Соборы в России

Общая информация и литература по соборам XVII в.

Общая литература о Соборах XVII в.: Каптерев I; Каптерев II, т. 2, 50-121; Карташев, 7-318; Макарий I, т. 6, 7; Соловьев, т. 7-14; Ключевский, т. 1, 614-664, т. 2, 7-409; Платонов, 416 и далее.

В досинодальное время церковные соборы не имели деления на поместные и архиерейские. Тогдашнее семиотическое мировоззрение предполагало для каждого церковного деяния наличие прообраза в священной или церковной истории. Иконой собора в древнерусском понимании должны были быть Вселенские соборы, а точнее, Первый Вселенский собор. По образцу этого собора на русские соборы собирались только архиереи (идея участия мирян в соборах навеяна демократическим духом начала XIX в.), собирал собор царь и он же председательствовал на соборе. Последнее условие соблюдалось не всегда, часто царь был лишь на первом соборном заседании, а потом по занятости отсутствовал. Но чаще всего царь не присутствовал вообще и знакомился с соборными вопросами и постановлениями через третьих лиц. На соборах присутствовали также влиятельные протопопы. Иногда на соборах присутствовали церковные или светские чиновники. На собор патриархом собирались доступные в тот момент в Москве архиереи. Иногда архиереи специально собирались на собор, тогда собор назывался болшим, но присутствия всех русских архиереев на соборе не удавалось добиться никогда. На собор нередко приглашались заезжие греческие, сербские и проч. архиереи – особенно в никоновские и послениконовские времена. В глазах грекофильствующего священноначалия это придавало собору авторитетность.

Собор архиереев открыто и прямо отказывался от выбора патриарха, предоставляя это дело исключительно государю (Каптерев II, т. 2, 61). На самом деле, в XVII в. это не всегда так. Например, выбор патр. Иосифа определялся жребием (Карташев, т. 2, 115-116; Успенский Б. А. I, 303-304). В остальных случаях царь выбирал из трех кандидатов, выдвинутых архиерейским собором, а иногда напрямую без всяких кандидатов (см.Каптерев II, т. 2, 62, 64). Что касается выбора епархиальных архиереев, то жребий был одним из вариантов, но чаще епископа выбирал патриарх – из кандидатов, выдвинутых собором. Третий вариант – епископа из кандидатов выбирает царь. Последний порядок укоренился во второй половине XVII в., что обусловлено византизацией русской жизни и отвечает византийской традиции избрания патриарха (Успенский Б. А., 305-306). Соборы в XVII в. собирались часто. Классификация досинодальных соборов – дело отдельного исследования. Обычно современниками и историками выделяются болшие соборы (поместные?; напр. Собор 1666-1667 г.), малые(меньше болших?), архиерейские, духовные соборы (меньше архиерейских? – но архиереи на них тоже присутствуют; может быть для разбора частных вопросов?), соборные совещания и проч. Перед большими соборами учреждались предсоборные комиссии (Каптерев II, т. 2, 88). Мы здесь не совершаем никакой иерархической градации соборов, просто последовательно перечисляя их. В последующей хронологической таблице нет возможности упомянуть все соборы, мы указываем лишь известные и отмеченные в литературе соборы. К ним можно смело добавить соборы по поводу выбора патриарха или епархиальных архиереев. Кроме соборов соборными полномочиями наделялись комиссии (говоря современным языком). Комиссии эти занимались в первую очередь книжной справой, кроме этого богословскими диспутами, решали вопросы чиноприема, церковного суда и проч. Комиссии состояли из специалистов (протопопов, монахов и мирян), возглавлялись архиереями или самим патриархом. Так что соборное чтение новоизданных или правленых книг (подобное определение часто встречается в документах) – это не обязательно чтение перед собором архиереев. Чаще это чтение перед комиссией по справе. До Никона комиссии по справе исполняли цензурно-редакторские функции, перед ними прочитывались новоизданные книги. После постановления патр. Иоакима о соборном утверждении всякой серьезной книжной справы теоретически комиссия по справе должна была работать почти постоянно и возглавляться патриархом, она должна была выработать основные принципы новообрядческой справы. Практически этого, конечно, не было – по ходу вопросы решал начальник Печатного двора или ответственный представитель священноначалия, иногда советовались напрямую с патриархом. И все же, основные правленые издаваемые книги стремились засвидетельствовать полноценным собором – чаще всего это свидетельство было простой формальностью, чтение на соборе полностью той или иной книги было нереальным.

Соборы первой половины XVII века (до патриарха Никона)

1618, июль. Собор на справщиков: архим. Дионисия, Арсения Глухого и Ивана Наседки. Осуждение их.

1619, июль. Оправдание справщиков (о книжной справе начала XVII в. см.: Исправление; Казанский).

1620, октябрь. Собор, рассматривавший вопрос о чине приема в православие (см.: Булычев). Принял постановление о перекрещивании католиков и обливанцев. О практике чинопремов на Руси в XVII в. см.:Опарина I, II.

1642. Собор, выбравший патриархом Иосифа (Карташев, т. 2, 115).

1649, февраль. Собор, на котором был поставлен вопрос о введении единогласия в церковном пении и чтении, а также о отмене наонного пения и о пении на речь (см. Белокуров II).

1651, февраль. Собор, принявший решение о введении единогласия в церковном пении и чтении.

1652. 15 апреля. Собор, избравший двенадцать кандидатов на патриарший престол, из которых царем был выбран Никон (Белокуров I).

Соборы патриарха Никона

О соборах при патр. Никоне и позже см.: Полознев I, II.

1653. Дело Логгина, конфликт Никона с Нероновым (Платонов, 425).

1655, 25-31 марта. Рассмотрение вопросов церковной реформы. Декларировалось сличение греческих богослужебных печатных книг и рукописей (привезенных из Греции Арсением Сухановым) с древними славянскими харатейными и современными печатными книгами. Чтение Ответа патриарха Паисия на вопросы Никона, который якобы легитимизировал реформу (Макарий I, 65-69). На самом деле к Собору не успели прибыть ни Арсений с книгами, ни Ответ патриарха (Паисий, кстати, в пришедшем позже Ответе не одобрял реформы) (Meyendorff II, 38-39; Каптерев II, т. 1, 165-179).

1655, 16 декабря. Собор об освящении воды только в сочельник Богоявления (см. Полознев II, 324; Макарий I, 65-69). Патр. Никон отменил второе водосвятие на Богоявление (в самый день праздника), невзирая на протесты заезжих греков.

1656, январь – 24 февраля. Собор на протопопа Ивана Неронова. Изречение проклятия на двоеперстие антиохийским патриархом Макарием, сербским патриархом Гавриилом и никейским митрополитом Григорием (Каптерев II, т. 1, 193-195).

1656, 23 апреля – 2 июня. Соборное рассмотрение и одобрение книги Скрижаль, подтверждение проклятия на крестящихся двоеперстно.

1656, 11 мая. Собор о перекрещивании католиков. Никон отменил практику чиноприема католиков первым чином, поскольку греки в то время признавали католическое крещение.

1656, 18 мая. Соборное проклятие протопопа Ивана Неронова как двоеперстника, и его единомышленников. Указ о запрещении повторного крещения католиков.

1657, октябрь. Учреждение архиерейских кафедр в Смоленске и Вятке; о печатании Потребника.

Соборы в межпатриаршество

1660. Другой собор, по поводу обвинений, возведенных суздальским попом Никитою на суздальского архиепископа Стефана (Каптерев II, т. 2, 95).

1665, 10 февраля. Собор, осудивший местоблюстителя патриаршего престола Ростовского митр. Иону за его действия при появлении патр. Никона в Успенском соборе.

Соборы 1666-1667 гг.
1666, февраль – 2 июля. Соборные заседания по делу исправления книг и осуждению раскола.

1666, 7 ноября – 5 декабря. Собор по делу патр. Никона.

1667. Большой Собор в Москве. Осуждение Никона. Клятвы на дониконовские обряды (к истории снятия клятв:Кравецкий; Никодим).

Литература по собору 1666-1667 г.: Каптерев II, т. 1, 356-464; Субботин III; Гиббенет; Шаров; Ранчин. О греческом тексте постановлений собора 1666-67гг. и сочинении Паисия Лигарида о суде над Никоном: Фонкич II, 293. Отношение Собора к русской святости и к нетлению мощей: Левин.

Собор освидетельствовал новоисправленный Часослов (М., 1666 г.; Зернова, № 314).

Последующие соборы

1672, март. Собор о учреждении Нижегородской епархии.

1678. Вопрос о чине шествия на осляти в Вербное воскресенье: право совершать шествие было предоставлено только патриарху в Москве.

1681, ноябрь. Собор против скитов. Постановление о передаче раскольников гражданскому суду и об уничтожении старообрядческих пустыней (Белякова, 341). Постановление о Чине освящения воды посредством мощей (см.:Мусин, 367).

1682. Отклонено предложение царя Феодора Алексеевича (с подачи греков) о реформировании административно-территориального устройства церкви и увеличении числа архиереев, и проект открытия новых 34 епархий. Вопрос о вдовых священниках, об отношении к местам погребения и общественной молитвы. Запрет организации базаров и ярмарок около монастырей и церквей. О Соборе см.: Виноградский.

На Соборе был освидетельствован и подписан правленый издаваемый Типикон (М., 1682).

1677-1678. Соборы (два) о деканонизации блгв. Анны Кашинской (см. Голубинский, 164-169; Ключевский, 268).

1690, январь. Собор, осудивший католическое учение о времени пресуществления Святых Даров и запретивший ряд сочинений украинских богословов.

1698. Собор о крещении и других обрядах, совершенных нерукоположенным дьячком Юшком Микляевым (Михеевым), и о диаконе Петре Артемьеве, принявшем католичество.

Библиографический список

Анна Кашинская — «Святая благоверная великая княгиня Анна Кашинская”, М., 2004г. Белокуров I — Белокуров С. А. «Материалы: Чин избрания, наречения, благовестия, посвящения и шествия около города патриарха Никона. Список с настольной грамоты патриарху московскому Никону”, ХЧ, 1882г., №№ 7-8. Белокуров II — Белокуров С. А. «Деяние Московского церковного Собора 1649г. (Вопрос о единогласии в 1649-1651гг.)”, // ЧОИДР, 1894(4), отд.3, стр.29-52. Белякова — Белякова Е. В. «Афонские традиции в русских скитах XVII в.”, // «Патриарх Никон и его время: Сборник научных трудов”, М., 2004г., Труды ГИМ, вып. 139, стр. 341-347. Бондарев — Бондарев В. «Верен до смерти. Подвиг святителя Павла Коломенского”, // «Церковь”, вып. 4-5, 2002г., стр. 47-49. Булычев — Булычев А. А. «О публикации постановлений церковного собора 1620г. в мирском и иноческом «Требниках» (М. 1639)”, // «Герменевтика древнерусской литературы (сборник 2, XVI-начало XVIII вв.)”, М., 1989г., стр. 35-62. Виноградский — Виноградский Н. «Церковный собор в Москве 1682г.: Опыт историко-критического исследования”, Смоленск, 1899г. Вознесенский – Вознесенский А. В. Сведения и заметки о кириллических печатных книгах. 8. Как у нас правились печатные книги: О кавычном экземпляре Псалтири (М. I. 1978) // ТОДЛ. 2003. LIV. Гиббенет — Гиббенет Н. «Историческое исследование дела патриарха Никона”, 2 т., Спб, 1882-1884гг. Голубинский — Голубинский Е. «История канонизации святых в Русской Церкви”, М., 1903г. Дело — «Дело о патриархе Никоне”, Спб, 1897г. Дмитриевский I — Дмитриевский А. А. «Рецензия на сочинение проф. И. Мансветова «Церковный устав” // ХЧ, 1888г., № 9 — 10. Дмитриевский II — Дмитриевский А. А. «Митра. Историко-археологический очерк”, // «Московские епарихальные ведомости”, №№ 4—5, 2003 г. (1-ое изд. — «Руководство для сельских пастырей”, Киев, 1903, № 11; я пользовался электронной копией статьи с сайта http://www.liturgica.ru/). Зернова — Зернова А. С. «Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI-XVIIвв.” Сводный каталог. М. 1958г. Знаменский — Знаменский П. В. «Приходское духовенство на Руси. Приходское духовенство в России со времени реформы Петра.”, СПб., 2003г. Исправление — «Исправление богослужебных книг при патриархе Филарете”, // ПС, 1862г., август (стр. 361-405), сентябрь (стр. 32-86). Казанский — Казанский П. «Исправление церковно-богослужебных книг при патриархе Филарете”, М., 1848г. Каптерев I — Каптерев Н. Ф. «Царь и церковные московские соборы XVI и XVII столетий”, // БВ, 1906(3), 326-360, 467-502, 631-682. Каптерев II — Каптерев Н. Ф. «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович” М. 1996г. Карташев — Карташев А. В. «Очерки по истории Русской Православной Церкви”, СПб., 2004г., в 2-х тт. Ключевский — Ключевский В. О. «Русская история. Полный курс лекций в двух книгах”, М., 2003г. Кравецкий — Кравецкий А. Г. «К истории снятия клятв на дониконовские обряды”, // БТ, № 39, М., 2004г, стр. 296-344. Левин — Левин Ив «От тела к культу”, // Левин Ив «Двоеверие и народная религия в истории России”, М., 2004г., стр. 162-190. Лукьянова — Лукьянова Е. В. Атрибуция гравированных украшений в изданиях Московского Печатного двора 1679-1680 гг. , // «Патриарх Никон и его время: Сборник научных трудов”, М., 2004г., Труды ГИМ, вып. 139, стр. 205-217. Макарий I — Макарий (Булгаков), митр. «Патриарх Никон в деле исправления книг и обрядов”, М., 1881г. Макарий II — Макарий (Булгаков), митр. «История Русской Церкви”, М., 1994-1997гг., (I-VIIтт.), 3-е изд. Мансветов I — Мансветов И. Д. «Как у нас правились церковные книги.” // Приб., I ч. — 1883г. (кн. IV) ч. XXXII, стр. 514-574; II ч. — 1884г. ч. XXXIII, стр. 273-320. Мансветов II — Мансветов И. Д. «Церковный устав (Типик), его образование и судьба в греческой и русской Церкви”. М. 1885г. Манухина — Манухина Т. «Святая благоверная княгиня Анна Кашинская”, Париж, 1954г. Мельников — Мельников Ф. Е. «Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви”, Барнаул, 1999г. Мусин — Мусин Александр, диак. «Святые мощи в Древней Руси: литургические аспекты истории почитания”, // «Восточнохристианские реликвии”, редактор-составитель А. М. Лидов, М., 2003г., стр. 363-386. Никодим — Никодим (Ротов), митрополит «Об отмене клятв на старые обряды (доклад на поместном соборе 31 мая 1971г.)”, // ЖМП, 1971г., № 7, стр. 63-73 (я пользовался электронной копией статьи с сайта http://www.liturgica.ru/). Опарина I — Опарина Т. А. «Воссоздание Немецкой слободы и проблема перекрещивания иностранцев-христиан в России”, // «Патриарх Никон и его время: Сборник научных трудов”, М., 2004г., Труды ГИМ, вып. 139, стр. 65-108. Опарина II — Опарина Т. А. «»Исправление веры греков» в русской церкви первой половины XVIIв.”, // «Россия и Христианский Восток”, вып. II-III, М., 2004г., стр. 288-325. Платонов — Платонов С. Ф. «Лекции по русской истории”, Петроград, 1917г. (репринтное переиздание — Петрозаводск, 1996г.). Полознев I — Полознев Д. Ф. «К хронике церковных Соборов второй половины XVII века (Источники и публикации)”, // «Чтения по истории и культуре древней и новой России. Материалы конференции (Ярославль. 7-9 октября 1998 года)”, Ярославль, 1998г. Полознев II — Полознев Д. Ф. «Церковная реформа после патриарха Никона: соборы 1667-1682гг.”, // «Патриарх Никон и его время: Сборник научных трудов”, М., 2004г., Труды ГИМ, вып. 139, стр. 323-340. Протасьева — Протасьева Т. Н. «Описание рукописей Синодального собрания (не вошедших в описание А. В. Горского и К. И. Невоструева)”, М., 1970-1973гг. Ранчин — Ранчин А. М. «Восприятие собора 1667г. в «Житии» протопопа Аввакума”, // «Макарьевские чтения”, Можайск, 2002г., вып. IX, стр. 324-328. Романов — Романов Г. «О значении архиерейского орлеца в московских богослужениях XVII века”, // «К Свету. №17. Символика русского храмоздательства. К престольному празднику Храма Христа Спасителя”, М., 1993г., стр. 88-90. Святейший патриарх Никон — «Святейший патриарх Никон: Каталог выставки. К 400-летию со дня рождения”, М., 2005г. Сиромаха — Сиромаха В. Г. «Книжные справщики Печатного двора 2-й половины XVII в.”, // «Старообрядчество в России (XVII-XX века)”, М. 1999г. Соловьев — Соловьев С. М. «История России с древнейших времён”, М., 2001г. Соловьев А. — Соловьев А. «Государев Печатный двор и Синодальная типография в Москве”, М. 1903г. Стефанович — Стефанович П. С. «Приход и приходское духовенство в России в XVI-XVII веках”, М., 2002г. Строев — Строев П. М. «Библиологический словарь и черновые к нему материалы”, Спб., 1882г. Субботин I — Субботин Н. И. «Деяние Московского собора, бывшего в царских палатах в лето от создания мира 7162, от воплощения же Божия Слова 1654”, М., 1873г. Субботин II — Субботин Н. И. «Материалы по истории раскола за первое время его существования”, 9 вып., М., 1875-1890гг. Субботин III — Субботин Н. И. «Деяние Московского собора 1666-1667гг.”, М., 1893г. Урушев — Урушев Д. «К биографии епископа Павла Коломенского”, // «Старообрядчество в России (XVII-XXвв.): Сборник научных трудов; Выпуск 3”, М., 2004г., стр. 21-42. Успенский Б. А. I — Успенский Б. А. «Царь и патриарх”, М. 1998г. Успенский Б. А. II — Успенский Б. А. «Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России)”(в соавторстве с В. М. Живовым), // Успенский Б. А. «Избранные труды”, М., 1994г., т. 1, стр. 205-337. Успенский Ф. Б. — Успенский Ф. Б. «Нетленность мощей: опыт сопостовительного анализа греческой, русской и скандинавской традиций”, // «Восточнохристианские реликвии”, редактор-составитель А. М. Лидов, М., 2003г., стр. 151-160. Фонкич I — Фонкич Б. Л. «Акт Константинопольского собора 1593г. об основании Московского патриархата”, // Фонкич Б. Л. «Греческие рукописи и документы в России”, М., 2003г., стр. 385-399. Шаров — Шаров П. «Большой Московский Собор 1666-1667гг.”, К., 1895г. Meyendorff — Paul Meyendorff, «Russia, Ritual, and Reform. The Liturgical Reforms of Nikon in the 17th Century”, New York, 1991. Palmer — Palmer W. «The Tsar and the Patriarch”, 6 vols, London, 1871-1876.

В статье ссылки на указанные вначале общие труды в отношении к каждому собору не даются. Если ссылка присутствует, то значит, что материал, который имеется у историка, имеет особое значение.

Кстати, именно поэтому патр. Никон счел себя вправе побить (по преданию – по лицу) на соборе 1654 г. епископа Павла Коломенского. В данном случае Никон уподобил себя свят. Николаю Чудотворцу, заушившему еретика Ария на Первом Вселенском соборе (см. об этом: Урушев, 33-36). В XVII в. на соборах сильнейшие нередко распускали руки в отношении слабейших и судимых.

Современные старообрядческие Рогожские соборы, которые избирают митрополита, тоже имеют в своем составе мирян, причем большинство. Это новшество. На Руси в средневековье миряне выбирали кандидата на мест приходского священника, иногда (редко) участвовали в выборе епархиального архиерея, но в выборе главы Церкви миряне не участвовали никогда (Стефанович, 252 и далее; Знаменский, 181-302). Исключение составляли церковные и светские чиновники–миряне. То-же можно сказать и о Византии.

См. об этом: Каптерев II, т. 2, 83-84. Соборы нередко собирались в царских палатах, либо в патриарших. Лишь при патр. Филарете соборы собирались в Московском Успенском соборе. Нередко сам царь составлял перечень рассматриваемых на соборе вопросов, или задавал некоторые вопросы собору. Однако, вряд-ли можно согласиться с предвзятым мнением Каптерева о том, что московские соборы XVI и XVII столетий были только простыми совещательными учреждениями при особе государя (Каптерев II, т. 2, 104). Демократически понимающий соборность, уважаемый профессор не смог почуствовать и понять средневековой русской соборности.

Впрочем, это было исключением. По-видимому, подобный выбор был завещан предыдущим патр. Иоасафом I(1634-1640), и одобрен царем Михаилом Федоровичем. Царь, вероятно, сам предложил непростую процедуру жеребьевки в три этапа, которая описана подробно в указанных трудах.

Причем царь нередко сам назначал кандидатов в архимандриты, игумены и протопопы на наиболее видные и влиятельные места (Каптерев II, т. 2, 64-65).

Эти соборы у Каптерева описываются просто как совещание с царем в царских палатах (Каптерев II, т. 2, 62). Но это лишь повествовательный прием летописца Дворцовых разрядов, которые цитирует Каптерев. Подобные совещания не могли не иметь соборного статуса.

Результатом этих чтений была справа в уже отпечатанных изданиях: «натычка», вырезка и замена отпечатанных листов и проч. Подробное описание см.: Вознесенский, 610-611.

Патриархом Иоакимом был усилен контроль над справщиками и издан «ряд указов… где… справшики предостерегаются против самовольных исправлений» (Сиромаха, 38-39), например: «…без докладу и без указу собою никаких ни малых справок… не справливать» – см.: Мансветов I, ч.I, 523-524; Соловьев А., 8. Вводилась вторая, патриаршья, цензура: новоправленную книгу прочитывали в Крестовой палате в присутствии патриарха и других членов комиссии по справе. Этот указ неоднократно дублируется: см.:Лукьянова III, 207 (прим. 9).

Например, Часослов 1666 г. или Типикон 1682 г. Перечень архиереев, подписавших правленое издание, в этом случае публиковался в Предисловии.

«Постановления Собора 1620г. (о перекрещевании католиков и обливанцев), окончательно порывавшие с греческой церковной практикой, достаточно ясно демонстрировали негативное отношение нового патриарха к западноевропейским веяниям, которые проникали в Россию двумя основными путями — непосредственно из Польши (особенно во время Смуты) или через украинско-белорусское культурное посредничество. В соборных приговорах получила каноническое оправдание политика конфессиональной и культурной конфронтации со всем неправославным миром, что создало благоприятные условия для её проведения в жизнь патриархом Филаретом.” (Булычев, 36-37).

Перечень вопросов собору, составленный царем, см.: Каптерев II, т. 2, 87-88.

Акт Константинопольского собора чудом выжил в Московском пожаре 1626г., и был обнаружен Никоном в патриаршей библиотеке (вместе с соборной грамотой 1589г., писаной при основании Московского патриархата), текст его был переведён Епифанием Славинецким (см. об этом: Строев, 107) и издан Никоном в приложении к Скрижали (М., 1656г., л. 9-44).

Постановление наверняка было вызвано соответствующей главой в Оке Церковном, которая говорит о исторической необоснованности второго водоосвящения на Богоявление. Правленый Чин Агиасмы был выпущен отдельным изданием в 1655г. (см. Зернова, № 264). Этот же чин содержался в Требнике, выпущенном позже. Никон стал вводить практику единократного водоосвящения. Патриарх Макарий Антиохийский позже протестовал против такой практики, но был грубо одернут Никоном (Каптерев II, 198). В конце концов практика единократного водосвятия не прижилась (это история, заслуживающая отдельного описания — см. в статье: Дмитриевский I). Однако этот вопрос волновал умы современников — см. напр.: Фонкич II, 311 (прим. 43) — о работе Дионисия Ивирита «тетрадь об освящении воды на Иордани”.

Собор санкционировал справу Требника. Подробно об этом: Агеева, 181-188; Субботин II, т.1, 6-8.

Собор констатировал недостаточность наличия нетленных мощей для почитания человека святым (Левин, 165). Собор проходил под руководством греков, греки, в отличие от русских, негативно относились к нетленным мощам (для них это признак греховности; см. по этому поводу — Успенский Ф. Б., 156-157). В новое время, на протяжении 60 лет, с 1660 по 1720-е гг., руководство Русской православной церкви радикально изменило своё отношение к «неопознанным» мощам святых (Левин, 186). Стало характерным недоверие к русской святости, сверхкритическое отношение к чудесам от мощей, к нетленным мощам, вообще реформаторское отношение к чудесам, прекратился поток канонизаций.

Светским чиновникам отводилась лишь вспомогательная и исполнительная роль. Начальствовать должно было черное или белое духовенство.

По результатам реформы архиерейского служения при патр. Иоакиме было выпущено второе издание Чиновника (М., 1677; Зернова, № 345) с предисловием, в котором объяснялись новые особенности архиерейского облачения и служения. Орлец стал богослужебной принадлежностью всех архиереев (Романов, 89). Митру также повелевалось носить всем архиереям (Дмитриевский II).

Подобный чин (на омытие мощей) существовал в дореформенное время. В пореформенное время, в XVIII в., этот чин убран из Требников и стал считаться суеверным.

Архиереями подписана последняя (третья) корректурная рукопись Типикона (ГИМ, Син. 321, 1682г.), с которой проводилась потом печать. В рукописи два предисловия: первое скреплено собственноручными подписями архиереев (8 митрополитов, 3 архиепископа, епископ и архимандрит — см. Горский, Невоструев, 346), второе предисловие составляет копию с первого и служило оригиналом для печати (см. Мансветов II, 337). Рукопись после освидетельствования была еще раз правлена. Причём, в печатном издании Типикона (М., 1682) значится большее количество подписавших (16 подписей), чем на самом деле в указанной рукописи (13 подписей).»Излишек, вероятно, составился из лиц, которые не участвовали непосредственно в комиссии, свидетельствовавшей устав, но дали своё согласие письменно” (Мансветов II, 337). Нам здесь, в отличие от Мансветова, видится простой подлог, каковых впрочем много в ходе книжной справы, и в подлогах этих власть не видит особого греха. Мнение членов собора (со времени патр. Никона) о справе имело лишь формальное значение (о чём с особой силой свидетельствует судьба еп. Павла Коломенского).

Подробнее о деканонизации Анны Кашинской, и о продолжении почитания, и повторной канонизации см.: Анна Кашинская, 200-220; Манухина; Полознев II, 339-340 (и прим. 51)). После Собора 1677-78 гг. начался поток деканонизаций. Епископом Афанасием Холмогорским в 1683 г. был деканонизирован прп. Евфимий, игумен Михайло-Архангельского монастыря (см. журнал «Церковь», 1913, № 29). Другой холмогорский архиерей, Варнава, в 1716 г. «разжаловал» прп. Георгия Шенкурского чудотворца (см. журнал «Церковь», 1909, № 32-33). Запрещено было почитание прп. Евфросина Псковского, как ревнителя сугубой аллилуйи (особую неприязнь к нему питал еще Никон, см.: Каптерев II, т. 2, 301-302; Голубинский, 168-169; Ключевский, 157-161). Прекращены службы свят. Нифонту Новгородскому, Виленским мученикам Антонию, Иоанну и Евстафию и пр. (Мельников, 106 (прим. 117)). «Новые» власти подчас в почитании святых по-протестантски были склонны видеть признак народного невежества. «Реформаторское» отношение к русской святости и святости вообще будет характерно для всего синодального периода.

Успенский Собор в Москве: история, мифы, фотографии и картины. Всё это Вы сможете увидеть, если прочитаете нашу статью!

Успенский Собор в Москве

Банальное сравнение оказывается самым точным: он похож на былинного богатыря в золотом шлеме. Крепко врос в землю. Бывало, что в храме хозяйничали интервенты. Его взрывали наполеоновцы, его обстреливали в ноябре 1917-го. Но храм сохранил первоначальный образ, замысел Фиораванти, веру XV века. От тех времён в России мало что осталось – но Успенский собор полноценно передаёт дух Московской Руси.

Иван III Васильевич. Гравюра из «Космографии» А. Теве, 1575 год

Москва стала духовным и политическим центром объединения русских земель. Великий князь Иван Третий вполне оправдывал прозвания – Великий и Грозный. Всё применял для укрепления государства – и кнут, и молитву, и уговоры, и меч, и подкуп, и ласку. Заботился о просвещении, думал над законами и военными союзами, стремился подчеркнуть могущество государства величественными постройками.

В нём не было горячности: Иван Васильевич не любил рисковать. В делах военных нередко занимал выжидательную позицию, берёг войска, накапливал силы – и побеждал, расширяя пределы великого княжества.

Словом, настоящий политик. Государственный титан – один из тех, кому Россия обязана более чем тысячелетней исторической судьбой, о которой можно сказать словами из известной песни: «С твоею суровой и ясной, с твоею завидной судьбой!».

Иногда его путают с более известным внуком, который тоже был Иваном Васильевичем и тоже прозван Грозным.

Москве, в которой начал княжить Иван Васильевич, не хватало столичного размаха. Не хватало святынь, которые превращают город в центр православного мира. Между тем, в те времена Москва уже была главной православной столицей.

Иван Третий взял на себя миссию князя-строителя. Он планировал не только возвести в Кремле каменные соборы, не только укрепить московские монастыри, но и преобразить сам Кремль, обветшавший со времён Димитрия Донского.

Главный собор в Москве, как и во Владимире, от века был посвящен Успению Пресвятой Богоматери. Скромный, неприметный, как сама Москва-река, старый собор обветшал.

Успенский собор 1326—1327 годов, заложенный по благословению митрополита Петра при великом князе Иване Калите, был первым каменным храмом Москвы. С 1395 года в соборе находилась Владимирская икона Божией Матери.

Успенский собор Ивана Калиты. Реконструкция С.В. Заграевского

Храм решили не подновлять, но построить на его месте новый – да такой, чтобы стал чудом света. 30 апреля 1471 года состоялась закладка нового собора – и началось строительство под руководством русских зодчих, чьи фамилии сохранила история – Мышкина и Кривцова.

Но 20 мая 1474 года в Москве случилось землятресение – и храм, в значительной степени уже построенный, к ужасу москвичей, обрушился.

Летописец сообщает: «Бысть трус во граде Москве и церковь св. Богородицы, сделана бысть уже до верхних камор, падеся в 1 час ночи, и храми все потрясошася, яко и земли поколебатися». Быть может, землетрясения и не было, но современники решили дать благовидное объяснение инженерной ошибке.

Обрушение храма восприняли как недобрый знак, но великий князь был человеком целеустремлённым. По-видимому, в крушении обвинили не только гнев Божий и природу, но и нерасторопность строителей. Да и побаивались русские мастера снова браться за столь трудное дело – считали, что нет на то Божьего благословения. Митрополит Геронтий поторапливал великого князя: городу был необходим Успенский собор, без него Москва – не Москва.

Долго ли коротко ли, было решено пригласить иностранного специалиста – аж из католической Италии. Итальянцы тогда обстраивали всю Европу, делились искусством и знанием.

Аристотель Фиораванти в строительном деле был мастером на все руки. Потомственный зодчий, пленительные тайны пропорций и конструкций познал еще юношей. Знал толк и в колокольном деле. Происходило семейство Фиораванти из Болоньи. Их фамилия означает – «цветок, гонимый ветром».

Иногда Фиораванти приписывают греческое происхождение. Это объясняет, почему он с такой лёгкостью перешёл в Православие, но никаких доказательств нет – кроме имени прославленного афинского философа.

Лицом к России, или Кому мешают кремлевские святыни?

Как инженер и архитектор Фиораванти приложил руку ко многим ответственным проектам не только в родной Болоньи. Примерно в 1455 году под его руководством была перестроена башня при церкви Св. Ангела в Венеции. Последняя из-за слабости грунта простояла всего двое суток и рухнула, задавив нескольких человек. С тех пор в Венеции он не появлялся.

В 1467-м Фиораванти был принят при дворе венгерского короля Матвея Корвина, с которым вели переговоры русские дипломаты. Быть может, уже тогда в Москве узнали о многомудром инженере, строителе мостов через Дунай. Из Венгрии он вернулся на родину – и начались для зодчего испытания. Его обвинили в незаконной чеканке монет.

Не исключено, что предложение русского посла Семёна Толбузина стало для него спасением. Кстати, Толбузин не обещал ему золотых гор. Возможно, Аристотеля привлекала честь стать автором главного храма большого таинственного государства.

И вот шестидесятилетний архитектор прибыл в Москву – весной 1475-го, «на Велик день» (на Пасху), и не один, а «взят же с собою тот Аристотель сына своего Андреем зовут, да паробка, Петрушею зовут». Трудно представить, сколько новых впечатлений для художника приготовила Россия – заснеженный лесистый малолюдный край бревенчатых изб и теремов.

Фиораванти выделили дом по соседству с княжескими палатами. Скорее всего, первоначально Аристотель столкнулся с настороженным отношением духовенства: как-никак, он стал православным в пожилом возрасте. Но после крушения Византии Руси пришлось активнее устанавливать сношения с католическим миром.

На московской земле Фиораванти взялся за дело основательно. Проездился по России, внимательно изучил владимирский Успенский собор. Сам великий государь приказал именно этот храм взять за образец. Другое пожелание – чтобы Храм был вместительным.

В московском Кремле менее живописный ландшафт, чем на берегу Клязьмы, но итальянец посчитал задачу выполнимой. Площадку быстро расчистили от остатков обрушившегося собора. В фундамент итальянец приказал забивать дубовые сваи, для москвичей это было в новинку. Фиораванти озаботился качеством строительных материалов. Мячковский белый камень болонскому мастеру понравился, но требовался и кирпич. То, что предложили московские строители, не устраивало Фиораванти – и под его руководством «за Андрониковым монастырём» устроили кирпичный завод.

На него смотрели как на волшебника: и раствор-то у фряжского гостя необычный, удивительно крепкий. И железную тягу при строительстве он применил первым в Москве. Кирпич для Фиораванти был – как штрих для художника, как движение кисти. Он гармонично сочетал кирпич и камень. Аристотель установил в храме круглые столбы – прежде невиданные на нашей земле. Перед москвичами открылся храм удивительно монументальный, как из единого камня – настолько продуманными были пропорции каждого звена.

Соборная площадь Московского Кремля. Акварель Д. Кваренги. 1797

«Бысть же та церковь чудна велми величеством и высотою, светлостью и пространством, такова же преже того не бывала в Руси, опроче Владимерскыа церкви, видети бо бяше ея мало отступив кому, яко един камень», — таково было общее впечатление.

Зодчий задержался в Московии до конца своих дней. В 1478 году, когда еще не завершены были работы над строительством собора, Фиораванти как инженер и артиллерист участвовал в походе Ивана III на Новгород, и навёл прочный понтонный мост через Волхов. Через четыре года он возглавляет артиллерию во время похода на Казань, а в 1485-м – в тверском походе. Возможно, именно он стоял у истоков и московского Пушечного двора. Есть версия, что и планировкой кирпичного Кремля мы обязаны инженерной зоркости Фиораванти.

Жизнь на далёкой чужбине не бывает идиллической. Зодчего напугала расправа великого князя над итальянским лекарем, который не сумел вылечить одного знатного пациента. Фиораванти просит, чтобы его отпустили домой. Не получив согласия, пытается бежать. Князь посчитал это предательством, и дело закончилось тюрьмой. Только ради похода на Тверь старика освободили, но жить ему оставалось недолго. Зато московский храм обеспечил архитектору земное бессмертие.

Храм Христа Спасителя
высота: 103 метра
Кафедра́льный Собо́рный храм Христа́ Спаси́теля (собор Рождества́ Христо́ва) в Москве — кафедральный собор Русской православной церкви недалеко от Кремля на левом берегу реки Москвы. Существующее сооружение — осуществлённое в 1990-х годах внешнее воссоздание одноимённого храма, созданного в XIX веке. На стенах храма были начертаны имена офицеров Русской армии, павших в войне 1812 года и иных по времени близких военных походах.
Оригинал храма был воздвигнут в память о наполеоновском нашествии: «в сохранение вечной памяти того беспримерного усердия, верности и любви к Вере и Отечеству, какими в сии трудные времена превознес себя народ российский, и в ознаменование благодарности Нашей к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели». Был построен по проекту архитектора Константина Тона. Строительство продолжалось почти 44 года: храм был заложен 23 сентября 1839 года, освящён — 26 мая 1883 года.
Заново отстроенный храм Христа Спасителя считается самым большим собором Русской Православной Церкви. Храм рассчитан на
10 000 человек




Исаакиевский собор
высота: 101, 5 метр
Исаа́киевский собо́р (официальное название — собор преподобного Исаакия Далматского) — крупнейший православный храм Санкт-Петербурга. Расположен на Исаакиевской площади. Имеет статус музея; зарегистрированная в июне 1991 года церковная община имеет возможность совершать богослужение по особым дням с разрешения дирекции музея. Освящён во имя преподобного Исаакия Далматского, почитаемого Петром I святого, так как император родился в день его памяти — 30 мая по юлианскому календарю.
Построен в 1818—1858 годы по проекту архитектора Огюста Монферрана; строительство курировал император Николай I, председателем комиссии построения был Карл Опперман.
Исаакиевский собор — выдающийся образец позднего классицизма



Спасо-Преображенский собор
высота: 96 метров
Спасо-Преображенский кафедральный собор — православный собор в Хабаровске, возведённый на крутом берегу Амура в 2001—2004 годах. Согласно ряду источников, является третьим по высоте храмом России после Храма Христа Спасителя в Москве и Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, а также самым высоким зданием Хабаровска.
Высота куполов Преображенского собора составляет 83 метра, высота с крестами — 95 метров. Для сравнения — высота Дома радио, расположенного по соседству с храмом, чуть больше 40 метров. Храм был построен по проекту архитекторов Юрия Живетьева, Николая Прокудина и Евгения Семёнова. Фрески внутри храма (на куполе Спас-Вседержитель и апостолы) выполнила группа московских художников, специально приглашённая по этому случаю в Хабаровск епископом Хабаровским и Приамурским Марком. Спасо-Преображенский кафедральный собор в состоянии одновременно принять три тысячи прихожан.

Смольный собор
высота: 93,7 метра
Смольный Воскресения Христова собор (Смольный собор) входит в состав архитектурного ансамбля Смольного монастыря, который находится в Санкт-Петербурге на левом берегу Невы на Смольной набережной. Является также концертной площадкой классической музыки.
Согласно макету ансамбля Смольного монастыря (хранится в музее Академии художеств) должна была быть построена высокая 140-метровая пятиярусная колокольня. Таким образом высота этой колокольни на 18 метров превзошла бы высоту шпиля колокольни Петропавловского собора, и могла бы стать самым высоким зданием в Европе. Первый ярус колокольни должен был служить триумфальной аркой — парадным въездом в монастырь, второй — надвратной церковью, а в остальных трёх должны были располагаться звонницы. Колокольню должна была завершать маленькая башенка с тремя круглыми окнами и венчающей её главкой с крестом.
Однако, вопреки сложившемуся мнению, ансамбль Смольного монастыря остался без колокольни по воле самого Растрелли, а не из-за нехватки средств (строительство колокольни приостановлено в 1756 году, до вступления России в Семилетнюю войну), хотя и оба эти факта могли стать решающими.
а вот и макет «Смольного»
Александро-Невский Новоярмарочный собор
высота: 87 метров
Собор святого благоверного князя Александра Невского (Новоя́рмарочный) — православный кафедральный (с 2009 года) собор в Нижнем Новгороде. Построен в 1868—1881 годах по проекту архитектора Л. В. Даля.
В выступающем западном притворе, на хорах большого собора расположена зимняя церковь Макария Желтоводского и Унженского.
В 1856 году ярмарочное купечество изъявило желание построить второй православный ярмарочный храм в память о посещении ярмарки императором Александром II и обратилось с ходатайством о постройке нового собора к нижегородскому епископу Антонию, а тот, в свою очередь, к губернатору А. Н. Муравьёву. Был проведён сбор пожертвований. Необходимые средства (454 тысячи 667 рублей 28 копеек) были собраны за 10 лет.
8 сентября 1864 г. состоялась символическая закладка камня в основание будущего храма. К 1864 году был готов проект губернского архитектора Р. Я. Килевейна. Его пришлось переработать по причине недостаточной прочности; после этого выяснилось, что для такого проекта не хватает финансирования. Новый проект, предложенный молодым архитектором Л. В. Далем, также не был утверждён.
18 ноября 1865 г. проект церкви был утверждён правительством. Авторство утверждённого правительством проекта до сих пор не установлено точно. В 1866 г. Л. В. Даль вернулся на постоянное жительство в Нижний Новгород из-за границы и доработал проект собора.
Благовещенский собор
высота: 85 метров
Благове́щенский кафедра́льный собо́р — православный храм Русской православной церкви, расположенный в центре города Воронежа. Возведён по проекту архитектора В. П. Шевелёва в Русско-Византийском стиле. Собор находится на Проспекте Революции на территории Первомайского сада. Строительство осуществлялось с 1998 по 2009 годы. Возведение храма благословил Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II в ходе своего визита в Воронеж.
В Воронеже статус кафедрального имели Благовещенский собор (до 1836 года), Троицкий Смоленский собор (закрыт в 1932 г.), Покровский собор (с 1948 года по настоящее время). Первые два собора были разрушены в свое время.
Разные исследователи называют разные даты основания Благовещенского собора. Митрополит Киевский Евгений (Болхотников) полагал, что он был основан в 1620 году. Другие считали, что датой основания необходимо принять 1586 год, то есть год основания города Воронеж.
Изначально Благовещенский храм был построен из дерева. Из-за частых пожаров храм перестраивали, иногда даже переносили на другое место.
Спас на Крови
высота: 81 метр
Собо́р Воскресе́ния Христо́ва на Крови́ или Храм Спа́са-на-Крови́ в Санкт-Петербурге — православный мемориальный однопрестольный храм во имя Воскресения Христова; сооружён в память того, что на этом месте 1 марта 1881 года в результате покушения был смертельно ранен император Александр II (выражение на крови указывает на кровь царя). Храм был сооружён как памятник Царю-Мученику на средства, собранные по всей России.
Расположен в историческом центре Санкт-Петербурга на берегу канала Грибоедова рядом с Михайловским садом и Конюшенной площадью, неподалёку от Марсова поля. Высота девятиглавого храма 81 м, вместимость до 1600 человек. Является музеем и памятником русской архитектуры.
1 марта 1881 года на набережной Екатерининского канала в результате нападения террориста-народовольца И. И. Гриневицкого был смертельно ранен император Александр II.
Уже 2 марта на чрезвычайном заседании Городская дума просила вступившего на трон императора Александра III «разрешить городскому общественному управлению возвести… на средства города часовню или памятник». Тот ответил: «Желательно было бы иметь церковь… а не часовню». Однако всё же было решено поставить временную часовню.
Разработать проект поручили архитектору Л. Н. Бенуа. Работы велись быстро, так что 17 апреля 1881 года часовня была освящена и в ней стали проводить памятные панихиды. Думе это практически ничего не стоило: поставил её купец I гильдии Громов, строительные работы оплатил купец Милитин, он же стал старостой. Эта часовня оставалась на набережной вплоть до момента начала строительства храма — до весны 1883 года, после чего была перенесена на Конюшенную площадь, где простояла ещё 9 лет и была окончательно разобрана.
Троице-Измайловский собор
высота: 80 метров
Тро́ице-Изма́йловский собо́р (Тро́ицкий собо́р) — православный собор на Троицкой площади в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга. Полное наименование — Собор Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка.
Приход храма относится к Санкт-Петербургской епархии Русской православной церкви, входит в состав Адмиралтейского благочиннического округа. Настоятель — протоиерей Геннадий Бартов.
При Императоре Петре I на этом месте стояла деревянная часовня.
После наводнения архитектору В. П. Стасову было предложено разработать проект нового каменного храма. При этом, образцом должна была оставаться старая деревянная церковь.
Закладку нового храма совершил 13 (25) мая 1828 года митрополит Серафим (Глаголевский). На торжестве присутствовали императрица Мария Фёдоровна и цесаревич Александр Николаевич. Строительство осуществлялось на личные средства императора Николая I и казённые деньги. Стоимость возведения собора составила 3 миллиона рублей. Через четыре года здание было вчерне готово и началась внутренняя отделка. В процессе строительства приходилось восстанавливать сорванный 23 февраля (7 марта) 1834 года бурей купол и переписывать некоторые образа.
Троицкий Собор
высота: 78 метров
Свято-Троицкий кафедральный собор в Пскове — православный храм, кафедральный собор Псковской и Великолукской епархии. Входит в состав архитектурного ансамбля Псковского крома и является главным его строением.
Сегодняшнее, четвёртое по счёту, здание собора было построено в 1699 году, на том же месте, где стояли предыдущие храмы. Первый собор, построенный в Х веке, по распоряжению княгини Ольги, был деревянным, и простоял до первой половины XII века, когда был уничтожен пожаром. Второй собор был уже каменным и заложен, по церковной легенде, в 1138 году святым благоверным князем Всеволодом Мстиславичем.
В 1363 году произошло обрушение свода храма и в 1365 году на старом основании заложен новый собор. В 1609 году, во время сильного пожара, в Кремле взорвался пороховой склад, и взрывной волной было разрушено третье здание собора. В 1699 году было завершено строительство четвёртого собора, дошедшего до наших дней.
Николо-Угрешский монастырь
высота: 77 метров
Нико́ло-Угре́шский монасты́рь — православный мужской ставропигиальный монастырь. Расположен по адресу: Московская область, гор. Дзержинский, Площадь Святителя Николая, д. 1 (м. Люблино).
Монастырь основан в 1380 году великим князем Дмитрием Донским на месте явления иконы Святителя Николая Чудотворца. По преданию именно в этом месте войско великого князя остановилось на отдых на пути к полю Куликову. Явление иконы укрепило Дмитрия Донского верой и надеждой, отчего Святой Благоверный князь произнёс «Сия вся угреша сердце мое» («Это всё согрело сердце моё»). С тех пор это место называется Угреша, а сам монастырь Николо-Угрешским.
Монастырь неоднократно горел и разорялся, но быстро восстанавливался. В 1521 году монастырь был сожжен дотла при набеге на Москву крымского хана Мехмеда I Гирея, но как и в предыдущих случаях был быстро восстановлен.
Вознесенский собор
высота: 74,6 метра
Вознесе́нский войсково́й кафедральный собор — православный храм в Новочеркасске, второй кафедральный собор Ростовской и Новочеркасской епархии и главный храм Донского казачества. Здесь покоятся останки донских атаманов М. И. Платова, В. В. Орлова-Денисова, И. Е. Ефремова, Я. П. Бакланова.
После того, как в 1818 году братья Руски покинули Россию, строительство собора продолжил архитектор Амвросимов. В 1846 году при сведении главного купола неожиданно обрушилась часть храма. То же самое произошло в 1863 году со вторым вариантом собора, строившимся по проекту И. О. Вальпреде.
Первоначально все купола собора были покрыты червонным золотом, а главный крест инкрустирован горным хрусталем. Высота центрального купола с крестом достигает 74,6 метров. В советское время с куполов было снято позолоченное медное покрытие, взамен храм должны были покрыть листами железа, но долго этого не делали и здание постоянно подвергалось действиям природной стихии — заливалось, засыпалось снегом, также была выведена из строя система отопления. В 1903—1923 годах ключарем собора был священномученик Захария (Лобов). В 1934 году Вознесенский собор был закрыт, само здание использовалось как склад.
Собор был вновь открыт в 1942 году, во время немецкой оккупации. В послевоенные годы в подвальных помещениях находился продуктовый склад, а наверху шли церковные службы. В 2001 году начались крупномасштабные реставрационные работы. В 2005 году, к 200-летию Новочеркасска и 100-летию открытия собора реставрация фасада здания была успешно завершена. Оборудована система подсветки и проекций библейских сюжетов на фасад. В 2010—2011 году купола были вновь покрыты золотыми листами, а в крест вставлен камень из горного хрусталя.
Храм Христа Спасителя
высота: 73 метра
Храм Христа Спасителя — главный православный храм Калининграда, построенный по проекту архитектора Олега Копылова. Рассчитан на 3 000 человек. Высота (до креста) достигает 73 метров. Храм расположен на центральной площади Калининграда — площади Победы. Храм построен в стиле Владимиро-Суздальского храмового зодчества.
Строился с 1995 года (установлен закладной камень). В 1996 году Президентом России Б. Ельциным и митрополитом Кириллом в основание постройки заложена капсула с землёй, взятой от московского Храма Христа Спасителя. Строительству активно способствовал губернатор области Л. Горбенко.
Верхний храм Воскресения Христова освящён 10 сентября 2006 года патриархом Алексием II, освящение приурочено к 20-летию открытия первого православного храма в Калининграде.
Нижний храм служит храмом воинской славы и является храмом-памятником в память о русских воинах, погибших в Семилетнюю войну, Наполеоновские войны, Первую мировую войну и Вторую мировую войну в Восточной Пруссии, нынешней Калининградской области.

В XVI в. проходил ряд церковно-земских соборов, на которых обсуждались вопросы, одинаково важные как для Церкви, так и для государства (Соборы 1551, 1581, 1584 гг.). На Соборе 1551 г. рассматривались вопросы о Судебнике для светских судов, наделения землей служилых людей, выкуп пленных и др.

На том же Соборе был принят документ, получивший название Стоглава. Основное содержание сборника составляли вопросы, относившиеся к церковному праву и внутрицерковным отношениям (о дисциплине, церковном суде, литургии, иконах и книгах и т.п.). Значительное место отводилось также вопросу о епископских и монастырских вотчинах: было постановлено церковные земли не продавать, не отдавать, но «крепко хранить», вместе с тем — новых земель у царя не просить. Часть положений Стоглава была отменена Собором 1666—1667 гг., но часть продолжала действовать до 1700 г.

На соборах 1581 и 1584 гг. была сделана попытка разрешить вопрос о церковных имуществах. В приговорах этих соборов подчеркивалась обязанность духовенства помочь государству и служилым людям в борьбе с врагами (служилые люди в этот период весьма нуждались в землях, шел быстрый рост поместного землевладения, а церковь была одним из самых крупных землевладельцев).

Решения, принятые соборами, включали следующие положения: провозглашалась неотчуждаемость церковных и монастырских вотчин; церквям и монастырям запрещалось приобретать новые земли. За Церковью закреплялись все принадлежавшие ей (митрополии, епископствам, монастырям) земли, даже если на них не было документального свидетельства о собственности. Все споры о церковных землях запрещались. Переданные монастырям по завещаниям родовые вотчины не могли выкупаться родственниками завещателя (не действовало право родового выкупа).

Вместе с тем завещанные монастырям земли не поступали в их реальное распоряжение: государство выплачивало им денежную компенсацию, а земли забирало себе для раздачи служилым людям.

Со второй половины XVII в. государственная власть все более стремится поставить церковь под свой контроль. Эта тенденция проявилась уже в Соборном Уложении 1649 г., когда в состав светской кодификации (Уложения) впервые были включены преступления против религии, церкви и нравственности, ранее находившиеся в юрисдикции церкви и регламентировавшийся в рамках церковного права. Учреждался Монастырский приказ, сугубо государственное учреждение разбиравшее взаимные иски духовных и светских лиц, гражданско-правовые споры, сторонами в которых выступали монастыри, монастырские люди и приходский притч.

В 1675 г. Монастырский приказ был упразднен, но вмешательство государства в церковные дела продолжалось: отменялись имущественные привилегии церковных учреждений и духовенства, государственные повинности распространялись на церковные владения.

Соборное Уложение 1649 г. запретило покупку, заклад, дарение, завещание вотчин в пользу Церкви. Запрещалось церковным учреждениям принимать вотчины на «вечный помин» и при постриге землевладельцев в монахи (ст. 42 гл. XVII Соборного Уложения). При нарушении этого правила вотчины конфисковывались государством. Ст. 1 гл. XIX Соборного Уложения предусматривала изъятие церковных вотчин, находившихся в Москве и под Москвой.

Драматические последствия для отношений Церкви и государства имели решения Собора 1666—1667 гг., основанные на послании восточных патриархов, известном как «Правила касательно власти царской и власти церковной». «Правила» давали право царю смещать патриарха, утверждали божественный характер царской власти, ее приоритет над властью церковной. Присутствовавшие на Соборе греческие архиереи и монахи приняли участие в суде над патриархом Никоном и подвергли критике идею «Москвы — третьего Рима». Собор, обсуждая обрядовые вопросы, осудил старообрядчество, как ересь. В самой церковной обрядности обнаружили много «варварских» пережитков и извращений чисто византийского догмата, которые необходимо было устранить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *