Собор спаса преображения в чернигове

Спасо-Преображенский собор в Чернигове (Архитектурно-археологическое изучение собора было начато в 1920-е годы Н. Макаренко, чьи работы до сих пор не утратили своего значения. См.: Макаренко М. Дослiди над Чернигiвським Спасом. Коротке звiдомлення. — Записки iторико-фiлологiчного вiддiлу Всеукраiнськоi Академii наук, 1924, кн. IV. с. 240-244; Он же. Бiля Чернигiвського Спаса: (Археологичнi дослiди року 1923).- Чернигiв i пiвнiчне левобережжя. Kиiв, 1928, с. 184-196; Он же. Чернигiвський Спас. Археологiчнi дослiдi року 1923. Киiв, 1929. Исследование памятника продолжалось лишь с конца 1950-х годов. Появились публикации историко-архитектуриого характера. См.: Асеев Ю. С. Спаський собор у Черниговi. Киiв, 1959; Комеч А. И. Спасо-Преображенский собор в Чернигове. — Древнерусское искусство. Зарубежные связи. М., 1975, с. 9 — 26. В 1960-е годы под руководством Н. В. Холостенко и М. М. Говденко началось тщательное натурное исследование памятника и была проведена его частичная реставрация.) был начат постройкой по заказу черниговского князя Мстислава Владимировича, едва ли не превосходившего своим могуществом сидевшего на киевском престоле Ярослава Мудрого. Во всяком случае, раздел русских земель этими князьями в 1026 г. основой имел добрую волю и согласие Мстислава, который одержал победу над войсками Ярослава и новгородцев и мог бы добиться единоличного правления всей Русью.

Мстислав умер в 1036 г. Летописец сообщает нам, что он был погребен «в церкви у святаго Спаса, юже бе сам заложил бе бо воздано ея при нем возвыше, яко на кони стояще рукою досящи» (ПВЛ. М.; Л., 1950, ч. I, с. 101.) Из этого описания видно, что высота стен строящегося собора не превышала 3 — 4 м; следовательно, собор мог быть заложен за один-два строительных сезона до этого, в 1034 — 1035 гг.

В литературе, посвященной древнерусскому зодчеству X— XV вв., распространено определение структуры храмов по числу столбов — четырех-, шести-, восьмистолпные (Воронин Н. Н. Зодчество Киевской Руси.- В кн.: История русского искусства. М., 1953, т. I, с. 11—154, особенно с. 142; Брунов Н. И. Архитектура эпохи древнерусского государства и периода феодальной раздробленности Руси. — В кн.: История русской архитектуры. М., 1956, с. 11 — 63; см. также главы 9 — 12 в III т. «Всеобщей истории архитектуры» (Л.; М., 1966), написанные Ю. С. Асеевым, П. Н. Максимовым и Н. Н. Ворониным и посвященные древнерусской архитектуре X — XIII вв. (с. 616-656). Подобная классификация искажает реальную композиционную природу памятников, к тому же она неверно интерпретирует сами формы. Она отвлечена от представлений, связанных с базиликальными постройками, и является насильственной для зданий крестово-купольного типа. Как правило, все древнерусские храмы XI — XII вв. (кроме самых простых) — четырехстолпные, они бывают с нартексом (понятие о нем почти исчезло из наших архитектурных описаний) или без него, с апсидами — либо примыкающими к основной девятидольной структуре, либо имеющими дополнительные ячейки.

Спасо-Преображенский собор в Чернигове является четырехстолпным храмом типа вписанного креста, с нартексом и развитой алтарной частью. Знаменательна форма опор — они никоим образом не читаются как комбинации отрезков стен, но представляют собой центрические крестчатые столбы. Напомним, в константинопольских храмах начиная с X в. стены внутри исчезают, в цельном пространстве наоса в качестве опор остаются лишь четыре колонны.

В черниговском храме происходит обратная замена — колонн столбами. Однако уже совершившееся в IX — X вв. осознание опор как формы в себе замкнутой, не разделяющей пространство, а лишь находящейся в нем, приводит к возникновению центрических крестчатых столбов. На четырех подобных столбах ничто не мешает возвести ту же каноническую систему перекрытий, которую в константинопольских храмах несли четыре колонны. Конечно, подобные опоры — примитивизация мотива. В ее основе лежат и причины практического характера, ибо доставка четырех мраморных больших колонн для княжеского строительства была бы, вероятно, довольно сложной. Однако еще интереснее отметить, что, даже если бы такая возможность и существовала, ею нельзя было бы воспользоваться для возведения черниговского собора.

Мы подходим к очень важному моменту в композиции здания. Речь идет о его хорах. Расположены хоры над нартексом и боковыми нефами, эти зоны интерьера оказываются двухэтажными. Применение колонн в качестве основных опор становится невозможным, ибо их стволы оказались бы пересеченными посередине.

Между подкупольными столбами в двух ярусах размещены аркады. Подобная композиция, как мы видели, употребляется в памятниках Византии V — XI вв. Она восходит к купольным базиликам, таким ранним и начальным, как Алахан манастир. Принципиально такую структуру мы находим в Константинопольской Софии, почти такую — в церкви в Каср-ибн-Вардане. В дальнейшем, с заменой купольных базилик крестово-купольными храмами, аркады в верхнем ярусе исчезают (храм св. Ирины в Константинополе, храм в Дере-Агзы). Интересно и показательно для ощущения общности архитектурной традиции близкое совпадение размеров (при типологическом сходстве) черниговского памятника и храма в Дере-Агзы: в Чернигове — общая длина 32 м, ширина 21,5 м, подкупольный квадрат — 7,75 м, в Дере-Агзы соответственно — 33 (без экзонартекса), 21 и чуть больше 8 м.

В византийских постройках VIII — IX вв. хоры устраиваются на сводах, перекрывающих нижний ярус, а коробовые своды рукавов креста опираются на стены угловых ячеек, прорезаемые арками. В XI в. аналогичные принципиально решения, хотя и восходящие скорее к линии церкви Успения в Никее, мы видели в храме Георгия в Манганах и в Гюль Джами (в первом устройство обширных хор связано с императорским заказом).

Композиция Спасо-Преображенского собора в Чернигове при использовании традиционных, поддерживающих хоры, аркад, отличается, как уже говорилось, иной трактовкой общей структуры. В связи с центрической трактовкой опор стены внутри превращаются в крестчатые столбы, а хоры располагаются на плоских перекрытиях. Это лишает хоры органической связи с храмом. Создается весьма своеобразная ситуация, когда в крестово-купольный тип храма, ставший под влиянием зданий на четырех колоннах пространственно цельным, вновь переносятся формы, должные разделять внутреннее пространство. Все эти формы связаны с устройством хор.

Чернигов. Спасо-Преображенский собор. 1030-1040-е годы. Схематический продольный разрез Продольный разрез по южному нефу
Чернигов. Спасо-преображенский собор. план Чернигов. Спасо-Преображенский собор. План на уровне хор

Хоры в русских храмах XI — XII вв. имели весьма определенное назначение: здесь находился князь и его ближайшее окружение (Брунов Н. И. О хорах в древнерусском зодчестве. — Труды секции теории и методологии (социологической) ИАИ РАНИОН. М., 1928, т. И, с. 93 — 97.). Поэтому, когда в Спасском соборе Чернигова мы сталкиваемся с расширением хор, снова находящихся в пространстве самого храма, вполне естественно предположить причиной этому прямой княжеский заказ. Зодчие, взявшие за основу тип храма вписанного креста, который сформировался как интерпретация крестово-купольных построек под влиянием четырехколонных композиций, чтобы устроить обширные хоры, обратились к формам более ранних памятников. От центрального пространства хоры отделили глубоко традиционными аркадами, причем аркады употребили и в верхнем ярусе, что позволяет соотнести собор с группой построек, родственных церкви в Каср-ибн-Вардане.

Возникло необычное композиционное решение. В упомянутых византийских постройках ходы над боковыми нефами продолжаются до восточных стен, так, что боковые апсиды оказываются двухэтажными. Здесь же хоры идут лишь до восточных крестчатых столбов, перед алтарем образуется свободный поперечный неф. Так же, как центрические опоры являются отголоском форм четырехколонных храмов, так и это необычное деление связано с типичным для них же противопоставлением свободного цельного наоса алтарю. В Спасском соборе деление на алтарь и квадратный наос дополнительно выявлено лопатками, появляющимися на боковых стенах на границе этих пространств. Лопатки как бы обрамляют и открывают пространства всех трех апсид.

Построение алтарной части своеобразно. Три апсиды расположены в одну линию. Они как бы приставлены к наружному контуру восточной стены здания. Обычно апсиды начинаются от внутреннего контура предполагаемой восточной стены (этот уровень выявляется угловыми лопатками). Поскольку предапсидные помещения очень неглубоки, то создается впечатление, что они устроены в основном с помощью подобного выдвижения апсид. Необычность планировки выявляется и негативным соответствием контуров восточных участков северной и южной стен, где лопаткам снаружи соответствует как бы ниша внутри, и наоборот. Форма своей нечеткостью выдает какую-то неуверенность мастеров, но не менее интересно и то, что ей можно подыскать весьма близкую аналогию. Подобный вынос апсид мы находим в церкви Богоматери Халкеон в Салониках, возникшей под несомненным влиянием архитектуры Константинополя. В самой византийской столице из-за сложного четырехлепесткового плана алтарных помещений апсиды тоже иногда выдвигаются к востоку, хотя и не в такой мере (Эски Имарет Джами); в XII в. в маленьком храме Иоанна Предтечи три полукруглые апсиды вынесены за линию, соединяющую восточные углы основного объема.

Нартекс черниговского собора пространственно несколько обособлен, он сообщается с наосом тремя арочными проемами в восточной стене. В том, что это стена,- нет ни малейшего сомнения, поэтому еще раз укажем на невозможность обозначить отрезки стен как столбы и на ошибочность определения «шести-и восьмистолпные храмы». Северная и южная ячейки нартекса перекрыты купольными сводами, центральная — коробовым сводом. Последний ориентирован в направлении север — юг, что также содействует обособленности нартекса. Вместе с тем чрезвычайно выразительны открывающиеся из нартекса и побуждающие к движению перспективы в большое и свободное пространство храма. Подобное сопоставление характерно для константинопольских памятников.

В верхнем этаже пространство западной части храма организовано иначе. Над нартексом боковые ячейки одинаково широкими проемами открываются и в средний, и в боковые нефы собора. Образующиеся таким образом достаточно обширные П-образные хоры входят в пространство самого храма, во всяком случае в линии малых нефов. Стены на хорах оказываются вытесненными (от них остаются лишь лопатки столбов).

Пространство хор, казалось бы, становится частью пространства всего храма. Однако полного объединения не происходит по двум причинам. Первая связана с разнохарактерностью ячеек самих хор. Угловые — низкие и довольно темные, лишенные окон, — были как бы проходными, соединяющими, они перекрывались глухими сомкнутыми сводами. Дверные проемы в северной и южной стенах соединяли их с лестничной башней (с севера) и каким-то помещением над крещальней (с юга). Ячейки хор в малых нефах основного пространства тоже смотрятся несколько отдельно друг от друга. Главными являются зоны хор в рукавах креста, они залиты светом больших окон, расположенных по три в два яруса, и охвачены широкими и высокими коробовыми сводами.

Все три ячейки хор над малыми нефами разделяются перекинутыми к стенам арками, расположенными на одной высоте и к тому же довольно низко, особенно в отношении к уровню сводов. Высота шелыг арок над полом хор — 4 м, шелыг глухих купольных сводов — 7,5 м, куполов малых глав — почти 13 м, центральных сводов — около 10 м. Все ячейки имеют индивидуальные пропорции, особенно необычны промежуточные, расположенные в западных углах наоса, ибо над ними поднимаются вытянутые круглые, в нижней части — глухие барабаны малых глав (высота барабанов — более 6 м). Чередование пространств выглядит несколько случайным, хотя общая система храма является ясной и логичной. Это противоречие опять-таки связано с устройством хор в храме, чья структура, родственная четырехколонным композициям, уже не совсем для этого подходит.

Однако в организации хор есть и намеренные акценты. Интересно отметить особое внимание к украшению южной половины хор. Малые арки опирались здесь не на пристенные лопатки, как с северной стороны, а на пары полуколонн, от которых уцелели, хотя и фрагментарно, капители. Стена ниже капителей имеет ровную лицевую поверхность кладки. Поэтому мы можем предположить существование первоначальных приставных полуколонн (возможно, мраморных) — форма, аналогию которой мы встречаем в самых замечательных постройках Византии: Неа Мони на Хиосе и Сан Марко в Венеции. Полуколонны, как и лопатки северной стены, опирались на обрез стены в уровне пола хор. Правая часть хор — мужская — могла служить местом пребывания князя, что и объяснило бы употребление полуколонн.

Особый характер имеет средняя часть хор над нартексом. Она открывается в храм тройной аркадой, которая могла бы уподобиться аркадам южного и северного рукавов креста. Однако зодчие интерпретируют ее иначе — как похожую, ибо расположенную в одном из рукавов креста, и как отличную, ибо она удалена от подкупольного пространства и помещена над стеной нижнего яруса на границе нартекса и наоса. Уже сама стена, в которой помещена аркада, — особая, тоньше всех других стен храма. Кажущиеся здесь утолщенными боковые лопатки — обычный на самом деле размер. Тонкие восьмигранные столбы центричны, но не обладают собственной ориентацией и легко включаются в поперечное движение аркады. Столбы и лопатки здесь не адекватны (как в боковых аркадах), лопатки принадлежат стене, столбы — проему. Аркада становится сложным, но единым проемом, напоминая аркаду на тонких столбиках в константинопольской церкви Спаса Всевидящего.

Угловые ячейки на хорах связаны с центральной широкими арочными проемами, но центральная никоим образом не является соединяющим проходом, а наоборот — своей резкой выделенностью от угловых зон создает пространство, композиционно наиболее значительное на хорах. Его особый характер подчеркивает и западная стена своими широкими глухими поверхностями; в ней, в отличие от стен в боковых рукавах креста, внизу находится лишь один арочный проем в центре. Проем имеет необычный характер — он продолжается почти до пола. Подобное окно напоминает окно в нартексе северной церкви монастыря Пантократора в Константинополе. В люпете же западной стены прорезаны три очень высоких окна. Все пространство высотой, ощущением срединного положения на хорах (остальные помещения ему симметричны), сгруппированностью к центру превращается в своеобразный зал с верхним светом, с видом в центральный неф, в подкупольное пространство и центральную апсиду.

Особенностью внутреннего пространства является его целостность, несмотря на как бы трехнефное расчленение. Одинаковые лопатки крестчатых опор оказываются ориентированными на внутреннее ядро столба и не обладают динамикой выступа; вместо того, чтобы определять движение пространства, эти опоры просто пребывают в нем. Пространство, обладая некоей самостоятельностью развития, как бы прорезает внутренние перегородки арочными проемам, уничтожая вещественную непрерывность стен и придавая формам структурный смысл. «Преодоленность» перегородок усиливается центричностью перекрытия наоса, которое образовано сводами рукавов креста и пятью световыми главами, равномерностью освещения через многочисленные окна.

Для трактовки отдельных форм характерны ясность и сложность одновременно, изящная расчлененность при ощущении нерасторжимости всех частей гибкой оболочки, где прихотливо соединяются и переходят друг в друга структурные и фоновые элементы. Профилировки всюду используются для облегчения форм и выявления их соотнесенности с целым. Опорами нижних аркад служили мраморные колонки, вдвое более тонкие, нежели опирающиеся на них кладки (колонки были обложены кирпичом после пожара XVIII в.). Ионические капители с импостами несут профилированные шиферные плиты, с которых начинается кладка арок. Хотя колонны круглые, шиферные плиты и массивы кладки на них — прямоугольные, вытянутые, их длинные стороны идут вглубь, сквозь аркаду (соотношение, часто встречающееся в Константинополе). Движение «сквозь» поддерживается и перспективными профилировками арок. Поэтому тройные аркады, пересекая рукава креста, в то же время напоминают о центрической природе основной композиции, горизонтальное движение аркад вдоль нефов сочетается с их ориентированностью на подкупольное пространство. Группировка вокруг центра и преодоление горизонтали подчеркиваются небольшим выделением средних арок во всех ярусах (такое примерно соотношение арок можно видеть в аркадах церкви Христа Всевидящего в Константинополе).

Комеч А.И. Древнерусское зодчество конца X — начала XII в. Византийское наследие и становление самостоятельной традиции

Спасо-Преображенский собор в Чернигове. Описание, история

Чернигов – уникальный город, на долю которого выпало так много тайн, событий и перемен, что немногие города могут похвастаться подобным. Это один из самых больших исторических архитектурных комплексов на территории Украины.

Здесь сосредоточено рекордное количество исторических достопримечательностей:

  • пять храмов XI в.,
  • множество памятников стиля казацкого барокко,
  • образцы первых каменных храмов на Руси.

Именно одним из таких храмов является Спасо-Преображенский собор.

Происхождение названия и его значение

Праздник Преображения Господня это один из важнейших праздников для православной церкви. Он относится к двунадесятым праздникам, которые по важности занимают следующее место после Пасхи, и празднуется 19 августа.

Сам праздник учрежден в воспоминание о Преображении Господнем на горе Фавор, когда Он явился своим избранным ученикам в своей небесной славе, теперь совмещая в себе и человеческое, и духовное начало. Его празднует и восточная, и западная церковь, но для русского человека его празднование имеет особо важный статус.

Второе название праздника – Яблочный Спас, и оно есть только в русском языке, так как только на Руси в этот день освящаются яблоки, а не виноград, как было принято в Константинополе. Русская церковь оплела Преображение отдельными традициями. В этот день ослаблялся строгий пост, разрешалась рыба и масло, а еще до этого дня были под запретом любые фрукты и овощи, позволялись только огурцы.

Для празднования Преображения яблоки завозились везде и продавались нарасхват. Каждый, кто имел свои яблоки или мог купить их, считал великим счастьем возможность раздать освященные в церкви яблоки своим слугам, бедным или больным людям.

Особый статус праздника, его причисление к числу величайших и добрые традиции угощения вместе с позволением теперь есть все, что растет на огороде, приводило к строительству соборов и больших церквей в честь этого церковного празднования.

История Спасо-Преображенского собора

Спасо-Преображенский собор в Чернигове был задуман и построен Мстиславом Владимировичем, князем Чернигова. Мстислав был одним из сыновей великого князя Владимира, крестителя Руси.

После успешных военных действий в 1024 г. князь расширил собственные территории, укрепил княжество и в «Днешнем Граде» соорудил княжескую резиденцию, комплекс зданий, центром которого и должен стать новый собор.

Точная дата начала стройки неизвестна и варьируется между 1030 – 1034 г.

В 1036 г. князь умер во время охоты, и мастера были сняты с недостроенного храма и переведены на постройку новгородского собора.

Около 10-ти лет черниговский собор представлял собой только несколько стен, высотой под «рост всадника на коне», пока стройка не была возобновлена уже при Святославе Ярославиче, следующем черниговском князе.

Собор был закончен примерно к 1050 г. На момент постройки он был центральным собором не только лишь для Чернигова, но и для всего Чернигово-Северском княжества. Почти 900 лет храм беспрерывно носил статус кафедрального собора. Вместе с этим он имел важное политическое значение, так как вокруг него сосредотачивалась и духовная, и политическая жизнь княжества.

На территории собора была обустроена усыпальница для князей, и здесь же были похоронены архиереи, окормлявшие Чернигов. Именно в соборе, по словам летописцев, заключались договора, скрепленные присягой на библии и целованием епископского креста. С амвона собора оглашались людям различные царские указы.

Нашествие монголов под предводительством хана Батыя в 1239 г. привело к тому, что собор был разграблен и частично разрушен. Его своды и купола были разбиты. Это вынудило перенести епископскую кафедру. Полное восстановление храма началось только в XVII в., в 1675 были начаты работы по реконструкции и перестройке, в которых храм стал несколько отличаться от своего первоначального вида.

Следующая радикальная перестройка была проведена в 1791-1798 г. До этого собор перенес серьезный пожар. Согласно историческим данным, граф Потемкин лично выделил средства на реконструкцию собора, и ходатайствовал о его скорейшем восстановлении. Но благие мотивы графа навредили храму и полностью изменили его.

Многие исследователи сходятся во мнениях, что это восстановление собора принесло больше вреда, чем пожар и все монгольские разрушения вместе взятые. На тот момент храм был полностью разрушен изнутри, все деревянные части были уничтожены, не сохранилось ни одной первоначальной фрески.

При реконструкции весь внешний вид был полностью перестроен: вместо сгоревшей небольшой крестильни достроили еще одну симметричную башню. На них разместили шпили, достроили острые верхи башен по принципу костелов.

Спасо-Преображенский собор в Чернигове фото 1898

Позже надстроили лестничную башню и провели другие косметические работы: сменили купола, позолотили их, побелили фасады. К 1818 г. собор стал таким, каким находится сейчас.

Советская власть закрыла собор в 1926 г., передав его как помещение склада в «Главросмасложирсбыт». Ни о каких богослужениях и речи не шло, а в 1936 г. храм передали историческому музею. В военное время, в 1942 г., храм снова был открыт для совершения Литургии. Богослужения продолжались вплоть до 1961 г, пока собор снова не сделали частью музея.

Спасо-Преображенский собор в Чернигове фото 1905 года

В 1980-х храм был насильно захвачен представителями Украинской православной церкви Московского патриархата. Из него выбросили всю музейную утварь, вернули священника. Богослужения возобновились на регулярной основе. Подобное поведение спровоцировало конфликт, и часто поднимаются вопросы о законности таких действий.

Современный статус Спасо-Преображенского собора

Спасо-Преображенский собор в Чернигове является частью архитектурно-исторического заповедника, в который входят 29 сохранившихся зданий древних времен.

Этот заповедник один из наиболее исторически важных, так как в нем 6 зданий считаются самыми ранними постойками сохранившимися в Восточной Европе. Заповедник «Чернигов древний» предлагает экскурсии, проводит необходимые работы по реставрации и занимается изучением памятников.

Храм является действующим храмом-музеем, а также внесен в список всемирного наследия «Юнеско».

Архитектура Спасо-Преображенского собора

Архитектура собора представляет собой искусное смешение византийских традиций и романских базилик. От базилик здесь конструкция, ориентация на стороны света, символизм вида ноева ковчега. От византийского стиля – существование купола и особых трехгранных парусов, что придавали конструкции храма визуальную легкость.

Спасо-Преображенский собор это пятикупольный храм на шести столбах и трех апсидах. Его длина составляет около 35 м, ширина – 22 м, высота 30 м, а толщина массивных стен – 1,4 м. Сам храм мастерски сочетает ровные углы, вертикали и горизонтали, а его вытянутость еще сильнее акцентируется разделением колонн.

Подобное строительство не характерно для русского зодчества, но есть предположения, что храм в себе отчасти повторяет Десятинную церковь в Киеве. Схожесть этого храма и Софии Киевской, а также то, что строительство этих двух соборов отделяют какие-то пары десятков лет, подтверждают теорию, что мастера были из одной византийской артели.

Спасо-Преображенский собор в Чернигове был одним из самых богато украшенных соборов того времени. Исторические свидетельства говорят о мраморных полах, колоннах и смальтовых полах с узорами.

К сожалению, все это великолепное убранство не сохранилось из-за пожара и работ по реконструкции. Единственная сохранившаяся фреска XI века была утеряна во время отечественной войны, когда сгорел хранивший ее музей.

Иконостас Спасо-Преображенского собора

Удивительным образом в соборе сохранился в полной ценности иконостас, устроенный уже после великого пожара. Известно, что иконостас был создан в г. Нежин, местными мастерами Саввой Волощенко и Степаном Белопольским. Проект иконостаса создал Иван Ясныгин, губернский архитектор. Для росписи был назначен священник из Борзны Тимофей Мизко.

Сам иконостас представляет собой липовый каркас высотой в 12 м и шириной в 20 м, полностью украшенный росписью и резьбой. Работы над ним затянулись и продолжались более 2-х лет. Иконостас занимает всю высоту и ширину храма, он разделен на три отдела – для каждого из приделов храма.

В нем два яруса икон, фон иконостаса серебряный, а выступающие колонны, карнизы и прочее – отделаны золотом. Для центрального придела в иконостасе особенно выделены и украшены Царские врата: овальные открывающиеся створки с просветом между ними и остальной частью иконостаса.

Высота врат примерно 7 аршин, это около 5 м. В просвете над вратами расположено фигурное изображение святого Духа в виде голубя. Всего для иконостаса было написано 63 иконы.

Сложность, длительность и внимание к деталям в такой работе привела к тому, что выделенной на иконостас суммы полностью не хватало.

По сведениям того времени, денег оставалось впритык на оплату работы мастеров, не более.

Тогда местный епископ продал хранившиеся иностранные монеты, которые были здесь из пожертвований в уже закрытые и упраздненные монастыри.

Этой суммы хватило на оплату остальных расходов, и работа над иконостасом была завершена.

Для современных историков и культуроведов иконостас представляет собой интерес и имеет несомненную культурную важность. Им регулярно занимаются исследователи древности, как в Украине, так и за рубежом.

Иконостас дошел до нашего времени без единой переделки и является таким же, каким был изначально, за исключением проводившейся реставрации икон.

Святыни Спасо-Преображенского собора

Во время всего существования храма здесь хранились различные православные святыни. Здесь с 1246 г. по 1572 г. были мощи Черниговских мучеников, князя Михаила и боярина Федора, которые были убиты ордой. Князь поехал к хану для получения княжеского ярлыка, но отказался пройти языческий обряд огненного очищения и поклониться идолам.

Они были немедленно убиты, тела брошены на съедение диким животным, но чудным образом животные к ним не прикоснулись. Христиане тайно забрали тела и перевезли их в Чернигов. Для поклонения их разместили в Спасо-Преображенском соборе. Так же здесь покоились мощи и других князей и святых: блж. князя Игоря, митр. Константина.

До 1921 г. в соборе покоились мощи местного святителя, прп. Феодосия Углицого. Он был Черниговским архиепископом и с его жизнью связывают большое количество чудес. Для сбережения мощей они были перевезены в Ленинград, и образ святого поддерживал людей во время блокады. Есть свидетельства о совершенных чудесах, о заступничестве преподобного, о его помощи.

В соборе долгое время размещалась чудотворная икона Репкинской Божией Матери, иначе называемая Любечская. Она была обретена в XI в., и известна многими совершенными от нее чудесами, ей молятся при различных духовных и физических недугах.

Так же именно здесь находилась икона, теперь почитаемая как Смоленская. Ее привезла сюда греческая принцесса Анна, мать Владимира Мономаха. Икону, подаренную ему матерью, Владимир и перевез с собой в Смоленск, когда был поставлен там на княжество. Эта икона является одной из самых почитаемых и самых известных в православном мире.

Интересные факты и легенды

  1. Спасо-Преображенский собор в Чернигове знаменит не только своей древностью, но и множеством легенд, преданий и различных историй. Например, по одному из преданий, на месте расположения собора раньше была временная церковь, а прежде на этой земле было расположено одно из важных языческих капищ. Возможно, что одной из частей фундамента и является старый фундамент капища.
  2. Частица мощей святителя Феодосия Углицкого находится в Чернобыльском храме: во время совершения одного из богослужений на мощи возложили древнюю икону, и в то же время от тела отделилась частица мощей. Святитель был связан с Чернобылем: по словам одной женщины, в ночь совершения трагедии ей являлся святитель, молившийся за людей. При мощах были зафиксированы случаи исцелений от лучевой болезни.
  3. С обретением мощей митрополита Константина так же связана подобная легенда. Святой, будучи уверен, что именно он виновник и вынужденный участник смут внутри киевской митрополии и конфликта между митрополитами, взял с князя клятву о выполнении его завещания в точности. После его смерти документ был открыт: святой просил не подвергать его погребению, но бросить вне городских стен, что и было сделано. Три дня его тело было за городом, а в Киеве все время бушевала гроза и великая буря. Когда же после этого времени князь послал людей за телом святителя, его нашли нетленным и захоронили в соборе с великими почестями. Тогда буря прекратилась.
  4. Наличие в храме подклета, нижнего яруса, в свое время создало множество легенд о подземных ходах под храмом и о наличии там разнообразных склепов.
  5. Некоторые исследователи называют собор Черниговским Стоунхенджем, поскольку в его кладке зашифрованы различные символы. Так, в орнаментах башни скрыты знаки зодиака, в расположении окон храма – солнечные часы, отображающие времена начала богослужений.

Адрес, как добраться до Собора

Удобнее всего доехать до Чернигова из Киева: оттуда регулярно ходят маршрутные автобусы и электрички. И те, и другие ходят с интервалом не более получаса. От автовокзалов к собору можно добраться на общественном транспорте, автобусами 12, 30, 33, 39, 44. Автобусы ездят каждые 6-10 мин., а суммарное время прибытия к собору на любом маршруте – 30-40 мин.

При необходимости можно заказать и такси, адрес собора – г. Чернигов, ул. Преображенская, 1. Храм открыт для посещения ежедневно, с 10:00 до 19:00 там могут проводиться экскурсии по договоренности, так же работает церковная лавка.

Расписание богослужений

Храм является действующим: в нем проводятся регулярные богослужения.

ежедневно, кроме понедельника Литургия 8:00
воскресенье Литургия 7:00, 10:00
ежедневно, кроме воскресения вечерня 16:00
праздничные дни среди недели Литургия 7:00, 10:00, вечерня накануне 16:00

При необходимости в храме можно заказать индивидуальные требы и таинства.

Чернигов не просто так имеет звание одного из самых гармоничных, древних и прекрасных городов. Удивительная сохранность уникальных культурных памятников делает его обязательным местом туризма и привлекает к нему регулярные паломнические группы. Спасо-Преображенский собор является едва ли не самым важнейшим памятником древнего зодчества, наравне с Киевской Софией.

Катя Волкова

Оформление статьи: Мила Фридан

Видео о Спасо-Преображенском соборе в Чернигове

Уникальность Спасо-Преображенского собора в Чернигове:

Главный храм древнерусского города и Чернигово-Северского княжества, самый древний из сохранившихся храмов Чернигова собор Преображения был возведен в ХІ в.

Собор представляет собой уникальный образец византийско-киевской школы зодчества и храмостроительства расцвета Киевской Руси. В храме покоятся мощи святых.

Заложен Спасо-Преображенский собор в 1030г. Мстиславом, князем черниговским, братом великого князя русского Ярослава Мудрого. Согласно древним сказаниям, храм был построен на месте древнего языческого капища, на котором вначале, еще во времена Владимира, Крестителя Руси, была возведена деревянная церковь. В конце ХІ в. возле собора была построена новая княжеская резиденция, известная как «красный терем».

Интересно, что архитектурно Спасо-Преображенский собор отличается от многих древнерусских храмов. Строение уникально тем, что подобной конструкции не имеет ни один из известных древнерусских храмов. Однако, некоторые исследователи утверждают, что наиболее подобна по архитектурному решению была Десятинная церковь в Киеве, разрушенная еще в ХІІв. В планировании пространственного решения объединена схема византийского крестово-купольного храма с элементами романской базилики. Такие храмы были преимущественно в Малой Азии и Закавказье. Возможно, на возведение черниговского храма князь Мстислав, княживший когда-то Тьмутаракане, мог пригласить мастеров с восточных земель в помощь столичным и местных зодчим.

Архитектурно-конструктивное решение превосходно четкое и законченное, все оправданно и имеет свое предназначение, нет ничего лишнего. Первоначально фасады храма были суровыми, собор имел ярко выраженный пирамидальный вид, который усиливался низкими структурами усыпальниц, крещален, лестничной башни. Фасады собора были украшены орнаментными узорами, выложенными из кирпича при строительстве, – менадрами, переплетениями, крестами. Некоторые участки были окрашены в розовый цвет. Такое соединение узоров из кирпича, рядов плинты, натурального камня придавали фасадам особую живописность и одновременно торжественность.

Интерьеры собора поражают своим величием. Пространственное решение воплощает тяготение души человека к небу, к Богу. Все внутренние поверхности стен, потолков и столпов имели фресковые росписи. Богатая цветовая палитра интерьеров подчеркивалась и ярким полом, сделанным из цветного камня, керамических плиток, смальты.

Около девятисот лет Спасо-Преображенский храм был главным кафедральным собором Черниговщины, центром общественной и государственной жизни. Именно в этом месте княжеские договоры укреплялись целованием креста.

В Спасо-Преображенском соборе похоронены князь Мстислав с семьей, князь Святослав, его убитый сын — муч. Глеб, другие князья, также славные иерархи Черниговской епархии – Лазарь Баранович, Амвросий Дубкевич и др. Главный престол Собора освящен в честь Преображения Господня. До середины ХІХ в. существовали еще два боковых престола — Трех святителей и Покрова Богородицы. С 1857 южный престол был переосвящен в честь Черниговских мучеников Михаила и Феодора.

В 1246г. князь Михаил Всеволодович вместе со своим боярином Федором уехал в ставку Батыя по ярлык на Черниговское княжество. В орде их убили за неподчинение исполнить языческий обряд очищения – пройти между двух огней и поклонится идолу Чингисхана. «Христиане поклоняются Создателю, а не тварям, я христианин и согласен поклонится Хану потому, что Бог вручил ему долю царств, но не поклонюсь тому, чему поклоняются жрецы», — были последние слова князя. После мученицкой смерти, их тела бросили в поле на съедение псам. Но тела продолжали оставаться нетронутыми. Христиане забрали мощи мучеников и отвезли в Чернигов, где и хранились в Спасо-Преображенском соборе (В 1572г. по приказу царя Ивана Грозного перенесены в Москву). Князь Михаил и боярин Федор были признаны православной церковью как мученики. Поступок князя, который в отличие от многих других русских князей получивших за покорность княжества был бескомпромиссным верующим и погиб за свои христианские убеждения, настолько впечатлил сына хана – Сартака, что они принял христианство, а в 1261г. в Орде была создана Сарайская православная епископия!

В серебряной раке хранились в соборе мощи прп. Феодосия Углицкого, архиепископа Черниговского. Имя святителя Феодосия стоит в ряду тех немногих лиц и имен, которые являются украшением и славой всей Церкви Российской. До 1921г. мощи пребывали в Спасо-Преображенском храме, после возвращения из Санкт-Петербурга некоторое время пребывали в Воскресенском храме, ныне хранятся в Свято-Троицком соборе. С Феодосием Углицким связана история «ленинградской дороги жизни», когда в блокадном Ленинграде его образ стал надеждой для спасения умирающих людей. Также Феодосий Углицкий считается покровителем «чернобыльцев». Есть свидетельства, что в ночь на 26 апреля в сновидениях женщины святитель Феодосий молился незримому Творцу. Ни одно смертоносное облако не пошло на Чернигов, замечены удивительные исцеления от лучевых болезней у чудотворных мощей. Поэтому митрополит Черниговский и Нежинский Антоний благословил для Дарницкого чернобыльского храма в Киеве древнюю икону святителя с частицей его мощей. В День памяти святителя Феодосия икона во время литургии в Чернигове лежала на мощах чудотворца, и после акафиста святитель Феодосий как бы сам «дал» часть мощей: частица чудесным образом отслоилась от нетленного тела.

В Соборе под спудом находятся мощи святых блаженных — князя Игоря Ольговича и митрополита Константина.

Митрополит киевский Константин – один из немногочисленных русских святых домонгольского периода. Незадолго до своей кончины митрополит. Константин вручил Черниговскому епископу Антонию свое запечатанное завещание и взял с него клятву, что завещание будет выполнено. В этом завещании он просил не погребать его тела, а выбросить за город на съедение псам, т. к. считал себя виновником всех смут, связанных с киевской митрополией и недоразумением с двумя действующими митрополитами – Климом – самовластно поставленный князем Изяславом и Константином, присланным из Константинополя по просьбе сына Владимира Мономаха — князя Георгия. В итоге Константинопольский патриарх по просьбе князей, дабы не сеять смуты среди народа, прислал другого митрополита – Федора. Связанный клятвой, преосвященный. Антоний выполнил завещание святителя. В течение трех дней тело находилось за городом. В эти дни, как отмечают летописцы, в Киеве была страшная буря и гроза. После трех дней тело святителя было найдено невредимым и с честью погребено в Черниговском Спасо-Преображенском кафедральном соборе. После погребения буря в Киеве прекратилась и наступила тишина.

Киевский князь Игорь Ольгович, при крещении Георгий, был правнуком Ярослава Мудрого, сыном Олега Святославича. Его старший брат, умирая, завещал Игорю Ольговичу свой престол на киевское княжество. Однако князья были благосклонны к принятию на престол князей из рода Мономаха, а именно внука Владимира — Изяслава. Они попросили прийти его и взять престол. В ходе такого «приглашения» состоялась битва, где Игорь Ольгович потерпел поражение и четыре дня провел в болотах Дорогожичей (ныне район г. Киева — Куреневка). Его посадили в тюрьму – срубе переяславского монастыря Святого Иона. Там князь Игорь принял монашество, но не имел права выходить из монастыря. Как не просил его брат Святослав отпустить схимника к себе в Чернигов, Изяслав был непреклонен, что еще больше распалило вражду между Ольговичами и Мономахами. Когда князь Изяслав пошел с войной на Чернигов, то киевские бояре и враждебно настроенный люд сами решили расправится с князем-монахом. Как не пытался защитить несчастного и митрополит Климентий, и брат Изяслава – Владимир, Игоря Ольговича придали долгой и мучительной смерти. Сразу на площади возле растерзанного мертвого тела стали происходить чудеса, а люди брали себе его кровь и кусочки оставшейся одежды как реликвии. Брат Святослав забрал мощи к себе в Чернигов и положил их у Святого Спаса в усыпальнице.

Когда-то в соборе хранилась икона Одигитрия, которую привезла дочь византийского императора Константина – Анна. Когда ее сын – Владимир Мономах стал княжить в Смоленске, чудотворную икону перевезли в новопостроенный храм. Считается, что благодаря именно этой иконе Божьей Матери хан Батый не смог взять Смоленск.

По материалам Рilgrims.in.ua

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *