Рождественские рассказы и сказки

Читать онлайн «Рождественские рассказы»

Константин Победоносцев

РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

Рождество Христово и святая Пасха — праздники, по преимуществу, детские, и в них как будто исполняется сила слов Христовых: «Аще не будете яко дети, не имате внити в царствие Божие». Прочие праздники не столь доступны детскому разумению, и любезны для детей более по внешней обстановке, нежели по внутреннему значению…

Однако же и из двух названных больших праздников — дитя скорее поймет и примет простым чувством Рождество Христово.

Как счастлив ребенок, которому удавалось слышать от благочестивой матери простые рассказы о Рождестве Христа Спасителя! Как счастлива и мать, которая, рассказывая святую и трогательную повесть, встречала живое любопытство и сочувствие в своем ребенке, и сама слышала от него вопросы, в коих детская фантазия так любит разыгрываться, и, вдохновляясь этими вопросами, спешила передавать своему дитяти собственное благочестивое чувство. Для детского воображения так много привлекательного в этом рассказе.

Тихая ночь над полями палестинскими — уединенный вертеп — ясли, обставленные теми домашними животными, которые знакомы ребенку по первым впечатлениям памяти, — в яслях повитый Младенец и над Ним кроткая, любящая мать с задумчивым взором и с ясною улыбкой материнского счастья — три великолепных царя, идущих за звездою к убогому вертепу с дарами — и вдали на поле пастухи посреди своего стада, внимающие радостной вести Ангела и таинственному хору сил небесных. Потом злодей Ирод, преследующий невинного Младенца; избиение младенцев в Вифлееме — потом путешествие святого семейства в Египет — сколько во всем этом жизни и действия, сколько интереса для ребенка!

Старая и никогда не стареющая повесть! Как она была привлекательна для детского слуха, и как скоро сживалось с нею детское понятие! Оттого-то, лишь только приведешь себе на память эту простую повесть, воскресает в душе целый мир, воскресает все давно прошедшее детство с его обстановкою, со всеми лицами, окружавшими его, со всеми радостями его, возвращается в душу то же таинственное ожидание чего-то, которое всегда бывало перед праздником. Что было бы с нами, если бы не было в жизни таких минут детского восторга!

Таков вечер перед Рождеством: вернулся я от всенощной и сижу дома в той же комнате, в которой прошло все мое детство; на том же месте, где стояла колыбель моя, потом моя детская постелька, — стоит теперь мое кресло перед письменным столом. Вот окно, у которого сиживала старуха няня и уговаривала ложиться спать, тогда как спать не хотелось, потому что в душе было волнение — ожидание чего-то радостного, чего-то торжественного на утро. То не было ожидание подарков — нет, — чуялось душе точно, что завтра будет день необыкновенный, светлый, радостный, и что-то великое совершаться будет. Бывало, ляжешь, а колокол разбудит тебя перед заутреней, и няня, вставшая, чтобы идти в церковь, опять должна уговаривать ребенка, чтобы заснуть.

Боже! Это же ожидание детских дней ощущаю я в себе и теперь… Как все во мне тихо, как все во мне торжественно! Как все во мне дышит чувством прежних лет, — и с какою духовною алчностью ожидаю я торжественного утра. Это чувство — драгоценнейший дар неба, посылаемый среди мирского шума и суеты взрослым людям, чтобы они живо вспомнили то время, когда были детьми, следовательно, были ближе к Богу и непосредственнее чем когда-либо принимали от Него жизнь, свет, день, пищу, радость, любовь — и все, чем красен для человека мир Божий.

Но это ожидание — радости великой и великого торжества — у ребенка никогда не обманывалось. У ребенка минута ожидания так сливалась с минутою наслаждения и удовлетворения, что не было возможности уловить переход или середину. Ребенок просыпался утром — и непременно находил то, о чем думал вечером, встречал наяву то, о чем говорили ему детские сны: существенность для ребенка — не то же ли, что сон; сон его не то же ли, что существенность? Ребенок утром просыпался окруженный теми же благами жизни детской, которые бессознательно принимал каждый день, — только, освещенные праздничным светом, лица, его окружавшие, были веселее, ласки живее, игры одушевленнее. Чего же более для ребенка? Ребенок не жалел на утро о том, чего ожидал вечером: как было бессознательно вчерашнее ожидание, так и утреннее наслаждение было бессознательно…

О великая таинственная ночь! О, светлое, торжественное утро! Если забуду тебя, если останусь равнодушен к тебе, если перестану слышать те речи и словеса, коих гласы слышатся в тебе всякой душе верующей, — стало быть я забуду свое детство, свою жизнь и самую вечность… ибо что иное вечность блаженная, как не вечная радость младенца перед лицом Божиим!

Сказка-быль о Рождестве Христовом

В Берендеевом царстве, в заснеженном государстве, в бедной лесной деревушке, в крестьянской семье жил да был мальчик по имени Иванушка. Был он любознателен да трудолюбив, не ленился, а исправно выполнял всю работу по дому, жалел своих стареньких родителей и верил в Господа нашего, Иисуса Христа.

Часто после труда садился он под большую елку в самом прекрасном уголке леса, где сугробы были глубокие, где заходящие солнечные лучи оставляли свой последний след на снегу, и мечтал Ванюшка о том, что ночью обязательно отыщет в небе Вифлеемскую звезду. От родителей своих он узнал, что впервые эта звезда зажглась, когда родился кто-то Великий… И этим Великим был Иисус Христос. Тогда по этой звезде Иванушка обязательно дойдет до Вифлеема и увидит те места, где родился Иисус, Спаситель душ человеческих. Ванюша знал, что тот, кто исправно исполняет все 7 христианских заповедей, может добраться до Вифлеема. Хоть и мал был еще Иванушка, но желание у него было большим. И вот однажды раненько встал Ванюша, оделся потеплее, взял котомку с едой, нашел крепкий для себя посошок и отправился в путь-дорогу. Долго шел ли, коротко, видел места диковинные. Но вот в котомке остались лишь одни крошки да посох совсем сломался. И очутился он наконец-то в Иудейском государстве. Жарковато стало. Снял с себя Иванушка одежды теплые и пошел дальше. К вечеру прибыл он в город Вифлеем, нашел пещеру, где у девы Марии родился сын, спаситель мира, Иисус Христос.

Была тихая, ясная ночь накануне Сочельника. Ванюшка закрыл глаза и ему показалось, что как и в те далекие времена, явился ангел Господень и сказал: «Не бойся, я возвещаю тебе радость для всех людей. В Вифлееме родился спаситель мира». Очнулся мальчик, но никого не увидел: ни ангела, ни ребенка, лежащего в яслях. Было кругом тихо и спокойно. Поднял Ваня глаза в небо и увидел Вифлеемскую звезду. Так на Руси появился праздник Рождества Христова. Вернулся Ванюшка домой. Родители его живы-здоровы. Теперь мечта его сбылась. На следующий год в Сочельник ходил он по деревне с ребятишками славить Иисуса Христа:

Коляда! Коляда!

Пришла Коляда

Накануне Рождества.

Мы ходили, мы искали

Коляду святую

По всем дворам,

По всем переулочкам.

Нашли Коляду,

Стали славить Христа.

А вас поздравляем

С наступлением праздника

Рождества Христова.

Хозяину желаем накопить грошиков,

А хозяюшке – принимать гостей со всех волостей.

Нам же дайте вареник,

Горсточку кашки, кольцо колбаски.

Все подарки складывали в мешок, но ничего не ели. Все ждали, когда на небе зажжется Вифлеемская звезда. Наступила великая Рождественская ночь, но спать никто не ложился. Всем было радостно и легко на душе… Но вдруг раздается первый удар колокола, и все спешат в церковь. Иванушка тоже спеши, в церкви же народа полным-полно. Здесь и стар и млад. Иванушке любо-дорого смотреть на молящихся людей. Потом с самого утра Рождества Христова начинается веселье: катание на санках, взятие «снежной крепости», бег в мешках по сугробам.

Да, чего только не придумают ребячьи разудалые головушки! Вот и Зайцы, и Лисы, и даже Медведи водят хороводы, подкатываются под ноги ребятишек, и вырастает куча мала… Да, веселый праздник- Рождество Христово.

Я был у Ванюшки в гостях, угощался сладостями, принимал участие в рождественских забавах, и чего и вам желаю!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *