Собор святой живоначальной троицы

Мысли о строительстве более вместительного храма зрели у лысьвенцев давно и были продиктованы развитием завода, всей социально -экономической инфраструктурой, увеличением численности населения. Реализация идеи началась в 1887 году, когда на собрании православного прихода был избран комитет по строительству храма под председательством священника Михаила Михайловича Добротворского.

После создания комитета был начат сбор средств. За 13 лет (с 1887г. по январь 1901 года) объём денег привлечённых в строительство превысил 164 тысячи рублей. Почти 40% этой суммы составлял сбор с мастеровых фабрик Лысьвенского завода, рабочих лесничества, возчиков кладей и металлов, служащих правления и конторы.

При строительстве церкви многие материалы с Лысьвенского завода отпускались владельцами бесплатно.

Построенный храм стал по истине величественным украшением заводского посёлка. Праздничный колокольный благовест был слышен не только в ближайшей округе, веселя душу православного человека.

В 1908 году приход лысьвенской Свято — Троицкой церкви насчитывал более десяти тысяч человек. Храм имел 99 десятин, пахотной и сенокосной земли, а службу вели священники о. Михаил Михайлович Добротворский и о. Пётр Иоаннович Шишов, дьяк Алексей Алексеевич Дроздов, псаломщики Евгений Георгиевич Боголюбов и Владимир Александрович Николаев.

Согласно советского законодательства для закрытия церкви требовалось согласие не менее 75% населения. Поэтому была проведена широкая массово-разъяснительная работа в цехах завода и в учреждениях города. Проведены собрания трудящихся о вреде религии и необходимости закрытия храма. В результате трудящимися было принято решение церковь закрыть, а горсовет создал ликвидационную комиссию.

В начале марта 1930 года приступили к разборке здания церкви. 11 марта 1930 г. верующие решили дать последний бой. Они организовали подворный обход населения города с извещением чтобы все верующие и неверующие к 12 часам дня 12 марта собрались на площадь революции на митинг, объявив что к нам в город приезжает т.Калинин.

Так первыми под закрытие попадали храмы находившиеся в центре крупных рабочих и административных посёлков…

Престольный праздник — день Святой Троицы. Церковь основана в царствование императора Петра I в 1721 г. и пережила за свое время существования три периода. Первоначально она, в течении 10 лет, помещалась в палатке и служила военно-походною церковью (1722-1732). Затем перенесена была из палатки в казенный корпус, в деревянные светлицы, где и была 60 лет в качестве домовой военной церкви. Далее в 1792 г., построена была деревянная церковь, которая по освящении ее в декабре месяце, была открыта для всех молящихся. По своему внешнему устройству Троицкий храм имел вид невысокого, продолговатого 4-х угольника, с примыкающей к нему одноярусной колокольней. Над алтарем и средней частью храма возвышались два небольших купола. С 1879 г. храм был обнесен железной оградой, которыя стояла на каменном фундаменте. По своему внутреннему устройству церковь разделялась на три части: алтарь, среднюю часть и притвор. В алтаре по бокам имелось две комнатки: одна для ризницы, а другая пономарская. В средней части храма (справа от входа в церковь) имелся небольшой придел во имя Святителей Николая Чудотворца, Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Наверху были устроены хоры, вход на которые вел из притвора. Церковь вмещала 900 человек. Из икон особого внимания заслуживали следующие древние иконы: икона Святой Троицы, в серебряной вызолоченной ризе, с 6-ю венцами, украшенная жемчугом и камнями; икона Тихвинской Божией Матери, в серебряной вызолоченной ризе, украшенная жемчугом; икона преподобного Сергия Радонежского Чудотворца в серебряной вызолоченной ризе, но без жемчуга. По всей вероятности, эти три иконы перешли в деревянную церковь через прежнюю домовую, из первоначальной полотняной, бывшей при Петре I, Троицкой церкви, а в нее (по преданию) принесены были из домовой церкви самого государя императора Петра I. По достоинству художественного письма обращали на себя внимание три образа Спасителя: помещенный на горнем месте, большого размера (3 арш. Х 2, 5 арш) ; образ Спасителя, пожертвованный в церковь А. А. Суворовым-Рымникским 19 мая 1866 года; образ Спасителя, несущего на себе крест на Голгофу. Из древних напрестольных священных предметов храма достойны внимания: серебряный вызолоченный крест, весом 1 фунт. 71,5 зол., на оборотной стороне его внизу была надпись: «Сей крест построен в церковь Живоначальной Троицы галерного флота при священнике Иоанне Козьмине и при майоре Иоанне Терентьевиче Пасынкове в 1727 году, марта во 2-й день»; такого же достоинства крест напрестольный 1767 г.; Святое Евангелие — печати 1749 г. Церковь со времени первоначального основания в 1721 году, в течение почти 90 лет, непрерывно состояла в ведении Государственного Адмиралтейств-Коллегии, с 1808 года по 1826 год была в ведении Санкт-Петербургской Духовной консистории (Епархиальное ведомство), а с этого (1826) года времени и до 1917 г. Троицкая церковь состояла в военно-морском ведомстве, находилась в ведении и управлении Протопресвитера военного и морского духлвенства. Приход при церкви отличался большой пестротою всякого сословия: в нем значительное число военных (в том числе и потомки прежних моряков), частью вновь поселившихся, не менее значительное число служащих или служивших в различных учреждениях чиновников, были так же купцы, мещане, рабочие и крестьяне. По штату при церкви были положены: настоятель-протоиерей, священник, диакон и два псаломщика. Все они получали жалование от Морского министерства. Причт помещался в церковном доме, устроенном на средства Морского министерства, и размещался на углу Малого проспекта и Наличной улицы в доме №15. При церкви существовало «Общество вспоможения бедным в приходе Троицкой церкви», которое было открыто 18 ноября 1879 г. В каменном трехэтажном здании, принадлежавшем Обществу, располагались: церковно-приходская школа и сиротский приют. К Троицкой церкви была приписана санкт-петербургская гаванская во имя Милующей Божией Матери церковь (Большой пр. ВО, дом №100)

(Г. А. Цитович Храмы Армии и Флота. Историко-статистическое описание.

Типо-литография А. П. Нагорова. Пятигорск. 1913 г., добавил )

Первая полотняная церковь для «галерной эшкадры служителей» по указу Петра I появилась весной 1721 (ее привезли из Москвы) и была освящена 5 июля 1722 около Мало-Калинкина моста, на Адмиралтейской стороне. Зимой 1725 церковь перенесли в светлицы на Васильевский остров, куда перебазировались галеры, и в 1733 разместили в деревянном бараке, стоявшем близ берега залива.
Попытки в 1745-1750 и 1783 возвести задуманную еще Петром I каменную церковь окончились неудачей. Когда же в конце XVIII в. Галерную гавань решено было реконструировать и расширять, то замысел Ф. И. Волкова создать архитектурный комплекс, в центре которого находилась бы церковь, тоже оказался неисполненным. Вместо этого за четыре месяца по проекту и под смотрением арх. Якова Перрена был возведен освященный в ноябре 1792, скромный деревянный храм с одной главкой и одноярусной колокольней над входом. Внутри он был разделен на три части дорическими колоннами. Иконы, в том числе: Пресвятая Троица, Тихвинская Божия Матерь и прп. Сергий Радонежский, частью взяли из прежней церкви, частью купили.
При страшном наводнении 1824 г., когда Гавань пострадала особенно сильно, церковь была повреждена, но ее лишь отремонтировали, хотя одновременно И. Г. Гомзин представил проект каменного храма. До 1809 причт подчинялся Адмиралтейств-коллегии, потом — епархиальному начальству, с 1829 — протопресвитеру военного и морского духовенства. 16 октября 1888 у южной стены, над хорами, был освящен придел Трех святителей и свт. Николая. Его устроили под наблюдением инж. Н. Н. Лунда на средства А. Елисеевой.
Дважды, в 1862-1863 и 1901-1902, храм подвергался основательному ремонту, причем в последнем случае его даже временно закрыли, ибо делался новый фундамент и реставрировался иконостас. 28 августа 1902 последовало новое освящение здания, а в следующем году в нем был устроен придел прп. Серафима Саровского.
Кроме упомянутых старых икон в трехъярусном иконостасе церкви находилось несколько чтимых образов: свт. Николая середины XVIII века, «Явление Пресвятой Троицы прп. Сергию», висевший некогда в кабинете Петра I, а также золоченый серебряный крест с корабля «Св. Екатерина», поднесенный в 1727 г. На острове Голодай, у Патронного завода, стояла часовня св. Александра Невского, выстроенная в память об Александре II (арх. А. Д. Шиллинг).
С 1880 при церкви работало благотворительное общество, которое открыло дом трудолюбия, богадельню, приходскую школу и приют.
5 июля из церкви шел крестный ход, установленный в связи с благоустройством в 1862 окружающей местности.
Последним (с 1911) настоятелем был о. Николай Смарагдович Тычинин. Старинный храм закрыт в начале октября 1927 и, хотя состоял под охраной, снесен; ныне на его месте сквер. В 1990 поблизости поставлена, как памятник, подводная лодка «Народоволец». Во время земляных работ осенью 2004 г. был вскрыт фундамент снесенного здания.

Несмотря на то, что Троицкий-Измайловский собор являлся полковым храмом, он был еще и популярным среди гражданского населения: столица Российской империи стремительно росла, расширялось и количество прихожан. Известно, что к концу XIX в. в соборе исповедовалось до 7-8 тысяч человек в год.
В 1867 году в Троицком соборе состоялось венчание Федора Михайловича Достоевского с Анной Григорьевной Сниткиной. Второй для писателя брак оказался счастливым, вместе они прожили до самой смерти классика.Второе крайне интересное венчание вошедшее в историю Измайловского собора, отметил своим посещением сам Александр Сергеевич Пушкин, присутствовавший здесь в роли «посаженного отца» на венчании своей старшей сестры Ольги. Венчание Ольги Пушкиной проходило еще в деревянной церкви (хотя по форме уже напоминавшей собор).Дело в том, что родители Ольги были категорически против ее брака с Павлищевым и она упросила младшего брата быть посаженным отцом… У семьи Пушкиных были неплохие связи в Измайловском полку: отец Пушкина был причислен к нему на случай войны, дядя служил в роте егерей, сам Поэт дружил с офицерами Измайловского полка, поэтому Александру Сергеевичу удалось уговорить священников провести тайное венчание в неурочное время (по некоторым данным ради них собор открыли в час ночи). Любопытный факт: посаженной матерью на венчании была никто иная как Анна Керн (та самая, которой Поэт посвятил бессмертное: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты…»), оставившая интересные воспоминания о том венчании и поездке на квартиру к Дельвигу. (Она буквально за несколько дней до этого сбежала из Москвы от мужа и это была их первая встреча с Поэтом за долгое время). Именно она благословляла молодых иконой Иверской Божией Матери. Венчал их священник Измайловского собора Симеон Александров, а одним из свидетелей был поручик Изм. полка Гаврила Вульф.С церковью Измайловского полка судьба связала и еще одно известнейшее семейство. Именно в Измайловской слободе поселились в 1782 году, переехавшие из Твери после смерти мужа – вдова отставного офицера Андрея Крылова – Мария Алексеевна с сыном Иваном. Будущий великий баснописец был уже неплохо образован (отец его был заядлым книжником и оставил сыну в наследство целый сундук книг), знавший к тому времени не только русскую грамматику, но и французский язык. Эти знания позволили ему устроится на службу в Казенную палату и иметь дополнительный заработок, помогая солдатам (и даже офицерам) Изм. полка составлять письма и прошения. (При этом он еще успевал заниматься самообразованием: выучил итальянский и немецкий языки, постиг теорию музыки, научился играть на скрипке и начал писать свои первые стихи). Мария Алексеевна пела на проходивших в Ихзмайловской церкви отпеваниях (жили они в ту пору крайне бедно). Здесь же Иван Крылов познакомился с еще одним легендарным прихожанином Измайловского собора, впоследствии ставшим ему другом и оказывавшим немалую протекцию – поэтом Гавриилом Державиным. (как и Достоевский, Державин жил совсем рядом с собором, вот только особняк его ну никак не сравнить со скромной квартиркой великого романиста). Крылов дружил со многими офицерами Изм. полка, а у одного даже был у одного из них секундантом на дуэли, что подразумевало в те времена дружеские отношения.

Осенью 1894 года Измайловский собор стал свидетелем прощания с выдающимся композитором и пианистом, первым директором Санкт-Петербургской консерватории Антоном Рубинштейном. Отпевание и похороны состоялись 16 ноября, в день 65-летия композитора.Фото 1903 года

Крестообразный в плане собор увенчан мощным 5-главием, фасады оформлены 6-колонными портиками коринфского ордера и скульптурным фризом, в нишах — бронзовые фигуры ангелов (скульп. С. И. Гальберг). В его стены вмонтированы памятные мраморные доски с именами офицеров Измайловского полка, погибших в сражениях. С внутренней стороны купола расписаны золотыми звездами по голубому фону. Со времени постройки до пожара 2006 года центральный купол был самым большим деревянным куполом в Европе.Интерьер украшен коринфскими колоннами и пилястрами, покрытыми белым искусственным мрамором. Вместимость собора — 3 тысячи человек.

Чисто военный храм не был богат православными святынями, но в нем хранились боевые трофеи, взятые у турок во время освободительной войны 1877-1878 гг. В этой войне русская армия под предводительством Александра II освободила балканских христиан от османского ига. После закрытия собора в 1932 г. все реликвии, которые удалось сохранить, были размещены в различных музеях.

После революции наступили для храма сложные времена. Провозгласив отделение Церкви от государства, правительство, тем не менее, грубо вторглось в жизнь первой. Религиозным обществам запретили владеть собственностью, обучать детей, иметь права юридического лица и имущество. Начавшийся одновременно с Гражданской войной голод только подстегнул большевиков к расправе с Церковью, точнее, стал удобным поводом уничтожить ее как институт. Изъятие церковных ценностей объяснили необходимостью помочь голодающим, хотя вполне очевидно, что далеко не все деньги дошли до самих голодающих.
В Троицкий собор «экспроприаторы» пришли 15 марта 1922 года. Районные власти появились на пороге храма как раз в тот момент, когда шла Божественная литургия, и в соборе было большое количество прихожан. На требование выдать ценности настоятель собора протоиерей Михаил Чельцов, будущий священномученик, ответил отказом, сославшись на то, что не имеет разрешения от высшей церковной власти и прихожан. У последних священник спросил разрешения прямо с амвона, и прихожане единогласно ответили отказом. Не желая идти на прямой конфликт с большим количеством верующих, большевики ушли.
Но уже через месяц райисполком заставил отца Михаила подписать соглашение о передаче церковных ценностей. В губфин отдел увезли полный комплект золотых священных сосудов 1830-х гг. – дар к освящению храма; 86 серебряных риз, 2 венка, 2 лампады и 2 венца с драгоценными камнями. Значительную часть ценностей храма прихожанам удалось откупить: за месяц верующие собрали сотни серебряных предметов – ножи, вилки, ложки, кувшины и т.п. и внесли их в качестве выкупа. Таким образом они спасли от уничтожения 29 риз, все 14 Евангелий, все 9 крестов и 40 предметов церковной утвари. Всего из Троицкого собора с учетом выкупа было вывезено около 2 кг золота и 300 кг серебра.
Тем не менее, именно в сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей большевики обвинили митрополита Петроградского и Гдовского Вениамина (Казанского), арестованного 31 мая 1922 года. Вместе с ним арестовали и ближайших к нему священнослужителей и мирян, в том числе заведующего митрополичьей канцелярией, настоятеля Троицкого собора протоиерея Михаила Чельцова. В спешке был сформирован процесс. На скамье подсудимых оказалось 86 человек. Отец Михаил, разделивший тюремную участь вместе со своим сыном Павлом, категорически отрицал какую-либо вину. Подсудимые по делу об изъятии церковных ценностей. В центре – митрополит Вениамин. Июнь 1922

5 июля 1922 года был объявлен приговор: 10 человек, в том числе отца Михаила, приговорили к расстрелу, большую часть – к тюремному заключению или принудительным работам. Оправданы были только 22 человека. 40 дней провел отец Михаил в камере смертников, в молитве, а по истечении этого срока он узнал о замене расстрела заключением. ВЦИК помиловал шестерых из приговоренных к сметной казни, а четверых, в том числе владыку Вениамина, расстреляли в ночь на 13 августа.В 1924 году была закрыта часовня во имя св. блгв. вел. кн. Александра Невского. С 1930 г. в здании часовни размещалось кафе, в 1937 г. – пивной ларек, а после Великой Отечественной войны – склад.
В 1925 году из собора вывезли знамена лейб-гвардии Измайловского полка, трофейные турецкие флаги и ключи от взятых турецких крепостей и городов – Карса, Баязета, Лемотика и др. В дальнейшем были утрачены и вмонтированные в стены мраморные доски с именами погибших офицеров-измайловцев.
В 1928 года решением районных властей была демонтирована колонна «Воинская Слава» – как «символ российского милитаризма» и препятствие для трамвайного движения. Варварская акция возмутила даже рабочих («Будущие поколения нас за поломки памятников назовут варварами, это факт», – писал в Смольный рабочий завода «Большевик» Иван Петров). Но никакие протесты не помогли. В январе 1930 года колонну отправили на переплавку (есть данные, что в Германию), а все трофейные орудия, окружавшие ее, уничтожили.

Трагическая страница в жизни собора связана с делом «контрреволюционной группы лейб-гвардии Измайловского полка» 1930-1931 годов. Дело было направлено против бывших царских офицеров, которые продолжали общаться между собой и посещать Троицкий собор, некоторые играли активную роль в жизни прихода. В итоге группа прихожан оказалась расстреляна и отправлена в лагеря.

Затем большевики решили уничтожить и сам собор. В 1932 году президиум Ленсовета принял соответствующее постановление. На его месте хотели построить театр для рабочих района — из материалов, оставшихся от разрушенного здания. Городские власти были настроены решительно, но отчаявшиеся прихожане обратились во Всероссийский центральный исполнительный комитет. После многомесячного разбирательства ВЦИК все-таки оставил собор действующим.

В период закрытия храма в 1932 году был составлен нереализованный план о размещении в его стенах крематория. Долгое время здание было складским помещением, не отапливалось и постепенно приходило в ветхость, не смотря на толстые стены.

Отстояв собор у властей, община начала ремонт храма — здание к этому времени уже требовало замены проводки, кровельных работ, реставрации икон и т. д. Работы продолжались около пяти лет. Приняв окончательное решение закрыть собор и приспособить его для иных целей, власти, скрывая это, энергично заставляли общину производить дорогостоящий ремонт.

В это трагическое время собор единственный раз за свою историю был кафедральным. Такое решение в декабре 1933 года принял митрополит Алексий (Симанский). В тот год он возглавил Ленинградскую епархию, а, поскольку Троицкий собор Александро-Невской лавры к тому времени был уже закрыт, владыка перенёс кафедру в Измайловский собор. Владыка часто служил здесь. Статус кафедрального собор Пресвятой Троицы, как он тогда назывался, носил до своего закрытия в 1938 году.

Впрочем, собору пришлось вплотную соприкоснуться с темой смерти: в годы блокады здание использовалось для хранения трупов умерших от голода ленинградцев. По воспоминаниям блокадников, храм почти целиком был заполнен телами мертвых. В подвалах устроили бомбоубежище, некоторое время там проживали бойцы располагавшейся неподалеку зенитной батареи.
Само здание Троицкого собора пострадало от бомбежек. Серьезный вред был нанесен куполам и западному фасаду. Вообще, к концу 40-х годов храм представлял собой печальное зрелище – и это несмотря на то, что накануне закрытия в 1938 году община произвела масштабный ремонт. Не только фашистские снаряды внесли свою лепту в ужасающее состояние памятника: из-за неправильной эксплуатации здания были повреждены лепные и резные детали иконостаса, прорваны и запачканы оставшиеся образа, роспись в куполе местами осыпалась.
Нанесенные в ходе войны повреждения были устранены только в 1952-1956 гг, в ходе реставрации здания храма: в это время были восстановлены фасады и купола, в том числе стропильная система и конструкции купола. В 1966-1967 гг. были проведены новые работы по восстановлению фасадов собора.
Фото 1958 года

Хотя Свято-Троицкий собор находился под охраной государства в нем долгое время находились неотапливаемые склады, и постепенно здание приходило в упадок. Такая ситуация продолжалась вплоть до 90-х годов. В прессе периодически появлялись публикации о хищениях, разрушениях, пожарах, которые устраивали в соборе подростки и бездомные.

Храм был определён памятником федерального значения и внесён в список ЮНЕСКО как часть исторического центра Санкт-Петербурга.В 1990 году собор был возвращён верующим, в нем возобновились службы, однако реставрационные работы продолжаются в храме до сих пор. Проведена огромная работа по восстановлению и реставрации собора в результате которой внешний вид собора приобрел свою первоначальную красоту, восстановлены и освящены иерейским чином центральный придел в честь Святой Живоначальной Троицы, придел Иоанна Воина и придел святой равноапостольной Марии Магдалины.

На внутреннюю отделку собора долго не хватало средств, так что все работы шли очень медленно. Но в итоге сестры украсили стены живописными полотнами, на которых были изображены сцены из Ветхого и Нового Заветов.

Вообще, убранство собора поражало изяществом. Согласно сохранившемуся описанию, в алтаре за престолом стояло большое распятие, а за ним — картина великолепной работы. Говорили, что изображение Спасителя, принесшего Себя в жертву за грехи мира, производило сильнейшее впечатление на всех, входящих в храм.

Сегодня внутри Троицкого собора Дивеевского монастыря обширно, пространство собора полностью раскрыто от стены до стены, от пола до потолка. Храм впечатляюще грандиозен. Из многочисленных окон, расположенных в два яруса, струится солнечный свет, заливая собой весь внутренний объем. Основные акценты в интерьере — иконостас, чтимые иконы и рака с мощами святого преподобного Серафима Саровского.

Главный иконостас большой, пятиярусный, с центральным образом «Спас в силах» над царскими вратами. Венчает его икона Святой Троицы с Распятием над ней. Алтарные преграды боковых приделов ниже и скромней, но тем не менее выполнены в той же манере, что и главный иконостас.

Слева и справа от подъема на солею, у восточной пары несущих столпов, в красивых резных (под стать иконостасам) напольных киотах размещены самые почитаемые иконы обители. Слева — образ Преподобного Серафима; это копия с прижизненного портрета святого старца. Справа — икона Божией Матери «Умиление» работы дивеевских насельниц, рубеж XIX — XX веков.

Главная храмовая и монастырская святыня — мощи преподобного Серафима — пребывает в раке под богато украшенной сенью у левого несущего столпа. Сень выполнена в традиционной русской манере, с характерным островерхим золоченым шатром и главками с крестами.

Грани несущих столпов оформлены в виде полуколонн, покрытых росписью сверху донизу. На каждой полуколонне помещаются по три ростовых фигуры святых, расположенных друг над другом. Живописью сплошь покрыты стены и своды. Изображения святых и фрески на библейские темы искусно оттеняются геометрическим орнаментом. Роспись — в византийском стиле, цветовая гамма традиционная: преимущественно охра,лазурь и кармин. Эту удивительную стенопись выполнили художники Троице-Сергиевой Лавры.

Вдоль стен на уровне окон второго света протянулись галереи. Это — характерный прием в архитектуре больших соборов, выстроенных в русско-византийском стиле. Традиционно на этих галереях-балконах устраивались хоры, приделы, места для высоких гостей или же просто — подсобные помещения, например библиотека.

В подкупольном пространстве подвешено грандиозное, чуть ли не во всю высоту храма позолоченное паникадило.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *