Сердце сокрушенно

Тем, что он был смирен и имел на молитве сердце сокрушенное; а давно уже сказано святым пророком и царем Давидом, что сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит(Пс 50,19).

Сокрушенно покачивая головой, Локтев сочувственно поглядывал на меня и вздыхал: «Да, дружок, влип ты основательно… Никто не позволит тебе защищать Родину, отлеживаясь в кустах!» Обкатанный приемчиками Любарки, помня наставления Чеха, я тоже сокрушенно покачивал головой и спрашивал, расстреляют ли меня одного или у края вырытой могилы будут стоять двое: он и я?

Жертва Богу, дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит!» Эти слова я с того времени запомнил, и они мне очень нравились.

Он неподвижно постоял несколько секунд посреди лужи, потом удивленно тряхнул головой, сокрушенно хрюкнул, выскочил из лужи и затрусил по тротуару, придерживаясь густой предрассветной тени домов.

Профессор отдал по телефону распоряжения, вынул пачку сигарет, пересчитал, сокрушенно покачал головой (еще далеко до полудня, а уже полпачки как не бывало) и закурил.

Нет в нашем языке этого неискреннего слова, но в жизни оно завелось и к тому же почему все так убеждены в искренности хамства?..) «Понимаешь, Дима,- говорила она мужу,- он ведь сын Вахтанга, ты помнишь Вахтанга?» — И, сокрушенно вздохнув, она ехала.

Думаю, он и денег-то тратит самую малость, лишь бы только оставаться в тени. — Толстяк сделал небольшую паузу, чтобы глотнуть из своего бокала. — Но, как у всякого очень богатого человека, у него есть некоторые слабости. — Мой собеседник сокрушенно покачал головой. — Вам это может показаться не правдоподобным, но даже у меня — у Винсента Манатти — тоже есть свои слабости.

Как только они получают свободу воли, тотчас же выходят из повиновения, — пожаловался ей Роберт, сокрушенно выщипывая волоски из черной бороды.

Утром приехал к Горбатову и сокрушенно поведал, что третьего трезвого человека в России найти не удалось.

Скворчер сокрушенно вздохнул и развел руками, покосившись при этом на звероящеров, — это запрещено местными религиозными нормами, и правительство системы Бетельгейзе, пойдя на поводу у церковников, объявило валидол и ряд других земных препаратов запрещенными к ввозу.

Сокрушенный дух — это состояние человека, который пал ниц перед Христом и при этом его «я» обращено в прах. Оно замещено любовью, святостью и авторитетом Христа. Противоположностью сокрушенного духа является несокрушенный дух. Несокрушенный дух — это греховное состояние, которое приводит к гибели и осуждается Словом Божьим.

Есть еще состояние сломленного духа, когда человек тоже пал, но не перед Христом, а в противоположную от Христа сторону. При этом он обретает некоторый отрицательный духовный заряд, активно движущую силу, направленную против истины. В таком человеке вроде бы все похоже на положительное: и активность, и авторитет, умение вести за собой людей, да только дух не тот. Направление совсем другое.

Сломленный дух тоже привлекателен, ибо он внушает уважение ко всему, что духовно незрело и нездраво. И кто следует за такими сломленными в духе лидерами — перенимают их дух и тоже иногда вдвойне. Подобные обстоятельства описал Христос: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Мтф. 23, 15).

А как обстояли дела у Елисея? Как этот человек Божий стал способным вместить новую меру силы и благодати Божьей? И откуда у него появилась такая смелость: желать и просить чего-то превосходнейшего, чем он видел за всю свою предшествующую жизнь? Как он осмелился просить у Илии, своего великого учителя дух вдвойне: «И сказал Елисей: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне» (4 Цар. 2, 9).

Ведь никто другой: ни Авдий, прятавший от Иезавели пророков Господних, ни семь тысяч не преклонивших колен перед Ваалом не стали продолжателями дела Илии. Да, не преклонить колен перед Ваалом — это тоже духовная смелость. Но почему бы не решиться не просто скрыться в пещере, не признавая Ваала за Бога, но сделать несравненно большее: объявить открытую войну культу Ваала?! И сделать это вовремя, в единственный и неповторимый исторический момент!

Такая возможность предоставляется в жизни каждому. Грешнику — покаяться и обрести спасение во Христе; христианину — стать благословенным инструментом в руках Божьих; пассивному верующему — начать ревностную и динамичную духовную жизнь.

Но реально произошло так, что Авдий в тот решающий для него момент до предела испугался встречи с Илией, и все его существо в тот миг словно кричало: «Разве ты не заметил, что я работал для дела Божьего на пределе своих возможностей?!» (3 Цар. 18, 13).

И на гору Кармил для публичного низвержения Ваала Илия взошел, увы, не с семью тысячами «не преклонивших колен», а один… А как славно было бы выступить вместе во имя Бога Израилева против врагов Господних!

Но вот наступила историческая возможность и для Елисея. И он не отверг ее. Он тотчас понял, что значит милоть, брошенная на него Илией, ибо это был момент его избрания! Елисей не ошибся, осознав, что этот жест пророка не означал улучшения урожая на его поле, где он работал, или продление жизни престарелым родителям. Нет, все это как раз надо было быстро и решительно оставить, чтобы продолжить дело пророка Илии.

Именно так и поступил Елисей. Ответив на Божий призыв, он оставил работу, домашний очаг, личную жизнь, родителей и пошел в ученики к пророку. И это было подлинно библейское ученичество как по форме (ни стипендии, ни общежития, ни доходного места после обучения), так и по сути: передача духовного опыта из первых рук, где невозможна никакая фальшь.

Сегодня у нас есть неплохой теоретический материал об ученичестве: серия кассет, брошюры, духовные комментарии. Да вот беда — все это не порождает живого ученичества. Нужны призванные Богом люди, с пробужденным сердцем и сокрушенным духом, готовые терпеливо и систематически учиться в Божьей школе послушанию, вере и упованию.

Итак, Елисей не только распознал момент своего избрания, не только не отверг его, но и ясно узнал за кем должен последовать, у кого должен учиться. Елисей знал «на чьи руки подавать воду», как потом о нем говорили в народе (4 Цар. 3, 11). Само выражение «подавал воду на руки Илии» говорит о том, что он служил, а точнее — прислуживал пророку.

Это путь послушания. Он не очень популярен у молодежи. В результате, часто происходит так, что внутреннее противление духа, непокорность сердца приводят даже и способного и подающего надежды молодого человека к высокомерию и дерзости. Нежелание «подавать воду» на руки слуг Господних оборачивается для таких самоуверенных деятелей тем, что они, по созвучному народному выражению, начинают «лить воду на чужую мельницу», т. е. становятся единомышленными с врагами дела Господнего.

Это неизбежная закономерность. И следует подчеркнуть, что внутренняя непокорность этих людей выражается в особой деловитости, в масштабе деятельности. Причем человек, как правило, ведет себя активнее, чем тогда, когда он следовал правде Божьей. Поистине, в таких людях начинает действовать «дух вдвойне», но только с обратным знаком. Сохрани нас Бог от такого духа и таких путей!

Если среди читателей найдутся те, которые скажут: «Я не признаю никаких человеческих авторитетов и повинуюсь только Богу», то хочется сказать таковым: «Не спешите заявлять об этом так самоуверенно!» Любого из нас с первых же слов, с первого же контакта можно распознать. Это значит, узнать наш дух. А дух неизбежно поведет к своему первоисточнику! Ты можешь не знать, какого ты духа, но тебя выдадут твои слова, глаза, поведение, и человек духовный легко определит и твой дух, и его источник.

Так было когда-то с учениками: они не знали, какого они духа, но Христос моментально это узнал с первой же произнесенной ими фразы! (Лук. 9, 52—56).

В наши дни нередко можно услышать: «Меня послал лично Бог. Церковь и служители — для меня не авторитет!» И по этому, глубоко недуховному, утверждению можно легко определить дух самовольного служения. Обуянный таким духом человек, конечно же, легко найдет себе или уже нашел единомышленников; им вместе будет не так страшно скатываться вниз, набирая обороты в кипучей деятельности; у них появятся лица или организации, финансирующие их деятельность, появится даже нечто похожее на паству, — но подлинное пробуждение творят не они. Духовное первородство принадлежит не им. Дело Царствия Своего Бог совершает не такими руками. Как жаль, что люди сами себе выбирают ту «мельницу», на которую «льют воду»!

Итак, истинное библейское ученичество пронизано смирением сверху донизу: тот, кто учит, — служит; тот, кто учится, — повинуется.

Елисей пошел именно таким путем послушания. Заметим, к этому времени он был, возможно, уже не юным человеком. А ведь слушать старших легче в более молодом, даже в детском возрасте, нежели в зрелом, когда человек уже вполне сформировался как личность. Можно, образно говоря, сказать, что первым вступительным экзаменом в школу мужей Божьих является проверка духовного провидения, определяющего верный выбор: за кем и за чем следовать. Второй экзамен — проба послушания.

Если в отношении первого еще можно говорить не столько о заслуге человека, сколько об «искре Божьей», о даровании свыше, то во втором — сразу же выявляется подлинное человеческое естество. Не надо думать, что послушание дается от природы. Наоборот, это такое качество, которое говорит об уменье человека подчинить свою природу, смирить свое «я», обуздать свой характер, «усмирять и порабощать тело свое». Не надо думать также, что послушание дается просто и легко. Даже Сам Христос страданиями приобрел навык послушанию (Евр. 5, 8—9). Я знаю немало людей, которые, хотя и с трудом, но все же сумели сдать первый экзамен и, в общем-то, различают путь истины, следуя принципам Божьим в целом. Что же касается послушания — то здесь их подстерегает неудача за неудачей. И удивляешься безграничной благости Божьей, которая не отвергает этих людей, но все еще дает им, достигшим, порой, уже зрелого возраста, возможность в очередной раз проявить послушание, доказать верность…

И все-таки строительство Царства Божьего не может быть отдано в руки тех, у кого очевидны систематические проявления непослушания. Елисей, как видим, данный экзамен сдал и в подобном испытании оказался верным.

Что же дальше? Дальше следует перепутье, и снова предстоит делать выбор, но уже на другом уровне. Если пойти одним из возможных путей, то, при всей духовной прозорливости и добрых навыках послушания, можно на всю жизнь остаться только последователем. И надо сказать, что в определенном смысле это качество общеобязательное для всех христиан. Однако на этом пути есть опасность остаться безынициативным, заземленным, хотя вполне практичным и полезным.

Другой путь — это путь, по которому пошел Елисей. Его можно назвать дерзновением веры. Это похоже на момент отрыва от земли при взлете. Дерзновение веры — тоже своего рода «отрыв от земли», хотя и не отрыв от реальности. Наоборот, это большая степень постижения истинной реальности, ведь подлинная суть духовной жизни — небесная, а не земная.

Постараемся еще раз представить, как это все происходило в жизни Елисея. Вот позади остался момент Божьего избрания, когда милоть, брошенная Илией, позвала его на путь ученичества и ясно указала за кем следовать. Незаметно промчались дни (а может быть, и годы) следования за великим пророком Господним… Елисей познакомился с ним так близко, узнал человека Божьего так хорошо, что лучше и ближе его мог знать только он сам себя, да Бог. Мы можем быть вполне уверены, что Елисей знал об Илии намного больше, чем знаем мы с вами, читая хотя и емкие, но лаконичные строки Писания. (Тем более что это было не академическое, а практическое знакомство, совместное служение и общая вера!) Конечно, для Елисея были гораздо ближе и гора Кармил и Сарепта Сидонская. Но духовные законы остаются в силе и поныне, поэтому мы смеем предположить, что однажды…

Да, нет в мире неисчерпаемых людей. Нет неоскудевающих знаний и всеобъемлющего опыта даже у величайших героев веры. Неисчерпаем лишь Один Учитель с большой буквы — Христос, как неисчерпаемо и Его богодухновенное Слово. А Илия, как говорит нам это же Слово, был человек, подобный нам…

И однажды Елисей это понял. Он усвоил и перенял дух Илии вполне. Ученичество достигло своей вершины: «…и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его» (Лук. 6, 40).

Оставаясь только последователем, Елисей, наверное, мог бы открыть духовную академию имени пророка Илии, чтобы передавать молодому поколению его учение, рассказы о подвигах веры, организовывать экскурсии по славным местам духовных побед. Еще мог бы учить молодежь ораторским приемам, какими пользовался пророк, а может быть, даже ввел бы и соответствующую форму одежды.

Кто-то сказал, что лучший способ уничтожить какого-либо подвижника — это поставить ему памятник, написать с него икону. Пусть потомки чтут образ, учат наизусть его крылатые слова, но при этом никому не будет дела вникнуть в суть, приобщиться к духовному источнику, питавшему героя.

Сегодня на Кармиле возле ручья, где были поражены Вааловы пророки, стоит памятник пророку Илие. Бронзовый Илия, наступив бронзовой ногой на шею бронзовому лжепророку, отсекает его бронзовую голову бронзовым мечом. А в это время реальный народ ушел от живого Бога еще дальше, чем тысячелетия назад, когда все происходило наяву!..

Но вернемся к Елисею. Как видим, он не захотел быть вторым Илией. Он захотел быть Елисеем, но с духом Илии вдвойне!

Говоря о «духе вдвойне», не имеется в виду какого-либо превосходства в познаниях или в духовном достоинстве. Моисею не надо было опасаться конкуренции со стороны Иисуса Навина, Илии не надо было защищать свой авторитет ввиду появившегося дерзновенного Елисея, и даже Иоанна Предтечу Христос ободрял не смущаться, когда ему надо было исполнить собственное предназначение и крестить Самого Сына Божьего. Почему? — Причина проста: каждый из них уникален, неповторим и незаменим на своем месте и в свое время.

По-видимому, оба библейских героя — Илия и Елисей — эту истину хорошо понимали. Поэтому дерзновенная вера Елисея получила поддержку со стороны Илии.

Бывает так, что вместо веры действует обостренное самолюбие. И надо сказать, что, если бы Елисей попросил «духа вдвойне», например, сразу же после их знакомства, это было бы явно преждевременно. Дерзновение, не прошедшее школу послушания, — попросту говоря, дерзость. А лидерство без подобной школы — самозванство. Нет сомнения, что Илия не благословил бы таких желаний.

С другой стороны, если бы самолюбием или другим духовным поражением страдал Илия, он не распознал бы подлинных устремлений Елисея. Такой случай произошел, например, у первосвященника Илия с Самуилом (1 Цар. 3 гл.).

Есть и такой случай, когда пораженный в духе руководитель встречается с таким же пораженным в духе учеником. Тогда у них происходит глубокое взаимопонимание и поддержка, а в результате, как правило, — открытый организованный мятеж против путей Господних.

Но что же это такое — дерзновение веры? Мы уже понимаем, что это не дерзость и не самозванство. Это — начало самостоятельного следования, оставив позади привычное гнездо с доброй опекой, своевременным советом, искренним обличением… При этом новое следование таково, что, окажись ты снова в своем «гнезде», — оно будет для тебя по-прежнему родным, и ты для него будешь таким же родным. И если твой наставник и учитель, которого теперь не стало рядом, вдруг снова оказался бы вместе с тобой на твоем новом пути, то он улыбнулся бы тебе одобрительно и порадовался бы о когда-то с плачем посеянных, а теперь давших такие славные всходы семенах подвижничества в твоем служении.

Это тот момент, когда ты становишься способным, по верному выражению не «плыть за течением», а «совершить течение», то есть увлечь за Христом, увлечь на святые дела. Дерзновение веры — это способность сверхъестественным образом менять естественный ход событий в пользу Царствия Божьего — в этом суть истинного духовного подвижничества.

Я понимаю, что невозможно всеобъемлюще представить суть дерзновения веры, потому что эту суть нам с тобой, читатель, следует далее постигать уже не по журнальной статье, а в живом личном опыте. Тогда пробуждение не увянет в последующих поколениях. Дух продолжающегося пробуждения — этот «дух вдвойне», — найдет для себя новые сосуды в лице тех, кто, отозвавшись на призыв Божий, в послушании освоив первоначальный дух, дерзает верой просить большего и идти той же верой вперед.

В. П. Зинченко

Вестник истины, 2 (114), 1991

Газета Протестант.ру

Как же я люблю старейшину Джозефа Б. Виртлина! В 1897 году поэт Редьярд Киплинг обратился к Британской империи с такими словами, предостерегающими от гордыни:

Вражде и смуте есть конец;

вожди уходят и князья.

Лишь сокрушение сердец

– вот жертва вечная твоя.

Hymns,

Говоря о сокрушенном сердце как о «вечнойжертве”, Киплинг, очевидно, имел в виду слова царя Давида в 50-м псалме: «Жертва Богу – дух сокрушенный; сердц сокрушенно и смиренно” (стих 19). Слова Давида свидетельствуют о том, что даже в эпоху Ветхого Завета народ Господа понимал: Богу нужно отдавать свои сердца, поэтому одних лишь всесожжений недостаточно.

Жертвы, приносимые в устроение Моисея, символически указывали на искупительную жертву Мессии, Который один мог примирить грешного человека с Богом. Амулек учил: «И вот, это и есть полный смысл закона, который вполне указывает на ту великую и последнюю жертву… Сын Божий” (Алма 34:14).

Иисус Христос после Своего Воскресения возвестил народу Нового Света:

«Ваши жертвы и всесожжения должны прекратиться, ибо Я больше не приму …

И в жертву Мне вам надо приносить сокрушенное сердце и кающийся дух. И всякого, приходящего ко Мне с сокрушенным сердцем… Я буду крестить огнем и Духом Святым” (3 Нефий 9:19–20).

Что же такое сокрушенное сердце и кающийся дух? И почему это считается жертвой?

Как и во всем остальном, жизнь Спасителя стала для нас совершенным примером: несмотря на то, что Иисус из Назарета был совершенно безгрешен, Он всю жизнь прожил с сокрушенным сердцем и кающимся духом, что проявилось в Его подчинении воле Отца. «Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца” (от Иоанна 6:38). Он сказал Своим ученикам: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем” (от Матфея 11:29). А когда пришло время заплатить высшую жертву, связанную с Искуплением, Христос не уклонился от горькой чаши, но полностью предал Себя воле Отца.

Полное и совершенное подчинение Спасителя Вечному Отцу – вот сама суть сокрушенного сердца и кающегося духа. Пример Христа показывает, что сокрушенное сердце есть вечное свойство Божественности. Когда наши сердца сокрушены, мы полностью открыты для Духа Божьего, осознаем свою зависимость от Него во всем, что у нас есть, и во всем, кто мы есть сами. Следовательно, нам нужно принести в жертву свою гордыню во всех ее проявлениях. Подобно мягкой глине в руках опытного гончара, сокрушенные сердцем могут стать податливым материалом в руках Учителя.

Кроме того, сокрушенное сердце и кающийся дух – это непременное условие покаяния. Легий учил:

«Ибо искупление – в Святом Мессии и через Него достигается…

Вот, во исполнение требований закона, Он предает Себя в жертву за грехи всех тех, которые сокрушенные сердцем и кающиеся духом, и ни для кого другого не исполняется сей закон” (2 Нефий 2:6–7).

Когда мы грешим и хотим получить прощение, сокрушенное сердце и кающийся дух помогают нам испытать то, что называется «печаль ради Бога”, которая «производит покаяние” (2-е Коринфянам 7:10). Она приходит, когда наше желание очиститься от греха становится столь всепоглощающим, что сердце переполняют горе и печаль, и мы жаждем обрести мир с нашим Небесным Отцом. Сокрушенные сердцем и исполненные кающегося духа с готовностью делают все, о чем просит Бог, не противясь и не испытывая чувства обиды. Мы перестаем делать все по-своему и учимся поступать по воле Божьей. Лишь при таком полном подчинении Искупление обретает силу, и может произойти истинное покаяние. Тогда кающийся испытывает освящающую силу Святого Духа, которая наполняет его душу миром и радостью от примирения с Богом. В чудесном слиянии Божественных качеств Тот же Бог, Который заповедал нам иметь сокрушенное сердце, призывает нас радоваться и не унывать.

Когда мы получаем прощение грехов, сокрушенное сердце служит Божественным щитом, защищающим от искушений. Нефий молился: «Да будут навсегда закрыты врата ада предо мною, ибо сокрушено сердце мое и смирен дух мой!” (2 Нефий 4:32). Царь Вениамин учил свой народ: если у них будет глубокое смирение, они всегда смогут радоваться, «будут преисполнены любовью Божией и всегда хранить отпущение… грехов” (Мосия 4:12). Если мы отдаем свои сердца Господу, мирские соблазны просто лишаются своей притягательной силы.

Есть еще одно измерение сокрушенного сердца, а именно – наша глубокая благодарность за страдания Христа, которые Он претерпел ради нас. В Гефсимании Спаситель «низошел ниже всего” (У. и З. 88:6), взяв на себя бремя грехов каждого человеческого существа. На Голгофе Он «предал душу Свою на смерть” (Исаия 53:12), и Его великое сердце буквально разрывалось от всепоглощающей любви к детям Божьим. Когда мы помним о Спасителе и Его страданиях, наши сердца тоже сокрушаются от благодарности за Помазанника.

Если мы будем приносить Ему в жертву все, что у нас есть, и даже самих себя, Господь наполнит наши сердца покоем. Он «исцел сокрушенных сердцем” (Исаия 61:1) и наградит нас любовью Божьей, «самой сладкой и самой чистой на свете” (Алма 32:42). Об этом я свидетельствую во имя Иисуса Христа, аминь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *