Русская философия 18 19 века

XIX век — важная эпоха в самосознании русского народа, весь он будет проникнут стремлением к свободе и социальной справедливости. Открывшая это столетие Александровская эпоха является одной из интереснейших в русской истории. Первая половина царствования Александра I была окрашена в цвет свободомыслия и стремления к реформам. Но страх перед освободительным движением, которое начало бурно развиваться особенно после победы над Наполеоном, привел к тому, что император отдал Россию во власть деспота и реакционера Аракчеева. Заканчивается правление Александра I восстанием декабристов на Сенатской площади.

По своим философским воззрениям декабристы принадлежали к различным течениям и школам. И хотя ни один из них не создал собственное оригинальное учение, тем не менее, своим интересом к философской проблематике они в значительной степени привлекли внимание образованных людей к этой сфере духовной культуры. Наиболее интересны у декабристов их работы социально-политической направленности. Здесь в первую очередь необходимо отметить «Русскую правду» П.И.Пестеля (1793 — 1826) и три проекта конституции Н.М.Муравьева (1796 — 1843), несущие явный отпечаток идей французских просветителей.

Известно, что организованное Северным обществом восстание в декабре 1825 года в Петербурге потерпело неудачу. И начавшаяся вслед за ним реакция приводит к тому, что общественная деятельность для многих интеллектуалов становится невозможной. Но невозможность политической и социальной активности создает предпосылки для рефлексии, для поисков нового мировоззрения. Как это ни парадоксально, однако, довольно реакционная эпоха Николая I стала временем пробуждения русской мысли. И толчком к этому пробуждению явилось влияние немецкой идеалистической философии (Кант, Фихте и особенно Шеллинг и Гегель). Наибольшим влиянием с середины 20-х гг. XIX в. пользовалась шеллингианская натурфилософия и эстетика.

Еще в 1823 году в России возникло «Общество любомудров», в которое вошли кн. В.Ф.Одоевский (1803 — 1869), Д.В.Веневитинов (1805 — 1827) и др. Они собирались тайно и читали свои философские сочинения, но чаще беседовали о произведениях немецких идеалистов. Душой общества был Веневитинов, который настойчиво выдвигал мысль о построении самостоятельной русской философии. Однако ранняя смерть помешала ему реализовать эту идею.

Начиная со второй половины 30-х гг. умами русской интеллигенции овладевает Гегель. Его идеи оказывают сильное влияние на М.А.Бакунина и В.Г.Белинского. Но в то же время пробуждается и самобытная русская мысль. Она глубоко задумывается над тем, что замыслил творец о России, что есть Россия и какова ее судьба. И первым, кто сказал здесь свое веское слово, был П.Я.Чаадаев (1794 — 1856), который, можно сказать, заложил основы философии истории в России. Его перу принадлежат две важные работы «Философические письма» и «Апология сумасшедшего».

Оценка исторического прошлого России и ее «вселенской миссии» носит у Чаадаева двойственный и даже противоречивый характер. С одной стороны, он страстно обличает российскую историю и утверждает, что само провидение как бы исключило Россию из своего благодетельного действия, что она «заблудилась на земле». Поэтому всячески превознося католический Запад, мыслитель ставит его в пример русскому православному народу. Однако позднее он приходит к выводу, что бесплодность исторического прошлого родной страны является в определенном смысле благом, так как тем самым она сохранила свободу и чистоту духа для выполнения великих общечеловеческих задач грядущего: «Провидение создало нас слишком сильными, чтобы быть эгоистами, ибо оно поставило нас вне интересов национальностей и поручило нам интересы человечества».

Противоречивость историософии Чаадаева способствовала тому, что она повлияла на два противоборствующих течения русской общественно-политической мысли 40-х гг. — западников и славянофилов.

К числу виднейших западников принадлежали Н.В.Станкевич (1813 — 1840), В.Г.Белинский (1811 — 1848), А.И.Герцен (1812 — 1870). В основе их убеждений лежало представление о едином общечеловеческом пути развития. Они считали, что в этом развитии западноевропейские народы опередили всех остальных. И Россия идет по тому же пути, но во многом отстает. Поэтому она должна учиться у Запада, должна стремиться усвоить европейскую науку и плоды просвещения. Западники мало интересовались религией и по ряду вопросов критиковали русскую церковь. Они высоко ценили политическую свободу. А некоторые из них были даже сторонниками социализма в той или иной форме.

К виднейшим славянофилам относились И.В.Киреевский (1806 — 1856), А.С.Хомяков (1804 — 1869), К.С.Аксаков (1817 — 1860). Для них была характерна идеализация исторического прошлого России. Славянофилы считали, что русская культура и политическая жизнь развиваются по собственному пути, отличному от западного. И особенность его они связывали со спецификой «русского характера» и влиянием православия, основанного на учении восточных отцов церкви. Историческая миссия России, по их мнению, заключалась в том, чтобы оздоровить Запад духом православия и русских общественных идеалов (в частности, соборности), помочь Европе в разрешении ее внутренних и внешних политических проблем в соответствии с христианскими принципами.

Второй крупный период развития русской философии начинается с XVIII века. Исторически и логически он совпадает с переходом от Руси московской к Руси петровской. Два важных взаимосвязанных фактора, под влиянием которых развивается не только философия, но и вся духовная культура этого времени — процесс европеизации России, связанный с реформами Петра Великого, и секуляризации общественной жизни.

‘ Крижанич Ю. Политика. М., 1965. С. 381.

Раскол русской церкви положил начало разрушению идеала «святой Руси». В XVIII веке, когда Московское государство становится Российской Империей, старый идеал замещается идеалом»великой Руси», который и утверждается в националь­ном сознании. Этому способствовала и отмена Петром I патри­аршества и установление для церкви синодального правления. Церковь попала под власть царя и в зависимость от государст­венной власти.

В это время Россия многое перенимает из западноевропейской культуры, которая развивалась под знаменем эпохи Просвеще­ния. Огромное значение для развития всей духовной культуры России имело основание в 1755 году Московского университета. С этого времени философия отходит от схоластических образов и становится свободной от церкви. Первыми пропагандистами научного знания и философии Нового времени на Руси были Феофан Прокопович, В.Н. Татищев, А.Д.Кантемир и другие. Но наиболее видными представителями философского знания этого периода являютсяМ.В. Ломоносов и А.Н. Ради­щев.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765) свое место в истории русской философии определил прежде всего тем, чтозаложил основы материалистической традиции. Он создал теорию «корпускулярной философии», основанной на атомистическом учении. В качестве вывода этой философии он формулирует знаменитый закон сохранения материи и дви­жения. Согласно этому закону, в основе мироздания лежат мельчайшие частицы, которые Ломоносов вслед за Лейбницем назвал монадами. Однако в отличие от последнего Ломоносов говорит не о духовных, а о материальных монадах и матери­альных атомах. Понятие материи он определяет следующим образом: «Материя есть то, из чего состоит тело и от чего зависит его сущность»1. Надо сказать, что эта дефиниция материи известна еще со времен Аристотеля. Так же, как и последний, Ломоносов говорит, что «тела состоят из материи и формы»2, но при этом он утверждает зависимость формы от материи, а не наоборот, как это делал Аристотель. То есть Ломоносов выступает с материалистических позиций, но как

1 Ломоносов М.В. Избранные философские произведения. М., 1950. С. 98.

2 Там же. С.92.

2 Там же. С.92

и все материалисты своего времени,он понимал материю только в качестве вещества.

Однако материализм Ломоносова не следует понимать упро­щенно. Его философия носит секуляризованный, антиклерикаль­ный характер. Это бесспорно. Ломоносов довольно резко крити­кует и церковь, и невежество попов. Но вместе с тем он стремится примирить естественнонаучное и теологическое объ­яснение мира и в принципе не отвергает Бога — творца. «У многих глубоко укоренилось убеждение, — писал он, — что метод философствования, опирающийся на атомы, либо не может объяснить происхождение вещей, либо, поскольку может, отвергает Бога-творца. И в том, и в другом они, конечно, глубоко ошибаются, ибо нет никаких природных начал, которые могли бы яснее и полнее объяснить сущность материи и всеобщего движения, и никаких, которые с большей настоятельностью требовали бы существования всемогущего двигателя»‘. Налицо, таким образом, позиция классического деизма.

Близка к этой характерной для XVIII века деистической позиции была и философияАлександра Николаевича Ради­щева (1749—1802). Он, как и Ломоносов, был хорошо знаком с западной философией, в том числе и с французским материализ­мом. После выхода его знаменитой книги «Путешествие из Петербурга в Москву», в которой он беспощадно обличает крепостничество и самодержавие,Радищев становится пер­вым русским философом, провозгласившим идею чело­вечности не в лоне религиозной философии, а в качестве основного стержня секуляризированной, светской обще­ственной мысли. В своей социальной философии он опирался на идеи естественного права, что давало превосходную возмож­ность показать весь ужас существующей социальной реальности. Отсюда проистекает и тот пафос гуманизма и свободы, которым проникнута его философия и его стремление к установлению «естественного» общественного устройства.

Радищев был убежден в объективном характере природы. «Бытие вещей, — пишет он, — независимо от силы познания о них и существует по себе»2. Человек же, хотя и является самым

‘ Ломоносов М.В. Избранные философские произведения. М., 1950. С. 93.

Радищев А.Н. Избранные философские и общественно-политические произведе­ния. М» 1952. С. 315.

совершенным продуктом этой природы, но «взоры свои отвраща­ет от тления, устремляет за пределы дней своих, и паки надежда возникает в изнемогающем сердце»‘. Другими словами, чтобы обрести надежду и жизненный смысл, человек все-таки стремит­ся обратить свои помыслы «за пределы дней своих», т.е. в потусторонний мир.

3. Русская философия XIX века (до возникновения философских систем 70-х годов)

По существу,самостоятельное философское творчество в России начинается именно в этот период, хотя фундамент его был заложен в конце прошлого века. Из философских направле­ний первой четверти XIX в. следует отметить прежде всего то, которое тяготеет к Шеллингу. Представителями шеллингианства были профессора Московского и Петербургского университетов Д.М.Велланский, И.И. Давыдов, М.Г. Павлов, которые много сделали для развития и пропаганды философии, в том числе и для создания в 1823 году первого в России «Общества любомудров». В него входили В.Ф. Одоевский, Д.В. Веневити­нов, И.В. Киреевский, А.И. Кошелев и другие. К «обществу» примыкали В.К. Кюхельбеккер и А.С. Хомяков.

Однако первым, кто положил начало самостоятельному фило­софскому творчеству в России, был Петр Яковлевич Чаадаев (1794—1856). Свои взгляды он изложил в знаменитых «Филосо­фических письмах». После публикации в 1836 г. первого из них автор был объявлен сумасшедшим и посажен под домашний арест.

Центральное место в учении Чаадаева занимает философия человека и философия истории. Человек, писал он, существо двойственное: природное и духовное. Задача философии состоит в том, чтобы изучать его не как природное, а как духовное существо. При этом Чаадаев исходит из принципа методологи­ческого и социологического коллективизма при изучении чело­века: человеческая коллективность определяет индивидуаль­ность, а коллективный разум — субъективный. Идеология инди­видуализма оказывается, таким образом, порочной в самом

1 Радищев А.Н. Избранные философские и общественно-политические произведе­ния. М., 1952. С. 331.

своем основании. Коллективистская сущность человека является тем основным фактором, который отличает его от животного, и без общения с другими людьми, пишет Чаадаев, «мы бы мирно щипали траву», т.е. так и оставались бы животными.

Философия истории Чаадаева зиждется на принципепро­виденциализма. Определяющим фактором общественного раз­вития является божественное провидение. Божественная воля, лежащая в основе истории, с наибольшей полнотой воплощается в христианстве. Оценка исторического процесса России и ее исторической миссии носит у Чаадаевадвойственный и даже противоречивый характер. С одной стороны, он страстно обличает Россию и ее историческую роль; говорит о том, что само провидение как бы исключило ее из своего благодетельного действия, что она «заблудилась на земле», и мы живем лишь одним настоящим без прошлого и будущего, что «исторический опыт для нас не существует» и т.д. и т.п. Всячески превознося католический Запад, Чаадаев ставит его в пример православной России. Но, с другой стороны, он пишет, что именно в силу своего отличия от Запада Россия имеет особую, «вселенскую миссию», заключающуюся в осуществлении «интересов челове­чества». Возражая против своих же ранних обвинений в адрес России, называя статью, в которой они содержатся, «злополуч­ной», он пишет, что ее ждет великое будущее. «И это великое будущее, которое, без сомнения, осуществится, эти прекрасные судьбы, которые, без сомнения, исполнятся, будут лишь резуль­татом тех особенных свойств русского народа, которые впервые были указаны в злополучной статье»‘.

Следует также отметить, что историософская концепция Чаа­даева включает в себя ипринцип географического детерми­низма. Особенно это относится к отечественной истории. «Гео­графический фактор» определяет, по его мнению, характер всей нашей общественной жизни, является господствующим во всей нашей истории и «содержит в себе, так сказать, всю ее филосо­фию»2.

Роль исторической концепции Чаадаева, как и сама эта

1 Чаадаев П.Я. Полное собрание сочинений и избранные письма. Т. 1. М., 1991. С. 536.

2 Там же. С.538.

140 __________________________________

концепция, противоречива. С одной стороны, прославляя Запад, он явился предтечей западничества в России. С другой стороны, оправдание исключительности России, ее особого предназначе­ния послужило утверждению славянофильства. Сам автор, ко­нечно, осознавал двойственность своей позиции и связывал ее с тем, что наш народ пока далек от «сознательного патриотизма» и любит отечество на манер тех юных народов, «которые еще отыскивают принадлежащую им идею, еще отыскивают роль, которую они призваны исполнить на мировой сцене»‘. Правота автора по вопросу о неопределенности характера национальной идеи обнаруживается сразу же, как только мы обратимся к представителям русской общественной мысли, идущим вслед за Чаадаевым. Два направления, противоположным образом объяс­няющие смысл и значение русской идеи, предстают перед нами:

Русская светская культура начала формироваться вследствие реформ Петра Великого, проведенных в первой четверти XVIII столетия. В своей деятельности царь опирался на преданных его делу сподвижников — на Феофана Прокоповича, В.Н.Татищева, А.Д.Кантемира и др. Феофан Прокопович (1681 — 1736) в трактате «Духовный регламент» обосновал идею приоритета государства над церковью. Самобытным представителем «ученой дружины» Петра был В.Н.Татищев (1686 — 1750). Ему принадлежит первая в России классификация наук, основанная на принципе полезности. Рассматривая философию как «науку наук», он полагал, что ее запрещают или недооценивают либо невежды, либо те, кто сознательно стремится удержать народ в неведении и раболепстве. А.Д.Кантемир (1708 — 1744) заложил основы русской научной терминологии и дал разъяснение основополагающих философских понятий.

Классический период русского Просвещения представляет М.В.Ломоносов (1711 — 1765). Он был прежде всего крупнейшим естествоиспытателем, а философских проблем касался постольку, поскольку они могли иметь отношение к его научным исследованиям. Подвергая критике религию, но не отвергая существование Бога, великий ученый стоял на позициях деизма. По его мнению, мир материален и развивается по своим внутренним законам, однако его сотворил Бог и сообщил ему первотолчок. Ломоносов следовал теории двух истин, полагая, что «негоже математику циркулем мерить божескую волю, и также глупо химию учить по псалтырю». Мир веры и мир знаний имеют собственные сферы, а посему они не должны вступать в противоречие друг с другом.

Среди западных влияний на русской почве во второй половине XVIII в. первое место занимало вольтерианство. Тогда имя Вольтера было знаменем, под которым объединялись все те, кто с беспощадной критикой отвергал старину — бытовую, идейную, религиозную; те, кто выступал за самые смелые нововведения и преобразования. Скептицизм, ирония, критика общественного строя, осмеяние суеверий, преклонение перед разумом, решительное отрицание чудес — таковы основные мотивы русской мысли, развивавшейся под знаменем «новых идей».

Именно вольтерианство положило начало русскому радикализму, как политическому, так и идейному. И самым значительным из радикалов екатерининской эпохи, безусловно, являлся А.Н.Радищев (1749 — 1802). Неслучайно Екатерина II назвала его «бунтовщиком», хуже Пугачева, прочитав написанную им книгу «Путешествие из Петербурга в Москву», где в довольно резких тонах обличается самодержавие и крепостничество.

Как известно, за публикацию данной книги мыслитель был сослан в Сибирь. И здесь он создает объемный философский трактат «О человеке, его смертности и бессмертии». В духе просвещенческого рационализма им приводятся различные аргументы в пользу смертности (в первой половине книги) и бессмертия (во второй ее половине) человеческой души. Бессмертие души Радищев обосновывает следующим образом: цель жизни заключается в стремлении к совершенству и блаженству, и она не может быть напрасной мечтой. Поэтому разумно полагать, что после смерти одной плоти человек приобретает другую и продолжает далее свое совершенствование.

Давая оценку Радищеву как мыслителю, В.В.Зеньковский отмечал, что в нем «очень сильна тенденция к смелым, радикальным решениям философских вопросов, но одновременно велико и философское раздумье. Весь его трактат свидетельствует о философской добросовестности в постановке таких трудных вопросов, как тема бессмертия». И действительно трактат «О человеке» написан в высшей степени зрело. Это — первая русская работа по философии, стоящая вполне на уровне тогдашней философской культуры и не потерявшая интереса по сей день.

Однако, помимо вольтерианского вольнодумства, в Россию проникали и иные западные веяния, являющиеся своего рода оппонентами вольтерианства. Сюда нужно, прежде всего, отнести масонство, которое на Западе было реакцией против одностороннего рационализма и иссушающего душу скептицизма. Оно стремилось примирить разум и веру через «очищение» религии от суеверий. При этом само масонское движение приняло характер некой эзотерической новой церкви, с таинственными посвящениями, со строгой дисциплиной. Масоны не отрицали христианства, но ценили в нем преимущественно моральное содержание.

В России главными представителями масонства были Н.И.Новиков (1744 — 1818) и И.В.Лопухин (1756 — 1816). Они верили в то, что «золотой век» впереди, призывали к «филантропии», указывали, что «просвещение без нравственного идеала несет в себе отраву». Таким образом, в русском масонстве формировались все основные черты «передовой» интеллигенции, для которой на первом месте всегда стояли моральные соображения, сознание долга и служение обществу.

Российское философское общество (РФО) — российская философская организация (научное общество).

РФО является преемником (с 1992 года) Философского общества СССР, созданного в 1971 году. РФО представляет собой некоммерческую, негосударственную общественную организацию, объединяющую философов на основе общности интересов, работающих в области как философских исследований так и преподавания философии. Членами РФО считаются те из них, кто уплатил членские взносы за текущий год. В настоящее время РФО насчитывает более 4 тыс. членов, включая философов ближнего и дальнего зарубежья (например, членами РФО являются 8 философов из США).

В состав РФО входят около 100 региональных и городских отделений, философских обществ, первичных организаций и несколько десятков специализированных подразделений.

Философские конгрессы и конференции

РФО организует регулярные (раз в 2-3 года) Российские философские конгрессы, принимает участие во Всемирных философских конгрессах. В частности, в 1998 году на конгрессе в г. Бостон (США) участвовало 42 члена РФО.

Ежегодно РФО проводит около 100 Всероссийских и региональных научных конференций, Круглых столов, симпозиумов и т. д. по актуальным проблемам философских исследований и преподавания философии.

Структура Российского философского общества

Президент — академик РАН В. С. Стёпин;

первый вице-президент — д.ф.н., проф. А. Н. Чумаков;

главный учёный секретарь — к.ф.н. А. Д. Королёв;

«Вестник Российского философского общества»

Деятельность РФО освещает ежеквартальное периодическое издание общества «Вестник РФО».

Журнал содержит информацию о

  • новой научной и педагогической литературой по философской проблематике,
  • философской жизни в России и за рубежом
  • защите диссертаций
  • жизни и деятельности известных философов

Ежегодно печатается следующая информация:

  • в 3 номере — полный список членов РФО за текущий год.
  • в 4 номере — дополнительный список и план работы общества на будущий год, в котором указываются все предстоящие конференции и мероприятия.

Главный редактор — Чумаков А. Н., доктор философских наук, профессор, первый вице-президент РФО

Ответственный секретарь — Ярощук Н. З., кандидат философских наук, профессор, член Президиума РФО

Адрес

Адрес: 119992, Москва, Волхонка, 14. Российское философское общество.

Телефон :

Ссылки

  • Российское философское общество
  • Вестник Российского философского общества
  • Российское философское общество

Для улучшения этой статьи желательно?:

  • Викифицировать статью.
  • Добавить иллюстрации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *