Соотношение морали и религии

Стр 1 из 6

ЛЕКЦИЯ 6

Духовные истоки народной педагогики

«У народа были и есть известные представления, взгляды на жизнь, на воспитание и обучение появляющихся новых поколений, цели и задачи воспитания и обучения их, известные средства и пути воздействия на новые поколения… Совокупность и взаимосвязь их и дают то, что следует называть народной педагогикой»

Г.Н. Виноградов

Цель: ознакомить студентов с основными этическими основами наиболее распространенных религий мира; рассмотреть сущность основных религий, разрешённых в России.

План

1. Религия как источник народной этики.

2. Христианская этика и мораль.

3. Мораль и этика ислама.

4. Мораль и этика буддизма.

5. Мораль и этика иудаизма.

6. Этические ценности северных народов.

Проблемные вопросы по теме «Духовные истоки народной педагогики»

· Что такое религия, какие функции она выполняет в современном мире?

· Какие мировые религии Вы знаете?

· Что такое христианство? Когда сформировались идеи христианства, воспринятые на всех материках Земли?

· Назовите основателя христианства. Назовите ветви христианства.

· Священная книга христиан – это …

· Перечислите десять заповедей Моисея.

· Перечислите семь православных таинств, культовых обрядов, призванных дать человеку Божью благодать.

· Когда и при каком царе Русь приняла крещение?

· В каком году и, в связи с чем, христианство на Руси стало именоваться православным?

· Если среди современных православных единомыслие?

· Что общего в православном и католическом вероисповедовании?

· Какие народы проживают на территории Вашего города, района, республики, исповедующие христианство?

· Глава католиков – это …

· Перечислите некоторые из течений протестантизма.

· Что такое ислам? Назовите основателя ислама. Когда возник ислам?

· Священная книга мусульман – это …

· Сколько сур в Коране?

· Когда возник ислам у татарского народа?

· Что такое шариат? Назовите пять столпов официального ислама.

· Если среди мусульман единомыслие? Что такое ваххабизм?

· Какие народы проживают на территории Вашего города, района, республики, исповедующие ислам?

· Есть ли на территории Вашего города, района, республики народы, исповедующие буддизм, иудаизм и шаманизм?

· Каковы основные обряды, праздники, ритуалы основных религий, разрешённых в РФ?

· Что такое традиции? Какова роль народных традиций в воспитании детей?

· Назовите фамилии педагогов, занимавшихся вопросами использования народной мудрости и воспитательного опыта в воспитании подрастающего поколения.

· Каковы духовные источники народной педагогической мысли?

· Когда возник буддизм? В какого бога верят буддисты?

· Перечислите три направления буддизма. Какова суть учения буддизма.

· Как у буддистов называется путь преодоления эгоистичных устремлений? Когда в России буддизм был принят официально?

· Когда появилось иудаисткое вероисповедование? В какого бога верят иудаисты? Священная книга иудаистов – это …

· Что такое «избранность еврейского народа»?

· Когда возник шаманизм? Что такое шаманизм? Что является основой шаманистского мировосприятия?

· Какая вера наиболее приближена к природе?

Религия как источник народной этики

Рели́гия – особая форма осознания мира, обусловленная верой в сверхъестественное, включающая в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации (церковь, религиозную общину).

Другие определения религии:

– одна из форм общественного сознания; совокупность духовных представлений, основывающихся на вере в сверхъестественные силы и существа (богов, духов), которые являются предметом поклонения.

– организованное поклонение высшим силам. Религия не только представляет собою веру в существование высших сил, но устанавливает особые отношения к этим силам: она есть, следовательно, известная деятельность воли, направленная к этим силам.

Религиозная система представления мира (мировоззрение) опирается на религиозную веру и связана с отношением человека к надчеловеческому духовному миру, некоей сверхчеловеческой реальности, о которой человек кое-что знает и на которую он должен некоторым образом ориентировать свою жизнь. Вера может подкрепляться мистическим опытом.

Особую важность для религии представляют такие понятия, как добро и зло, нравственность, цель и смысл жизни и т. д.

Основы религиозных представлений большинства мировых религий записаны людьми в священных текстах, которые, по убеждению верующих, либо продиктованы или вдохновлены непосредственно Богом или богами, либо написаны людьми, достигшими с точки зрения каждой конкретной религии высшего духовного состояния, великими учителями, особо просветлёнными или посвящёнными, святыми и т. п.

В большинстве религиозных сообществ заметное место занимает духовенство (служители религиозного культа).

Человеческое общество на протяжении веков эволюционировало очень далеко в своем развитии. Мы научились строить себе крепкие дома, изобрели много технических средств которые облегчают нам жизнь, нашли способ как общаться мгновенно находясь за тысячи километров друг от друга, научились лечить болезни и бороться с катаклизмами. Единственное чего мы не научились — преодолеть самих себя.

На протяжении веков человеческое сообщество менялось: правила, обычаи, законы и конечно же нормы поведения и морали сейчас давно не такие, какими они были сто, двести или триста лет назад. Из всех бигбордов, экранов и заголовки газет кричат: «Человечество уже прогнило!», И мы этого не замечаем — лишь каждый указывает другим что нужны изменения, и к сожалению никто не хочет внедрять эти изменения в своей жизни.

Пожалуй свое нравственное отношение к тому или иному явлению, каждый человек определяет для себя сам, естественно не без давления общества. Даже если среди нас и найдется душа с чистыми намерениями и помыслами, ее тут же раздавит давление социума. Так уж сложилось исторически, люди живут группами, группа воздействует непосредственно на человека и формирование его личности.

Нравственное отношение к вещам и явлениям — формирует нас, оно задает нам жизненные приоритеты, и напрямую влияет на наш личностный рост. Нравственное отношение может быть довольно разным, например взять хотя бы катастрофу для планеты в глобальном масштабе. Человечество настолько загадило планету, что видимо в скором будущем природа сама сотрет нас с лица земли.

Нравственное отношение людей к этой проблеме конечно разное: одни считают, что нужно все силы бросить на спасение планеты, и всячески пытаются помешать ее разрушению (жаль таких людей очень мало), другие же остаются в стороне и пытаются просто делать то, что зависит от них, чтобы хоть как-то исправить ситуацию, еще одна категория людей занимает позицию которая как бы в стороне , эти люди не видят своей вины в содеянном и не считают свои мелкие проступки вредными для окружающих, как говорится: «От одной бумажки вне урны, ничего не изменится «.

Наше нравственное отношение к определенным людям, вещам, событиям — руководит нами, вообще руководит взаимодействием всего общества! Поэтому целесообразно считать, что в течение веков человечество меняло свои нравственные приоритеты под давлением прогресса. В истории можно выделить одну закономерность: «Чем выше прогресс — тем ниже моральное сознание народа». С годами люди стали более черствее и эгоистичнее, конечно есть много моральных аспектов в которых человечество сильно поднялось в течение нашей истории, но в целом мы постепенно доводим себя до предела.

Понятие «нравственное отношение» колоссально повлияло на нашу историю и развитие, устанавливая моральные нормы в обществе. И сейчас оно нами управляет, ведь у каждого есть свое нравственное отношение к определенным вещам, и именно оно устанавливает наше место в социуме и законы по которым мы живем.

Нравственное отношение является началом, из которого вырастает собственно нравственность. Поэтому можно с уверенностью сказать, что нравственное отношение каждого индивида не существует отстраненно, оно вливается в социум и создает общественную нравственность. На уровне общественной нравственности уже и возникает нравственное отношение, один к одному, к явлениям которые происходят в данном социуме. Люди всегда удивляются нравственности других и общества в целом, не понимая что эту мораль они сами выстраивают собственным нравственным отношением.

Так, нравственное отношение играет решающую роль во всей истории человечества. Отношение каждого — формирует общественную нравственность, а следовательно и мир вокруг меняется подчиняясь правилам этого же общества, которое руководствуется собственными установленными нормами нравственности. Она формируется незаметно для каждого, но при участии каждого из нас, абсолютно каждый вносит свой вклад сознательно или нет. Если опять же брать во внимание этическую историю общества, то можно проследив по разным эпохам — увидеть их особый дух. Каждая из них пропитана традициями и обычаями, правилами нравственности и этикета.

Да, конечно в разных странах они отличаются друг от друга, но одна общая черта у них все же есть — они все со временем менялись, наша нравственность никогда не стояла на месте, Менялся мир — мы с ним, и с нами наши взгляды, традиции , привычки и нравственность. Мы усовершенствовали гаджеты, свои дома, интеллектуальный рост и физическое развитие. Но пытаясь усовершенствовать все это, человечество на протяжении своей истории немного забыло о самом главном развитие — нравственном.

Ведь какими мы бы не владели материальными благами и ресурсами, чего бы мы не достигли в профессиональном росте и интеллектуальном развитии, — все это ничто. В том случае если мы не останемся элементарно людьми. Поэтому можно и утверждать что роль нравственного отношения и нравственности вообще, как в нашей истории так и сейчас — является колоссальной! Все начинается с нас, мы являемся движущей силой прогресса, как морального, так и эстетического, материального и т.д.

В истории человечества было много моментов, о которых не всегда хочется слышать, есть и те которыми мы гордимся — да и те, и другие вызваны были нами, нашими взглядами, нравственным отношением каждого. Поэтому хочется заметить, что не нужно задаваться вопросом: «Почему так сейчас?». Нужно задаться вопросом: «Что я могу для этого сделать?» С тех пор когда каждый задумается о своем вкладе — мы перестанем разхлебывать последствия масштабных катастроф для общества!

В завершение пожалуй хочется сказать только одно : от нас зависит наша судьба, и судьба наших детей. Ведь первым институтом в котором формируется мнение о морали, и начинает зарождаться собственно нравственное отношение — есть семья. Мы должны дать своим детям правильные учреждения, чтобы устроить мир таким, каким бы мы его хотели видеть. Перелистывая страницы истории понимаем, что не всегда было так как бы хотелось, поэтому мы должны исправлять положение сейчас, чтобы будущие поколения получили в наследство замечательный свій мир и высоконравственное общество.

В статье расмотрены соотношения морали и религии. Автором утверждается, что и мораль, и религия являются формой общественного сознания. По своему возникновению моральное сознание старше, чем религиозное сознание. Общее у них — оба выполняют, или обслуживают, нравственные отношения людей, закрепляют обычаи и традиции народа. Различие состоит в том, что критерии (основа) морали базируются на земном и реальном отношении людей, а критерием религии служит внеземное, сверхъестественное. Кроме того, отмечается, что внерелигиозное обоснование морали идет по линии философской, научной, а религия (религиозная мораль) основывается на священном писании и догмах. Сделан вывод о том, что изучение морали необходимо без апелляции к религии.

Мораль (от лат. — нравственный) относится к области этических ценностей, к одной из форм общественного сознания. Она представляет собой совокупность правил, норм, традиций, определяющих поведение людей в обществе: взаимоотношения людей друг с другом, коллективом, обществом, отношение человека к семье, труду, отношение между коллективами, государствами и народами. Мораль охватывает собой и представления людей о таких нравственных категориях, как справедливость и несправедливость, добро и зло, честь и бесчестье, счастье и несчастье. Мораль также включает в себя нравственные идеалы, которые служат образцами для поведения.

Мораль — историческое явление, формируется она вместе с возникновением человеческого общества, продолжая совершенствоваться и в наше время. Понятия о тех или иных категориях морали присущи людям всех общественно-экономических формаций. Однако содержание в них вкладывалось разное. Представления о добре и зле в рабовладельческом, феодальном или капиталистическом обществе никогда не совпадали, не были одинаковыми. К тому же сущность этих понятий менялась не только от эпохи, но и зависела от социальной принадлежности их носителей. Как видим, объем и содержание понятия морали сложное и многогранное. Мы ограничимся коротким рассмотрением соотношения морального сознания и религиозного воззрения.

Богословы утверждают, что мораль имеет божественное происхождение, а религия является ее хранительницей. Мораль, по их мнению, как и религия, предписана людям свыше, самим Богом и полностью зависит от религии, без которой не может быть истинной нравственности. Без веры в Бога, утверждают защитники религии, человек не может быть высоконравственным, он духовно деградирует, морально опустошается. Итак, по утверждениям богословов, мораль дана человеку свыше, ее нормы и понятия сообщены Божеством и записаны в священных книгах. Это свод вечных и безусловных повелений, внести изменения в которые может только высшая сила.

В настоящее время большая часть живущих в разных странах и в разных социальных условиях людей считают себя верующими — христианами, мусульманами, буддистами, индуистами и т.д. — или не принадлежат ни к одной из существующих церквей, признают существование некоей высшей силы — мирового разума. В то же время фактом является и то, что сегодня значительная часть людей нерелигиозна, т.е. эти люди не исповедуют ни одной из существующих религий, считают себя атеистами или агностиками, светскими гуманистами или свободомыслящими.

Между религиозным и нерелигиозным отношением к действительности существует важное различие. Оно касается, однако, не столько поступков, действий человека или социальных групп, сколько мотивации этих действий. Верующий в Бога человек живет в мире, который он воспринимает прежде всего как «творение божье». Этот мир и он сам обязаны своим существованием внешней по отношению к ним силе. Жизнь и ее установления дарованы ему «свыше». Он во власти этих сил, которые, в конечном счете, определяют его индивидуальную судьбу и судьбы мира. Человек верующий ощущает себя связанным с всезнающим и всемогущим творцом, с управителем мира и вершителем его судеб, верховным судьей, карающим зло и вознаграждающим добро. Волю этого начала человек призван выполнить в своей земной жизни, всякое же человеческое своеволие ведет к гибели. Религиозное отношение к действительности вовсе не исключает значения человеческой активности, больше того — она может рассматриваться и действительно рассматривается во многих религиях сегодня как божья заповедь человеку, который выступает как продолжатель дела божественного творения. Многое в жизни и с точки зрения верующего зависит от самого человека, который несет ответственность за свои поступки.

Как уже давно замечено, среди верующих бывают и высокоморальные, и безнравственные люди. Это же относится и к людям нерелигиозным. Следовательно, различие между ними не в том, что одни живут по совести, а другие аморальны.

Как мы уже отметили, религиозная мотивация нравственности проста и доступна: нравственное поведение есть исполнение божьей воли. Нерелигиозная позиция в обосновании нравственности предполагает, что человек в себе самом должен найти силу следовать добру и отвергать зло. При этом неизбежно возникает вопрос: если все зависит от меня самого, то почему я должен считаться не только со своими желаниями, но и с другими людьми? Разрушение религиозной нравственности на уровне развития человеческой культуры, который недостаточен для самодисциплины, чревато нравственной катастрофой.

Нерелигиозная точка зрения заключается в том, что нравственные ценности выработаны обществом и облекаются в религиозную форму в системе того или иного вероучения. Мораль отражает реальную практику человеческих отношений.

Характерная особенность религиозной морали:

1) «удвоение» нравственных обязанностей, т.е. ориентация человека на две группы ценностей (земные и небесные), причем земные ценности подчинены небесным, т.е. задачам религиозного служения;

2) наличие твердого критерия нравственного поведения, заключающегося в принципиальном соответствии религиозным догмам и императивам;

3) в одних и тех же императивах религиозная мораль способна находить свое выражение в разных общественных позициях, а прежние формулы могут наполняться новым смыслом. Сильной стороной религиозной морали является внешняя простота ответов на сложные нравственные проблемы, наличие твердых критериев нравственных ценностей и идеалов. Религиозная мораль ставит проблему нравственной ответственности человека за совершенные деяния.

Предполагаемое существование в Священном Писании готовых ответов на все жизненные вопросы порождает у верующих эмоционально-психологическую удовлетворенность. Этими же особенностями религиозная мораль может привести и к негативным последствиям: нравственному буквализму, догматизму, пассивности и нетерпимости. Религиозная мораль сберегает культурные, национально-бытовые и прочие традиции. Надо помнить, что ни одна культура прошлого или настоящего, да, по-видимому, и будущего, не может рассматриваться как культура без религии. Вопрос вовсе не в том, полезна религия или нет, а в том, какова эта религия: способствует ли она дальнейшему развитию человека, реализации свойственных ему сугубо человеческих способностей или же препятствует его развитию.

Моральные чувства и религиозные могут существовать в тесном переплетении и единстве. С древнейших времен совесть людей облекалась в религиозную оболочку и развивалась внутри ее. Мораль нерелигиозная, совесть, свободная от мысли о Боге, — продукты довольно позднего времени, если говорить, конечно, о морали как форме общественного, массового сознания, а не об этических учениях, воззрениях свободомыслящих; предмораль — табу — рождалась в сакральной оболочке.

Характерными чертами религиозной морали являются: представление о высшем, сверхъестественном ее происхождении и санкции, а также несводимость смысла ее требований к мирским, земным целям и делам. Согласно этой морали смысл жизни человека состоит в служении неведомым целям господа, его предначертаниям, которые непостижимы разумом, а открываются тем или иным способом душе человека. Верующий может посвятить себя служению людям, но вместе с тем он не рассматривает это служение как самоцель, оно в его глазах является исполнением завета Бога, которому открыты все судьбы мира. Таким образом, высшей целью жизни не может считаться благополучие, счастье людей на земле, для верующего есть цели, превышающие эту.

Религиозному нравственному сознанию присуще противоречие. С одной стороны, поскольку заповеди даны Богом, выполнять их нужно беспрекословно, не раздумывая: добро является таковым потому, что указано Богом, а не само по себе, не по своему смыслу. Божественная санкция закрывает здесь дорогу к размышлению и всякой критике. Но, с другой стороны, поступок может считаться подлинно нравственным только тогда, когда он совершен не в порядке послушания, а по свободному выбору, по доброй воле и свободному разумению. Послушание, хотя бы и с полной готовностью, всего лишь подчинение и дисциплина, это отречение от своей воли и своего разумения.

Христианские богословы, отвечая на это, обычно указывают, что послушание бывает разным. Есть послушание раба, основанное на страхе. Но есть и послушание сына, которое вытекает из любви к отцу, из понимания его воли и согласия с нею. Последнее и является примером для христианина. Он должен руководствоваться верой, духом учения, не просто выполнять закон, а носить его в своей совести и разуме. Тогда он перестанет быть внешней принудительной силой. Если в Ветхом завете дан закон, то через Христа даны истина и благодать.

Надо согласиться, что религия эволюционировала в этом направлении — от внешнего принуждения и страха к добровольному следованию смыслу нравственного закона. Однако противоречие между непререкаемостью предписаний Бога и свободным волеизъявлением, разумным, самостоятельным решением все же остается. Путь указан заранее, человеку ничего не остается, кроме послушания. Противоречие не устранено, оно лишь загнано внутрь. Если ранее оно проявлялось как противоборство собственных влечений человека и Богом установленных законов, то теперь оно выражается в борьбе человека с самим собой. Голосом Бога говорит в людях их совесть, совести же противостоят греховные страсти. Добро требует насилия над собой, ибо «все под грехом, как написано: «нет праведного ни одного»» (Рим. III, 9-10). Сам апостол Павел говорит про себя: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. VII, 19).

Кант в своей философской системе выявил эту логику со всей последовательностью и отчетливостью. Он отрицательно отнесся к морали, выведенной из религии, к теологической морали. Нравственный закон заложен в разуме человека, и именно он свидетельствует о бытии Бога. Нравственность состоит в том, чтобы следовать долгу, подавляя в себе противоречащие этому долгу склонности. Если я действую в согласии с нравственным законом, но не преодолевая себя при этом, т.е. если действую по своей склонности, внутреннему влечению, мои поступки лишь законны, но не имеют достоинства нравственных. При такой постановке вопроса любовь к ближнему перестает быть движущей силой нравствственности. Между тем в евангелиях заповедь любви к ближнему — одна из важнейших. Долг и любовь не согласуются друг с другом: нельзя любить по долгу. Можно ли говорить себе: «Я должен любить»? Долженствование, за которым стоит авторитет Бога, и свободный выбор, самостоятельность человека опять-таки противостоят друг другу.

Нельзя, однако, считать, что указанное противоречие обусловлено одной лишь религиозной формой морали. Это противоречие порождено самой жизнью, религия давала лишь свою интерпретацию исторически возникшего рассогласования между долгом, склонностью к добродетели и счастьем, непреложностью морали требований и личным интересом, свободным выбором решений. Религиозная санкция морали — это одно из выражений отчужденности морали в обществе социального неравенства. Эта отчужденность порождает и поддерживает религию, но освобождение от религии еще само по себе не снимает отчужденной формы бытия морали. Последняя должна исчезнуть в ходе социального переустройства, при достижении социального равенства.

Здесь мы видим противоречие между абсолютностью и автономностью морального закона и относительностью любых моральных норм, их обусловленностью практической целесообразностью. Это противоречие не от ошибок в рассуждениях, оно присуще самому нравственному сознанию на определенных этапах его развития. Его устранение зависит от хода социального развития. В нашей этической литературе, надо заметить, существуют две противоположные тенденции: одни авторы доказывают существование моральных абсолютов, другие, напротив, ставят во главу угла относительность морали и нередко соскальзывают незаметно для себя к релятивизму.

Внерелигиозное обоснование морали идет часто по линии философского, научного выведения норм и принципов, которые оптимально соответствовали бы цели обеспечения общей пользы, прогресса, счастья, сочетания личного и общественного интересов. Утилитаристские концепции отождествляют понятие добра и понятие пользы, заменяя ориентацию поведения на добро ориентацией на пользу. Они исходят из того, что люди, способствуя общему благу, тем самым способствуют и благу собственному. Люди могут мысленно согласиться с тем, что если бы все действовали во имя блага общества, то жизнь изменилась бы к лучшему, однако от этого мысленного согласия до практического осуществления принципа очень далеко. Кроме того, утилитаризм практически призывает действовать во всем согласно расчету, выгоде, а на этом, т.е. на стремлении к выгоде, как верно заметил Ф.М. Достоевский, нравственности не обретешь.

Наука способна вырабатывать прекрасные и эффективные рекомендации, касающиеся того, как следует людям относиться друг к другу и как поступать в тех или иных случаях. Эти рекомендации при всей их рациональности могут, однако, прийти в противоречие с нравственным чувством людей.

Моральные ценности не внедряются директивно и не выдумываются наукой, они порождаются во многом стихийно, коренными условиями жизни людей. Разумеется, какие-то установления могут с течением времени войти в содержание нравственного сознания, но все же до сих пор в истории основной путь формирования моральных представлений был иным. Моральные взгляды и оценки складывались в психологии масс, и этот процесс, включавший в себя эмоциональную и рациональную, сознательную и бессознательную стороны в их диалектическом взаимопроникновении, составлял одну из органичных сторон жизни общества. Моральные чувства и оценки во многом могут быть отнесены к стихийным, несознаваемым, неоформленным, философски-бессознательным убеждениям.

Роль нравственного начала не сводится к простой регуляции общественного поведения, она значительно более широка и глубока. Нравственность голосом совести говорит человеку о его назначении в мире, о том, каким он должен быть и каким быть не должен. Ее основная функция совпадает с направлением всего исторического процесса — становлением и утверждением человеческого в человеке. Подлинно человеческое не дано людям от природы, оно становится, утверждается в процессе истории. Подлинная сущность человека не есть готовый образец, которому надо следовать, она творится им самим, упрочивая свое бытие в историческом процессе.

Действительно, моральные требования относительны, поскольку обусловлены конкретноисторическими обстоятельствами и имеют в классовом обществе классовое содержание. В любой моральной норме, даже в той, которая относится к общечеловеческим нормам нравственности, есть момент относительности, условности. Отрицание этой условности может на практике вести к аморализму. Если считать абсолютом любую из самых, казалось бы, бесспорных норм и следовать ей на практике слепо и безоговорочно, то рано или поздно жизнь обнаружит безнравственность такого подхода. Во-первых, относительно любого нравственного требования, скажем, «не убивай!» или «не лги!», нетрудно представить такую ситуацию, в которой будет безнравственным его выполнение, а нравственным — нарушение. Во-вторых, следование нравственным установлениям как абсолютам ведет к омертвлению самого духа нравственности. Нравственность— это не простое подчинение предписаниям, а живая жизнь, требующая всякий раз поиска уникального решения, соответствующего ситуации.

Абсолютное и безусловное в морали реализуется через относительное и условное. Земные дела, частные заботы и хлопоты о насущном наполнены для нас высшим смыслом и безусловным содержанием. Такими мы их и принимаем, не пренебрегая «мирской суетой» и не забывая о высших целях и идеалах. Мало любить человека в идеале и видеть лишь заоблачные выси, надо любить и землю, и людей на ней, стремясь сделать жизнь лучше.

Христианские идеологи говорят о необходимости нравственного возрождения человека, об обретении им «жизни истинной». Не отрицаем и мы понятие истинной жизни, или жизни подлинной, хотя и представляем себе ее и путь к ней иными. Мы говорим: «настоящий человек», «настоящая любовь», «настоящая дружба», «настоящая жизнь». Отнюдь не все способы существования равноценны. Нас принципиально разделяет понимание пути к лучшему будущему человечества. Вместе с тем мы считаем религиозные нравственные представления вздорными вымыслами, не заслуживающими никакого внимания. Л.Фейербах, сделавший шаг вперед по сравнению с критикой религии в вольнодумном XVIII в., отмежевывался принципиально от положения «религия есть ничто, нелепость» и писал: «…я не говорю: бог есть ничто, троица — ничто, слово божие — ничто и т.д. (поступить так было было бы весьма легко). Я показываю только, что они не то, чем представляют их теологические иллюзии, что они не иноземные, а родственные нам мистерии человеческого рода» .

Довольно часто в нашей популярной литературе проводится мысль о том, что религия, присвоив не принадлежащие ей по праву обычные нормы нравственности, искажает их смысл и обесценивает. Вряд ли можно считать доказанным тезис о «захвате», «аннексии», «присвоении» религией этих норм. Весь известный нам период истории человечества нравственные нормы существовали в связи с религиозным сознанием, и, как показывают исследования, самой первой идеологической формой обоснования древнейших запретов и норм была именно религиозная. О захвате и присвоении, а следовательно, об искажении этих норм нравственности могли бы говорить только в том случае, если бы удалось установить, что религиозные представления и мораль нормы существовали некогда совершенно раздельно. Конечно, реальные источники, которые порождали религиозно-фантастические образы, мифологию и мораль представления, различны. Но существовали они в едином, неразделенном сознании и оказались сразу же тесно связанными друг с другом. Религия по-своему отвечала на вопросы о том, как следует жить, как поступать в тех или иных случаях.

Правомерно, на наш взгляд, говорить о процессе освобождения моральных норм из-под опеки религии, об обретении ими в этом процессе действительно гуманистического смысла. Принцип гуманизма неверно было бы трактовать лишь как один из принципов морали, он значительно шире по своему содержанию и распространяется на многие сферы общественной жизни. С полным правом можно говорить о гуманизации человека и его морали, которая включает в себя и освобождение от религии. Религия и церковь были многие века одними из главных препятствий духовнонравственного освобождения. Вместе с тем нужно учитывать, что религия была исторически необходимой формой общественного сознания, что в течение многих веков внутри религиозного сознания возникали и развивались многие нравственные, политические, социальные, эстетические идеи. Так, нравственное сознание крестьянства, составлявшего большинство населения России, заключало в себе, несомненно, много высоких, положительных сторон. Л.Н.Толстой и Ф.М. Достоевский, преклонявшиеся перед народной нравственностью и видевшие в ней главное условие социального и морального возрождения, выводили ее из религии или даже отождествляли ее с религиозным сознанием. Это, конечно, неправомерно, однако столь же неправомерно отрицать высокое значение нравственных идеалов и представлений народа на том только основании, что они были связаны с религиозной идеей. Эти идеалы и представления имеют и для нашего времени большую ценность.

Наряду с этим наблюдаются и попытки выдавать за национальную самобытность культуры вредные религиозные предрассудки, отжившие традиции. С этими настроениями необходимо бороться оружием атеистической критики.

Многое из того, что было хорошего в началах народной нравственности и эстетики, неразрывно связано с условиями жизни, бытом, которые безвозвратно ушли в прошлое. И, конечно, путь разрешения духовно-нравственных проблем современной жизни не может быть возвратом к прошлому. Но здание новой культуры должно опираться на прочный фундамент, каковым является все лучшее, что выработано человечеством. Из всех богатств, созданных историей, самое ценное — это человек, его духовный облик. Человек — самоцель всего исторического процесса. Черты народного характера, нравственного склада нации вырабатывались веками. Они дороги нам не как повод для умиления, национального тщеславия, а как могущественнейшее средство воспитания личности.

Религия всегда выступала в роли катализатора данного процесса в обществе. В принципе, не так интересно, что именно вызывает у человека подобное стремление. Важно понять, в чем сила религии, способной заставить человека воспринимать реальный мир как некий камень преткновения, за которым скрывается форма существования. Ясно, что при подобном подходе всегда найдутся опытные и сведущие в вопросах религии руководители, указывающие путь, по которому следует идти, чтобы приобщиться к высшей духовности, и жертву, которую следует при этом принести. Такой жертвой всегда оказывается собственное «Я», а процесс изживания эгоизма относится к категории бесконечных. Кто хочет говорить с людьми и не говорит с Богом, не находит своего воплощения, а кто хочет говорить с Богом и не говорит с людьми, идет по ложному пути.

Признание автономии морали не просто предполагает человека не верующего в Бога, а преисполняет его, такого человека, который не считается ни с кем и ни с чем, только тем, что он сам считает правильным, и даже, как мы узнаем из Библии, не признает заповедь Бога, полагая, что, следуя логике морали, человек действует так, как если бы сам был Богом. Или двигаясь в направлении, которое задается религиозной логикой, человек раскрывает себя как нравственное существо, раскрывает себя как божественное (богоподобное, богоравное) существо.

Французский философ П.Бейл в ХУП в. сказал о возможности существования общества, граждане которого были бы свободны от религиозных воззрений, что этические проблемы должны рассматриваться только с точки зрения разума.

Многие мыслители, например, Л.Толстой, Л.Фейербах, И.Кант, В.Спиноза, утверждали, что если из религии вычесть символы веры, обрядность и прочие вещи, которые замкнуты на интересах церкви как особого общественного института, а также всякие сомнительные с научной точки зрения представления о мире (творение за шесть дней, непорочное зачатие и т.д.), то останется только мораль.

Мораль, как самостоятельную форму общественного сознания, можно и необходимо исследовать без апелляции к религии. Если между ними есть связь, то ее необходимо выявить через исследование морали, выявлять вопросы: а что есть такого в моральном опыте, с какими такими трудностями и тупиками встречается познание морали, которые принуждают нас обратиться к религии?

Обсуждая тему соотнесения религии и морали, нужно иметь в виду ее взрывоопасную силу. Кто нам укажет критерий, отделяющий злоупотребление именем Бога от оправданного обращения к нему? Нам кажется, нравственная атмосфера современного общества будет намного чище, если мы не будем делать вид, будто знаем, что хочет от нас Бог или чего требует от нас история, а будем принимать решения и совершать поступки с полным осознанием своей собственной ответственности за них.

МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ — мораль представляет собой систему правил, понятий и чувств, регулирующих отношения людей между собой и их отношения к обществу.

Их реализацию в поведении людей именуют нравственностью.

Религия и мораль — близкие, взаимосвязанные сферы культуры. Сходство религии и морали наиболее заметно в их духовных проявлениях.

Однако церковь несравненно сильнее воздействовала на нравственность общества, нежели мораль на религиозный культ и внутрицерковную практику.

В каждой религии, в каждом вероисповедании в большей или меньшей степени присутствует морально-духовное начало.

Религия определяет не только отношения человека с Богом и церковью, но в той или иной мере регламентирует отношения людей между собой как в лоне церкви, так и за ее пределами.

Бог воплощает в себе те нравственные требования, которым обязан следовать его приверженец.

Философ и психолог В. Франкл именует Бога «персонализированной совестью». В силу этого моральное начало уже присутствует в самой идее Бога и неотделимо от «минимума» религии.

В политеистических верованиях одни божества выступают как воплощение доброты, другие — злобы.

В монотеистических религиях Бог непременно наделен высшими моральными качествами.

Моральное начало особенно ярко выражено в мировых религиях — причем в буддизме до такой степени, что некоторые специалисты считают его не религией, а моральной системой. Вероучение этой религии исходит из идеи о том, что всякое бытие, любая жизнь во всех ее проявлениях и формах есть зло, несущее страдания всему сущему.

Буддийский «путь спасения» заключается не столько в культовой деятельности, сколько в моральной — терпеливом перенесении страданий, отказе от желаний, чувств, следовании нравственным принципам «Панчашилы» (пять заповедей: отказ от убийства любого живого существа, отказ от воровства, от лжи, соблюдение супружеской верности, отказ от употребления алкоголя).

Моральное начало в исламе пронизывает идею единого Бога — Аллаха, Творца и Владыки мира, всесильного и мудрого существа.

Вместе с тем Бог ислама — воплощение добра. Все суры Корана (кроме девятой) начинаются со слов:

«Во имя Аллаха милостивого и милосердного».

Упования на милость и милосердие Бога лежат в основе исламского вероучения.

Это свойственно и шариату — своду мусульманских культовых, правовых и нравственных установлений.

Однако именно в христианстве идея Бога наиболее морально конкретизирована.

Вездесущий, всемогущий, всеведущий Бог одновременно и всеблагой, всемилостивый.

В ипостаси Бога Отца Он выступает в роли заботливого защитника, покровителя, хранителя. В ипостаси Бога Сына Он приемлет на Себя грехи людей и отдает Себя в жертву за них.

Лаконичная формула «Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 8, 16) особенно выразительно передает моральную суть этой мировой религии.

Если религия обязательно включает в себя моральное начало, то и в морали многое скрыто в неосознаваемом, в бессознательном и подсознательном.

Здесь вера (доверие) также выступает в качестве важнейшего устоя.

Мир морали подобен своеобразному храму, где благоговейно чтимы нравственные святыни. Многие из них имеют общечеловеческий характер — таковы материнская любовь, супружеская верность, трудолюбие, гостеприимство, уважение к старикам и др.

Как и в религии, эти святыни обычно свободны от рассудочного отношения и расчета. Любовь и дружба, например, требуют, казалось бы, неразумного самоотвержения.

Не только богословы, но и многие исследователи этики полагают, что мораль и нравственность порождены религией и неотделимы от нее. При этом нередко приводят высказывание великого мыслителя И. Канта о божественной природе присущего человеку «категорического императива» — властного внутреннего повеления следовать моральным требованиям.

Еще чаще ссылаются на древнейшие тексты священных книг различных религий, насыщенных моральными поучениями, и на то, что сама идея Бога и загробного воздаяния глубоко воздействует на поведение личности и ее нравственные устои.

Однако следует учитывать, что моральные понятия и чувства — это в значительной степени результат воздействия социального окружения на личность и ее образ жизни.

Психологи констатируют, что ребенок, случайно попавший к животным и ими вскормленный, даже оказавшись потом среди людей, так и не обретает человеческих качеств — прямохождения, сознания, членораздельной речи, разумной регуляции поведения. Ему также неведомы моральные представления и переживания.

Идея Бога выводит верующего из рутины повседневности, заставляет подавить в себе низменные побуждения и ведет к идеалу добра и справедливости, ставит перед лицом Всемогущего, от которого не сокрыто ничто потаенное.

Страх загробного наказания за явные и сокрытые прегрешения — важный психологический фактор восприятия мира религиозным человеком.

Моральные поучения в священных книгах являются ценнейшими свидетельствами древнейшей культуры. Так, возраст сложившихся в иудаизме и уже насыщенных моральными поучениями первых разделов Библии составляет более 3000 лет.

«Веды» и другие священные книги оказали огромное воздействие на последующее развитие культуры. Они служат и важнейшими источниками данных о морали начала цивилизации.

Однако обширные этнографические материалы о жизни и нравах народов в Африке, Америке, Океании и Австралии свидетельствуют, что у них существовали неписаные обычаи и нравы, необходимые для совместного проживания, согласованной трудовой деятельности и воспитания детей.

В той или иной степени эти народы стихийно придерживались (по отношению к сородичам) заповедей «не убей», «не укради», «не лжесвидетельствуй». Племена, воспринявшие парный брак, почитали отца и мать, осуждали прелюбодеяние.

Сама реальность совместной жизни и деятельности диктовала им эти общечеловеческие нормы морали.

Довод о церкви как об институте нравственности, способствующем функционированию морали, — сильный довод, однако следует учитывать, что мораль опирается не только на могущество церкви, но и на силу общественного мнения, авторитет старшего поколения, традиции и обычаи.

Мораль может существовать и без религиозной санкции.

В секуляризованном обществе, где культура выходит из-под церковного контроля, мораль принимает Вполне светский характер и функционирует вне института церкви.

Мораль не институционализирована, она не имеет особых учреждений, специально обеспечивающих ее реализацию в жизни общества, организующих контроль за реализацией ее правил и норм.

Поэтому церковь (в древних обществах — жречество) принимает на себя роль такого учреждения и тем самым оказывает заметное влияние на мораль и нравы.

В этом убеждает история всех цивилизованных стран. Служители религии оберегали сложившиеся в практической жизни общества нравственные установления, проповедовали их.

Назидания пастве, духовный надзор за соблюдением заповедей, а нередко и личный пример благочестивых подвижников религии способствовали поддержанию моральных норм, хотя не всегда и не каждый служитель религии являлся нравственным идеалом.

Тем не менее, и поныне моральные нормы воспринимаются верующими как повеления Бога, что придает им особую авторитетность.

Религиозный человек видит в этих нормах не только бытовую целесообразность и социальный смысл, но и нечто священное, сакральное. Преступать эти нормы недопустимо как по земным, так и по религиозным законам.

Мораль для верующего обычно сливается с религией.

Светский исследователь не выводит мораль из религии; он утверждает: истоки морали — в земных отношениях, в производственной и семейно-бытовой практике человека.

Неубедительным светскому исследователю представляется и тезис о неотделимости морали от религии. Исторический опыт свидетельствует, что в государствах, где церковь обладала едва ли не абсолютной властью, моральные пороки не исчезали.

Добрые дела и подвижничество возможны как по религиозным, так и по светским мотивам.

Резкий подъем религиозности с начала 90-х гг. XX в. в России не привел к снижению аморализма и преступности.

В то же время степень влияния религии на моральное сознание весьма значительна.

Хотя в моральных предписаниях разных конфессий существуют известные расхождения, но в этих предписаниях очень много общего, что позволяет говорить о наличии религиозной морали как особой системы правил и норм, освящаемых церковью и контролируемых ею.

Легко заметить, что на переднем плане в этой системе норм поведения находятся собственно религиозные предписания.

Так, в Десятисловии Моисея на первом месте стоят заповеди, определяющие отношение человека к Богу.

В соответствии с этим нарушения культовых норм в системе религиозной морали считаются особенно греховными и наказуемыми.

Неверие в Бога, в истинность догматов и канонов занимает первое место в предназначенном для исповеди перечне прегрешений. При этом в перечне осуждаемых церковью грехов находятся и основные пороки, бичуемые светской моралью, а среди добродетелей — ценности общечеловеческого характера.

Среди возвышаемых религией ценностей — верность и незлобивость, терпимость и трудолюбие, сорадование и независтливость.

Вера, надежда и любовь в христианском понимании взаимно подкрепляют друг друга.

И все же в религиозном и светском представлении о морали не все совпадает, поэтому церковное понятие «грех» и светское «порок» не идентичны. Ядро религиозной морали — учение о греховности.

Из повествования об Адаме и Еве следует, что роковым образом греховное начало передается от родителей к детям. Потому человек уже от рождения — падшее существо, которого сильнее влечет к дурному, нежели к доброму.

Здесь подмечен очень важный и парадоксальный момент в нравственной природе человека.

Еще апостол Павел сокрушался по поводу податливости человека к дурному и связывал это с «плотским» началом. «Ибо мы знаем, что закон духовен, а я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю; потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога (моего) Иисусом Христом, Господом нашим. Итак, тот же самый я умом (моим) служу закону Божию, а плотию закону греха» (Рим. 7:14-20, 24-25).

Действительно, порочные соблазны нередко привлекательней и доступней добродетельных устремлений. В морали чувства (страсти) довлеют над разумом.

Психологи констатируют, что в структуре чувств негативные эмоции числом и силой превосходят эмоции положительные, поэтому у многих людей эгоистичные мотивы преобладают над альтруистическими.

Таковы земные аспекты этого морального парадокса. В религии он представлен как проклятие, Божье наказание за прегрешение прародителей.

Идея греховности тесно сопряжена с религиозной идеей спасения.

Спасение выступает как конечная цель религиозных усилий человека и высшее дарение со стороны Бога.

В христианской морали решительно бичуются сексуальные извращения, блудодеяние, распущенность. «Хорошо человеку не касаться женщины», — говорит апостол Павел (1 Кор. 7:1).

Так, христианство возводит девственность в идеал. Согласно Апокалипсису, перед престолом Божьим предстанут 144 тысячи праведников, «которые не осквернились с женами, ибо они девственники» (14, 4).

Брак в христианстве является таинством, нуждающимся в особом благословении небес, поскольку половое влечение воспринимается как начало, привязывающее к земному и тем самым отвлекающее от небесной цели. Любовь к женщине может затмить любовь к Богу.

Правда, в религиях древности встречается своеобразное освящение сексуального влечения (и даже поклонение половым символам), но эта сакрализация высшего чувственного наслаждения была лишена личностной привязанности — достаточно ознакомиться с «Камасутрой», любовным трактатом индуизма. Индивидуальная половая любовь — продукт более поздней цивилизации. Отсюда логично религиозное оправдание социального и семейного неравенства женщины, недопущение ее к священству и те бытовые ограничения, которые отражены в ряде благочестивых назиданий (напр., в «Домострое»).

Иногда религиозная мораль содержит осуждение и отчуждение иноверца и неверующего.

В исламе эта тенденция выражена в идее джихада — священной войны против «неверных». Правда, умеренные течения ислама толкуют джихад как ревностность в вере, не допускающую насилия и убийств.

Распространение мировых религий вело к преодолению многих жестоких языческих обычаев и общему смягчению нравов.

В лоне религиозных учений были выношены многие общечеловеческие моральные идеи.

Христианство, например, столь возвысило личность, что провозгласило ее богоподобие и тем самым внесло в моральный мир западной культуры мощный источник гуманизма.

Принципы Нагорной проповеди по своему нравственному потенциалу и поныне остаются всечеловеческими идеалами.

Даже светский человек поддержит идею мусульманского установления «закят» об обязанности обеспеченного человека помочь неимущему.

Очевиден в исламе и морально-предупредительный смысл запрета на вино. Этот же запрет присутствует в знаменитых буддийских этических принципах. Буддийский принцип непричинения вреда ничему живому (ахимса) — предтеча формирующегося сегодня кодекса экологической морали человечества.

Религиозная мораль побуждает к милосердию и доброжелательности как естественному, добровольному и бескорыстному устремлению души.

«Всякое доброе дело, сделанное по принуждению, теряет свою награду», — замечает Иоанн Златоуст (360-407).

К совершению добра побуждает и любовь: «Без любви добра не бывает», — говорил Тихон Задонский (1725-1783).

В определяющей мере именно такие идеи обусловили столь свойственную едва ли не всем конфессиям благотворительность. Большинство верующих занимаются ею по бескорыстному моральному побуждению, во имя любви к ближнему и дальнему.

Таким образом, религиозная мораль органично содержит в себе возвышенный идейный потенциал подвижничества, который стимулирует не столько уход от мира во имя собственного спасения, сколько побуждает к высшим образцам морального самоотвержения, какие показали известные всему миру последователь индуизма М. Ганди и баптистский пастор М. Л. Кинг, тюремный лекарь Ф. П. Гааз и хирург В. Ф. Войно-Ясенецкий (архиепископ Лука), лауреаты Нобелевской премии А. Швейцер (миссионер, музыкант и врач) и монахиня мать Тереза.

Несомненно, человеколюбие этих выдающихся личностей пронизано глубочайшей религиозностью, а нравственный потенциал религии стал ведущим мотивом их подвижничества.

При этом их деятельный гуманизм надконфессионален и носит общечеловеческий характер.

Делая добро, верующий, как правило, испытывает не только чисто религиозное, но и мирское, гражданское удовлетворение.

Если же его побуждает к высоконравственному поступку один лишь «страх Божий» или расчет на собственное спасение, то это признак нарушения его внутренней моральной гармонии.

Не следует противопоставлять нравственность верующих и неверующих людей.

Исследования психологов, социологов, специалистов по этике и криминалистов свидетельствуют, что нет прямо пропорциональной зависимости между отношением человека к религии и его поведением в обществе.

Чисто формальная религиозность не удержит неустойчивую личность от аморальных поступков.

Ни одна религия и ни одна церковь не в состоянии противостоять соблазнам, греховным побуждениям, несправедливости, злобе и агрессии, которые порождены реальными противоречиями социальной жизни.

Различия в отношении к религии не должны усугублять нравственное отчуждение между людьми.

Взаимопонимание и единение верующих различных религий и неверующих — важное условие социальной гармонии и нравственного оздоровления общества.

РЕЛИГИОЗНАЯ МОРАЛЬ (лат. religio — религия) — обосновываемая религиозными средствами система нравственных представлений, норм и заповедей, тесно связанная с вероучением, догматикой и опирающаяся на идею бога. По своему действительному социальному содержанию всякая мораль, в т. ч. и религиозная, выражает интересы того или иного об-ва, класса, ее действительной основой являются определенные социально-исторические условия (Мораль и религия). Но общественные условия и классовые интересы получают в Р. м. мифологическое толкование и объяснение: требования нравственности объявляются повелениями бога, к-рый якобы создал человека и предопределил его моральное назначение. Так, согласно иудейско-христианской легенде, моральные заповеди были получены пророком Моисеем непосредственно от самого бога на горе Синай. Отсюда вытекает представление о том, что нравственные требования якобы вечны, установлены раз и навсегда, т. е. имеют вне-исторический характер и по своему содержанию совершенно не зависят от общественных условий жизни людей (Абсолютизм, Фетишизм). Они представляются в виде «идеальных» принципов, Противостоящих «земной» практике н материальным интересам людей. Это противопоставление распространяется и на самого человека; духовное («божественное») начало в нем якобы противоположно его «телесной», чувственной природе. В этом религиозном раздвоении человека нашло отражение реальное положение его в системе частнособственнических и эксплуататорских отношений. Предписываемые ему моральные требования постоянно вступают в противоречие с его собственными интересами. Социальная несправедливость, господствующая в классово антагонистическом об-ве, ставит перед религией специфическую проблему-оправдания зла на земле и конечного воздаяния добродетели, над к-рой порок постоянно одерживает верх в земной жизни. В христианстве эта задача решается с помощью теодицеи и учения о конечном «спасении» человечества в «царстве божьем», где добродетель будет вознаграждена, а порок наказан (Эсхатология). С этой т. зр. рассматривается вся жизнь человека, ее смысл и назначение. Земное существование людей бренно, представляет собой искупительное страдание, ниспосланное ему богом, и есть лишь подготовка к будущей загробной жизни. Р. м. выдает за подлинную нравственность аскетизм, смирение и добровольное подавление в себе всего собственно человеческого. Особое толкование в Р. м. получают и моральные мотивы. Человек должен служить, прежде всего, богу, а не людям и об-ву; в зависимости от того, что понимается под «волей бога», за к-рой в действительности скрываются интересы определенных классов, оправдываются или осуждаются те или иные поступки людей. Р. м. исходит из того, что свободно служить богу могут лишь немногие — «праведники»; остальные же смертные могут выполнять требования морали из страха перед будущим «страшным судом», небесной карой или надеясь на загробное воздаяние. Т. обр., Р. м. не в состоянии дать человеку подлинно нравственные мотивы, подменяет их стремлением к благополучию (хотя бы только в потусторонней жизни) и страхом перед «вечными муками». Поскольку высшим судьей поступков человека Р. м. провозглашает бога, она дает возможность снять с человека личную ответственность за определение своей нравственной позиции и выбор линии поведения. Практическая борьба за претворение в жизнь моральных идеалов подменяется в ней упованием на милость бога. Гл. считается не реальное достижение поставленных нравственных целей, а формальное (внешнее -в поведении или внутреннее-в умонастроениях) следование установленным раз и навсегда нормам и принципам. Поэтому для Р. м- особенно характерны моральный формализм, ригоризм, ханжество, фарисейство.

Словарь по этике. — М.: Политиздат. Под ред. И.Кона. 1981.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *