Сотворение женщины Библия

Согласно библейскому тексту, женщина сотворена из ребра мужчины. Различные комментаторы толкуют, почему выбрано именно ребро, исходя из физического расположения ребра в теле, повторяя одну и ту же интерпретацию (которую иногда приписывают святому Августину): «Женщина была сотворена из ребра, взятого у человека: не из его головы, чтобы управлять им, не из его ноги, чтобы он потом топтался по ней, а из его ребра, чтобы быть равноценной ему, находиться под защитой его мышцы, быть близко к его сердцу и быть его возлюбленной». Или: «Женщина была сделана не из головы, чтобы не господствовать над мужем, и не из ноги, чтобы ее не попирали, а из места под рукой – чтобы ее защищали. Это место было близко к сердцу, чтобы ее любили». Потребность женщины в защите традиционно отмечают многие комментаторы, но некоторые авторы замечают, что ребро обладает функцией защищать сердце человека, и объясняют символику сотворения Евы также еще и тем, что женщина должна защищать от зла и тревог сердце мужчины.

Помимо обсуждения символики ребра, ряд комментаторов предлагают другой вариант перевода с иврита слова «цела», традиционно понятого в христианстве как «ребро». Это слово имеет также такое значение как «сторона» или «грань». В этом случае библейский текст переводится не «взял одно из ребер его», а «взял одну из его сторон». В иудейской традиции перевода Торы присутствуют оба варианта значения слова «цела». Вариант перевода как «сторона» в большей мере соответствует толкованию, согласно которому первый человек был не мужчиной, а андрогином. Таким образом первый человек оказался, согласно этой версии, разделенным на два пола. В данной трактовке мужчина и женщина появляются одновременно и вопрос о первенстве одного из них не стоит. В иудаизме отсутствует такая теологическая логика, согласно которой мужчина является главой женщины по причине того, что он сотворен первым, а женщина сотворена из его части. Такая идея отсутствует в Ветхом Завете (Танахе). Образ мужа как главы жены в параллели с порядком творения появляется только в текстах апостола Павла. Однако, апостол Павел подразумевал под этим не господство мужа над женой, а жертвенную любовь, подобно тому, как Иисус Христос отдал себя в жертву за людей (Еф. 5:25). (Подробнее тема женщины в посланиях апостола Павла должна рассматриваться в отдельных статьях).

Некоторые комментаторы рассматривают женщину подчиненной мужчине на том основании, что в библейском тексте творение Евы связывается с ролью помощника. Например, в Толковой Библии Лопухина текст о жене как помощнице мужа комментируется таким образом: «всякий помощник стоит в общественном смысле ступенью ниже своего непосредственного начальника». Однако, по мнению многих других комментаторов, подобная смысловая трактовка слова «помощник» опровергается тем, что помощником библейские тексты называют самого Бога.

Помимо этого, основываясь на убеждении, что повествование о творении женщины написано в культурном плане языком древнего мира, ряд современных богословов пришли к выводу, что текст о сотворении женщины для мужчины следует понимать симметрично: не только женщина создана для мужчины, но и мужчина для женщины, то есть оба пола сотворены друг для друга. Такое утверждение содержится, например, в современном катехизисе Католической церкви: «Священное Писание утверждает, что мужчина и женщина были созданы друг для друга: «Не хорошо быть человеку одному». Женщина, «плоть от плоти его», то есть творение, равное ему и самое близкое, дана ему Богом в качестве помощи, представляя таким образом Бога, Который есть «помощь наша»» (ККЦ 1605). Схожие аргументы об интерпретации роли женщины как помощника и о взаимном соответствии мужчины и женщины выдвигаются и в протестантском богословии. Однако, идея о том, что мужчина сотворен для женщины так же, как женщина для мужчины, оказывается проблематичной для согласия наиболее консервативной части протестантизма, для которой приоритетным остается буквальное понимание библейского текста, прежде всего евангелистов.

Кроме того, богословы выдвигают аргумент о том, что необходимость создания женщины указывает на «неполноту», недостаточность мужчины, а не на более низкое положение женщины. Иудейские комментаторы, как и христианские, опровергают то, что роль помощника является унизительной. Один из видных ортодоксальных комментаторов Торы XIX в. раби Шимшон бар Рефаэль Гирш (1808-1888) так описал смысл сотворения женщины: «Человек уже находился в райском саду, но Б-г все еще не сказал о нем «хорошо». … Пока человек один, все «не хорошо”, и мир не может достичь совершенства, которое является целью его создания. Полнотой и законченностью, о которой можно сказать «хорошо”, обладает только женщина. Лишь она способна придать законченность мужчине и миру. Эта истина была глубоко усвоена нашими мудрецами, учившими, что только с помощью женщины мужчина может стать поистине «мужчиной”, только вместе муж и жена образуют «Адама”-человека. Эта задача слишком велика, чтобы кто бы то ни было справился с ней в одиночку. Чтобы человек мог исполнить свое предназначение и достичь совершенства, Б-г создал женщину. Женщина должна была стать его «подмогой, соответственной ему». Достаточно поверхностного взгляда, чтобы понять, сколько здесь уважения к достоинству женщины. Быть «подмогой» не означает подчинения мужчине. Этот термин означает, что женщина помещена в сферу деятельности мужчины, и подразумевает их полное равенство на основе взаимного соответствия . Женщина должна стоять на стороне мужчины, на том же уровне, что и он, рядом с ним».

Иудейская традиция, как и христианская, утверждает единство мужчины и женщины, обретаемого в браке. На брак, согласно всем комментариям, указывают слова: «прилепится к жене своей и будут двоя одна плоть» (Быт. 2:24) (…»они становятся одной плотью»). Ортодоксальный иудаизм идею взаимного дополнения полов возводит в максиму: мужчина без жены — это не полный человек, он не может жить полноценной жизнью. Только тогда, когда две половины человека объединяются в одно, они становятся полным человеком. Такая трактовка соответствует интерпретации, согласно которой Бог изначально сотворил андрогинное существо. Одинокий мужчина оказывается лишен женской стороны существа человека, которую он должен обрести в браке. Подобный взгляд, с одной стороны, как будто унижает одинокого человека, но, с другой стороны, смягчает идею о мужском превосходстве. Во многих языках «мужчина» и «человек» обозначаются одним и тем же словом, у некоторых мыслителей возникал даже вопрос, является ли женщина человеком. Но ортодоксальная традиция иудаизма утверждает, что мужчина — не полный человек без женщины, а как бы «пол человека».

Христианская традиция также утверждает взаимодополнение полов. Однако, максима, согласно которой полнота человека обретается только в браке, для христианства неприемлема. Иисус Христос, согласно христианской традиции, не был женат, а апостол Павел не только не женился, но и утверждал, что безбрачие является более превосходным путем, нежели брак (хотя не возводил это собственное мнение в требование от имени Бога, а высказывал как личный совет) (1 Кор. 7). На протяжении столетий в церкви практиковалось монашеское безбрачие. Согласно христианской традиции, добровольный выбор безбрачия утвержден Иисусом Христом словами: «есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для царства небесного» (Мф. 19:12). Поэтому христианство, в отличии от ортодоксального иудаизма, не утверждает, что вступление в брак и рождение детей является обязательной заповедью. Тем не менее, в ортодоксальном христианстве брак рассматривается священным союзом настолько, что является таинством церкви.

Катехизис Католической церкви так объясняет символику текста о сотворении женщины: «Женщина, которую Бог создает из ребра, взятого у человека, и которую Он к нему приводит, вызывает у человека возглас восхищения, восклицание любви и общения: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей» (Быт 2, 23). Мужчина открывает женщину как другое «я» того же человеческого рода. Мужчина и женщина сотворены «друг для друга», но это не значит, что Бог сделал их «наполовину» или «не полностью»; Он сотворил их ради общения личностей, в котором каждый может быть «помощником» другому, потому что они одновременно равны как личности («кость от костей моих…») и взаимодополнительны как мужское и женское» (ККЦ 371-372). В то время как консервативные протестанты сосредотачиваются на идее взаимной дополняемости полов, а более либеральные протестанты — на идее равенства полов, католическое вероучение совместило оба понятия.

Синодальный перевод Библии не достаточно точно передает коннотацию радости Адама от того, что он обрел соответствующую ему пару. В синодальном переводе сказано: «вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей». В иудейских переводах говорится: «На этот раз — это кость от кости моей и плоть от плоти моей» (перевод Сончино) или же: «Эта на сей раз! Кость от моих костей и плоть от плоти моей!» (перевод Фримы Гурфинкель). Тем самым текст подчеркивает, что, в отличии от животных, среди которых Адам не нашел соответствующую ему пару, Ева, имеющая ту же человеческую природу, подошла ему. В ряде современных христианских переводов это выражено словом «Наконец-то!» или «Наконец!», а в некоторых переводах добавлено уточнение, что Адам обрадовался сходству Евы с собой. Например: «Наконец-то! Она такая же, как и я! Кость её от кости моей, и плоть её от плоти моей» (World Bible Translation Center).

Согласно традиционному христианскому толкованию, гармоничные отношения между мужским и женским полом были нарушены из-за грехопадения первых людей. Традиционный иудейский комментарий содержит предостережение о двух возможностях взаимоотношений мужчины и женщины. Согласно агадическому мидрашу, слова Творца «сотворим помощника, соответственного ему» допускают два понимания: значение дополнения («стоящий рядом») и противоположное по смыслу значение противостояния («стоящий напротив»). Еврейские толкователи объясняют, что женщина будет помощницей, если мужчина это заслужит, но если же нет, то женщина будет тем, кто всегда против него (Берешит Раба 17).

Фото картины Марка Шагала «Сотворение человека» (1956-1958). Холст, масло 229х200,5 см
По христианской вере Бог создал Землю чуть более семи с половиной тысяч лет назад, а первые люди на Земле появились на шестой день создания.
«И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (В.З. Книга Бытие. 1:27). «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте Землю». (В.З. Книга Бытие. 1:28)
Таким образом, можно понять, что «сотворённый» Человек, в понимании Бога, состоял из двух составляющих: мужчины и женщины. Ведь Он сказал нам, что сотворил человека в единственном числе! Не человеков, но человека! Из текста можно понять, что, или Бог не считает сотворённую женщину человеком, а каким-то «механизмом», необходимым для воспроизводства людей, или Он имеет в виду под определением «Человек» комплекс или комплект… Так сказать, современным языком, два в одном!
Вчитайтесь внимательно во фразу: «сотворил ЧЕЛОВЕКА, сотворил мужчину и женщину». То есть человек, созданный по образу и подобию Бога – это не индивидуум, а ЧЕЛОВЕЧЕСТВО, в едином пока экземпляре с целью наполнения Земли путём размножения (по роду и племени). Бог был очень удовлетворён своими действиями: «И увидел Бог всё, что он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: ДЕНЬ ШЕСТОЙ». (В.З. Книга Бытие. 1: 31)
А во второй главе Книги Бытия Бог благославляет седьмой день, подведя итоги шести дней Своей деятельности. Уточняет, что ЧЕЛОВЕКА (мужчину и женщину) Он создал из праха земного и «вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою». (В.З. Книга Бытие. 2:7) Затем Бог помещает мужчину и женщину в Едем – созданный рай с целью «возделывания» и сохранения его. Далее по тексту Библии Господь описывает географическое положение Едема.
Затем в главе второй объясняет первым на Земле людям, от какого дерева надлежит им питаться и ни в коем случае не есть плодов от дерева Познания добра и зла. Бог поручает Адаму не только охранять рай (правда непонятно от кого), но и дать название каждой твари, созданной Господом.
Адам, проделав порученную работу, устал. Он работал один, в поте лица и пожалев его, Бог «навёл» на него крепкий сон (видимо подобный современному наркозу – ибо дальнейшее Адам не чувствовал) и «вынул» из него ребро, с последующим прикрытием раны плотью. То есть из ребра его сотворил ПОМОЩНИКА — женщину, которую впоследствии сам Адам назвал Евою (В.З. Книга Бытие. 2: 21-25).
Но ведь уже была создана женщина, о чём нам прямо сказано в 27 стихе первой главы. (Богословы и отцы церкви трактуют это действие, как уточнение или развитие первого). Причём первая женщина создана, не из ребра или другой части мужчины, а из одного и того же материала, что и мужчина – праха земного! (адама – евр. прах, глина). Таким образом, из ребра мужчины была создана вторая женщина?!
Я специально акцентировал внимание читателя на том, что Господь создал вторую женщину не с целью размножения и наполнение Земли, а именно в качестве помощника: «Для человека не нашлось помощника, подобного ему». (В.З. Книга Бытие. 2:20) и далее в тексте Библии говорится, что Господь, увидев эту необходимость, «сотворил, теперь уже из ребра человека, помощника» – ещё одну женщину!
У читающего Библию внимательно, возникает вопрос: если Бог создал вторую женщину, как помощника Адаму, тогда почему в стихе двадцать третьем второй главы Господь говорит Адаму, что именно вторая созданная женщина «будет называться женою; ибо взята она от мужа». И далее Бог наставляет, что человек оставит отца своего и мать, и прилепится к жене своей; и будут они одна плоть»! (В.З. Книга Бытие 2:23-24).
Тут необходимо напомнить читателю, что Библия – сложный литературный документ, созданный не единым человеком, а целым коллективом авторов в разное время и писалась она на древнем еврейском и арамейском языках. Перевод осуществлялся греками, а у нас Кириллом и Мифодием на старославянский язык. В переводе исчезали детали, опускались некоторые куски текста и даже изменялись некоторые понятия в силу разных культур еврейского оригинала и остальных переводчиков.
Не имея возможности изучения еврейского текста (незнание древнееврейского и греческого языка и отсутствия первоисточников) замечу, что не один я сомневаюсь в правильности перевода даже самих простых слов «муж; мужчина; жена; женщина. В еврейском языке слово «Иша» обозначает и жену и женщину и понимается только по контексту. Некоторые исследователи переводят слово «иша», как «мужнина», а слово «Иш» — мужчина, муж. Но есть и конкретное понятие «муж» — «Бааль», что означает хозяин, обладатель.
Путаница? Ещё какая! Дополню ещё одной загадкой: в еврейском тексте «сотворил мужчину и женщину, сотворил их» написано: «бара ото захар» в переводе это означает: сотворил самца (и самку)! И только потом «вдунул» в них душу и они стали «человеками»
Слово «захар» с еврейского переводится, как самец. Дело перевода ещё больше запутывается тем, что кроме еврейского языка в текстах есть, написанные тексты на Арамейском языке – его Галилейском варианте, на котором говорили в северной Палестине. Он отличался от Халдейского – южного региона. Вообще замечу: непростое это дело перевод таких первоисточников (тем более древних) и ошибки и изменение смысла текста вполне ожидаемо.
Эта путаница в Священном Писании по поводу создания женщин, породила сказание о Лилит, как о первой женщины Библии, превратившейся в злого демона. Этому способствовало упоминание о ночном кошмаре (в евр. языке «лилит», которое перевели, как имя собственное) в тексте пророка Исайи (И. 34:14).
Существуют так же несколько шумерских и арабских легенд о Лилит. В иудейском обществе боялись Лилит, которая до восьмого дня по верованию (день обрезания) могла умертвить младенцев – мальчиков. Чтобы противостоять этому в семье приобретались специальные амулеты, предохранявшие от Лилит (такие амулеты широко распространены, например, в англиканской церкви).
Долго я ломал голову по поводу «двух женщин» в тексте Библии, пока не набрёл на книгу профессора еврейского языка и сравнительной литературы Калифорнийского университета Ричарда Фридмана «Как создавалась библия». (Р. Фридман «Как создавалась библия, пер. с анг. М. Эксмо 2011 г, 400 стр, ISBN 978-5-699-48351-8, стр 31.). Думаю, что книга неизвестна широкому кругу читателей. Чтобы не пересказывать отдельные её выводы приведу оригинальный её текст:
«Библия – результат сочетания нескольких более ранних источников группой авторов, имела огромное значение, ибо помогла трём крупным учёным последующего столетия осмыслить такой важный факт, как дублет.
— Дублет – это повтор рассказа. Даже в переводах легко видеть, что иногда в библии один и тот же рассказ появляется дважды с изменениями в деталях.
Таким образом, компиляция текстов различных авторов библии дала почву многочисленным толкованиям в зависимости от желаемого результата. По второй и третьей главе книги Бытие отчётливо видно различная методология и технология создания первых людей. Каждая из них самостоятельна в пределах темы, потому, что принадлежит разным авторам. Соединение двух рассказов воедино породили нестыковки друг с другом и многочисленных толкователей». Вот и появились Лилит и Ева, тем более, что для Лилит была подготовлена богатая почва мифов разных народов.
Основываясь на исследованиях Фридмана и других учёных (В книге Фридмана имеется обзор и названы авторы), оказывается не надо ломать голову над происхождением загадки двух женщин, над которой бьются богословы и почитатели Библии. Воистину знание – сила!

Вопрос:

Что Церковь говорит о Лилит, первой женщине?

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

В еврейской демонологии времени формирования Талмуда Лилит (евр. Lilith) – злой дух женского рода. Обычно предлагается два объяснения имени. 1. От названий трех вредоносных духов шумеро-аккадской мифологии: Лилу, Лилиту и Ардат Лили. 2.От еврейского существительного lail – ночь. В представлении древних евреев это страшное демоническое существо насылает бесплодие или болезни на рожениц, губит младенцев или похищает их, чтобы пить кровь или сосать костный мозг новорожденных. Она насилием принуждает мужчин сожительству, чтобы зачать от них многочисленных детей.

Ни в одной библейской книге она не упоминается. В еврейском тексте книги Исаии (34:14) говорится о запустении Идумеи после Божественного суда: И зарастут дворцы ее колючими растениями, крапивою и репейником – твердыни ее; и будет она жилищем шакалов, пристанищем страусов. И звери пустыни будут встречаться с дикими кошками, и лешие будут перекликаться один с другим; там будет отдыхать ночное привидение (lilith) и находить себе покой (Ис.34:13-14). Из текста ясно, что речь идет о животном, а не о духе, который в отдыхе и покое не нуждается. Это подтверждается и текстом Септуагинты. Переводчиками на греческий язык были посланные первосвященником иудеи, глубоко сведущие в священных книгах и приобщенные традиции. В греческом тексте они поставили не lilith (имя собственное должно было бы сохраниться), а – onokentavros (получеловек-полуосел). В славянской Библии слово дано без перевода: ту почиют онокентаври , обретшее себе покоища. В русской Библии lilith рассматривается как прилагательное ночное от lail (ночь). Поэтому переводчики поставили: ночное приведение, имея ввиду животное, обитающее ночью и наводящее на человека страх.

В некоторых трактатах Талмуда (Шаббат, Эрубин, Нидда, Баба Батра) о Лилит упоминается как о страшной демонице, но ничего не говорится о ней как о первой женщине, жене Адама. Миф этот родился у средневековых иудеев на почве антихристианского оккультизма. Наиболее ранняя письменная фиксация этого мифа содержится в еврейском сочинении «Алфавит Бен-Сира» (8-10 вв. по Р.Х.). К сожалению, придется цитировать пошлости, но это является самым лучшим способом показать духовный и интеллектуальный уровень «первоисточника», содержащего басню, которую пытаются использовать для дополнения Священного Писания: «Он создал женщину, тоже из праха и назвал ее Лилит. Они немедленно побранились. Она сказала: «Я никогда не лягу под тебя! Он сказал: «Я не лягу под тебя, а лишь сверху тебя. Тебе быть пригодной быть подо мной, и мне сверху тебя». Она отвечала: «Мы оба равны, потому, что мы оба из праха». Никто из них не слушал другого. Когда Лилит поняла, что произойдет, то произнесла Невыразимое Имя Бога и улетела» (23а). Никаким каноническим авторитетом «Алфавит Бен-Сира» в иудаизме не пользуется. Она относится к разряду сфарим хицоним («внешние книги»), не священные. Такого рода сочинения не имеет религиозной ценности.

Миф этот абсолютно несовместим со Священным Писанием. Главная мысль этой басни (превращение человека в злого духа) с точки зрения библейского богословия является безграмотной. Злые духи – падшие ангелы. Человек превратиться в демона не может. Священное Писание не оставляет места для домыслов: прежде создан Адам, а потом Ева (1Тим.2:13). Мнение, что в книге Бытия содержится два разных рассказа о сотворении прародителей, совершенно поверхностно и произвольно. В первой главе находится рассказ о сотворении мира в целом. О создании человека говорится лаконично (1:27). Цель бытописателя – показать выделенность человека (по образу Божию) и место в истории мироздания. Во второй главе, приступая к истории грехопадения и Домостроительства нашего спасения, пророк Моисей повторяет рассказ о создании человека, прибавляя очень важные с точки зрения библейской антропологии подробности: Господь Бог создал человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни (Быт.2:7). Создание жены из ребра Адама имеет принципиальное значение для утверждения единства природы мужа и жены и физического единства всего рода человеческого. Поэтому сказано: От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию (Деян.17:26).

Примитивная басня о Лилит владеет умами многих, среди которых не мало тех, кто считает себя интеллектуалом. Почвой для этого является массовое безверие. Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням (2Тим.4:3-5).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *