Со духи праведных

Окончание панихиды

и заупокойного канона

Святый Боже, Святый крепкий, Святый безсмертный, помилуй нас. (Трижды)

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имене Твоего ради.

Господи, помилуй. (Трижды) Слава, и ныне:

Отче наш, Иже еси на небесех, да святится имя Твое, да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго.

Тропари, глас 4-й

Со духи праведных скончавшихся душу раба Твоего (рабы Твоея, души раб Твоих), Спасе, упокой, сохраняя его во блаженней жизни, яже у Тебе, Человеколюбче.

В покоищи Твоем, Господи, идеже вси святии Твои упокоеваются, упокой и душу раба Твоего (рабы Твоея, души раб Твоих), яко Един еси Человеколюбец.

Слава: Ты еси Бог, сошедый во ад и узы окованных разрешивый, Сам и душу раба Твоего (рабы Твоея, души раб Твоих) упокой.

И ныне: Едина чистая и непорочная Дево, Бога без семене рождшая, моли спастися души его (ея, душам их).

Господи, помилуй (40 раз).

Помяни, Господи Боже наш, в вере и надежди живота вечнаго преставльшагося раба Твоего (преставльшуюся рабу Твою, имярек, и яко Благ и Человеколюбец, отпущаяй грехи и потребляяй неправды, ослаби, остави и прости вся вольная его (ея) согрешения и невольная, избави его (ю) вечныя муки и огня геенскаго, и даруй ему (ей) причастие и наслаждение вечных Твоих благ, уготованных любящим Тя: аще бо и согреши, но не отступи от Тебе, и несумненно во Отца и Сына и Святаго Духа, Бога Тя, в Троице славимаго, верова: и Единицу в Троице и Троицу в Единстве православно даже до последняго своего издыхания исповеда. Темже милостив тому (той) буди, и веру, яже в Тя, вместо дел вмени, и со святыми Твоими, яко Щедр, упокой: несть бо человека, иже поживет и не согрешит. Но Ты един еси кроме всякаго греха и правда Твоя правда во веки, и Ты един Бог милости и щедрот и человеколюбия, и Тебе славу возсылаем, Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков, аминь.

Или:

Помяни, Господи Боже наш, в вере и надежди живота вечнаго усопшаго раба Твоего (усопшую рабу Твою, усопших раб Твоих) имярек и яко Благ и Человеколюбец, отпущаяй грехи и потребляяй неправды, ослаби, остави и прости вся вольная его (ея, их) согрешения и невольная, возставляя его (ю, их) во святое второе пришествие Твое в причастие вечных Твоих благ. Ихже ради в Тя Единаго верова, истиннаго Бога и Человеколюбца, яко Ты еси Воскресение и Живот, и Покой рабу Твоему (рабе Твоей, рабом Твоим) имярек, Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем, со безначальным Твоим Отцем, и с Пресвятым Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь.

Честнейшую Херувим и Славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем.

Слава, и ныне: Господи, помилуй. (Трижды). Господи, благослови.

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Пречистыя Твоея Матере, преподобных и богоносных отец наших и всех святых помилуй и упокой душу раба Твоего (рабы Твоея, души раб Твоих) имярек, в безконечныя веки, яко благ и человеколюбец, аминь,

Рабу Божию (рабе Божией, рабом Божиим) имярек, усопшему (усопшей, усопшим) вечная память, вечная память, вечная память.

И читаем трижды тропарь с поклонами:

Лития может читаться отдельно. Тогда начинаем ее словами: Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас. Аминь.

Боже духов и всякия плоти, смерть поправый и диавола упразднивый, и живот миру Твоему даровавый! Сам, Господи, упокой души усопших раб Твоих: святейших патриархов, преосвященных митрополитов, архиепископов и епископов, во священическом церковном и монашеском чине Тебе послуживших; создателей святаго храма сего, православных праотец, отец, братий и сестер, зде и повсюду лежащих; вождей и воинов за веру и отечество живот свой положивших, верных убиенных в междуусобной брани, утонувших, сгоревших, на мразе замерзших, растерзанных зверьми, без покаяния внезапно скончавшихся и не успевших примириться с Церковью и со своими враги; в изступлении ума самоубиенных, тех, о коих заповедали и просили ны молитися, о коих несть кому молитися и верных, погребения христианскаго лишенных (имя) в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание. Всякое согрешение, содеянное ими словом или делом или помышлением, яко благий Человеколюбец Бог прости, яко несть человек, иже жив будет и не согрешит. Ты бо еси един кроме греха, правда Твоя — правда во веки, и слово Твое — истина.

Яко Ты еси Воскресение, и Живот и Покой усопших раб Твоих (имя), Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем со безначальным Твоим Отцем, и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Богослужение погребений и поминовения усопших

Протоиерей Геннадий Нефедов

Чин отпевания мирских человек

1. История формирования чина отпевания мирских человек

Современный вид указанный чин приобрел при патриархе Никоне (1652—1666).

По обычном начале и 90 псалме в чине погребения мирских человек до Никоновского времени следовала заупокойная великая ектения. После нее «Аллилуиа» со стихами и тропарь «Глубиною мудрости» с Бо­городичным. И после этого начинали петь 17 кафизму. Такое же начало встречается и в памятниках Греческой Церкви.

Семнадцатая кафизма по старым Требникам разделялась на две статии (теперь на две). Первая пелась с припевом «Помяни, Господи, душу раба Твоего», вторая — «Упокой, Господи, душу раба Твоего». После первой статии следовала малая заупокойная ектения. После второй следовали тропари на «Благословен еси, Господи», но порядок их пения был другой. Древнерусский чин погребения мирских человек не имел ка­нона. После тропарей по непорочных следовали: ектения, седален «Покой, Спасе наш» с Богородичным, псалом 50 и сразу же пелись сти­хиры самогласны: «Кая житейская сладость». Число этих стихир было больше, чем теперь, и не одинаково (по нескольку на каждый глас).

За самогласными стихирами следовали «Блаженны», отделявшиеся иногда малой заупокойной ектенией, иногда еще и кондаком с икосом. Стихиры на блаженных были те же, что теперь в чине священнического отпевания.

По окончании «Блаженнов» следовали прокимен, Апостол, Еванге­лие (то же, что и теперь). По старопечатным Требникам вслед за чтением Евангелия происходило целование умершего, во время которого пели стихиры «на целование»: три из них не входят в современный чин. После пения последней стихиры священник тайно читал разрешительную молитву: «Бог милосердый и многомилостивый» и полагал ее потом в руку умершего.

С пением «Святый Боже» и стихир «Зряще мя безгласна» тело усопшего несли «ко гробу», то есть к месту погребения.

Здесь священник читал «молитву на гробом внегда возливати мас­ло»: «Помяни, Господи, Боже наш, иже в вере и надежде живота вечнаго усопшаго раба Твоего», а потом троекратно возливал на останки елей с пением «Аллилуиа» (трижды). В заключение произносился стих «Господня земля и исполнение ея». Певчие пели тропарь «Земле, зинувше, приими от тебе созданного рукою Божиею». По Трисвятом и Отче наш пели тропари: «Со духи праведных», а затем следовал отпуст. И пе­лась «Вечная память». Священник в это время читал другую молитву разрешения над гробом умершего. И следовал обряд предания тела земле.

Каждый из присутствовавших при погребении шел обратно в цер­ковь и здесь полагал за душу умершего по 15 поклонов, читал про себя молитву: «Покой, Господи, душу раба Своего, имярек, и елика в житии сем, яко человек, согреши, Ты же, яко Человеколюбец Бог, прости его и помилуй, и вечныя муки избави, и Небесному Царствию причастника учини, и душам нашим полезныя сотвори».

Обычай не только читать над умершим разрешительные молитвы, но и полагать список такой молитвы ему в руки ведет начало с глубокой древности. Так, Дионисий Ареопагит пишет: «Священноначальник творит священную молитву над усопшим и по молитве целует его сам и пред­стоящие». И затем свидетельствует, что эта молитва передана нам от апостолов (О церковной иерархии, гл. VII, отд.З о тайне священноусопших). Почти одинаковую по содержанию молитву мы находим в Постановлениях апостольских (кн. VIII, гл.41). В этой молитве, которую читал епископ после погребальных молитв, испрашивается у Господа прощение усопшему всех прегрешений… Эта молитва имеет сходство с нынешней разрешительной молитвой, только в последней прибавлено еще моление о разрешении усопшего от клятв и запрещений.

Если умирающий находился под епитимией, то она слагалась с него, хотя бы даже время, определенное для прохождения ее, еще не исполни­лось (Прав. апост. 32; Карф. соб. 52). Разрешение падших и кающихся предоставлялось епископам. В случае же смертной опасности разрешение мог и должен был дать пресвитер. Но это разрешение имело силу в том случае, когда умерший брал с собою разрешительную грамоту епископа, служившую последним напутствием и утверждением пресвитерского разрешения. По мере того как разрешение становилось делом пресви­теров, этот обычай вошел во всеобщее употребление и сохранился доныне (см. Труды КДА, 1876, т.1, с.448). Это разрешение давалось в знак того, что умерший имел право на молитвы Церкви. Кающиеся очень дор­ожили этой милостью Церкви, а служители алтаря никогда в ней им не отказывали. Христианская любовь не усомнилась преподать разрешение и тем лицам, которые вследствие внезапной смерти не освободились от за­прещения, или умерли, находясь вдали от священнослужителей.

Не подлежит сомнению, что в VI веке даваема была Церковью разрешительная молитва. Так, по свидетельству диакона Иоанна, Гри­горий Двоеслов для разрешения одного монаха, умершего в отлучении от Церкви, написал молитву о разрешении от церковного отлучения умер­шего и дал ее для прочтения над усопшим.

В X веке пастыри восточных церквей по просьбе императора Кон­стантина Багрянородного не усомнились дать разрешение Льву Мудрому, который был отлучен от Церкви за вступление в 4 брак и, несмотря на свое раскаяние, не успел получить при жизни мира с Церковью. В это время чтение разрешительной молитвы над умершим вошло во всеобщий обычай и самая молитва уже вошла в состав церковных Требников (Евхологион Гоара, с.544). Об этом свидетельствуют древние молитво­словы.

Родоначальником этого обычая у нас на Руси и автором одной из разрешительных молитв считается преподобный Феодосий Печерский. Мнение это основано на рассказе Патерика Печерского. К преподобному Феодосию пришел однажды варяжский князь Симон, принявший право­славную веру и отличавшийся особым благочестием и любовью к мона­стырю, и просил преподобного, чтобы он молился за него как при жизни, так и по смерти. В ответ на горячую просьбу преподобный Феодосий на­писал ему разрешительную молитву. «С тех пор, — говорит автор Па­терика, — утвердился на Руси обычай класть такое письмо с умершим». Современная разрешительная молитва имеет иное содержание и автора.

Распространение и утверждение этого обычая по всей Русской зем­ле способствовало огромное влияние, которое имела Киево-ПечерскаяЛавра на Русскую Церковь. Кроме этого, важность события подчеркивается событием, изложенным летописцем. При погребении тела благоверного князя Александра Невского в Рождественском монастыре во Владимире было явлено Богом «чудо дивно и памяти достойно». Эко­ном Севастьян и митрополит Кирилл хотели разжать руку князя, чтобы вложить напутственную грамоту. Святой князь, как живой, сам простер реку и взял грамоту из рук митрополита, хотя был мертв и тело его было привезено из Городца в зимнее время.

В конце XV века великий князь Московский Василий Васильевич еще при жизни испросил разрешительную грамоту от Иерусалимского патриарха Иоакима. В ней патриарх молил Бога о разрешении князя от всех клятв и запрещений церковных и о прощении ему всех грехов, в ко­торых он покаялся.

Чтение разрешительной молитвы связано и с тем, что тела хрис­тиан, умерших в церковном запрещении, пребывают в земле нетленными и в землю не обращаются. Такой случай описан в Требнике Петра Мо­гилы, когда была прочитана молитва над телом самозванца, выдавшего себя за сына Бориса Годунова, и вручена ему духовником. Это было в 1635 году в Вильне. По прочтении тело, до того времени остававшееся черным и неистлевшим, превратилось в прах.

В древних описаниях погребения знаменитых русских людей XVII века упоминается о разрешительной молитве. Иногда она давалась за подписью многих архиереев, но обыкновенно она читалась предстоятелем и влагалась в руки усопшего.

Согласно с древним обычаем и ныне разрешительная молитва дается всем умирающим в покаянии. Она заимствована из умилостивительной молитвы, находящейся в конце Литургии апостола Иакова. В настоящий состав она приведена в XIII веке Германом, епископом Амафунтским, и заключает в себе свод всех разрешительных молитв, употреблявшихся прежде (Руков. для сельск. паст., 1860, N 19, с.19).

В разрешительной молитве содержится моление о прощении усоп­шему всех согрешений, в которых он сердцем сокрушенным покаялся и елико за немощь естества забвенено предаде». В ней священнослужитель только молится Господу о прощении умершему всех согрешений, но не преподает самого разрешения, как в таинстве Покаяния. И кроме того, освобождает умершего от различных клятв и запрещений.

В начале XVII века в чинопоследовании появляется канон.

2. Схема современного чинопоследования отпевания мирских человек

I часть

«Благословен Бог наш…»

Псалом 90

Псалом 118 (три статии, первые две заканчиваются ектенией)

По третьей статии: тропари по Непорочных

Ектения: «Паки и паки…»

Тропари: «Покой, Спасе наш…», «От Девы возсиявый…»

Псалом 50

II часть Канон «Яко по суху…», глас 6-й

Стихиры самогласны преподобного Иоанна Дамаскина:

«Кая житейская сладость…»

Блаженны с тропарями

Прокимен, Апостол, Евангелие

Разрешительная молитва

Стихиры при последнем целовании

III часть Лития

Вынос тела из храма

Лития и опускание тела в могилу

3. Содержание и смысл молитвословий и священнодействий

Последование погребения мирских человек составлено по образцу утрени торжественной и лишь изредка, в исключительных случаях, со­вершаемой. Кроме обычных для утрени псалма 50 и канона с его седаль-ными, кондаком и икосом, что есть и на панихиде, в последовании погре­бения есть и стихиры. Сверх этого в него входят непорочны, как на вос­кресной утрени и на великосубботней; блаженны, как на утрени Великого Четверга и Великого Пятка, и Апостол с Евангелием, как на утрени Ве­ликой Субботы. Уже это свидетельствует о том, что последование погре­бения — служба важная и торжественная.

При чтении 90 псалма в символических образах аспидов, львов, скимнов и драконов изображаются ужасы мытарств, с которыми встре­тится душа, проходя по таинственному пути к обителям Отца Небесного. Верную душу, говорит псалмопевец, сохранит Господь: «Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы,… щит и ограждение — истина Его».

118 псалом представляет исповедь всякой души, отошедшей от нас и предстающей со страхом и трепетом на суд Божий.В тропарях по Непорочных говорится о том, что Лики святых обрели Христа Источником жизни и дверью в рай. Они проповедали Агнца Божия и преставились к жизни нестареющей, чтобы услышать глас Христа: «Приидите, насладитеся, ихже уготовах вам почестей и вен­цев Небесных». «И я, — поет Церковь от лица усопшего, — есть образ неизреченной Твоей славы, я — почтен Твоим Божественным образом. Ты, Владыко, очисти мя Твоим благоутробием и вожделенное отечество подаждь мне».

«Упокой, Боже, раба Твоего и введи его в рай, где праведные сия­ют, как светильники, — просит Церковь. — Просвети и нас, верою Те­бе служащих…»

В тропарях канона молитва Церкви обращена вначале к святым мученикам, чтобы они походатайствовали пред Богом за усопшего (1 тро­парь), затем ко Господу, избавившему род человеческий от смерти и тле­ния и знающему немощь естества нашего, чтобы он спас душу усопшего раба (2 и 3 тропари). И, наконец, просит святая Церковь Пресвятую Богородицу заступиться пред Господом за усопшего (4 тропарь).

В стихирах самогласных излагается торжественная и трогательная проповедь о скоротечности земной жизни и таинственности смерти, ко­торая делает тщетными все человеческие усилия, если они направлены к достижению богатства и славы. Душа, разлучившись с телом, может упо­вать только на милость Христа Бессмертного, чтобы Он упокоил ее в не­стареющем Своем блаженстве. «Плачу и рыдаю, когда размышляю о смерти и вижу во гробах лежащую по образу Божию созданную нашу красоту безобразною, бесславною, не имеющею вида. О чудо! Что это за таинство совершилось над нами? Как предадимся тлению? Как сочетались мы со смертью? Подлинно, по повелению Бога написано, — Подающего преставшемуся упокоение,» — такими возвышенными слова­ми заканчивается последняя, восьмая, стихира из тех, которые поются по­сле заупокойного канона.

Затем поются «блаженны», в которых словами Самого Спасителя возвещаются заповеди блаженств — в противоположность временному и тленному, каким являются все земные блага. Душа усопшего устремляется к обители Отца Небесного, видит рай и в нем благоразумного разбой­ника и в умилении повторяет молитвенный вопль его: «Во Царствии Тво­ем помяни нас, Господи». Блаженны прерываются тропарями — крат­кими прошениями усопшего ко Спасителю: «Разбойника рая, Христе, жителя, на кресте Тебе возопивша, помяни мя, предсодеял еси покаянием его, и мене сподоби, недостойного».

Далее следует пение прокимна и читается Апостол (1 Фес. 4, 13 — 18). Чтобы не оставить в страждущем сердце места печали и сомнению, святой апостол Павел возвышает свой утешительный голос, переносит взор наш за пределы смерти и раскрывает перед нами дивные тайны бу­дущего преобразования тела человеческого, когда оставшиеся в живыхпри гласе Архангела и трубе Божией вместе с воскресшими будут восхи­щены к Господу.

После пения «Аллилуиа» начинается чтение Евангелия (Ин.5, 24— 31), Устами священника Сам Господь Иисус Христос возвещает нам о будущем воскресении мертвых.

Затем священник, стоя у гроба и обратясь лицом к покойному, читает разрешительную молитву, текст которой печатается на особом листе. По прочтении этой молитвы священник сворачивает лист, на котором она напечатана в свиток, и влагает его в правую руку усопшего.

В этой молитве Церковь просит Господа простить умершему вольные и неволь­ные согрешения, в которых он «сердцем сокрушенным покаялся и елико за немощь естества забвению предаде». Эта молитва не разрешает усоп­шего от тех грехов, которые он сознательно утаил от духовника в Таин­стве Покаяния. Разрешительная молитва представляет собой усиленное моление священника о даровании усопшему прощения от Господа всех от­крытых духовнику прегрешений, а так же и тех, в которых почивший не раскаялся или вследствие свойственного человеку забвения грехов, или потому, что не успел раскаяться в них, застигнутый смертью. Молитва является разрешительной и в собственном смысле слова, так как ею скончавшийся разрешается от церковного запрещения («клятвы» и епи­тимии за прежние грехи как меры исправительной, а не карательной), ес­ли он не имел возможности почему-либо освободиться от него при жизни. Эта молитва читается и для того, чтобы подтвердить мир душе усопшего против его согрешений, может быть, случившихся после последнего по­каяния и чтобы никто не сомневался, что он умер в общении с Цер­ковью. Именно для этого, по мысли Филарета, митрополита Московско­го, и вкладывается листок с молитвой в руку покойного.

После разрешительной молитвы бывает целование, или последнее прощание с умершим, как выражение непрестающей нашей любви и ду­ховного общения с ним во Христе Иисусе. Последнее целование совер­шается при пении стихир: «Приидите, последнее целование дадим, братие, умершему…», в котором говорится о разлучении его с нами и вместе с тем от лица умершего выражается просьба: «Прошу всех и молю, не­престанно о мне молитися Христу Богу, да не низведен буду, по грехам моим, на место мучения: но да вчинит мя, идеже свет животный» (последняя стихира).

Чин заканчивается заупокойной литией, отпустом и возглашением вечной памяти. После отпевания совершается погребение.

С пением «Святый Боже…» гроб с телом усопшего выносится из храма. В знак примирения и единения с душою усопшего Святая Цер­ковь предает его тело земле. Для этого священник перед закрытием

гроба и опусканием его в могилу посыпает крестообразно землю на тело умершего, произнося: «Господня земля, и исполнение ея, вселенная, и вси живущие на ней». Затем на усопшего возливается елей, что соверша­ется в том случае, если над усопшим при его жизни было совершено Та­инство Елеосвящения. Оставшийся от помазания освященный елей с ви­ном крестообразно возливается на тело усопшего в знамение воскресения тела и в знак того, что усопший жил и умер во Христе. Иногда на гроб усопшего посыпается пепел из кадильницы, который знаменует угасание земной жизни во имя вечной жизни, которая столь же благоугодна Богу, как фимиам кадильный.

В могиле умерший полагается лицом к востоку. Это делается в знак того, что он идет от запада жизни к востоку вечности. Священник крес­тообразно посыпает опущенный в могилу гроб землей, взяв ее лопатой со всех четырех сторон могилы (в просторечии это называется «печатание гроба»), и произносит при этом: «Господня земля, и исполнение ея, все­ленная, и вси живущие на ней». И все присутствующие бросают землю на гроб в знак покорности божественному повелению: «Земля еси и в землю отыдеши».

По чину литии после того, как могила будет засыпана и образован могильный холм, произносится отпуст: «Слава Богу, сице устроившему». Усопший предан земле до той страшной минуты, когда труба Архангела возвестит общее воскресение и ожидающий всех последний суд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *