Русские митрополиты и патриархи

Первый Патриарх Московский и всея Руси Иов (1589-1605) главной целью своей деятельности считал укрепление в России Православия. По инициативе Патриарха были проведены ряд преобразований в Русской Церкви: учреждены новые епархии, основаны десятки монастырей, начато печатание богослужебных книг. В 1605 году отказался присягать Лжедмитрию и был низложен бунтовщиками.

Патриаршество священномученика Гермогена (1606-1612) совпало с трудным периодом в русской истории – Смутным временем. Он открыто выступал против иноземных захватчиков, против возведения на русский престол польского королевича. Во время голода, начавшегося в Москве, Патриарх приказал открыть для голодающих монастырские житницы. При осаде Москвы войсками Минина и Пожарского святитель Гермоген был низложен поляками и заключен в Чудовом монастыре под стражу, где умер от голода и жажды.

Федор Никитич Романов-Юрский, после смерти царя Федора, был одним из законных претендентов на Русский трон, так как являлся племянником Иоанна Грозного. Попав в опалу при Борисе Годунове, Федор Ромнов-Юрский был пострижен в монашество с именем Филарет. В Смутное время Лжедмитрий II захватил митрополита Филарета в плен, где он пробыл до 1619 года. Земский Собор 1613 года избрал на русское царство Михаила Романова, сына митрополита Филарета, утвердив за последним титул Патриарха. Патриарх Филарет (1619-1633) стал ближайшим советником и фактическим соправителем царя Михаила.

Своим преемником Патриарх Филарет назначил архиепископа Псковского и Великолукского Иоасафа (1634-1640). Патриарх Иоасаф произвел большую работу по исправлению богослужебных книг, за шесть лет его правления было выпущено 23 книги, из которых многие были напечатаны впервые. За его короткое правление было основано три монастыря и восстановлено пять прежних, закрывшихся ранее.

В своей деятельности Патриарх Иосиф (1642-1652) большое внимание уделял делу духовного просвещения. По его благословению в 1648 году в Москве было основано духовное училище при Андреевском монастыре – «Ртищевское братство». Именно благодаря Патриарху Иосифу удалось сделать первые шаги к воссоединению Украины (Малороссии) с Россией.

Патриарх Никон (1652-1666) отличался глубокой аскетичностью, духовностью, обширными знаниями и получил особое расположение царя Алексея Михайловича. При активном содействии Патриарха Никона в 1654 году состоялось историческое воссоединение Украины с Россией, затем и Белоруссии. Особо проявил себя Патриарх Никон как церковный реформатор: при нем было заменено двуперстное крестное знамение на троеперстное, исправлены богослужебные книги по греческим образцам.

Седьмым Патриархом Всея Руси был избран архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Иоасаф (1667-1672). В своей деятельности Патриарх Иоасаф II стремился реализовать и утвердить реформы Патриарха Никона. Он продолжил начатое Патриархом Никоном исправление и издание богослужебных книг. При нем были просвещены народности на северо-восточных окраинах России; на Амуре, на границе с Китаем, был основан Спасский монастырь.

Правление Патриарха Питирима (1672-1673) длилось всего 10 месяцев. Был приближенным Патриарха Никона, и после его низложения, Питирим был одним из претендентов на Патриарший престол. Однако его избрали только после смерти Патриарха Иоасафа II. Известно, что Патриарх Питирим в 1672 году крестил в Чудовом монастыре будущего императора Российского Петра I. В 1673 году по благословению Патриарха Питирима был основан Тверской Осташковский женский монастырь.

Правление Патриарха Иоакима (1674-1690) пришлось на трудные для государства и Церкви годы. Усилия Патриарха Иоакима были направлены на борьбу против иностранного влияния на русское общество. Проявил себя Патрирах Иоаким и в области государственного управления: он выступил посредником между противоборствующими сторонами во время возникшей смуты в вопросе о престолонаследии в 1682 году и принял меры для прекращения стрелецкого восстания.
Патриарх Адриан (1690-1700) был 10-м, последним в досинодальный период, Патриархом Московским и Всея Руси. Деятельность Патриарха Адриана связана в основном с соблюдением церковных канонов и охране Церкви от ереси. Расположенный к старине и неохотно отзывавшийся на реформы Петра I, Патриарх Адриан все же поддерживал важные начинания царя – строительство флота, военные и социально-экономические преобразования.
После 200-летнего Синодального периода (1721-1917) Всероссийский Поместный Собор Русской Православной Церкви восстановил Патриаршество. На Патриарший престол был избран митрополит Московский и Коломенский Тихон (1917-1925). Новому Патриарху пришлось решать вопрос об отношениях с новым государственным строем, враждебно относящимся к Церкви в условиях революции, гражданской войны и всеобщей разрухи.
В 1925 году Заместителем Патриаршего Местоблюстителя стал митрополит Сергий Нижегородский. Во время Великой Отечественной войны митрополитом Сергием был организован Фонд обороны, благодаря которому была построена танковая колонна имени Дмитрия Донского, также собирались средства на сооружение самолетов, на содержание раненых, детей-сирот. В 1943 году митрополит Сергий единогласно был избран Патриархом Московским и Всея Руси(1943-1944).
Патриарх Алексий I (1945-1970) был избран на Патриарший престол в феврале 1945 года. Его Предстоятельство совпало с окончанием Великой Отечественной войны и последующая деятельность была связана с восстановлением разрушенных войной храмов, восстановлением связей с Православными братскими Церквами, было положено начало контактам с Римско-Католической Церковью. Установились активные связи с древними нехалкидонскими Церквами Востока, а также с протестантским миром.
В своем Первосвятительском служении Патриарх Пимен (1971-1990) был продолжателем церковного делания Патриархов Тихона, Сергия, Алексия I. Одной из важнейших сторон деятельности Патриарха Пимена было укрепление отношений между Православными Церквами разных стран, развитие межправославных отношений. В июне 1988 года Патриарх Пимен возглавил торжества, посвященные Тысячелетию Крещения Руси, и Поместный Собор Русской Православной Церкви.
С предстоятельством Алексия II (1990-2008) связано время возрождения и духовного расцвета Русской Православной Церкви: открылись тысячи храмов и монастырей, в том числе Храм Христа Спасителя; началась активная подготовка кадров священнослужителей, открылись новые учебные заведения. 17 мая 2007 года произошло эпохальное событие в истории Русской Церкви — был подписан Акт о каноническом общении между Русской Православной Церковью московского патриархата и Русской Православной Церковью Загрaницей.
27 января 2009 года на Поместном Соборе Русской Православной церкви избран 16-ый патриарх Московский и Всея Руси. Им стал митрополит Кирилл.

Родился около 1554–1555 годов в боярской семье Романовых.

Федор Никитич Романов был двоюродным братом (по материнской линии) царя Федора Иоанновича.

Получил прекрасное для своего времени образование. В Разрядных книгах впервые упоминается под 1585 годом.

С 1586 года начал службу в качестве наместника Нижегородского, а затем и Псковского. Выполнил ряд дипломатических поручений.

Был участником Земского Собора 1598 года, на котором был избран на царство Борис Годунов.

Ясный ум и открытый сердечный нрав сделали Федора Никитича популярным в народе, его прочили в преемники бездетному царю Феодору Иоанновичу.

В конце 1600 – начале 1601 года Федор Никитич подвергся опале.

Борис Годунов, достигнув царской власти и опасаясь, чтобы она не перешла из его рук кому-либо из братьев Романовых, как ближайших родственников Царя, нашел предлог разослать их в заточения.

Старший брат Федор сослан был в Антониев Сийский монастырь и насильно пострижен в монашество с именем Филарет. В монастыре сначала содержали его под строгим присмотром, не пускали даже в церковь, и к нему никого не допускали. Потом царь Борис смягчился к Филарету, позволил ему ходить в церковь, велел посвятить его в иеромонаха и сделать даже архимандритом Сийского монастыря.

Лжедмитрий I, заняв Московский престол и выдавая себя за истинного сына царя Ивана Грозного (царевича Димитрия), спешил вызволить из заточения и осыпать милостынями своих мнимых родственников, в том числе и братьев Романовых, и предложил архимандриту Филарету сан митрополита на Ростовской кафедре. В это время Ростовскую кафедру занимал митрополит Кирилл (Завидов; †1619), которому Лжедмитрий I приказал удалиться на покой в Троице-Сергиеву лавру, где он раньше был архимандритом.

В мае 1606 года Филарет хиротонисан во епископа Ростовского с возведением в сан митрополита.

В мае 1606 года был убит Лжедмитрий I.1 июня 1606 года царем был избран Василий Иванович Шуйский, который отправил в Углич митрополита Филарета за останками царевича Димитрия, чтобы развеять миф о спасшемся царевиче. 3–6 июня 1606 года святые мощи страстотерпца были обретены нетленными и перенесены в Кремлевский собор во имя Архистратига Михаила.

В июне 1608 года полчища нового самозванца Лжедмитрия II (он выдавал себя за погибшего в Москве царя Лжедмитрия I) подошли к Москве и разместились в селе Тушине, которое он обратил для себя как бы в столицу.

Проживая в Тушине и не имея сил овладеть Москвою, тушинский вор и царик, как его называли, посылал свои отряды в разные другие места, чтобы покорять их своей власти. Пастыри Церкви везде убеждали народ сохранять верность присяге, данной законному государю, и немного осталось таких священников, которые бы не пострадали за свою ревность. Когда один из отрядов Яна Петра Сапеги вместе с переяславльскими изменниками приблизился к Ростову (11 октября 1608 года) и жители города бежали в Ярославль, митрополит Ростовский Филарет с немногими усердными воинами и гражданами затворился в соборной церкви и, готовясь к смерти, причастился сам Святых Христовых Таин и велел священникам исповедать и причастить всех прочих. Двери церковные не выдержали напора врагов, началась резня. Митрополита Филарета схватили, сняли с него святительские одежды и босого, в одной свитке, повели в Тушино, подвергая его на пути разным поруганиям. В Тушине судьба пленника изменилась. Лжедмитрий II, считая себя сыном царя Ивана Грозного, захотел встретить своего мнимого родственника со знаками уважения, вновь облек его в святительские одежды и даже повелел ему быть «нареченным» патриархом Московским и всея Руси. Оказав столько почестей митрополиту Филарету, самозванец не доверял ему и окружил его стражами, которые наблюдали за каждым его действием.

В это время в России кроме самозванца действовал и другой враг – Польский король Сигизмунд III. В сентябре 1609 года король приступил со своим войском к Смоленску, объявив в своем манифесте, что идет спасти Россию от ее врагов, прекратить в ней междоусобия и кровопролитие, водворить порядок и тишину и что об этом его просили сами русские тайными письмами. В декабре послы Сигизмунда из-под Смоленска приходили в Тушино и между прочим предлагали находившимся здесь москвитянам и нареченному патриарху Филарету, что если они пожелают перейти под власть короля, то король примет их с большой заботливостью, сохранит их веру, права, обычаи церковные и судебные.

Филарет и прочие московские люди поверили обещаниям и чрез своих послов, во главе которых находился известный приверженец самозванцев Михаил Салтыков, объявили королю (27 января 1610 года), что желают иметь государем в Москве сына его Владислава, но при условии, если ненарушимо будут сохранены их православная вера, права и вольности народные.

Король прислал нареченному патриарху Филарету грамоту (в феврале 1610 года), в которой, соглашаясь дать сына своего, королевича Владислава, государем в Москву, удостоверял, что веры греческого закона не нарушит ни в чем. После бегства Лжедмитрия II в Калугу воинский стан в Тушине (5 марта) был зажжен самими поляками и оставлен всеми, а Филарет, которого поляки взяли было в плен и повели с собою «с великою крепостию», на пути был освобожден русскими ратниками и прибыл в Москву.

Когда по низвержении Василия Ивановича Шуйского (17 июля 1610 года) в Москве начали рассуждать, кого избрать в государи, польский гетман Станислав Жолкевский, стоявший с войском в Можайске, настоятельно требовал, чтобы Москва признала своим царем Владислава, и прислал (31 июля) договор, заключенный Сигизмундом с Михаилом Салтыковым и другими русскими послами, приходившими под Смоленск из Тушина. Первый боярин князь Федор Иванович Мстиславский и другие бояре, представлявшие в это время правительство, действительно согласились избрать Владислава и объявили о том всенародно. Патриарх Гермоген (†1612; память 17 февраля/ 2 марта, 12/25 мая, 5/18 октября) сильно противился, настаивая, чтобы избран был православный царь из русских, и указывал двух кандидатов – князя Василия Голицына и четырнадцатилетнего Михаила Федоровича Романова, сына митрополита Филарета.

Сам митрополит Филарет выезжал на Лобное место и говорил народу: «Не прельщайтесь, мне самому подлинно известно королевское злое умышленье над Московским государством, хочет он им с сыном завладеть и нашу истинную христианскую веру разорить, а свою латинскую утвердить». Но командующий польскими войсками гетман Станислав Жолкевский дал присягу за отсутствовавшего 15-летнего Владислава. Бояре заключили договор с гетманом Жолкевским, приняв за основание те условия, которые поставлены были самим королем под Смоленском с Салтыковым и его товарищами.

В сентябре правительство впустило в Москву польские войска. В сентябре 1610 года митрополит Филарет возглавил «великое посольство» под осажденный Смоленск, которое должно было окончательно закрепить статьи августовского договора.

В ходе переговоров митрополит Филарет отказался санкционировать условия договора, в результате чего он был арестован и отправлен в апреле 1611 года в Польшу.

С октября 1610 года вся реальная власть сосредоточилась в руках военных руководителей польского гарнизона и группы «тушинских» изменников, перешедших еще в феврале на службу к королю Сигизмунду III.

13 апреля 1611 года митрополит Филарет из-под Смоленска был вывезен в Польшу и там заключен в Мариенбургскую крепость.

21 февраля 1613 года, в Неделю Православия, был избран на царство Михаил Федорович, первый царь из династии Романовых, сын митрополита Филарета.

2 мая он торжественно вошел в Москву и вступил на царский престол.

Одной из главных забот царя Михаила Федоровича с самого избрания его на престол было освобождение из плена своего отца, митрополита Филарета. С этой целью еще в 1613 году все представители Русской земли, Земский Собор писали Польскому королю Сигизмунду, предлагая прекратить войну и разменяться пленными. В 1614 году такую же грамоту послали московские бояре в ответ польским и литовским панам, изъявившим согласие начать переговоры. К митрополиту Филарету написал и сам государь и послал к нему игумена Московского Сретенского монастыря Ефрема, который и оставался при нем до конца плена. В 1615 году переговоры действительно начались, но не привели к желанной цели; потом не раз возобновлялись, пока продолжалась война, но также не имели успеха, и только к концу 1618 года (1 декабря) окончились заключением Деулинского перемирия между Россией и Польшей на четырнадцать лет и шесть месяцев. Размен пленных, при котором был освобожден и митрополит Филарет, последовал только 1 июня 1619 года. Таким образом, митрополит Филарет пробыл в плену восемь лет, полтора месяца и два дня. Этот продолжительный плен, соединенный с тяжкими лишениями для владыки Филарета, чрезвычайно возвысил его в глазах всех сынов России: на него смотрели как на мученика, пострадавшего за Отечество и за православную веру.

14 июня 1619 года Москва встречала митрополита Филарета. Столица торжествовала: во всех церквах и монастырях пелись благодарственные молебны со звоном. Царь велел освободить узников из темниц, заложил в Москве церковь во имя пророка Елисея, празднуемого 14 июня.

24 июня 1619 года совершилось поставление митрополита Филарета в патриарха Московского и всея Руси.

Торжественное поставление в патриарший сан Филарет принял в Успенском соборе от Иерусалимского патриарха Феофана (прибывшего в Россию ради милостыни) и прочих русских иерархов.

Как отец юного царя и человек государственного ума и политической опытности, он стал первенствующим в направлении государственных дел и придворных отношений. Пользовался большим авторитетом и влиянием. С его именем связаны все государственные и дворцовые события, происходившие в Москве с 1619 по 1633 год.

Он был истинным представителем окрепшей его трудами государственной власти и устроителем государственного порядка. По инициативе патриарха Филарета была произведена перепись населения. Это был очень важный шаг, так как подати собирались с народа по старым писцовым книгам несправедливо, отчего, как писал патриарх, «одним теперь легко, а другим тяжело, и всем людям из Московского государства скорбь конечная».

В делах церковных он всячески поддерживал чистоту Православия. С восшествием на патриарший престол Филарета возобновилось исправление богослужебных книг. По его благословению был исправлен и напечатан несколько раз Требник и Служебник, кроме того, Минеи, Октоих, Шестоднев, Псалтирь, Апостол, Часослов, Триодь Цветная и Постная, Евангелие напрестольное и учительное. Патриарх Филарет сознавал, что для исправления книг нужна была подготовка, и прежде всего знание греческого языка.

В связи с этим он учредил в Москве греко-латинское училище при Чудовом монастыре и назначил его руководителем греческого иеромонаха Арсения, который и занялся тщательным исправлением книг. При патриархе Филарете было напечатано больше книг, чем вышло за все периоды от начала создания типографии. Книги рассылались в монастыри и храмы по цене, в которую обошлось печатание их, без прибыли, а в Сибирь – бесплатно.

По благословению патриарха Филарета были возобновлены и вновь отстроены многие монастыри. Он был милостив к духовенству, щедр для нищей братии, заботился о благолепном праздновании церковных торжеств и порядке в службе. При нем составлен целый устав о трезвонах, за выполнением которого он строго следил.

Устрояя церкви Божии в земле Московской, патриарх Филарет не забывал и далекую Сибирь. Там была учреждена архиепископская кафедра в городе Тобольске. В 1620 году патриарх созвал Собор, на котором был избран на кафедру Тобольского архиепископа архимандрит Новгородского Хутынского монастыря Киприан (Старорусенков; †1634). Патриарх наказывал ему озаботиться исправлением нравов русских поселенцев Сибири и обращать ко Христу племена инородцев.

При патриархе Филарете возобновились сношения Руси с восточными патриархами и в Москву стали охотно приезжать их представители.

Выдающимся событием для Русской Церкви в патриаршество Филарета было принесение из Персии Ризы Господней и установление празднования ей. В феврале 1625 года прибыли в Москву персидские послы, а в марте, представляясь царю и патриарху, поднесли Филарету золотой ковчег, украшенный камнями и бирюзой, говоря: «Государь, Аббас-шах прислал к тебе, великому святителю, ковчег золот, а в нем Великого и Славного Иисуса Христа срачица». Патриарх принял ковчег с благодарностью. После долгих испытаний о том, действительно ли это Риза Господня, патриарх собрал Собор, после которого торжественно было объявлено синклиту и народу о Ризе Господней, и она положена в «медной каморе», устроенной патриархом Филаретом.

В 1626 году по благословению патриарха митрополит Киприан (Старорусенков) написал службу празднику на Положение честной Ризы Господней в Москве.

Патриарх Филарет не был сребролюбив и отличался чувством благодарности, жаловал всех, кто стоял твердо на службе государя в «безгосударное время».

Любил во всем порядок, был расчетлив, нерасточителен, скромен и прост в своих издержках – менял верх на шубе, отдавал старые сапоги в починку, с необыкновенной предосторожностью отдавал чистить и мыть свой единственный белый шелковый вязаный клобук с шитым золотом и серебром херувимом.

Ему постоянно покупали к столу на рынке «хлеб да калачик на 4 или на 3 деньги и на 2 деньги клюквы». Покупка оловянной да деревянной посуды, в свою очередь, свидетельствовала о простоте повседневных потребностей этого святителя.

Патриарх Филарет скончался 1 октября 1633 года. На каменной гробнице патриарха в Успенском соборе была сделана надпись: «1-го октября, в последний час дня, преставися Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея России Самодержца, по плотскому рождению отец, а по духовному чину отец и богомолец, Великий Господин и Государь, Святейший Филарет, Божиею милостию Патриарх Московский и всея России».

Поучение // Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею: в 5 т. – СПб., 1841–1842. – Т. 4. – С. 12.

06 исправлении церковных книг // Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви: в 12 т. – СПб., 1864–1886. – Т. 4. – С. 210–212.

Несколько поучительных грамот // Древняя российская вивлиофика, содержащая в себе собрание древностей российских, до истории, географии и генеалогии российских касающихся: в 20 т. – 2-е изд. – М.. 1788–1791.

Богословский М. С., протоиерей. Московская иерархия. Патриархи. – М., 1895. – С. 16–18.

Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви: в 12 т. – СПб., 1864–1886. – Т. И, кн. 1. – С. 1–71.

Соловьев С. М. История России с древнейших времен: в 6 кн. – 3-е изд. – СПб., 1911. – Кн. 2. – С. 580 и далее.

Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам. – 2-е изд. – М., 1837–1843. – Т. 12.

Четыркин Ф. В. Жизнеописания святейших патриархов Московских и всея России. – СПб., 1893. – С. 30.

Глинский В. В. Россия под скипетром дома Романовых (по случаю 300-летия Романовых) // Исторический вестник. – СПб., 1913, январь.

Орлов Ф. Легенда о митрополите Филарете в Варшаве 1614–1914 гг. (по поводу брошюры М.

И. Устиновича «Митрополит Филарет и царь Василий Шуйский в плену»). – Петроград, 1915.

Его же. Исконно-русское достояние в Варшаве и четвертый раздел (1610–1612) (по поводу сооружения памятника-часовни патриарху Филарету в Варшаве). – СПб., 1912.

Эдинг Б. Н. Ростов Великий, Углич. Памятники художественной старины. – М., изд. Кнебель, . – С. 20.

Толстой М. В. Древние святыни Ростова Великого. – 2-е изд. – М., 1860.

Снессорева С. И. Земная жизнь Пресвятой Богородицы. – 3-е изд. – СПб., 1909. – С. 211.

Карамзин H. М. История государства Российского: в 3 кн. из 12 т. – 3-е изд. – СПб., 1842–1843. – Т. 11,12.

Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковнослужителей. – Киев, 1913. – С. 1405, 1418.

Ратшин А. Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. – М., 1852. – С. 98.

Филарет (Гумилевский), архиепископ. Обзор русской духовной литературы: в 2 кн. – 3– е изд. – СПб., 1884. – С. 220–221.

Летопись церковных событий и гражданских, поясняющих церковные, от Рождества Христова до 1898 года, епископа Арсения. – СПб., 1899. – С. 644, 766, 631.

Бекетов П. П. Портреты именитых мужей Российской Церкви с приложением их краткого жизнеописания. – М., 1843. – С. 11,12.

Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею: в 5 т. – СПб., 1841–1842. – Т. 2, № 38 и 54.

Дополнение к Актам историческим, собранным и изданным Археографическою комиссиею: в 12 т. – СПб., 1846–1875. – Т. 2, № 76.

Всероссийский календарь / Изд. Сойкина. – Пг., 1917. – С. 93–99.

Н. Д. Девятисотлетие русской иерархии 988–1888. Епархии и архиереи. – М., 1888. – С. 11, 24.

Исторический вестник. – СПб., 1884, январь. – С. 23; декабрь. – С. 810.

– 1885, октябрь. – С. 116.

– 1886, январь. – С. 78.

– 1887, май. – С. 259.

– 1888, декабрь. – С. 116.

– 1889, июль. – С. 212.

– 1890, октябрь. – С. 190.

– 1891, январь. – С. 214; июль. – С. 194.

– 1894, июнь. – С. 768.

– 1896. – С. 82.

– 1900, январь. – С. 319, 323.

– 1904, март. – С. 1178–1179; май. – С. 767–768.

Церковный вестник. – СПб., 1891, № 7. – С. 104.

Православный собеседник. – Казань, 1866, январь. – С. 37–38; апрель. – С. 311–321.

– 1867, июнь. – С. 84,123.

– 1907, март. – С. 367.

Русская старина. – СПб., 1875, февраль. – С. 455; апрель. – С. 816, 819.

– 1879, апрель. – С. 733–734.

– 1888, февраль. – С. 394.

Русский паломник. – 1888, № 35. – С. 413–415, 425–426.

– 1913, № 7. – С. 108–109; № 10. – С. 153.

– 1914, № 3. – С. 45–47.

Скворцов H., священник. Московский Кремль // Русский архив. – М., 1893. – Кн. 3. – С. 12, 24.

Из рукописи древлехранилища при Нижегородской семинарии // Русский архив. – М., 1897. – Кн. 3. – С. 153–154,156.

Русский архив. – М., 1901. – Кн. 1, № 2. – С. 184,187–189.

– 1903. – Кн. 1, № 3. – С. 419; кн. 2, № 5. – С. 92.

– 1904. – Кн. 1, № 1. – С. 107; № 2. – С. 287–288.

– 1910. – Кн. 3, № 11. – С. 338.

Журнал Московской Патриархии. – М., 1944, № 9. – С. 13.

– 1945, № 6. – С. 68; № 10. – С. 5.

– 1954, № 5. – С. 33.

– 1957, № 12. – С. 36.

Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2 т. / Изд. П. П. Сойкина. – СПб., б. г. – Т. 2. – С. 2230–2231.

Русский биографический словарь: в 25 т. – СПб.; М., 1896–1913. – Т. 21. – С. 94–103.

Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 41 т. – СПб., 1890–1907. – Т. 35 (кн. 70). – С. 735–737.

Назаров В. Д. Филарет // Советская историческая энциклопедия. – М., 1974. – Т. 15. – С. 76, 77.

Минея май. – М., 1987. – Ч. 2. – С. 139.

Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. – М., 1996. – Т. 6. – С. 79, 80, 94, 96, 98–102, 111, 126–128, 137, 244, 275–298.

Мысли русских патриархов от начала до наших дней. – М., 1999. – С. 43–54.

Солодкин Я. г., Буланин Д. М. Филарет // Словарь книжников и книжности Древней Руси. – СПб., 2004. – Вып. 3. – Ч. 4. – С. 161–168.

Из новых сочинений

Опубликовано в журнале Интерпоэзия, номер 3, 2005


СТАНЦИИ

Кто это там на дорожке беговой
В синей майке разговаривает сам с собой?
Это мастер спорта по тяжелой судьбе
Иван Иваныч Береговой говорит сам себе:
Вот жена убежала, но не жалуюсь, боже ты мой,
Прихожу домой, как будто к себе домой,
Лезу пальцами в соленые огурцы,
Зайдут мужики и скажут: Иваныч, не сцы.
А я им сома на свежей газете,
И сердце сжимается, словно за все в ответе.
Зав. учебной частью Виктор Вольфрам
Ходил в пиджаке и ездил в Орел по делам.
Но пришли достоверные сведения
Из источников компетентных,
Что он не человек, а природная рента
И цифра ее несусветная.
За ним охотились люди, переодетые и секретные.
А он, ни ухом ни рылом, ехал себе из Орла,
Жевал бутерброд и пиво тянул из горла.
А на коленях, как будто живой,
Платок шевелился шелковый, носовой.
Южное Бутово вылезло из-под земли.
Бабка умерла, открыли сберкнижку,
Там всякие суммы оканчивались на нули.
Родственники прибежали шумной толпой,
Даже дядька Степан забросил дачу и перегной,
Напялил бабкин передник и на всех готовил неделю,
Пока делили наследство, рылись в ящиках,
Нашли «репку-сеялку” и не знали, что с ней делать.
Где еще бабка, разве что на магнитном носителе,
Будет всегда молода и приятна чертовски.
Закат догорел, на галёрке сидят телезрители,
Видят Луну и решают, что это Котовский.
Хочу быть Ахматовой
И чтобы Рейн был у меня на посылках.
Молоко можно в пакетах,
А кефир непременно в бутылках.
Жила бы в Коломне, ездила на трамвае,
Меня бы с кондуктором путали и деньги давали.
Компактная сумочка, величественный кивок.
Я Ахматова, говорю, а они:
Мы узнали вас, фрекен Бок.
Над Чусовым поднимается «лисий хвост”.
Полина, ссутулившись, преодолевает мост,
Швейная машинка в руке, ключик в кармане:
Родите меня как блондинку, в чулках от Армани,
Чтоб нежные пальцы и пуговками соски,
Вокруг подъемные краны — строительные мужики.
Уж я бы росла, строилась, свешивалась с балкона,
Воздушные поцелуи пускала и питалась планктоном.
Но крикнул прораб, с усов сдувая тополиный пух:
Иваныч, ты в натуре совсем опух?
Че ты привез? Это не цемент, это какая-то потебня.
Но едет бетономешалка, всеми согласными шевеля.
А в зеркале заднего вида, тощая, как иваси,
Мелькает Полина,
Молчит, о чем ее ни спроси.
Что ищешь в морзянке коротких частот?
Сегодня твой черный архангел поет,
А рядом хрипит, пропадая в шумах,
Уставший за день полководец Аллах.
Воркуют на языке непонятном
Бумажные голуби восьмидесятых.
Одну и единственную вижу тюрьму:
Язык это якорь и тянет ко дну.
Что — песня любви, где и так все знакомо?
Моя дорогая, забудь себя дома,
Меня же оставь средь сибирских болот,
Где чахлые елки и клюква растет.
Вот только заткнулся бы, черт побери,
Голос внутри.
Мне неба не надо, не надо росы,
Ни чаек прожорливых Куршской косы,
За кадром со мной разберутся шутя
Два ангела взрослых и ангел-дитя.
* * *
Не тронь моих чертежей!
Архимед

Люди уехали в город
И даже собаки.
Яблок урожай небывалый
В деревне Дедково.
Последняя бабка
Весила пять килограммов,
Вращала глазами.
С ней говорила сорока
В галстуке
Цвета морковного сока.

Над озером длинным
Гуляет простуда.
Падают яблоки ниоткуда.
Лодки лежат,
Втянув животы.
Маршируют на месте
Яблоневые сады.
Где же ты,
Патриарх Московский
И Всея Руси?
Сходи куда надо
И за меня попроси.
Было бы куда проще,
Превратись я
В нетленные мощи.
Легкая-легкая,
Сухая тростинка,
Репродукция Господа твоего
И Его половинка.

Патриарх выезжает,
Кричит, погоняет шофера.
Лежит за холмами
Обитель «Небесные норы”.
Братья мои,
Усердные ученики,
Были мы елочные игрушки,
Хрупкие морские коньки,
Школьные скрипки,
Щипки и ужимки,
Зашнурованные наспех
Полуботинки,
Сны без сюжета,
Щелчки поворотника,
Очки плюсовые
Иосифа-плотника.
Господи,
В неурочный час
Задвинь в долгий ящик
Всех нас,
Где сказки читает,
Чиста и проста,
Бабушка бога
Иисуса Христа.
ЛИФТ
Мечется в кабине Белла Исааковна,
Давит на кнопки и уже начинает рыдать.
Муж выносил помойное ведро после завтрака,
Сразу все понял и жену побежал извлекать.
Видит: топчутся тапочки парусиновые,
Розовая ночнушка выглядывает из-под халата.
Он схватился руками, напряг лошадиные силы,
Дрогнули тросы и раздвинулись двери как надо.
По этому случаю Белла Исааковна поставила тесто.
Заполночь пили чай и говорили о многом.
Знаешь, Белла, я буду спать рядом, там мое место,
Мало ли что, трясение земли, воздушная эта тревога.
И они полетели, как осенние листья.
Белла Исааковна чихала от уличной пыли.
Он притворялся кузнечиком, притворялся рысью,
А кем еще притвориться, чтобы любили?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *