Семья Николая 2

Союз между Николаем 2 и его супругой императрицей Александрой Федоровной – один из самых обсуждаемых браков в мировом сообществе и современной истории Европы. Им было предопределено стать мужем и женой после вспыхнувшей любви при первой встрече молодых людей.
Родилась принцесса Гессен-Дармштадтская Александра 6 июня 1872 года в Германии. Она стала последней русской императрицей, несмотря на свою немецкую национальность. Была четвёртой дочкой герцога Людвига и герцогини Великобритании — Алисы, внучка королевы Англии — Виктории.
Среди всех внуков королева Виктория выделяла Александру, и в молодости называла её ласково «Sunny – солнышко». Девочке нравилось, что бабушка, несмотря на свою занятость, уделяет ей так много времени и любила заниматься с ней этикетом.


Фото из детства.

Детство принцессы было омрачено потерями её самых близких родственников. Сначала от кровоизлияния в мозг умер её брат Фредерик. В 1878 году из-за эпидемии дифтерии умерла старшая сестра Мэри, а спустя несколько недель умерла её мама — герцогиня Алиса.

Начальное образование принцесса получила вместе с сестрой и братом, когда обучалась грамоте у лучших учителей монаршей династии. Девочка со рвением изучала политические науки, естествоведение, историю, математику, философию и классические языки. Позже Гессенская принцесса окончит «Гейдельбергский университет» и получит степень бакалавра философии.

Спустя годы на смертном ложе отец скажет Александре, что гордиться дочерью, и она пронесёт эти слова в сердце через всю жизнь.

В возрасте 12 лет Алиса впервые посетит Россию во время бракосочетания её сестры Эллы (в православии Елизавета) и князя Сергея Александровича. В следующий раз принцесса посетит Сергиевский дворец и встретится с будущим мужем — Николаем 2.

После первой встречи юноша поймёт, что влюблён в принцессу и распорядится, чтобы ему нарисовали ее портрет. У них начнётся тайная переписка, о которой узнают родители и запретят сыну всякое общение. Позже историки обнародовали дневник жены Николая 2, в котором описана краткая история их знакомства.

Семья императора Николая II

Последний российский император династии Романовых, который вошёл в историю, как слабовольный правитель. Согласно записям историков, управление давалось Николаю очень сложно. Несмотря на это, он смог внести немалый вклад в «промышленно-экономическое развитие России» в то время, когда страну охватило революционное движение.

Родился Николай II 18 мая 1868 года в императорской семье Романовых. Он был старшим сыном Марии Федоровны и Александра III, и единственным наследником престола.

Детство и юность последнего царя Российской Империи — Николая — прошли в стенах «Гатчинского дворца» под чётким руководством знатной четы. Герцог воспитывал своих отпрысков в традиционном духе, научил грамоте и уделял особое внимание сына к подготовке воцарения. Отец говорил сыну, что престол превыше всего.

Несмотря на то, что Николай обучался дома, принц получил гуманитарное образование и окончил школьную программу с отличием. После прошёл курс академического обучения (история, социология, политология, финансовое право и экономика).


Молодой принц стремился к военному делу, его интересовали стратегия ведения дел и правоведение. В возрасте 18 лет принял присягу в «Зимнем дворце» и поступил на службу, где спустя 3 года получил звание полковника. Все годы обучения он жил одной мечтой вновь встретиться с возлюбленной Алисой.

В 1889 году будущий герцог начинает присутствовать на заседаниях «Госсовета и кабинета министров», где отец делится опытом ведения государственных дел.

После смерти отца, в возрасте 26 лет Николай (второй) вступил на престол, а коронация произошла спустя 2 года в Москве.

Николай 2 и его жена: история любви

После первой встречи с Гессенской принцессой Николай 2 потерял покой. Он жил мечтами о возлюбленной Алекс. Императрица покорила сердце молодого герцога, но отец был непреклонен. Спустя 5 лет из-за резко ухудшившегося состояния здоровья Александр III дал согласие на брак с герцогиней. 26 ноября 1894 года в «Зимнем дворце» были обвенчаны, а 26 мая 1896 года супруги прошли коронацию и официально возглавили страну.

В браке Николая и Александры родилось четверо детей (Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия). Супруга сильно хотела родить царю сына и бредила рождением наследника. Спустя несколько лет у Николая (второго) появился сын Алексей, однако состояние его здоровья очень беспокоило монаршее семейство, так как мальчик был болен гемофилией.

Отношение между мужем и женой были нежными. Николай не был публичным человеком, старался проводить больше времени в кругу семьи. Многие осуждали его поведение, а некоторые (за глаза) называли царя безвольным мужем своей жены.

В обществе императрицу так и не приняли, многим знатным дамам хотелось баллов и зрелищ, а Александра стремилась к познанию духовного мира. Она проводила много времени с сыном Алексеем в компании с Григорием Распутиным. Позже глав династии обвинят в измене родине из-за тесного общения с Распутиным. Со слов обвинителей, он имел полную власть над династией Романовых и подчинил волю Николая (второго) в то время, когда занимал должность «советника».

Из какой страны супруга царя Николая 2 — Александра Федоровна

Непринятие жены императора обострялось тем, что она была немка. Российские знатные семьи, да и весь народ в целом презирали «Царя», потому что он прислушивался к мнению жены и своего советника Григория Распутина и всячески старались навредить главе престола.

Настоящее имя жены Николая 2

С рождения будущая супруга императора — принцесса Алиса Гессенская имела другое имя, её звали Виктория Алекс Елена Луиза Беатрис. Это имена её бабушки, мамы и двух родных тётушек. Так было до замужества, а точнее до крещения, потому что перед венчанием ей нужно было сменить вероисповедание. Приняв православную веру, будущая герцогиня получила имя Александра.

Николай 2 и его жена были родственниками

Император и английский король Георг 5 были двоюродными братьями. Следовательно, Николай был внуком королевы Виктории по материнской линии. Алиса Гессенская (будущая жена) также была двоюродной сестрой Георга 5 и внучкой королевы Виктории. Таким образом, будущая чета Романовых изначально были троюродными братом и сестрой. Именно из-за кровосмесительства их сын Алексей был болен гемофилией, которая развивалась из-за кровосмешения.

Рост Николая 2 Романова и его жены

Несмотря на то, что Александра пришлась не ко двору, многие говорили, что она красива и умна, а особенно выделяли рост герцогини, который был, как и у мужа, 168 см. Спустя столетия многие историки и критики сойдутся во мнении, что дети королевской династии были очень похожи на мать.

Как Николая 2 называла жена

Когда Николай 2 отсутствовал, и так как у Александры не было друзей и подруг, она большую часть времени проводила наедине со своими мыслями. Это уединение впоследствии отразилось на её психике, а со временем переросло в заболевание. Муж Николай (второй) сильно любил свою герцогиню и старался отвлекать её от помутнения рассудка. Он с лёгкостью выполнял её прихоти, стараясь угодить ей, а она в свою очередь нежно называла его «Ники».

Интересные факты

Многим не нравился тот факт, что «её величество» помогала раненым немецким солдатам на линии фронта. Ходили слухи, что такая простота может снизить авторитет Александры в глазах народа. Она же не обращала на это никакого внимания и ежедневно с раннего утра и до позднего вечера вместе со своими дочерьми лечила раненых бойцов и военнопленных немецких солдат.

Читая дневник, который состоит из воспоминаний её фрейлины Анны Вырубовой, мы видим, что та называла герцогиню милосердной и самой справедливой правительницей в Российской империи. Там же говорится, что император и императрица были просты в общении с крестьянами и солдатами, чем располагали к себе простых людей.

Николай II и вся его семья увлекались байдарочными походами. Это было детское увлечение герцога с тех пор, как в возрасте 13 лет ему подарили первую байдарку. Позже о его пристрастии знали многие родственники и часто дарили ему в качестве подарка эксклюзивные лодки. Одним из самых знаменитых походов на байдарке является четырёх километровый спуск по финским шхерам, который супруги прошли вместе.

Александра и её супруг ежегодно праздновали день помолвки – 8 апреля. Каждый год они проводили этот день вместе, а в 1915 Николай 2 был на линии фронта и получил письмо. Герцогиня называла его любимым мальчиком и писала, как счастлива, что они смогли пронести любовь сквозь 21 год совместной жизни, не утратив волнительного чувства.

Распутин и супруга Николая 2

Ходили слухи о любовной связи Распутина и императрицы Александры, однако нет никаких достоверных доказательств этим предположениям. «Его величество» знал о пристрастиях Распутина и обо всех скандалах, связанных с Григорием. Однако Николай II никогда не верил сплетням относительно герцогини. Он знал, что Григорий является истинным другом семьи.

Из достоверных источников известно, что именно связывало королевскую семью и Распутина:

  • Григорий был советником Николая II.
  • Распутин лечил принца Алексея от гемофилии, а герцогиню Александру Федоровну от периодических невротических припадков.
  • Он был представителем крестьян, а также посредником между королём и еврейскими банкирами во время договора купли продажи с Германией.

Как звали детей Николая 2 и Александры Федоровны

Княжна Ольга Романова была первым ребенком монаршей династии. Родилась 3 ноября 1895 года. Это была нежная, хрупкая девушка, но с большой эрудицией, проявляла интерес к книгам. Она имела исключительный слух и любила играть на фортепиано. Девушка была скромна и не любила пышных приёмов, предпочитая им уединение.

После 29 мая 1897 года императрица родила дочь Татьяну. Всю беременность герцогиня опасалась выкидыша, потому что медики диагностировали сложности на первой стадии беременности. По характеру княжна Татьяна была сильно похожа на герцогиню, любила верховую езду, могла часами находиться в королевской конюшне, ухаживая за любимым пони. Увлекалась прогулками по лесу и любила собирать ягоды, грибы и полевые цветы. Ей нравилось вышивать, что было по духу её отцу.

Третья дочь королевской четы – Мария родилась 14 июня 1899 года. Герцогиня сильно ждала наследника престола и в появившейся дочери получила разочарование и на некоторое время ушла в депрессивное состояние. Николай II успокаивал жену, говоря, что для него каждая дочь является лучшим в мире подарком от любимой жены, и решил назвать её в честь своей маменьки. Девочка была скромна, проявляла интерес к точным наукам и после получила хорошее образование.


Во время четвёртой беременности Александра ожидала рождение сына, но 5 июня 1901 года на свет появилась девочка. Анастасия была точной копией отца и считалась любимицей среди всех детей. Девочка росла самым шумным ребёнком, весело носилась по дворцу, любила играть в прятки, лапту и могла часами лазить по деревьям, за что неоднократно получала на орехи от герцогини.

Царевич Алексей был долгожданным сыном, родился мальчик 30 июля 1904 года, когда мать Александра отчаялась родить мужу наследника. За год до беременности вся монаршая семья в течение полугода жили в Саровской пустыне, где, по мнению герцогини, Бог и благословил её на зачатие сына.

Мальчик родился с врождённым редким заболеванием — гемофилия, которое не давало ему полноценно развиваться, что сильно тревожило всю династию Романовых. Однако Григорий Распутин смог найти способ, как улучшить состояние ребёнка, и являлся его самым близким другом.

Александра и Николай (второй) сильно любили своих детей, как известно из истории, все члены королевской династии Романовых умерли в один день.

Николай 2: расстрел семьи

Казнь царской семьи была назначена в ночь с 16 на 17 июля 1918 года. Убийство всех членов семьи Николая II состоялось в Екатеринбурге, в подвале дома Ипатьева по улице Клары Цеткин. Командовал расстрелом Яков Юровский.

Благодаря его рукописям, которые он делал в дневнике, удалось воспроизвести цепочку событий страшного дня для династии Романовых. В ту ночь умерли 11 человек: Николай 2, супруга Александра, пятеро детей, семейный врач Боткин и три человека прислуги. Там же расстреляли и двух собак, спасся только спаниель Джой, питомец Алексея. Расстрелянные тела Романовых выкинули в шахты у заброшенных рудников в Свердловской области.

Когда были обнародованы записи дневника Александры Фёдоровны, вся Россия узнает, что перед смертью герцогиня благодарила Бога за всё, что произошло с ней в этой жизни. А в последнем письме к Ане она писала, что знает, что скоро их всех убьют, но никто не отнимет у неё любви к её семье и Российской империи, которую она считала своей второй Родиной. Последними словами в письме были слова: «Господи спаси Россию от краха и смилуйся над моими подданными».

Николай II и его семья


Они умерли мучениками за человечество. Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти» (воспитатель царевича Алексея Пьер Жильяр).


Николай II Александрович Романов
Николай Александрович Романов (Николай II) родился 6 (18) мая 1868 года в Царском Селе. Он был старшим сыном императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. Получил строгое, почти суровое воспитание под руководством отца. «Мне нужны нормальные здоровые русские дети», — такое требование выдвигал император Александр III к воспитателям своих детей.
Будущий император Николай II получил хорошее домашнее образование: знал несколько языков, изучил русскую и мировую историю, глубоко разбирался в военном деле, был широко эрудированным человеком.

Императрица Александра Федоровна
С самого начала своего правления император Николай II относился к несению обязанностей монарха как к священному долгу. Он глубоко верил, что и для 100-миллионного русского народа царская власть была и остается священной.

У него был живой ум — он всегда быстро схватывал существо докладываемых ему вопросов, прекрасная память, особенно на лица, благородство образа мыслей. Но Николай Александрович своей мягкостью, тактичностью в обращении, скромными манерами на многих производил впечатление человека, не унаследовавшего сильной воли своего отца, который оставил ему следующее политическое завещание: «Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству России. Охраняй самодержавие, памятуя притом, что ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед Престолом Всевышнего. Вера в Бога и святость твоего царского долга да будет для тебя основой твоей жизни. Будь тверд и мужествен, не проявляй никогда слабости. Выслушивай всех, в этом нет ничего позорного, но слушайся самого себя и своей совести».

3 ноября 1895 года в семье императора Николая II родилась первая дочь — Ольга; за ней родилась Татьяна (29 мая 1897 года), Мария (14 июня 1899 года) и Анастасия (5 июня 1901 года). Но в семье очень ждали наследника.
30 июля (12 августа) 1904 года в Петергофе появился пятый ребёнок и единственный, долгожданный сын — цесаревич Алексей Николаевич. Царская чета побывала на прославлении Серафима Саровского 18 июля 1903 года в Сарове, где император и императрица молились о даровании им наследника. При рождении был наречён Алексеем — в честь святителя Алексия Московского. По линии матери Алексей унаследовал гемофилию, носительницами которой были некоторые дочери и внучки английской королевы Виктории. Заболевание стало очевидным у цесаревича уже осенью 1904 г., когда у двухмесячного младенца началось тяжёлое кровотечение. В 1912 г. во время отдыха в Беловежской пуще цесаревич неудачно прыгнул в лодку и сильно ушиб бедро: возникшая гематома долго не рассасывалась, состояние здоровья ребёнка было очень тяжёлым, о нём официально печатались бюллетени. Была реальная угроза смерти.
Внешность Алексея сочетала в себе лучшие черты отца и матери. По воспоминаниям современников, Алексей был красивым мальчиком, с чистым, открытым лицом.
Быт семьи не был роскошным в целях воспитания — родители боялись, что богатство и нега испортят характер детей. Императорские дочери жили по двое в комнате — с одной стороны коридора «большая пара» (старшие дочери Ольга и Татьяна), с другой — «маленькая» (младшие дочери Мария и Анастасия).
Быт семьи не был роскошным в целях воспитания — родители боялись, что богатство и нега испортят характер детей. Императорские дочери жили по двое в комнате — с одной стороны коридора «большая пара» (старшие дочери Ольга и Татьяна), с другой — «маленькая» (младшие дочери Мария и Анастасия).
В комнате младших сестёр стены были выкрашены в серый цвет, потолок расписан бабочками, мебель выдержана в белых и зелёных тонах, проста и безыскусна. Девочки спали на складных армейских кроватях, каждая из которых была помечена именем владелицы, под толстыми синими одеялами, украшенными монограммой. Эта традиция исходила со времен Екатерины Великой (такой порядок она завела впервые для своего внука Александра). Кровати легко можно было двигать, чтобы зимой оказаться поближе к теплу или даже в комнате брата, рядом с рождественской ёлкой, а летом поближе к открытым окнам. Здесь же у каждой было по небольшой тумбочке и диванчики с маленькими расшитыми думочками. Стены украшали иконы и фотографии; фотографировать девочки любили сами – до сих пор сохранилось огромное количество снимков, сделанных в основном в Ливадийском дворце — любимом месте отдыха семьи. Родители старались, чтобы дети постоянно были заняты чем-то полезным, девочек приучали к рукоделию.
Как и в простых небогатых семьях, младшим часто приходилось донашивать вещи, из которых выросли старшие. Полагались им и карманные деньги, на которые можно было покупать друг другу небольшие подарки.
Обучение детей обычно начиналось по достижении ими 8 лет. Первыми предметами были чтение, чистописание, арифметика, Закон Божий. Позднее к этому прибавлялись языки — русский, английский, французский, еще позже — немецкий. Преподавались императорским дочерям также танцы, игра на рояле, хорошие манеры, естественные науки и грамматика.
Императорским дочерям предписывалось подниматься в 8 часов утра, принимать холодную ванну. Завтрак в 9 часов, второй завтрак — в час или в половине первого по воскресеньям. В 5 часов вечера — чай, в 8 — общий ужин.
Все, кто знал семейную жизнь императора, отмечали удивительную простоту, взаимную любовь и согласие всех членов семьи. Центром ее был Алексей Николаевич, на нем сосредотачивались все привязанности, все надежды. По отношению к матери дети были полны уважения и предупредительности. Когда императрице нездоровилось, дочери устраивали поочередное дежурство при матери, и та из них, которая в этот день несла дежурство, безвыходно оставалась при ней. Отношения детей с государем были трогательны — он был для них одновременно царем, отцом и товарищем; чувства их к отцу переходили от почти религиозного поклонения до полной доверчивости и самой сердечной дружбы. Очень важное воспоминание о духовном состоянии царской семьи оставил священник Афанасий Беляев, который исповедовал детей перед их отъездом в Тобольск: «Впечатление от исповеди получилось такое: дай, Господи, чтобы и все дети нравственно были так высоки, как дети бывшего царя. Такое незлобие, смирение, покорность родительской воле, преданность безусловная воле Божией, чистота в помышлениях и полное незнание земной грязи – страстной и греховной – меня привели в изумление, и я решительно недоумевал: нужно ли напоминать мне как духовнику о грехах, может быть, им неведомых, и как расположить к раскаянию в известных мне грехах».
Обстоятельством, постоянно омрачавшим жизнь императорской семьи, была неизлечимая болезнь наследника. Частые приступы гемофилии, во время которых ребенок испытывал тяжкие страдания, заставляли страдать всех, особенно мать. Но характер болезни являлся государственной тайной, и родители часто должны были скрывать переживаемые ими чувства, участвуя в обычном распорядке дворцовой жизни. Императрица хорошо понимала, что медицина была здесь бессильна. Но, будучи глубоко верующей, она предавалась усердной молитве в ожидании чудесного исцеления. Она готова была поверить всякому, кто был способен помочь ее горю, хоть как-то облегчить страдания сына: болезнь цесаревича открывала двери во дворец тем людям, которых рекомендовали царской семье как целителей и молитвенников. В их числе появляется во дворце крестьянин Григорий Распутин, которому суждено было сыграть свою роль в жизни царской семьи и в судьбе всей страны — но претендовать на эту роль он не имел никакого права.
Распутин представлялся добрым святым старцем, помогающим Алексею. Под влиянием матери все четыре девочки испытывали к нему полное доверие и делились всеми своими немудрёными секретами. Дружба Распутина с императорскими детьми была очевидна из их переписки. Лица, искренне любившие царскую семью, пытались как-то ограничить влияние Распутина, но этому очень сопротивлялась императрица, так как «святой старец» каким-то образом умел облегчать тяжелое состояние царевича Алексея.
Россия находилась в это время на вершине славы и могущества: невиданными темпами развивалась промышленность, все более могущественными становились армия и флот, успешно проводилась в жизнь аграрная реформа. Казалось, что все внутренние проблемы в недалеком будущем благополучно разрешатся.
Но этому не суждено было осуществиться: назревала Первая мировая война. Использовав как предлог убийство террористом наследника австро-венгерского престола, Австрия напала на Сербию. Император Николай II посчитал своим христианским долгом вступиться за православных сербских братьев…
19 июля (1 августа) 1914 г. Германия объявила России войну, которая вскоре стала общеевропейской. В августе 1914 г. Россия начала поспешное наступление в Восточной Пруссии, чтобы помочь своей союзнице Франции, это привело к тяжелому поражению. К осени стало ясно, что близкого конца войны не предвидится. Но с началом войны в стране затихли внутренние разногласия. Даже самые трудные вопросы становились разрешимыми — удалось осуществить запрещение продажи спиртных напитков на все время войны. Государь регулярно выезжает в Ставку, посещает армию, перевязочные пункты, военные госпитали, тыловые заводы. Императрица, пройдя курсы сестер милосердия вместе со старшими дочерями Ольгой и Татьяной, по несколько часов в день ухаживала за ранеными в своем царскосельском лазарете.
По воспоминаниям современников, вслед за матерью, все сестры горько рыдали в день объявления Первой мировой войны. Во время войны императрица отдала под госпитальные помещения многие из дворцовых комнат. Старшие сёстры Ольга и Татьяна вместе с матерью стали сёстрами милосердия; Мария и Анастасия стали патронессами госпиталя и помогали раненым: читали им, писали письма родным, отдавали свои личные деньги для покупки лекарств, давали раненым концерты и всеми силами старались отвлечь их от тяжёлых мыслей. Дни напролет они проводили в госпитале, неохотно отрываясь от работы ради уроков.
22 августа 1915 г.Николай II выехал в Могилев, чтобы принять на себя командование всеми вооруженными силами России и с этого дня постоянно находился в Ставке, часто вместе с ним был и наследник. Примерно раз в месяц он на несколько дней приезжал в Царское Село. Все ответственные решения принимались им, но в то же время он поручил императрице поддерживать сношения с министрами и держать его в курсе происходящего в столице. Она была самым близким ему человеком, на которого всегда можно было положиться. Ежедневно она отправляла в Ставку подробные письма-донесения, что хорошо было известно министрам.
Январь и февраль 1917 года царь провел в Царском Селе. Он чувствовал, что политическая обстановка становится все более натянутой, но продолжал надеяться на то, что чувство патриотизма все же возьмет верх, сохранял веру в армию, положение которой значительно улучшилось. Это вселяло надежды на успех большого весеннего наступления, которое нанесет решительный удар Германии. Но это хорошо понимали и враждебные ему силы.
В столице наступило полное безвластие. Но Николай II и командование армией считали, что Дума контролирует положение; в телефонных переговорах с председателем Государственной думы М. В. Родзянко император соглашался на все уступки, если Дума сможет восстановить порядок в стране. Ответ был: уже поздно. Было ли это так на самом деле? Ведь революцией были охвачены только Петроград и окрестности, а авторитет царя в народе и в армии был еще велик. Ответ Думы ставил его перед выбором: отречение или попытка идти на Петроград с верными ему войсками — последнее означало гражданскую войну, в то время как внешний враг находился в российских пределах.
Все окружающие царя также убеждали его в том, что отречение — единственный выход. Особенно на этом настаивали командующие фронтами, требования которых поддержал начальник Генерального штаба М. В. Алексеев. И после долгих и мучительных размышлений император принял выстраданное решение: отречься и за себя и за наследника, ввиду его неизлечимой болезни, в пользу брата, Великого князя Михаила Александровича. 8 марта комиссары Временного правительства, прибыв в Могилев, объявили через генерала Алексеева об аресте императора и необходимости проследовать в Царское Село. В последний раз он обратился к своим войскам, призывая их к верности Временному правительству, тому самому, которое подвергло его аресту, к исполнению своего долга перед Родиной до полной победы. Прощальный приказ войскам, в котором выразились благородство души императора, его любовь к армии, вера в нее, был скрыт от народа Временным правительством, запретившим его публикацию.
В самый день отречения, 2 марта, тот же генерал записал слова министра императорского двора графа В. Б. Фредерикса: «Государю глубоко грустно, что его считают помехой счастью России, что его нашли нужным просить оставить трон. Его волновала мысль о семье, которая оставалась в Царском Селе одна, дети больны. Государь страшно страдает, но ведь он такой человек, который никогда не покажет на людях свое горе». Сдержан Николай и в личном дневнике. Только в самом конце записи на этот день прорывается его внутренне чувство: «Нужно мое отречение. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект Манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный Манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!
С момента отречения больше всего привлекает внимание внутреннее духовное состояние императора. Ему казалось, что он принял единственно правильное решение, но, тем не менее, он переживал тяжелое душевное мучение. «Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон и передать его сыну и брату своему, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь свою отдать за Родину. Я думаю, в этом никто не сомневается из тех, кто меня знает», — говорил он генералу Д. Н. Дубенскому.
Временное правительство объявило об аресте императора Николая II и его супруги и содержании их в Царском Селе. Их арест не имел ни малейшего законного основания или повода.
Через несколько дней вернулся Николай. Началась жизнь под домашним арестом.
В марте стало известно, что в Бресте был заключен сепаратный мир с Германией. «Это такой позор для России и это «равносильно самоубийству», – такую оценку этому событию дал император. Когда прошел слух, что немцы требуют от большевиков выдачи им царской семьи, императрица заявила: «Предпочитаю умереть в России, нежели быть спасенной немцами». Первый большевистский отряд прибыл в Тобольск во вторник 22 апреля. Комиссар Яковлев осматривает дом, знакомится с узниками. Через несколько дней он сообщает, что должен увезти императора, уверяя, что ничего плохого с ним не случится. Предполагая, что его хотят отправить в Москву для подписания сепаратного мира с Германией, император, которого ни при каких обстоятельствах не покидало высокое душевное благородство, твердо сказал: «Я лучше дам отрезать себе руку, чем подпишу этот позорный договор».
О екатеринбургском периоде заточения царской семьи свидетельств мало. Почти нет писем. В основном этот период известен лишь по кратким записям в дневнике императора и показаниям свидетелей по делу об убийстве царской семьи.
Все узники понимали возможность скорого конца. Однажды царевич Алексей сказал: «Если будут убивать, только бы не мучили…» Почти в полной изоляции, они проявляли благородство и твердость духа. В одном из писем Ольга Николаевна говорит: «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильней, но что не зло победит зло, а только любовь».

Св. Император Николай II

Николай II Александрович Романов (1868-1918), император Всероссийский, благоверный царь, страстотерпец

Память 4 июля в день кончины, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, Екатеринбургских, Костромских и Санкт-Петербургских святых

Родился 6 мая 1868 года, в день святого праведного Иова Многострадального. Он был старшим сыном императора Александра III и его супруги императрицы Марии Феодоровны. Воспитание, полученное им под руководством отца, было строгим, почти суровым. «Мне нужны нормальные здоровые русские дети» — такое требование выдвигал император к воспитателям своих детей. Такое воспитание могло быть по духу только православным. Еще маленьким ребенком цесаревич проявлял особую любовь к Богу, к Его Церкви. Наследник получил весьма хорошее домашнее образование — знал несколько языков, изучил русскую и мировую историю, глубоко разбирался в военном деле, был широко эрудированным человеком. Но планам отца по подготовке сына к несению монаршего долга не суждено было в полной мере осуществиться.

Первая встреча шестнадцатилетнего наследника Николая Александровича и юной принцессы Алисы Гессен-Дармштадтской произошла в 1884 году, когда ее старшая сестра, будущая преподобномученица Елизавета, вступила в брак с великим князем Сергеем Александровичем, дядей цесаревича. Между ними завязалась крепкая дружба, перешедшая затем в глубокую и все возрастающую любовь. Когда в 1889 году, достигнув совершеннолетия, наследник обратился к родителям с просьбой благословить его на брак с принцессой Алисой, отец отказал, мотивируя отказ его молодостью. Тогда он смирился перед отцовской волей, но в 1894 году, видя непоколебимую решимость сына, обычно мягкого и даже робкого в общении с отцом, император Александр III дал благословение на брак.

Радость взаимной любви была омрачена резким ухудшением здоровья императора Александра III, который скончался 20 октября 1894 года. Несмотря на траур, было решено не откладывать бракосочетание, но оно состоялось в самой скромной обстановке 14 ноября 1894 года. Наступившие затем дни семейного счастья вскоре сменились для нового императора необходимостью принятия на себя всего бремени управления Российской империей, несмотря на то что он не был еще полностью введен в курс высших государственных дел.

Царствование

Характер Николая Александровича, которому при воцарении было двадцать шесть лет, и его мировоззрение к этому времени вполне определились. Лица, стоявшие близко ко двору, отмечали его живой ум — он всегда быстро схватывал существо докладываемых ему вопросов, прекрасную память, особенно на лица, благородство образа мыслей. При этом Николай Александрович своей мягкостью, тактичностью в обращении, скромными манерами на многих производил впечатление человека, не унаследовавшего сильной воли своего отца.

Руководством для императора Николая II было политическое завещание отца:

«Я завещаю тебе любить все, что служит ко благу, чести и достоинству России. Охраняй самодержавие, памятуя притом, что ты несешь ответственность за судьбу твоих подданных перед Престолом Всевышнего. Вера в Бога и святость твоего царского долга да будет для тебя основой твоей жизни. Будь тверд и мужествен, не проявляй никогда слабости. Выслушивай всех, в этом нет ничего позорного, но слушайся самого себя и своей совести».

С самого начала своего правления державой Российской император Николай II относился к несению обязанностей монарха как к священному долгу. Государь глубоко верил, что для русского народа царская власть была и остается священной. В нем всегда жило представление о том, что царю и царице следует быть ближе к народу, чаще видеть его и больше доверять ему. Став верховным правителем огромной империи, Николай Александрович взял на себя громадную историческую и моральную ответственность за все происходящее во вверенном ему государстве. Одной из важнейших своих обязанностей почитал он хранение православной веры.

1896 год был ознаменован коронационными торжествами в Москве. Совершилось венчание на царство — важнейшее событие в жизни монарха, — и над царской четой было совершено таинство миропомазания. С детства обрученный России, он в этот день как бы повенчался с ней. К великой скорби государя, торжества были омрачены катастрофой на Ходынском поле: в ожидавшей царских подарков толпе произошла давка, в которой погибло много людей.

Император Николай II. Портрет Серова В. А., 1900.

Через год после свадьбы, 3 ноября 1895 года, у царственной четы родилась первая дочь — великая княжна Ольга; за ней последовало появление на свет трех полных здоровья и жизни дочерей, которые составляли радость своих родителей, великих княжон Татианы (29 мая 1897 года), Марии (14 июня 1899 года) и Анастасии (5 июня 1901 года). Долгожданное рождение наследника, цесаревича Алексея, произошло 12 августа 1904 года, через год после паломничества царской семьи в Саров, на торжества прославления преподобного Серафима. Но уже через несколько недель выяснилось, что цесаревич болен гемофилией. Жизнь ребенка все время висела на волоске: малейшее кровотечение могло стоить ему жизни.

Глубокая и искренняя религиозность выделяла императорскую чету среди представителей тогдашней аристократии. Духом православной веры было проникнуто с самого начала и воспитание детей — все члены царской семьи жили в соответствии с традициями православного благочестия. Обязательные посещения богослужений в воскресные и праздничные дни, говение во время постов были неотъемлемой частью их быта. При том личная религиозность государя и его супруги была чем-то бесспорно большим, чем простое следование традициям. Царская чета не только посещала храмы и монастыри во время многочисленных поездок, поклонялась чудотворным иконам и мощам святых, но и совершала паломничества. Краткие богослужения в придворных храмах не удовлетворяли их и специально для них совершались службы в Царскосельском Феодоровском соборе.

Император Николай II уделял огромное внимание нуждам Православной Церкви во все время своего царствования. Как и все российские императоры, он щедро жертвовал на постройку новых храмов, в том числе и за пределами России. За годы его царствования число приходских церквей в империи увеличилось более чем на 10 тысяч, было открыто более 250 новых монастырей. Сам он участвовал в закладке новых храмов и других церковных торжествах. Личное благочестие Государя проявилось и в том, что за годы его царствования было канонизировано больше святых, чем за два предшествующих столетия, когда было прославлено лишь 5 святых угодников — за время его царствования к лику святых были причислены святитель Феодосий Черниговский (1896 г.), преподобный Серафим Саровский (1903 г.), святая княгиня Анна Кашинская (восстановление почитания в 1909 г.), святитель Иоасаф Белгородский (1911 г.), святитель Ермоген Московский (1913 г.), святитель Питирим Тамбовский (1914 г.), святитель Иоанн Тобольский (1916 г.). При этом император вынужден был проявить особую настойчивость, добиваясь канонизации преподобного Серафима Саровского, святителей Иоасафа Белгородского и Иоанна Тобольского. Император Николай II высоко чтил святого праведного отца Иоанна Кронштадтского и после его блаженной кончины повелел совершать его всенародное молитвенное поминовение в день преставления.

В годы правления императора Николая II сохранялась синодальная система управления Церковью, однако именно при нем церковная иерархия получила возможность не только широко обсуждать, но и практически подготовить созыв Поместного Собора.

Стремление привносить в государственную жизнь христианские религиозно-нравственные принципы своего мировоззрения всегда отличало и внешнюю политику императора Николая II. Еще в 1898 году он обратился к правительствам Европы с предложением о созыве конференции для обсуждения вопросов сохранения мира и сокращения вооружений. Следствием этого стали мирные конференции в Гааге в 1889 и 1907 годах, чьи решения не утратили своего значения и до наших дней.

Но, несмотря на искреннее стремление государя к миру, в его царствование России пришлось участвовать в двух кровопролитных войнах, приведших к внутренним смутам. В 1904 году без объявления войны начала военные действия против России Япония и следствием этой тяжелой для России войны стала революционная смута 1905 года. Происходившие в стране беспорядки государь воспринимал как великую личную скорбь.

В неофициальной обстановке с Государем общались немногие. И все, кто знал его семейную жизнь не понаслышке, отмечали удивительную простоту, взаимную любовь и согласие всех членов этой тесно сплоченной семьи. Отношения детей с государем были трогательны — он был для них одновременно царем, отцом и товарищем; чувства их видоизменялись в зависимости от обстоятельств, переходя от почти религиозного поклонения до полной доверчивости и самой сердечной дружбы.

Но центром семьи был Алексей Николаевич, на котором сосредотачивались все привязанности и надежды. Его неизлечимая болезнь омрачала жизнь семьи, но характер недуга оставался государственной тайной, и родители часто должны были скрывать переживаемые ими чувства. При этом болезнь цесаревича открывала двери во дворец тем людям, которых рекомендовали царской семье как целителей и молитвенников. В их числе появляется во дворце крестьянин Григорий Распутин, чьи целительские способности доставили ему большое влияние при дворе, которое, вместе с распространявшеся о нем дурной славе, подтачивали веру и верность многих к императорскому дому.

В 1913 году вся Россия торжественно праздновала трехсотлетие Дома Романовых. После февральских торжеств в Петербурге и Москве, весной, Царская семья довершила поездку по древним среднерусским городам, где на государя произвели большое впечатление искренние проявления народной преданности. Было немало оснований думать что Россия находилась на вершине могущества: население быстро увеличивалось, невиданными темпами развивалась промышленность, крепли армия и флот, успешно проводилась в жизнь аграрная реформа. Однако мировая обстановка обострялась: назревала Первая мировая война. Использовав как предлог убийство террористом наследника престола, Австро-Венгрия напала на Сербию и император Николай II посчитал своим христианским долгом вступиться за православных братьев. Из-за системы союзов, разделивших европейские державы на два лагеря, местный конфликт тут же перерос в мировую войну беспрецедентных масштабов и Россия оказалась лицом к лицу против сильнейшей сухопутной державы того времени — Германией.

В начале войны на волне патриотизма в России во многом затихли внутренние разногласия, даже самые трудные вопросы становились разрешимыми. Удалось осуществить давно задуманное государем запрещение продажи спиртных напитков на все время войны — его убеждение в полезности этой меры было сильнее всех экономических соображений.

Государь регулярно выезжал в Ставку, посещает различные секторы своей огромной армии, перевязочные пункты, военные госпитали, тыловые заводы — все, что играло роль в ведении грандиозной войны.

Император с начала войны рассматривал свое пребывание на посту верховного главнокомандующего как исполнение нравственного и государственного долга перед Богом и народом. Впрочем, Государь всегда предоставлял ведущим военным специалистам широкую инициативу в решении всех военно-стратегических и оперативно-тактических вопросов. 22 августа 1915 года государь выехал в Могилев, чтобы принять на себя командование всеми вооруженными силами России и с этого дня постоянно находился в Ставке. Лишь примерно раз в месяц Государь на несколько дней приезжал в Царское Село. Все ответственные решения принимались им, но в то же время он поручил императрице поддерживать сношения с министрами и держать его в курсе происходящего в столице.

Январь и февраль 1917 года государь провел в Царском Селе. Он чувствовал, что политическая обстановка становится все более и более натянутой, но продолжал надеяться на то, что чувство патриотизма все же возьмет верх, сохранял веру в армию, положение которой вновь значительно улучшилось, что вселяло надежды на успех большого весеннего наступления. 22 февраля государь выехал в Ставку и этот момент послужил сигналом для врагов порядка – в Петрограде начались волнения под политическими лозунгами «Долой самодержавие», в Думе слышалась резкая критика против государя. 25 февраля в Ставке было получено сообщение о беспорядках в столице. Узнав о положении дел, государь послал войска в Петроград для поддержания порядка, а затем сам отправился в Царское Село. Его решение было, очевидно, вызвано и желанием быть в центре событий для принятия в случае необходимости быстрых решений, и тревогой за семью. Этот отъезд из Ставки оказался роковым. За 150 верст от Петрограда царский поезд был остановлен – следующая станция Любань была в руках мятежников. Пришлось следовать через станцию Дно, но и тут путь оказался закрыт. Вечером 1 марта государь прибыл в Псков, в ставку командующего Северным фронтом генерала Н. В. Рузского. В столице наступило полное безвластие, но государь и командование армией считали, что Дума контролирует положение. В телефонных переговорах с председателем Государственной думы М. В. Родзянко государь соглашался на все уступки, если Дума сможет восстановить порядок в стране, но ответ Думы ставил царя перед выбором: отречение или попытка идти на Петроград с верными ему войсками – что означало гражданскую войну в то время, как внешний враг находился в российских пределах. Все окружающие государя, особенно командующие фронтами и начальник Генерального штаба М. В. Алексеев, также убеждали его в том, что отречение – единственный выход. После долгих и мучительных размышлений император принял выстраданное решение: отречься и за себя и за наследника, ввиду его неизлечимой болезни, в пользу брата, великого князя Михаила Александровича. Это произошло 2 марта 1917 года.

Заточение и казнь

Страстотерпец царь Николай II, под арестом.

Уже 8 марта комиссары Временного правительства, прибыв в Могилев, объявили через генерала Алексеева об аресте государя и необходимости проследовать в Царское Село. Арест царской семьи не имел ни малейшего законного основания или повода, но рожденный в день памяти праведного Иова Многострадального, в чем он всегда усматривал глубокий смысл, государь принял свой крест так же, как библейский праведник. По словам государя: «Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон и передать его сыну и брату своему, то я готов это сделать, готов даже не только царство, но и жизнь свою отдать за Родину. Я думаю, в этом никто не сомневается из тех, кто меня знает». Лишь в конце дневниковой записи 2 марта, в день отречения, прорывается его горькое чувство: «Нужно мое отречение. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился… В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!» В последний раз он обратился к своим войскам, призывая их к верности Временному правительству, тому самому, которое подвергло его аресту, к исполнению своего долга перед Родиной до полной победы. Прощальный приказ войскам, в котором выразились благородство души Государя, его любовь к армии, вера в нее, был скрыт от народа Временным правительством, запретившим его публикацию.

Государь принял и перенес все ниспосланные ему испытания твердо, кротко и без тени ропота. 9 марта арестованного накануне императора перевезли в Царское Село, где его с нетерпением ждала вся семья. Начался почти пятимесячный период неопределенного пребывания в Царском Селе. Дни проходили размеренно – в регулярных богослужениях, совместных трапезах, прогулках, чтении и общении с родными людьми. Однако при этом жизнь узников подвергалась мелочным стеснениям – государю было объявлено А. Ф. Керенским, что он должен жить отдельно и видеться с государыней только за столом, причем разговаривать только по-русски, караульные солдаты в грубой форме делали ему замечания, доступ во дворец близких царской семье лиц воспрещался. Однажды солдаты даже отняли у наследника игрушечное ружье под предлогом запрета носить оружие. Отец Афанасий Беляев, регулярно совершавший в этот период богослужения в Александровском дворце, оставил свои свидетельства о духовной жизни царскосельских узников. Вот как проходила во дворце служба утрени Великой пятницы 30 марта 1917 года:

«Служба шла благоговейно и умилительно… Их Величества всю службу слушали стоя. Перед ними были поставлены складные аналои, на которых лежали Евангелия, так что по ним можно было следить за чтением. Все простояли до конца службы и ушли через общее зало в свои комнаты. Надо самому видеть и так близко находиться, чтобы понять и убедиться, как бывшая царственная семья усердно, по-православному, часто на коленях, молится Богу. С какою покорностью, кротостью, смирением, всецело предав себя в волю Божию, стоят за богослужением».

В дворцовой Церкви или в бывших царских покоях отец Афанасий регулярно совершал всенощную и Божественную литургию, за которыми всегда присутствовали все члены императорской семьи. После дня Святой Троицы в дневнике отца Афанасия все чаще и чаще появляются тревожные сообщения – он отмечает растущее раздражение караульных, доходящих порой до грубости по отношению к царской семье. Не остается без его внимания и душевное состояние членов царской семьи — да, все они страдали, отмечает он, но вместе со страданиями возрастали их терпение и молитва.

Тем временем Временное правительство назначило комиссию по расследованию деятельности императора, но, несмотря на все старания, обнаружить хоть что-то порочащее царя не смогли. Однако, вместо освобождения царской семьи было принято решение об их удалении из Царского Села – в ночь на 1 августа они были отправлены в Тобольск, якобы ввиду возможных беспорядков, и прибыли туда 6 августа. Первые недели пребывания в Тобольске были едва ли не самыми спокойными за весь период заточения. 8 сентября, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, узникам позволили в первый раз отправиться в церковь. Впоследствии и это утешение крайне редко выпадало на их долю.

Убиение святаго царя Николая, святыя царицы Александры, царевича, царевен и слуг их. 8-е клеймо иконы Собора новомучеников и исповедников Российских из Храма Христа Спасителя.

Одним из самых больших лишений за время жизни в Тобольске было почти полное отсутствие всяких известий. Император с тревогой следил за разверзавшимися в России событиями, понимая, что страна стремительно идет к гибели. Безмерна была печаль царя, когда Временное правительство отклонило предложение Корнилова ввести войска в Петроград, чтобы пресечь большевистскую агитацию. Император прекрасно понимал, что это было единственное средство избежать неминуемой катастрофы. В эти дни государь раскаивался в своем отречении. Как вспоминал П. Жильяр, воспитатель цесаревича Алексея: «Он принял это решение лишь в надежде, что желавшие его удаления сумеют все же продолжать с честью войну и не погубят дело спасения России. Он боялся тогда, чтобы его отказ подписать отречение не повел к гражданской войне в виду неприятеля. Царь не хотел, чтобы из-за него была пролита хоть капля русской крови… Императору мучительно было видеть теперь бесплодность своей жертвы и сознавать, что, имея в виду тогда лишь благо родины, он принес ей вред своим отречением».

Между тем к власти в Петрограде уже пришли большевики – наступил период, о котором Государь написал в своем дневнике: «гораздо хуже и позорнее событий Смутного времени». Солдаты, охранявшие губернаторский дом, прониклись расположением к царской семье, и прошло несколько месяцев после большевистского переворота, прежде чем перемена власти стала сказываться на положении узников. В Тобольске образовался «солдатский комитет», который, всячески стремясь к самоутверждению, демонстрировал свою власть над Государем – то заставляли его снять погоны, то разрушали ледяную горку, устроенную для царских детей, а с 1 марта 1918 года «Николай Романов и его семейство переводятся на солдатский паек». В письмах и дневниках членов императорской семьи засвидетельствовано глубокое переживание той трагедии, которая разворачивалась на их глазах. Но эта трагедия не лишала царственных узников силы духа, твердой веры и надежды на помощь Божию. Утешение и кротость в перенесении скорбей давали молитва, чтение духовных книг, богослужение и Причащение. В страданиях и испытаниях умножались духовное ведение, познание себя, своей души. Устремленность к жизни вечной помогала переносить страдания и давала великое утешение:

«…Все, что люблю, — страдает, счета нет всей грязи и страданиям, а Господь не допускает уныния: Он охраняет от отчаяния, дает силу, уверенность в светлое будущее еще на этом свете».

В марте стало известно, что в Бресте был заключен сепаратный мир с Германией, о котором государь писал что это «равносильно самоубийству». Первый большевистский отряд прибыл в Тобольск во вторник 22 апреля. Комиссар Яковлев осматрел дом, познакомился с узниками, а через несколько дней сообщил о том, что должен увезти Государя, уверяя, что ничего плохого с ним не случится. Предполагая, что его хотят отправить в Москву для подписания сепаратного мира с Германией, государь твердо сказал: «Я лучше дам отрезать себе руку, чем подпишу этот позорный договор». Наследник в это время был болен, и везти его было невозможно, но императрица и великая княжна Мария Николаевна последовали за императором и были перевезены в Екатеринбург, на заключение в дом Ипатьева. Когда здоровье Наследника поправилось, остальные члены семьи из Тобольска были заточены в том же доме, но большинство приближенных к ним допущено не было.

О екатеринбургском периоде заточения Царской семьи свидетельств осталось гораздо меньше – почти нет писем, в основном этот период известен лишь по кратким записям в дневнике императора и показаниям свидетелей. Особенно ценным является свидетельство протоиерея Иоанна Сторожева, совершавшего последние богослужения в Ипатьевском доме. Отец Иоанн служил там дважды в воскресные дни обедницу; в первый раз это было 20 мая (2 июня) 1918 года, когда, по его свидетельству, члены царской семьи «Молились очень усердно…». Условия жизни в «доме особого назначения» были гораздо тяжелее, чем в Тобольске. Стража состояла из 12-ти солдат, которые жили в непосредственной близости от узников, ели с ними за одним столом. Комиссар Авдеев, закоренелый пьяница, ежедневно изощрялся вместе со своими подчиненными в измышлении новых унижений для заключенных. Приходилось мириться с лишениями, переносить издевательства и подчиняться требованиям грубых людей, в числе которых были бывшие уголовные преступники. Спать царской чете и княжнам приходилось на полу, без кроватей. Во время обеда семье, состоящей из семи человек, давали всего пять ложек; сидящие за этим же столом охранники курили, нагло выпуская дым в лицо узникам, грубо отбирали у них еду. Прогулка в саду разрешалась единожды в день, поначалу в течение 15-20 минут, а потом не более пяти. Поведение часовых было совершенно непристойным.

Рядом с царской семьей оставались лишь доктор Евгений Боткин, который окружил узников заботой и был посредником между ними и комиссарами, пытаясь защищать их от грубости стражи, и несколько испытанных, верных слуг.

Вера заключенных поддерживала их мужество, давала им силу и терпение в страданиях. Все они понимали возможность скорого конца и ожидали его с благородством и ясностью духа. В одном из писем Ольги Николаевны есть такие строки:

«Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильней, но что не зло победит зло, а только любовь».

Большинство свидетельств говорит об узниках Ипатьевского дома как о людях страдающих, но глубоко верующих, несомненно покорных воле Божией. Несмотря на издевательства и оскорбления, они вели в доме Ипатьева достойную семейную жизнь, стараясь скрасить угнетающую обстановку взаимным общением, молитвой, чтением и посильными занятиями. Один из свидетелей их жизни в заточении, воспитатель наследника Пьер Жильяр, писал:

«Государь и Государыня верили, что умирают мучениками за свою родину… Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись… И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти».

Даже грубые стражи понемногу смягчились в общении с заключенными. Они были удивлены их простотой, их покорила полная достоинства душевная ясность, и они вскоре почувствовали превосходство тех, кого думали держать в своей власти. Смягчился даже сам комиссар Авдеев. Такая перемена не укрылась от глаз большевистских властей. Авдеев был заменен Юровским, стража заменена австро-германскими пленными и выбранными людьми из числа палачей «чрезвычайки». Жизнь его обитателей превратилась в сплошное мученичество. 1 (14) июля 1918 года отцом Иоанном Сторожевым было совершено последнее богослужение в Ипатьевском доме. Тем временем в строжайшей тайне от узников делались приготовления к их казни.

Царственные новомученики.

В ночь с 16 на 17 июля, примерно в начале третьего, Юровский разбудил царскую семью. Им было сказано, что в городе неспокойно и поэтому необходимо перейти в безопасное место. Минут через сорок, когда все оделись и собрались, Юровский вместе с узниками спустился на первый этаж и привел их в полуподвальную комнату с одним зарешеченным окном. Все внешне были спокойны. Государь нес на руках Алексея Николаевича, у остальных в руках были подушки и другие мелкие вещи. По просьбе государыни в комнату принесли два стула, на них положили подушки, принесенные великими княжнами и Анной Демидовой. На стульях разместились государыня и Алексей Николаевич. Государь стоял в центре рядом с наследником. Остальные члены семьи и слуги разместились в разных частях комнаты и приготовились долго ждать, уже привыкнув к ночным тревогам и разного рода перемещениям. Между тем в соседней комнате уже столпились вооруженные, ожидавшие сигнала. В этот момент Юровский подошел к государю совсем близко и сказал: «Николай Александрович, по постановлению Уральского областного совета вы будете расстреляны с вашей семьей». Эта фраза явилась настолько неожиданной для царя, что он обернулся в сторону семьи, протянув к ним руки, затем, как бы желая переспросить, обратился к коменданту, сказав: «Что? Что?» Государыня Александра и Ольга Николаевна хотели перекреститься. Но в этот момент Юровский выстрелил в Государя из револьвера почти в упор несколько раз, и он сразу же упал. Почти одновременно начали стрелять все остальные — каждый заранее знал свою жертву. Уже лежащих на полу добивали выстрелами и ударами штыков. Когда, казалось, все было кончено, Алексей Николаевич вдруг слабо застонал – в него выстрелили еще несколько раз. Убедившись, что их жертвы мертвы, убийцы стали снимать с них драгоценности. Затем убитых вынесли на двор, где уже стоял наготове грузовик – шум его мотора должен был заглушить выстрелы в подвале. Еще до восхода солнца тела вывезли в лес в окрестности деревни Коптяки.

Вместе с императорской семьей были расстреляны и их слуги, последовавшие за своими господами в ссылку: доктор Е. С. Боткин, комнатная девушка императрицы А. С. Демидовой, придворный повар И. М. Харитонов и лакей А. Е. Трупп. В различных местах и в разные месяцы 1918 года были также убиты входившие в число слуг царской семьи генерал-адъютант И. Л. Татищев, гофмаршал князь В. А. Долгоруков, «дядька» наследника К. Г. Нагорный, детский лакей И. Д. Седнев, фрейлина императрицы А. В. Гендрикова и гофлектрисса Е. А. Шнейдер.

14 ноября 1981 года царская семья была канонизирована в лике мучеников Архиерейским Собором РПЦЗ. В августе 2000 года царская семья была канонизирована в лике страстотерпцев на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви. Подробнее о почитании и канонизации императора Николая и его семьи см. статью Царственные страстотерпцы

Труды

Видео

  • Дивен Бог во святых Своих. Николай II:

Использованные материалы

  • Житие по изданию Московские епархиальные ведомости, 2000, № 10-11, 20-33.

В записках лейб-хирурга Д.К.Тарасова, который лечил Александра I в 1820-х гг., можно встретить множество интереснейших подробностей о частной жизни императора. Вот, к примеру, распорядок дня царя. В отрывке речь идет о 1820-х годах.
Большой Царскосельский дворец.
«В Царском Селе государь постоянно наблюдал весною и летом следующий порядок: в 7-м часу утра кушал чай, всегда зеленый, с густыми сливками и с поджаренными гренками из белаго хлеба; потом, сделав свой начальный туалет, требовал меня для осмотра и перевязки его ноги; после того, одевшись окончательно, выходил в сад чрез собственный выход в свою аллею, из коей постоянно направлялся к плотине большого озера, где обыкновенно ожидали его: главный садовник Лямин и все птичье общество, обитавшее на птичьем дворе, близ этой плотины.
Царское Село. Вид на Пандус и Камеронову галерею от Большого озера. Мартынов. 1814. Царское Село.
Большое озеро и Адмиралтейство.
К приходу его величества птичники обыкновенно приготовляли в корзинах разный для птиц корм. Почуяв издали приближение государя, все птицы приветствовали его на разных своих голосах. Подойдя к корзинам, его величество надевал особенно приготовленную для него перчатку и начинал им сам раздавать корм.
Остров на Большом пруду в Царском Селе. 1777. Щедрин. Эрмитаж.
После сего давал садовнику Лямину разныя свои повеления, относящияся до сада и парка, и отправлялся на дальнейшую прогулку. В 10 часов возвращался с прогулки, и иногда кушал фрукты, особенно землянику, которую он предпочитал всем прочим фруктам. К этому времени Лямин обыкновенно приносил большая корзины с различными фруктами из обшиных царскосельских оранжерей. Фрукты эти, по собственному его величества назначению, рассылались разным придворным особам и семействам генерал-адъютантов, кои занимали домики китайской деревни.
Китайская деревня.
После того государь, переодевшись, принимал разных министров, по назначению приезжавших с докладами из Петербурга, и начальника главнаго своего штаба. Окончив свои занятия, в 3-мъ часу отправлялся в Павловское к вдовствующей императрице, августейшей своей матери, целовать ея ручку, и возвратясь оттуда, в 4 часа обедал.
Дворец в Павловске. 1810-е. Барт. Эрмитаж.
Дворец в Павловске.
После обеда государь прогуливался или в экипаже, или верхом. В 9-мъ часу вечера кушал чай, после коего занимался работою в своем маленьком кабинете…
Рабочий или малый кабинет Александра I в Большом Царскосельском дворце. 1875. Гау. Царское Село.
…в 11 часов кушал, — иногда простоквашу, иногда черносливу приготовляемый для него без наружной кожицы. Часто случалось, что его величество, откушавши сам, приказывал камердинеру своему, простоквашу или чернослив отсылать на ужин мне. Перед тем, как ложиться в постель государю, я обязан быль войти, по требованию его, в почивальню, осмотреть и перевязать его ногу. После чего его величество, перекрестясь, ложился в постель и тотчас засыпал, всегда на левом боку.
Спальня Александра I в Большом Царскосельском дворце. 1855. Премацци. Царское Село.
Государь всегда засыпал тотчас и самым крепким сном, так что шум и крик дежурнаго камердинера и лакеев, прибиравших обыкновенно в почивальне его платье, белье и разныя вещи, нимало не препятствовали сну его, что для меня, в первый раз, казалось чрезвычайно необыкновенным и неучтивым со стороны его прислуги. Но его камердинер Завитаев тогда же уверил меня, что как только государь ляжет в постель и он его укроет одеялом, то хоть стреляй из пушки — он не услышит.»
Царскосельский парк.
P.S. «Начальный туалет» императора заключался в тщательном умывании и протирании всего тела льдом. В тот период император страдал от рожистого воспаления. На маневрах в Брест-Литовске лошадь одного из офицеров лягнула Александра в ногу. До конца маневров он оставался в седле, ничем не выдав, что ему больно. Когда вечером разрезали сапог (нога распухла так, что снять его было невозможно, оказалось, что царь получил сильнейший ушиб. Человек он был самоуверенным и сильным и продолжал вести обычный образ жизни. Через некоторое время началось рожистое воспаление с жаром , рвотой и бредом. Врачи боялись, как бы не начался антонов огонь (гангрена). К счастью, сильный организм поборол болезнь. Интересно, что до сих пор не особо ясно, какая же нога пострадала. Сам Тарасов пишет то о правой, то о левой конечности. Кстати, слог у врача крайне своеобразен «»Здорово, Тарасов, — сказал император, взглянув на меня томными своими глазами…». Вот где еще встретишь образ Александра с «томными глазами»?
Хотела бы обратить внимание на акварель со спальней императора. Этот интерьер погиб во время Великой Отечественной войны. Проект его был разработан Растрелли для Елизаветы Петровны, но отделка была завершена уже после ее смерти, в 1778 году и здесь разместилась Екатерина II. Вскоре императрица переехала в другие апартаменты, а эти отдала любимому внуку Александру. Пожар, случившийся в 1820 году, практически не затронул этой комнаты, которую Александр, по словам Елизаветы Алексеевны, любил «как нечто одушевленное». Странное дело, бабка специально для него построила изумительно красивый дворец, шедевр классицизма, а он никогда его не любил, предпочитая старые, обжитые помещения. Мебель и личные вещи императора, изображенные на акварели, находятся на тех самых местах, где они пребывали при жизни хозяина. В алькове стоит походная кровать, которая, на мой взгляд, резко контрастирует с барочным убранством комнаты. Увидев ее, я поначалу решила, что таким образом император, впавший в мистицизм, умертвшляет плоть. Но это узкое односпальное походное ложе находилось в его опочивальне еще до войны 1812-го года и, соответственно до его увлечения религией. Кровать – это некий тип раскладушки со сборным деревянным каркасом, откидными металлическими перекладинами и чехлом из полотна и кожи. На ней лежит матрас, набитый соломой и две волосяные подушки. На креслах – шляпа и фуражка, на диване – мундир, рядом – сапоги. Кажется, что император вот-вот вернется.
Что сказать в целом? Вполне здоровый образ жизни. Свежий воздух, физические упражнения, умеренная и здоровая пища, ранний отход ко сну… Вот только, прочитав заметки я была сильно озадачена. Как известно, император не страдал худобой даже в юности, а уж в 1810-х годах он и вовсе заметно пополнел. Льстецы утверждали, что это его не портило. К слову, во время войны 1812-го года царь похудел, так что нет худа без добра. Так вот, образ жизни Александра, физические упражнения и никаких излишеств, отнюдь не подразумевал возможности набрать лишние килограммы. Так откуда? Как выяснилось, наши предки и мы в понятие «пить чай» вкладывали разные значения. Я, когда осуществляю это нехитрое действие, позволяю себе максимум 2 конфеты в день, 1 пирожное в неделю. Предки не мыслили себе чай без конфет-пирогов-печенья-пряников. Хм… Царь был сладкоежкой?
P.P.S. Картинки кликабельны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *