Смирен

Смиренность (смирение) как качество личности – способность перебороть в себе любые проявления эгоизма и гордыни, проявлять равнодушие к почестям.

Скромность, как отсутствие стремления к почестям, — родная сестра смиренности. Она понимает, что смиренность – мать всех добродетелей, главное качество святой личности – и, поэтому, скромно находится в ее тени. У скромности прекрасные изначальные возможности, но ее можно разгневать, раздразнить, вывести из себя. Смиренный человек – победитель гнева. Его разгневать не удастся никому, он всегда побеждает в себе гнев, не давая ложному Эго воспламениться никаких шансов. Когда смиренному человеку что-то кричат в гневе, он не обижается, а внимательно слушает и старается понять, есть ли в этом доля правды. Отыскав эту долю правды, он даже благодарен гневающемуся человеку. Не смиренные люди ничего не улавливают в словах другого, кроме самого гнева и его квадратных глаз.

Смиренность проявляется в действии. Как ни старайся, человек в действиях высвечивает свою гордыню и тем самым говорит о своей не смиренности. Склонность проявлять гордыню – это отсутствие смиренности. Смиренный человек считает себя не выше, а ниже других. Если он, по своему мнению, ведет себя неправильно, то тут же просит прощения.

Может сложиться впечатление, что смиренность себя не уважает. Это заблуждение. Она уважает других людей больше, чем себя. Но чтобы уважать другого человека, надо знать за что. Смиренность уважает свою духовную природу, она видит, в отличие от эгоистов, в других людях то, за что их можно уважать и не придает значения тому, за что их нельзя уважать. Смиренность по своей природе не может думать о человеке в негативном ключе, ее тут же загрызет совесть. Она будет думать: «Раз я плохо о нем думаю, значит, считаю себя лучше. Если я плохо думаю о людях, стало быть, я уже плохая. Как я могу считать себя хорошей, если вижу в людях недостатки?» Смиренность фокусируется на достоинствах личности, потому что уважает в себе духовную природу, то есть стремление жить не для себя, а ради других людей. Когда человек осознает, что он не тело, а душа, его невозможно вывести из состояния равновесия тем, что к нему относятся неуважительно.

Огромная положительная роль смиренности проявляется в умении слушать. Эта ее способность позволяет личности прогрессировать всегда и во всем. Человек, не обладающий смиренностью, не способен слушать и не способен разумом воспринять и принять входящую информацию, так необходимую ему для дальнейшего роста. Смиренный человек будет внимательно слушать, пока не поймет, что в этой информации отсутствует новое знание. Не смиренный – отказывается слушать заранее, он даже не хочет начать слушать, поэтому не в состоянии понять, есть там новые идеи и мысли или нет. Он проявляет глупость, невежество и не смиренность.

Если хочешь чему-то научиться, проявляй смиренность. Ученик – это послушник, то есть тот, кто способен слушать. Не способный стать в приобретении знаний послушником, так и останется невеждой. Глупец отличается от умного, прежде всего, своим нежеланием никого слушать. В детстве он непослушный, а в мире взрослых – глупец. Непослушный ребенок пропитан эгоизмом, отсюда и все напасти. Умный человек с детства послушный, в нем мало или вообще отсутствует эгоизм, поэтому он и проявляет разумность.

Смиренность, живя для других, становится приятной и желанной для окружающих. Когда человек живет ради других, какие у него могут быть проблемы? Проблемы возникают у тех, кто живет только для себя. Он тянет одеяло на себя, а внешнему миру это не нравится, он начинает сопротивляться. У эгоиста возникают проблемы в семье, его стараются поставить на место, переделать, переломать, а он изо всех сил борется с окружающими. А когда жена или муж уважают друг друга, живут друг для друга, как можно от них отказаться? Кто будет отказываться от счастья? Поэтому несчастливы те семьи, где отсутствует смиренность.

Многие, желая почестей, славы и известности, играют в смиренность, но окружающие не испытывают от их ложных поз никакого счастья. Истинное смирение не желает почестей, оно не требует от своих детей уважения исступленными криками: «Как ты можешь так разговаривать со своей матерью?» Смиренность, сама добросовестно выполняя материнские обязанности, просто хочет, чтобы и дети выполняли свои обязанности. Будучи учителем, она не хочет от учеников уважения к нему, как к учителю, а желает сделать их них умных и порядочных людей. Не требовать к себе уважения и почестей – это и есть смиренность.

Уважение дорогого стоит, оно приходит, когда другой человек увидит в тебе смиренность. Например, муж с женой спорят по какому-то житейскому вопросу. На самом деле спорят два ложных Эго, которые уважают только себя. Допустим, муж уступает и говорит: «Я согласен с тобой, дорогая. Ты во всем права, наверное, я ошибся». В этот момент происходит удивительная вещь – у жены сразу же возникает ощущение уважения, доверия и симпатии к мужу. Проявив смиренность, человек получает жирный плюс уважения от детей, мужа, жены, учеников, коллег по работе.

Смиренность не имеет ничего общего с малодушием, которое уступает другим людям под давлением. Например, малодушный учитель говорит ученикам: «Делайте что хотите, только присутствуйте на уроках». Чем позиция смиренности отличается от малодушия? Смиренность добросовестно выполняет свои обязанности, уважает окружающих и не требует от них к себе уважения, похвал и почестей. В отличие от малодушия, ученикам она скажет: «Я вас уважаю, но не могу позволить безделье и лень. Мое служение людям состоит в том, чтобы сделать вас специалистами по моему предмету». Такого учителя будут по-настоящему уважать.

В смиренности нет эгоизма, который мешает передавать ученикам истинное знание. Как неумелый повар либо пересолит и переперчит суп, либо недосолит и забудет про перец, эгоист всегда разбавит полученное им знание своим эгоизмом, добавит, как сплетник, что-то от себя, и знание, испорченное его эгоистичными потугами, станет ложным. Во всех высших учебных заведениях и школах знания, особенно по гуманитарным дисциплинам, должны передавать только смиренные люди, иначе они учат детей и студентов не тому, что надо.

По мнению доктора О. Г. Торсунова, «истинное знание можно получить только по цепи ученической преемственности». Человеку может открыться новое знание через сердце, он может многое узнать без посторонней помощи, но передавать знания другим людям он имеет право, если полученное знание подтверждается цепью ученической преемственности. Искаженное эгоизмом знание не приносит счастья.

Смиренность, зачастую, спасает человека в самых экстремальных ситуациях. Преступнику тоже надо как-то оправдаться перед собой. Поэтому он провоцирует у жертвы проявление к нему ненависти, страха, злобы или презрения. Смиренный человек не дает повода себя убить, ведь он уважает преступника, в нем нет гнева, осуждения, презрения, обвинения и пренебрежения. Какой интерес убивать человека, который тебя уважает, видит в тебе только достоинства и не боится тебя? Бандит, пытаясь вырвать у него осуждающие слова или уловить страх в глазах, кричит: «Прощайся с жизнью!» В жизни очень важно научиться смиряться с ситуациями, которые не можешь изменить. «Переноси с достоинством то, что изменить не можешь», — говорил Сенека. Смиренный человек говорит в ответ: «Судьбе угодно — умереть мне или остаться живым, главное, я должен в момент смерти пожелать всем людям счастья и подумать о Боге».

Смиренность верит в судьбу и поэтому понимает, что если ее убьют, она ничего не теряет. Если согласно судьбе жизнь его закончилась, значит, у него ее нет. Потерять можно только то, что имеешь. А если судьба уготовала ему жизнь, веди себя как обычно смиренно. Смиренный человек, подобно доблестному воину, не испытывает ненависти и презрения к нападавшему. В спокойном состоянии ума, из чувства долга он активно защищается, может даже поколотить преступника, испытывая при этом сострадание к нему. У бандита при противоборстве с духовной силой свои силы стремительно тают.

Доблестный человек «блестит» добром, смиренный – миром. Но пусть не заблуждается тот, кто думает, что смиренный человек – безропотное, трусливое, малодушное существо, скрывающееся от жизненных проблем и регулярно подставляющее, то одну, то другую щеку для удара. Смиренный воин – прекрасный дисциплинированный солдат, хладнокровно расправляющийся с врагом. Эмоции ненависти, злобы, мести на самом деле мешают воину спокойно и расчетливо вести бой, проявлять расчетливость и смекалку. Смиренный боец уважает врага и поэтому не проявляет самонадеянных и опрометчивых действий, заканчивающихся большой кровью. Смиренные солдаты часто становятся героями.

Смиренность непобедима, ее невозможно побороть. Ф.М. Достоевский писал: «Смирись, гордый человек… Победишь себя, и усмиришь себя, и начнешь великое дело, и других свободными сделаешь, и узришь счастье, ибо наполнится жизнь твоя».

«Христианство требует забитости, смирения, покорности эксплуататорам, отказа от борьбы за лучшее будущее в ожидании иллюзорного вознаграждения после смерти» – слышали такое? Я еще застал время, когда это шло из каждого утюга. Но и сегодня смирение – самая непонятая из добродетелей, и это не удивительно.

Сергей Худиев

В добродетели смирения есть нечто глубоко неотмирное, прямо указывающее на небеса. Поэтому нам, падшим людям, живущим в падшем мире, так трудно ее понять – и так легко исказить. Многие христианские добродетели – милосердие или честность, например – понятны и мирским людям. Смирение – нечто новое, нечто уникально христианское. Мир часто не только не понимает его, но и отвергает и высмеивает.

Мирское отношение к смирению очень талантливо выразил великий немецкий мыслитель Фридрих Ницще.

Согласно Ницше, смирение объявили добродетелью завистливые рабы, которые и рады бы предаться радостям господ – гордыне, ненависти, мести, похоти – но не смеют.

Они вынуждены – под страхом побоев и смерти – быть кроткими, терпеливыми, беззлобно сносить обиды, за которые они бы охотно отомстили, но, слабаки, не могут. Поэтому они «делают из нужды добродетель» и объявляют свое вынужденное рабское поведение чем-то похвальным, а силу, смелость, гордость, готовность к насилию, которые отличают их господ – пороками, за которые те, потом когда-нибудь, попадут в ад.

Смирение, однако, само по себе становится проявлением воли к власти. Согласно Ницше, вся жизнь вообще есть воля к власти – но на человеческом уровне это воля может проявляться и не только в грубом насилии.

Могучий, сильный, безудержный воитель, радостно звеня доспехами, встречается с тихим, кротким, потупившим очи долу монахом. Конечно, в бою монах не имеет никаких шансов – но у него есть более изощренное оружие.

С елейной улыбкой он рассказывает воину про суд Божий, про рай и ад, грехи и добродетели, про то, что меч надо употреблять только для защиты сирых и убогих, плакать о своих грехах и всячески смиряться.

Воин попадает под обаяние проповеди монаха и начинает воспринимать свою силу, волю к господству, стремление к удовольствиям как что-то греховное. И хотя и предается всему этому, но уже с чувством вины и страха, которое он пытается подавить, отстегивая монаху денежки на постройку готических храмов. Так монах достигает власти, ни разу не держав в руках меча.

Фридрих Ницше

В анализе Ницше есть что-то верное – в мире действительно имеет место воля к власти и борьба за власть. Каждый стремится занять место повыше, спихнув ближних своих пониже, как в стае горилл каждый стремимся стать альфа-самцом.

Ницше неправ в другом – он считал, что это – норма; а это – патология. Люди не созданы, чтобы угнетать друг друга; они созданы, чтобы с любовью служить друг другу. То, что в жизни человечества гораздо больше угнетения, чем служения – проявление того, что и мы сами и мир, в котором мы живем, глубоко повреждены грехом.

И вот смирение – это, на самом деле, отсвет мира: каким он должен быть и каким он станет, когда Бог будет все во всем. Смиренный человек это посланец оттуда – именно поэтому он непонятен здесь.

Мир часто видит два варианта – либо ты подавляешь, либо тебя подавляют, а «любовью служите друг другу» – не видит, и поэтому воспринимает любой призыв к смирению как попытку хитростью его подчинить, загнать на ступеньку ниже в пищевой цепочке. Это крайне непопулярная добродетель; но она укоренена в самом центре нашей веры – в истине боговоплощения.

Мы верим, что в Иисусе Христе мы встречаем не просто великого Праведника, не просто великого Пророка или Учителя, но Бога. Как говорит Халкидонский догмат, Иисус Христос есть совершенный Бог и совершенный человек. В Нем Бог и человек являются одной личностью.

Слова и деяния Иисуса – это слова и деяния Бога; Его обещания и предостережения – это обещания и предостережения Бога. Более того, гвозди, вбитые в человеческие руки Иисуса, были вбиты в руки Бога. Святой Апостол Павел заповедует пресвитерам «пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян.20:28), потому что кровь Иисуса – это кровь Бога.

В самом средоточии нашей веры стоит воплощенный Бог, Владыка и Судия вселенной, который терпит издевательства, насмешки, побои, и, наконец, лютую смерть от Своих творений.

Христос говорит о Себе:

«Иисус же, подозвав их, сказал им: вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк.10:42-45).

Выражение «Сын Человеческий» в устах Иисуса содержит явную отсылку к пророчеству Даниила, где «Сын Человеческий» – это кто-то, наделенный высшей властью над всем миром:

«Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его – владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится» (Дан.7:13,14).

Иисус – Владыка мира, носитель высшей власти, и эта власть проявляется в том, что Он служит своим распинателям, полагая душу свою для их искупления. В античном мире существовала жестокая игра в «царя» – проигравший облачался в самую лучшую одежду, ему выказывали всяческие почести, а потом убивали. (Мы видим отголосок этой игры в издевательствах солдат над Иисусом).

При этом если проигравший был богатым человеком, он мог отдать вместо себя на смерть раба – который должен был послужить ему, умерев вместо него. Владыка мироздания приходит, чтобы послужить своим мятежным рабам, умерев вместо них. Он добровольно занимает самое униженное место в мире – на Кресте – чтобы возвысить других.

Святой Апостол Павел приводит именно Господа как пример смирения:

«Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил.2:6-11).

Нам может быть не очень понятным это «будучи образом» – но греческий текст явно подразумевает божественную природу Сына, Его предвечное равенство с Отцом, за которое он не держится, но добровольно уничижает Себя, становясь человеком и принимая смерть. Предвечный Сын Божий отказывается от всего, чтобы послужить Отцу в Искуплении человеческого рода – и Отец превозносит Его (уже как человека, как представителя людей и главу нового человечества) «выше всякого имени».

Итак, смирение – это не забитость человека, которому не остается ничего лучшего; это добровольное предпочтение воли Божией, готовность служить, жертвовать и отдавать – вместо того, чтобы требовать себе служения, превозноситься и забирать.

Такое смирение связано с верой в то, что Бог, в итоге, прославит и превознесет тех, кто послужил Ему. Как говорит Господь в притче о званых на пир:

«Замечая же, как званые выбирали первые места, сказал им притчу: когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя, и звавший тебя и его, подойдя, не сказал бы тебе: уступи ему место; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место. Но когда зван будешь, придя, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подойдя, сказал: друг! пересядь выше; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк.14:7-11).

Нам не нужно возносить себя; как говорит Апостол, «Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время» (1Пет.5:6).

Смиренный человек – это не тот, кто бормочет «я хуже всех, я хуже всех, я хуже всех, я хуже всех». Он вообще не носится с этим своим «я». У него есть более важные дела – служить Богу и ближним.

С большим тщанием надобно… смирять себя для очищения души и не допускать в нее того, что ненавистно Богу. Ибо в смиренной душе обитает Отец, и Сын, и Святой Дух.

Преподобный Ефрем Сирин

Святой Антоний Великий

Возлюби смирение, и оно покроет все грехи твои

Если в человеке не будет крайнего смирения – смирения всем сердцем, всем умом, всем духом, всею душою и телом – то он Царствия Божия не наследит. Возлюби смирение, и оно покроет все грехи твои. Не завидуй тому, кто идет вверх, но лучше считай всех людей высшими себя, чтобы с тобою был Сам Бог. Будь во всем смирен в осанке, в одежде, в сидении, в стоянии, в походке, в келлии и во всех принадлежностях ее. Если станут хвалить тебя за дела твои, не радуйся тому и не услаждайся тем, утаивай их сколько можешь, не позволяй себе кому-либо говорить о них и всячески постарайся достигнуть того, чтобы люди не хвалили тебя. Бойся сделаться известным по какому-либо из дел твоих. Если кто укоряет тебя безвинно в каком грехе, смири себя, и получишь венец. Навыкни, чтоб язык твой во всех случаях, во всякое время и всякому брату говорил: «Прости мне». Люби труды, всем себя подчиняй, уста свои держи заключенными и достигнешь смирения. Смирение же привлечет отпущение всех грехов твоих. Прежде всего, не считай себя чем-либо, – и это породит в тебе смирение, смирение же – науку (опытность и здравомыслие), наука же – веру, вера – упование, упование – любовь, любовь – повиновение, повиновение родит неизменное постоянство (твердость в добре). Если подвизаемся добрым подвигом, то должно нам крайне смиряться пред Богом, чтобы Он, ведающий немощь нашу, покрывал нас десницею Своею и хранил, ибо если вознесемся гордостью, Он отнимет покров Свой от нас, и мы погибнем. Если кто берет на себя подвиг молчания, пусть не думает, что проходит какую добродетель, но пусть держит в сердце, что потому молчит, что не достоин говорить.

Св. Антоний во время молитвы услышал глас: «Антоний, ты еще не пришел в меру башмачника в Александрии». Антоний нашел башмачника и убедил его открыть, что есть особенного в его жизни. Тот сказал: «Я не знаю, чтобы когда-нибудь делал какое-либо добро. Почему, вставши утром с постели, прежде чем сяду за работу, говорю: «Все в этом городе от мала до велика войдут в Царство Божие за свои добрые дела: один я за грехи мои осужден буду на вечные муки». Это же самое со всею искренностью сердечно повторяю я и вечером, прежде чем лягу спать». Услышав это, св. Антоний сознал, что точно не дошел еще в такую меру.

Преподобный Симеон Новый Богослов

Смирение — красота наших душ

Потщимся же все приобрести смирение — несказанную красоту… наших душ, для которой нет имени, и только по опыту она ведома тем, кто стяжал ее.

Преподобный Иоанн Лествичник

Да будет она источником бесстрастия

Да не будет душа твоя рвом, который иногда источает животворную воду смирения, а иногда иссыхает от зноя славы и возношения, но да будет она источником бесстрастия, всегда изводящим из себя реку нищеты.

Святитель Василий Великий

Душа причины успеха должна приписывать Господу

Во всем, что ни сделано нами доброго, душа причины успеха в деле должна приписывать Господу, нимало не думая, чтобы она в чем-либо добром успевала собственною силою. Ибо таким расположением, обыкновенно, производится в нас смиренномудрие.

Преподобный Ефрем Сирин

Не смиренномудрого делателя отринет Господь

Воздавая Божия Богови, не превозносись, но, молясь Господу, говори: «Твоя от Твоих приношу Тебе, Владыко, и у Тебя только ищу избавления души».

Познай, как прекрасно смиренномудрие, и его избери себе, потому что оно возводит к небу. Добрая награда предложена тебе за смиренномудрие – Царство Небесное: не вознеради о нем!

Не в трудах одних является Бог, но при них в простоте и смирении, хотя, сила Божия в немощи совершается (2 Кор. 12:9), но несмиренномудрого делателя отринет Господь.

В смиренной душе обитает Отец, и Сын, и Святой Дух

С большим тщанием надобно… смирять себя для очищения души и не допускать в нее того, что ненавистно Богу. Ибо в смиренной душе обитает Отец, и Сын, и Святой Дух.

Смиряй душу свою перед Господом и обретешь благодать. Смиряй душу свою до праха, чтобы прах твой воскрес и восстал.

Преподобный Филофей Синайский

Истинно смиряют душу великие Божии благодеяния

Потребно нам великое смирение, если искреннее имеем попечение о хранении ума в Господе: во-первых, в отношении к Богу и, во-вторых, в отношении к людям. Преимущественно же смиряет мудрование наше и располагает потуплять очи в землю воспоминание о страстях Господа нашего Иисуса Христа, когда кто проходит их в памяти и все подробно воспоминает. Это подает также и слезы. Сверх того, истинно смиряют душу великие Божии благодеяния, именно к нам, когда кто подробно перечисляет их и пересматривает: ибо мы имеем брань с гордыми, неблагодарными демонами.

Преподобные Варсонуфий и Иоанн Пророк

Смиренный лежит на земле, а лежащий, куда может упасть?

Во всех случаях будем прибегать к смирению, ибо смиренный лежит на земле, а лежащий на земле, куда может упасть? Находящемуся же на высоте удобно пасть. Если мы обратились и исправились – это не от нас – Божий дар, ибо Господь умудряет слепцы: Господь возводит низверженныя (Пс. 145:8).

Почитать надлежит себя грешником паче всех грешников, не сделавшим ничего хорошего перед Богом, укорять себя во всякое время, на всяком месте и за всякое дело, никого не хулить и не находить на земле человека, который был бы грешнее и нерадивее тебя самого.

Преподобный Исаак Сирин

Благодати предшествует смирение, а наказанию – самомнение

Истинные праведники всегда помышляют в себе, что недостойны они Бога, и самое то, что они истинные праведники, дознается из того, что они признают себя окаянными и недостойными попечения Божия и исповедуют сие тайно и явно умудряются на сие Св. Духом, чтобы пребывать в труде и тесноте, пока находятся в жизни сей. Время же упокоения Бог соблюл им в будущем веке. И имеющие в себе живущего Господа посему самому не желают быть в покое и освободиться от скорби, хотя по временам и дается им таинственное утешение в духовном. Достиг ли кто смирения, узнает он из того, если находит для себя гнусным угождать миру своим общением с ним или словом и если в глазах его ненавистна слава мира сего. Странническая жизнь, нищета и пребывание в уединении – вот от чего рождается смирение и очищается сердце.

Смиренномудрие, по причине постоянного самоограничения (воздержание, нищета в одежде и проч.), приходит в созерцание и душу украшает целомудрием.

Кто со смирением терпит возводимые на него обвинения, тот достиг совершенства, и ему удивляются св. Ангелы. Ибо никакая иная добродетель не будет столь высока и неудобоисполнима. Кто истинно смиренномудр, тот, будучи онеоправдован, не возмущается и не говорит в свою защиту о том, в чем онеоправдован, но принимает клевету как истину и не старается уверять людей, что оклеветан, а просит прощения.

Человек, достигший того, чтобы познать меру своей немощи, достиг совершенства смирения.

Благодати предшествует смирение, а наказанию – самомнение.

Бывает смирение по страху Божию, бывает из любви к Богу и бывает по радости.

Собрание смиренных возлюблено Богом, как собор Серафимов.

Смирение и целомудрие уготовляют в душе для Св. Троицы обручальный залог.

Смирение — учение евангельское, евангельская добродетель, таинственная одежда Христова, таинственная сила Христова.

Облеченный в смирение Бог явился человекам, и кто из человеков облечется во смирение, соделывается богоподобным.

Авва Евагрий Понтийский

Смирение души есть оружие несокрушимое.

Преподобный авва Дорофей

Смирение привлекает на душу благодать Божию

Некто из старцев сказал: «Прежде всего нужно нам смирение». Почему он не сказал о другой какой добродетели? Старец показывает нам сим, что ни страх Божий, ни милостыня, ни вера, ни воздержание, ни другая какая-либо добродетель не может быть совершена без смиренномудрия. Смиренномудрием же сокрушаются и все стрелы врага и противника. Все святые шествовали сим путем его и трудом. Виждь смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя, – взывает Давид и еще: Смирихся, и спасе мя Господь (Пс. 24:18; 114:5).

Тот же старец сказал: «Смирение ни на кого не гневается и никого не прогневляет. Смирение привлекает на душу благодать Божию. Благодать же Божия пришедши, избавляет душу от сих двух тяжких страстей. Ибо что может быть более тяжким, как гневаться на ближнего и прогневлять его? Оно избавляет душу и от всякой страсти, и от всякого искушения».

Желающий найти истинное смирение и покой душе своей да научится смиренномудрию и увидит, что в нем всякая радость и всякая слава, и весь покой.

Святитель Феодор Эдесский

В душе смиренных упокоевается Господь

В душе смиренных упокоевается Господь, в сердце же гордых — страсти бесчестия: ибо ничто так не усиливает их против нас, как высокомудрые помыслы, и напротив, ничто так действенно не исторгает с корнем из души эти былия злые, как блаженное смирение, которое справедливо потому названо страстеубийцею.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Душа, богатая евангельскими добродетелями, глубже и глубже погружается в смирение, и в глубинах этого моря находит драгоценные перлы: дары Духа.

Живи смирне́е, так всем будешь милее. Живи смирнее, будет прибыльнее.

Силен, как бык, а смирен, как корова. Смирный в артели — клад.
Пословицы

Смирность как качество личности – способность быть спокойным, кротким, тихим, мирным и послушным.

Женщина рассказывает подруге: — У меня на днях муж с зоны вернулся — такой тихий, смирный, ласковый, зато на зоне-то, говорят, ну прямо петухом ходил!

Встретились два приятеля, не видевшиеся около 30 лет. Первый с удивлением насчитал в доме у второго 18 детей. — Ты, должно быть, очень хорошо живешь со своей женой, — заметил первый приятель. — Да что ты! — возразил второй — маленький, смирный человек лет сорока. – Она постоянно ворчит и шпыняет меня. По правде говоря, я боюсь ее как огня. — Тогда зачем ты настрогал столько детей? — А в толпе легче затеряться!

Полицейский инспектор останавливает машину: — Товарищ водитель, почему ваш пассажир не привязана ремнями безопасности? — Да ты не бойся, мужик, это тёща моя — она сегодня смирная!

Слово «смирный» образовано от смиръ – «мир, покой».

Смирность, проявленная в человеке, — пристанище спокойствия и тихости. Благо для человека смирность или зло зависит от многих факторов: в какой среде он живёт, при каких обстоятельствах проявляет данное качество, в союзе с какими качествами личности смирность выражается.

Рассказывают, что когда-то, в далёкой провинции, грабители зашли в банк. Один из них крикнул на входе: «Не двигаться! Деньги принадлежат банку, а жизнь принадлежит вам!» Все присутствующие смирно легли на пол. Это пример того, как убедительность силы, возможность развёртывания самых негативных сценариев, сделали всех посетителей банка олицетворением кротости, покорности и смирности.

Смирная овца волку по зубам (волку корысть). Иногда на смирность жалуются. У Антон Павловича Чехова в рассказе «В бане» герой сокрушается: «- Характером меня Бог обидел. Смирен я и кроток очень, Никодим Егорыч, а нынче кротостью ничего не возьмешь».

Если смирность стала коренным качеством личности, она в любых ситуациях постарается решить вопрос спокойно, смирнёхонько, не замутив воды. Наносная, фальшивая смирность быстро обнаруживается.

Как-то раз черепаха, уступив просьбе скорпиона, повезла его на другой берег реки. Скорпион сидел смирно всю дорогу, но перед самым берегом все-таки взял и ужалил черепаху. Придя в полное негодование, она возмутилась: — Ты же обещал быть смирным! Моя природа такова, что я стремлюсь помочь каждому. Поэтому я помогала тебе. Как же ты мог ужалить меня?! — Твоя природа — помогать, а моя — жалить, — отвечал скорпион. Разве можно ожидать мирности от скорпиона, природа которого агрессия, вероломство и коварство? — Ты же знала об этом, когда соглашалась перевезти меня. Так что же, свою природу ты превратишь теперь в добродетель, а мою назовешь подлостью?

Смирность – сестра тихости и смиренности. Однако назвать их синонимами нет абсолютно никаких оснований.

Тихость как качество личности – склонность проявлять смирный, спокойный, кроткий нрав; держаться тихо, скромно; быть «тише воды, ниже травы».

Смиренность (смирение) как качество личности – способность перебороть в себе любые проявления эгоизма и гордыни, проявлять равнодушие к почестям.

Многие думают, что смиренный человек – это тот, кто после одного удара по щеке с готовностью подставляет следующую. Смиренность далека от безответности. Смиренный человек, чтобы ни случилось, смиренно исполняет свой долг. Долг мужа, отца, брата, защитника Родины. Случись бандитам забраться к нему в дом и посягнуть на жизнь жены и детей, он без колебаний открутит им головы, убьёт без малейшего сожаления, жизнью своей пожертвует, чтобы защитить своих близких от беды.

По свидетельству кадровых военных смиренные воины – самые лучшие воины. Они убивают спокойно, без ненависти и злобы. Они смиренно выполняют свой долг и выполняют его с доблестью и честью.

Смирён, смирён, а не суй перста в рот! Смирность тоже проявляется в зависимости от ситуаций. Когда всё тихо, сильный человек может выглядеть смирнее телёнка. Но попробуй его тронь, так наваляет и накостыляет, что мало не покажется. Недаром А.Островский говорил: «Не бойся злой собаки, бойся смирной». Когда собака лает, неопасно. Опасно, когда она поджимает хвост и быстро начинает сближаться. Это атака: тихая, быстрая, без всякого гавкания.

Один солдат воевал в годы второй мировой войны и удостоился высоких наград. Это был бравый солдат. Но с тех пор минуло уже без малого двадцать пять лет, и он вел смирную, тихую жизнь, распоряжаясь небольшой фермой.

И вот как-то он шёл с фермы к себе домой с ведром, полным яиц. Тут несколько кабацких завсегдатаев решили забавы ради подшутить над незадачливым старым воякой. «Смирно!» — гаркнул один из них. Бедняга выронил ведро и застыл по стойке «смирно». Двадцать пять лет минуло с тех пор, как он проходил обучение. Но это вошло в его плоть и кровь, срослось с его костями и проникло в костный мозг; сделалось частью бессознательного. Он абсолютно не отдавал себе отчёт, что делает, делая это чисто механически.

Как же он рассердился! — А чего сердиться? — сказали ему шутники. — Мы вольны выкрикивать любые слова. Вас-то кто просит подчиняться? — Мне уже слишком поздно решать, подчиняться или не подчиняться, — ответил тот. — Мой разум устроен как машина. Двадцати пяти лет как не бывало. «Смирно!» значит «смирно». Из-за вас мои яйца разбились. Теперь я буду «шутить»…

Словом, смирность только с виду безропотна и бессловесна. Когда её не унижают, она не причинит никакого беспокойства окружающим. Покорная и послушная, ручная и беззлобная, смирность на редкость уживчива и покладиста с людьми.

Анекдоты в тему.

Командир построил роту по стройке смирно, достал из кармана носовой платок, подошел к одному солдату и стал вытирать ему нос: — Я человек смирный и покладистый. Это, рядовой Иванов, я делаю по просьбе вашей мамы.

Заходит в казарму командир роты. Дневальный: — Рота смирно! Следом заходит командир полка. Дневальный: — Еще смирнее!!!

Мама: — Дети, я в магазин. Сидите смирно, окно не открывать. — Потому что снег уже выпал? — Потому что дед уже выпал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *