Саранск макаровка

Этот материал был опубликован в «Столице С» в октябре 2011 года. Тогда старец Феофан впервые согласился встретиться с журналистами. Он ушел из жизни 16 мая 2013 года. Количество желающих побывать на его могиле с каждым годом только растет…

Тысячи верующих в самых отдаленных уголках России и даже за границей говорят с благодарностью: «Батюшка Феофан помог!» Эти слова произносят, когда Господь дарует долгожданного первенца. Когда муж возвращается в семью или перестает злоупотреблять алкоголем. Когда отступает неизлечимая болезнь. Когда на душе становится светло… Сотни паломников каждый день едут к схиархимандриту Феофану в Макаровский Иоанно-Богословский монастырь: одни — за утешением, другие — за исцелением или добрым советом. Для многих батюшка стал самым дорогим человеком на Земле. Старец впервые согласился побеседовать с журналистами и впустил их в свою келью. Историю жизни и духовные наставления Феофана выслушал Михаил Никишин.

…Батюшка слегка волновался, вздрагивая от щелчков фотокамеры. «Не мое это все — вспышки, красивые слова и позы, популярность, — говорит духовник. — Монашеское послушание, молитва и пост — вот что главное. В своей келье молю Господа нашего за всех скорбящих, болящих, оступившихся и попавших в плен сатаны…» И лучшее доказательство этих слов — неземной свет, льющийся из чистых и мудрых глаз…

Подвиг

Старчество — особый иноческий подвиг, который во все времена почитался на Руси. Говорят, настоящим духоносным старцам открыто намного больше, чем простым священникам. Спустя долгие годы затворничества созревшие духом подвижники выходили к людям и по милости Божьей исцеляли недуги, утешали скорби, давали советы. В наше время старчество стало крайне редким явлением. Лишь по великой милости Бог посылает истинных пастырей, в чьих душах живет благодать. К таким праведникам люди тянутся сами, несмотря на то что общение с ними дает ощущение собственного несовершенства и греховности. Старчество — это особенное служение, которое Господь дает только ИЗБРАННЫМ. К их числу относится батюшка Феофан — духовник Макаровского монастыря и всей Саранской епархии. В молодом возрасте он посвятил себя служению Богу. Уже долгие годы он продолжает молиться за всех…

Детство

Батюшка Феофан (вмиру Владимир Федорович Даньков) родился 15 июня 1935 года в пензенской деревне Орловка. Обычная кресть­янская семья. Его отец Федор Васильевич был ярым коммунистом, строителем новой жизни, а мать Мария Петровна — глубоко религиозной. Православную веру женщина старалась привить четверым детям. Отец в январе 1942-го ушел на фронт, а уже в марте на него прислали похоронку. Война стала тяжким испытанием для вдовы, оставшейся с малыми ребятишками. Владимир рос кротким, тихим и… очень верующим. В советской деревне мальчику нелегко исповедовать Христа. Друзей у него не было. Едва завидев «отщепенца», детвора со смехом кричала: «Поп идет!» Парнишка старался поскорее проскользнуть мимо и избежать конфликтов. Он терпел все: холод, голод, насмешки… Окончил начальную школу, а семилетку в соседней деревне посещать не стал, потому что не во что было одеться и обуться. «Сидел на печке в одной рубашонке, — вспоминает батюшка Феофан. — Жили мы в большой бедности, помогала лишь вера в Господа». Мерзлая картошка, тайком выкопанная на колхозном поле, считалась большим лакомством. Но даже в такие тяжелые времена Мария Петровна приучала детей соблюдать пост. Ее неоднократно вызывали в сельсовет и прорабатывали за то, что морит детей голодом. Мать молчала, но от церковных канонов не отступала. Первым духовным наставником мальчика стал благочестивый старец по имени Григорий, который пришел неведомо откуда и поселился у соседки. «Это был человек великой духовной силы и веры, — вспоминает Феофан. — Он учил нас с мамой правильно молиться. По воскресеньям и праздникам к нему стекался народ. За это власти ненавидели отца Григория и мечтали от него избавиться… Так я под его присмотром и вырос». Хозяйку заставляли выгнать гостя из дома, но она упиралась. Старца неоднократно возили в район для разбирательства и устрашения. Заходя в начальственный кабинет, он снимал головной убор. Ему говорят: «Ты что, дед, шапку снял? В церковь, что ли, пришел?» А он показывает на портреты: «Вон ваши вожди-то тоже без шапок сидят». «Ты хоть знаешь, кто это?» — горячились коммунисты. «Не знаю. Может, сам сатана», — отвечал Григорий… Батюшка Феофан по-детски рассмеялся, вспоминая бесстрашие своего наставника… Когда Володя немного подрос, то отправился в колхоз пахать на быках. Позднее по профмобилизации уехал на Урал, выучился в ФЗУ на плотника, несколько лет работал на заводских стройках. Вернувшись домой, был призван служить на Тихоокеанский флот. Попал в береговую охрану. Там ему тоже доставалось за веру. Замполиты на занятиях отчаянно пытались вправить мозги худенькому крестьянскому парню, но он оказался тверд как камень. В полночь незаметно уходил из казармы, чтобы помолиться. Однажды Владимира Данькова положили в госпиталь, где случилось ЧП — повесился боец. Из Москвы нагрянула комиссия с проверкой, пошли по палатам. Генерал глянул на посиневшего солдатика и сказал: «Этого комиссуйте, а то ведь тоже повесится». «Вот так Господь помог мне выбраться оттуда», — заключает отец Феофан.

Священник

Домой вернулся на Рождество 1957 года. Весной стал пасти деревенское стадо. В хрущевские времена гонения на церковь вспыхнули с новой силой, но именно тогда парень принял главное решение в своей жизни — посвятить себя служению Богу. Однажды пошел за 30 километров в храм села Башмакова и… остался там навсегда. «У ребят на уме одно: вино, кино да танцы, а я этого совсем не понимал, — рассказывает Феофан. — Думал: как же без Бога жить можно? Как в Башмаково пришел, так больше от церкви не отлучался. Был сторожем, потом научился читать по-церковнославянски, петь. В храм ходили только бедные бабушки, которых власти не трогали, но они ничего не могли подать священникам. Тогда я сам пойду за милостыней, прошу дров или уголька, чтобы истопить в храме печку. Меня спрашивали — для кого, мол? Я говорил, что для себя, и мне охотно давали». Молодого человека заметил епископ Пензенский и Саранский Мелхиседек (Лебедев) и предложил стать священником. Владимир согласился.

Архиерей отвез его в село Журавки Зубово-Полянского района, где 17 марта 1977 года возвел в сан. Наш собеседник прослужил там 5 лет. Все бы ничего, да староста прихода любила устанавливать свои порядки: лично решала, кого можно крестить и венчать…

Это батюшке сильно не нравилось, но он, как всегда, старался обойтись без конфликта. Тем временем в ельниковском селе Каменный Брод состарился отец Никифор, и его сын предложил отцу Владимиру переехать туда вторым священником. «В те же годы я решил принять монашество, — рассказывает старец. — Новый пензенский епископ Серафим (Тихонов) благословил поехать в Троице-Сергиеву лавру. Там я нашел старца Кирилла (Павлова), который тоже благословил меня и дал на постриг все свое: мантию, клобук, рясу, ремень». В 1982-м батюшка принял монашество с именем Феодосий, а по возвращении из Лавры его ждало решение о переводе в Каменный Брод…

В Журавках спохватились, поехали к владыке, просили вернуть полюбившегося священника. «Они обо мне скорбели, так что я не рад был, что ушел, — с улыбкой вспоминает Феофан. — Но на новом месте повезло: можно крестить и венчать без проблем, а мне того и нужно. Однажды за одно воскресенье совершил 75 крестин и 18 венчаний. А обычно происходило более десяти таинств в день. Когда идет давление сверху, народ, наоборот, больше стремится к Богу. Придет ко мне коммунист и просит, чтобы я его тайно покрестил. Все в районе знали об этом, но никто меня не выдавал. Начальники на словах мне запрещали крестить, а сами украдкой приезжали и совершали обряд. Однажды пришел парторг… В конце разговора я принял у него исповедь, и вскоре тот повенчался со своей женой».

Иероним

С открытием СанаксарскогоРождество-Богородичного монастыря отец Феодосий перешел в число братии, а в 1992-м был пострижен в схиму с именем Феофан. Со всей России пошел поток паломников. В Санаксаре они могли соприкоснуться с духоносными старцами Иеронимом и Питиримом, попросить у них совета и молитвы.

«С батюшкой Иеронимом мы сильно дружили, царство ему небесное, — говорит Феофан. — Когда служили на приходе, то на праздники ездили друг к другу в гости. А как открылся Санаксарский монастырь, вместе ушли туда. Сейчас многие неблагочестивые люди прикрываются именем батюшки Иеронима. Говорят, будто он оставлял некое духовное завещание с предсказанием судьбы России. Это все вранье! Да, отец Иероним был прозорливый, честно служил, неустанно молился и работал. Летом косили траву. Помню, в 5 часов утра возьмем с собой человек пять — и в бурьян, а к полудню уже стог накосим. Дрова заготавливали вместе, огород обрабатывали, зимой снег убирали. Работали каждый день, и все с молитвой, спали 4—5 часов в сутки. Батюшка Иероним — настоящий подвижник. Прозорливость дается далеко не всем».

Макаровка

В 1995 году по благословлению епископа Саранского и Мордовского Варсонофия отец Феофан перешел духовником во вновь открытый Чуфаровский Свято-Троицкий монастырь, куда переместился поток желающих попасть на отчитку. Позднее схиигумена Феофана перевели в Макаровский мужской монастырь. Теперь эту обитель знают не только в России, но и далеко за ее пределами. К батюшке приезжают даже из Америки и Германии, не говоря о ближнем зарубежье. Одна из женщин, объездившая все святые места, коротко сказала: «Можно больше в Иерусалим не ездить. Здесь для нас Святая Земля, Господь щедро изливает на монастырь и всех приезжающих свою благодать». Только хорошее говорят паломники и о духовнике монастыря. Часто присылают благодарственные письма. «Я сегодня приехала от батюшки Феофана, уже не сосчитать, в который раз приезжала… Нет слов, чтобы передать ту благодать, которую получила. Скажу просто — очень полюбила его… Он хороший и добрый. Вот на таких батюшках держится вера православная. Пообщавшись с Феофаном, получаешь только радость и благодать, и все жизненные невзгоды кажутся такой мелочью…»

Отец Феофан сегодня имеет сан схиархимандрита. Он является духовником не только монастыря, но и всей епархии. На исповедь к нему едет монашество и духовенство даже из других регионов. «За что нам даются страдания и болезни? — переспрашивает старец. — Это написано в Евангелии: «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие». Если люди живут благочестиво и богоугодно, соблюдают заповеди, то будут всегда здоровы. Человек — это драгоценный сосуд, но весь запачкан грехами, пороками и страстями. Господь очищает его в горниле скорбей и болезней, поношений и напастей. Поболеет, помолится, покается и тогда избавляет его Всевышний от муки вечная…»

Его всегда окружает множество людей. Ни разу он не дал понять, что кто-то явился не вовремя, что сам нездоров, устал и ему некогда. В руках большая кипа поминальных записок. Они также распиханы по карманам, лежат в сумке, а в сердце — тысячи имен людей, за кого он молится. «Иногда ко мне приезжает по три автобуса посетителей за день. Сегодня людям требуется духовное очищение. Надо жить по-евангельски, — объясняет отец Феофан. — Следует помышлять о будущей участи. Телесное все кончается, а душа отойдет к Богу! Думай, как ты живешь и какие дела творишь! Если добро сеешь, то Господь прославит тебя в Царстве Божием. Ежели грешил, вредил, деньгами и богатством все мерил, значит, к сатане пойдешь».

Большая часть времени у батюшки уходит на молитвы с земными поклонами. В монастырь приезжают самые разные люди. Старец наставляет их на истинный путь, исповедует, отчитывает, дает епитимию для изглаживания тяжких грехов. А если человек не исполняет ее, тогда батюшке приходится это делать самому. Когда посетители узнают об этом, их охватывает стыд. Мысль о том, что старец за тебя кладет поклоны или читает покаянный канон, становится невыносимой…

Люди иногда не понимают, почему они перестали болеть, почему им радостно и легко на душе. И как прозрение: «Батюшка Феофан помолился и помог!» Люди безоговорочно верят в молитвы старца. И часто перебарщивают. О чем только не просят! «Сами духовно потрудиться не хотят, отдадут записки мне и ждут, когда у них все исправится в жизни к лучшему, — укоризненно качает головой Феофан. — Конечно, время сейчас непростое. Рушатся производство и сельское хозяйство, многие без работы сидят. Долгие годы государство веру запрещало, а теперь разрешает, но народ уже сам испортился. Наши предки долгие годы учили нас жить без Господа, а чему хорошему можно научиться в таких условиях? Молодежь все больше увлекается пьянством, хулиганством, наркоманией. Наркоман — это человек, который уже не способен к жизни. А у нас это все в моде, как будто так и надо. Ко мне много таких приезжает. Самому за себя надо бороться! Кто ж тебе поможет, если ты сам не хочешь исправиться? Ужас охватывает от того, сколько сейчас таких больных. А все потому, что живут без Бога, увлекаются удовольствием. Вино, кино, танцы, разврат… Не радеют сегодня люди о спасении».

Каждого, кто приходит к отцу Феофану, он встречает с любовью и лаской. Получить благословление у старца — большая радость для любого паломника. Неземной нежностью светятся его глаза, когда подбегают совсем маленькие детки. «Верующий человек живет по совести, — говорит старец. — Все реже это слово народ стал вспоминать. Хотя от нас требуется лишь любовь к ближнему да честный труд. Господь говорит нам: будьте милосердны, как Отец ваш Небесный. Этими словами Иисус указывает на высочайший образец для подражания. Есть достойные образцы для подражания и на земле, но самый великий — это наш Отец Небесный».

Конец света

Старец искренне уверен, что Господь слышит того, кто богоугодно живет. А молиться надо с великим сокрушением и сердечной теплотой. Огромное количество людей собирается к нему на отчитку. Задолго до молебна они окружают бревенчатую келью старца и выстраиваются на всем пути до храма, чтобы получить благословление, задать вопрос.

Вдруг по всему монастырю разлетается шепот: «Старец вышел». И люди устремляются к нему — как к последней надежде…

«Захожу в храм, а там — все болящие, — вздыхает батюшка. — Сегодня во многих людях бес сидит. И таких все больше… А сколько вокруг магов и чародеев! Выпускают нечистую литературу и эшелонами завозят в Саранск. Говорят: приходи ко мне, я тебе хорошую жену приворожу, а тебе — жениха богатого. А если не понравится, сразу отворожу. И люди верят. Потом приходят ко мне: вот, батюшка, меня заговорили, порчу навели, помоги! Сектанты разные пугают народ болтовней про конец света. Да, в Евангелии говорится, что придет время и по местам будут землетрясения, бедствия, войны, но и это еще не кончина мира… Когда вера иссякнет в людях, вот тогда жди беды. Если ничего не менять в нашей нынешней жизни, то мы близко подберемся к страшному событию. Близок конец света, да только точную дату один Господь знает… Вот и кричат у меня бесноватые, и лают, и рычат. Страшно — хоть из церкви беги!»

Мечта

Отец Феофан знал многих известных старцев. Был у Николая (Гурьянова) на острове Залита. Принимал исповедь у Илии Оптинского. Старец Кирилл (Павлов) подарил ему свое монашеское облачение. Общался с Иоанном (Крестьянкиным) из Псково-Печерского монастыря… Никому не дано знать, о чем говорили духоносные мужи. Одно несомненно — ниточка преемственности старчества на Руси не оборвалась. В годы лихолетий осветили они смутное время и подарили надежду на духовное спасение. Батюшка Феофан считает себя недостойным во всем. Очень жестко отозвался о себе: нет, мол, у меня истинного смирения, одни грехи… «О чем вы мечтаете?» — спросил корр.»С». Глаза старца вмиг наполнились молодостью и светом, а лицо озарила улыбка. «Грешный я. Вот и мечтаю, как бы мне унаследовать Царство Божие и избавиться от муки вечная. Наш суетный мир — это только временное жилье, а вечность — это жизнь в Господе…»

Надвратная колокольня, выстроенная предположительно в 1720-30-е гг., представляет собой вертикальную объемную композицию динамичных пропорций, состоящую из четырех ярусов общей высотой 36 м: двух четвериков и двух восьмериков, завершающихся восьмигранным шатром (первоначально с черепичным покрытием), увенчанным луковицей на тонкой шее. Размер нижнего четверика в плане – 6,8?8 м, в нем устроены два разновеликих арочных прохода. Второй четверик прорезан большими оконными проемами, освещающими небольшое помещение. Следующий восьмерик украшен большими нишами. Верхний восьмерик – арочный звон с деревянным ограждением. В толстых стенах четвериков сделана лестница, открывающаяся в третьем ярусе, где она размещена по периметру наружной стены восьмерика. На восточной стене четвертого яруса ранее находились часы. В 1850-е гг. были заложены арки третьего яруса, а шатер закрыт луковичным куполом (снят в 1980-е гг.).
Упрощенный декор фасадов колокольни отчетливо характеризует архитектуру переходного периода. Здесь были использованы архаические элементы, унаследованные из 17 в.- поребрик, подчеркивающий циркульные арки входов; городки карниза нижнего четверика; простые полочки других междуэтажных карнизов; шатер; здесь также присутствуют детали, привнесенные петровским барокко: наличники проемов второго яруса с ушками и замковым камнем; утроенные пилястры. Данная столпообразная шатровая композиция, символизирующая сень над сакральным местом, нисходящую божественную благодать, а также и столп (жилище столпников, Столп Премудрости) восходит к колокольням середины 16 – начала 17 вв.
Один из ее ранних прототипов – колокольня Благовещенской церкви в волжском селе Красное (1592): на высоком четверике с арочным проходом – короткий арочный восьмерик и островерхий шатер с главкой. Другой близкий пример – колокольня церкви Николы в Нижнем Новгороде (мастер С. Задорин, 1656), имеющая близкие пропорции, а также ряд шатровых колоколен 17 в. в Суздале, Солигаличе, Осташкове и др. Вероятно, Макаровским строителям была известна московская Сухарева башня, являвшаяся в начале 18 в. образцом для многих построек. Обращает на себя внимание сходство пропорций объемной композиции Макаровской колокольни и восьмерика этой башни, увенчанной шатром. Существовали аналоги колокольни и чуть позже, в период ее строительства: весьма близки объемные формы, пропорции и декор колокольни Успенского монастыря в Колоцке близ Гжатска, колокольни церкви Косьмы и Дамиана в Кадашах.
Тем не менее, Колокольня над Святыми монастырскими воротами – архитектурный тип, характерный для 18-19 вв. (в 17 в. колокольни ставились чаще у соборов, а ворота не акцентировались, они символизировали «тесные врата спасения», связывавшие мир с замкнутой средой монастыря). В 18 в. акцент переносится с собора на вход в монастырь, колокольня превращается в притягивающий мирян маяк.

Адрес: 152916, Ярославская область, Рыбинский р-н, д. Макарово

E-mail: hrama.n@yandex.ru

Настоятель — иерей Михаил Панченко.

РАСПИСАНИЕ БОГОСЛУЖЕНИЙ: скачать файл

Церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского – действующая святыня с.Макарово г.Рыбинск. Строительство церкви в деревне Макарово началось в 1913 году душеприказчиками Александра Петровича Кожевникова — уроженца этих мест, владельца кожевенного завода, который размещался на берегу Волги, в районе нынешнего завода гидромеханизации.
Выходец из крестьян А.П. Кожевников(1845-1909) — известный промышленник и общественный деятель, избирался гласным Рыбинской городской думы, уездного земского собрания, неоднократно исполнял обязанности председателя Рыбинской уездной земской управы. В октябре 1907 года избран депутатом III Государственной Думы. После его смерти вдова Анна Дмитриевна и племянник Николай Сергеевич Кожевниковы, выполняя волю покойного, решили построить церковь.
Торжественная закладка храма состоялась при большом стечении народа из ближних и дальних деревень 15 сентября 1913 года. Из-за первой мировой войны храм построили только в 1918 году. К этому времени Н.С. Кожевников скрывался от преследований ЧК, его имущество было описано и приток средств для стройки прекратился. Тогда жители прилегающих деревень организовали церковную общину и на собрании 14 декабря 1918 года приняли решение достроить церковь самостоятельно «на собственные средства».
Власти разрешили церковной общине достроить храм, передали недостающую утварь и в 1919 году в храме начались регулярные богослужения. К этому времени относятся первые захоронения на Макаровском кладбище. Церковь построена в «русском стиле», сочетающем традиционную композицию приходских церквей и их отдельные элементы со стилизованными деталями и классическими профилями.
Первым священником церкви Александра Невского стал диакон церкви села Иваново о. Александр Хмельницкий (1869-1925). После смерти о. Александра священником стал его сын Борис Александрович (1902-1933). В период коллективизации о. Бориса арестовали, и он умер в заключении, реабилитирован в 1989 году. После него в церкви служил протоиерей о. Петр Дубасов.
В конце 30-х годов храм закрыли. В 1942 году, по просьбе верующих, было разрешено пасхальное богослужение, которое провели сами прихожане. Храм некоторое время действовал и был закрыт в начале 60-х годов. За годы бездействия церковь обветшала, пришла в запустение, подверглась разрушению и разграблению. При пожаре сгорели деревянные перекрытия на колокольне, рухнул шпиль.
По инициативе митр.протоиерея Василия Денисова в 1997 году здание церкви Александра Невского начались ремонтные и восстановительные работы. За прошедшие годы были восстановлены внешний вид храма, интерьер церкви с иконостасом, и начались регулярные богослужения. С 2000г настоятелем Храма Великого Благоверного Князя Александра Невского служит иерей Михаил Панченко.

Службы проводятся регулярно. Проводится работа с заключенными рыбинских колоний.
Престольные праздники: 6 декабря — Александра Невского.

Просматривая недавние записи замечательной девушки Анны scross84 , нашла интересный материал по архитектуре и символике православных церквей. Предлагаю поглядеть на нетипичный (по моему мнению) храм, вокруг которого я гуляла почти два года назад.
Увы, с фотоаппаратом я и сейчас не особенно дружна, а тогда с ним был вооруженный нейтралитет… Прошу меня простить. 🙂
Начну немного издалека: в Саранске я была в сентябре 2008 года на учёбе в Мордовском госунивеситете им. Н.П. Огарева. В один из вечеров организаторы курсов устроили нам ознакомительную экскурсию по городу и в мужской монастырь.
К нашей скромной группе «приставили» экскурсовода — сотрудника кафедры культурологии Мордовского ГУ Сергея Борисовича (увы, фамилию я в блокнотик не записала, и найти его на сайте университета тоже не смогла). Он — отличный рассказчик и, по-моему, весельчак по жизни. То, что он нам рассказывал (и я успела записать в блокнотик), и буду сообщать вам. Со ссылкой на него, разумеется. 🙂
Сначала мы гуляли по центру города и уже ближе к ночеру покатили за его пределы. Надо сказать, места вокруг Саранска сказочные и живописные. По дороге встретился поселок с интересным названием Пушкарские выселки. Оказалось, после подавления восстания Пугачева в этот место были сосланы его пушкари. 🙂 Но это так, заметочка.
Макаровка — село в пяти километрах от Саранска, по сути — входит в городской округ Саранск. Тут и находится Иоанно-Богословский мужской монастырь.
Подъехали мы к нему уже в сумерках.
Собственно, тут уже и начинаются необычности (для меня) этого комплекса: до того никогда не видела, чтобы в часовне был вход за стены монастыря. Правда-правда! Сама часовня — высокая и важная (это она на моих фото так смешно вышла, а в общем, она — красавица). «Родилась» часовня в 1720 году и выросла до 36 метров.
Ну что же, прошли через «калитку» внутрь:
Особо крупные мужчины нашей группы вполне могли там застрять, ибо проемы узкие. Наверное, это сделано специально. 🙂
А внутри тот самый необычный храм, тоже высокий и важный — летний собор Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова. Построен собор немного раньше колоколенки, в 1704 году:
Что же в нём необычного?
Несколько вещей:
во-первых, его форма и композиция. Не нашла в вышеприведенной классификации православных храмов точной идентификации этому (возможно, плохо искала);
во-вторых, манит и внушает кажущаяся многоэтажность здания (высота здания — 44 метра);
в-третьих, крест этого храма украшает сидящая на нем птичка-невеличка — орлик (или орел?).
Со слов Сергея Борисовича «размах крыльев» этой птички составляет один метр. И это единственный православный храм в России, крест которого так «модифицирован».
Комплекс строился на рубеже 17-18 веков при усадьбе помещиков Полянских. Основатель комплекса Макар Полянский активно участвовал в проектировании, в итоге храм получился больше светским зданием, нежели культовым, и очень западным. Сергей Борисович заметил, что храм построен в строго по пропорциям «золотого сечения».
На сайте монастыря нашла такую запись:
Наконец, особенностью русской православной архитектуры рубежа 17 -18 вв. стало личностное начало. До середины 17 в. заказчики – храмодатели согласовывали с архитектором лишь тип храма, его размеры и прототипы, все остальное было импровизацией мастеров. В конце 17 в. ощутимы проявления художественных пристрастий заказчиков. Так, известны сложные отношения П.В. Шереметева и каменных дел мастера Я. Бухвостова, строившего в вотчине боярина: заказчик вмешивался в проектирование и строительство храма и отдал под суд мастера. В архитектуре Макаровского погоста ощутимо проявление воли и эстетических воззрений Полянских.
Хозяин усадьбы очень торопился с постройкой, денег не хватало, тогда он схитрил: устроил платный проезд через село (а дороги через Макаровку вели в Алатырь и Нижний и далее) и платный же проезд через каменный мост на реке. Заодно, Макар Полянский таким образом выделился и оставил о себе память (в названии села «застряло» его имя).
В деле не обошлось без женщины (шерше ля фам!) — один из последующих владельцев усадьбы, тоже Полянский, был женат на лютеранке Антонии, которая, несмотря на свою веру, с терпимостью отнеслась к необходимой реставрации храма, наняла мастера и в благодарность ей прихожане установили на купол храма такой необычный крест. Так, с 1882 года с герба (?) Полянских орел «перелетел» на макушку храма.
Но это еще не все «чудесатости» Макаровского монастыря: справа и слева от колокольни находятся два зимних храма — церковь Михаила Архангела и Святых Бесплотных Сил (1702 г.) церковь Знамения (1800-е гг.) — они симметричны, одного роста (22 метра), вторая была создана по образу и подобию первой для завершения ансамбля (в плане храмовый комплекс выстроен как прямоугольник: по двум углам — зимние церкви, и между ними колокольня; по двум другим — башни; внутри фигуры — летний храм Иоанна Богослова).
Признаться, не сразу нашла в литературе, какой из храмов как величают.
Знакомьтесь, это церковь Знамения (она слева от входа):
Тоже считается необычной по своей конструкции, но это больше к специалистам (или можно почитать на сайте монастыря).
В Архангельской церкви (она справа от входа) на момент нашего прибытия началась служба, внутрь заходить я не стала (была в брючках, а в монастыре строгие порядки), но некоторые мои однокурсники зашли поставить свечу и восхитились чудесным мужским пением.
К середине службы через «калитку» монастыря буквально влетела небольшая группа запыхавшихся женщин: они торопились застать одного из монахов — старца, отца Феофана. Он обладает даром исцеления, к нему спешат те, кому нужна помощь. Слава о нем уже достигла (по информации с сайтов) даже российских окраин.
Ну а мы пошли рассматривать комплекс дальше.
То, что осталось от усадьбы Полянских (прошу прощения за фото, всё же уже было темновато):
такую конструкцию дома и башни придумал тоже Макар Полянский (похоже, большой затейник был). Ныне здесь находится резиденция архиепископа Саранского и Мордовского.
Далее нам показали как шло уникальное строительство (подозреваю, что оно уже закончилось) скита в честь новомучеников и исповедников мордовских.:
Тут тоже есть колокольня, церковь Николая Чудотворца и два дома для монахов. Всё из особой «мраморной» сосны, чисто и аккуратно. На мордовских сайтах писалось, что наличники у этих домиков уникальные — нет повторяющихся. 🙂
Экскурсовод сообщил, что по завершению строительства скит будет закрыт для посетителей.
А мы прошли мимо келий монахов и стройки, вернулись обратно к часовне и покинули славную достопримечательность. 🙂
Вот такие необычности!
Еще фото в альбоме.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *