Российское библейское общество

Росси́йское библе́йское о́б­щество, российская межконфессиональная организация, занимавшаяся переводами, изданием и распростране­нием книг Священного Писания на террито­рии Российской империи. Формально существовало с 1814 по 1826.

Предыстория. Российское библейское об­щество было создано по образцу «Британского и зарубежного библейского общества» (см. статью *Обще­ства библейские). В августе 1812 пред­ставитель этого общества пастор Джон Патерсон прибыл в Петербург с целью напечатать Библию на финском языке. Там он распространил «Обращение», в котором осведомлял русскую общественность о характере и задачах Британского общества. Среди лиц, проявивших горячий инте­рес к делу, оказался князь А.Н.Голицын (1773–1844), личный друг Александ­ра I, сановник, сделавший блестящую карьеру. В прошлом он относился к ре­лигии скептически, как многие вольнодум­цы его поколения. Знакомство с Патер­соном совпало с периодом обращения Голицына к вере, и, заинтересовавшись идеей общества, он устроил свидание пастора с государем. Александр I не только разрешил открыть в России отделение Библейского общества для инославных подданных империи, но выразил желание, чтобы Библия была переведе­на и на русский язык.

6 декабря 1812 был подписан указ о создании отделения Библейского общества в России, а 11 января 1813 в доме Голи­цына собралось его первое заседание. На нем присутствовали митр.*Амвросий (Подобедов), архиепископ Серафим (Глаголевский, впоследствии митрополит), архимандрит *Филарет (Дроздов, впоследствии митрополит), влиятельные светские лица – министры, сенаторы. Президен­том общества был избран Голицын, секретарями В.М.Попов и А.И.Тургенев. Кроме того, избрали 6 вице-президентов и 10 директоров (среди них были выдающиеся русские церковные деятели, в частности протоиерей *Павский и другие).

В соответствии с британским образ­цом было решено издавать Библии без комментариев. Постановили также распространять Писание среди като­ликов, протестантов и новообращен­ных инородцев Российской империи. За один год было открыто 6 отделений, куда поступали добровольные взносы и откуда экземпляры Библии расходи­лись по стране. Сам государь внес в об­щество значительное пожертвование.

Основание и деятельность Российского библейского об­щества. В 1814 императорским указом русское отде­ление Библейского общества было преобразо­вано и названо Российским библейским об­ществом. В него вошли в качестве вице-президентов ведущие православные иерархи. Католиков пред­ставлял митрополит Станислав Сестренцевич-Богуш, армяно-григориан – архиепископ Аванес. Была издана специальная брошю­ра, разъясняющая цели и методы Российского библейского об­щества. Публиковались отчеты о его деятель­ности («Известия о действиях и успе­хах библейских обществ в России и других государствах», СПб.,1824).

Планы Российского библейского об­щества вызвали большой энту­зиазм. В столице и провинциальных отделениях интенсивно собирались средства. Душою общества были архимандрит Филарет (Дроздов) и протоиерей Павский. В 1816 Российское библейское об­щество издало церковно-славянскую Библию и подняло вопрос о русской Биб­лии (до того времени существовал лишь перевод Рим. архиепископа*Мефодия Смирнова). Хотя уже тогда раздава­лись голоса против перевода Библии на «простонародный» язык, воля им­ператора и аргументы ревнителей Слова Божьего сыграли решающую роль. Впрочем, Святейший Синод не решил­ся официально возглавить и дать свою санкцию предприятию, возложив ос­новную ответственность на Российское библейское об­щество.

В 1818 вышла славяно-русская *билингва Четвероевангелия. Перевод принадлежал протоиерею Павскому, архимандриту Поликарпу (Гайтанникову; 1787–1837), ректору СПбДА, а затем МДА, архимандриту Моисею (Антипову-Платонову), ректо­ру КДС, а затем КДА, и Филарету (Дроздову). Год спустя Четвероеван­гелие вышло 3-м изданием с добавлением Деяний. Предисловие было подписано митрополитом Михаилом (Десницким), митр. Серафимом (Глаголевским) и архиепископом Филаретом (Дроздовым). Оно датиро­валось 30 марта 1819. Государь предва­рительно ознакомился с ним и дал свое одобрение. В 1821 был закончен пере­вод всего Нового Завета и начат перевод Ветхого Завета. Его делали главным образом Филарет (Дроздов) и Павский. В основу был положен *масоретский текст, причем в предисловии Филарет разъяснял различия между еврейским Ветхим Заветом и *Септуагинтой. В 1822 вышла Псалтирь в русском переводе.

В своем отчете за 1818 Российское библейское об­щество еще раз подчеркнуло свой межконфессиональный, или, говоря современным языком, экуменический, характер. «Небесный союз веры и любви, – говорилось в от­чете, – учрежденный посредством библейских обществ в великом христиан­ском семействе, открывает прекрас­ную зарю брачную для христиан и то время, когда будет един Пастырь и еди­но стадо, то есть когда будет одна бо­жественная христианская религия во всех, различного образования, христи­анских исповеданиях». За 13 лет дея­тельности Российского библейского общества, при сотрудничестве 290 комитетов, было издано 867 106 экземпляров Библии (полной и частями), из них на русском и славянском языках 145 тыс.

Всего трудами Российского библейского общества Писание было опубликовано на 41 языке, причем 14 переводов было сделано заново: рус­ский, татарский, сербский, татаро­-турецкий, татаро-оренбургский, турец­кий, чувашский, мордовский, бурято­монгольский. Семь переводов (еврей­ский перевод Нового Завета, вотяцкий, пермяц­кий, вогульский, остяцкий, ненецкий, осетинский, другой вариант турецкого) не успели появиться в печати. Над этими переводами трудились преимущественно русские миссионеры: протоиерей Феодор Любимов, священник Троянский и другие. Кроме того, бы­ло изготовлено несколько комплектов *Брайлерской Библии для слепых. Сотрудникам Российского библейского общества выплачивалось госу­дарственное жалованье, но было и много доб­ровольных участников в деле перевода, издания и распространения Библии.

Противники Российского библейского общества и борьба вокруг него. Несмотря на кажущуюся ясность задач библейского общества и подлинно хри­стианский его характер, оно одобря­лось далеко не всеми. Причин тому бы­ло несколько.

1) Президентом Российского библейского общества был Голицын, ставший в 1816 министром народного просвещения, а в 1817 – министром объединенного ведомства духовных дел и просвещения. Между тем Голи­цыну противостояла сильная оппозиционная партия. Возглавлял ее граф А.А.Аракчеев (1769–1834), стремив­шийся стать первым лицом среди при­ближенных государя. Используя недо­верчивость царя, он пугал его револю­ционными веяниями Запада, которые, как он указывал, распространяют Го­лицын и его общество. Немалую роль сыграл и австрийский министр Меттерних, толкавший Александра I на ужесточе­ние политического режима.

2) Недовольны Голицыным были и люди, либерально настроенные, усматривающие в действиях министерства духовных дел «власть ханжества».

3) К обществу примкнуло множест­во людей, правоверие которых казалось весьма сомнительным, и в действи­тельности это так и было. Сложное яв­ление «мистицизма Александровых времен» включало в себя как здоровые элементы, так и много чуждого не только православию, но и христианст­ву вообще. Образованное русское общест­во, зараженное в 18 в. рационализмом и вольтерьянством, возвращаясь к ве­ре, часто шло окольными и извилисты­ми путями. Официальная Церковь не удовлетворяла многих неофитов, и поэто­му они стали искать нетрадиционные виды религиозности. Умножилось число юродствующих сектантов, ок­культистов, масонов, розенкрейцеров, иллюминатов и всякого рода кликуш. Немалое число их вошло в Российское библейское об­щество. По­этому многие иерархи и клирики, в частности, петербургский митрополит Серафим (Глаголевский), постепенно отшатнулись от него. Лишь немногие, такие как митрополит Филарет (Дроздов), умели отделить в нем «зерно от мякины». Кроме того, «мистицизм» связывали с тайными революционными группировками. События 14 декабря дали в руки противников «мистицизма» и Российского библейского общества сильный аргу­мент.

4) «Экуменизм» Российского библейского общества далеко не у всех находил понимание и к тому же отличался весьма расплывчатой *экклезиологией. Адмирал А.С.Шишков (1754–1841), фанатичный враг русского перевода Библии, с возмущением пи­сал: «Не смешны ли в библейских об­ществах наши митрополиты и архие­реи, заседающие, в противность апо­стольских постановлений, вместе с лютеранами, католиками, кальвинами, квакерами, словом, со всеми иноверца­ми? Они, с седою главою, в своих ря­сах и клобуках, сидят с мирянами всех наций, и им человек во фраке пропо­ведует слово Божие».

5) Трагические последствия имело и то, что Святейший Синод, хотя и разрешил русский перевод, но не авторизовал его. Партия врагов этого перевода набира­ла силу по мере того, как слабели по­зиции Голицына и менялся внутриполитический курс Александра I. Шишков и его сторонники вообще отрицали, что есть нужда в переводе. По мнению ад­мирала, славянский и русский языки суть почти одно и то же. Точнее, русский он счи­тал вульгарным вариантом славянско­го, недостойным Библии. В пылу по­лемики он забывал, что само славянское Пи­сание является тоже переводом. «Как же дерзнуть, – восклицал он, – на пе­ремену слов, почитаемых исшедшими из уст Божиих?» Объектом нападок стали не только Голицын и «мистики», но и сам митрополит Филарет (Дроздов), конфликт которого с митрополитом Серафимом (Глаголевским) не утих до самой смер­ти последнего.

6) Российское библейское об­щество было не церковным, а госу­дарственным учреждением и существовало лишь до тех пор, пока получало под­держку правительства. Лишившись этой поддержки, оно оказалось обре­ченным.

Ликвидация Российского библейского общества. Партия Аракчее­ва, постоянно атаковавшая государя доносами и письмами, нашла сильную поддержку в лице архимандрита Фотия (Спасского) (1792–1838). «Изуверный обличитель мистических и прочих зловредных происков, – пишет протоиерей Г.Флоровский, – Фотий был при этом человек того же психического склада, что и его противники, и страдал тем же экстатическим недугом. Фотий напи­сал свою автобиографию – очень убе­дительный и очень жуткий автопорт­рет. Перед нами экстатик и визионер, почти вовсе потерявший чувство цер­ковно-канонических реальностей, и тем более притязательный, совсем не смиренный… Всего менее слышится в неистовых воззваниях и выкриках Фотия голос церковной старины или древнего предания. Он для этого слишком мало знал, с отеческими и да­же аскетическими творениями был ма­ло знаком, и на них почти не ссылал­ся». Фотий сначала пытался оказать давление на Голицына, но, не преуспев, при поддержке Аракчеева, повел против него войну. Ему содействовал Шишков, этот, по выражению А.С.Пушкина, «супостат разума». Их интриги достигли цели.

В 1824 Голицын был смещен. Пре­зидентом Российского библейского общества был назначен митрополит Се­рафим (Глаголевский), что должно было предрешить судьбу Российского библейского общества. Вско­ре после своего избрания он сам напра­вил царю представление о необходи­мости закрытия Российского библейского общества. Александру I было трудно примириться с ликвида­цией своего детища, поэтому Российское библейское об­щество но­минально продолжало существовать; однако его отделения постепенно за­крывались, переводческая и издатель­ская работа сворачивалась. В начале 1825 Шишков добился того, чтобы весь ти­раж Пятикнижия (несколько тысяч экземпляров) был сожжен на кирпичном заводе Александро-Невской Лавры. «Это темное пят­но на тех, кто выдумал эту меру», – пи­сал киевский митрополит*Филарет (Амфи­театров). Наконец, 12 апреля 1826 был издан формальный указ о роспуске Российского библейского общества, подписанный уже Николаем I.

Дело русской Библии замерло на несколько десятилетий, хотя Синод и не запретил переводы, выпущенные Российским библейским обществом. Конец Российского библейского общества митрополит Филарет (Дроздов) оха­рактеризовал как «обратный ход к вре­менам схоластическим». По его сло­вам, «восстание против министра духовных дел (Голицына. – А.М.) и против Библейского общества и пере­вода священных книг образовали лю­ди, водимые личными выгодами, ко­торые, чтобы увлечь за собою других благонамеренных, употребляли не только изысканные и преувеличенные подозрения, но и выдумки и клеветы». В качестве «обломка» Российского библейского общества осталось «Евангельское библейское общество», которое было создано по инициативе ми­нистра князя Карла Андреевича Ливена. Деятельность этого общества распро­странялась лишь на протестантское население Российской империи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *