Секулярная культура

В эволюции взаимоотношений религии c обществом, в силе ее влияния на социальную жизнь существуют разные направления. Ход характера таких изменений описываются двумя положениями: это понятия секуляризация и сакрализация.

Что такое секуляризация — понятие, черты, процесс

Секулярис — светский, мирской. Термин секуляризация означает отчуждение деятельности человека, социальных групп, сфер общества, земель, культуры, институтов из сферы церковного влияния и религиозного сознания. Впервые понятие было применено при подписании Вестфальского мира в значении изъятия монастырской собственности в пользу победителей.

Процесс секуляризации — это процесс уменьшения значимости религии в жизни людей, переход от общества, которое регулируется религиозными традициями к светскому устройству жизни, построенному на рациональных нормах. В результате этого меняется роль религии и религиозных образований в общественной жизни и жизни отдельного человека, снижается ее функциональность.

Виды секуляризации

  1. Отторжение земель. В первое время секуляризация религии означала шаги по конфискации имущества церкви в пользу государства или монарха, вельмож. Она затрагивала лишь область имущественных взаимоотношений, являясь юридическим действием. В средние века в собственность церкви входили большие земельные наделы и дорогостоящее имущество. Государство вступало в конфликт за передел этой собственности, что приводило к отторжению имущества церквей и монастырей. Спонтанный характер процесса при феодализме в буржуазном обществе приобрел целенаправленность.
  2. Смена позиций в политической сфере. В период Реформации церковная власть стала терять былое влияние. В Северной Германии, Венеции, позже во Франции и Англии в государственно-правовых связях избавлялись от полномочий церкви. В правительственных органах места духовенства стали занимать миряне.
  3. Переход решения многих задач, которые решались церковным судом, в юрисдикцию светского.
  4. Ликвидация исключительной привилегии на обучение. С открытием светских школ и университетов контроль над образованием стал переходить к государству.
  5. Потеря церковью контроля над большой частью науки и культуры. Это происходит в процессе расширения и совершенствования светского образования.
  6. Появление и укрепление норм разграничения светского и духовного начала (XVII— XVIIIв). На этой базе проявляется и секуляризация в философии, это уже светская наука с другой, научной картиной мироздания без воздействия потусторонних и мистических сил.

Черты секуляризации

  • Преображение культуры. Она начала отстраняться от религии и становиться более самостоятельной, независимой.
  • Христианство перестраивается, принимает утилитарные, «обмирщенные» черты.
  • Религиозные учения и нормы реформируются вплоть до их отвержения, идет процесс дехристианизации.
  • Изменение главных христианских представлений и ценностей. Появляются попытки подменить веру на разум, отказаться от авторитета церкви и ее устоев.
  • Возникает кризис личности. Люди лишаются стабильной системы ценностей, утрачивают ощущение самоидентификации. Человек теряет веру в свои былые убеждения.
  • Период отторжение старых ценностей и начало формирования новых заполняется вакуумом. Общество мечется в тщетных поисках истины в культуре нового времени, возникает опасность отката в докультурную действительность или к язычеству.

Сакрализация — понятие и черты

Противоположным понятию секуляризация, антонимом его содержанию является сакрализация — это наполнение явлений, вещей, предметов, людей религиозным содержанием, подчинение религиозному влиянию политических и социальных институтов, науки, культуры, отношений в быту.

Сакрализация сопутствовала формированию человеческого общества, порождению и развитию культуры. На первых порах истории человечества она проходила в условиях жизни и коммуникации в виде обрядов, знаков, суеверий, связанных с приятием божественного.

Сакрализация усиливается на почве верований, объединенных с признанием «священного». Позже углубляется на основе клерикализации (оцеркововления) социальных отношений.

При этом увеличилось ее воздействие на личную и общественную жизнь, появилось идеологическое обоснование, наметилось стремление заключить все области интеллектуальной жизни в канву богословия и теологических понятий.

Основными этапами клерикализации считают:

  • кодификацию,
  • догматизацию,
  • канонизацию вероучений.

Черты сакрализации в разных культурах и обществах

  • В странах ислама, церковь не была сильной религиозной организацией. Сакрализация там шла путем построения теократического государства. Ислам стремился к слиянию духовного и светского, к построению религиозного сообщества. Он рос и укреплялся в обстановке религиозно-политического единения. В арабском мире политические вожди всегда одаривались харизмой, это являлось одной из форм сакрализации. Харизма — черта личности, которая выгодно выделяет человека среди других людей. Но она не приобретается в процессе становления характера, воспитания или обучения, она дарована судьбой или предначертанием высших сил. В исламе политические руководители всегда являлись и религиозными наставниками, носителями авторитета вероисповедования.
  • Сакрализация в христианской Европе зародилась в IV веке и достигла своего пика в Средневековье. В это время не разделяли мирскую и сакральную жизнь людей. Под все, что делалось, под любое социальное событие подводилась сакральная база, все включалось в ее сферу. Самой главной ценностью Средневековья был Бог. И все основополагающие области культуры того времени отражали это представление. Архитектура, скульптура, живопись воспроизводили библейские элементы и сюжеты, литература была пропитана религиозной тематикой, музыка состояла из церковных песнопений, философия мало отличалась от религиозных учений и теологии. Наука служила христианству. Этика и правовые нормы были развитием христианских догм. Политическое устройство подчинялось теократии и основывалось на религии. Семья считалась божественным союзом. Экономические отношения находились под религиозным контролем, многие их прогрессивные формы угнетались, в угоду нецелесообразным, но имеющим разрешение со стороны церкви. Обычаи и порядки, уклад жизни и образ мысли выдвигали на первый план единение с Богом и отрицание мирского. Чувственный мир с его радостями, богатством и ценностями считался временным местом пребывания человека, где он всего лишь пилигрим, идущий к божественной обители и стремящийся привести свою жизнь к идеалу, чтобы достичь окончательной цели.

Понимание процесса секуляризации в религиях мира

Православная церковь крайне негативно относится к этому явлению как осовремениванию христианства. Церковь считает, что из-за этого человек теряет единение с Высшим Бытием и такое богоотступничество приведет к обмирщению культуры.

Католики изначально порицали процесс обмирщения, обвиняя его в коллапсе культуры и упадке христианского персонализма. Но в связи с увеличением разрыва между католицизмом и жизненными реалиями, их теологи примирились с этим явлением, как с очередным этапом развития, происходящим с позволения Бога.

Протестанты придерживаются в этом вопросе аналогичной позиции и считают, что возможно появится обновленное христианство, которое будет брать в расчет новые реалии. Теологи, сократив расстояние между модифицированным христианством и светской культурой, пытаются примирить их.

В западной культуре ярким выражением обмирщения христианства является переустройство его в религию антропоцентризма. Это попытка подмены богооткровенных аксиом результатами своих измышлений. Современные протестанты и католики считают, что человека можно расценивать как самостоятельное независимое существо, не подчиняющееся воле Бога. Также они признают, что христианство предназначено служить человеку.

История секулярных процессов

Секуляризация общества в культуре эпохи Возрождения проявилась сначала в новшествах в области религии, в стремлении уравновесить Бога и человека. Человекобога в той культуре было больше, чем Богочеловека. Бог в эту эпоху стал более близким. Церкви украшались золотом и драгоценностями, наполнялись звуками органов. Изображения святых и Христа стали походить на земных людей. То есть, не только человек поднимался к божественным вершинам, но и сам Бог спускался к человеку. Оценивая эти явления, можно отметить, что такая секуляризация искусства даже предметы религиозного поклонения делала более доступными и понятными.

Начало секуляризации в культуре Возрождения связывается с переосмыслением религии, с перестановкой акцентов, что имело далеко идущие последствия. Об этом говорит то, что уже в эпоху Реформации появился протестантизм.

Как происходит приспособление христианства к жизненным потребностям, и как вносятся изменения в трактовку священных заповедей: они либо устраняются из духовой практики, либо обходятся путем изощренной логики. Например: католическая церковь исключила решение о запрете по взысканию налогов.

Протестантство внесло большой вклад в процесс ослабления роли религии, переосмыслив отношение к богатству, труду, развив принципы мирского аскетизма. При этом акценты с мира запредельного были перенесены на мир земной. Протестантством отрицается и роль церкви, вера для человека – это его личное дело. Это породило отказ от авторитетов и религиозный индивидуализм.

Причины секуляризации в период Нового времени лежат в новых открытиях в области естествознания, представлений о природе, так как они противоречат религиозной картине мира. Научные познания укрепляют веру человека в беспредельные возможности разума.

Последствия секуляризации

  • Современная культура, называемая постмодернистской, доходит до максимализма в вопросах культа всего нового, свободы, индивидуализма. Придает большое значение потребностям тела, желанию иметь что-то, самоутверждению личности.
  • В культуре средних веков наибольшей ценностью был Бог. Постмодерн во главе ставит людей, которые свободны от авторитетов и ценностей. Ядро личности теряет свою устойчивость, утрачивает центричность.
  • Особо важные изменения с человеком произошли после зарождения капитализма и до нашего времени. Авторитарная личность с чертами накопительства постепенно приобрела свойства рыночного характера. Человек чувствует себя товаром на рынке личностей. Такие субъекты не могут любить или ненавидеть, эти эмоции становятся старомодными, они не присущи характеру.
  • Одна из особенностей культуры современного мира – это стирание границ между реальностью и виртуальным миром. Из-за этого человек попадает в сферу иллюзий, что мешает ему управлять своей жизнью. Создается мозаичная картина мира из-за наслоения различной информации, а свобода становится тяжким грузом для современной личности.

О такой свободе философы имеют разные мнения.

  • Ницше считает, что там, где нет Бога, человек имеет безграничную свободу для самоутверждения.
  • Бердяев говорит, что отказавшись от Бога, люди отдают себя в различные виды рабства.
  • Бергер пишет, что религиозные заповеди окружают святостью устои жизни, они несут такие смысловые нагрузки, без которых общество не может просуществовать долго.

Последствия процесса секуляризации подводят человека к осознанию того, что ничего не свято. Происходит девальвация ценностей, это может служить причиной утраты смысла жизни, дезориентации.

Другой точки зрения придерживается социолог Парсонс. Он считает, что секуляризация культуры, это элемент эволюции. В ходе перемен, функция религии видоизменяется, она превращается в одну из сфер жизни социальной.

Значение секуляризации

Оно в том, что религия меньше влияет на политику, образование, экономику, культуру. Но так как человек может самостоятельно выбирать веру без принуждения церкви, то религия несет для личности большую значимость. Западная цивилизация сложилась на платформе христианства, поэтому человек живет в социуме, впитавшем в себя христианские ценности, находится под их воздействием, не отдавая себе в этом отчета.

Секуляризация современного мира — это не противоположность религии, она не угрожает уничтожению самой религии, а лишь меняет ее роль и структуру.

Секуляризация — важный аспект изменения мировоззрения. Когда говорят о секуляризации, то прежде всего имеют в виду освобождение общества и культу ры от власти религии, создание светской системы ценностей, десакрализацию власти и природы. Живые свидетельства современников разноречивы и фрагментарны, получить на их основе общую картину невозможно. Одним казалось, что после Великих реформ вера скудела, другим, наоборот, — что укреплялась. Одни жаловались, что посещаемость церкви падала, посты не соблюдались, церковные браки вытеснялись гражданскими, официальная церковь находилась в кризисе и т. д.; другие свидетельствовали об огромном росте числа сектантов, т. е. о том, что религиозная вера принимала другие формы. Обследование питания рабочих показывает, что после революции 1905 г. мужчины стали есть мясо во время всех постов, кроме Великого, однако женщины продолжали строго их соблюдать. «Как они нерелигиозны — в сущности! — писала известный этнограф О.П. Семенова-Тян-Шанская (1863— 1903) о рязанских крестьянах. — Только при приближении старости в мужицкую душу изредка начинает закрадываться суеверный страх загробного возмездия. Да и тогда, разве они православные, как их считают? Нисколько». Между тем Л.Н. Толстой оценивал религиозность крестьян высоко, а Ф.М. Достоевский считал русских народом-богоносцем.

Статистическую оценку степени секуляризации произведем по одному, но очень важному и показательному признаку — по соблюдению обряда исповеди и причастия и поста. Эти данные являются особенно важными для понимания религиозности простого народа, который твердо верил, что только человек, соблюдающий все православные обряды, и был настоящим христианином, хотя бы эти обряды и исполнялись чисто внешним образом. Например, пост понимался в первую очередь как воздержание от скоромной пищи и интимных отношений.

Исповедная статистика охватывала все православное население Европейской России в возрасте старше 7 лет — от 17 млн человек в 1780 г. (за более раннее время данных сохранилось очень мало) и до 80 млн в 1913 г. (табл. VI.2).

Таблица VI.2

Число лиц православного исповедании, пропускавших исповеди и причастия во время Великого поста по неуважительным причинам в 1780 1913 гг. (в %)

Доля лиц, пропускавших исповедь и причастие по неуважительным причинам, была мала — от 2 % в 1780 г. до 7 % в 1913 г. Пропуск исповеди по уважительным причинам, к которым относились болезнь и временное отсутствие, составлял еще 2-3 %, следовательно, всего пропускали посещения церкви от 4 % в 1780 г. до 10 % в 1913 г. от общего числа прихожан.

Таким образом, активность прихожан была высокой — 90-96 %, причем за 133 года она мало изменилась. Цифры как будто говорят о том, что горожане были прилежнее крестьян — процент лиц, пропустивших исповедь по нерадению, среди крестьян поднимался до 11, а среди горожан — лишь до 8. Дело, однако, состояло не в нерадении, а в отдаленности храмов. В каждом городе были церкви, в то время как в большинстве сельских поселений церквей не было, а ближайшая находилась нередко в десятках километрах от дома. В губерниях, где были распространены мелкие поселения, например северные, даже ревностному христианину не удавалось посетить церковь, особенно в апреле, когда дороги были непролазны. Именно погода и состояние дорог являлись существенным фактором колебаний процента посещаемости церкви для крестьян, поэтому число посещающих исповеди каждый год изменялось без всякой заметной тенденции. В городе подобные препятствия к посещению церкви отсутствовали, отсюда доля исповедовавшихся горожан была более или менее стабильной.

Среди сословий наибольшая активность наблюдалась у духовенства, затем у дворян и чиновников, потом у военных, купцов и мещан. Чаще других пропускали исповедь крестьяне, но это являлось скорее следствием обстоятельств, чем лености или антирелигиозных настроений. Только у дворянства обнаруживается монотонное возрастание доли лиц. пропускавших исповедь, — 2; 3; 4; 4,7, что может говорить о какой-то тенденции, но это увеличение было все же незначительным, чтобы делать выводы о падении веры. У других сословий процент нерадивых то увеличивался, то уменьшался, что свидетельствует об отсутствии какой- либо тенденции и о влиянии каких-то привходящих обстоятельств — погода для крестьян, военные учения — для солдат и т. п.

Приведенные цифры рисуют картину столь высокой религиозной активности паствы, что закрадывается мысль: не фальсифицировали ли священники исповедную статистику? Прежде всего в этом не было заинтересованности, а для любого действия должен быть мотив. Сведения собирались для внутреннего пользования. Правда, Синод полученные сведения обобщал и представлял императору в годовом отчете наряду со многими другими данными, но упоминания о подтасовке, взысканиях за недостоверность статистических данных или поощрениях за хорошие результаты в документах Синода не встречаются. Священникам не ставилось в упрек существование нерадивых, да ведь и доходы причта зависели не от начальства, а от паствы, которая платила ему за совершение обрядов. Пропустившие исповедь не преследовались. Стоит обратить внимание и на то, что среди них находились духовные лица. На первый взгляд, 0,3 % — это не много, однако в 1913 г. — это более 3 тыс. человек. Если священники не скрывали даже нерадивость своих коллег и их жен и детей, зачем же им было скрывать нерадивость простых мирян?! Взятка? Для крестьянина было намного легче придти на исповедь, чем лишиться даже 10 коп. Наконец, в колебаниях процента нерадивых прихожан просматривается закономерность: ранняя весна и плохие от обилия талой воды дороги — больше пропусков, поздняя весна и хорошие по-зимнему дороги — меньше пропусков. Исповеди, подозрения в фальсификации не имеют под собой серьезных оснований.

Таблица VI.3

Данные о рождаемости через 9 месяцев после Великого поста в 1867—1910 гг. (в %)

Население

  • 1867-
  • 1870
  • 1871-
  • 1880
  • 1881-
  • 1890
  • 1891-
  • 1900
  • 1901-
  • 1910

Сельское

Городское

в т. ч. больших городов

в т. ч. малых городов

Женщины с внебрачными детьми

11равославное

Католическое

I1ротестантское

Итого

Посещение исповеди — показатель внешнего благочестия, так как оно контролировалось общественным мнением, церковными и светскими властями, регулярные уклонения от исповеди связывали с принадлежностью к расколу. Соблюдение постов менее поддавалось социальному контролю, поэтому данные могут пролить дополнительный свет на степень религиозности населения. Во время постов христианин должен был ограничивать себя в пище и в плотских радостях. Всякое веселье и проявление жизнерадостности осуждалось, светская музыка и пение, а также танцы запрещались. Неизвестно, сколько людей соблюдали запреты на пищу в посты — учета не было. Однако мы можем оценить строго статистически степень соблюдения запрета на интимные отношения следующим образом. 11а время Великого поста, который продолжался 7 недель в период между февралем и маем (время поста скользящее), в большинстве случаев март целиком являлся временем поста, так как по Юлианскому календарю Пасха приходилась на интервал между 22 марта и 25 апреля. Если бы все православные люди соблюдали запрет, то в год, когда март целиком попадал на время поста, через 9 месяцев — в декабре наблюдалась бы нулевая рождаемость. Чем меньше соблюдалось воздержание в Великий пост, тем больше была бы рождаемость в декабре, и наоборот. Следовательно, колебания рождаемости через 9 месяцев после поста могут служить показателем строгости его соблюдения. Этот тест имеет преимущество— он касается интимной стороны жизни человека, закрытой от других и не поддающейся прямому контролю общественного мнения. Всероссийские данные о рождаемости по месяцам за 1867-1910 гг. показывают, что через 9 месяцев после окончания Великого поста (обычно в декабре) у всех христиан наблюдалась минимальная рождаемость, а через 10 месяцев после поста (обычно в январе) — максимальная. Пик рождаемости в январе — несомненная компенсация за воздержание во время поста. Следовательно, отношение максимальной рождаемости через 10 месяцев после Великого поста к минимальной рождаемости через 9 месяцев после Великого поста покажет, сколько людей соблюдали воздержание во время Великого поста. Для чистоты эксперимента исключим из анализа 13 лет, когда хотя бы один день марта не попадал на время поста: 1868, 1871, 1874, 1877, 1882, 1885, 1888, 1891, 1893. 1896, 1904, 1907, 1909 гг. (табл. VI.3).

При анализе соблюдения воздержания во время поста следует учитывать одно важное обстоятельство. Существовало естественное снижение потенции у мужчин и женщин в холодные, темные и часто не слишком сытые зимние месяцы, а также в марте — месяце, переходном от холода к теплу, когда все продовольственные запасы от предыдущего года у крестьян заканчивались и когда им нередко приходилось ограничивать себя в пище. Вследствие этого разница между минимумом зачатий в марте и максимумом в апреле отчасти объяснялась естественным понижением потенции в марте. Оценим степень этого понижения. У ортодоксальных евреев, у которых вообще нет длительных постов и полового воздержания, в 1867-1910 гг., как раз в тот период, который мы изучаем, в феврале-марте зачатий было также на 13-17 % меньше, чем в апреле. Итак, если бы половое воздержание во время Великого поста вообще не соблюдали, то все равно зачатий в феврале — марте и, следовательно, рождений в ноябре — декабре было бы примерно на 14 % меньше, чем в апреле. Внесем коррективы в исходные данные (табл. VI.4).

Таблица VI.4

Доля населения, практиковавшего половое воздержание во время Великого поста по религиозным соображениям,

1867-1910 гг. (в %)

Население

1867— 1870

  • 1871—
  • 1880
  • 1891—
  • 1900
  • 1901-
  • 1910

Сельское

Г ородское

в т. ч. больших городов

в т. ч. малых городов

Женщины

с внебрачными детьми

11равославное

Католическое

1 Тротестантское

Итого

Итак, значительная доля православных и католиков воздерживались от половых контактов во время поста (для протестантов воздержания не требовалось). В 1860-е гг. доля лиц, соблюдавших воздержание, достигала у православных 24 %, а у католиков — 12 %. Даже число внебрачных детей, значит, и внебрачных связей, в Великий пост существенно понижалось — и, совершая грех, человек не забывал думать о грехе! Однако процент лиц, соблюдавших воздержание, со временем снижался, и к периоду 1901-1910 гг он упал у православных до 14, у католиков и протестантов — до 6. В течение всего пореформенного времени процент лиц, соблюдавших пост, среди крестьян был выше, чем среди горожан, в малых и средних городах выше, чем в крупных городах, а у лиц, состоявших в законном браке, — выше, чем у лиц, имевших внебрачные связи. В 1860-е гг. около четверти православных соблюдали половое воздержание во время Великого поста, причем тогда в этом отношении существовало значительное различие между крестьянами и горожанами. Начиная с 1870-х гг. вместе с уменьшением процента лиц, соблюдавших воздержание, различие между городом и деревней стало уменьшаться и в 1901- 1910 гг. составило 9 % против 14 % в 1867-1870 гг.

Таким образом, в 1860-е гг. среди православных во время Великого поста от плотских удовольствий воздерживались около 24 %, а в 1910г. — 14 %. Другими словами, это почти каждый четвертый в середине XIX в. и каждый седьмой в 1910 г., т. е. приблизительно 11-12 млн взрослых людей в молодом и зрелом возрасте! Следует иметь в виду, что церковь относилась достаточно снисходительно к нарушениям запрета, особенно на 2-6-й неделях Великого поста, не считая это большим грехом. И несмотря на это, миллионы людей предпочитали воздержание. Снижение рождаемости также наблюдалось через 9 месяцев и после других постов, но зафиксировать уровень воздержания невозможно, так как посты не захватывали полностью какого-либо месяца, а учет рождаемости велся по календарным месяцам.

Имеющиеся сведения говорят о соблюдении постов уже в XII-XIII вв. Статистические данные о рождаемости стали собираться с начала XVIII в., но они плохо сохранились, а самое важное — до второй трети XIX в. не отличались высокой точностью. Обратимся к сведениям о датах рождения 439 зажиточных дворян XVI-XVII вв., которые сделали имущественные или денежные вклады в монастыри на помин души. Оказывается, что в декабре рождаемость падала до минимума, а в январе по сравнению с декабрем увеличивалась на 29 %. Следует ли и в данном случае вносить поправку на снижение потенции в марте ввиду физического ослабления организма? Вклады делали богатые люди, чье питание не зависело, а потенция и фертильность мало зависели от времени года. Следовательно, если и вносить поправку, то не такую существенную, как для 1867- 1910 гг. Предполагаем, что в XV-XVII вв. доля лиц, соблюдавших воздержание во время Великого поста, находилась между 15 % (29—14) и 29 %, т. е. в среднем составляла около 22 % — примерно столько же, сколько и в 1860-е гг. Отсюда можно заключить, что благочестие православных россиян в течение четырех столетий находилось на одном, достаточно высоком уровне и обнаружило эрозию только в конце Х1Х-нача- ле XX в. Однако снижение доли лиц, посещавших церковь, на 2-3 % или доли лиц, соблюдавших половое воздержание во время постов, на 10 % вряд ли можно считать революцией или наступлением эры атеизма. Это становится особенно наглядным, если сравнить Россию с другими европейскими странами. Например, во Франции уже в середине XIX в. исповедь на Пасху пропускали от 50 до 80 % населения в зависимости от сословия.

Итак, подавляющее большинство православных посещали церковь, соблюдали обряды и миллионы отказывались от скоромной пищи и интимных отношений во время постов. Эти факты говорят о том, что степень религиозности и в начале XX в. была высока и церковь оказывала огромное влияние на поведение людей. О чем же тогда говорит постепенный отказ людей от соблюдения полового воздержания во время постов? Это свидетельствует лишь о том, что в пореформенной России имела место медленная секуляризация массового сознания. Но секуляризация — это отнюдь не атеизация. Секуляризация — это освобождение различных сфер жизни общества и человека, социальных отношений и институтов от религиозного санкционирования, а атеизация — отрицание религии, воинственное безбожие. В ходе модернизации во всех странах происходит секуляризация сознания, не обязательно сопровождающаяся ростом безбожия, хотя это не исключается. Например, в начале XX в. атеизация затронула значительную часть российской интеллигенции, о чем красноречиво говорит следующий факт. В 1904 г. после одного из заседаний Московского психологического общества, объединявшего более 230 членов, долго и много спорили о бессмертии души. В конце кто-то предложил поставить вопрос на баллотировку: голоса разделились, и, как констатировал один из участников, «бессмертие прошло большинством одного голоса».

О широком распространении атеизма среди дореволюционной интеллигенции говорили многие современники. Но, как тонко заметил финский этнограф П. Кууси: «Даже если мы перестаем ходить в церковь и забываем Бога, церковные колокола продолжают звучать у нас в душе». Так и русская интеллигенция, несмотря на свой атеизм, не смогла освободиться от религиозной концепции мира: народнические воззрения представляли собой закрытую мировоззренческую систему — светскую по форме, но религиозную по существу, ибо любая закрытая метафизическая система — религиозная структура.

Последние годы многие философы и богословы говорят, что современное общество перестает быть секулярным, становится постсекулярным. О том, что такое постсекулярное общество, что для него характерно, Правмиру рассказал сотрудник секретариата Синодальной библейско-богословской комиссии Александр Кырлежев.

— Александр Иванович, что такое постсекулярное общество?

— Понятие это вошло в широкий обиход лет десять назад, в основном благодаря авторитетному немецкому философу Юргену Хабермасу, теоретику европейской демократии. Однако пока понятие «постсекулярное» не обрело ясного смысла. Оно остается размытым и многозначным.

Средневековье и последние времена

Люди, настроенные антиклерикально, религию скорее боящиеся, за этим понятием видят возвращение в Средневековье, и это их пугает. Они считали процесс секуляризации, начавшийся в эпоху Просвещения, необратимым и однозначно позитивным, и какой-либо намек на увеличение роли религии в общественной жизни кажется им возвратом к архаике и мракобесию.

С другой стороны, один священник, когда услышал о постсекулярном обществе, предположил, что это что-то эсхатологическое. Образованный священник, а не простой сельский батюшка! Религиозному сознанию тоже свойственно понимание секуляризации как необратимого процесса, только со знаком минус, и доминирование секуляризма для некоторых религиозных людей может кончиться только вместе со скончанием века.

В средневековом мире религия пронизывала всю общественную и культурную жизнь, сознание человека, но потом началось ее вытеснение из общезначимого пространства (я говорю сейчас только о христианской цивилизации, в других культурах и история совсем другая). Процесс этот длился не одно столетие, но в XX веке религия действительно утратила общественную значимость, перестала быть авторитетной инстанцией, оказывающей определяющее влияние на разные сферы жизни человека, индивидуальной и социальной.

Религия не умирает

Термин «постсекулярное общество» указывает на то, что сейчас происходит противоположный процесс — возвращение религии в общественную, публичную, медийную сферу. Это очевидно, даже если просто следить за новостями — количество религиозных сюжетов за последние 10–15 лет постоянно увеличивается. К чему приведут эти новые процессы, пока непонятно. Разумеется, ни о каком возвращении к Средневековью речи быть не может просто потому, что история не имеет возвратного движения.

Иногда используют другой термин — десекуляризация. Его ввел крупный американский социолог Питер Бергер, который в 1960-е годы был одним из теоретиков и исследователей секуляризации в Америке. К концу прошлого века он пересмотрел свои взгляды, и в 1999 году под его редакцией вышла нашумевшая книга под названием «Десекуляризация мира» с его программной статьей. Одну фразу из той статьи все цитируют до сих пор: «Современный мир столь же яростно религиозен, каким был всегда». Речь идет о том, что религия не умерла и не умирает, если смотреть глобально — на весь мир.

Повторяю, к чему приведет этот процесс, сказать трудно. Секуляризация была не просто историческим процессом, но прежде всего проектом, который базировался на определенных идеях, имел целью построить новый, безрелигиозный, мир. Десекуляризация и формирование постсекулярного общества — это не проект, а объективный процесс, происходящий на наших глазах, конкретные последствия которого мы предугадать не можем. Мы можем лишь констатировать факт — религия возвращается в общественное пространство.

Теология смерти Бога

В связи с этим я бы обратил внимание на один важный момент. Пик секуляризации в западном мире пришелся на середину XX века. Секулярная культура победила, наука обладала почти абсолютным авторитетом как источник последней истины во всем. В Америке возникла «теология смерти Бога» — сейчас некоторых авторов перевели на русский. Эти богословы, христиане-протестанты, считали свершившимся фактом, что в социальном и культурном смысле «Бог умер» и что теперь богословствовать нужно, исходя из этого факта.

Католики такого никогда не заявляли, однако Второй Ватиканский собор, состоявшийся в 1960-е годы, руководствовался идеей аджорнаменто — приведения религии к сегодняшнему дню, ее максимального осовременивания.

Еще раньше европейский протестантский теолог Рудольф Бультман предложил проект демифологизации Нового Завета. Поклонник раннего Хайдеггера, он дал экзистенциалистскую интерпретацию Евангелия. Раз описанные там чудеса невозможны с научной точки зрения, то и не надо в них верить, а надо говорить только о предельном, решающем выборе, который делает человек перед лицом Бога. Общая идея состояла в том, что Церкви надо освободиться от архаики, признав победу новой научно-секулярной картины мира.

Секуляризация: после победы

Прошло несколько десятилетий, и все резко изменилось. С одной стороны, покачнулся авторитет науки — сегодня мало кто считает ее истиной в последней инстанции, заставляющей все аспекты человеческой жизни оценивать с помощью научных критериев.

Теперь общество совершенно нормально воспринимает ситуацию, когда образованный, прагматичный человек, в том числе и ученый, одновременно является религиозным. Или, с христианской точки зрения, суеверным — например, если он читает гороскопы в журналах или поведет ребенка к целительнице, когда медицина бессильна ему помочь.

Разница между верой и суеверием — отдельная и, так сказать, внутрирелигиозная тема. Я просто хочу обратить внимание на то, что конфликт между рационально-научным взглядом на мир и «иррационально»-религиозным (или парарелигиозным) у значительной части общества исчез.

С другой стороны, последние 15 лет классические социологические теории секуляризации подвергаются все более жесткой критике, почти уничтожающей, так что у этих теорий осталось лишь несколько ярых приверженцев. Речь идет в первую очередь о Европе, где секуляризация, понятая как неотъемлемая часть модернизации, действительно произошла, победила.

Америка никогда не вписывалась в теорию секуляризации и считалась странным исключением, которое специально исследовали. Это передовая страна в области науки, экономики, инноваций, но она всегда оставалась очень религиозной. Около 40 процентов населения США являются членами каких-то религиозных общин. У американцев это всегда соединялось, что нарушало стройность теории. Но для Европы теория секуляризации подходила, потому что сама Европа и претворяла в жизнь секуляризацию, которая, повторяю, была не просто процессом, но и проектом.

— Постсекуляризация — не проект, а объективный процесс? Что его предопределило?

— В общественно-политическом пространстве отношение к религии изменили два фактора: глобализация и возникновение политического ислама. Люди теперь не изолированы в своих национальных культурах и странах, они живут в общем, глобальном информационном пространстве. Это касается и Запада, и Востока. Здесь важно обратить внимание на то, что происходило в мусульманском мире в последние десятилетия.

Политический ислам и кризис новоевропейского рационализма

В 1960–1970-е годы в арабском мире доминировала модель панарабизма и арабского светского национализма, иногда с социалистическим оттенком. Характерный пример — Египет. На рубеже 1970–1980-х произошла смена этой парадигмы: появляется политический ислам — проект исламского сопротивления западному секулярному миру. Ключевой момент — Иранская революция 1979 года. Затем было сопротивление афганских моджахедов советскому вторжению, а уже после теракта «11 сентября» в Нью-Йорке стало очевидно, что религию от политики отделить нельзя.

Если говорить об изменениях в «европейском» культурном пространстве, то об этом в 2005 году замечательно написал политолог и социолог Леонид Ионин в статье «Новая магическая эпоха» (опубликована в журнале «Логос») — о кризисе новоевропейского рационализма… Философский рационализм породил Просвещение, науку, научную картину мира. Но человек не является строго рациональным существом, что всегда понимали не только богословы, но и философы и особенно художники.

Поэтому в культурно-историческом процессе не могла не произойти смена направлений, и она произошла. Разные формы иррационального вернулись в жизнь, авторитет рационализма, в том числе и научного, стал снижаться. Религия, включая не только традиционные конфессии, но и новые религиозные и парарелигиозные движения (типа Нью Эйдж или уфологии), стала возвращаться в культурное пространство, и это тоже дает повод говорить о постсекулярном обществе.

Сегодня социологи религии обращают внимание на особое значение феномена так называемой «духовности» (spirituality), которая является новым проявлением религиозности.

Секулярная Европа?

— В России религия вернулась в публичное пространство по другим причинам — прекратились гонения, атеизм перестал быть государственной идеологией. Можно ли назвать современное российское общество постсекулярным?

— Несомненно, просто надо понимать, что, поскольку советская секуляризация очень сильно отличалась от западноевропейской, постсекуляризм у нас другой. Европейская секуляризация — не уничтожение религии. Антицерковные эксцессы Французской революции были лишь эпизодом европейской секуляризации.

Философы Просвещения и их последователи были уверены, что религия умрет естественной смертью, благодаря прогрессу, но секуляризация на Западе по существу сводилась к перемещению религии из общественной сферы в приватную. Быть религиозным — твое личное дело, но ты не должен лезть с ним в общество, в политику, в образование.

Главным стал принцип отделения Церкви от государства, который, однако, на практике полностью никогда и нигде не осуществлялся. Даже в самой секулярной западной стране — Франции — государство финансировало какие-то католические школы, другие религиозные проекты. Многих это до сих пор возмущает, но полного разделения Церкви и государства никогда не было. Сейчас об этом западные ученые пишут целые исследования.

В Германии существует церковный налог, то есть немцы знают, что часть налогов, которые они платят государству, государство передает Церкви. При этом немецкие Церкви, евангелическая и католическая, всегда занимались активной социальной работой. В гораздо меньшем объеме, чем государство, но часть социальной деятельности государство им делегировало.

В Италии Католическая Церковь перестала быть государственной только в восьмидесятые годы прошлого века, а в некоторых северных протестантских странах — Норвегии, Дании, Великобритании — Церковь до сих пор не отделена от государства. Это не значит, что там нет свободы совести и что там не произошла секуляризация — как раз эти страны являются самыми секуляризованными, — но жесткое разделение Церкви и государства так и осталось идеалом секуляризма как проекта.

В СССР секуляризация осуществлялась жестко и насильственно, ибо большевики понимали, что их коммунистическому проекту религия враждебна. Полностью уничтожить ее и им не удалось, но ни о каком религиозном образовании, о возможности молодому или зрелому человеку сделать осознанный выбор между верой и неверием не могло быть и речи, хотя формально, на бумаге, свобода совести существовала.

Но существовала она только на бумаге. Советский государственный атеизм стремился выдавить религию не только из общественной жизни (что ему вполне удалось), но и из частной, из самого сознания, и в этом его главное отличие от западного секуляризма — на Западе на частную жизнь человека никто не покушался.

Плоды государственного атеизма

Плоды государственного атеизма налицо — до сих пор в России процент активно практикующих верующих меньше, чем в западноевропейских странах, не говоря уже об Америке. Не только советские люди, но и выросшие в постсоветской России в массе своей религиозно невежественны. И при этом сегодня наши секуляристы протестуют против того, что в западных секулярных странах всегда было нормой: против знакомства школьников с основами религии, против священников в армии.

Помню, как еще в «глухое» советское время, когда я учился в семинарии, мне попался справочник Американской Православной Церкви. В нем среди прочего было две или три страницы с фотографиями… офицеров. Это были православные капелланы американской армии, которые, как и армейские священники других конфессий, носят военную форму.

Такова американская реальность, но дело, конечно, не во внешнем виде, а в том, что хотя Православие — далеко не основная религия в США, православные капелланы в американской армии есть. У нас же это оказывается проблемой, потому что многие видят в самом факте существования армейских священников покушение на светскость государства, попытку клерикализации.

В Америке священник в армии — ни в коей мере не проявление постсекулярности. Там таким проявлением было заявление Джорджа Буша-младшего, «заново рожденного» христианина-протестанта, о необходимости идти «крестовым походом» против исламского терроризма.

А в России постсекулярными оказываются даже процессы возвращения в культурно-общественную жизнь таких вещей, которые в жизни западных секулярных обществ присутствовали всегда. Российское общество справедливо считается очень секулярным, что является следствием советской атеистической секуляризации, но сегодня оно постепенно становится постсекулярным — в смысле возвращения религии в публичную сферу.

Религия возвращается?

— Если я вас правильно понял, постсекулярность необязательно ведет к возрождению религиозности?

— Нет, конечно. Речь идет именно о выходе религии из гетто приватности и о ее возвращении в жизнь общества. Вернемся к исламскому миру. Население там всегда было религиозным, но во второй половине XX века, как уже говорилось, многие мусульманские страны политически строились по принципу светских европейских государств, да еще порой с социалистической ориентацией. Но затем этот секулярный проект сменился на другой — проект политического ислама.

Получился странный симбиоз. Сохраняются некоторые формальные западные демократические процедуры, по-прежнему существует европеизированная интеллектуальная элита, но при этом элементы ислама в разной степени проникают в политическую идеологию, в законодательство, в общественные представления. В мусульманском мире десекуляризация происходит в зоне секуляризации.

Характерным примером в данном случае является Турция, пережившая в свое время жесткую кемалистскую секуляризацию (ее идеологом и практиком был первый президент Турецкой республики Кемаль Ататюрк). К религиозности это прямого отношения не имеет, потому что она никогда из мусульманского мира не уходила. Меняются представления об устройстве общества, государства, бытовом поведении. На наших глазах меняются, и что из этого получится в будущем, мы пока не знаем.

Подобное происходит и в христианском мире. В 1990-е годы, когда в социологической науке началась активная критика теории секуляризации, главная идея этой критики состояла в том, что, так сказать, полноценной секуляризации нет потому, что нет радикального падения религиозности в обществе — это хорошо видно на примере Америки. Классическая теория секуляризации предполагала неминуемое и неуклонное падение религиозности по мере прогрессивного развития.

Отец Александр Шмеман в свое время говорил: «Какой странный парадокс! Америка — самая религиозная и одновременно самая секулярная страна». Он имел в виду, что почти половина американцев не просто религиозны, но практикующие верующие, а культура, образование, государство от религии отделены, то есть процент верующих высок, а общество секулярно.

Конечно, в Европе этот процент существенно ниже. Но вот что показательно: когда господствовала классическая теория секуляризации, Америку считали странным исключением, а теперь, когда утверждается постсекулярный взгляд, наоборот — именно секулярная Европа рассматривается как исключение по сравнению с остальным миром, где религиозность остается сравнительно высокой.

Культурная идентификация или религия?

Степень религиозности и различие ее форм — другая тема, которая не связана жестко с секуляризацией. Некоторые склонны идеализировать Средневековье как эпоху всеобщей религиозности, но историки показывают, что это не так. И в Европе, и в России далеко не все ходили в церковь регулярно, у простого народа христианская религиозность уживалась с языческими верованиями и практиками и так далее.

Но с точки зрения теории секуляризации Средневековье действительно религиозная эпоха, потому что Церковь занимала важное место в социальной структуре и государство было религиозным. Потом оно стало светским, но это связано не с уровнем религиозности, а с тем, что религию вытеснили из общественной сферы в частную.

Постсекулярное общество характеризуется не ростом религиозности, а возвращением религии в общественную сферу. Прекрасный пример из нашей действительности — социологические опросы о религии. В последние годы 70–80 процентов участников таких опросов называют себя православными, но при этом около половины из них не верит в Бога, да и у многих других о Православии весьма смутные представления.

Показательно, что на результаты этих соцопросов и секуляристы, и люди церковные реагируют примерно одинаково. «Вот видите, никакая это не религия!», — восклицают секуляристы. «Какой ужас! Что ж это за православные, которые в Бога не верят», — сокрушаются ревностные православные.

— Не всегда. Некоторые церковные люди ссылаются на результаты этих опросов как на неопровержимое доказательство, что общество у нас православное.

— Думаю, что действительно воцерковленных православных такие результаты соцопросов не могут радовать, и они сходятся со своими оппонентами в представлении о религии как о сознательной, глубокой, практической и теоретической вовлеченности в свою конфессиональную традицию, в жизнь Церкви.

Но ведь такое представление о религии было создано (точнее, навязано) как раз в эпоху секуляризации: есть «чистая религия», а такие проявления религиозности, как культурная идентификация, память о прошлом, выносятся за скобки как что-то недостаточное, к подлинной религии не относящееся.

Верить, но не практиковать

или

Практиковать, но не верить

На самом деле религиозность проявляется очень по-разному. Современный английский социолог религии Грейс Дэйви ввела такую формулировку: believing without belonging — вера без принадлежности к какой-либо религиозной общине. Она изучала это явление.

Соответственно, возникла и обратная формула: belonging without believing — принадлежность к религиозной традиции, к конфессии без активной сознательной веры. Другой крупный социолог Даниэль Эрвье-Леже изучала современные формы религиозности, характерные для секулярной Западной Европы, в частности, в такой секулярной стране, как ее родная Франция. Оказывается, там есть масса религиозных проявлений, которые составляют важную часть жизни людей формально нерелигиозных, то есть не практикующих верующих.

И еще один термин ввела Грейс Дэйви: vicarious religion — заместительная религия. Он означает, что светские, нерелигиозные европейцы как бы делегируют исполнение религиозной функции Церкви, духовенству, небольшому числу активных верующих.

То есть светские люди в храм практически не ходят, не молятся, но через духовенство и верующих чувствуют себя причастными к религиозной жизни. И если, например, из секулярной Франции убрать католические храмы, монастыри и другие «религиозные объекты», абсолютно светские люди почувствуют, что им не хватает чего-то очень важного. Хоть и в слабой форме, в них живет религиозная память.

Исследовать бабушек

Но вернемся к России. Социологические опросы о религиозности проводятся, начиная с девяностых годов, и проводят их светские социологи, которым, как правило, не нравится религиозное «мракобесие». И они ставят респондентам вопросы, чтобы определить, сколько «настоящих» православных — которые молятся каждый день, ходят в церковь хотя бы раз в месяц, читают Библию, знают Символ веры, догматы.

Опросы показывали и показывают, что таких православных — «настоящих» — очень мало, от силы два-три процента. Но возьмем советскую ситуацию, то есть Церковь в советское время. Храмов немного и ходят в них бабушки, в основном совсем простые, малообразованные. Именно такие бабушки и были едва ли не основными реальными верующими в советские годы.

И вот если бы исследовали тогда этих бабушек, будь такая возможность, то выяснилось бы примерно следующее: многие из них считают, что Троица — это Спаситель, Божия Матерь и Никола Угодник, некоторые читали что-то из Евангелия, но большинство только на службе слышали по-церковнославянски, Символ веры выучили и поют, но вряд ли вполне понимают…

Я в то время как-то в электричке невольно услышал разговор двух таких бабушек. «Грех какой — на Казанскую стирала!», — сокрушалась одна из них. Но ведь именно эти люди наполняли храмы в советское время, хранили веру вопреки безбожной власти. Для них это было глубокой внутренней потребностью. И начни мы исследовать их по нынешним жестким социологическим критериям, окажется, что они «ненастоящие верующие».

Признак постсекулярного общества или миссионерский вызов?

Я хочу сказать, что проявлений религиозности много, и постсекулярный подход позволяет увидеть многообразие этих проявлений. В отличие от подхода секулярного, в том числе секулярного религиоведения, которое навязывает жесткую схему: религия — вне культуры, вне общества, только в частной сфере, а настоящий верующий человек — религиозно образованный, с глубокой верой, последовательный в своем поведении и проч., в общем, сверхчеловек. А все остальные — неправильные.

Те, кто сегодня называют себя православными и при этом не верят в Бога, представляют собой огромное «миссионерское поле» для Церкви. Люди чувствуют свою принадлежность к церковной традиции, но живого отношения к Богу у них пока нет. Для Церкви это — миссионерский вызов. Другое дело, что сделать из номинальных православных последовательных христиан — дело непростое. Но так было всегда.

А с точки зрения социологии это как раз один из признаков постсекулярного общества, когда нерелигиозный человек по каким-то причинам, по большей части не корыстным, идентифицирует себя с конкретной религиозной традицией, являющейся частью его культуры.

Православные атеисты

В свое время я много общался с религиоведом академиком Львом Николаевичем Митрохиным, а после его смерти даже книжку о нем редактировал. Он с юности был классическим «научным атеистом», а в постсоветское время говорил мне: «Я могу про себя сказать то же, что сказал Лукашенко: я — православный атеист».

Его коллеги, так и оставшиеся в каком-то смысле «научными атеистами», осуждали его, говорили, что он уклоняется в фидеизм. А многие православные настаивали, что как бы бывшие «научные атеисты» ни пытались «примазаться» к религии, они для нас все равно враги, имея в виду в том числе и Льва Николаевича. На самом деле он был человеком умным и честным, пытался осмыслить новые процессы теми интеллектуальными средствами, которыми располагал, и его собственная философская концепция религии весьма оригинальна и интересна.

Духовный путь человека продолжается до самой смерти, и завершение этого пути — всегда тайна, открытая только Богу. В Средние века все получали какое-то религиозное образование, всегда имели возможность встать на путь религиозной, духовной жизни, но не все это делали, тем более смолоду. В советском секулярном обществе людям, как правило, неоткуда было получить хотя бы минимальные знания о религии, чтобы духовно самоопределиться.

Сегодня такая информация доступна, и многие люди чувствуют свою культурную сопричастность религиозной традиции. Не только христианской. Есть представители мусульманских народов, которые нерелигиозны, но идентифицируют себя с исламом, или светские евреи, которые воспринимают иудаизм как свою религиозную и духовную традицию.

В жизни каждого человека может наступить момент, когда он осознанно обратится к родственной себе традиции и начнет ее духовно и практически осваивать. Многие так и делают, раньше или позже.

Религия как цепь памяти

— Какова сегодня религиозная ситуация на Западе, чем она отличается от российской?

— Вы, наверное, помните, что, несмотря на многочисленные просьбы и требования западных христиан, разработчики Европейской конституции (которая, кстати, провалилась) так и не включили в нее пункт о христианстве как одной из основ европейской культуры и цивилизации. Это, конечно, «происки» секуляристов, рыцарей Просвещения.

Но религиозная ситуация в Европе постепенно меняется, и меняют ее, в первую очередь, мусульмане. Их там становится все больше, семьи у них преимущественно многодетные, живут они уже целыми анклавами и не принимают секулярную парадигму. Религиозная составляющая проявляется и в их образе жизни, и в требовании регулировать общинную и индивидуальную жизнь исламским правом. Именно иммигранты-мусульмане и их дети сегодня изменяют статус Европы как самого секулярного региона мира.

И европейцы на это реагируют. Когда в Швейцарии провели референдум о строительстве минаретов, больше половины граждан проголосовало против. Конечно, они защищали прежде всего свой культурный ландшафт, но в данном случае — именно его религиозную составляющую, которая является частью их исторической памяти.

Одна из книг уже упомянутой мною Эрвье-Леже так и называется: «La religion pour mémoire», в английском переводе «Religion as a Chain of Memory» — религия как цепь памяти. Вот эта цепь присутствует в таких религиозных формах, которые не соответствуют жесткой концепции религии как сознательной и активной вовлеченности в традицию, но это тоже религиозность, хотя и своеобразная, современная.

А вспомните недавний случай в Италии. Европейский суд по правам человека удовлетворил иск радикальной секуляристки Сойле Лаутси и постановил, что распятия из итальянских государственных школ надо убрать. Сопротивление итальянцев было массовым. Не Церковь сопротивлялась, а обычные граждане: служащие, бизнесмены, даже некоторые гуманисты протестовали.

Люди почувствовали, что идет наступление на их жизненный уклад, выходили на демонстрации, митинги. Итальянское правительство во взаимодействии с несколькими другими странами, включая Грецию и Россию, опротестовало это решение, и в итоге Европейский суд его отменил.

Вряд ли секулярные европейцы становятся активно религиозными — этого пока нет. Но есть общественная реакция, которую можно назвать постсекулярной, на попытки активных групп секуляристов продолжать секуляризацию, доводя ее до такого абсурда, как, например, запрет на ношение религиозных символов, в частности, крестов. Люди защищают религию как часть своего культурного ландшафта и часть своего внутреннего мира. Итальянское государство, учитывая эти настроения, в данном случае выступило против жесткого секуляризма.

В России, как и в бывших советских республиках и бывших соцстранах, ситуация иная. Людям со школьной скамьи, если не с детского сада, вдалбливали атеистически-материалистическое представление о мире, да еще как часть «единственно верного» учения, а потом это учение так надоело, что многие стали искать другого, такого же всеобъемлющего, учения, и часто в этих поисках приходили в Церковь. Это происходит и сегодня, когда уже нет единой всеобъясняющей идеологии.

— Польша даже в коммунистические времена де-факто не была атеистической страной.

— Недавно, в новогоднем выпуске журнала «Эксперт» с общим заголовком «Постсекулярный мир», опубликована интересная статья о Польше. Автор пишет, что в годы коммунизма Католическая Церковь имела в Польше большой авторитет, был пафос «мы, католики, против коммунистов», огромное количество народа, включая молодежь, ходило в костелы, Церковь действительно находилась в оппозиции, поддерживала «Солидарность».

Сейчас функция силы, консолидирующей общество против идеологических оккупантов, отпала, Церковь, наоборот, активно участвует в общественной жизни и даже навязывает свои нормы, и часть молодежи начинает сопротивляться. Особенно те, кто за предельный европейский либерализм — однополые браки, легализацию марихуаны. Они не просто не ходят в костелы, но активно выступают против Церкви. Есть кризис авторитета Церкви в Польше.

В России — другая история. В советское время кроме бабушек в церковь ходили единицы, а сегодня ходят многие, часто очень успешные люди: бизнесмены, генералы, спортсмены, художники, музыканты… Но параллельно многие как огня боятся клерикализации — вспоминают советское время, и им кажется, что место коммунистической идеологии займет новая всеобъемлющая насильственная идеология, православная.

Поэтому и у нас наблюдаются антиклерикальные настроения. Однако и церковная жизнь не только возрождается после секуляризации «по-советски», но и развивается, приобретая новые, ранее неведомые направления и формы и выходя в широкое общественное пространство.

Это параллельные процессы — продолжающейся секуляризации и встречного процесса десекуляризации. История продолжается, и только будущее покажет, каким будет это самое «постсекулярное общество». Общество, процесс формирования которого — в спорах и конфликтах — происходит на наших глазах и с нашим участием.

Беседовал Леонид Виноградов

Александр Кырлежев родился в 1957 году в Москве. Окончил Московский государственный институт культуры, Московскую духовную семинарию.

Работал в «Журнале Московской Патриархии», занимался изданием богословской литературы, выступал со статьями на религиозно-общественные темы, которые собраны в книге «Власть Церкви» (2003). Один из авторов Новой философской энциклопедии. Преподавал на факультете журналистики МГУ, на кафедре религиоведения Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

Член редколлегии и постоянный автор журнала «Континент». Сотрудник секретариата Синодальной библейско-богословской комиссии Русской Православной Церкви. Научный редактор обновленного в 2012 году религиоведческого журнала «Государство, религия, церковь в России и за рубежом», издаваемого РАНХиГС.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *