Со страстью

Что по-церковному означает — страсть?

Добрый день, дорогие наши посетители!

В церковных книгах часто встречается слово «страсть», но как понять, в каком смысле? Например, страсть отчаяния — это что, стремление совершать рискованные (отчаянные) поступки? Или страсть уныния — вообще не понятно, как можно страстно унывать?

Так что же такое — страсть? Откуда она берет свое начало и как с ней бороться?

Отвечает протоиерей Александр Лебедев:

«Есть такая церковная наука — аскетика, как всякая наука, она имеет свою терминологию. Встречающееся в церковных книгах слово «страсть» — это как раз аскетический термин. Это церковнославянское слово, переводимое на русский язык, как — «страдание». Называют страсти страстями по результату их действия на душу человека — они всегда приносят страдания, потакание страстям умножает боль и неприятности человека и окружающих его людей.

Сейчас, в современном русском языке, слово «страсть» употребляется в другом смысле, оно описывает особое напряженное эмоциональное состояние человека. Отсюда и недоумение автора вопроса. Подобные случаи «переквалификации» церковнославянских слов встречаются нередко. Например, в церковнославянских текстах равнодушный человек — это близкий друг, равный по душе. Сейчас же мы так называем человека, безразличного к окружающим.

Страсть я попытался бы объяснить, как некий внутренний, в душу человека внедрившийся корень греха, его (греха) основание и источник. Это состояние души, которое обнаруживает себя в грехе, подобно тому, как радость обнаруживает себя в улыбке. Человеческие чувства могут переживаться и без видимых проявлений, так и страсть в человеке тоже может существовать, внешне никак не проявляясь. В самом деле: если связать кого-либо по рукам и ногам, завязать глаза и заклеить скотчем рот — грешить он не сможет, но безгрешным от этого не станет, грехи его будут томиться до поры до времени, чтобы, при первой же возможности, пустить побеги, как сорняк, отродившийся от остатка корня в земле. И пока в нашей душе та или иная страсть не искоренена, она неизбежно, при каждом удобном случае, будет прорастать и приносить греховные плоды.

Все наши грехи — это побеги от корня той или иной страсти, количество их (страстей) ограничено. Большие специалисты в этой области — святые Отцы — выделяют следующие страсти: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость. Как видим, их восемь, но часто говорят о семи страстях: некоторые объединяют печаль и уныние в одну страсть.

Спаситель говорил: «Исходящее из человека оскверняет человека. Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, — все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека» (Мк. 7, 20-23).

Эти слова довольно точно можно приложить к описанию действия страстей: если какая-либо из них завладела сердцем человека, то она придает особую окраску всем или почти всем его (человека) словам и поступкам. Среди страстей есть родоначальница, от которой произошли все остальные,— это гордость, чрезмерно раздутое «я». Отсюда и борьба со страстями, искоренение их возможно только тогда, когда человек старается преодолеть не только ту или иную страсть, но и саму гордость.

Упоминавшееся отчаяние — это состояние души человека, разуверившегося в возможности своего спасения. Обычно это ощущение нападает после совершения какого-либо греха, оцениваемого человеком, как непростительный. Конечно, есть грехи тяжкие, и совестливое, мучительное их переживание естественно для человека с нормальным нравственным чувством. Отчаяние начинается тогда, когда проявляется маловерие, когда человек считает (видимо, судя по себе), что Бог не сможет простить такого грешника, как он. А если все равно погибать, то нечего мелочиться, нечего пытаться не грешить; погибать, так с музыкой — и человек пускается во все тяжкие.

Уныние — это тоже состояние разуверенности человека, но не в милости Божией, а в себе, в своей способности достичь спасения. Неуспешно попытавшись не грешить раз, два и три, человек поддается ощущению, похожему на то, что сейчас называют комплексом неполноценности. У человека опускаются руки: зачем делать вообще что-либо, если итог известен — недостоин я Царства Небесного… Уныние, по корню своему, очень похоже на отчаяние, противоположно лишь по проявлению. Отчаяние — активное, а уныние — пассивное проявление маловерия. Поэтому, состояние отчаяния, если строго следовать классификации, можно отнести к проявлению страсти уныния.

Как ни странно может показаться, но и отчаяние, и уныние — это проявления гордости. В первом случае человек присваивает себе право решать от лица Бога, какой грех простительный, а какой — нет. Свое мнение: «Как МНЕ кажется» — человек принимает во внимание более, чем множество примеров неизмеримой милости Божией. Во втором случае человек склонен не принимать во внимание участие Бога в деле нашего спасения. У истока уныния лежит мысль: «Я спасаюсь САМ», а уныние — всего лишь плод разочарования в своем самомнении, когда действительность эту мысль опровергает. В обоих случаях человек замкнут на себе, а это и есть гордость.

Как бороться с подобным состоянием? Прежде всего, постараться разомкнуться, вспомнить о Боге, о том, что Он есть любовь, принести Ему покаяние в содеянных грехах, пусть и в сотый-двухсотый раз. Нужно постараться расшевелить в себе «чаяние паче чаяния», как называл это чувство преподобный Кассиан Римлянин, то есть надежду на милость Божию, несмотря на всю кажущуюся безнадежность прощения и исправления. Святые Отпы советуют больше трудиться, чтобы унынию не было времени разъедать мысли. Помогает победить уныние и отчаяние также искреннее бескорыстное доброе дело».

Можно ли погасить в себе страсть?

Что такое «греховная страсть»?

<< На главную страницу Вопросы священнику >>

Смотря на его работу – методическую, отчетливую до мелочей, – всякий сказал бы, что такое систематическое применение воли к делу, такая выдержка в труде, то, что немцы называют Ausdauer, возможно только при твердом спокойствии и хладнокровии духа… А между тем это был человек самый пылкий, самый страстный, даже пристрастный по своей природе, и кто узнавал Чижова лишь с этой его стороны, готов был, напротив, вывести заключение, что он способен управляться в жизни только порывом!

Соответственно определился и характер произведений: страстный, бескомпромиссный тон Бунина и не менее страстный, но все-таки политически выверенный пафос Горького.

Там я еще не был, поэтому не могу утверждать наверное, – свободной рукой отмахнулся молодой человек, который и впрямь был известен как страстный путешественник, а не только как страстный любовник. – Наверняка стало достоянием гласности и то, что бедняжка Кэрол пыталась покончить с собой на одном из светских приемов.

И оба работали во всю силу, как благоразумный, так и страстный, а вечером страстный брат забирал себе и свой заработок, и заработок своего благоразумного брата и ночью все это истрачивал на свои удовольствия в «ограждении».

Впрочем, этот горячий и страстный союз может оказаться достаточно прочным, если только партнеры научатся друг другу уступать.Женщина-Овен – мужчина-СкорпионСила страстиЭто очень горячий и страстный союз, но, в отличие от большинства других эмоциональных союзов, он может быть очень прочным.Дело в том, что и мужчина-Скорпион, и женщина-Овен – не только обладатели сильных характеров, но еще и романтичные натуры.

Поэтому, конечно, ты не являешься кабинетным литературоведом и критиком, ты страстный оратор, ты страстный певец, огненный проповедник.

Я просто не в состоянии выразить всю глубину своих девических впечатлений, когда мы с Рилло наконец-то остались наедине со своей страстной, большой любовью, — так я заявила репортерам и, наверное, была искренна — его мощное тело, мужественная улыбка, ясные глаза и страстный голос повергли меня в трепет.

Образ отца был подточен: Степан Александрович Хомяков, богатейший помещик, человек с недурным образованием и способностями, страстный англоман и один из основателей знаменитого Английского Клуба в Москве, был еще более страстным игроком – и в клубе, что он основал на свою беду, он проиграл почти все семейное состояние, больше миллиона рублей.

И, говоря эти заслуженной гордостью насыщенные слова, не мог он, конечно, не вспомнить о сорока почти годах своей трудной и страстной шахматной жизни; но и не мог не подумать о предстоящем; ему — вскоре после этих слов — новом и труднейшем испытании, о московском матче с Ласкером, о том матче, после которого понял, наконец, этот упрямый, волевой и страстный человек, что конец Стейница-шахматиста настал, и ничем его не предотвратить, не задержать, не замедлить…

  • Грех, страсть, порок: в чем различие и как с ними бороться А. Ткаченко
  • «Взбесившийся ротвейлер» А. Ткаченко
  • Греховные страсти и борьба с ними свящ. Сергий Дергалев
  • Борьба со страстями прот. Сергий Филимонов
  • Страсти и добродетели прп. Паисий Святогорец
  • Восемь смертных грехов и борьба с ними свящ. Павел Гумеров
  • О восьми главных страстях прп. Иоанн Кассиан Римлянин
  • Восемь главных страстей свт. Игнатий Брянчанинов
  • Исчисление страстей свщмч. Петр Дамаскин
  • Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами Л.Ф. Шеховцова
  • Молитвы об избавлении от страстей
  • Греховные страсти: развитие и классификация
  • Видео. Пороки современного общества

Страсть – греховная зависимость, проявляющаяся в сильном влечении человека к определенному виду греха.

С церковнославянского слово страсти переводится как «страдания». В этом смысле мы говорим о «крестных страстях Иисуса Христа». Однако в современном словоупотреблении оно чаще используется для обозначения греховных состояний человека, греховных расположений и навыков, влекущих его к нарушению заповедей Божиих, нередко даже против его воли.

Главных страстей восемь:

  1. Чревоугодие
  2. Блуд
  3. Сребролюбие
  4. Гнев
  5. Печаль
  6. Уныние
  7. Тщеславие
  8. Гордость

Взаимосвязь страстей

Эти восемь страстей, хотя имеют разное происхождение и разные действия, однако шесть первых (чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние) соединены между собой таким образом, что излишество предыдущей дает начало последующей.
Тщеславие и гордость таким же способом соединяются между собой; усиление первой из них дает начало другой, но рождаются они не от шести предыдущих, а по истреблении их. В эти две страсти мы впадаем особенно после победы над прочими страстями.

Страсть, как болезнь души

«Страсть достойна порицания, как не естественное движение души», – учит св. Максим Исповедник. По словам святого Климента Александрийского, страсть есть возмущение против природы. Св. Исаак Сирин называет страсть недугом души, а св. Исайя Нитрийский болезненным состоянием душевных сил. Св. Иоанн Дамаскин называет страсть движением энергии против природы.

Противоестественность страсти заключается в том, что в ней человек отказывается от естественного для своей природы соединения с Творцом, дающим человеку высшее духовное блаженство. Вместо наслаждения общением с вечным Богом человек ищет наслаждения в своем временном земном бытии, среди преходящего и непостоянного мира. Такими наслаждениями могут являться еда (страсть чревоугодия), незаконные половые увлечения (блуд), деньги (страсть сребролюбия), унижение других людей, утверждение своего превосходства над ними (гнев, гордость, тщеславие), чрезмерные огорчения по поводу недостатка или лишения материальных благ, неосуществления страстных пожеланий. (уныние, печаль).

Выделяя восемь основных страстей, христианские подвижники настаивают, что страстями являются именно душевные состояния, а не потребности тела. Даже разделяя телесные (чревоугодие, блуд) и душевные страсти, они видят причину каждой страсти не в жизни тела, а только в удалении человеческой души от Бога.

Источник страстей

Основанием страстей является самолюбие, всецело противоположное любви к Богу и ближнему. В сущности все страсти зарождаются от извращенной и чрезмерной любви к себе. Главными и наиболее опасными страстями являются гордость и тщеславие. Эти страсти превратили часть ангелов в падших духов, поэтому заражение ими делает человека врагом Богу, открывает в его ум и сердце путь всем прочим страстям. Через страсти падшие духи воздействуют на поведение человека, стремясь сделать его рабом греховных навыков. Подчиняясь греховным страстям, человек сам уподобляется падшим духам, делается врагом Богу.

Возникновению страсти предшествует искушение человека помыслом, содержащим греховный образ. Если во время искушения человек начинает услаждаться греховным образом, то это первый признак возникновения страсти. Поселяясь в душе, пристрастие к греховному образу превращается во внутренний греховный навык, который ведет к внешним греховным действиям.

Искоренение страсти

Для искоренения страсти человек должен искать помощи у Бога, Который дает человеку силы преодолеть страсть. Божественной помощью является благодать Святого Духа, приносящая человеку духовное наслаждение, в сравнении c которым меркнут действия страсти. Для приобретения благодати человеку необходим молитвенный подвиг борьбы и противостояния греховным помыслам. В ответ на молитвенный подвиг человека посещает благодать, подающая подвижнику опытное познание Божественной любви.

Наиболее совершенно страсти побеждаются очищением сердца путем усиленных молитв и подвигов. Надо развивать противоположные страстям добродетели. Например, если развить смирение, угаснет гордость, если будет господствовать радость, то не будет места печали.
Исцеление от страстей требует зачастую многолетней борьбы. Один из великих подвижников говорит: «Мне потребовалось пятнадцать лет, чтобы победить гнев».

Что такое непорочные (неукоризненные) страсти?

Это не греховные зависимости, а естественные страдания человека после грехопадения.

Понятие «страстность» часто прилагают одинаково как к порочным (укоризненным), так и к непорочным (неукоризненным) страстям. Однако между этими двумя понятиями есть разница, и немалая. Укоризненные страсти формируются в человеке в результате его личного уклонения ко злу. По мере постепенного пленения человека теми или иными видами греха в нём формируются греховные навыки, затем греховные привычки, которые, со временем, перерастают в стойкую зависимость от этих видов грехов.

«Естественные же и безпорочные страсти, — по свидетельству прп. Иоанна Дамаскина, — суть не находящиеся в нашей власти, которые вошли в человеческую жизнь вследствие осуждения, происшедшего из-за преступления, как например, голод, жажда, утомление, труд, слеза, тление, уклонение от смерти, боязнь, предсмертная мука, от которой происходят пот, капли крови… и подобное, что по природе присуще всем людям».

Таким образом, наличие неукориненных страстей не зависит от воли человека. Хочет человек или нет, он не может не алкать, не жаждать, не может стать в принципе недоступным для болезней, не может не предаться тлению. В какой-то мере он в состоянии влиять на интенсивность внутреннего проявления этих страстей (например, приучив себя к постническому образу жизни, закалив свой организм и т. п.), но только в какой-то мере. Естественная страстность не была характерна лишь для первозданных людей, пока они пребывали в союзе с Богом.

***

Кто видит в себе какую-нибудь господствующую страсть, тому должно прежде всего противу ней вооружаться … ибо если мы не победим сей страсти, то от победы над прочими не будет нам никакой пользы..
прп. Иоанн Лествичник

Страсть – это порок от долгого времени вгнездившийся в душе и через навык (постоянное повторение) сделавшийся как бы природным ее свойством, так что душа уже произвольно и сама собою к нему стремится.
епископ Варнава (Беляев)

Иное суть страсти, и иное – грехи. Страсти суть: гнев, тщеславие, сластолюбие, ненависть, злая похоть и тому подобное. Грехи же суть самые действия страстей, когда кто-то приводит их в исполнение на деле, т.е. совершает телом те дела, к которым побуждают его страсти; ибо можно иметь страсти, но не действовать по ним.
преп. авва Дорофей

Надо знать, какая страсть беспокоит более всего, с ней и нужно бороться особенно. Для этого надо ежедневно проверять свою совесть…
Надо все дурное, также и страсти, борющие нас, считать не своими, а от врага – диавола. Это очень важно. Тогда только и можно победить страсть, когда не будешь считать ее своей.
преп. Никон Оптинский

***

Существует очень большая разница между любовью и привязанностью, между голодом и жадностью, между живым интересом и любопытством – и т.д. У каждой из наших естественных наклонностей есть зараженный злом двойник; он-то и есть один из путей к нашему порабощению. Если не сказали «нет» вовремя – не миновать борьбы. Но тогда будьте беспощадны, потому что ясность ума и независимость более драгоценны, чем то удовлетворение, которое вы получаете через порабощение. Кто такой грешник? Это человек разделенный в самом себе, разделенный от ближнего, удаленный от Бога. Грешник потерял связь с Богом, со своей совестью, со своей собственной жизнью, с жизнью ближнего.
митрополит Сурожский Антоний

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *