Соборность в философии

Принцип соборности: традиции и перспективы

Слово «соборность» с недавних пор достаточно часто используется и в публицистике, и в философских текстах. Однако смысл этого понятия остается чаще всего очень расплывчатым, а то и искаженным. Для прояснения смысла понятия «соборность» необходимо сделать хотя бы небольшой экскурс в его историю.

Корни понятия «соборность» лежат в православном учении о Церкви. «Символ веры» говорит о «единой, святой соборной и апостольской Церкви». В этом – экклесиологическом смысле соборность обозначает совершенную полноту и целостность Церкви, ее свободное единство в любви, вере и общем служении. Соборность церковной общности не зависит от ее размера: соборной Церковью является и Поместная Церковь, и каждая епархия в ней, и единство всех православных христиан всего мира всех времен, и несколько человек, совершающие литургию в отдаленном храме, – даже «двое или трое, собранные во Имя Христово», поскольку «Он – посреди них». Соборное единство Церкви есть, таким образом, не внешняя характеристика, а внутреннее ее качество, это во-первых. А во-вторых, соборность христоцентрична, – Церковь есть Тело Христово, и соборность как особое качество жизни этого богочеловеческого организма имеет в своей основе соединение со Христом.

В философию слово соборность было введено А.С. Хомяковым, для которого разработка этой темы стала, во-первых, теоретической основой спора с западными исповеданиями, а во-вторых, ориентиром в выстраивании социальной философии. Социально-философская и политическая мысль славянофилов обнаруживает достаточно ощутимую связь с православным пониманием основ общественного и церковного единства. Дальнейшая философская судьба понятия соборность оказалась связана в основном с русской философией всеединства. Основоположник этого направления и русской системной философии вообще В.С. Соловьев, при всей своей личной неприязни к славянофильству, во многом продолжил высказанные ими мысли. Однако и в его творчестве, и в целом в русской философии второй половины 19-го века начали проявляться тенденции к искажению смысла соборности. Коротко характеризуя причины этих тенденций, можно указать на больший или меньший отрыв мыслителей от полноты духовной традиции православия. А по содержанию эти искажения имеют два варианта, – условно говоря, секулярный и религиозно-мистический. Первый, более практический вариант имеет следующий механизм и направление: сначала происходит обмирщение соборности, сведение соборного единства к чисто природным или социальным формам общности, а затем – сакрализация этих общностей. Богочеловеческий организм любви подменяется при этом мифологией национального или классового, семейного или государственного единства. Второй вариант искажения смысла соборности заключается в подмене ее всеединством. Сейчас нет возможности подробно рассматривать этот вопрос, но «всеединство» и «соборность» представляют собой два очень различных, во многом несовместимых и противоположных онтологических принципа.

Однако в целом русская философия 19-го – 20-го веков не только заложила основу, но и начала разработку идеи соборности в качестве общефилософского принципа. Наиболее значимый вклад в разработку темы соборности в начале 20-го века внес С.Л. Франк. Можно, конечно, назвать и другие имена, оказавшие влияние на развитие этой темы, но именно социальная философия Франка, изложенная в книге «Духовные основы общества», и в целом его философская система наиболее глубоко и адекватно воспроизводит логику соборного единства.

В русской философии вообще отчетливо выражено стремление понять общественную жизнь, исходя из некой глубинной ее основы. Это стремление не составляет исключительного достояния русской философии, но у русских мыслителей онтологический и историософский акценты в осмыслении общества выходят на самый первый план, являются определяющими. Франк прямо утверждает уже в названии книги наличие у общества «духовных основ», которые, как подразумевается, являются не просто «одним из» факторов общественной жизни, а ее основополагающим началом. Франк различает внешний слой «общественности» и внутренний слой «соборности» в онтологической структуре общества. Вся целиком без остатка сфера социальных отношений, взятых в качестве отношений между людьми, принадлежит к механически-внешнему уровню онтологии общества, именуемому «общественность». Но в то же время вся эта сфера обнаруживает в себе, в качестве своей неотъемлемой основы изначальное единство людей, органически-внутренний уровень онтологии, именуемый «соборность». Соборное единство, таким образом, предшествует социальным отношениям и обуславливает их возможность. Проблема взаимоотношений личности и общества, проблема «я и мы», столь значимая на внешнем уровне социальных отношений и, по существу, неразрешимая на этом уровне, обретает настоящее свое решение через восстановление сознательной связи с внутренне-органическим соборным единством.

Франк обращает внимание на то, что местоимение «мы», по существу, вовсе не является множественным числом от «я», у местоимения «я» вообще не может быть множественного числа. «Мы» – это не много «я», «мы» – это большое, расширенное «я». «Я» и «мы» – это разные «я», но и то, и другое – «я». «Мы» – это такое единство, которое не обезличивает личность, а напротив является полнотой личностного бытия. Точно так же, как «я» немыслимо и не существует до встречи с «ты», только обнаруживая и утверждая в другом уникальную и бездонную личность, «я» может себе самому открыться как личность, – таким же образом можно сказать, что «мы», как единство «я» и «ты», столь же онтологически первично, как и индивидуальные личности составляющие это «мы». И «я», и «ты», и «мы» онтологически одновременны, что не стирает разницы между ними, не сливает их в одно неразличимое, обезличенное единство.

На внешне-механическом уровне «общественности» существуют два базовых принципа выстраивания отношений, это «свобода личности» и «воля большинства». Эти два принципа выражаются в идеологии либерализма и демократии. Важно отметить, что эти две установки, так часто сближаемые в массовом сознании на самом деле противоположны друг другу. «Свобода личности» и «воля большинства» представляют собой два противоположные полюса в ценностном строе общественной жизни. Франк особо подчеркивает, что эти полюсы не самодостаточны, не самостоятельны по отношению друг к другу, их сочетание является неустойчивым компромиссом, они не образуют настоящего фундамента общественной жизни.

Действительным началом и фундаментом общества является принцип служения. Именно принцип служения позволяет по-настоящему глубоко осмыслить общество как внутренне различенную целостность. Через опору на этот принцип получают настоящий глубокий смысл и взаимосвязь друг с другом внешне противоположные общественные понятия и ценности. Отрыв от принципа служения все эти ценности и понятия выхолащивает. Иерархизм и равенство, свобода и единство понятые через принцип общего служения, открываются в своей действительной онтологической глубине. А в отрыве от призвания к служению они вырождаются в свое карикатурное искажение.

Франк не только употребляет слово «соборность» для обозначения внутренне-органического единства, лежащего в основе общественной жизни. Это единство он концептуализирует как «Церковь», подчеркивая, впрочем, что речь должна идти о некоем «социально-философском понятии Церкви», понятом не узко конфессионально, а – как «всякое вообще единство людей, утвержденное в вере». Такая «социально-философская Церковь» есть фундамент онтологической структуры общества.

Однако русская философия, и не только в лице С.Л. Франка, открывает, на наш взгляд, возможность разработки принципа соборности не только в рамках социально-философской мысли, но и в качестве общефилософского принципа. Такая возможность открывается не благодаря тому, что это философия русская, а благодаря тому, что это – философия. Соборность не представляет собой некой этнографической особенности русского или славянского менталитета, как и не является принадлежностью только специфических религиозных общностей. Соборность есть принцип бытия как такового: принцип бытия мира, человека, общества, культуры. А еще прежде того соборность есть принцип, восходящий к богословско-философскому осмыслению бытия Бога. Бытие Бога при этом следует для терминологической точности именовать сверхбытием. Понятие сверхбытия призвано при этом подчеркнуть принципиальное различие в способе бытия Творца и творения.

Божественное сверхбытие открывается в христианстве догматом Троицы. Как богословски, так и философски это есть высший пункт освоения мыслью темы сверхбытия. Догмат Троицы указывает на то, что сверхбытие выше различия единства и множественности, утверждает совершенное сущностное единство различающихся Лиц. Догмат Троицы на предельном онтологическом уровне выражает ту мысль, что «Бог есть любовь» (1 Ин. 4: 8, 16).

Применение принципа соборности к осмыслению бытия мира имеет то затруднение, что соборность есть принцип личностного единства, тогда как ни одна вещь в мире, исключая человека, строго говоря, качеством личности не обладает. И все-таки, на наш взгляд, именно принцип соборности позволяет по-настоящему глубоко осмыслить мир. Прежде всего, – в свете высшего может быть понято низшее, а не наоборот. Личность есть высшая онтологическая реальность, и исходя из осмысления личностного бытия возможно по-настоящему глубоко осмыслить всякое иное бытие. Недопустимо, конечно, впадать в мифологизм и видеть личностное начало там, где его нет, но совершенное знание открывает и в безличном бытии некую «тень и подобие» личности. Такому знанию предмет (даже объективно безличный) открывается не как «Оно», а как «Ты».

Не входя в обоснования и подробности, наметим предлагаемое соборное понимание бытия мира. Существует три уровня (или способа) бытия внутримирового сущего: физическое, органическое и духовное бытие. Уровневые концепции бытия встречаются часто, но их принципиальными ошибками, на наш взгляд, являются, во-первых, разделение того, что едино, а во-вторых, предположение гладких переходов там, где имеется непереходимый разрыв. Любое деление бытия более дробное, чем трихотомия, делает эти ошибки. Например, когда внутри физического бытия выделяют механический, физический и химический уровни, а в органическом бытии – растительное и животное царство (иногда еще и природно-человеческое), то при этом неизбежно среди непринципиальных различий теряются радикальные онтологические разрывы. При всем многообразии проявлений неживая природа принципиально едина, но от нее нет никакого естественного перехода к жизни, к органическому бытию. При всем многообразии живых видов органическое бытие представляет собой некий единый способ бытия, но от жизни нет никакого перехода – ни плавного, ни резкого – к духу. И те различия, которые можно выделять внутри духовной сферы не отменяют того факта, что это – отдельный и внутренне единый способ бытия. Физическая природа, жизнь и дух согласованы и сплетены друг с другом в рамках бытия мира, но это бытие не обладает имманентной цельностью, оно не может обеспечиваться изнутри самого мира. Три уровня внутримирового бытия не могут ни породить друг друга, ни согласоваться друг с другом, они, скорее, отрицают друг друга, если рассматривать их только в рамках имманентных внутримировых отношений. Единство мира поэтому не может быть осмыслено иначе, как только через принцип соборности. Это единство обеспечивается открытостью мира и каждого из трех уровней его бытия, и каждого сущего в нем – сверхбытийному Абсолюту. Именно потому, что каждый элемент бытия мира обращен к этому внемировому сверхбытию, становятся возможны отношения между всеми этими элементами, в том числе и такими, которые не имеют онтологически точек соприкосновения: тело и душа, душа и дух. В этой связи представляется оправданным введение понятия об онтологической горизонтали и онтологической вертикали, как элементах структуры бытия. К онтологической горизонтали принадлежат все три измерения пространства и стрела времени. Онтологическая вертикаль есть отношение к Божественной вечности, к сверхбытийному Источнику бытия. Академик Раушенбах, говоря о духовном бытии употреблял понятие (или образ?) «четвертого измерения»: оно от нас не отстоит, оно перпендикулярно нашему миру.

Перспективным направлением разработки принципа соборности в понимании бытия мира представляется нам философское осмысление идей синергетики. Те изменения в естественнонаучной картине мира, которые произведены синергетическими исследованиями, на наш взгляд, подводят именно к соборному пониманию бытия. Синергетическая научная парадигма мировоззренчески обеспечивается философией соборности. Разумеется, принцип соборности есть принцип религиозной философии, и нами он мыслится исключительно в религиозном контексте. Однако нельзя исключать и того, что атеистические философы смогут подвергнуть этот принцип «материалистическому переосмыслению», как это не раз бывало. Абсолютный идеализм Гегеля перевернули, религиозную терминологию употребляют непрерывно, глядишь, – и соборность освоят…

Принцип соборности в отношении к Божественному сверхбытию есть наиболее высокая форма его выражения, соборность в понимании бытия мира – наиболее широкое понимание этого принципа. Но наиболее глубоко принцип соборности реализован в бытии человека и общества. Этот аспект соборности наиболее разработан у «классиков» соборной философии, – выше на примере соборной концепции личности и общества С.Л. Франка были рассмотрены основные идеи такого подхода.

Глубокая разработка темы личности имеет основополагающий для темы соборности характер. Эти две темы во многом раскрывают одна другую. Личность есть та онтологическая реальность, которая наиболее глубоко открывается через свободное единство, называемое соборностью. Соборность есть такое единство, которое максимально полно реализуется во взаимодействии личностей. Это не круг в определении, – личность и соборность образуют два аспекта, два проявления одного и того же внутренне цельного принципа бытия. «Принцип соборности» представляется более удачным наименованием, поскольку понятие «личность» привычно ассоциируется с индивидуальной и притом исключительно человеческой личностью, – персонализм, «принцип личности» имеет поэтому более узкое звучание. Это не умаляет фундаментального значения темы личности для принципа соборного единства бытия, – именно личностный характер отличает соборность от всеединства, например. Философская разработка этого принципа личностного свободного соборного единства способна, на наш взгляд, вывести философию на качественно новый уровень онтологического мышления.

Примеры употребления слова соборный в литературе.

Вышел навстречу соборный благочинный в облачении, со всем своим причтом и хором певчих, и тут же благословил Муравьева древней иконой, спасенной в Албазине во время пожара.

Поравнявшись с соборною церковью, стоявшею на базаре, Арефа в первый раз вздохнул свободнее и начал усердно молиться за счастливое избавление от смертной напасти.

Но Бавкида спит, три удара соборных курантов ее не будят, она оставляет его одного с его позором.

В соборной мечети Медины, когда он выступал, собирались тысячи слушателей, из Куфы, Басры, Хиджаза, Сирии.

Вдали виднелись трубы вальцовой мельницы и стеаринового завода, зеленая соборная колокольня и новое здание прогимназии.

Но вот стройная белокосая красавица дочь с литовскими светло-голубыми глазами стоит в венечном уборе в Спасовом храме рядом с семнадцатилетним своим женихом и, вздрагивая долгими ресницами, взглядывает любопытно и пугливо на стоящего рядом жениха, на золотые ризы митрополита, на свечи, на плотную толпу, согласно волнуемую соборным чувством радостного ожидания.

Представьте, выкопал откуда-то не то чтобы, скажем, соборного протопопа, а целого архиерея викарного, — продолжал Ерохин с воодушевлением.

Это витание в облаках едва не обернулось для Мити бедой: на Соборной площади он просто чудом не попал под стремительно выкатившую из-за угла наемную пролетку.

Это было время борьбы пап с противоборствующими римскому престолу религиозными течениями — соборным движением, галликанством, гуситами.

Чрез соборную площадь, чрез взор и слух проснувшегося караульного, с гиканьем и свистом промчались в снежной мгле гривастые и черные, как черти, тени.

В древнем кафедральном соборе его ожидали гранды первого ранга почти в полном составе, многие другие гранды, а также опять по представителю от короля и королевы и, наконец, архиепископ кардинал Толедский вместе со всем соборным капитулом.

Но вот обоз по широкой улице поднялся на гору, раздвинулись терема я показались вышки и гульбища, широкие кровли повалуш, трапезных, гридниц, поварен, клетей, анбаров, теремов и палат митрополичья и княжого дворов, а над ними над всеми — белокаменные дива в резных львах и грифонах, в перевити каменных трав, в круглящихся гранях закомар и высоких долгих окон, в вереницах святых мужей, тоже изваянных в камне на безмерных просторах соборных стен.

Сегодня же он сидел на пункте постоянного наблюдения в угловой квартире кирпичной пятиэтажки на Соборной улице славного города Гатчины и, в соответствии с полученным нарядом на время отсутствия группы Брунса, вел наблюдение за лидером осевшей здесь чеченской организованной преступной группировки Дадашевым и его помощником Нахоевым.

Флорентино Ариса не успел перевести дух, как Лоренсо Даса под руку с ним уже прошел через Соборную площадь к арочной галерее, где помещалось приходское кафе, и предложил ему сесть на террасе.

И жил там, дондеже паки созвали меня соборно назад, в обитель на Маковце, о чем просил меня такожде и владыка Алексий.

Источник: библиотека Максима Мошкова

СОБОРНОСТЬ
одно из главных понятий Святой Руси, имеющее основу в христианском учении о Церкви, которое присутствует в Никейском Символе веры: «Верую во святую, соборную и апостольскую церковь». Соборность в христианской традиции понимается как церковное единение христиан в любви, вере и жизни.
Святая Русь в своем развитии придала идее соборности особое значение и универсальность. Наиболее полно это понятие раскрыто в трудах А.С. и Д.А. Хомяковых. «В вопросах веры, — писал А. С. Хомяков, — нет различия между ученым и невеждой, церковником и мирянином, мужчиной и женщиной, государем и подданным, рабовладельцем и рабом, где, когда это нужно, по усмотрению Божию, отрок получает дар видения, младенцу дается слово премудрости, ересь ученого епископа опровергается безграмотным пастухом, дабы все было едино в свободном единстве живой веры, которое есть проявление Духа Божия. Таков догмат, лежащий в глубине идеи собора». Соборность — это цельность, внутренняя полнота, множество, собранное силой любви в свободное и органическое единство. Развивая идеи И.В. Киреевского о духовной цельности, Хомяков пишет об особом соборном состоянии человека, истинной вере, когда все многообразие духовных и душевных сил человека объединено в живую и стройную цельность его соборной волей, нравственным самосознанием, устремленностью к творчеству.
Д.А. Хомяков дает определение соборности, которое продолжает идейную линию русской мысли еще с дохристианских времен. Соборность, по его учению, — целостное сочетание свободы и единства многих людей на основе их общей любви к одним и тем же абсолютным ценностям. Такое понимание соборности соответствовало древнерусскому понятию «лад» и было неразрывно связано с общинной жизнью русского народа.
Основной принцип Православной Церкви, писал Д.А. Хомяков, состоит не в повиновении внешней власти, а в соборности. «Соборность — это свободное единство основ Церкви в деле совместного понимания ими правды и совместного отыскания ими пути к спасению, единство, основанное на единодушной любви к Христу и божественной праведности». Главное усилие постижения истин веры состоит в соединении с Церковью на основе любви, так как полная истина принадлежит всей Церкви в целом. В Православии человек находит «самого себя, но себя не в бессилии своего духовного одиночества, а в силе своего духовного, искреннего единения со своими братьями, со своим Спасителем. Он находит себя в своем совершенстве, или, точнее, находит то, что есть совершенного в нем самом, — Божественное вдохновение, постоянно испаряющееся в грубой нечистоте каждого отдельного личного существования. Это очищение совершается непобедимой силой взаимной любви христиан в Иисусе Христе, ибо эта любовь есть Дух Божий». Хомяков совершенно справедливо отождествляет принципы соборности и общинности как «сочетание единства и свободы, опирающееся на любовь к Богу и Его истине и на взаимную любовь ко всем, кто любит Бога».
Соборность есть, на самом деле, единство и, на самом деле, во множестве, поэтому и в Церковь входят все, и в то же время она едина; каждый, кто воистину в Церкви, имеет в себе всех, сам есть вся церковь, но и обладаем всеми (С.Н. Булгаков). Соборность противоположна и католической авторитарности, и протестантскому индивидуализму, она означает коммунитарность (общинность), не знающую внешнего над собой авторитета, но не знающую и индивидуалистического уединения и замкнутости (Н.А. Бердяев).
Соборность — одно из главных духовных условий национального единства и создания мощной державы, какой была Россия.
Запад не сумел создать такого мощного государства, как Россия, объединенного на духовных началах, потому что он не достиг соборности, а для объединения народов вынужден был использовать прежде всего насилие. Католические страны, справедливо считал Хомяков, обладали единством без свободы, а протестантские — свободой без единства.
Россия сумела создать органичное сочетание единства и свободы, в условиях которого почти каждый русский был строителем великой державы не за страх, а за совесть. Абсолютные ценности, на любви к которым объединялись русские люди — Бог, Царь, Родина, или, как это звучало в массе, за Бога, Царя и Отечество.
Таким образом, известная формула «Православие, Самодержавие, Народность» возникла не на пустом месте, а отражала соборные ценности русского народа, возникшие еще в глубокой древности.
О. ПлатоновИсточник: Энциклопедия «Русская цивилизация»

СОБОРНОСТЬ – понятие русской философии, означающее свободное духовное единение людей как в церковной жизни, так и в мирской общности, общение в братстве и любви. Термин не имеет аналогов в др. языках. Словом «соборная» первоучители славянства Кирилл и Мефодий при изложении 9-го члена Символа веры перевели термин «кафолическая» (Церковь).

Концепция соборности многосторонне развита в русской религиозно-философской мысли (А.С.Хомяков, Вл.Соловьев, Н.Ф.Федоров, Е.Н.Трубецкой, П.А.Флоренский, С.Н.Булгаков, Н.А.Бердяев и др.). Пафос соборности – основное и наиболее общее самоощущение в славянофильстве . У К.С.Аксакова выражением соборности служит «хоровое начало», где личность не подавлена, но только лишена эгоизма. В славянофильской гносеологии (а затем у Федорова) соборность есть критерий познания, в противоположность картезианскому cogito: не «я мыслю», но «мы мыслим», т.е. в общении, через взаимную любовь в Боге доказывается мое бытие. Для Хомякова дух церковной соборности есть одновременно и дух свободы, единство Церкви понимается им как согласие личных свобод. Соборность Православной Церкви противополагается им и католической авторитарности, и протестантскому индивидуализму. Вл.Соловьев подытожил воспринятое им представление славянофилов в формуле: католицизм есть единство без свободы; протестантизм – свобода без единства; православие – единство в свободе и свобода в единстве.

Булгаков воспринял идею соборности из православного учения о Св.Троице, которая есть «предвечная соборность»: Бог един и в то же время существует в трех ипостасях, каждая из которых обладает индивидуальными качествами. Умопостигаемая небесная Церковь воплощает в себе соборную сущность Троицы. «И в живом многоединстве человеческого рода уже заложено церковное многоединство по образу Св. Троицы» («Православие. Очерки учения Православной Церкви», Париж, , с. 39). Обстоятельства места и времени, национальные особенности народов могут извращать соборные начала, но могут и способствовать их развитию, – последнее философ связывает с именем Сергия Радонежского, узревшего духовным зрением Св.Троицу. Напротив, многие интеллигентские теории и практика коллективизма, имеющие высший идеал не в любви, а в «солидарности», представляют собою лжесоборность.

Бердяев видит в соборности саму идею Церкви и церковного спасения: «Есть круговая соборная ответственность всех людей за всех, каждого за весь мир, все люди – братья по несчастью, все люди участвовали в первородном грехе, и каждый может спастись лишь вместе с миром» («Философия свободы. Смысл творчества». М., 1989, с. 190). Бердяев указывает на непереводимость понятия соборности на другие языки и для западного его усвоения вводит термин «коммюнотарность» (от франц. commune – община, коммуна). Соборность он признает существенно русской идеей и близость к ней находит лишь у немногих мыслителей Запада. В русском коммунизме, по Бердяеву, восторжествовал вместо духовной соборности безликий коллективизм, который был деформацией русской идеи. Г.В.Флоровский в утопическом и не утопическом социализме в России усматривает «подсознательную и заблудившуюся жажду соборности» («Философы русского послеоктябрьского зарубежья». М., 1990, с. 339).

В.В.Лазарев

Источник: Новая философская энциклопедия на Gufo.me

Значения в других словарях

  1. соборность — Собо́р/н/ость/. Морфемно-орфографический словарь
  2. соборность — сущ., кол-во синонимов: 4 единство 55 коллективизм 3 общность 28 объединенность 9 Словарь синонимов русского языка
  3. соборность — соборность ж. устар. Отвлеч. сущ. по прил. соборный I 4. Толковый словарь Ефремовой
  4. соборность — Соборность, соборности, соборности, соборностей, соборности, соборностям, соборность, соборности, соборностью, соборностями, соборности, соборностях Грамматический словарь Зализняка
  5. соборность — СОБОРНОСТЬ -и; ж. Книжн. Совокупность религиозно-философских взглядов, идей, воспринятых русской религиозной философией в конце 19 — начале 20 в. и направленных на единение людей на основе православия и традиционной народной нравственности. Толковый словарь Кузнецова
  6. соборность — СОБ’ОРНОСТЬ, соборности, мн. нет, ·жен. (·книж., церк.). ·отвлеч. сущ. к соборный во 2 и 3 ·знач., публичное, общественное участие в чем-нибудь, обсуждение. Принцип соборности. Толковый словарь Ушакова
  7. соборность — орф. соборность, -и Орфографический словарь Лопатина
  8. СОБОРНОСТЬ — СОБОРНОСТЬ (кафоличность) (греч. Katholikos — всеобщий) — один из основных признаков христианской церкви, фиксирующий ее самопонимание как всеобщей, универсальной («единая, святая… Большой энциклопедический словарь
  9. соборность — СОБОРНОСТЬ, и, ж. (высок.). Духовная общность многих совместно живущих людей. Толковый словарь Ожегова
  10. СОБОРНОСТЬ — СОБОРНОСТЬ — понятие русской философии, выработанное Хомяковым в рамках его учения о Церкви как органическом целом, как о теле, главой которого является Иисус Христос. Новейший философский словарь


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *