Схоластический метод

  • Главная
  • Избранное
  • Популярное
  • Новые добавления
  • Случайная статья

⇐ Предыдущая123

Тесты по дисциплине

«Философия образования»

1. Предмет философии –это

А) окружающий мир,

Б) природа,

В) отношение человека к миру.

2. Определение философии как науки о наиболее общих закономерностях развития природы, общества и мышления характерно для

А) К.Маркса, Б) Н.А. Бердяева, В) Ф.Ницше.

3. Философию как искусство познания определял

А) К.Маркс, Б) Н.А.Бердяев, В) Ф.Ницше.

4. Рефлексией культуры, выраженной в теоретической форме, называют

А) философию, Б) искусство, В) науку.

5. Основная задача философии образования – это:

А) разработка технологий образовательной деятельности,

Б) измерение результатов образовательной деятельности,

В) осмысление тенденций развития образования.

6. Какая из названных тенденций является нетипичной для современного образования

А) кризис классического типа образования,

Б) идейно-мировоззренческий и ценностный вакуум,

В) возврат к отечественным традициям в сфере образования.

7. Социокультурный тип образования – это:

А) исторический тип образования,

Б) тип конкретного образовательного учреждения,

В) характеристика, отражающая направленность образовательного учреждения.

8. Современный идеал образованности – это

А) жизнеспособная личность,

Б) человек универсальный,

В) знающий профессионал.

9. Сциентистская модель образования сформировалась в эпоху

А) античности, Б) Просвещения, В) Средневековья.

10. Сциентистская модель образования ориентирована на:

А) науку, Б) искусство, В) религию.

11. С позиций классического типа образования, качество образования – это

А) уровень усвоения знаний, умений и навыков,

Б) культура личности,

В) личностное развитие.

12. С позиций антропологического подхода, главная цель и ценность образовательной деятельности – это

А) общество, Б) человек, В) личность.

13. Утверждение «Смысл жизни человека – в служении обществу» характерно для

А) социоцентризма, Б) теоцентризма,В) антропоцентризма.

14. Утверждение «Человек – вот мера всех вещей» характерно для

А) социоцентризма, Б) теоцентризма, В) антропоцентризма.

15. Какой из принципов не характерен для антропологического подхода

А) принцип целостности,

Б) принцип свободы,

В) принцип детерминизма,

Г) принцип многообразия.

16. Понятие «парадигма» ввел в философию науки

А) Т.Кун, Б) К.Маркс, В) К.Поппер.

17. Главный признак информационного общества – это

А) компьютеризация,

Б) доступность информации для каждого члена общества,

В) роботизация и автоматизация всех сфер производства.

18. Схоластический тип образования был характерен для

А) античности, Б) Средневековья, В) Нового времени.

19. Основанный на научном методе способ познания научной истины — это:

А) уточняющее исследование

Б) научное исследование

В) теоретическое исследование

Г) эмпирическое исследование.

20. Научное исследование, направленное на познание реальности с учетом практического эффекта от полученных данных – это:

А) теоретическое исследование

Б) аналитическое исследование

В) прикладное исследование

Г) воспроизводящее исследование.

21. Научное исследование, состоящее в повторении ранее проводившихся исследований, направленное на получение дополнительных сведений об изучаемом объекте – это:

А) поисковое

Б) критическое

В)воспроизводящее

Г) уточняющее.

22. О каких типах исследований идет речь в определениях?

1. Исследование, предполагающее подбор и изучение литературы, по итогам которого осуществляется тщательный анализ имеющихся в настоящее время сведений.

2. исследование, состоящее из обзора и критического анализа литературы и собственных теоретических предположений автора, направленных на решение поставленной проблемы.

А) эмпирическое объяснительное

Б) обзорно-критическое

В) поисковое

Г) методическое

Д) обзорно-аналитическое.

23. Преднамеренное, систематическое, целенаправленное восприятие внешнего поведения человека с целью его последующего анализа и объяснения – это:

А) наблюдение, Б) эксперимент, В) опрос, Г) интервью, Д) измерение, Е) моделирование.

24. На основе какого эмпирического метода строятся тесты?

А) наблюдение

Б) эксперимент

В) опрос

Г) интервью

Д) измерение

Е) моделирование.

25. Вид выборки, характеризующийся тем, что один и тот же признак измеряется у разных испытуемых, не связанных между собой никакими отношениями – это:

А) несвязанная

Б) зависимая

В) независимая

Г) рандомизированная.

26. Метод целенаправленного получения вербальной (устной или письменной) информации о явлениях путем очного или заочного общения – это:

А) тест, Б)интервью, В) наблюдение, Г) беседа, Д) анкета, Е) эксперимент.

27. Эмпирический метод выявления свойств и состояний объекта путем организации взаимодействия объекта с измерительным прибором – это:

А) тест, Б) интервью,В) эксперимент, Г) измерение, Д) анкета, Е) опрос.

А) научно-теоретическую подготовку;

Б) профессиональную направленность личности;

В) психофизиологическую готовность;

Г) профессиограмму.

29. Профессиограмма педагога включает в себя …

А) умения и знания, составляющие профессиональную компетентность педагога;

Б) квалификационные характеристики оценки педагогической деятельности;

В) системное описание социальных, психологических и иных требований к педагогической профессии;

Г) личностные качества и способности отдельного педагога.

30. Стиль педагогического общения, при котором педагог единолично определяет цели взаимодействия и субъективно оценивает результаты деятельности ученика, называется.

А) попустительским; Б) игнорирующим; В) авторитарным; Г) демократическим.

31. Общая дидактика своими исследованиями охватывает:

А) все предметы и уровни обучения;

Б) все предметы и только один определенный уровень обучения;

В) один предмет, содержание которого раскрывается на всех уровнях обучения;

Г) правильного ответа нет.

32. Дидактика – это:

А) отрасль педагогики, разрабатывающая теорию обучения и образования;

Б) часть педагогики, разрабатывающая проблемы методики преподавания отдельных дисциплин;

В) часть педагогики, разрабатывающая проблемы образования и воспитания подрастающего поколения;

Г) отдельная наука о закономерностях развития личности.

33. Преподавание, учение, обучение, образование, цель, содержание обучения – это:

А) дидактические принципы;

Б) закономерности обучения;

В) категории дидактики;

Г) дидактический (учебный) процесс.

34. Упорядоченная деятельность педагога по реализации цели обучения, обеспечение информирования, воспитания, осознания и практического применения знаний – это:

А) учение; Б) обучение; В) преподавание; Г) воспитание.

35. Процесс, в ходе которого на основе познания, упражнения и приобретенного опыта возникают новые формы поведения и деятельности, изменяются ранее приобретенные – это:

А) учение; Б) обучение;В) преподавание; Г) воспитание.

36. Совокупность идей человека, в которых выражается теоретическое овладение этим предметом – это:

А) знание; Б) умение;В) образование; Г) навыки.

Схоластика (лат. scholastica от греч. σχολαστικός — «школьный») — тип религиозной философии, отличающийся принципиальным подчинением примату богословского вероучения, соединением догматических предпосылок с рационалистической методикой и особым интересом к логической проблематике; получил наиболее полное развитие в средневековой Западной Европе в эпоху господства там римо-католицизма.

Генезис

Истоки схоластики восходят к позднеантичной философии, прежде всего к неоплатонику V века Проклу. У него наблюдается установка на вычитывание ответов на все вопросы из авторитетных текстов (каковыми были для Прокла сочинения Платона и сакральные тексты античного язычества); энциклопедическое суммирование разнообразнейшей проблематики; соединение данностей мистически истолкованного мифа с их рассудочной разработкой.

Христианская патристика — в лице преподобного Иоанна Дамаскина и Леонтия Византийского — подходит к схоластике по мере завершения работы над догматическими основами церковной доктрины. Особое значение имела работа Боэция по перенесению греческой культуры логической рефлексии в латиноязычную традицию. Его замечание отмечающее как открытый вопрос о том, являются ли общие понятия («универсалии») только внутриязыковой реальностью, или же они имеют онтологический статус, породило длившуюся веками и конститутивную для схоластики дискуссию по этому вопросу. Те, кто видел в универсалиях реальности (realia), именовались реалистами; те, кто усматривал в них простое обозначение (nomen, букв. «имя») для абстракции, творимой человеческим сознанием, назывались номиналистами. Между этими двумя полярными возможностями оставалось мыслительное пространство для умеренных или осложненных вариантов.

Периодизация

Ранняя схоластика, IX-XII вв.

Имела своей социокультурной почвой монастыри и монастырские школы. Родилась в драматических спорах о месте т. н. диалектики (т. е. методических рассуждений) при поисках духовной истины. Крайние позиции рационализма Беренгара Терского и фидеизма Петра Дамиани не могли быть конструктивными для схоластики; средний путь был предложен восходящей к Августину формулой Ансельма Кентерберийского «credo, ut inte Uigam» («верую, чтобы понимать») — т.е. вера первична как источник отправных пунктов, подлежащих затем умственной разработке. Инициативы новатора Абеляра и других римо-католических теологов XII века — представителей Шартской и Сен-Викторской школ — способствовали развитию схоластического метода и подготовили переход к следующей эпохе.

Высокая схоластика, XIII-нач. XIV в.

Развивалась в контексте системы основываемых по всей Европе университетов; фоном служило активное участие в умственной жизни соперничавших между собой доминиканцев и францисканцев. Важнейшим интеллектуальным стимулом стало ознакомление с трудами Аристотеля, а также его арабских и европейских комментаторов. Однако попытка ввести в оборот школ те аристотелевские и аверроистские положения, которые были несовместимы с основами Христианской веры, подверглась осуждению — как в случае Сигера Брабантского. Господствующее направление, выразившееся прежде всего в творчестве Фомы Аквинского, стремилось к непротиворечивому синтезу веры и знания, к системе иерархических уровней, в рамках которой вероучительные догматы и религиозно-философские умозрения оказались бы дополнены ориентирующейся на Аристотеля социально-теоретической и естественно-научной рефлексией. Это направление нашло почву в рамках доминиканского ордена, поначалу встретило протест со стороны консерваторов (см. осуждение ряда тезисов епископом Парижским в 1277 году, затем аналогичные акты в Оксфорде), но потом все чаще и уже на столетия закрепилось как нормативный вариант схоластики. Однако сосуществование в римо-католицизме различных орденов позволило разработку — прежде всего внутри францисканского ордена — альтернативного типа схоластики. В ней можно отметить ориентированную на августиновский платонизм мистическую метафизику у Бонавентуры, перенесение акцентировки с интеллекта на волю и с абстрактного на единичное у Иоанна Дунса Скота и т. п.

Поздняя схоластика, XIV-XV вв.

Характерна кризисными явлениями поколебавшими основы схоластического подхода. С одной стороны, доминиканцы и францисканцы перерабатывали творческие почины Фомы Аквинского и Дунса Скота в поддающиеся консервации системы томизма и скотизма. С другой стороны, стали раздаваться голоса, призывающие перейти от метафизического умозрения к эмпирическому изучению природы, от попыток гармонизации веры и разума к сознательно резкому разведению задач того и другого. Особую роль сыграли британские мыслители, оппозиционные к спекулятивному системотворчеству континентальной высокой схоластики: Роджер Бэкон призывал к развитию конкретных знаний, Уильям Оккам предложил радикальное развитие скотистских тенденций в сторону крайнего номинализма и теоретически обосновал притязания империи против папства. Немецкий оккамист Табриэль Биль произвёл протокапиталистическую ревизию схоластического понятия «справедливой цены». Определенные аспекты мыслительного наследия этого периода, пересмотра и критики прежних оснований схоластики были впоследствии усвоены Реформацией.

Схоластический метод

Подчинение мысли авторитету догмата — по известной формуле, восходящей к Петру Дамиани , «philosophia ancilla theologiae» («философия служанка богословия»), — присуще ортодоксальной схоластике наряду со всеми другими типами правоверно-церковной религиозной мысли. Особенностью схоластики является то, что сам характер отношения между догматом и рассудком мыслился при несомненной авторитарности необычно рассудочным и ориентированным на императив внутренней и внешней системности. Как Священное Писание и Священное Предание, так и наследие античной философии, активно перерабатывавшейся схоластикой, выступали в ней на правах грандиозного нормативного сверхтекста. Предполагалось, что всякое знание имеет два уровня — сверхъестественное знание, даваемое в Божьем Откровении, и естественное знание, отыскиваемое человеческим разумом. Норму первого содержат тексты Библии, сопровождаемые авторитетными комментариями отцов Церкви, норму второго — тексты Платона и особенно Аристотеля, окруженные авторитетными комментариями позднеантичных и арабских философов. Характерно распространенное в зрелой схоластике обозначение Аристотеля как praecursor Christi in naturalibus («предтечи Христова во всем, что касается вещей естественных»). Потенциально в тех и других текстах уже дана полнота истины; чтобы актуализировать ее, надо истолковать самый текст, а затем вывести из текстов систему их логических следствий при помощи непрерывной цепи правильно построенных умозаключений. Отсюда исходный для схоластического дискурса жанр lectio («чтение») — толкование выбранного места из Библии или, реже, какого-нибудь авторитета, а также жанр суммы — итогового энциклопедического сочинения, предпосылку для которого дает жанр сентенций. Мышление схоластики остается верно гносеологии античного идеализма, для которого настоящий предмет познания есть общее (ср. платоновскую теорию идей и тезис Аристотеля: «всякое определение и всякая наука имеют дело с общим» ); оно постоянно идет путем дедукции и почти не знает индукции, его основные формы — дефиниция, логическое расчленение и, наконец, силлогизм, выводящий частное из общего. В известном смысле вся схоластика есть философствование в формах интерпретации текста. В этом она представляет контраст как новоевропейской науке с ее стремлением открыть доселе неизвестную истину через анализ опыта, так и мистике с ее стремлением узреть истину в экстатическом созерцании.

Парадоксальным, но логичным дополнением ориентации схоластики на авторитетный текст был неожиданно свободный от конфессионально-религиозной мотивации подбор авторитетов «естественного» знания; наряду с античными язычниками, как Платон, Аристотель или астроном Птолемей, и мыслителями исламской культуры, как Аверроэс (Ибн Рушд) в канон зрелой схоластики входил, например, испанский еврей Авицебронн (Ибн Гебнраяь). Отсюда во многом проистекает т. н. «теория двойственной истины» (согласно которой один и тот же тезис может быть истинным для философии и ложным для веры), решительно отвергаемая томизмом, но приписываемая, например, Сигеру Брабантскому. Этот логический предел многих тенденций поздней схоластики был обусловлен, в частности, схоластическим авторитаризмом: Библия и отцы Церкви — авторитеты, но разноречащие с ними Аристотель и Аверроэс также были восприняты именно как авторитеты.

Схоластика была творческим периодом в истории мысли благодаря тому что находила в авторитетных текстах не готовые ответы, а вопросы, интеллектуальные трудности, провоцирующие новую работу ума; именно невозможность решить вопросы при помощи одной только ссылки на авторитет многократно становилась предметом тематизации. «Auctoritas cereum habet nasum, id est in diversum potest flecti sensum» («У авторитета нос восковой, т. е. его возможно повернуть и туда, и сюда»), отмечал еще поэт и схоласт Алан Лилльский . Фома Аквинский специально возражает против установки ума на пассивно-доксографическое отношение к авторитетам: «Философия занимается не тем, чтобы собирать мнения различных людей, но тем, как обстоят вещи на самом деле» . Мыслителей схоластики привлекало рассмотрение особенно сложных герменевтических проблем; особым случаем было вербальное противоречие между авторитетными текстами, недаром акцентированное еще в заглавии труда Абеляра Sic et non («Да и нет»). Схоласт должен был уметь разобраться в подобных казусах, оперируя категориями семантики (многозначность слова), семиотики (символические и ситуативно-контекстуальные значения, приспособление формы теологического дискурса к языковым привычкам слушателя или читателя и т. п.); теоретически формулируется даже вопрос аутентичности сочинения и критики текста, хотя подобная филологическая проблематика на службе у богословия в целом остается нетипичной для Средних веков и составляет характерное завоевание новоевропейской культуры.

Значение и закат

Влияние схоластики на современную ей культуру было всеобъемлющим. Схоластическая техника расчленения понятий встречается в проповедях и житиях — очень ярко в «Золотой легенде» Иакова Ворагинского. Схоластические приемы работы со словом видны в латиноязычной поэзии от гимнографии до песен вагантов и других сугубо мирских жанров, а через посредство латиноязычной литературы — также и в словесности на народных языках. Схоластическая аллегореза живо ощущается в практике изобразительных искусств.

Ориентация на жестко фиксированные правила мышления, строгая формализация античного наследия помогла схоластике осуществить свою «школьную» задачу — пронести сквозь этнические, религиозные и цивилизационные перемены средневековья преемственность завещанных античностью интеллектуальных навыков, необходимый понятийно-терминологический аппарат. Без участия схоластики все дальнейшее развитие европейской философии и логики было бы невозможно; даже резко нападавшие на схоластику мыслители раннего Нового времени вплоть до эпохи Просвещения и немецкого классического идеализма включительно никак не могли обойтись без широкого пользования схоластической лексикой. До сих пор она весьма заметна в интеллектуальном языковом обиходе западных стран. Утверждая мышление в общих понятиях, схоластика в целом — несмотря на ряд важных исключений — сравнительно мало способствовала развитию вкуса к конкретному опыту, важному для естественных наук, зато ее структура оказалась исключительно благоприятной для развития логической рефлексии; достижения схоластов в этой области предвосхищают современную постановку многих вопросов, в частности проблем математической логики.

Гуманисты Ренессанса, теологи Реформации и особенно философы Просвещения в борьбе против цивилизационных парадигм средневековья потрудились, чтобы превратить само слово «схоластика» в бранную кличку, синоним пустой умственной игры. Однако развитие историко-культурной рефлексии не замедлило установить огромную зависимость всей философии раннего Нового времени от схоластического наследия. Достаточно вспомнить, что выдвинутая Руссо идея «общественного договора» восходит к понятийному аппарату схоластики. Парадоксальным образом романтически-реставраторский культ Средневековья, оспоривший негативную оценку схоластики, во многих вопросах стоял дальше от ее духа, чем критики схоластики в эпоху Просвещения. Например Жозеф де Местр, ярый апологет монархии и римо-католицизма, иронизировал по поводу присущей просвещенческому гуманизму абстракции «человека вообще» и одним этим опрокидывал заодно с идеологией Французской революции все здание традиционной томистской антропологии, впадая в недопустимый номинализм.

В замкнутом мире римо-католических учебных заведений схоластика в течение ряда веков сохраняла периферийное, но не всегда непродуктивное существование. Среди проявлений запоздалой схоластики раннего Нового времени необходимо отметить творчество испанского иезуита Франсиско Суареса, а также православный вариант схоластики, насаждавшийся в Киеве митрополитом Петром (Могилой) и оттуда распространявший свое влияние на Москву.

После разрыва традиции в эпоху Просвещения, в контексте романтического и постромантического историзма XIX века, интерес римо-католических ученых к схоластике стимулировал историко-философские штудии, публикации текстов и т. п. Проект модернизирующей реставрации схоластики в виде неосхоластики, которая давала бы ответы на современные вопросы, в 1879 был поддержан папским авторитетом в энциклике Льва XIII Aetemi Patris (cм. подробнее неотомизм). Сильным стимулом для этого проекта оказалось в XX веке противостояние национал-социализму и коммунизму. Это противостояние создавало потребность в апелляции к идеалу «вечной философии» (philosopha perennis), a также в синтезе между принципом авторитета, способным состязаться с авторитарностью тоталитаризма, и противопоставляемым тоталитаризму принципом личности, в примирении христианских и гуманистическим нравственных принципов. Первая половина и середина XX века — время, когда наследие схоластики казалось для некоторых влиятельных мыслителей — как Ж. Марешаль, Ж. Маритт, Э. Жильсон и др. — сокровищницей методов для преодоления современных проблем . В римо-католицизме после II Ватиканского собора неосхоластика не исчезла как возможность, но границы ее идентичности, как и признаки ее присутствия в современной культуре, становятся все менее очевидными.

Литература

Использованные материалы

  • «Схоластика,» Аверинцев, С. С., Новая философская энциклопедия: В 4 тт. , М.: Мысль, 2001:

Просматривал на днях присланную из своей питерской библиотеки книгу-учебник Людвига Отта, «Основы католической догматики» (данно издание по-английски, оригинал же немецкий, известный как «Grundriss der katholischen Dogmatik»), бывшую некогда стандартным учебным пособием для многих католических учебных заведений. Помню свои споры с нашими австрийскими и немецкими богословами, утверждавшим, что «книга очень плоха/ужасна» и т. п. Ещё раз поразмышлял, чем могли быть вызваны подобные резкие суждения.
По зрелом размышлении вынужден был признать, что дело в построении, принципах и содержании учебника. Это книга, которой широко пользовались до «революции», произведённой в католической церковной жизни II Ватиканским Собором. Она широко пользуется понятийным аппаратом католической схоластики, заимствованным в своё время у «греков» (Аристотеля), естественно, через сирийские и последующие арабские переводы Стагирита, и приспособленным в Средние века для нужд христианского богословия.
Следует заметить, что средневековая схоластическая мысль, не говоря уже о принципах возможно более точного понятийного мышления как-то почти полностью в настоящее время исчезла из куррикулюма римско-католических семинарий, а тем более университетов. С некими её окаменевшими и законсервированными (поскольку лишёнными какого-либо научного или богословского творчества) остатками мне пришлось ещё в конце 1980-х столкнуться в Рижской духовной семинарии.
Тогда преподавание там богословских дисциплин (особенно догматики и нравственного богословия) велось по старым конспектам, представляющим собой упрощённое изложение, либо даже прямую самиздатовскую перепечатку (на пишмашинке) латинских учебников начала 20-го века. Кажется, догматика излагалась, кроме всего прочего, по упомянутому учебнику Отта (преподавал, насколько помню, покойный владыка В. Нюкш).
Пролистывая этот учебник, я как-то по-новому взглянул на дисциплину ума, мысли и суждения, присущую схоластической традиции. Которою, как мы все, наверное, знаем, принято ругать как «косную, мертвящую, убивающую живую веру» и т. п. Сразу вспоминается Помяловский с его вообще-то талантливыми и очень интересными «Очерками бурсы». Но в этой книге Помяловского отвращение перед схоластическим методом преподавания и дословного заучивания больших масс текстов («зубрёжки») ощущается буквально на каждой странице.
После лет, проведённых за чтением схоластических санскритских и тибетских текстов и трудов брахманических и буддийских мыслителей, изучением традиций схоластического диспута и комментария (двух основных стратегий овладения традиционным знанием в «классической» Индии и Тибете), я постепенно по-новому стал смотреть на схоластику европейскую, христианскую. Некоторые стратегии даже подачи материала (в том же учебнике Л. Отта) до боли напоминают индийские или тибетские (естественно, тибетско-буддийская традиция выросла из индийского корня, лишь значительно позже обособившись, когда буддизм в Индии прекратил своё существование).
Даю для пробы несколько предложений, переведённых из учебника догматики Л. Отта, где предметом рассуждения выступает познание, сравнивается познание посредством разума и религиозной веры. Хоть немного разбирающиеся в индийских философских традициях читатели, наверное, сразу же вспомнят по этому поводу соответствующие Ньяя-Сутры и их методы ведения дискуссий, а также отдельные категории-падартхи. Итак:
«Знание посредством веры отличается от естественного познания Бога принципом познания (ration fide illustrata), средствами познания (revelatio divina), a также формальным объектом (Богом, каким мы Его знаем из Откровения: Deus unus et trinus). Главный объект сверхъестественной веры заключён в тайнах веры, известных посредством Божественного Откровения (mysteria in Deo abscondita, quae nisi revelata divinitus, innotescere non possunt). Божественное Откровение гарантирует безошибочную уверенность в истинах Веры (certitudo evidentiae). Таким образом, истины Веры обладают большей степенью достоверности, нежели естественные истины разума.
С другой стороны, с точки зрения ясности или понятности (certitudo evidentiae) естественные истины разума выше истин веры, ибо в первом случае у нас имеется внутренняя интуиция, во втором случае, однако, её нет. В этом смысле верно часто цитируемое изречение Гюго Сент-Викторского (ум. 1141), гласящее, что достоверность Веры степенью ниже, нежели естественное знание (De sacramentis christ. fidei I, 10, 2).»
Далее следует латинская цитата из Гюго Сент-Викторского: «Fidem esse certitudinem quandam animi de rebus absentibus, supra opinionem et infra scientiam constitutam», которую рискну перевести на русский следующим образом: «Вера есть некая уверенность души в вещах отсутствующих, располагающаяся выше мнения и ниже знания».
Я даже не столько хочу подчеркнуть, насколько данная точка зрения, дескать, верна и безошибочна. Наверное, тут возможно поспорить, как и с любым положительным или отрицательным утверждением в рамках спекулятивного знания теологии или философии.
И дело, конечно, вовсе не в том, насколько «мы» (а кто это мы, позвольте спросить?) можем данное знание использовать в смысле его «практического применения». Вероятно, из философских утверждений не выведешь новой формулы для каких-нибудь там модным «нанотехнологий»: для этого надо знать соответствующие разделы физики (и не в аристотелианском её смысле…).
Но сам принцип точного мышления, его важности, значения отточенности словесных формулировок не может не поражать современного человека, отвыкшего от добродетели мыслительной строгости. Вспоминая покойного И. Бродского и его знаменитую речь при получении Нобелевской премии, мы памятуем, что «зло — плохой стилист». А тем более зло, облечённое действенной государственной властью, для которого жизни его подданных являются не более, чем кровавыми щепками, необходимыми для построения очередного «светлого будущего» для ещё не родившихся поколений.
Одной из черт «дурного стиля», исподволь создающего питательную атмосферу для будущего возрастания зла из силы в силу, является расплывчатая приблизительность, размножившаяся, к примеру, в русской устной речи в виде вируса «как бы». Повсеместно распространённая расплывчатость устной речи отучает также от критической проверки речи, письменно закреплённой. А популярность газет и телевидения с широко тиражируемыми ошибками или массовым нахлыном клишированных фраз и «суждений» довершает грустную картину.
Впрочем, куда-то мы «отъехали» в сторону от нашей темы — схоластики. Мне памятны некогда читавшиеся мной признания знаменитого немецкого католического богослова Карла Ранера S. J. (бывшего, кстати, учителем некоторых из моих учителей), получившего многолетнее строгое, традиционно схоластическое образование в иезуитском Грегорианском университете в Риме и бывшего всегда глубоко признательным этой школе серьёзного, дисциплинированного мышления.
Не пришло ли время возвращаться на «круги своя», прочно утверждаясь в дисциплине ума в наш век широко тиражируемого, громко кричащего безмыслия? Но увы, это может быть только индивидуальным, подвижническим предприятием заинтересованного конкретного человека или небольших групп единомышленников.
И вряд ли современные европейские или американские (о вторых знаю лишь понаслышке) университеты, захваченные коммерческим духом немедленной практической применимости своего образования и всё более превращающиеся в высшие «профтехучилища», способны взять на себя решение этой задачи. Тут должно быть что-то другое…
Настоящее противостояние грядущему «глобальному Хаму» только ещё предстоит…

47.Русский марксизмСреди учеников и соратников Маркса и Энгельса выделяется видный теоретик и пропагандист Г.В. Плеханов. Его мировоззрение и политическая деятельность претерпели сложную эволюцию, но как бы не менялись его взгляды он до конца жизни оставался материалистом и диалектиком, противником антимарксизма и идеалистической философии. Расцвет творчества 1883-1903г., созданы труды: «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», «О материалистическом понимании истории», «К вопросу о роли личности в истории» и др. Плеханов защищал марксистские взгляды на роль народных масс и личности в истории. Народ, а не отдельно «критически мыслящие» индивиды, являются творцом истории утверждал Плеханов. Развитию самосознания народных масс должна помочь марксистская наука, носительницей которой, подчеркивал Плеханов, является революционная социал-демократия.Во всяком социальном процессе действуют естественные исторические законы, которые воплощаются в реальность благодаря активным усилиям классов, социальных групп, отдельных личностей.Среди учеников М. и Э. особое место занимает В. И. Ленин. Он был не только теоретиком, но и выдающимся политиком, практиком, основателем Советского государства. Он лучше других понял завет своих учителей: истинный марксист, сторонник диалектического материализма не должен стоять на месте, повторяя верные для своего времени, но утратившие актуальность в изменившейся обстановке положения теории. Исторически условна всякая идеология, считал Ленин, не делая при этом исключения для марксизма.Труд Ленина «материализм и эмпириокритицизм» потребовал от автора не только знаний классической и современной философии, но и глубокого проникновения в проблемы естествознания и в первую очередь физики того времени.

48.Предмет и специфика философии.Философия зародилась примерно 2500 лет назад в странах древнего мира-Индии, Египта. Своей классической формы она достигала в Древней Греции. Первым человеком, назвавшим себя философом ,был древнегреческий мыслитель Пифагор, а в качестве особой науки ее впервые выделил другой древнегреческий мыслитель Платон. Вследствие неразвитости наук собственно философские проблемы вплетались во всю совокупность знаний, или протознаний, выделяется математика, астрономия, медицина и другие науки. Философия все больше превращается в систему общих знаний о мире, имея своей задачей дать ответы на наиболее общие и глубокие вопросы о природе, обществе, человеке.Вместе с тем происходит дифференциация внутри самой философии, формируются относительно самостоятельные ее разделы: 1)онтология-учение о бытии и его сущности; 2) гносеология-учение о познании; 3) логика- учение о мышление, его законах и формах; 4) эстетика-учение о прекрасном в жизни и искусстве; 5) социальная философия-учение о человеческом обществе; 6) история философии, изучающая зарождение, становление и развитие философской мысли.Основной вопрос философии — что является первичным, определяющим – материальное или идеальное, природа или дух, материя или сознание?

49. Мировоззрение и философия.Мировоззрение — это система обобщенных взглядов на мир, на место в нем человека и его отношение к этому миру, а также основанные на этих взглядах убеждения, чувства и идеалы, определяющие жизненную позицию человека, принципы его поведения и ценностные ориентации.Взгляды — это определенная совокупность (система) знаний, выраженных представленных и понятых: они составляют основу мировоззрения .Это не все знания которым располагает человек, а лишь наиболее общие положения и принципы .Компонентами мировоззрения они становятся тогда, когда превращаются в убеждения , в твердую уверенность в истинность этих знаний , в готовность действовать в соответствии сними. Убеждения – не особая форма знаний, а их состояние , качественная характеристика.Мировоззрения включает настроения, чувства, переживания, составляющие его эмоционально – психологическую сторону и оказывающие существенное влияние на мировоззренческую позицию человека.

Исторический первый тип — мифологическое мировоззрения – формируется на ранних стадиях развития общества и представляет собой первую попытку человека объяснить происхождение и устройства мира, появление на земле людей и животных, определить свое место в окружающем мире. Религиозное мировоззрение сформировалось на сравнительно высокой стадии развития древнего мира. Являясь, как и мифология, фантастическим отражением действительности, религиозное мировоззрение отличается от мифологии верой в существование сверхъестественных сил и их главенствующей роли в мироздании и жизни людей. Вера в сверхъестественное основа религиозного мировоззрения. Качественно новым типом является философское мировоззрение. От мифологии и религии оно отличается ориентацией на рациональное объяснение мира. Наиболее общие представления о природе, обществе, человеке становятся предметом теоретического рассмотрения и логического анализа. Характеризуя фил. мир., необходимо отметить, что в его содержание входят не только собственно философские проблемы, но также обобщенные экономические, политические, правовые и естественнонаучные представления, и тд.

50. Мифология и философия.Миф – связывает прошлое и будущее, обеспечивает связь поколений.Мифология — фантастическое отражение действительности в виде чувственно-наглядных представлений. Порожденные фантазией первобытного человека мифические существа – боги, духи, герои – наделены человеческими чертами, они совершают человеческие поступки, а их судьбы сходны с судьбами смертных людей. В мифах выражались слитность, нераздельность человека и природы; на явления природы проецировались человеческие свойства. Философское мировоззрение. От мифологии и религии оно отличается ориентацией на рациональное объяснение мира. Наиболее общие представления о природе, обществе, человеке становятся предметом теоретического рассмотрения и логического анализа. Характеризуя фил. мир., необходимо отметить, что в его содержание входят не только собственно философские проблемы, но также обобщенные экономические, политические, правовые и естественнонаучные представления, и тд.

51. Наука, религия и философия. С одной стороны философию рассматривают как «науку наук», стоящую над всеми науками и решающую их проблемы. С др. стороны складывается противоположное отношение к фил. которое выразилось в абсолютизации роли наук и отрицание фил. как особой области знаний.(Панфилософская претензия.) В фил. присутствуют признаки научности, как и специальные науки она опирается на рациональные познания, хар. Системностью и аргументированностью изложения.Фил. так же оказывает воздействие на экономику, политику, искусство и религию и тд.

53. Основной вопрос философии и философские школы.Основной вопрос философии — что является первичным, определяющим – материальное или идеальное, природа или дух, материя или сознание? – делит философов на материалистов и идеалистов. В теории познания сложились эмпирическое и рационалистическое направление. Сторонники эмпиризма – считают единственным источником знания опыт. Ст. рационализма абсолютизируют роль абстрактного мышления.Школы иррациональной философии – сторонники считают, что познавательные возможности человека ограниченны, и он не способен постичь всю суть бытия. Агностическая школа – отрицающая возможность достоверного познания мира.

54. Философский смысл проблемы бытия.Бытие – наиболее широкое по объему и бедное по содержанию понятие, охватывающее все существующее и выражающее единственное свойство – быть, существовать.Проблема бытия – отличие воображения от реальности.Осмысление бытия человека приводит к признанию его раздвоенности на тело и душу, физическое и психологическое, материальное и идеальное, к проблеме их соотношения. Личный опыт человека, опыт других людей убеждают в том, что бытие существует не только в данном месте, но и в других местах, и не только в настоящем, но так же сущ. в прошедшем и будет сущ. в будущем. Формируются категории «пространство» и «время». Размышления о простр. и вр. ставят проблему о пространственных и временных границах бытия. Признание сущ. во времени приводит к размышлениям об изменчивости различных форм бытия, к разработке категорий «изменение», «движение», «развитие».

55. Формы бытия. Специфика социального бытия.Идеальное бытиё – самостоятельная реальность в виде индивидуального духовного бытия и объективного.Человеческое б. – существование человека как единства материального и духовного.Социальное б. – быт человека в обществе и быт самого общества.Номинальное б. – реальное сущ. независимо от того кто его наблюдатель.Феноменальное б. – (феномен — явление данное богом).Физическое б. – это кажущееся б. каким его видит познающий субъект.Материальное б. – это сущ. независимо от нашего сознания, явл. окр. мира.

56. Категория материи.Материя – объективная реальность сущ. вне и независимо от бытия.Не смотря на всю разность вещей у них у всех есть единое целое.Фалес, считал воду, Анаксимен – воздух, Гераклит – огонь. и тд.Свойства материи: несотворимость, неуничтожимость, бесконечность и тд.Формы сущ. материи: пространство и время. Пространство – характеризуется протяженностью и объемом. Время – характеризуется последовательностью и длительностью.

57. Идеальное и материальное.Основной вопрос философии — что является первичным, определяющим – материальное или идеальное, природа или дух, материя или сознание? – делит философов на материалистов и идеалистов. Материалисты признают первичным элементом материю, существующую вне и независимо от сознания, а идеалисты считают, что дух сознание, предшествующее материи и творит её. Различают две разновидности идеализма: Объективный и. – сторонники которого исходят из признания основой всего существующего объективное – мировой дух, внечеловеческий разум(не зависящее от человека). Субъективный и. – сторонники считают первичным сознание человека. Существуют еще дуалистические фил. системы.(не относящиеся не к матер. не к ид.)

58. Деятельностная сущность сознания.Сознание – это высшая свойственная лишь человеку форма отражения объективной действительности, способ его отношения к миру и к самому себе, который представляет собой единство психологических процессов, активно участвующих в осмыслении человеком объективного мира и своего собственного бытия и определяется не непосредственно его телесной организацией, а приобретаемыми только через общение с другими людьми навыками предметных действий.Сознание состоит из: 1) Чувственных образов предметов, являющихся ощущением или представлением. 2) Знания как совокупности ощущений запечатанных в памяти. 3) Обобщений.

59. Развитие, движение, изменение.Движение – свойство материи, которое заключается в её способности изменяться. Материя не может сущ. вне движения, поэтому движение называется способом сущ. материи. В совр. фил. выделяют три основные группы движения: 1) В неорганической природе – пространственные перемещения, движ. частиц и полей. 2) В живой природе – обмен вещ., процессы отражения, саморегуляции. 3)Общественные формы движения материи – многообразие проявления действительности людей.

Развитие представляется как особый тип движения – характеризующийся необратимостью, направленностью изменений, ведущих к возникновению нового качественного состояния материальных и идеальных систем.

60. Диалектика и метафизика. Диалектика — это учение о связи и развитии, о противоречии и единстве противоположностей. Наибольший вклад в развитие диалектики внес Гегель, разработавший диал. Как универсальную теорию и всеобщий метод познания, противопоставив диалектику метафизике как антидиалектике. В системе весь матер. мир был представлен в виде процесса – в беспрерывном движении, изменении, развитии в результате борьбы противоположностей. Гегелевская диал. была идеалистической. Диалектика – это теория и метод. Основные принципы диалектики: 1)принцип всеобщей связи; 2)принцип развития. Законы: 1) О единстве и борьбе противоположностей ; 2) Закон отрицания отрицания; 3) Взаимный переход количественных и качественных изменений.Термин возник в 1в д.н.э. в которой исследовались начало бытия и познания. Метафизика в науке Нового времени сложилась — как метод исследования природы. Он состоял в разложении природы на составные части и изучении каждой из них в отдельности, вне их изменения и развития. В результате сформировалась статистическая картина мира (неизменна). В 19в. Понятия философия и метафизика отождествляются. С развитием метафизики в философии формируется диалектическая концепция развития, обосновывается динамическая картина мира.

61.Догматизм, формализм, схоластика, эклектика, волюнтаризм и софистика как альтернативы диалектики.Догматизм. Догматизм- термин, обозначающий определенное отношение к содержанию системы, а не самую систему. Догматизмом называется попытка построить философскую систему без предварительного исследования познавательных способностей человека и без решения вопроса о том, насколько человек может постичь цели, т. е. познать истину.Догматизм основан на возведении имеющегося взгляда на мир в ранг единственно верного, на неумении и нежелании увидеть, понять, принять действительные изменения, происходящие в мире. Догматизм однажды познанное закрепляет в качестве абсолютно истинного, однажды успешно примененное средство рассматривает как универсальное. Он существенным образом деформирует как познание, так и практику, становясь препятствием на пути возникновения нового.Софистика. Рассуждение, основанное на преднамеренном нарушении законов и принципов формальной логики, на употреблении ложных доводов и аргументов, выдаваемых за правильные. Софистика коренится в абсолютизации относительности познания. Спекулируя на фактах изменчивости, противоречивости и сложности объектов познания, Софистика отрицает абс. моменты в процессе постижения истины. Нарушая требования формальной логики, Софистика ведёт к утрате мышлением конкретности и определённости и к субъективистскому применению «гибкости понятий»Эклектика. Эклектикой является все то, что обнаруживает в себе эклектизм, то есть стремление построить целостность на основе разнородных, несовместимых элементов. Эклектика — метод мышления, соединяющий в одном построении, одном отношении взаимоисключающие принципы. Эклектик непоследователен, его взгляды противоречивы. Эклектичными, к примеру, могут быть признаны попытки мировоззренческого слияния материализма и идеализма.Формализм. направление в эстетике, искусстве, литературе и др. науках, сторонники которого видят сущность вещей в форме, переоценивают роль формы и за формой забывают содержание или пренебрегают им; они подчеркивают в философии понятийно-рациональную сторону в противоположность конкретно-созерцательной, иррациональной. Схоластика. средневековая «школьная философия”, представители которой— схоласты — стремились рационально обосновать и систематизировать христианское вероучение. Для этого они использовали идеи античной философии.Большое место в средневековой схоластике занимал спор об универсалиях.Волюнтаризм. термин, обозначающий концепции или течения, игнорирующие объективные тенденции общественного развития и отводящие решающую роль человеческой воле. Общество является продуктом взаимодействия людей, наделенных волей, сознательно и целеустремленно преследующих свои цели. Воля как проявление субъективности человека играет важную роль в общественной жизни.

О том, только ли отвлеченными метафизическими проблемами занимались схоласты, что такое «этовость» и «импетус», как связан Жан Буридан с буридановым ослом и что такое кибернетика по-средневековому, рассказывает Виктор Петрович Лега.

Бонавентура и особенно Фома Аквинский – наиболее знаменитые и яркие представители схоластики, однако, конечно, этими именами схоластика не ограничивается и не исчерпывается. В XIII–XIV веках на Западе была очень серьезная и глубокая философская жизнь, и мыслители занимались не только проблемами, которые были актуальны для того времени. Поднимались и вопросы, особенно волнующие сегодня нас, людей XXI века, – вопросы естественнонаучного знания и методов философского познания. Продолжались и споры о соотношении веры и разума, об универсалиях, о которых мы говорили в прошлых беседах.

Роджер Бэкон: примат опыта

Роджер Бэкон Один из самых знаменитых и интересных мыслителей XIII века, о котором наверняка многие слышали, – Роджер Бэкон (1214–1294), монах францисканского ордена, прозванный «Удивительный доктор». Почему «удивительный»? Наверное, потому, что он многих удивлял своими интересами. Роджер Бэкон, в отличие от Фомы Аквинского и Бонавентуры (кстати, Бонавентура, как генерал францисканского ордена, недолюбливал Роджера Бэкона из-за его увлечения алхимией и астрологией и даже сослал его в один из отдаленных простых монастырей), из всего аристотелевского наследия гораздо больше внимания обращал на физику и этику, а не на метафизику. И причину этого сам Бэкон объяснял так: главная задача каждого христианина – любить друг друга, а любовь должна быть деятельной, физика же помогает нам в этой деятельной любви. Вот, например, многие люди страдают от плохого зрения. Можно ли им помочь и улучшить их зрение? Считается, что именно Роджер Бекон обратил внимание на удивительные свойства линз, создал очки и даже мечтал о телескопе. Говорят, что он даже создал порох (независимо от китайцев), правда, в отличие от более позднего человечества, не сделал при этом никаких практических выводов – просто обратил внимание на то, что смесь серы и селитры, если ее поджечь, издает громкий хлопок и дает яркую вспышку.

Рождер Бэкон: обучение наукам должно начинаться с математики

В отличие от Аристотеля и Фомы Роджер Бэкон придавал огромное значение математике. Ее роль в познании мира является решающей. Математика – единственная из наук, которая полностью достоверна и ясна. Принципы математики врожденны человеческому уму, поэтому математика – самая легкая и самая доступная из наук в силу врожденности ее принципов. Обучение наукам поэтому должно начинаться именно с математики.

Разумеется, Бэкон был и серьезным философом и богословом, который объединял физику с богословием на основании опыта. Он считал: основой познания является опыт. А опыт может быть разный. Так, опыт может быть чувственным – и на чувственном опыте построены наши знания о мире. Опыт может быть внутренним – и на внутреннем опыте построено познание самого себя, и отсюда вытекает метафизика. Опыт может быть сверхъестественным – и на этом опыте строится наше спасение, строится богословие. Математические же аксиомы нам всем врожденны, поскольку были даны нашим праотцам в некоем праопыте.

Таким образом, любое знание опирается на опыт и в конце концов исходит от Бога, и поэтому наука не может противоречить религии, наука помогает познанию Бога, а знание помогает богословию, упорядочивая богословское знание, систематизируя и снабжая богословие своими аргументами. Истинное знание лишь укрепит веру, это хорошее средство обращения атеистов и еретиков. Поэтому христианство не может противоречить науке, наоборот, оно является гарантом знания. Богословы, по Бэкону, это «священники знания», и должны разбираться не только в области религии, но и науки. Папа Римский объединяет в себе духовную и светскую власть, поэтому он – самый ученый из священников. Возможно, именно этот вывод позволил Роджеру Бэкону освободиться из далекого монастыря, потому что папа не мог не обратить внимания на эти слова и распорядился вернуть его в Париж…

Иоанн Дунс Скот: Бог и «этовость»

Иоанн Дунс Скот В конце XIII века прогремит имя Иоанна Дунса Скота (1266–1308), другого английского, как и Роджер Бэкон, мыслителя и тоже францисканца. Францисканский орден был своего рода конкурентом, если можно так сказать, доминиканскому ордену, который представлял главным образом Фома Аквинский. И так же, как Роджер Бэкон, Иоанн Дунс Скот противопоставлял свое понимание Аристотеля тому, которое мы находим у Фомы Аквинского. Кстати, почетное прозвище, которое Иоанн Дунс Скот получил, – «Тонкий доктор», возможно, связано с названием одной из главных его работ – «Тончайшие вопросы к метафизике Аристотеля».

Иоанн Дунс Скот наверняка очень удивился бы, если бы увидел свое имя в работах по истории философии. Себя он считал только богословом, а философия, по его мнению, не может иметь своим предметом Бога. Он придерживался концепции двух истин: философия, оперирующая разумом, должна заниматься природой, Бога мы можем познавать только на основании веры.

Богословие и философию объединяет понятие бытия

Но, тем не менее, есть одно понятие, которое объединяет Бога и природу, богословие и философию, – это понятие бытия. Если мы говорим, что Бог существует, то, следовательно, Бог есть бытие – но только бытие абсолютно бесконечное, актуальная бесконечность. В нашем временном мире бытие тоже присутствует, потому что мир существует. И поэтому Иоанн Дунс Скот говорит: мир и Бог синонимичны в плане бытия, и, анализируя понятие «бытие», мы можем все-таки как-то соединить философию и богословие. Из этой посылки Иоанн Дунс Скот делает последовательно уже чисто философские выводы.

Какие же выводы делает Иоанн Дунс Скот из понимания Бога как актуальной бесконечности? Если Бог бесконечен, то Он, разумеется, один. Потому что, если мы предположим, что богов несколько, тогда каждый из богов будет ограничивать друг друга, и получится, что он конечен.

Бог не только один, но и един, Он прост и не может состоять из частей. Потому что если Бог будет состоять из частей, то каждая часть будет или конечной, или бесконечной. Если части Его конечны, то и Бог будет конечным, а если бесконечны, то вновь приходим к парадоксу, ибо несколько бесконечностей не может существовать и тем более бесконечность не может быть частью бесконечности. В силу Своей бесконечности Бог является абсолютно свободным существом, ибо Бога ничто не может ограничить и сдержать.

А отсюда Иоанн Дунс Скот делает такой вывод: о Боге мы можем говорить разное, даже взаимно исключающее, потому что Он един, в Нем совпадает всё. В Боге нарушается принцип непротиворечия, на котором стоял Фома Аквинский. Мы можем говорить, что Бог есть Троица и Единица, что Бог есть Любовь, Мудрость, Творец, не противопоставляя эти понятия одно другому, так как они одно и то же, ибо в Боге не действуют законы разума, присущие нашему мышлению, оперирующему понятиями в мире множественных вещей.

Но главное, о чем мы должны помнить, размышляя о Боге, это (опять же, вопреки учению Фомы Аквинского) что Бог есть Любовь. Об этом мы знаем из Священного Писания, из откровения, а не благодаря разуму. Конечно, Фома тоже говорил об этом, но здесь важны исходные понятия. Для Фомы Бог есть Любовь, потому что Он есть Истина; для Дунса Скота, наоборот, Бог есть истина, потому что Он есть Любовь. Бог есть Любовь, а любовь не может быть абстрактной. Любовь – это свойство личности. Любовь – это всегда некоторое стремление, некоторая воля. И поэтому Иоанн Дунс Скот заключает: Бог есть Личность, Бог есть прежде всего воля, а не истина, не знание. Безусловно, Бог есть истина, Бог есть знание, но Он есть истина, потому что Он этого хочет. А главное все же – Его любовь, Его воля. Отсюда вывод: познание Бога возможно не через разум, не через мышление, а только через любовь (!).

И поскольку в Боге первенствует Его воля, то говорить об общих понятиях в Боге, как об этом говорил Фома Аквинский, тоже было бы неправильно. Из всемогущества и бесконечности Бога и из любви Бога к этому миру вытекает, что Бог знает наш мир до каждой мельчайшей его части. Богу не нужны какие-то посредники между Ним и миром в виде универсалий. Если универсалия и присутствует в Божественном уме, то это скорее не универсалия в привычном понимании этого слова как нечто общее, объединяющее все предметы одной сущности, а понятие о самом конкретном единичном предмете – то, что Дунс Скот называет haecceitas – «чтойность», «этовость». Он вводит новые понятия, которые, скажем, забегая немного вперед, будут ужасно раздражать философов эпохи Возрождения – они будут говорить: вот до чего докатилась схоластика – до абсолютно бессмысленных понятий!

Как видим, у Иоанна Дунса Скота своеобразный номинализм: общих понятий не существует; понятие, конечно, существует в уме Бога, но это не общее понятие, а единичное понятие о единичном предмете.

Главная цель человека есть спасение и познание Бога. Но настоящее знание Бога возможно лишь в акте любви к Богу, а отнюдь не в интеллектуальном Его познании. Поэтому Иоанн Дунс Скот всячески открещивался от философии и противопоставлял себя интеллектуализму философов. Философы, по его мнению, всегда по необходимости детерминисты и интеллектуалисты и поэтому не могут знать Бога, Который абсолютно свободен и не может быть сведен к необходимым правилам рассудка.

Жан Буридан: что движет всё вокруг

Трактат Жана Буридана Но кроме таких вот действительно схоластических, с нашей точки зрения – оторванных от действительности, споров и учений, как учение Иоанна Дунса Скота, в ту эпоху были и иные. Появляются мыслители, которые предвосхищают наше современное научное познание мира. Хотя жили они и писали в той же среде и ставили те же вопросы, но ответы, ими даваемые, выходят уже за рамки чистой схоластики.

Говоря об этих мыслителях, прежде всего надо назвать имя француза, ректора Парижского университета Жана Буридана (1300–1350). Жан Буридан тоже обращается к аристотелевской физике и замечает у него одну серьезную проблему – проблему движения тела. Как мы помним, согласно Аристотелю, естественное состояние любого тела – это состояние покоя. Движение тела всегда – вынужденное, это всегда следствие действия на тело некоего другого уже движущегося тела. Но возникал вопрос о движении летящей стрелы или брошенного камня. Аристотель отвечал просто: их толкает воздух, ведь что-то же должно их двигать, а кроме воздуха с ними ничто не контактирует. Человек, бросающий камень, приводит в движение одновременно и воздух, и далее этот воздух камень как бы несет. То же самое происходит и со стрелой.

Однако Жан Буридан обращает внимание на несколько парадоксальных ситуаций: а что будет, если две стрелы летят навстречу друг другу и пролетают на близком расстоянии одна от другой? Получается, что два потока воздуха встречаются, и один движет одну стрелу, а другой – другую, но в противоположном направлении. И еще более парадоксальный пример – вращение волчка. Чем движим волчок, когда его перестали раскручивать? Его, что, вращает некий вращающийся воздушный вихрь?

Жан Буридан приходит к выводу: объяснение Аристотеля – ошибочное; камень и стрелу должна толкать какая-то внутренняя сила, которую он называет словом impetus – «импетус». Рука бросающего камень человека придает этому камню некий порыв, импетус, который пропорционален, с одной стороны, скорости, с которой рука воздействует на камень, а с другой – количеству материи этого камня, получающего impetus, а дальше камень движется под действием импетуса, который ослабляется по причине сопротивления воздуха. И этот импетус присущ всем движущимся предметам. При таком объяснении Жан Буридан почти приближается к закону сохранения импульса, когда пишет, что «если тот, кто бросает какие-то предметы с одинаковой скоростью, движет легкий кусок дерева и тяжелый кусок металла, из этих двух кусков одинакового размера и формы металлический кусок пролетит дальше, так как заложенный в нем порыв интенсивнее».

При помощи импетуса Жан Буридан объясняет и движение небесных светил. Он приходит к выводу, напоминающему фактически учение деизма: Бог в момент творения привел в движение небесные светила, и теперь они движутся под действием данного им импетуса вечно и совершенно.

А отсюда делается Буриданом еще один интересный вывод: природа небесных светил та же самая, что и земных тел, а не какая-то эфирная, как об этом писал Аристотель.

Увлекшись идеей импетуса, Жан Буридан приходит к тому, что вообще все не только в материальном, но и в духовном мире вызвано некими причинами и следствиями. Так что получается, что и свободной воли у человека нет.

Противники Жана Буридана придумали контраргумент, который получил название «буриданов осел». Обычно считается, что этот известный всем аргумент придумал сам Буридан. Нет, это ответ Буридану его противников. Вот представим осла, который стоит между двумя совершенно одинаковыми стожками сена, которые расположены на совершенно одинаковом от его морды расстоянии. По Буридану получается, что осел не сможет выбрать какой-то один из стожков сена: так как они абсолютно одинаковы и находятся на одинаковом расстоянии. И осел, так и не сделав выбор, умрет от голода. Но любому безграмотному крестьянину понятно, что осел съест сначала один стожок сена, потом возьмется за другой… Даже у осла есть свободная воля, что уж говорить о человеке! Таким вот остроумным аргументом противники Жана Буридана показывают, что все-таки свободная воля есть и принцип импетуса распространяется не на все.

От средневекового импетуса до одного из ключевых понятий современной механики – импульса – только шаг

Но то, что Буридан ввел понятие «импетус», очень важно: от средневекового импетуса до одного из ключевых понятий современной механики – импульса – только шаг. И один из наиболее известных ученых XIX века, автор многотомной истории науки француз Пьер Дюгем, один из создателей современной термодинамики, пишет: если и говорить о начале современного научного естествознания, то надо вспомнить именно Жана Буридана, который впервые вводит понятие импетуса и распространяет его на всю вселенную.

Раймунд Луллий: «кибернетика» и проповедь

Раймунд Луллий Не менее интересен как мыслитель современник Жана Буридана каталонец Раймунд Луллий (ок. 1235–1315), получивший почетное прозвище «Просвещенный доктор». Это очень любопытная личность. В молодости он был весьма успешным состоятельным человеком, любвеобильным отцом семейства, но от всего этого отказался, чтобы служить Христу: стал монахом францисканского ордена. Горя этим желанием служения Богу, он не раз отправлялся на север Африки проповедовать Христа сарацинам – арабам-мусульманам. Это вообще была его идея фикс, если можно так сказать: если рядом есть те, кто заблуждается и не знает Христа, мы обязаны их просветить и научить истинам христианства.

Христос о Себе говорил: Я есть Истина. А что такое истина? Истину мы вполне можем познать чисто философским методом. Поэтому у Раймунда Луллия возникает мысль о том, что главная задача христианства – это доказательство истинности христианства методами философии. Вспомним лозунг схоластики: «Философия есть служанка богословия» – у Раймунда Луллия этот лозунг принимает самую радикальную форму: задача философии – доказательство истины христианства.

Луллий создает таблицы, рисует круги, совмещая их друг с другом, – и на кругах помещает различные понятия

Истина, как известно, состоит в правильной связи общих понятий – универсалий. И Раймунд Луллий стремится создать, как он сам называет, великое искусство – ars magna, которое состоит в методике абсолютно логичного, можно даже сказать – машинного, доказательства истины христианства. Он создает таблицы, рисует круги, эти круги совмещает друг с другом, на кругах помещает различные понятия… Вращая эти круги и совмещая через окошки в них различные понятия, мы можем вывести из одних понятий другие.

Великий философ и ученый XVII века Лейбниц, который тоже много размышлял о создании механического языка – прообраза нашей кибернетики, назвал возможный в будущем язык такого машинного мышления «машиной Луллия». Так что можно говорить, что у Раймунда Луллия впервые появляется мысль об искусственном интеллекте, который он пытался реализовать в своих таблицах и вращающихся окружностях.

А в чем должна состоять задача Церкви? В проповеди Христа, конечно. Что для этого нужно? Раймунд Луллий выдвигает три главных постулата. Первый постулат: разработка великого искусства – ars magna; второй постулат: все монашеские ордена должны объединиться в один миссионерский орден, который будет нести истину Христа по всему миру; и третий постулат: университеты должны заниматься решением этой задачи. Поэтому главным в университетах должно быть изучение языков, особенно арабского языка, на котором говорят самые близкие наши оппоненты – мусульмане.

Раймунд Луллий был не только теоретиком, он был действительно искренним деятельным христианином-миссионером. Он выучил арабский язык, неоднократно ездил к арабам, стремясь обратить их в христианскую веру. Его поездки были полны и приключений, и злоключений: арабы его неоднократно избивали, пытали, заключали в тюрьму… Друзья не раз освобождали его из плена, но он снова и снова отправлялся проповедовать. «Будучи схвачен, заключен в темницу и подвергнут бичеванию за веру, я пять лет трудился ради того, чтобы подвигнуть вождей Церкви и христианских князей на служение общему благу. Теперь я стар, теперь я беден, но я не изменил своих намерений и буду постоянен в них, если позволит Господь, до самой смерти», – писал о себе Луллий. Последняя его поездка закончилась трагически. Сарацины подвергли его чудовищным пыткам, и хотя друзьям вновь удалось его освободить, этих ран Луллий не перенес и скончался на корабле по дороге домой в Европу – можно сказать, скончался как христианский мученик.

С вниманием к природе

Были и другие интересные мыслители в это время. Француз Жан из Мирекура, можно сказать, подготовил Декартово «cogito ergo sum» – «мыслю – следовательно, существую»: он пытался найти самое очевидное знание, и нашел его в сознании человеком своего собственного существования, поскольку сомневаться в своем существовании может лишь тот, кто мыслит и существует. (Правда, отметим, что ни Жан, ни Декарт в этом не оригинальны, поскольку еще в конце IV века эту мысль постоянно повторял блаженный Августин.)

Роберт Гроссетест утверждал: природа геометрична

Роберт Гроссетест (1175–1253), англичанин, канцлер Оксфордского университета, епископ Линкольна, обратил внимание на оптику, на то, как распространяется свет. Он утверждал, что свет распространяется по геометрическим законам: с одной стороны, по абсолютно прямой линии, а с другой – по сфере. Следовательно, природа геометрична и потому именно геометрия должна быть образцом для всех наук.

Николай Орем (ок. 1320–1382), епископ Лизьё, продолжил размышлять об импетусе, введенном Жаном Буриданом, и придумал остроумную систему для наблюдения за изменением тела, в которой можно заметить прообраз идеи системы координат, которую впоследствии предложит Декарт. Кроме того, Орем высказывает сомнение в господствовавшей системе Птолемея и утверждает, что «никаким опытом нельзя доказать, что небо движется в своем дневном движении, а Земля остается неподвижной». Кстати, свои работы он писал не только на латыни, но и на французском языке, так что именно он, а не Декарт, как обычно утверждается, впервые изложил на простонародном языке сложные истины науки.

Немногим ранее английский францисканский монах Рихард из Медиавиллы (Ричард из Мидлтауна, ум. нач. XIV в.) сделал не менее сенсационные выводы относительно Вселенной. Поскольку Бог всемогущ, то Он может сотворить Вселенную любых размеров. (По Аристотелю и Птолемею, как мы помним, Вселенная конечна и ограничена сферой неподвижных звезд.) Но бесконечной вселенная быть не может, поскольку бесконечен только Бог. Следовательно, утверждает Рихард, Бог может сотворить такую конечную Вселенную, которая будет расти бесконечно, при условии, что в каждый момент времени она будет конечной; точно так же Бог может бесконечно делить ее содержимое на части, величина которых в конце концов может оказаться меньше любого предела, при условии, что в каждый конкретный момент времени не существует бесконечного числа реально разделенных частей. Более того, Рихард допускает даже возможность сотворения Богом различных миров, поскольку епископ Парижа Этьен Тампье осудил утверждение аверроистов, наиболее последовательных сторонников Аристотеля, что Бог не может сотворить множество различных миров. На этом основании физик и историк науки Пьер Дюгем пишет: «Если нам требуется указать дату зарождения современной науки, то мы, безусловно, назовем 1277 год, когда епископ Парижа торжественно заявил, что могут существовать несколько миров и что множество небесных сфер может вне всякого противоречия быть оживлено прямолинейным движением».

Как видим, западноевропейская мысль XIII–XIV веков интересна, глубока, и нельзя сводить ее только к примитивным с точки зрения современного человека вопросам, вроде «Сколько ангелов находится на конце иглы?» и «Где существуют общие понятия – в уме Бога или человека?» Эта мысль была направлена и на познание чувственного материального мира. Именно в это время зарождаются основы современной астрономии, механики и современной рационалистической философии, отцами которых мы по традиции считаем Коперника, Галилея и Декарта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *