Сила моя в немощи

Эта фраза появилась во 2-ом послании к Коринфянам

Фраза «сила моя совершается в немощи» появилась в девятом стихе двенадцатой главы Второго послания к Коринфянам святого апостола Павла. В этом тексте он обращается к христианской общине в городе Коринф — довольно крупного для своего времени портового поселения.

57 год время, когда апостол Павел написал 2-послание к Коринфянам

Апостол написал это послание в 57 году. Чуть ранее он уже обращался к этой общине и уже знал, что его предыдущее обращение коринфянине читали. Это не единственные послания к коринфянам, но остальные до наших дней не дошли или, по крайней мере, ещё не найдены.

Ученик Иисуса Христа Павел говорит в этом послании следующее:

(2 Корф. 6–10)

«Впрочем, если захочу хвалиться, не буду неразумен, потому что скажу истину; но я удерживаюсь, чтобы кто не подумал о мне более, нежели сколько во мне видит или слышит от меня. И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился.

Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: “довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи”. И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова.

Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен».

Этот текст толковали многие святые старцы, богословы и простые священники. Рассмотрим их версии.

Апостол Павел употребил фразу «сила моя проявляется в немощи» во 2-ом послании к Коринфянам

Феофан Затворник полагал в своем толковании, что сила Бога специально проявляет себя через немощных людей

Очень обстоятельно подошёл к толкованию отрывка святитель Феофан Затворник. Он прокомментировал слова апостола так:

Довольно для тебя благодати моей — то есть, хватит, больше не требуется. О чём говорит Господь? Апостол обладал многими удивительными дарами Бога:

  • мог исцелять больных;
  • воскрешать мёртвых;
  • творить прочие чудеса.

Этого достаточно. Есть масса разных жизненных обстоятельств. Апостол Павел часто попадал в сложные ситуации. Ему угрожали, вгоняли в страх, покушались убить. Но это не причина винить во всём Господа и требовать его вмешательства.

С точки зрения Феофана Затворника, Господь здесь говорит апостолу Павлу, что все эти неприятные события — не от немощи Божьей. Напротив, это показатель Божьей силы. Это и приводит ко второму тезису:

Феофан Затворник обращал внимание, что Бог являет силу через слабых людей.

Сила Моя совершается в немощи — то есть, не в чудесах Бог являет свою силу, а в победе над такими ситуациями. Продемонстрировать Божью силу лучше всего именно такими путями:

  • победить гонителей;
  • избавиться от недоброжелателей;
  • обратить в бегство преследователей.

Немощь человеческая — это прекрасный повод для Господа явить Свою истинную силу. А просьбы избавить от подобных ситуаций против главной задумки — продемонстрировать силу Божью в её полноте и совершенстве.

Речь вовсе не о физической силе. Напротив.

Феофан Затворник приводит отличный пример: Слово Божье проповедуют не мудрецы, а простые люди. Если бы проповедником стал мудрый пророк, образованный священник, какой-нибудь маг, то интерес людей к Учению можно было бы списать на ораторское искусство и интеллект такого человека.

Но Бог не избирает таких путей. Чтобы продемонстрировать Свою силу, Он направляет на проповедь «немощных» — тех, кто не так красноречив и умён. Но это нисколько не мешает Слову Божьему дойти до сердец слушателей. Потому что оно сильно, и сила эта лучше всего видна в немощи.

Потому апостол Павел и добавляет, что важно, чтобы в нём обитала сила Христова.

Иоанн Златоуст считал, что апостол писал о полном доверии к Богу, а испытания выделяли его среди других проповедников

Святитель Иоанн Златоуст в этом отрывке делает акцент не на немощах, а на общем смысле. О чём здесь говорит апостол Павел? О том, что он сталкивался с множеством трудностей, он был гоним, он много рисковал и просил Бога вмешаться.

Но Господь остался глух к этим молитвам, хотя апостол Павел трижды просил помочь ему.

Иоанн Златоуст считал, что немощь Павла выделала его среди прочих проповедников

Иоанн Златоуст полагает, что весь отрывок — это объяснение того, почему Бог далеко не всегда отвечает на молитвы.

Человек — существо ограниченное, а Бог — Всесведующее и Всесильное. Разумеется, Всевышнему лучше знать наперёд, что человеку полезно, а что навредит. Поэтому не всегда Он считает нужным ответить на молитву. А человек со своего уровня заблуждается насчёт того, что ему требуется.

Апостол Павел просил Господа избавить его от сложных обстоятельств, в которых он был бессилен. Но Иоанн Златоуст отмечает, что именно этот момент превозмогания и выделяет апостола среди других пророков его времени:

Иоанн Златоуст Святой

«Чтобы (коринфяне) не пали духом, видя, что лжеапостолы хвалятся совсем противным, а истинные (апостолы) терпят гонения, (Павел) показывает, что чрез гонения он делается еще славнее, что в этом особенно обнаруживается сила Божия, и что совершающееся с ним достойно того, чтобы хвалиться. Поэтому и говорит: “охотнее буду хвалиться”. “Не от скорби сказал я исчисленное мною выше, или упоминаемое теперь, то есть, что «дано мне жало в плоть”; напротив, я этим украшаюсь, и привлекаю на себя еще большую силу (от Бога)”».

Также Иоанн Златоуст предостерегает от трактовки выражения «жало в плоть» как телесного недуга. Это не какая-нибудь головная боль, а, скорее, гонения и сложности.

Исидор Пелусиот видел в жертвах апостолов подвиг, который превращает унижение в силу

Преподобный Исидор Пелусиот считал, что победа апостолов заключается в том, что они добровольно шли на страдания. Он считал это большей заслугой, чем победа в битве. Их подвиг оставлял память и всегда шёл на пользу учению Иисуса Христа.

Эти люди, как отмечает Исидор Пелусиот, сумели преодолеть собственные слабости. Необразованный человек обучался красноречию и выступал в богословских спорах, мытари внезапно переставали стяжать. Каждый из первых христианских деятелей избирал сложный путь, подобно тому, как и сам Христос страдал, терпел унижения, но вышел победителем.

Казнь апостола Павла. Исидор Пелусиот считал, что такие жертвы дали силу христианству

Апостолы мучились, умирали, но это не была простая смерть, ведь за этой смертью шли мощные последствия — десятки и тысячи людей обращались к вере. Так смерть это или жизнь? Чего больше в этом? Немощь ли? Или же сила? Казалось бы, ситуация выглядит одной, но оборачивается прямо противоположной.

Сегодня апостол — узник в тюрьме, а завтра — основателей многотысячной религии. Это проявление Божественного Проведения, которое человек не способен держать под контролем.

Иосиф Оптинский считал, что немощь спасительна для души человеческой

Преподобный Иосиф Оптинский в письмах тоже размышлял о том, как можно найти силу в нашей немощи. Он считал, что немощь нужна, чтобы добиться вечной жизни.

Иосиф Оптинский Священник

«Без сомнения, вы можете оставить начальство, дабы избежать скорбей. Но куда же можно от них укрыться? И кто из людей живет без скорбей? Недаром земная наша жизнь названа юдолью плача.

При перемене жизни скорби только изменяться могут, но легче от сего быть не может; напротив, скорби могут усугубиться, как сказали старинные люди: «побежишь от волка, нападешь на медведя». И Господь наш Иисус Христос во св. Евангелии нигде не заповедал своим последователям бегать скорбей, а всегда учил терпению, говоря: «В терпении вашем стяжите души ваша» и «претерпевый до конца, той спасен будет».

И блаженными назвал терпящих поношения, гонения и всякие скорби. Все угодники Божии достигли вечной жизни скорбным путем. А потому и вы лучше предайтесь в Его святую волю, ибо без воли Его ничего с нами не бывает».

Стоит принять к сведению все версии, либо избрать ту, к которой лежит сердце

Если святые отцы не смогли договориться между собой, то как же простым мирянам понимать смысл этих высказываний? Есть два пути и каждый по-своему хорош.

  1. Принять всё к сведению. Святое Писание — это сложная, многоуровневая книга. Порой, в одной фразе можно обнаружить много глубинных смыслов. Это чудесные тексты, которые позволяют передать десятки смыслов всего парой слов. Нет ничего удивительного в том, что апостол Павел мог подразумевать сразу всё, что увидели в его высказывании святые отцы, — и даже больше.
  2. Слушать голос сердца. Все люди ошибаются. Святые отцы — тоже люди, пусть и духовные. Слепо доверять никому нельзя, но всё же такие люди редко допускают серьёзные промашки. В тех случаях, когда среди них нет единства, стоит прислушаться к голосу сердца. Сам Господь может нам подсказать, какое толкование будет лучше для нас и для нашей жизни.

Пусть даже апостол Павел и не вкладывал в свои слова тот смысл, который увидел, скажем, Иоанн Златоуст. Но что это меняет? Рассуждения святого всё равно полезны для жизни верующего.

Понимание текста

Уровни понимания текста

Текст можно понимать на разных уровнях. Три основных уровня понимания — возможность презентации (знать — не знаю, а рассказать — расскажу), уровень рабочего понимания (понимаю все основное, но в общих чертах) и глубокое понимание (понимаю в мельчайших деталях).

Понимание на уровне «Презентация».

К сожалению, система обучения в вузах нацелена не на глубокое понимание текстов и не на их содержательный аналаз, а скорее на проверку «читал — не читал». В такой ситуации сообразительные студенты, имея 2 дня впереди и необходимость сдать 50 листов учебного текста, читают по методике «готовлю презентацию», а именно — нахожу ключевые слова и формулировки, которые, если выучить, засвидетельствуют преподавателю, что вы текст читали. Заучиваю главные имена, несколько главных дат, что главное говорил такой-то и что ему отвечал другой. Тут главное — создать впечатление, что вы с текстом работали, Занимаясь с текстом по такой методе, можно толком даже не понимать смысл изучаемого текста, но преподаватель поставит вам «зачет». Это эффективная метода, но кажется, что настоящее обучение должно быть все-таки не в этом.

Объяснил — понял сам

Мы лучше всего запоминаем информацию тогда, когда активно объясняем её собственными словами. Как писал один студент, он только тогда понял свои убеждения, когда попытался сформулировать их. А это значит, что педагог и писатель должны постоянно напоминать себе: не всегда следует «выкладывать на стол» окончательные результаты. Значительно лучше стимулировать собственное мышление студентов, побуждать их вникать в суть теорий и превращать их в активных слушателей и читателей. Даже записи, сделанные во время лекции, усиливают впечатление от нее. Именно об этом писал более 100 лет тому назад философ-психолог Уильям Джеймс: «Нет никакого восприятия без реакции, никакого впечатления без связанного с ним выражения – это величайшая максима, которую никогда не должен забывать учитель» (из книги Д. Майерса «Социальная психология»).

Знать информацию и понимать смысл — разные вещи

Информация и понимание (фрагмент из книги Мортимера Адлера «Как читать книги».) в каком-то смысле относятся к знаниям. Получение информации — это учеба, так же как и осмысливание чего-то нового. В чем же разница?

Иметь информацию — значит знать некий факт. Понимать — значит осознавать дополнительные нюансы: почему так бывает, какова связь с другими фактами, чем они отличаются, в чем совпадают и так далее. Многим из нас подобные различия знакомы: примерно так же умение запоминать отличается от умения объяснять. Запомнив сказанное автором, вы выучили что-то в процессе чтения. Если его слова правдивы — вы узнали о мире что-то новое. Это знание может касаться либо данной книги, либо всего мира в целом. Вне зависимости от этого, если вы задействовали только собственную память, вы не сможете получить ничего, кроме информации, поскольку не сделали никакого открытия. Открытие происходит, когда вы помимо слов автора узнаёте, что именно он имел в виду и почему сказал так, а не иначе.

Приведу простой пример. История, о которой я собираюсь рассказать, произошла на одном из моих занятий. Мы читали трактат Фомы Аквинского о страстях, но подобное случалось множество раз с самым разнообразным материалом. Я спросил одного из студентов, что говорил святой Фома о страстях. Тот совершенно верно ответил, что святой Фома считал любовь первичной страстью, а остальные чувства — перечисленные студентом совершенно правильно — следовали за ней в определенном порядке. Я спросил, что это значит. Студент был обескуражен. Разве он неправильно ответил на мой вопрос? Конечно, правильно, сказал я, но необходимо объяснить смысл. Недостаточно просто добросовестно пересказать слова Фомы Аквинского — мне нужно было знать, что именно автор имел в виду. Студент снова попытался ответить, но ничего не вышло — он повторил то же самое, немного изменив порядок слов. Вскоре стало очевидно, что он не понимает, о чем говорит, хотя его ответ заслужил бы хорошую оценку на любом экзамене, не предполагающем каверзных вопросов о смысле.

Я постарался ему помочь и спросил, в каком смысле любовь первична — не в том ли, что из нее проистекают все прочие чувства? Каким образом от любви зависят ненависть и гнев, надежда и страх? Как связаны с любовью радость и горе? Что такое любовь? Голод или жажда — это любовь? Или же любовь — это лишь то прекрасное чувство, которое правит миром? Тяга к деньгам и славе, знаниям и счастью — любовь ли это?

В том случае, когда студент мог ответить на эти вопросы словами Фомы Аквинского, он так и поступал. Если его пересказ был неточен, на помощь приходили его однокурсники.

Я попробовал зайти с другой стороны. Извинившись, я попросил их вспомнить о собственном эмоциональном опыте. Судя по возрасту, они уже вполне могли пережить какие-то страсти. Приходилось ли им ненавидеть, была ли ненависть связана с любовью к этому человеку? Или ее провоцировал кто-то другой? Случалось ли им испытывать ту неповторимую гамму чувств, когда одно ощущение незримо перетекает в другое? Студенты отвечали весьма расплывчато, но не от смущения или недовольства, а потому что абсолютно не привыкли изучать свой эмоциональный опыт подобным образом. Они явно не проводили никаких параллелей между страстями святого Фомы и собственным опытом. Для них это были совершенно разные вещи.

Именно тогда стало ясно, почему они абсолютно не поняли прочитанный текст. Они восприняли его исключительно на уровне слов, которые запомнили и смогли повторить в ответ на мои вопросы. Так они поступали и с другими предметами, а я просто слишком многого от них хотел.

Тем не менее я продолжал настаивать. Если им сложно понять Фому Аквинского в свете собственного опыта, не поможет ли опыт, заимствованный из романов? Художественную литературу они читали. Некоторые из них читали даже великие романы. Встречались ли там упоминания тех или иных страстей? Они были разными? Как они были связаны между собой? Студенты все так же «плавали». Их ответы состояли из поверхностного пересказа сюжетов. Увы, прочитанные романы они поняли не лучше, чем Фому Аквинского.

Проблема передачи смысла тесно связана с логикой (методикой объяснения) и мышлением (методикой познания).

Основная цель логики — исследование того, как из одних утверждений можно выводить другие. Существует одна важная проблема: каким образом автор может объяснить что-то читателю на его языке? Как донести смысл послания? Логика — общий, понятный всем язык, с помощью которого можно это сделать. В зависимости от аудитории и типа задач (со стороны автора), проблем (со стороны читателя), можно выбирать разные методы решения этой задачи.

Мышление — процесс познания окружающего реального мира при помощи постоянного пополнения запаса понятий и представлений. Включает в себя вывод новых суждений (умозаключений). Мышление позволяет получить знания об окружающем мире, которые не могут быть непосредственно восприняты при помощи органов чувств. Основными операциями мышления являются: сравнение, анализ, синтез, абстракция, конкретизация, индукция, дедукция, классификация и обобщение.

Автору нужно объяснить свои мысли читателю, а тому — понять, что автор конкретно имеет ввиду, и сделать выводы. Основа смысла — легкость понимания основного посыла материала, методы мышления, которыми привык пользоваться читатель и его методы перевода информации в знания:

  • Легкость восприятия информации (ритмическая монотонность, осмысленность, водность, адаптация текста к конкретной целевой аудитории).

  • Методы познания. Превращение информации в знания происходит только в том случае, если у читателя есть для этого специальная «программа».

  • Методы мышления. Читатель делает выводы о какой-то предметной области, применяя привычные ему методы мышления.

Смысл в разных предметных областях

Разные предметные области рассматривают смысл со своей точки зрения. Люди часто делают синонимами слова «смысл» и «польза», вкладывают в смысл понятие пользы для себя или какого-то объекта. Большая часть общих толковых словарей определяют «смысл» как синоним «значения».

Лингвистика разграничивает понятия «значение» и «смысл». Значение — это признанная и закрепленная категория языка, а смысл — личностная категория, которая зависит от опыта, интеллекта, психики человека.

Стилистический энциклопедический словарь русского языка определяет смысл как многоуровневую структуру содержания текста. Она состоит из смыслов, на формирование которых оказывает влияние внешняя неязыковая среда (традиции, социальная структура общества). Эти смыслы влияют на определение особенностей текста.

Психология часто рассматривает смысл с позиции его прямой зависимости от знаний о предмете. Незнакомый предмет может казаться бессмысленным, потому что неизвестно, как его использовать. Или, наоборот, этот предмет могут наделять свойствами, которыми он не обладает. Психолог Николай Зоткин говорит о формировании смысла на пересечении какой-либо ситуации и потребностей человека на пути к возможной пользе. На этапе встречи реального с желаемым с помощью смысла он интерпретирует или реконструирует ситуацию и определяет ее полезность для себя.

Смысл и поисковые системы

Алгоритмы поисковых систем изучают смысл текста, но они не знают, что конкретно поймет читатель. Оценить уровень понимания каждого конкретного пользователя невозможно. У каждого человека есть уникальный опыт и знания. Информация о них закрыта от поисковой машины.

Поиск Яндекса сопоставляет смысл поисковых запросов и веб-страниц. Яндекс в своем блоге пишет, что поиск опирается на слова. Перед тем как пустить в ход сложную формулу ранжирования, поисковые машины составляют список «предварительно подходящих» веб-страниц — таких, в которых есть слова из запроса.

Людям понятно, что один и тот же смысл можно выразить разными словами. Веб-страница может не содержать всех слов из запроса, но тем не менее очень хорошо на него отвечать. Однако объяснить это машине довольно сложно. Для обучения действующей версии поиска — алгоритма «Королев» — используется поисковая статистика и оценки миллионов людей.

Денис Савельев в своем блоге приводит слова Мэтта Катса из Гугла:

Каким бы уникальным ни был ваш текст, если у автора нет компетенции в вопросе, нет опыта, если текст не имеет какой-либо информативной ценности — он будет Гуглу не интересен (так же, как и аудитории)… Создатели этих сайтов должны себя спросить — создают ли они какую-либо ценность . Это не значит, что создатели должны сделать нечто, что будет работать , но они должны понять, что же на самом деле делает их особенными.

Смысл, смысловую уникальность текста Гугл считает самым важным.

Смысл в тексте

Смысловая уникальность — признак экспертного материала, который раскрывает новую тему, описание нового продукта или содержит самостоятельное видение известной проблемы. Такие статьи интересны читателям. Востребованность является важным критерием наличия смысла в тексте.

Материалы со смыслом всегда имеют добавочную ценность. Петр Панда считает ценностью продуманную структуру материала, уникальные изображения и контент, которые точно отвечают на запрос пользователя. Условно смысл можно рассматривать с двух точек зрения:

  • С точки зрения поисковой машины или пользователя, который хочет найти какую-то информацию. Алгоритмы еще не умеют оценивать смысл текстов, но они успешно используют опыт и реакции пользователей.

  • С точки зрения автора, который хочет передать какой-то смысл, сфокусировать внимание читателя, что-то ему объяснить. Это структурные единицы: контексты, фокус, факторы.То есть смысл можно соотнести с возможностью или невозможностью сделать вывод исходя из основных тезисов, фокусов и фактов, затронутых в тексте.

С точки зрения обычного читателя, смыслом можно назвать выводы, которые он сделает после знакомства с материалом. Именно он соотносит прочитанное со своим опытом и определяет наличие смысла в тексте.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *