп, которые не то что не пропагандируют зло, а, наоборот, поднимают очень важные социальные и моральные темы: «Задумайтесь! Посмотрите на окружающий мир, окружающих вас людей». Они говорят, что не везде красивая картинка, что есть ряд людей, которые живут за гранью бедности, что планета наша погибает в мусоре, что мы перестали ценить близких людей и вообще дорожить человеком…

Есть группы, которые открыто пропагандируют сатанизм и говорят, что якобы он ни к чему плохому не призывает и даже что это любовь к человечеству. Музыку, которая пропагандирует оккультизм, человек долго слушать не может: она очень приедается. Ещё в студенческие годы мне посоветовали группу Behemoth. Это польские блэк-металлисты. Адам Дарский — их вокалист, который победил рак и всем говорил: «Причём тут Бог? Бог тут ни причём». Они открыто пропагандируют сатанизм. Я прослушал несколько их альбомов, и мне стало скучно: у них все альбомы одинаковые. Не за что зацепиться. Любое творчество — это дар Божий. И если он не направлен в сторону Бога, он становится таким, как у группы Behemoth — всё одно и то же.

Мы не можем однозначно сказать, хорошая или плохая музыка у Linkin Park. Их вокалист Честер Беннингтон повесился. Но сколько людей благодаря его творчеству, особенно раннему, не свели счёты с жизнью из-за того, что они были белыми воронами? Они пели о том, что ты — это ты, и тебе не надо быть похожим на кого-то, старайся быть похожим на себя. В результате задумываешься о том, что я — не я, что я всё время пытаюсь подражать кому-то, где же настоящий я?

Рок до того широк… Есть такая группа — Hollywood Undead («Голливудская нежить»). С ними не хотела сотрудничать ни одна звукозаписывающая студия. Во многих песнях они поднимают важные социальные проблемы, и делают это довольно нелицеприятно. Их просили: «Вы чуть-чуть помягче, и мы с вами будем работать на ура». Они отвечали: «А в чём смысл тогда того, что мы делаем?» Но у них же есть ряд песен, лишенных нравственной или социальной тематики.

Рок можно разделить на коммерческий и некоммерческий. Кто-то, как AC/DC, выпускает четырнадцать одинаковых альбомов, и их все слушают, а кто-то ищет темы, на которые можно поговорить, и своё звучание, экспериментируют со звуком. Они не идут на компромиссы с собой ради прибыли. У них цель другая — донести до людей то, что они пережили, прочувствовали.

Рок христианский и христианствующий

Многие спрашивают: может ли рок быть христианским? На американской сцене есть направление «христианский рок». Но если мы посмотрим на тех людей, которые позиционируют себя как христианские исполнители, то увидим некоторое несоответствие. В своих песнях они призывают: ходите в церковь, читайте Библию, и всё будет хорошо. Поднимают какие-то, правда, интересные темы. Но есть другая сторона этой медали: их личная жизнь. Когда ты слушаешь какую-то группу, вольно или невольно интересуешься, что нового происходит в их жизни. И именно американских христианских рок-музыкантов можно обвинить в том, что они далеко не христиане. Они не соответствуют тому, что пропагандируют в песнях. Могу сказать, что лишь одна из известных мне групп, которая позиционирует себя как христианская, обошлась без громких скандалов — это Skillet.

Мне кажется, что выражение христианских истин в рок-музыке происходит неосознанно. Константин Кинчев не кричит на каждом углу, что он православный, но все знают, что он верующий. Когда у Кинчева спросили уже после прихода к вере: «Вы бы что-то поменяли в своей жизни, если был бы шанс вернуться?», он сказал, что нет: «Если бы я не прожил ту жизнь, которую прожил, я бы не стал собой, я бы не узнал себя».

Мне очень понравился и ответ Константина Кинчева, когда его обвинили в сатанизме из-за обложки альбома — на ней были изображены люди со штрихкодами на лбах. Он не стал оправдываться или отвечать на обвинения, а только спросил: «А вы вообще альбом слушали? Послушайте».

Валерий Кипелов ушёл из «Арии», когда сказал: «Ребята, песню «Антихрист» больше не поём». Группа с ним не согласилась.

Творчество не стоит на месте. Мне непонятны люди, которые, если группа выпускает альбом с новым звучанием, непохожий на предыдущие, говорят: «Они скатились, продались, опопсели». Но творчество предполагает развитие. Меня очень радует, когда «тяжёлые» группы начинают играть более мелодичную музыку. Если группа играет музыку, отличную от той, что играла двадцать лет назад, это нормально — ведь музыканты сейчас стали другими. Многие со временем понимают ответственность — что то, что они сейчас играют, кому-то запишется в сердце. Люди воспринимают музыку как то, что даёт жизни вкус, заставляет задуматься о том, о чём они раньше не задумывались. И если человек слушает какое-то направление в музыке, он тоже не может оставаться на одном месте — он должен развиваться.

Есть русская рок-группа Lumen, которая в своих песнях призывала: «Хватит играть в Че Гевару. Пора им становиться». Че Гевара — революционер. В их песнях говорилось: хватит терпеть этот строй, давайте устроим бунт. Но если мы посмотрим на человеческую историю, то увидим, что когда рабы становились господами, а господа рабами, по факту ничего не менялось. Получается, это призыв просто поменяться местами — но в масштабе ведь ничего не изменится. Однако есть у них и другие песни. Там есть слова: «Гори, чтобы светить. Гори, но не сгорай». Здесь уже задумываешься, что ты должен нести свет. А где его взять, если в душе темнота? И эти слова заставят человека задуматься о вечном. Одна и та же группа в разное время писала такие разные песни.

Послушав группу, о которой я уже говорил, Hollywood Undead, понимаешь, что надо что-то менять в своей жизни — я же христианином называюсь. Музыка может отрезвлять. Многие ругают протоиерея Андрея Ткачёва за его грубость и резкость. На мой взгляд, он говорит всё это не тем, кто живёт церковной жизнью, а тем, кто ждёт «толчка в спину», чтобы идти вперёд. Тот, кому это не нужно, может послушать кого-то другого, например, протоиерея Артемия Владимирова. Так же и с музыкой.

Не сотворить себе кумира

Группа Amatory снимала и выпускала на DVD домашние видео — «туровые заметки», которые мне очень помогли не восторгаться ими. Глядя на то, как эти люди ведут себя не на сцене, а в обычной жизни, не возникнет мысли сделать из них кумиров.

Их вокалист Игорь Капранов ушёл со сцены и долгое время жил в монастыре послушником, а сейчас женился и посвятил себя заботе о семье, поёт в церковном хоре. Есть много его интервью, где он рассказывает, как обрёл веру. Он говорит, что в один прекрасный момент понял, что не созидается как личность, а разрушается. И с этим надо было что-то делать. Ему было 25 или 26, когда он об этом начал задумываться. Его друг позвал на Валаам, и он, никому ничего не сказав, туда уехал. Сам рокер говорит о том, что в рок-тусовке единицы сохраняют себя как личность.

Рок — это определённый стиль жизни и способ мышления. Это то, что должно развивать человека. Я не верю, когда говорят, что после рок-концерта люди пошли что-то крушить. Это говорят те люди, которые никогда в своей жизни не то что на рок-концерте, возле рок-концерта не были.

Конечно, смотря что подразумевать под роком. Я, произнося слово «рок», сейчас подразумеваю больше группы пост-гранжа: Nickelback, Three Days Grace… Десять лет назад я бы сказал, что рок — это Suicide Silence, Amatory, Stigmata, Sepultura — нью металл или хардкор. Но когда решил переслушать их — взялся за голову: «Я вообще это слушал?» Не могу сказать, что слушаю только рок. Мне очень нравится и Prime Orcestra — харьковский оркестр, который играет современные хиты, в том числе рок-хиты, Viva Vox — акапельный хор, 2Cellos — дуэт контрабасистов, «Трио Чайковского» — русские виолончелисты…

Рок как путь к вере

Рокеру, возможно, проще прийти к вере, чем тому, кто слушает попсу. Как проще начать худеть человеку, у которого есть лишние 50 килограммов, чем тому, у кого лишних всего килограммов 5. Рокеры зачастую острее видят несовершенство цивилизации и болезнь человеческой души, поэтому у них есть дно, от которого они могут оттолкнуться. Хотя есть и рэп-исполнители «старой школы», которые тоже в своих произведениях стараются что-то важное сказать. Когда человек начинает искать выход, он его находит. А выход один — к Богу. У каждого может быть свой путь, но выход один.

Мой парадокс в том, что я сначала пришёл к вере, а потом пришёл в рок-тусовку. Об этом я уже рассказывал, когда мы говорили о неформалах.

Я выбираю рок

Сегодня, если выбирать, какую музыку слушать, я выберу рок. Из тех групп, что я слушал раньше, для меня значимыми остались Linkin Park, Three Days Grace, Nickelback, несколько треков Papa Roach.

Христианин, который регулярно ходит в храм, исповедуется, причащается, зачастую слушает музыку просто как фон во время спортивных тренировок или уборки дома. Христианин вообще тот человек, который не должен страдать бездельем, он каждую свободную минуту старается что-то сделать или почитать книгу, кому-то помочь . Ему некогда просто так сидеть и слушать музыку.

Как священник, который занимается с молодёжью, я стараюсь быть в курсе происходящего в мире музыки. То, что сейчас популярно, к сожалению, оставляет желать лучшего. Я не вижу никакого развития: всё какое-то очень поверхностное. Но сказать, что вся рок-музыка — это плохо, нельзя. Как и сказать, что вся она хороша, тоже нельзя. Можно сказать словами апостола Павла, которого я очень люблю: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12). И потому, слушая музыку, нужно помнить о заповеди «не сотвори себе кумира» и отдавать себе отчёт, к соответствию каким идеалам эта музыка призывает.

Беседовала Мария Цырлина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *