Синкретические

Протокультура – это культура, которая характеризуется альтернативностью и открытостью моделирования развития человека и общества, высокой инновационной и созидательной активностью, характерной для нестабильных культурных систем.

Специфической чертой первобытной культуры является синкретизм (неразделенность), когда формы сознания, хозяйственные занятия, общественная жизнь, искусство не отделялись и не противопоставлялись друг другу.

Синкретизм – 1) нерасчлененность, характеризующая неразвитое состояние какого-либо явления (напр., искусства на первоначальных стадиях человеческой культуры, когда музыка, пение, поэзия, танец не были отделены друг от друга). 2) Смешение, неорганическое слияние разнородных элементов, напр. различных культов и религиозных систем.

Любой вид деятельности содержал в себе другие виды. Например, в охоте были соединены – технологические приемы изготовления оружия, стихийные научные знания, о привычках животных, социальных связях, которые выражались в организации охоты. Индивидуальные, коллективные связи, религиозные представления, – магические действия по обеспечению успеха. Они, в свою очередь, включали элементы художественной культуры – песни, танцы, живопись. Именно в результате такого синкретизма характеристика первобытной культуры предусматривает целостное рассмотрение материальной и духовной культуры, четкое осознание условности такого распределения.

Основой такого синкретизма был ритуал. Ритуал (лат. rutis – религиозный обряд, торжественная церемония) – одна из форм символического действия, выражающая связь субъекта с системой социальных отношений и ценностей. Структуру ритуала составляет строго регламентируемая последовательность действий, связанных со специальными предметами, изображениями, текстами в условиях соответствующей мобилизации настроений и чувств действующих лиц и групп. Символическое значение ритуала, его обособленность от повседневно-практической жизни подчеркивается атмосферой торжественности.

Ритуал играет очень важную роль в культуре первобытного общества. Сквозь его призму рассматриваются природа и социальное бытие, дается оценка поступков и действий людей, а так же разнообразных явлений окружающего мира. Ритуал актуализирует глубинные смыслы человеческого существования; он поддерживает стабильность социальной системы, например, племени. Ритуал несет в себе информацию о закономерностях природы, полученную в ходе наблюдения за биокосмическими ритмами. Благодаря ритуалу, человек ощущал себя неразрывно связанным с космосом и космическими ритмами.

В основе ритуальной деятельности лежал принцип подражания явлениям природы, они воспроизводились путем соответствующих ритуальных символических действий. Центральное звено древнего ритуала – жертвоприношение – соответствовало идее рождения мира из хаоса. Как хаос при рождении мира расчленяется на части, из которых возникают первоэлементы: огонь, воздух, вода, земля и т.д., так и жертва расчленяется на части и затем эти части отождествляются с частями космоса. Регулярные, ритмические воспроизведения основы событийных элементов прошлого связывали мир прошлого и настоящего.

В ритуале тесно переплетались молитва, песнопение, танец. В танце человек подражал различным явлениям природы, чтобы вызвать дождь, рост растений, соединиться с божеством. Постоянное психическое напряжение, вызванное неопределенностью судьбы, отношения к врагу или божеству находило выход в танце. Танцующие участники ритуала были воодушевлены сознанием своих задач и целей, например, воинский танец должен был усилить чувство силы и солидарности членов племени. Существенно и то, что в ритуале участвовали все члены коллектива. Ритуал является в первобытную эпоху основной формой социального бытия человека и главным воплощением человеческой способности к деятельности. Из него впоследствии развились производственно-экономическая, духовно-религиозная и общественная деятельность.

Синкретизм общества и природы. Род, община воспринимались как тождественные космосу, повторяли структуру вселенной. Первобытный человек воспринимал себя как органичную часть природы, ощущая свое родство со всеми живыми существами. Эта особенность, к примеру, проявляется в такой форме первобытных верований как тотемизм, когда наблюдается частичная самоидентификация людей с тотемом или символическое уподобление ему.

Синкретизм личного и общественного. Индивидуальное ощущение у первобытного человека существовало на уровне инстинкта, биологического чувства. Но на уровне духовном он отождествлял себя не с самим собой, а с общиной, к которой принадлежал; обретал себя в ощущении собственной принадлежности к чему-то внеиндивидуальному. Человек первоначально становился именно человеком, вытесняя свою индивидуальность. Собственно человеческая сущность его выражалась в коллективном «мы» рода. И в наши дни в языке многих примитивных народов слово «я» вообще отсутствует, а о себе эти люди говорят в третьем лице. Это значит, что первобытный человек всегда объяснял и оценивал себя глазами общины. Слитность с жизнью социума приводила к тому, что худшим наказанием, после смертной казни, являлось изгнание. Оставить в общине человека, который не желает следовать ее нормам, означало до основания разрушить социальный порядок, впустить в мир хаос. Поэтому все, что происходило с каждым членом племени, было важно для всей общины, представлявшейся как неразрывная связь людей. К примеру, во многих архаичных племенах люди убеждены, что охота не будет удачной, если жена, оставшаяся в деревне, изменит своему мужу, ушедшему на охоту.

Синкретизм различных сфер культуры. Искусство, религия, медицина, производящая деятельность, добывание пищи не были обособлены друг от друга. Предметы искусства (маски, рисунки, статуэтки, музыкальные инструменты и т.д.) долгое время использовались главным образом как магические средства. Лечение осуществлялось с помощью магических обрядов. И даже практическая деятельность была связана с магическими ритуалами. К примеру, охота. Современному человеку для успеха охоты нужны только объективные условия. Для древних искусство метать копье и бесшумно пробираться по лесу, нужное направление ветра и другие объективные условия также имели большое значение. Но всего этого здесь явно недостаточно для достижения успеха, ибо главными условиями являлись магические действия. Магия – само существо охоты. Охота начиналась с магических действий над охотником (пост, очищение, причинение себе боли, нанесение татуировки и т.д.) и над дичью (пляски, заклинания, ряжение и т.п.). Цель всех этих обрядов состояла, с одной стороны, в обеспечении власти человека над будущей добычей, а с другой стороны, в обеспечении наличия дичи во время охоты независимо от ее воли. В сам момент охоты также соблюдались определенные ритуалы и запреты, которые имели целью установление мистической связи между человеком и животным. Но и после удачной поимки животного проводилась целая серия обрядов, которые были направлены на предотвращение мести со стороны духа животного.

Синкретизм как принцип мышления. В мышлении первобытного человека отсутствовали четкие оппозиции между такими категориями как субъективное – объективное; наблюдаемое – воображаемое; внешнее – внутреннее; живое – мертвое; материальное – духовное; единое — многое. В языке понятия жизнь – смерть или дух — тело часто обозначались одним словом. Важной особенностью первобытного мышления было также синкретичное восприятие символов, т.е. слияние символа и того, что он обозначает. К примеру, предмет, принадлежащий человеку, отождествлялся с самим человеком. Поэтому с помощью нанесения вреда предмету или изображению человека считалось возможным причинить ему реальное зло. Именно подобный синкретизм сделал возможным появление фетишизма – веры в способность предметов обладать сверхъестественной силой. Слияние символа и объекта приводило также к отождествлению психических процессов и внешних предметов. Отсюда происходили многие табу. Например, нельзя смотреть в рот едящего и пьющего человека, так как взгляд способен извлечь душу изо рта. А обычай завешивать зеркала в доме умершего восходит к опасению, что отражение живого человека (его душа) может быть похищено духом покойника. Особым символом в первобытной культуре выступало слово. Называние явления, животного, человека, мистического существа в магических обрядах было одновременно вызыванием его, а слова, срывающиеся с уст шамана, который в момент экстаза становился вместилищем духа, создавали иллюзию его фактического присутствия. Имена воспринимались как часть человека или вещи. Поэтому произнесение имен в определенном контексте могло таить опасность для их обладателя. В частности, имя тотемного животного в повседневном общении не назвалось. Вместо него использовалось иное обозначение. Так, у славян слово «медведь» – иносказательное именование («ведающий мед»), а запретная форма названия этого животного, вероятно, была близка индоевропейской (ср. нем. Bar), отголоском чего выступает слово берлога («логово бера»).

СИНКРЕТИ́ЧЕСКИЕ РЕЛИ́ГИИ, ве­ро­ва­ния и куль­ты, об­ра­зо­вав­шие­ся в ре­зуль­та­те слия­ния ре­ли­гий или их эле­мен­тов. Син­кре­тизм, в той или иной сте­пе­ни при­су­щий лю­бой ре­ли­гии, ес­ли она не раз­ви­ва­лась в пол­ной изо­ля­ции, для С. р. яв­ля­ет­ся клю­че­вой ха­рак­те­ри­сти­кой. При­ме­ни­тель­но к ре­лиг. сис­те­мам тер­мин «син­кре­тизм» стал ис­поль­зо­вать­ся со 2-й пол. 19 в. и ны­не вклю­ча­ет в се­бя це­лый конг­ло­ме­рат фе­но­ме­нов – влия­ние од­ной ре­ли­гии на другую, взаи­мо­про­ник­но­ве­ние 2 ре­лиг. сис­тем, взаи­мо­влия­ния ме­ст­ных ре­ли­гий, прив­не­се­ние и рас­про­стра­не­ние чу­ж­дых куль­тов, слия­ние ат­ри­бу­тов раз­ных бо­жеств в од­но. К С. р. от­но­сят ма­ни­хей­ст­во, гно­сти­цизм, эл­ли­ни­стич. куль­ты – Се­ра­пи­са, Иси­ды, Мит­ры, ре­ли­гии дру­зов, бе­рег­ва­тов, сик­хизм, ряд мис­тич. тра­ди­ций (напр., каб­ба­ла, со­еди­нив­шая в се­бе иу­да­изм и идеи не­оп­ла­то­низ­ма) и т. д. Как пра­ви­ло, о С. р. мож­но го­во­рить при­ме­ни­тель­но к сис­те­мам, воз­ни­каю­щим на сты­ке ав­то­хтон­ных ве­ро­ва­ний и ми­ро­вых ре­ли­гий. Клас­сич. при­ме­ры – ре­ли­гия ву­ду (сме­ше­ние хри­сти­ан­ст­ва и зап.-афр. ани­миз­ма) и ти­бет­ский буд­дизм, со­хра­нив­ший мн. эле­мен­ты ре­ли­гии бон (о др. син­кре­тич. ре­лиг. те­че­ни­ях см. так­же в стать­ях Аф­рох­ри­сти­ан­ские син­кре­ти­че­ские куль­ты, Вьет­нам­ские син­кре­ти­че­ские куль­ты, Ин­до­не­зий­ские син­кре­ти­че­ские куль­ты, Ка­риб­ские син­кре­ти­че­ские куль­ты, Ко­рей­ские син­кре­ти­че­ские куль­ты, Но­во­зе­ланд­ские син­кре­ти­че­ские куль­ты). В Ки­тае воз­ник­ла кон­цеп­ция сань цзяо – «три уче­ния», ко­то­рая по­зво­ля­ла че­ло­ве­ку со­вме­щать ве­ро­уче­ние и прак­ти­ки дао­сиз­ма, кон­фу­ци­ан­ст­ва и буд­диз­ма, схо­жая си­туа­ция су­ще­ст­ву­ет в Япо­нии, где мож­но одно­вре­мен­но быть и буд­ди­стом и син­тои­стом. Син­кре­тизм так­же свой­ст­вен боль­шин­ст­ву но­вых ре­ли­ги­оз­ных дви­же­ний. Ве­ра ба­хаи (см. Ба­хаи­ты) из­на­чаль­но за­ро­ди­лась в рус­ле ши­ит­ско­го ис­ла­ма и во­бра­ла в се­бя мно­гое из его ве­ро­уче­ния. В Ни­ге­рии с 1980-х гг. су­ще­ст­ву­ет дви­же­ние хрис­лам – по­пыт­ка слия­ния хри­сти­ан­ст­ва и ис­ла­ма. Син­кре­тизм яв­ля­ет­ся так­же важ­ней­шей осо­бен­ностью дви­же­ния Нью Эйдж, для ко­то­ро­го ха­рак­тер­на тен­ден­ция к прив­не­се­нию «вос­точ­ной ду­хов­но­сти» в зап. куль­ту­ру, и тео­соф­ско­го общества (см. Тео­со­фия), в эм­б­ле­ме ко­то­ро­го при­сут­ст­ву­ет сим­во­ли­ка ин­ду­из­ма, иу­да­из­ма, др.-егип. ре­ли­гии и ср.-век. ев­роп. ал­хи­мии.

СИНКРЕТИЗМ — в широком смысле этого слова — нерасчлененность различных видов культурного творчества, свойственная ранним стадиям его развития. Чаще всего однако термин этот применяется к области искусства, к фактам исторического развития музыки, танца, драмы и поэзии. В определении А.Н.Веселовского С. — «сочетание ритмованных, орхестических движений с песней-музыкой и элементами слова».

Изучение явлений С. чрезвычайно важно для разрешения вопросов происхождения и исторического развития искусств. Самое понятие «С.» было выдвинуто в науке в противовес абстрактно-теоретическим решениям проблемы происхождения поэтических родов (лирики, эпоса и драмы) в их якобы последовательном возникновении. С точки зрения теории С. одинаково ошибочно как построение Гегеля, утверждавшего последовательность: эпос — лирика — драма, так и построения Ж.П.Рихтера, Бенара и др., считавших изначальной формой лирику. С середины XIXв. эти построения все больше уступают место теории С., развитие к-рой несомненно тесно связано с успехами буржуазного эволюционизма. Уже Каррьер, в основном придерживавшийся схемы Гегеля, склонялся к мысли о первоначальной нерасчлененности поэтических родов. Соответствующие положения высказывал и Г.Спенсер. Идея С. затрагивается целым рядом авторов и наконец с полной определенностью формулируется Шерером, который однако не развивает ее сколько-нибудь широко в отношении к поэзии. Задачу исчерпывающего изучения явлений С. и уяснения путей диференциации поэтических родов поставил перед собою А.Н.Веселовский (см.), в трудах к-рого (преимущественно в «Трех главах из исторической поэтики») теория С. получила наиболее яркую и развитую (для домарксистского литературоведения) разработку, обоснованную огромным фактическим материалом.

В построении А.Н.Веселовского теория С. в основном сводится к следующему: в период своего зарождения поэзия не только не была диференцирована по родам (лирика, эпос, драма), но и сама вообще представляла далеко не основной элемент более сложного синкретического целого: ведущую роль в этом синкретическом искусстве играла пляска — «ритмованные орхестические движения в сопровождении песни-музыки». Текст песен первоначально импровизировался. Эти синкретические действия значимы были не столько смыслом, сколько ритмом: порою пели и без слов, а ритм отбивался на барабане, нередко слова коверкались и искажались в угоду ритму. Лишь позднее, на основе усложнения духовных и материальных интересов и соответствующего развития языка «восклицание и незначущая фраза, повторяющиеся без разбора и понимания, как опора напева, обратятся в нечто более цельное, в действительный текст, эмбрион поэтического». Первоначально это развитие текста шло за счет импровизации запевалы, роль к-рого все больше возрастала. Запевала становится певцом, на долю хора остается лишь припев. Импровизация уступала место практике, к-рую мы можем назвать уже художественною. Но и при развитии текста этих синкретических произведений, пляска продолжает играть существенную роль. Хорическая песня-игра вовлекается в обряд, затем соединяется с определенными религиозными культами, на характере песенно-поэтического текста отражается развитие мифа. Впрочем Веселовский отмечает наличие вне обрядовых песен — маршевых песен, рабочих песен. Во всех этих явлениях — зачатки различных видов искусств: музыки, танца, поэзии. Художественная лирика обособилась позднее художественной эпики. Что касается драмы, то в этом вопросе А.Н.Веселовский решительно (и справедливо) отвергает старые представления о драме как синтезе эпоса и лирики. Драма идет непосредственно от синкретического действа. Дальнейшая эволюция поэтического искусства привела к отделению поэта от певца и диференциации языка поэзии и языка прозы (при наличии их взаимовлияний).

Во всем этом построении А.Н.Веселовского есть много верного. Прежде всего он обосновал огромным фактическим материалом идею историчности поэзии и поэтических родов в их содержании и форме. Не подлежат сомнению факты С., привлеченные А.Н.Веселовским. При всем этом в целом построение А.Н.Веселовского не может быть принято марксистско-ленинским литературоведением. Прежде всего при наличии некоторых отдельных (часто верных) замечаний о связи развития поэтических форм с социальным процессом А.Н.Веселовский трактует проблему С. в целом изолированно, идеалистически. Не рассматривая синкретическое искусство как форму идеологии, Веселовский неизбежно суживает область С. до явлений лишь искусства, лишь художественного творчества. Отсюда не только целый ряд «белых мест» в схеме Веселовского, но и общий эмпирический характер всего построения, при к-ром социальное толкование анализируемых явлений не идет далее ссылок на сословно-профессиональные и т.п. моменты. Вне поля зрения Веселовского остаются, по существу, вопросы об отношении искусства (в его начальных стадиях) к развитию языка, к мифотворчеству, недостаточно полно и глубоко рассматривается связь искусства с обрядом, лишь вскользь говорится о столь существенном явлении, как трудовые песни и т.д. Между тем, С. объемлет самые различные стороны культуры доклассового общества, отнюдь не ограничиваясь только формами художественного творчества. Учитывая это, возможно предположить, что путь развития поэтических родов из синкретических «ритмованных, орхестических движений с песней-музыкой и элементами слова» — не единственный. Не случайно А.Н.Веселовский смазывает вопрос о значении для начальной истории эпоса устных прозаических преданий: вскользь упоминая о них, он не может найти для них места в своей схеме. Учесть и объяснить явления С. во всей их полноте можно, лишь раскрыв социально-трудовую основу первобытной культуры и разнообразные связи, соединяющие художественное творчество первобытного человека с его трудовой деятельностью.

В этом направлении пошел в объяснении явлений первобытного синкретического искусства Г.В.Плеханов, широко использовавший труд Бюхера «Работа и ритм», но в то же время и полемизировавший с автором этого исследования. Справедливо и убедительно опровергая положения Бюхера о том, что игра старше труда и искусство старше производства полезных предметов, Г.В.Плеханов раскрывает тесную связь первобытного искусства-игры с трудовой деятельностью доклассового человека и с его верованиями, обусловленными этой деятельностью. В этом — несомненная ценность работы Г.В.Плеханова в данном направлении (см. преимущественно его «Письма без адреса»). Однако при всей ценности работы Г.В.Плеханова, при наличии в ней материалистического ядра она страдает пороками, свойственными методологии Плеханова. В ней проявляется не до конца преодоленный биологизм (напр. подражание в плясках движениям животных объясняется «удовольствием», испытываемым первобытным человеком от разрядки энергии при воспроизведении своих охотничьих движений). Здесь же — корень плехановской теории искусства-игры, опирающейся на ошибочное истолкование явлений синкретической связи искусства и игры в культуре «первобытного» человека (частично остающейся и в играх высококультурных народностей). Конечно синкретизм искусства и игры имеет место на определенных стадиях развития культуры, но это — именно связь, но не тождество: то и другое представляет собою различные формы показа действительности, — игра — подражательное воспроизведение, искусство — идейно-образное отражение. Иное освещение явление С. получает в трудах основоположника яфетической теории (см.) — акад. Н.Я.Марра. Признавая древнейшей формой человеческой речи язык движений и жестов («ручной или линейный язык»), акад. Марр связывает происхождение речи звуковой, наряду с происхождением трех искусств — пляски, пения и музыки, — с магическими действиями, почитавшимися необходимыми для успеха производства и сопровождавшими тот или иной коллективный трудовой процесс («Яфетическая теория», стр.98 и др.). Так. обр. С., согласно указаниям акад. Марра, включал и слово («эпос»), «дальнейшее же оформление зачаточного звукового языка и развитие в смысле форм зависело от форм общественности, а в смысле значений от общественного мировоззрения, сначала космического, потом племенного, сословного, классового и т.п.» («К происхождению языка»). Так в концепции акад. Марра С. теряет узко эстетический характер, связываясь с определенным периодом в развитии человеческого общества, форм производства и первобытного мышления.

Проблема С. разработана еще далеко недостаточно. Свое окончательное разрешение она может получить лишь на основе марксистско-ленинского истолкования как процесса возникновения синкретического искусства в доклассовом обществе, так и процесса его диференциации в условиях общественных отношений классового общества (см. Роды поэтические, Драма, Лирика, Эпос, Обрядовая поэзия).

Источник: Литературная энциклопедия на Gufo.me

Значения в других словарях

  1. Синкретизм — В религиозном аспекте — смешение, неорганическое слияние разнородных религиозных элементов, к примеру, различных культов и течений. Краткий религиозный словарь
  2. Синкретизм — (συνκρητίσμος) — так называется сочетание различных философских начал в одну систему. Понятие С. близко подходит к эклектизму; различие между ними некоторые видят в том… Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  3. синкретизм — СИНКРЕТИЗМ -а; м. 1. Книжн. Слитность, нерасчленённость, характеризующая первоначальное, неразвитое состояние чего-л. С. первобытного искусства (в котором пляска, пение и музыка существовали в единстве). 2. Филос. Толковый словарь Кузнецова
  4. синкретизм — Синкрет/и́зм/. Морфемно-орфографический словарь
  5. синкретизм — сущ., кол-во синонимов: 5 нерасчлененность 7 слитность 15 слияние 21 смешение 19 эклектизм 7 Словарь синонимов русского языка
  6. синкретизм — орф. синкретизм, -а Орфографический словарь Лопатина
  7. синкретизм — СИНКРЕТИЗМ, а, м. (книжн.). 1. Слитность, нерасчленённость, характерная для первоначального состояния в развитии чего-н. С. первобытного искусства. 2. То же, что эклектизм. С. воззрений. | прил. синкретический, ая, ое. Толковый словарь Ожегова
  8. СИНКРЕТИЗМ — (от греч. syn — с, вместе + лат. cresco — расту, увеличиваюсь) — особенность мышления и восприятия ребенка раннего и дошкольного возраста. Проявляется в тенденции связывать между собой разнородные явления без достаточного внутреннего основания. Большой психологический словарь
  9. Синкретизм — I Синкрети́зм (от греч. synkrëtismós — соединение) 1) нерасчленённость, характеризующая неразвитое состояние какого-либо явления (например, искусства на первоначальных стадиях человеческой культуры, когда музыка, пение, поэзия… Большая советская энциклопедия
  10. синкретизм — -а, м. Слитность, нерасчлененность, характеризующая первоначальное, неразвитое состояние чего-л. Синкретизм первобытного искусства. Малый академический словарь
  11. Синкретизм — СИНКРЕТИЗМ поэтических форм. Термин этот введен покойным академиком А. Н. Веселовским, поколебавшим до него господствовавшую теорию о ступенчатом развитии поэтических форм. Словарь литературных терминов
  12. синкретизм — СИНКРЕТ’ИЗМ, синкретизма, мн. нет, ·муж. (·греч. sygkretismos — соединение). 1. Недифференцированность, первоначальная слитность в каком-нибудь явлении, впоследствии расчленяющаяся в самостоятельные ряды (научн.). Синекретизм первобытного искусства. Толковый словарь Ушакова
  13. Синкретизм — (греч. synkretismos – соединение) качество, свойственное первобытной культуре, характеризующееся нерасчлененностью и неразвитостью чего-либо, в частности деятельности и сознания. Словарь по культурологии
  14. синкретизм — синкретизм I м. Слитность, нерасчлененность, характеризующие первоначальное, неразвитое состояние чего-либо. II м. Сочетание разнородных, несовместимых воззрений как разновидность эклектизма (в философии). Толковый словарь Ефремовой
  15. СИНКРЕТИЗМ — СИНКРЕТИЗМ (от греч. synkretismos — соединение) — англ. syncretism; нем. Synkretismus. 1. Нерасчлененность, характеризующая неразвитое состояние явления (напр. Социологический словарь
  16. синкретизм — Синкретизма, мн. нет, м. . 1. Недифференцированность, первоначальная слитность в каком-н. явлении, впоследствии расчленяющаяся в самостоятельные ряды (науч.). Большой словарь иностранных слов
  17. синкретизм — Синкретизм, синкретизмы, синкретизма, синкретизмов, синкретизму, синкретизмам, синкретизм, синкретизмы, синкретизмом, синкретизмами, синкретизме, синкретизмах Грамматический словарь Зализняка
  18. СИНКРЕТИЗМ — СИНКРЕТИЗМ (от греч. synkretismos — соединение) ,1) нерасчлененность, характеризующая неразвитое состояние какого-либо явления (напр. Большой энциклопедический словарь
  19. синкретизм — СИНКРЕТИЗМ а, м. syncrétisme <�гр. syncretismos соединение, объединение. 1. Соглашение, сближение различных сект, толков. Ян. 1806. В философии — разновидность эклектизма; соединение разнородных, противоречащих друг другу взглядов. БАС-1. Словарь галлицизмов русского языка


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *