Рязань монастыри

На Затинной улице, в противоположной стороне от Входоиерусалимской церкви до 1917 года весь уличный квартал занимал необыкновенной красоты старинный Казанский Явленский женский монастырь.

Собор Иконы Божией Матери Казанская в Казанском монастыре
Казанский Явленский девичий монастырь города Рязани (в народе — «Девичий монастырь») был основан в XVI столетий (точная дата не установлена) и находился первоначально на холме у места слияния речек Лыбедь и Трубеж.на территории Рязанского Кремля. Явленскими называли церкви и монастыри, которые воздвигали на месте явления чудотворных икон, в данном случае — явление чудотворной иконы Божией Матери Казанской в Переяславле Рязанском, так в те времена называлась Рязань.

В 1786 году Казанский Явленский женский монастырь был упразднён на Архиерейском взгорье и вновь устроен у Вознесенской церкви, стоящей на въезде в Рязань с Владимирского гужевого тракта «в Новинках» (современная Затинная улица). Земли для монастыря были уступлены ктитором Вознесенской церкви купцом Ипатьевым.

Перенесен был также и чудотворный Казанский образ Божией Матери. При описании имущества Казанского Явленского женского монастыря в 1801 году о любовно сохраняемой в Казанской церкви явленной «Казанской» иконе Богородицы упоминалось следующее: «По левую сторону от царских врат образ Казанския Божия Матере, на ней венец сребреной позлащенной. На венце корона … с разными каменьями сребреная позлащенная чеканная. На короне изображены три светлых малых образов сребренных, которыя обвязаны вокруг жемчугом крупным и мелким. Убрус и риза вынизана жемчугом средним и мелким, камушками красными и зелёными, а на предвечном Младенце корона сребрянная с разными камушками малая да ещё две нитки жемчугу мелкаго на лентачке да двоя серег стразовых ободняго подвесочные со сыпью, состоит же оной образ в доске написанном с чудесами, на которой риза сребренная кованая, у онаго образа привесу три креста, каменныя обложены по концам серебром. Ещё крест кастеной и обложену серебром, пред тем образом лампада медная полужена оловом».
После революции, если верить документам, икона попала в Губмузей вместе с монастырской библиотекой.. Есть сведения, что старинная «явленая» когда-то рязанцам, ныне без ризы, находится на сохранении в одном из рязанских монастырей и непременно будет передана Казанскому собору, как только в нём возобновятся службы.

При игумении Екатерине в 1861 году в монастыре была учреждена община, и при ней больница. В 1868 году, при игумении Евгении (второй), при монастыре открылось четырехклассное училище для девочек. На месте обветшавшей Вознесенской церкви в 1870 году был построен новый соборный храм в честь Казанской иконы Божией Матери и представлял собой двусветный четверик, завершённый купольным сводом с главкой, с обширной трапезной, также увенчанной главкой, в которой помещались Харалампиевский и Сергиевский приделы.

Здание собора было возведено алтарной стороной к Затинной улице губернским архитектором Дмитрием Григорьевичем Канищевым . Средства на возведение храма (монастырских сооружений и прочего в разное время) жертвовали: настоятельница женского монастыря игуменья Евгения, московский купец Никанор Суворов, надворный советник Ф.Н.Стерлигов, дворянка А.И.Трескина, монахини Елисавета и Палладия, протоиерей Дм. Правдин, купцы Осминин, СА.Живаго, В.Н.Рюмина.

В архивных документах о Казанском храме сказано: «… стены выложены сплошной кладкою и обелены (снаружи) известью, кровля покрыта чёрным железом и окрашена белилами на масле. Кресты на главах прорезные, вызолоченные, утверждены в вызолоченных яблоках.

Окна продолговатые в 3 света, с полукружиями вверху. На южную и северную стороны — по одному итальянскому окну». И обрешечены художественной ковкой.

Боковые восточные и западные врата украшены металлической резьбою.
Внутри храма стены трапезного и алтарного залов отделаны были «под мрамор», полы выложены плитами подольского жёлтого мрамора. Из центров обоих купольных сводов к низу спускались паникадила на стальных цепях, дававшие много света.
По стенам и высоким купольным сводам сделаны изумительной работы росписи «живописного письма на масле» с изображениями святых сюжетов. Автор росписей пока неизвестен, но по стилю проникновенного письма на грани художественной живописи и строгих церковных канонов — предполагается выпускник Императорской Петербургской Академии художеств, выдающийся мастер церковной живописи Н.В.Шумов, уроженец рязанского села Солотчи, проживавший в 1857 — 1904 годах в Рязани и державший собственную иконописную мастерскую с талантливыми подмастерьями.
В Казанском храме, под алтарным сводом высились три золоченных иконостаса, чрезвычайно богато украшенные. В главном трёхъярусном — особо почитаемая чудотворная явленая Казанская икона Божией Матери с предвечным Младенцем. Из церковной утвари наиболее ценны были священные сосуды, напрестольные кресты, ковчеги. Большей частью — это серебряные изделия весом от одного до четырех килограмм, с позолотой. Казанский собор женского Явленского монастыря отапливался посредством «духовой печи Амосова», установленной в подвальном этаже.
Вторая церковь монастыря, надвратная (над святыми западными вратами) в честь великомученицы Варвары, была построена в том же в 1870 году и была расположена напротив Казанской церкви, фасадом выходила на середину Монастырской (Фурманова) улицы. Здесь был главный вход в женский монастырь. Уникальной архитектуры, не похожая ни на какую другую в Рязани, церковь свт.вмч. Варвары, совмещенная с квадратным ярусом колокольни, увенчанная главкой с православным крестом, высилась до 1917 года над северной стороной города и видна была с «Астраханской» его части и с кремлёвского земляного вала «Московской» стороны Рязани, и конечно, очень приметна была с заливных лугов, от разводного моста через реку Оку. В 1872 году над ней была возведена одноярусная колокольня. В храме великомученицы Варвары службы проводились лишь в летнее время.
В наши дни церковь святой великомученицы Варвары с колокольней приспособлена под жилой дом, адрес которого – улица Фурманова, бывшая Монастырская. Непосвященным в его историю дом бросается в глаза своими странными пропорциями.
В колокольне над церковью было подвешено 10 старинных колоколов, изготовленных по заказам специально для Казанской женской обители, в том числе большие колокола: Праздничный, Воскресный, Полиелейный, Будничный — именные, с дарственными надписями. Главный «Праздничный» колокол — весил 414 пудов (6,62 т). На Праздничном колоколе рядом с изображением святых хорошо читалась старинная надпись: «По благословению преосвященнаго Алексия, архиепископа Рязанскаго, попечением игуменьи Евгении, вылить сей колоколъ во славу Божию, въ Рязанскш КазанскшЯвленскш монастырь 31 января 1875 года въ Москве, на заводе почётнаго гражданина Димитрия Николаевича Самгина. Весу 414 пудовъ 30 фунтовъ».
Полиелейный колокол тоже имел изображения святых и памятную надпись: «Во славу Божию вылить сей колоколъ во градъ Рязань, въ святую Казанскую Явленскую девичью обитель на пожертвования благотворителей, при настоятельнице оной игуменьи Екатерине, по благословлению Рязанскаго архиепископа Гавршла въ 1851 г. 10 мая въ Москве на заводе почётнаго гражданина Димитрия Николаевича Самгина. Весу 210 пудовъ 35 фунтовъ «.
Монастырская усадьба, огороженная по сторонам кирпичной стеною с угловыми башнями и с двумя воротами – восточными и западными, и в этой северной окраине города занимала целый квартал между Владимирской (Свободы), Затинной, Вознесенской и Монастырской (Фурманова) улицами. Монастырская гостиница находилась вне ограды, с южной стороны
Казанский Явленский женский монастырь, 1-разряда к 1917 году, радением сестёр-монахинь, — 300 душ (в другом источнике – 480) процветал. Монастырский капитал в банке составлял 94700 рублей. В пределах ограды женского монастыря, кроме Казанского собора и Надвратной церкви свт.вмч. Варвары располагались ещё до 40 различных строений.
Среди них здания: швейной мастерской, свечного производства, больницы, детского приюта для девочек, 4-классного училища, библиотеки-читальни, гостиницы, богадельни, корпусов сестер-монахинь, пекарни, бани, конюшни, коровника, амбаров и других хозяйственных построек, а также монастырский сад и огород, который занимал 2,5 гектара.
Монастырь содержался на следующие средства: пособие из Государственной казны в размере 338 руб. в год; доходы от церковного сбора; доходы от монастырской гостиницы; доходы с земли (сельскохозяйственная продукция).
Принадлежал монастырю также некрополь, где хоронили не только насельниц и благотворителей, но и заслуженных, именитых горожан.
Среди них известных в Рязани фамилий прошлых лет : графа М.Д.Бутурлина — потомка русского воеводы, присоединившегося к ополчению К.З.Минина и Д.М.Пожарского; действительного статского советника, рязанского губернатора П.С.Кожина; действительного статского советника, председателя Рязанской казённой палаты, поэта, государственного и общественного деятеля, Рязанского вице-губернатора, брата сенатора — Н.М.Княжевича, скончавшегося в 1852 году в Вене, но тело которого было перевезено на родину и погребено в монастыре; известного рязанского мецената М.А.Живаго; родственницы устроителя Успенского кафедрального собора в Рязани С.Н.Бухвостовой и многих других.
Самая ранняя могила Казанского некрополя относилась к 1793 году. А всего к 1917 году числилось в монастырском некрополе до 200 захоронений. Захоронения на Казанском кладбище осуществлялись с 1793 по 1919 годы. После захвата власти в городе Рязани большевиками в 1917 году Казанский некрополь подвергся тотальному осквернению и разрушению.
В 1917 -1918 годы имущество монастыря (в т.ч иконы и колокола) было реквизировано. К суду Ревтрибунала привлечена игуменья за «попытку самосуда над представителем власти», который по очередному ордеру Губсовета в июле 1918 года прибыл в женский монастырь для реквизиции последней лошади, сбруи, телеги и начал делать опись имущества. Возмущённые монахини зазвонили в колокола, на шум сбежались окрестные жители, тогда-то едва и не устроили над рьяным «уполномоченным» самосуд, после чего тот обратился за помощью в органы Ревтрибунала.
В августе 1919 года власти стали окончательно выселять весь Казанский женский монастырь. Вместе с монахинями был ликвидирован госпиталь для излечения воинов Русской армии, располагавшийся в монастырской больнице с начала Первой мировой войны 1914- 1918 годов, упразднены эпидемический барак и школа кружевниц.
В ограде Казанского женского монастыря в зданиях новые власти на несколько лет устроили Губернский концлагерь изоляции, дознания и принудительных работ для тысяч «нетрудовых элементов», согнанных и свезённых со всех закоулков губернии, где карательные органы большевистской власти ЧК-ОГПУ в 1919 -1922 годах пытали и уничтожали уважаемых до 1917 года людей всех сословий, обвинённых в «контреволюции и саботаже властям».
Позже разорённый женский монастырь отдан был под колонию беспризорников. В Казанском соборе с порушенными православными крестами и выломанным трёъярусном иконостасом одно время размещался клуб красноармейцев с «театром». Алтарь был обращен в кулисы и парикмахерскую для «артистов». Под сводом трапезного купола в Казанском соборе до 2006 года сохранялись «революционные картинки» 1920-х годов,-рабочий молотобоец,уничтожающий «гидру» и красноармеец на коне, грубо намалёванные на святых изображениях половой коричневой краской.
Здания монастыря от небрежения и варварства разрушались. В монастыре поселился всякий сброд. Нашли себе пристанище даже цыгане, которые прямо на деревянном полу в корпусе свечного завода жгли костры и жарили кур. Большой деревянный дом игуменьи был сожжён дотла. Во многих монастырских здания всё было разобрано по кирпичикам. Мраморные плиты пола в алтарном зале Казанского собора были взломаны и расхищены, искали золото. Взорвали солею, гроб под нею вскрыли, разграбили другие могилы в монастырском некрополе.
Вскоре городские власти начали разбирать (а прочий люд воровать) кирпичную 700-метровую монастырскую ограду по периметру Казанского женского монастыря и угловые её башни на сооружение построек Горсовхоза (располагавшегося землями до 1960-х годов в квартале между Ряжской-Есенина и Касимовской-Фирсова улицами). Лишь на углу Затинной и Вознесенской улиц сохранились башня и фрагмент монастырской стены.
Ещё в 1924 году хранитель губернского архива С.Д.Яхонтов предлагал новым властям отдать весь комплекс Казанского женского монастыря под устройство и сохранение архивных документов для истории, справедливо полагая, что тем самым удастся сберечь и храмовые здания Казанского собора и Надвратной церкви свт.вмч. Варвары от окончательного разрушения. Он добился передачи здания Казанского собора под архив и тогда же заметил, что лики святых на стенах храма стали проявляться из-под известковой побелки, которой их после 1917 года наспех замазали. Архив просуществовал в этом здании до 2006 года.
Другие сохранившиеся постройки монастыря заняли склады, швейные мастерские, столовая и общежития для рабочих. На месте монастырского сада по стороне Владимирской (Свободы) улицы в 1930-е годы выстроено здание швейной фабрики для изготовления военной амуниции («фабрика №1»).
До 2005 года монастырь пребывал в запустении и разрухе. 26 декабря 2006 года, ходатайством Архиепископа Рязанского и Касимовского Павла, Священный Синод под председательством Патриарха Алексия II принимает решение об открытии Казанского женского монастыря г.Рязани. В настоящее время обитель возрождается.
В октябре 2007 года в стенах Казанского женского монастыря открылось Рязанское Женское Епархиальное Духовное Училище. Здание, где раньше располагалось Рязанское Научное Реставрационное Управление, было передано Рязанской Епархии в безвозмездное пользование. 8 августа 2008 Архиепископ Рязанский и Касимовский Павел передал обители чудотворный образ великомученика и целителя Пантелеимона. Икона была написана и освящена в XIX веке на святой горе Афон. После закрытия и разорения монастыря её хранили благочестивые прихожане. В настоящее время в Казанском храме монастыря ежедневно проходят богослужения. Продолжаются ремонтно-реставрационные работы.
Проезд: монастырь находится рядом с площадью Свободы города Рязани, можно добраться на общественном транспорте троллейбусом № «10» и «3» и автобусом № «18».

Скит Сретенского монастыря

Подворье Сретенского монастыря со Свято-Серафимовским скитом расположено в бывшей усадьбе Красное в 35 километрах от города Михайлова Рязанской области. Усадьба имеет свою интересную старинную историю.

История села Красное

Село Красное по письменным источникам известно с XVII века. Согласно писцовым книгам 1629 года, село значилось за «Ондреем Дмитриевым, сыном Есипова». Здесь была построена деревянная церковь во имя святителя Николая Чудотворца. В писцовых книгах перечисляются «поп Гарасим, поп Понкратей Тимофеев да брат ево дьячек Васка Иванов» и в церкви «образы и ризы, и книги, и колокола». По записям 1676 года, в приходе церкви Николая Чудотворца в селе Красном состояли два двора боярских и 45 крестьянских.

В середине XVIII века владельцем усадьбы Красное был унтер-лейтенант флота Федор Иванович Головин. В 1772 году усадьбу унаследовал его племянник Иван Сергеевич Головин, а после него владельцем стал полковник Федор Иванович Боборыкин. Он занимался винными поставками в казну, и Красное стало частью его хозяйственного комплекса с винокуренным заводом.

По «Описанию дач Михайловского уезда», в середине XVIII века в двух местных прудах водилось множество карасей, употребляемых для господского стола, а крестьяне довольствовались пескарями и гольцами из местных речек: Козловки и Барановки, Громки, Студенки и Прони. Согласно писцовым книгам, питьевая вода была в речках «людям здорова», а в прудах «способнее для скота». Из зверья здесь жили волки, лисы и белки, вокруг летало множество птиц: соловьи, дрозды, скворцы, щеглы, чижи. Обитали здесь птицы и побольше размером: вороны, сороки, галки. Из посеянного хлеба хороший урожай давали рожь, овес и греча. В более поздней приходной книге 1843 года упоминается о таком источнике господского дохода, как продажа редиса «из ранжереи», «из парников огурцов» и «из саду разных фруктов».

Строитель усадьбы Ермолов

Александр Петрович Ермолов Следующим хозяином усадьбы стал Александр Петрович Ермолов (1754–1835), сын небогатого помещика поручика Петра Леонтьевича Ермолова. Путешествуя по Волге в 1767 году, Екатерина II Великая остановилась на отдых в усадьбе Петра Леонтьевича в селе Черновском. Его 13-летний сын Александр понравился императрице своей смекалкой и расторопностью, и Екатерина II решила отблагодарить хозяина усадьбы за гостеприимство, устроив судьбу мальчика. Она тут же назначила Александра капралом Конной гвардии и взяла его с собой в Петербург. Через 18 лет уже взрослый офицер Александр Петрович Ермолов снова попался на глаза Екатерине II во время одного из военных парадов и на короткое время (немногим больше года) стал близок к императрице, пользуясь ее особым расположением. Светлейший князь
Григорий Александрович Потемкин

По воспоминаниям современников, Ермолов был умен, скромен, вежлив, не падок на подарки и интриги. В искреннем желании делать добро и противодействовать своим влиянием злу он всегда помогал тем, кто обращался к нему со справедливыми просьбами, и докладывал императрице, только разобравшись в вопросе. Александр Петрович покровительствовал поэту Державину, заслужил похвалы от многих, но нажил себе еще больше сильных врагов. Стремление Ермолова к справедливости нередко сталкивало его со светлейшим князем Григорием Александровичем Потемкиным, фаворитом и ближайшим другом императрицы.

После одного из конфликтов Ермолова с Потемкиным императрица поначалу рассердилась на своего фаворита, но затем сам Ермолов впал в немилость. Тем не менее Екатерина II оценила его заслуги перед двором: отставку Александр Петрович получил в чине генерал-поручика. Императрица также предоставила ему пятилетний отпуск, 4000 крепостных крестьян и богатое жалование. Александр Петрович уехал из столицы, а в 1790 году женился на богатой княжне Елизавете Михайловне Голицыной (1768–1833), дочери князя М.М. Голицына.

Императрица Екатерина II

Усадьба Красное

В 1793 году Ермолов выкупил за 85 тысяч рублей для своей семьи усадьбу Красное у сыновей Боборыкина. В покупку входили земли и пашни, лес и сенные покосы, пруды и мельница на речке Проне, старый господский дом с мебелью, 47 крестьянских дворов, «526 душ» крестьян и дворовых людей.

Ермолов затеял обширную перестройку усадьбы. Постепенно в Красном был возведен усадебный комплекс, в который вошли: пейзажный английский парк с каскадом из четырех прудов и плотинами, господский дом, строгая каменная церковь в классическом стиле в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы и две круглые в плане постройки – конный двор с небольшим манежем и скотный двор.

Английский парк – строгое и прекрасное украшение усадьбы – отличался разнообразием насаждений. По задумке устроителей пейзажная планировка должна была воссоздать естественную красоту природы: без вмешательства садовников деревья разрастались в тенистые аллеи, а естественные пруды заменяли фонтаны.

В планировке усадьбы был мастерски использован рельеф местности: здания возводили на разных уровнях. Центром усадьбы стал господский дом с мезонином, выстроенный на возвышении. Низкий цокольный этаж занимали хозяйственные службы. Стрельчатые окна второго этажа вносили элемент русской псевдоготики в подражание готическому стилю западноевропейских замков. Псевдоготический декор добавлял зданиям особую нарядность, легкость и изящество. Внутри господского дома все было сделано с пышной роскошью, свойственной золотому «екатерининскому веку».

Оригинален скотный двор усадьбы: он «замаскирован» под крепость с четырьмя изящными башенками

Самым оригинальным сооружением усадьбы стал круглый скотный двор, стоявший на небольшом искусственном полуострове и «замаскированный» под миниатюрную крепость с четырьмя изящными башенками. Стены двора были прорезаны стрельчатыми окнами и украшены сверху аркатурой, как и башни. Перед большими и мощными башнями с зубчатым завершением были поставлены две малые башни, которые когда-то были тоже зубчатыми.

Вся усадьба имела очень праздничный вид благодаря игре белых деталей на красном фоне: для строительства использовался белый известняк в сочетании с красным кирпичом. Сходство усадьбы с баженовскими постройками в подмосковном Царицыне побудило краеведов высказать гипотезу об участии в проектировании самого Василия Ивановича Баженова, известного русского архитектора, представителя классицизма, зачинателя русской псевдоготики.

Предполагается, что в проектировании построек усадьбы принимал участие В.И. Баженов

Владелец усадьбы Александр Петрович Ермолов умер в Вене 24 марта 1835 года. После смерти тело генерала было привезено в Россию и захоронено в усадьбе к северу от Казанского храма.

Судьба усадьбы

В 1842 году Федор Александрович Ермолов, один из сыновей Александра Петровича, продал усадьбу полковнику Николаю Николаевичу Реткину, рязанскому губернскому предводителю дворянства. В 1860 году избы крестьян села Красное были перенесены новым хозяином к северо-западу от усадьбы. Поначалу крестьяне отказались перебираться на новое место, тогда полковник вызвал из Рязани роту солдат, которые принудили крестьян к переселению. Ныне села, давшего название усадьбе, не существует.

В 1883 году вдова Реткина, Прасковья Николаевна, продала усадьбу ее последнему владельцу Якову Григорьевичу Жилинскому, генералу от кавалерии. Он был родом из города Михайлова, в 1914 году занимал пост варшавского генерал-губернатора и командующего войсками Варшавского военного округа. В 1917 году он подарил усадьбу своей дочери Марии, по мужу Астафьевой, коллежской советнице, фрейлине Императорского двора. После революции Жилинский пытался выехать за границу, но был арестован в Крыму и расстрелян в 1918 году.

В этом же году усадьбу разграбили. В 1920-е годы здесь заседал сельсовет, затем размещался детский туберкулезный санаторий, позже районная туберкулезная больница. Во время Великой Отечественной войны в господском доме был организован госпиталь для раненых. В конце 1980-х годов в связи с резким сокращением финансирования районная больница переместилась в Михайлов. Архитектурный комплекс снова подвергся разграблению, а от великолепного фруктового сада осталось только несколько одичавших яблонь, слив и вишен.

Братия Сретенского монастыря спасла усадьбу – прекрасный памятник архитектуры – от разрушения

Когда заброшенную усадьбу передали Сретенскому монастырю, господский дом находился в полуразрушенном состоянии, а круглый (скотный) двор представлял собой руины. Не обрати внимание братия Сретенского монастыря на эту усадьбу – и прекрасный памятник архитектуры и культуры ждала бы неминуемая и безвозвратная гибель.

Был подготовлен проект по воссозданию исторического вида этой прекрасной усадьбы: полное восстановление усадебных построек, дорожно-тропиночной сети, газонов, цветников, сохранение старых и восстановление утраченной системы ландшафтов, а также утраченных деревьев (липы и клены возрастом до 220 лет, старинные дубы). Над проектом и его выполнением трудились высокопрофессиональные инженеры, геодезисты, ландшафтные архитекторы.

Устройство семинарии в скиту

Сейчас здесь расположено монастырское подворье со Свято-Серафимовским скитом, который включает в себя монашеские кельи, домовую церковь во имя преподобного Серафима Саровского, а также огороды, сад, пасеку, скотный двор и пруд. Вблизи находится церковь в честь Казанской иконы Божией Матери.

СКИТ
фильм создан воспитанниками семинарии

В 2011 году в скиту был открыт филиал Сретенской духовной семинарии, где учатся студенты-первокурсники. Здесь, за 200 километров от Москвы, вне суеты мегаполиса, будущие священнослужители получают базовые семинарские знания, упражняются в послушании и учатся жить в богослужебном ритме. Первокурсники ухаживают за усадьбой, поют в храме, проводят уроки и миссионерские беседы в подшефных детском доме и колледже для инвалидов. Залы отреставрированного господского дома сегодня принимают гостей из епархий ближнего и дальнего зарубежья. Сюда для встреч с семинаристами приглашаются известные современные философы, теологи, ученые, искусствоведы.

С 2011 года здесь, вне суеты мегаполиса, учатся первокурсники Сретенской семинарии

В скиту в миниатюре представлено все то, что есть в семинарии в Москве: это и библиотека, и компьютерный класс, и спортплощадка. Кельи и другие помещения ничуть не уступают по удобству тем, что находятся в столице.

Заниматься спортом в скиту можно в любое время года. Летом – на открытой спортивной площадке (или на поле, где можно поиграть в футбол или волейбол). В зимнее время – в тренажерном зале.

Условия жизни и учебы в скиту ничем не отличаются от современных стандартов светских вузов, а в чем-то даже и превосходят их. Все выпускники вспоминают учебу в скиту как «лучший год, проведенный в семинарии».

Скит Сретенского монастыря, картина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *