Смысл жизни православного христианина

Христианское и марксистское решение вопроса о смысле жизни человека

Христианские богословы считают, что материалистическая философия не способна дать ответ на вопрос о смысле жизни, так как она не признает потустороннего мира и бессмертия души. Если, говорят они, все кончается смертью, полным исчезновением личности, то какой может быть смысл в ее кратковременном существовании? По мнению богословов, ответ на вопрос о смысле жизни может дать только религия, которая верит в бессмертие личного духа. Только религия способна освободить человека от безысходного пессимизма, потому что оставляет ему надежду на будущее существование. Согласно христианскому вероучению, смысл земной человеческой жизни следует искать не в самой жизни, а вне ее. Потому целью и назначением христианской жизни является спасение для вечной блаженной жизни за гробом. Это спасение «главная религиозная истина».

Из религиозного решения вопроса о смысле жизни вытекает ряд следствий для человеческой нравственности, фактически обессмысливающих земное существование людей. Это решение определяет специфическую классификацию ценностей жизни и культуры, согласно которой все важное для жизни людей утрачивает значение, а взамен этого многие бесполезные и надуманные требования объявляются самыми существенными и необходимыми, в полном соответствии со словами апостольского послания: «Не любите мира, ни того, что в мире… Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю божию пребывает вовек» (I Ин., 2:15–17).

Христианское понимание смысла жизни приводит к пренебрежению ее благами и отказу от полезной деятельности для общества, от служения человечеству: нельзя служить двум господам — богу и мамоне. В служении людям будто бы нет никакого смысла, так как человечество рано или поздно погибнет. Смысл жизни — не в счастье, так как счастье на земле недостижимо, и не в борьбе со злом, так как не слабыми человеческими силами может быть преодолено зло, а только всемогущим и всеблагим богом; человеку же заповедано: «не противься злому». Короче говоря, нет в человеческой жизни ничего такого, обращенного к земле, к жизненным интересам людей, что не зачеркивалось бы христианством. Христианское решение вопроса о смысле жизни и назначении человека сводится к достаточно примитивному представлению: господь создал людей единственно из тщеславного побуждения иметь перед собой существа, которые бы им восхищались, любили его и за то получали от него награду вечной блаженной жизни. Несмотря на свою наивность, этот миф до сих пор производит впечатление на умы верующих людей, вследствие чего необходимо не только доказывать несостоятельность христианского понимания смысла жизни, но также противопоставить ему научно–материалистическое понимание.

Христианство не видит никакого смысла в собственном существовании человечества, вне божественной цели, вследствие чего история приобретает нелепый вид. Но главная опасность христианского понимания смысла жизни заключается в том, что оно искажает взаимоотношение личности и общества, личности и человечества, т. е. то, что составляет сущность морали. Поскольку религию интересует только душа и ее спасение, постольку религия разрывает связь между существованием общества и целями жизни индивидуума, между объективным и субъективным критериями оценки личности. Таким образом, христианское решение вопроса о смысле жизни становится мировоззренческим основанием для индивидуализма. Но, подчеркивал В. И. Ленин, нельзя правильно решить вопрос о смысле и цели жизни, если исходить только из интересов личности. Это было бы тем более неправильно, что сами интересы личности обусловлены общественным целым. «Цели человека порождены объективным миром и предполагают его, — находят его как данное, наличное. Но кажется человеку, что его цели вне мира взяты, от мира независимы («свобода»)».

Научное мировоззрение не оставляет никаких иллюзий насчет личного бессмертия. Ни в телесном, ни в каком бы то ни было виде данный человек нигде и никогда не повторится. После смерти его ждет то же, что было до рождения, — небытие. Конечно, материя, из которой состояло человеческое тело, не исчезнет, она будет существовать и дальше в иных формах и соединениях, а часть ее, заложенная в половых клетках, даст начало новым жизням. Но когда говорят о бессмертии личности, то имеют в виду ее тело, сознание, память, т. е. все то, что сам человек ощущает как свою индивидуальность, свое «я». Такого бессмертия нет. С разрушением тела, нервной системы, мозга распадается и наличное бытие сознания, прекращается существование данной личности.

Хотя материалисты и не признают личное бессмертие в его религиозном понимании, они не отрицают в некотором смысле бессмертия личности, если рассматривать ее существование в неразрывной связи с существованием человеческого рода. Высшей ценностью в иерархии известных нам ценностей является человечество. Поскольку нет никаких ценностей, которые бы возвышались над ним, смысл существования человечества следует искать не вне его, а в нем самом — во всем том, что способствует сохранению и процветанию человеческого рода. Но человечество состоит из личностей, следовательно, и смысл существования каждой отдельной личности должен состоять в посильном участии в осуществлении этой цели. Личность может участвовать в сохранении и прогрессивном развитии человечества биологически, оставляя после себя потомство. В детях продолжает существовать частица нашего «я», в них человек находит многое из того, что он интимно чувствует как свое, глубоко личное. Он продолжает свое существование в памяти людей, в книгах, творениях искусства, машинах, домах и других плодах своей жизни, которые остаются среди живых и которые еще долго действуют так, как если бы умерший жил и действовал среди людей. Смысл жизни человека измеряется тем вкладом, который он внес в прогрессивное развитие общества. В этом личное бессмертие человека: одни люди забываются сразу же после похорон, другие живут в памяти и делах многих поколений.

Христианство и труд

Как уже отмечалось, в современную эпоху прогресс человечества лежит на пути строительства коммунизма. Поэтому, писал В. И. Ленин, смысл жизни сознательного члена социалистического общества должен состоять в активном участии в этом строительстве, в деятельности «для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества» (Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 6, с. 232). Важнейшим элементом такой деятельности является труд. Поэтому количество и качество труда, воплотившегося в полезный для общества продукт, является главной мерой оценки личности и выполнения ею жизненного назначения. Обязанность трудиться на благо общества провозглашена важнейшим принципом морального кодекса строителя коммунизма, который нашел отражение в Программе КПСС. Противники коммунизма обвиняют марксистов в создании своего рода культа труда, производства. Но в этом упреке нет ничего унизительного для коммунистической морали. Советские люди справедливо рассматривают труд как естественную потребность здорового организма и, главное, необходимое условие существования человечества, к как деятельность, создающую условия для всего остального в жизни людей: образования, отдыха, развлечений.

Приспосабливаясь к психологии современного верующего, христианские проповедники в наши дни всячески подчеркивают, что христианство тоже возвышает труд как главную обязанность человека в его земной жизни.

Такого рода мнение заключает в себе несколько однобокое изображение христианского отношения к труду. Действительная позиция христианства значительно сложнее и противоречивее.

В своем истолковании труда современные проповедники христианства ссылаются на Библию. Но в Библии, составленной из текстов, записанных в разные времена у разных народов, можно найти самые противоречивые суждения о труде.

Это не случайно. В рабовладельческую эпоху, когда создавались книги Библии, труд считался уделом рабов и беднейших слоев населения. Ясно, что в обществе, где труд считается вынужденным занятием париев, пренебрежительное отношение к нему должно было получить отражение и в господствующей идеологии, каковой была религия. В христианстве негативное отношение к труду как к деятельности необходимой, но малоценной в глазах бога получило достаточно отчетливое выражение и даже догматическое обоснование.

Искаженное представление о труде связано с библейским мифом о грехопадении Адама и Евы. Бог возложил на Адама тяжкий труд как проклятие за нарушение своей воли: «В поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт., 3:19). В полном согласии с этим божественным заклятием христианство ценит в труде главным образом не плоды его, полезные для людей, а тяжесть, страдания, сопряженные с тяжелым и непривлекательным трудом. Христианин должен нести это бремя, и, чем тяжелее труд, тем он угоднее богу. С точки зрения идеи спасения деятельность человека, направленная на улучшение условий его существования, оценивается как нечто второстепенное. Если приходится делать выбор между производительным трудом и служением богу, то истинный христианин должен оставить все земные заботы и пойти за Христом.

Принижение значения производительного труда имеет своим следствием то, что многие верующие трудятся на предприятиях, в колхозах без энтузиазма, не проявляют стремления к повышению производительности труда, своей производственной квалификации. Нередки невыходы на работу в дни престольных и других праздников. Все это свидетельствует об отсутствии у таких верующих сознания и чувства трудового долга, т. е. того качества, которое отличает убежденного строителя коммунизма.

Как определить, христианин ли я?

В Неделю первую по Пятидесятнице, Всех святых, митрополит Горловский и Славянский Митрофан совершил Божественную литургию в храме Всех Святыхв городе Бахмут (Артёмовск). По окончании литургии владыка обратился к собравшимся с архипастырским словом.

Во имя Отца, Сына и Святаго Духа! Ваши высокопреподобия, всечестные отцы, отец настоятель, дорогие братья и сестры, поздравляю вас с воскресным днём, праздником Всех святых, от века Богу благоугодивших, и престольным днём этого храма!

Первой Церковью, первыми учениками Спасителя были апостолы — сначала двенадцать, затем семьдесят. В глазах всех остальных людей это и была Церковь. Ответ на вопрос, где Церковь, был простой: там, где были ученики Христовы. Они с проповедью Евангелия, Слова Божия шли туда, куда их вёл Дух Святый, и основывали христианские общины. Церковь расширялась через людей, уверовавших во Христа и последовавших за Ним.

Если мы посмотрим на первую Церковь, то количество святых равнялось количеству членов Церкви, потому что все члены Церкви были святыми. Святость в Церкви была не чем-то исключительно редким, необычным явлением, а естественным выбором, который был связан с тем, что человек, оставив всё, как это сделали апостолы, последовал за Христом. С тем, что ради Христа человек готов был на скорби, на страдания.

Мы помним, что первая Церковь — это Церковь мучеников, которые за Имя Христово проливали свою кровь. Мы помним, что в первые века быть христианином означало не просто принять Крещение, получить свидетельство о Крещении или принести ребёнка окрестить, а сделать выбор, за который тебя лишат твоих гражданских прав, имущества и жизни. Люди делали такой выбор, потому что Христа они ставили выше. Он был для них дороже и больше всего. И как таких людей, которые каждый день готовы были умереть за Христа и умирали, когда приходило время, не назвать святыми?

Сегодня мы видим, что Церковь трудами апостолов, учеников Христовых, через века расширилась и умножилась. Когда-то в Евангелии о Царстве Божием Господь сказал как о маленьком семени, которое, когда его бросают в землю, не видно, как не видно вначале было апостолов. А когда оно вырастает, становится огромным деревом, под сенью которого находят себе тень и звери, и птицы, и люди.

Церковь точно так же выросла за две тысячи лет и разрослась, превратилась в большое дерево, под сенью которого покров находят многие народы и многие поколения. Люди, верующие во Христа, сегодня говорят на разных языках, живут на всех континентах, обладают разным цветом кожи. И уже две тысячи лет эти совершенно разные люди, следуя за Христом, получают благодать Духа Святаго и становятся святыми, соединяясь со Христом и становясь наследниками Царства Небесного.

Есть и другая сторона — в Церкви появилось очень много людей, которые к ней принадлежат формально. Мы знаем, что человек крещёный, он носит на себе крест, а в ответ на вопрос, кто ты по вероисповеданию, он скажет: «я православный христианин». Но, глядя на его поступки, слыша те слова, которые говорит этот человек, видя, как он живёт, мы никогда не догадаемся, что этот человек может быть христианином. То, что принято вне Церкви, за её стенами, в его жизни остаётся обычной нормой.

Мы знаем, что сегодня православными себя считают не только те люди, которые всю свою жизнь посвятили Христу, но и те, кто формально был крещён и кто, наверное, ни разу в жизни не причащался, кто далёк от всякой церковной жизни, а лишь называет себя православным.

Много людей, называя себя православными, поступают так, как нельзя поступать верующему человеку, и через это имя Церкви не превозносится, не прославляется, а порочится. Нам очень часто справедливо говорят: как можно верить во Христа, если вы, христиане, так себя ведёте? Если вера во Христа вас не поменяла и вашу жизнь не сделала другой, как вы можете говорить, что это что-то большое, что-то великое?

Вера во Христа становится чем-то большим только тогда, когда она в моей жизни произвела такие перемены, которые заметны всем окружающим. Если я веду себя как непорядочный человек, если я поступаю так, как не поступают язычники, если никто, общаясь со мной, не видит во мне ни справедливости, ни любви, ни правды, разве имею я право называть себя православным христианином? Называя себя так, разве я прославляю Церковь? Или я унижаю её?

Мы сегодня должны задуматься о тех критериях, по которым можно определить, принадлежим мы с вами к Церкви или нет. Заметьте, я сейчас говорю не о том, что мы должны определять, принадлежит ли кто-то из наших соседей к Церкви. Мы очень часто, не видя свои собственные грехи и недостатки, собственные ошибки, замечаем грехи и недостатки других людей, и вместо того, чтобы судить себя, начинаем судить кого-то.

Нужно себя спросить: по какому критерию я могу понять, принадлежу ли я Церкви? Я крещёный человек, я читаю Евангелие, утренние и вечерние молитвы, хожу на службы в храм, несколько раз в году причащаюсь и соблюдаю посты. Могу я о себе сказать, что я православный человек, что я христианин?

Формально — да. Но если при этом я позволяю себе грубость, хамство, если я себя в повседневной жизни веду как непорядочный человек — как человек, который не держит своего слова, на которого нельзя положиться, который никого не любит, кроме самого себя, который заботится только о себе, который проявляет жадность, гордыню, эгоизм в отношениях с другими людьми, разве формальные признаки — что я несколько раз в году хожу на службу, исповедаюсь, причащаюсь, читаю Евангелие — делают меня христианином?

Формальная принадлежность к Церкви никого спасти не может. Спасает человека искренняя вера во Христа и Бог, Который отвечает на эту веру и на желание переменить свою жизнь и начать жить по вере. Если Бог не видит в нашем сердце этого желания, если Он не видит в нашей жизни стремления жить по Его заповедям, формальная принадлежность к Церкви не делает нас христианами, не делает нас святыми и не приближает нас к Богу.

Чаще всего мы встречаемся с тем, что люди, которые считают себя святыми только по формальным признакам — по тому, что они прочитали несколько акафистов, сделали несколько поклонов или несколько раз в году попостились, — имеют невыносимый характер, делают жизнь своих близких невыносимой, никого не любят, кроме себя, осуждают направо и налево своих друзей, товарищей, родных и близких, готовы ради своей выгоды поступиться своей христианской совестью и своими принципами. Или видят кого-то виноватым, но ни в коем случае не себя самих. Разве мы не встречали таких примеров? Разве не было горько нашему сердцу, когда мы видели это среди тех, кого мы считали христианами и на кого мы надеялись?

Разве не это причина того, что сегодня наш народ страдает от братоубийственной войны? Как здорово, что из освящённых танков друг в друга стреляют: там освятили, здесь, а потом друг по другу шпульнули, дома разбили, детей поубивали…

Это говорит только о нашей духовной слепоте, о том, что мы хотим принадлежать Церкви лишь формально. Вот, давайте вы нам, батюшка, окропите святой водой, освятите, прочитайте молитву, а жить мы будем так, как нам хочется, и делать мы будем так, как нам наши гордыня и эгоизм подсказывают. Евангелие мы пойдём поцелуем, потому что оно посередине храма лежит, а читать его и жить по нему мы даже не собирались. Но мы все члены Церкви.

И члены Церкви между собой не в мире, не в любви находятся, а во вражде и войне. Почему? Потому что остались членами Церкви формально, но никогда не принадлежали ей душой и сердцем, никогда не чувствовали её своей Матерью, никогда не ощущали своим долгом жить по заповедям Божиим и их ставить на первое место, выше всего в своей жизни.

Это приводит к извращениям, к тому, что человек, называющий себя верующим, поступает хуже неверующего, к тому, что человеку, считающему себя просвещённым благодатью Духа Святаго, ничего не стоит сказать плохое слово, обидеть, оклеветать, осудить, позавидовать, предать, сделать ещё какое-либо зло. И при этом он считает себя членом Церкви только потому, что он был на воскресном богослужении. Нам всё это нужно исправлять.

Мы сегодня видим это через беду, через кровь, страдания, несчастья, к которым приводит лишь формальная принадлежность к Церкви, когда мы внешне носим звание христианина, но не воспринимаем его дух. Разве можем мы себе представить апостолов, которые бы так друг к другу относились, как относятся сегодня люди, называющими себя православными христианами и братьями?

Не формальная принадлежность к Церкви делает человека христианином. Не формальная принадлежность к Церкви соединяет нас со святыми, делает нас родными и близкими им и Богу. Не формальная принадлежность к Церкви даёт нам радость общения с Богом и благодать Духа Святаго, а искреннее желание сердца жить по заповедям Божиим, когда мы их на первое место ставим, и когда это видят не люди, а, в первую очередь, Господь, Который смотрит в нашу душу и в наше сердце.

Чем больше будет настоящих членов Церкви, которые искренне, от души, от всего сердца готовы жить по воле Божией, которые не внешне, а всей полнотой своей жизни будут принадлежать Богу и жить по Евангелию, тем меньше в нашей жизни будет беды и больше в ней будет радости и любви. «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35).

Когда умножается беззаконие, гордыня, тогда любовь оскудевает. А когда пропадает любовь, мы, хотя и называем себя Церковью, становимся каким-то сборищем, которое Церковью не может быть, потому что Церковь без любви не существует. Без благодати Духа Святаго нет никакой Церкви.

Как Господь когда-то говорил иудеям, которые гордились своим происхождением от Авраама, — не говорите сами себе, что вы от Авраама, Бог из камней может детей Аврааму сделать, но сотворите плоды, достойные покаяния, — так и каждому из нас нужно задуматься не о том, формально ли мы принадлежим Церкви, если получили крещение от родителей и иногда ходим в храм, несколько раз в году причащаемся. Мы должны задуматься о том, соответствует ли наша жизнь тому, что мы показываем. Можем ли мы свидетельствовать о себе как о христианах не словами, а своими делами и поступками, как и подобает каждому члену Православной Церкви.

Я уверен, что многие из вас так и делают. Я верю, что многие из вас так и живут. Я верю, что если бы так не было, то и само существование мира уже бы прекратилось. Но хотелось бы, чтобы таких людей становилось больше. Хотелось бы, чтобы количество людей, которые не только внешне, но и искренне, от души стараются жить свято, по заповедям Божиим, и закон любви ставят выше всех остальных законов, умножалось, а от этого менялась бы наша жизнь.

Я искренне, от души всех вас поздравляю с престольным днём, с праздником всех святых — настоящих членов Церкви. Дай Бог, чтобы каждый из нас был похож на них и своими делами, и своей жизнью! Храни вас всех Господь! Божие благословение пусть пребудет со всеми вами!

Многих интересует вопрос – в чем заключается смысл жизни в христианстве? Попытки найти ответ на вопрос лишают покоя. Религия каждому верующему помогает найти путь к жизни полной смысла. Несомненно, размышления о смысле жизни – вопрос философский, однако, четкий ответ на него поможет найти вера и искренняя молитва Богу. Религиозный ответ на метания души станет ярким лучом света и укажет путь к спокойствию и гармонии. Давайте обратимся к трем мировым религиям и попробуем разобраться – в чем состоит смысл жизни человека.

Христианское понимание смысла жизни

Многие святые отцы в своих проповедях и учениях уделяют особое внимание вопросу поиска истинного жизненного пути и самого себя. О вечном и главном задумался человек уже в далеком прошлом. Вспомните легенду о царе Сизифе, в наказание он был обречен вечно вкатывать камень на вершину самой высокой горы. Достигая вершины, царь вновь оказывался у подножия и начинал бессмысленное восхождение. Этот миф является ярчайшим примером бессмысленности человеческого бытия.

Мыслители об истинном смысле бытия

Философ Альбер Камю, размышляя о смысле жизни в христианстве, применил образ Сизифа к образу человека – своего современника. Основная идея философа заключалась в следующем – жизнь каждого существа, ограниченного рамками бытия, напоминает сизифов труд, полна абсурда и бессмысленных поступков.

Это важно! Часто человек, достигший почтенного возраста, вспоминает жизнь и понимает – в ней было много бессвязных событий, которые превратились в бесконечную цепь бессмысленных поступков и действий. Чтобы земное бытие не напоминало сизифов труд, важно найти смысл жизни, четко увидеть дорогу – свой, единственный путь к гармонии и счастью.

К сожалению, многие люди живут в иллюзорном мире, следуют псевдоцелям. Однако в мире конкретики и реалий найти истинный смысл жизни христианина невозможно. Лучше всего эту мысль подтвердит точная наука – математика. Число, деленное на бесконечность, равно нулю. Неудивительно, что все попытки людей, далеких от веры, объяснить смысл бытия выглядят наивными.

Великие творцы и философы понимают неполноту земного бытия. Блез Паскаль только за два года до смерти осознал, что наука – это лишь работа, ремесло, а истинный смысл христианской жизни уходит корнями в религию. В своих письмах ученый часто и много размышлял о смысле бытия. Он писал, что человек может стать по-настоящему счастливым только, осознав, что есть Бог. Истинное благо – любить Его и пребывать в Нем, а великое несчастье – разлучиться с Ним, оказаться наполненным мраком. Истинная религия наглядно и доступно объясняет человеку причину, по которой он сопротивляется Богу, следовательно, величайшему благу. Истинная вера указывает, как обрести необходимые силы, чтобы от собственных заблуждений, как принять Бога, обрести себя.

Великий ученый и православие

В современном мире ситуация кардинальным образом не изменилась. Глубоко нравственный человек, достигнув определенных высот и результатов, отчетливо понимает – это не истинная, не цель. Великие люди находятся в постоянном осмыслении в чем полнота жизни и истинный её смысл. Ярким примером является жизнь академика Королева. Управляя величайшей космической программой, он понимал – смысл бытия в спасении души, то есть – устремляется далеко за пределы земного бытия. В те времена православие и вера подвергались серьезным гонениям, но даже тогда у Королева был наставник, он посещал богомолье и жертвовал крупные суммы на благотворительность.

Об этом удивительном человеке писала монахиня Силуана, которая работала в гостинице при монастыре. В своих рассказах она описывает Королева представительным мужчиной в кожаной куртке. Ее изумил тот факт, что академик, пожив несколько дней в гостинице при храме искренне удивлялся бедности и нищете. Его сердце разрывалось от увиденного, и Королев захотел помочь обители. Академик сокрушался, что имеет при себе мало денег, но оставил адрес и номер телефона, попросил монахиню по приезду в Москву обязательно заехать. Монахиня дала Королеву адрес священника, оказавшегося в непростой ситуации, попросила оказать посильную помощь. Спустя некоторое время Силуана приехала в Москву и посетила Королева. К ее удивлению мужчина жил в роскошном особняке, очень обрадовался, увидев монахиню, пригласил в гости. В кабинете Королева стояли образа, а на столе лежала открытая книга Добротолюбия. Академик пожертвовал монастырю 5 тысяч рублей. К слову, наставником и добрым другом Королева стал священник, адрес которого давала монахиня и просила о помощи.

Это важно! Для Королева обращение к религии не было коротким эпизодом, в ней академик познал смысл жизни христианина. Ученый жил православием, рисковал собственным высоким положением, находил время на чтение творений святых отцов.

Пушкин о Евангелие

Великие поэты в своем творчестве поднимали вечный вопрос о смысле рождения и бытия. В начале 19 столетия Александр Сергеевич Пушкин написал стихотворение «Три ключа», где выразил бесконечное чувство жажды души. На тот момент поэту было всего 28 лет, но уже тогда он хотел разобраться в смысле пребывания живых существ на земле и их рождения. А за 3 месяца до трагической гибели Пушкин напишет о Евангелие – единственной книге, где истолковано каждое слово. Поэт говорил, что только эта великая книга применима к любому обстоятельству и событию в жизни, ее красноречие увлекает и обладает вечной прелестью.

Ответ на вопрос – где искать смысл рождения и что может изменить вашу жизнь? Самое точное учение откроет святое Евангелие. Здесь сказано – жизнь важнее пищи, она важнее субботы. В соответствии с Евангелие Иисус умер за каждого, воскреснув, он стал Начальником жизни. Настоящий смысл бытия заключается в единении с Иисусом, именно это является подлинным источником счастья и света. В Евангелие сказано, что истинно верующий после смерти обязательно воскреснет.

Это важно! Вхождение в вечную жизнь начинается на земле, через церковь. Если человек не смог ступить на ступни святости, но проживает свой путь духовно честно, он обретает знание о смысле своего бытия. В этом помогает молитва, которая является обращением к Богу, разговором с ним. Одна из самых сильных – молитва Николая Чудотворцу, изменяющая человека и открывающая путь к вечной жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *