Современное язычество в России

(с) «У славянского язычества и РПЦ одна аудитория»
Если бы еще несколько десятилетий назад штатному пропагандисту научного атеизма из общества «Знание» сообщили, что сотни жителей мегаполисов почитают Перуна и Сварога, проводя обряды перед их резными изображениями, тот покрутил бы пальцем у виска и тут же донес в КГБ. Сегодня это реальность: обратите внимание на молодых людей с рунами и коловратами в виде татуировок или принтов на черных футболках, в один клик можно найти сотни роликов о славянском неоязычестве, а группы верующих есть во всех крупных городах России.

В этом и парадокс – на протяжении столетий язычество стойко держалось в сельской местности, уступая христианству право быть религией горожан. Сейчас же львиная доля его приверженцев живет именно в городах. Что собой представляет славянское неоязычество? Кто становится его приверженцами и откуда они черпают знания о том, как верили наши предки тысячу лет назад? Способно ли неоязычество стать реальной политической силой и почему дошедшие до нас из седой старины крупицы в нем щедро сдабривают написанным в 1990-е суррогатом? Об этом «Обзор» подробно поговорил с автором лекций по современному язычеству – преподавателем Русской христианской гуманитарной академии, кандидатом исторических наук Дмитрием Гальциным:
Почему в наше время с его диджитализацией и искусственным интеллектом все больше людей практикуют язычество, возвращаясь в «детство человечества»?
По моему убеждению, современное язычество как живая религиозность является продуктом современности. Сформировать из огромного количества различных культовых практик, мифологий, пантеонов и философских систем некую общую область с единым, так сказать, знаменателем, противопоставив ее другим «мировым религиям», можно было только при наличии, собственно, «мировых религий», в первую очередь христианства.

Для верующего привлекательность обряда важнее его исторической «достоверности.
Чтобы это начинание не было уничтожено господствующей религией, необходима была минимальная гарантия свободы совести и слова (потому язычество появляется не на исламском Востоке, а на христианском Западе, уже перешагнувшем рубеж средневековья). Чтобы довольно сложные идеи древности были усвоены достаточным количеством людей, необходимы были соответствующие медиа и грамотное население. Наконец, чтобы возникла идея о некоем идиллическом прошлом, куда можно вернуться хотя бы на время ритуала, необходима достаточная критическая дистанция по отношению к современности и определенная художественная культура, которая предоставит эстетическое воплощение.

Кстати, как вы относитесь к самому термину «неоязычество»?
Знаю, что даже в научной среде он воспринимается неоднозначно.
Я не очень люблю термин неоязычество, потому что только в XX веке впервые возникают люди, согласные сами себя называть язычниками, возникает язычество как религиозное самоопределение. Прежде никто себя так не называл, а главное – не чувствовал себя частью одной общечеловеческой религиозной стихии. Сегодня же, при всех своих внутренних расхождениях и даже конфликтах, последователь, например, литовской религии «Ромува» скорее увидит близкого по духу человека в российском родновере, чем в соплеменном католике. В той культурной реальности, к которой обращаются современные язычники – реальности античного полиса, раннефеодальной Руси, Скандинавии эпохи викингов и тем более племенной «доистории» – вообще не существовало религии как сферы жизни в нашем современном понимании.
Несомненно, там налицо большинство компонентов «религиозного», к которым мы привыкли: есть культ, есть пантеон и зачастую довольно развитые представления о богах и прочих сакральных персонажах, существует институт служителей культа, есть свои специалисты по самым разным религиозным и магическим вопросам. Но все это, по-видимому, совершенно не дифференцировалось в сознании в отдельную идентичность, не было чем-то, с чем человек готов был себя ассоциировать в первую очередь.
Именно поэтому древние типы религиозности на большей части земного шара оказались поглощены и вытеснены «новыми», или, как их чаще называют, «мировыми» религиями, в которых появилась собственно религиозная идентичность, не зависящая от прочих идентичностей и их рядом с собой допускающая. Современный мир это мир идентичностей. Люди стремятся «изобрести» себя, выбрать свою собственную среду, окружение, свою собственную систему ценностей. Язычество в этом смысле – одна из опций, связанная с рядом ценностей, о которых я говорил выше – ностальгическое любование историческим прошлым, тяга к Природе (что бы под ней ни понималось), стремление к «духовному», которое выходит за рамки конвенционной религиозности. Поскольку практически все разновидности современного язычества отказываются жестко предписывать своим последователям набор вероучительных или этических положений, здесь также предполагается достаточно высокий уровень самостоятельного религиозного творчества со стороны практика. Такая активная позиция, позиция, если угодно «искателя» и даже «изобретателя» – очень современное явление, которое мало связано с главным принципом традиционного общества – консервативным конформизмом.
В этом отношении славянское неоязычество отличается от аналогичных западных культов?
Славянское язычество в литературе часто относят к «реконструкционистскому» типу – это значит, что главной целью здесь считается «возрождение» религиозных практик славянских народностей эпохи раннего средневековья. Аналогичные движения существуют во всем мире. Славянское современное язычество имеет достаточно длинную историю в таких странах как Польша, Чехия и Украина – в России, как ни странно, оно появляется только во второй половине XX века. И этому есть причины: «славянство» для таких наций, как чехи, поляки и украинцы было символом борьбы за освобождение, культурное и политическое, а в России оно с XIX века, в связке с «православием» и «самодержавием», было встроено в имперский дискурс – религиозная ниша тут была уже занята.
Если говорить о социальном портрете российского язычника, кто он?
Как указывает в монографии один из исследователей Роман Шиженский, современное славянское язычество пока еще малоизучено: отсутствует корпус эмпирических сведений, собранных в процессе полевых исследований. Но на основании тех данных, которые уже получены социологами, можно утверждать следующее: славянское язычество, как и другие виды современных язычеств – религия горожан. Чаще всего, это горожане образованные, имеющие среднее специальное или высшее образование, работающие более или менее по специальности. В 1990-е годы однозначно говорили о научно-технической интеллигенции как о характерной среде для распространения языческой идентичности. Про политические пристрастия сказать довольно сложно, но в целом, славянские язычники так или иначе ценят автохтонное и традиционное выше, чем глобалистское и революционное, поэтому вряд ли среди них можно найти сторонников глобализации.
Когда в 1990-е годы формировались группы славянских язычников в России, практически все они заявляли симпатии к имперской государственности и воспринимали распад СССР и появление в России капитализма, общества потребления, как катастрофу. Часто это было связано также с приверженностью политическому коммунизму и почти всегда – с национализмом различной степени тяжести. Этот период истории язычества оказался отраженным в научной литературе и популярных обзорах язычества (втч прессе), и это обстоятельство до сих пор служит славянским язычникам довольно плохую службу: с тех пор многое изменилось, и сегодня уже нельзя говорить о том, что славянское язычество – религиозное продолжение агрессивного национализма. Уже в 2000-х годах основные силы развивающегося славянского язычества были направлены «внутрь» – на развитие религиозных картин мира, практик, построение связей между язычниками и их группами. Политическая риторика к 2010-м годам практически исчезла.
Збручский идол на фоне миниатюрю «Игрища славян» из Радзивилловской летописи XV века
Недавно патриарх Кирилл выразил обеспокоенность повышенным интересом к язычеству спортсменов и военнослужащих, в том числе спецназовцев. Митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор также сообщил о «проявлении элементов язычества» среди кубанского казачества. На ваш взгляд, почему люди именно этих категорий интересуются язычеством?
Про спортсменов, военных и казаков могу сказать только, что эти страты традиционно ассоциируются с консервативными взглядами. В сегодняшней России «консервативный» скорее означает политически правый. Славянское язычество, завязанное на представлении о важности этнического, несомненно, хорошо сочетается с подобными симпатиями. Важен также момент этико-эстетический: в славянском язычестве очень развита «воинская» тематика, прославляется как высшая ценность защита отечества, а зачастую и просто война с «не нашими», «мужские» ценности – физическая сила, храбрость, доминирование. Часть славянского языческого ритуала зачастую -потешные бои или активные спортивные игры состязательного характера. На родноверческих праздниках физическое действие вообще преобладает, а словесная составляющая (главный компонент ритуала «больших религий») ей в целом подчинена. Понятно, чем такая «телесная» религия может приглянуться людям, ориентированным по роду деятельности на физическое действие.
Однако высказывания любых церковных должностных лиц по этому поводу нельзя воспринимать иначе, как факт внутрицерковной жизни: церковный язык гибок и метафоричен, и, например, «неоязычеством» можно назвать практически что угодно, с чем данный иерарх не согласен. В своем высказывании патриарх Русской православной церкви Московского патриархата Кирилл обратил на связь спорта и язычество такое внимание, что некоторым российским язычникам показалось, что он спорт к язычеству приравнял.
Нужно помнить, что славянские язычники, наверное, единственные настоящие оппоненты РПЦ (МП) в религиозном поле, потому что ориентированы как раз на ту аудиторию, к которой обращается современная православная церковь в России – это русские люди, для которых важна их «русскость», их «историческая память» и «традиции». Я ставлю эти слова в кавычки, потому что в данном контексте воспринимаю их как пропагандистские концепты. Страх православных функционеров перед славянским язычеством, на мой взгляд, вызван тем, что последним удается даже успешнее чем православию разыграть эти три козыря – в конце концов, в славянском язычестве все это совершенно явно функционирует как сакральное само по себе. При этом в обычной жизни интерес православных к современному язычеству явление довольно частое. Я сам был свидетелем ситуации (дело было на публичной лекции в одном из питерских вузов), когда православный монашествующий, в полном согласии с присутствующими здесь же славянскими язычниками (судя по всему, «ведистами»), говорил о том, что русское православие органично вобрало в себя древнюю веру предков, и даже подарил выступавшему лектору гвоздь, на шляпке которого выбит солярный символ (это действительно аутентичный магический артефакт с русского Севера) в знак признательности.
Если античные мифы мы изучаем еще в школе, а с мировоззрением древних германцев можем познакомиться по средневековым эпосам, то с восточнославянским культом источников не так много. Обычно его противники приводят в качестве аргумента – покажите хотя бы один источник о язычестве Древней Руси (за исключением уже христианских летописей и «Слова о полку Игореве»), существовавший раньше второй половины XX века. Сегодня мы действительно не знаем, как верили и совершали обряды в дохристианской Руси, какой был пантеон?
По сравнению с античными культурами, все данные, которыми мы обладаем о дохристианских верованиях Европы, скудны. Славянам повезло даже меньше, чем кельтам и германцам – если в Ирландии и Исландии христиане проявляли к старым преданиям известный интерес и даже их записывали (пусть и подвергая цензуре), в славянских землях положение было другим. Источников мало, все, что мы можем из них почерпнуть – имена богов, отдельные элементы ритуала и единичные культовые предписания.
Последователь, например, литовской религии «Ромува» скорее увидит близкого по духу человека в российском родновере, чем в соплеменном католике
Однако скудость источников свидетельствует скорее о силе дохристианских традиций на протяжение средневековья. О язычестве было бессмысленно писать, потому что оно по-прежнему окружало жителей Древней Руси. Если же говорить о западнославянских землях, то там борьба с язычеством была также войной за германизацию, частью феодально-церковного Drang nach Osten. Тем не менее, реконструкция пантеона и верований славян возможна, как это показывает богатейшая исследовательская литература по этой теме с XVIII века до наших дней. Помимо письменных источников, здесь невозможно обойтись без археологии, данных исторической лингвистики, фольклора, антропологии, кросс-культурных исследований. Картина, которую мы получим на выходе, будет, безусловно, только наброском. Тем не менее, в этом смысле, любая древняя религиозность для нас в значительной степени книга за семью печатями. Даже античная религиозность, о которой мы столько знаем, далеко не так хорошо нам понятна, как многие предполагают.
Еще расхожее благодаря христианству представление о язычестве – его кровавый характер и необходимость жертвоприношений. Как современные язычники относятся к этим обрядам древности и обходятся без жертв?
Насколько я понимаю логику современных язычников, жертва – в первую очередь установление связи с богами, духами или предками через дар. Этим даром должно быть что-то значимое, наделенное реальной или символической ценностью. «Кровавое язычество» прошлого – следствие определенного экономического уклада: большую роль в жизни играл скот, который ритуально забивали с целью, грубо говоря, угодить богам. Ритуальное убийство животного в древних религиях означало готовность людей поделиться с богами наиболее ценным и ограниченным ресурсом. Но во всех древних культах были также бескровные жертвы готовыми продуктами питания или культурными растениями. В современных язычествах именно такая форма жертвы активно практикуется. Есть единичные случаи ритуального забоя скота, но поскольку язычники в основном горожане крайне далекие от сельского хозяйства, такие случаи редки.
Нелишне также упомянуть, что еврейская религиозность вплоть до II века также была сосредоточена вокруг кровавых жертв – жертв тому самому Богу, которого христиане считают также своим. До сих пор кровавое жертвоприношение сохраняется в исламе и, насколько я понимаю, в армянском христианстве. Мне кажется, это и здесь в первую очередь связано с определенным экономическим укладом.
Ряд исследователей говорят о «фэнтезийном язычестве», не связывающим себя необходимостью хотя бы примерно соотноситься с древнерусскими реалиями. Почему приверженцы этого направления крайне некритичны к источникам, принимая на веру не только религиозные новоделы, но и расхожие мифы фолк-хистори, альтернативной хронологии?
Потому что религиозное поведение человека довольно опосредовано связано со сферой научной рациональности. Куда важнее не фактическая «достоверность» истории, а ее привлекательность для практика. Говорят о том, что в 1990-е годы доверие к откровенным фейкам в области славянских древностей было связано с чудовищной неграмотностью людей, ими интересовавшихся, их низким образовательным уровнем. Однако, мы видим, что многократно «разоблаченные» мотивы «фэнтезийного язычества» пользуются популярностью и сегодня, когда доступен огромный объем информации о том, что мы достоверно знаем о древних славянах. Это значит, что подобные версии истории, мифологии, подобные религиозные тексты находят отклик в душах их «потребителей».
Яркий пример – «Велесова книга», которая, несмотря на то, что, подавляющее большинство, как я думаю, славянских язычников признает ее подделкой, тем не менее, в целом продолжает влиять на движение. Характерный для ритуальных текстов современного славянского язычества стиль – я бы назвал его «псевдоархаическим» – во многом был задан именно этим произведением (а не, допустим, манерой репрезентации древнерусской речи в произведениях советского искусства). Мне уже приходилось говорить, что я вижу здесь определенное влияние Велимира Хлебникова и близких к нему некоторых «архаизирующих» поэтов-футуристов, стремившихся в начале XX века создать новый старый язык, вернув его к магическим, первобытным корням.
Несмотря на скепсис ученых и даже многих верующих, «Велисова книга» продолжает влиять на славянское неоязычество
Что касается псевдоистории, то здесь срабатывает потребность иметь «свою» историю славян и/или русских, которая бы позволяла легитимировать языческую религию. В официальной, клишированной версии отечественной истории язычество воспринимается как нечто «снятое», оставленное в прошлом, как нечто, с чем покончено раз и навсегда. Основной импульс славянского язычества – как раз в несогласии с таким видением истории. Соответственно, сообщество стремится обрести свою историю – учитывая, как мало мы знаем о дохристианской религиозности славян, откровенное изобретение прошлого в этом смысле представляется рабочей альтернативой.
Есть ли у российского неоязычества шанс вырасти в достаточную крупную и единую структуру, способную влиять на общественные и политические процессы, стать идеологией значительной части россиян? Почему?
Мне кажется, это невозможно. Ни сейчас, ни в будущем. Язычество по своему характеру – протестная религия, религия меньшинства. Можно вместе с Павлом Носачевым говорить о «маргинальной религиозности». Язычество существует не столько в устойчивых общинах, сколько в амофрной «культовой середе» (cultic milieu), по Колину Кэмпбеллу. Политические возможности такой среды как отдельной группы ограничены – тем более, туда неизбежно будут входить люди разных социальных групп с разными интересами в социальной, экономической и политической сферах.
«Идеология» – это в первую очередь четкая и связная программа, касающаяся того, что люди хотят видеть вокруг себя, какие изменения в мире им нужны. Славянских язычников объединяет любовь к этническому – но эта любовь может проявляться в диаметрально противоположных, скажем, политических позициях. Так, для одного родновера, это выльется в имперство, в мечты о территориальной экспансии России, для другого – в обожание локального, верности «малой родине». Один славянский язычник может быть последовательным ксенофобом и считать любые отношения (а тем более брачные) с «неславянами» религиозным преступлением, а другой, наоборот, стремиться к созданию нового этноса и даже новых религиозных традиций на основе синтеза славянской традиции и традиций других народов России (и даже зарубежья). Есть славянские язычники, воспевающие научный прогресс и его технические достижения, а есть совершенно все это отвергающие и ратующие за «отказ от цивилизации». Все оправдывают свои позицию теми же самыми исходными установками.
Совместные проекты различных славянских языческих общин сейчас направлены в большей степени на выработку единого смыслового поля, в котором можно решать собственно религиозные задачи – демаркация жречества и «мирян», унификация источников традиции, правила взаимодействия между различными языческими группами и механизмы репрезентации славянского языческого сообщества в СМИ и в интернете. О централизованной выработке единой идеологии речи не идет.

Оригинал СТАТЬИ (с) Дмитрий Гальцин

В чем причина, что сегодня становятся популярными, особенно в молодежной среде, всевозможные неоязыческие учения, растет интерес к оккультной языческой практике? Действительно ли язычество – «начальная» вера русского народа? На каких струнах человеческой души играют проповедники неоязычества? Как опровергнуть те обвинения, которые неоязычники предъявляют Православию: что христианство принципиально непатриотично, что это религия слабых людей, что оно агрессивно по отношению к культуре, что, противопоставляя себя язычеству, оно включает языческие по сути обряды и паразитирует на языческих праздниках? На эти и другие вопросы отвечает преподаватель сектоведения, миссиологии и истории религий Андрей Иванович Солодков.

Ритуалы русского неоязычества

– Сегодня, когда положение Русской Православной Церкви укрепилось и ее влияние на общество возросло, все громче раздаются голоса, призывающие вернуться к начальной религии Руси – язычеству, лишить Православную Церковь доминирования. И у многих подобные призывы вызывают отклик и сочувствие. Андрей Иванович, на ваш взгляд, почему так происходит?

– Если говорить об «изначальности» язычества, то это положение определенных теорий, рассматривающих происхождение религии, ее историю как некую эволюцию религиозного сознания от примитивного к более сложному. Мы, православные люди, такого взгляда не разделяем. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Человек был создан в состоянии естественном, пал в состояние ниже естественного, возведен Христом в состояние сверхъестественное». Поэтому всю историю человечества мы рассматриваем не как прогресс, какое-то самосовершенствование и какое-то устроение Царства Божия здесь, на земле – это является ересью, которую Церковь осудила на своих Соборах.

Мы рассматриваем историю как возвращение человека в утерянный им рай, к потерянному им состоянию подобия, Христом возведенное в сверхъестественность. Мы говорим о тоске человечества по совершенству, к которому Бог предназначил человека изначально. Человек был создан по образу и подобию Божию. Образ – это бессмертная душа, подаренная Богом человеку. Состояние подобия – стремление к Богу. После грехопадения человек утерял возможность быть подобным Богу, но по благодати – стремление остается. Поэтому все эти искания возвратиться к своим истокам – совершенно естественны. Просто ищут не там, и направлен вектор не в ту сторону.

В человеке осталась память о рае – отсюда все эти разговоры, что «раньше было лучше». И неоязычники играют на этом

Еще Тертуллиан сказал, что душа по природе своей христианка, и человек без веры жить не может. Но если человек теряет веру, он начинает ее подменять сурогатами, каковым является неоязычество. Сегодняшнее неоязычество осуществляет подмену, играя на этом христианском чувстве. Используя в том числе и заложенную в человеке память о том, что прежде было лучше. Все мы знаем, как бабушки и дедушки говорят, что раньше было лучше. А их бабушки и дедушки в свое время тоже говорили, что раньше было лучше. Так что это стремление возвратиться к истокам естественно для христианской души. И неоязычество использует его. Но, повторюсь, ведет не туда.

Играет неоязычество и на чувстве национального самосознания, любви к своей Родине, на чувстве патриотизма, обвиняя христиан в непатриотичности, в общем-то, ошибочно.

Если говорить о доминировании в обществе… Все мы помним слова Христа: «Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18: 8). Православный христианин не стремится к тому, чтобы одержать над кем-то победу и построить Царство Божие на земле. Православный христианин стремится, прежде всего, как сказано в Священном Писании и у отцов Церкви, к стяжанию Духа Святого. Устроение любого царства начинается, с точки зрения христианского православного мировоззрения, с устроения внутреннего состояния человека.

Неоязычники Киева

– Противостояние христианства и язычества насчитывает многовековую историю. Как только появляется учение Христа, начинается колоссальное сопротивление ему. Почему могущественная Римская империя, принимавшая в свой религиозный пантеон всех божеств покоренных народов, не смогла примириться с кротким христианством? С чем это было связано?

– Римская империя – это обожествление императора, это надежда исключительно на силу и могущество. И нельзя ставить вопрос так: почему Римская империя не приняла в свой пантеон Христа? Это христианство не приняло этих богов в свое самосознание, потому что, как сказано в Священном Писании, «один Господь, одна вера, одно крещение» (Еф. 4: 5). Бог – один, и христианское сознание, христианская вера не может принять, что наряду со Христом могут быть еще какие-то боги и спасители. Христианская любовь к Богу не разделима.

Россия развернулась в сторону Востока, и можно ожидать, что неоязычество получит мощную подпитку от индуизма

Если говорить о современном неоязычестве, то его истоки – именно в древнем язычестве, оттуда оно черпает и идеологию, и мифологию, и практики. Одна из древних языческих систем – индуизм. И сегодня, когда Россия развернулась от Запада в сторону Востока, можно ожидать, что неоязычество получит мощную подпитку от своего старшего брата, если можно так выразиться, – индуизма. Информационная обработка общественного сознания сегодня поставлена хорошо, о том, что надо быть терпимыми и толерантными трубят на каждом углу. И христианам надо быть готовым к такой ситуации. Например, индус-язычник скажет, что он готов принять «Христа» и поставить Его в свой пантеон богов рядом с Шивой, Вишну, но и вы тоже будьте толерантны: вот вам наши Вишну и Шива. Конечно, такая толерантность для православного сознания невозможна. Мы верим в Святую Троицу – Отца и Сына и Святаго Духа. И нет другого Бога, кроме Господа Спасителя Иисуса Христа, в Троице Единого и Безначального.

И Римская империя не могла смириться с тем, что должен быть только один Бог. Как же так, ведь к одним богам обращаешься за победой, к другим за богатством и благополучием, к иным – за помощью в других вопросах… Она не могла понять, что Бог Всесильный, Всемогущий и Всеведущий и Он – один. Поклонение богам означало склонить их на свою сторону, поклонению Христу – совсем наоборот: изменить себя с помощью Бога. Это была беда римского самосознания того времени. Они не могли понять, зачем служить Богу, если Он не потворствует им.

– На каждом историческом этапе жизни общества язычество обвиняло христианство в разрушении культурных ценностей, в отсутствии эстетического чувства. Более того, слово «христианин» становилось подчас синонимом слова «невежда». А римский император Юлиан Отступник вообще издал эдикт, в котором христиане исключались полностью из культурной жизни общества. Обоснованны ли эти обвинения?

– Юлиан Отступник. Известно, как и с какими словами он окончил свою жизнь: пойдя войной в очередной раз на Персию и увидев, что исход боя решается не в его пользу, он бросился на копье (по другим источникам – в него ударила молния; вообще обстоятельства его гибели более чем странны, и это тоже о многом говорит)… Так вот, перед смертью он воскликнул: «Ты победил меня, Галилеянин!» Юлиан Отступник на пороге смерти осознал, что сейчас он предстанет пред Богом, понял тщетность веры в языческих богов. И эти слова его: «Ты победил меня, Галилеянин!» – прозвучали неким покаянием. Было это покаяние или отчаянный крик и просто разочарование в своих богах, не могущих спасти человека от смерти – одному Богу известно.

А говорить о том, можно ли христианство исключить из культурной жизни, много и долго не нужно, достаточно только вспомнить, кого православная христианская культура воспитала.

Чайковский, Достоевский, Пушкин, Лермонтов, Лесков… Из ученых – Ломоносов, хирург Пирогов… Эти люди воспитывались в православной среде. С самого младенчества они знали, что такое Церковь, что такое Таинства Церкви. Все они были крещенными. Что могут противопоставить им язычники?

Андрей Иванович Солодков

Язычники все время твердят, что раньше, до христианства, было лучше: реки были полны рыбы, леса полны дичи… А потом пришли греки и всех нас окрестили насильно, всех нас затолкали в ярмо. Но, во-первых, давайте вспомним, кто тогда правил нашим государством. Правил великий князь Владимир «Красно Солнышко». Какова была его главная идея и цель? Объединить все племена. Постоянно, как мы знаем из истории, были брани и войны между племенами. Потому он и свез в Киев идолов для присоединения к своему пантеону языческих богов Перуна, Даждьбога, Сварога, Свароча и других, решив, что если все эти истуканы будут в столице, то это объединит весь народ языческий. Но объединения не вышло. А нужно было обязательно найти способ объединить русское государство, тогда очень разрозненное. Вот и встал вопрос о вере в единого Бога. Эту историю мы все хорошо знаем. Православие было выбрано именно как объединяющее начало народа. Когда некоторые неоязычники пишут, что там было насилие и массовые убийство – это ложь. Насилие, может, и было в некой степени со стороны слуг князя Владимира. Но кто были его слуги? Неофиты. Люди только что ставшие христианами, а скорее всего только готовящиеся ими стать. По сути, они были еще язычниками. И если мы посмотрим, как затем, после Крещения Руси, развивалась русская история, мы увидим, что держава русская была сильной, когда у людей было объединяющее их начало – вера во Христа.

Ответ язычникам дает сам князь Владимир: он понял, что воедино государство язычеством не соберешь

Такой ответ своей жизнью дает неоязычникам сам князь Владимир. А ведь он каким был язычником махровым, можно сказать, но понял, что воедино государство язычеством не соберешь, тщетны такие усилия. И потому он обратился ко Христу.

– Христиан часто обвиняют в отсутствии патриотизма, любви к родине… А вот язычество – это как раз патриотично.

– Православного человека почему-то представляют как такое беспомощное существо, которое только смиряется; думают, что христианин – это раб по своей сути. Это огромная ошибка. Люди просто не знают, что такое Православие. В Православии есть заповедь: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15: 13). Вспомним наших великих полководцев – православных людей! В их ли патриотизме сомневаться?! Святой Александр Невский, святой Дмитрий Донской, Александр Васильевич Суворов, святой Федор Ушаков… Ушаков не только не проиграл ни одного сражения, но в этих сражениях не потерял ни одного корабля. Это свидетельство того, что он не только отважно бился, но и своих людей берег.

Недавно на Архиерейском Соборе были прославлены такие святые, как Андрей (Ослябя) и Александр (Пересвет). Мы знаем, кто эти люди. А ведь они были даже не монахи, а схимники. Но когда государству стало тяжело, они в своих схимнических одеждах, взяв в руки оружие, пошли воевать. Представление о Православии, как о религии рабской – ложно.

Авилов. Поединок Пересвета с Челубеем на Куликовом поле. 1943 г.

Личность, семья, нация, государство и Церковь – эти пять начал очерчены рукой Бога

В Православном понимании есть целая концепция патриотизма. В ней есть пять начал: личность, семья, нация, государство и Церковь. Эти пять начал очерчены рукой Бога. Личность, человека сотворил Бог. Семья – это тоже не искусственное изобретение века сего. «И сказал Господь: не хорошо быть человеку одному. И сотворил ему помощника» – жену (Быт. 2: 18). Нации и разные народы возникли, когда Господь, увидев Вавилонскую башню, смешал языки – оттуда пошли разные наречия, и это было наказание, которое, как и всякое наказание Божие, стало для человека благословением. Потом, когда люди увидели, что нет государя, народ израильский просил Бога: «Дай нам государя». И Бог дал его. И когда приходит Христос, Он на земле устанавливает Церковь. Это тоже не устроение человеческое, поэтому Церковь и жива до сих пор. Так что это пять естественных начал: личность, семья, нация, государство, Церковь, которые православный христианин поставлен защищать, молясь о единстве и сохранении этих данных Богом ценностей, а если будет необходимо – и с оружием в руках.

Вот такой ответ этому миру на обвинения, что Православию чужды такие понятия, как долг перед своей Родиной, долг перед Отечеством. Не чужды! Апостол Павел в порыве своей ревности и любви к своему народу восклицает: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти…» (Рим. 9: 3). Не по вере, а по плоти. Кто такой апостол Павел? Иудей из иудеев, из колена Вениаминова. Ему не был чужд здоровый национальный патриотизм, чувство любви к своей нации. Что же здесь плохого? Человек, который любит свою нацию, будет уважительно относиться и к другим нациям. Если человек любит свою мать, он будет уважительно относиться и к чужой матери. А если он свою мать ненавидит, будет он уважать чужую? Нет, конечно.

– Андрей Иванович, на каком уровне продолжается сегодня борьба между христианством и язычеством? И как мимикрирует язычество?

– Языческие эпосы, которые нам представляют якобы как документы исторические, вроде Велесовой книги, – это всё мифы. Никаких книг нет, никто их никогда не видел. Каким было славянское язычество, очень сложно сказать. И никто этого не знает. Мимикрия язычества, попытка выдать собственные фантазии за историческую реальность, зачастую прибегая к синкретизму, некому собиранию мифических образов в разных языческих религиях, выдавая их за самобытность русского народа. В некоторой степени то, как неоязычники представляют себе жизнь наших предков, выдавая их порой за идиотов – это оскорбление нашего народа, хотя и не просвещенного еще тогда светом Христа, но все же нашего.

Свами Вивекананда А противостояние язычества христианству сегодня, конечно, есть. И оно ведется целенаправленно популяризаторами язычества. Одним из известных проповедников неоязычества был Свами Вивекананда. Он был индусом, учился в Англии в протестантском колледже. Именно он стал популяризатором индуизма, а по сути неоязычества, в Америке и Европе. Ведь индуизм – не миссионерская религия. Человек должен родиться в индуизме, потому что по закону кармы ты не можешь переходить из одной касты в другую. Поэтому Вевиканада был неоязычником, познакомив Америку, жаждущую экзотики после рационального протестантизма, с неоинуизмом и своей интерпретацией адванта-веданты, одной из философской школ индуизма. Сегодняшние неоязычники действуют по той же схеме. Берут какое-либо оккультное еретическое учение и трансформируют его, выдавая за исконно русское. Тогда Вивекананду поддержали масоны, он состоял в масонской ложе. Нынешние неоязычники, те, которые более популярны, можно не сомневаться, находятся в поле зрения западных спецслужб, враждебно относящихся к России. Они хорошо знают историю нашего народа. Знают, что сделать для его разобщения. Разобщить с одной целью, дабы разделять и властвовать.

– Вы работаете в центре, который оказывает помощь людям, попавшим в неоязыческие сети. По вашему опыту, что это за люди?

– Да, это Центр преподобного Иосифа Волоцкого при храме Преображения Господня в Старом Беляеве. Туда за помощью обращаются не только неоязычники, но и те, кто попал в секты неопротестантского толка. Но с ними, протестантами и их последователями, разговаривать проще, всё-таки они идентифицируют себя как христиане, читают Библию. У них есть основа, они доверяют Священному Писанию, хотя искажают его своим толкованием. С неоязычниками все сложней, в том смысле, что смысл разговора порой отсутствует. Говорить не о чем. Нет основания веры, одни лозунги и догадки, ссылки на несуществующие исторические факты. И здесь в большей степени многое зависит от родителей детей, попавших в секту.

– Что именно?

– Расскажу одну историю. Обратилась к нам мама, сын которой попал к неоязычникам – к кришнаитам. Приходит она к нам в отчаянии: «Что делать?» Священник спрашивает ее: «А вы сами христианка? В храм ходите?» – «Ну, на Пасху, на Рождество…» И батюшка дал этой маме такой совет: «Начните сами воцерковляться, станьте нормальной православной христианкой». Она стала ходить в храм, причащаться, молиться. Через год приходит в центр реабилитации со словами благодарности. И сына приводит, который рассказывает: «Я был кришнаитом, ходил на неоязыческие шабаши, с барабанами. Мама на меня всё время кричала: «Ходи в православный храм! Не ходи на эти бесовства!..” Сама в храм не ходит, а меня туда отправляет… Я старался с ней не встречаться. Знал, когда ее смена на работе, прибегу домой, когда ее нет, быстренько поем, переоденусь и опять убегаю в свой храм. Так продолжалось долгое время. В доме не убрано, обеда нет, в холодильнике почти пусто. А тут как-то забежал, смотрю: чистота какая! Поел, убежал. Прибегаю через какое-то время – опять чисто. Икона, лампадка горит. Интересно… Потом смотрю: книги какие-то религиозные. Ладаном пахнет. Раз пришел – на столе кастрюлька и записка: «Сыночек, тут кашка молочная. Я знаю, ты не кушаешь мясное”. Думаю: что такое с мамой произошло? Однажды пришел – открыто Священное Писание, и там слова: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас”». И как тот парень сам свидетельствовал, его будто молнией резануло вот эта фраза: «Придите все». Он решил не убегать в тот раз, дождаться маму. Подумал: раз «все», то, может быть, и он? Говорит: «Не знаю, что со мной произошло, объяснить пока не могу. Но я верю, что и меня Христос тоже призвал к Себе».

Нужно объяснять, рассказывать людям, что такое неоязычество, кто такие неоязычники. Нужно рассказывать, что такое книга Истархова «Удар русских богов» – а это проповедь антисемитизма и фашизма, в ней цитируется Гитлер. Нужно рассказывать, кто такой Левашов. Кстати, Степан Комаров, устроивший стрельбу в храме в Южно-Сахалинске, убивший монахиню Людмилу…. читал книги этих авторов – смесь неоязычества с оккультизмом, в которых говорится, что православные люди – амебы, их надо уничтожать, они бесполезны для общества, что Православие – это религия слабых. И ведь не знают, что есть такие слова святителя Филарета (Дроздова): «Бесполезный для царства земного, бесполезен и для Царства Небесного». Странно, что люди, тянущиеся к патриотизму, желающие воспитать в себе чувство любви к своей родине, почему-то не видят и не хотят видеть русских святых, русской культуры, русской самобытности.

– Язычники упрекают христианство еще и в том, что многие традиции и обычаи оно переняло у язычества. Верно ли это утверждение?

Православие не уничтожало культуру народов, но привносило в нее новый смысл

– Нет, это не совсем так. Церковь никогда в своем миссионерском служении не использовало языческих атрибутов. Православие всегда старалось не уничтожать ту культуру, которая есть, а привносить в нее новый смысл. В отличие от протестантской миссии, от анабаптистов, например. Впрочем, само протестантство уже при своем появлении спровоцировало войны: вместо реформации получилась революция – так называемая крестьянская война в Европе, бушевавшая там 30 лет, пик которой пришелся на 1524–1526 годы. Вроде бы намерения Лютера были хорошие: «Библия и только Библия», перевести Священное Писание на родной язык… Но всё это обернулось поножовщиной в центре Европы. А когда протестанты отправились в Америку, то они просто уничтожали коренное население этого континента – язычников индейцев. Говорили, что эти земли надо очистить от тех, кто не достоин того, чтобы жить на них. Они в завоевании Америки видели Ханаан, некую землю обетованную, а себя – народом израильским, освободителем от язычников земли, которую как они считали дает им Бог. Так понимали они Ветхий Завет, и почему-то именно Ветхий Завет взяли для себя как руководство к действию. Такая вот была миссия.

И совсем иначе действовали русские православные миссионеры. Они не подавляли местную культуру, а в праздники, которые были у этих народов, они вкладывали новый смысл, преобразовывая их. Например, святитель Иннокентий – просветитель алеутов и народов Аляски, тех же индейцев. Это была миссия просвящения именно языческих народов. Была епархия со своим епископом, больницами, библиотеками, школами, храмами и часовнями. Почитайте интереснейшею работу Преосвященного Климента, митрополита Калужского и Боровского, «Русская Православная Церковь на Аляске до 1917года». Это фундаментальный труд примерно в 600 страниц, рассказывающий о самопожертвовании православных миссионеров ради спасения языческих народов.

Святитель Иннокентий среди алеутов

Чтобы подвести некий итог в ответе на вопрос о заимствования христианами язычества в той или иной степени, надо обратиться к истории возникновения язычества. Расставить, скажем, акценты, что первичней – язычество или христианство. Есть множество разных теорий происхождения религий. Заметьте – теорий. Но теория – не факт. Как некогда писал известный французский энциклопедист и ученый: «Помни неизменно. Природа не Бог, человек не машина а теория не факт». Итак, теория натуралистическая – мол, люди боялись грома и молнии, поэтому и стали поклоняться этим явлениям природы. А так как боялись везде, потому везде и поклонялись этим стихиям. Другая теория – анимизма. Рассуждают ее сторонники так – не могли первобытные примитивные люди объяснить такие явления как сон, вот и придумали, что есть некая тайная душа и т.д. Но это только выдумки и теории, все было совсем не так. Обратимся к Священному Писанию. Я упоминал выше вавилонское рассеяние (см.: Быт. 11). Люди начали распространяться по всему лицу земли, когда Господь смешал их языки. Они знали о всемирном потопе, они знали, что должен прийти Мессия, они знали, что было какое-то отступление от Бога. Но, распространяясь по лицу земли, они исказили эти знания и веру порой до неузнаваемости. В египетской мифологии, в греческой мифологии есть эти мотивы, но это не результат какого-то эволюционного прогресса человечества к светлому будущему, а это – результат того, что люди, распространившись по лицу земли, сохранили те отблески истины, которая и исказилась до уровня язычества и поклонения языческим богам. Поэтому православные миссионеры, греческие миссионеры, приехавшие на Русь, когда князь Владимир крестился, видели эти отблески, и они их не подавляли, а лишь поправляли и исправляли. Говорили, что дело-то хорошее – праздник Ивана Купалы, но смысл его не в том, чтобы прыгать через огонь в озеро и творить оргии, а иной: это крещение, преображение человеческой души. «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною сильнее меня; я не достоин понести обувь Его; Он будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Мф. 3: 11). Или, например, масленица. Она вообще взята в церковный календарь, но смысл ее не просто языческий – объестся блинов, ­– а совсем другой. Церковь готовит православный народ к Великому Посту и эта неделя, в общем-то, скорби, воспоминание о потерянном рае, изгнании их рая. И в другие языческие праздники влагался новый, христианский смысл, утерянный после вавилонского отступления и рассеяния народов.

– Когда мы читаем мученические акты ранних христиан, вызывает особое удивление, с каким мужеством, стойкостью люди принимали смерть и не шли на компромисс с язычеством, вплоть до – не вкусить идоложертвенного. Почему же современный мир идет за язычниками, активно пропагандирует язычество?

– У апостола Павла есть такие слова: «Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12: 2). Так что то, о чем вы сказали, – это результат сообразования с веком сим.

Иногда какое-то язычество проникает и в жизнь православных христиан. Я думаю, это связано с некой нестойкостью, или, скорее, с расслабленностью в вере. Как ее укрепить, что для это необходимо? Сказано: «вера от слышания, а слышание от слова Божия» (Рим. 10: 17). Я, как преподаватель, как миссионер, знакомый с ситуацией не только в Москве, но и в регионах, хочу сказать: к сожалению, очень мало времени православные уделяют изучению Священного Писания и творений отцов Церкви. Есть некоторые епархии, где такое изучение проводиться на достаточно высоком уровне. Но, чаще всего, это какая-то личная инициатива миссионеров мирян, священников. Поэтому язычество и проникает в этот мир, заражает так называемых православных людей. Нельзя их назвать светскими, потому что многие из них крещенные, но они околоцерковные люди. Приходят по какому-то случаю в храм изредка. Невежество – причина всякого отступления.

Чтобы элементы язычества не проникали в церковную среду, нужны нормальная приходская жизнь, постоянное изучение Священного Писания

Так что лучшее противодействие этому языческому влиянию – здоровая жизнь прихода. Чтобы не дать элементам язычества проникнуть в церковную среду или в светское общество – необходима нормальная приходская жизнь. Литургия, молитва, постоянное изучение Священного Писания и отцов Церкви. Это основание, это фундамент.

В нашем миссионерском центре преподобного Иосифа Волоцкого, о котором я говорил выше, не только работает приемная центра реабилитации пострадавших от сектантского заблуждения, но проводятся занятия для взрослых на миссионерских курсах – по вторникам и четвергам с 19 до 21 часа, также в воскресенье. Это целый курс. Мы изучаем Священное Писание Ветхого и Нового Завета, патрологию, догматическое богословие – ему мы уделяем четверг, все два часа занятий. Мы должны знать свою веру. Вера – это не абстрактное мистическое чувство, она имеет свое содержание, правильно направляющего человека в этой жизни к жизни будущего века, к Царству Божию. Человек не может жить без веры. Вера – это то, что дано человеку при его сотворении, выражается в Библии словом «подобие». Но если происходит подмена Бога богами, то утрачивается целостность личности и происходит некая рассеянность человеческой души. Итак, лучший способ христианского противостояния язычеству – здоровая жизнь прихода: молитва, изучение Священного Писания и отцов Церкви.

– А почему неоязычество пользуется такой большой популярностью у молодых людей? Что их привлекает больше всего?

– Думаю, молодых людей привлекает некий экстравагантный романтизм, который есть в неоязычестве. Играет свою роль и свойственное молодым людям антагонистическое поведение – не принимать что-то официальное, выступать против признанных обществом авторитетов. Церковь имеет в некоей степени официальный статус в обществе и авторитет. А язычество – это нечто такое маргинальное и подпольное, и у молодого человека это всегда вызывает интерес. На определенном этапе жизни – в подростковом возрасте, в период мальчишества.

Есть, на мой взгляд, одна ошибка, которую допускают миссионеры в общении с молодежью. Это некоторое заигрывание в риторике и поведении. Молодые люди, как впрочем и каждый человек, в этом случае начинают относится с некой опаской к обращающемуся к ним миссионеру. Мы в наш век привыкли: раз льстят, значит что-то хотят у нас отнять. Считаю из опыта работы с молодежью, что в общении с ней должна быть конкретика. Она выражается, в первую очередь, в отсутствии всяких сюсюканий, в четком изложении своей веры и образа жизни.

Нам, миссионерам, вообще христианам – не надо теряться, не надо опускать руки, надо рассказывать о своей вере, надо проповедовать, надо объяснять, что такое неоязычество, – в интернете, на форумах, где только можно. Используя все современные СМИ, потому что сегодняшняя молодежь – это дети смартфонов и айфонов. И не только СМИ. Надо идти к молодежи. Общаться с ними, трудиться на этом поле, где часто неоязычество и сектантство просто захлестывают. Искать новые формы, не меняя основ веры, чтобы достучаться до сердец молодых людей.

Современный процесс формирования новых религиозных движений дал заметный феномен, явившийся славянским неоязычеством, который продолжает свое непрерывное развитие.

Данная статья посвящена рассмотрению достаточно новой проблемы в области религиоведения, истории, социальной философии – начавшемуся неожиданному росту все возрастающего интереса отечественных исследователей к вопросам неоязычества в России во второй половине 90-х годов.

Неоязычество – одно из современных направлений духовно-религиозных исканий претендующих на возрождение дохристианских форм мировоззрения как основы гармоничного взаимодействия с природой и обществом.

К теме неоязычества обратилось уже немало отечественных специалистов: немалый вклад в изучение неоязычества сделал И.Куликов (Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного характера: Справочник. – Издание третье, дополненное и переработанное. – Том 3. Неоязычество. Часть 1. Автор-составитель И.Куликов. – Москва, 2000. – 394 с.), описав все известные ему организации, автор О.В.Асеев «Славянское неоязычество в современной России» // «Государство, религия, церковь», №99, выявил основные черты современного неоязычества. В.Кобец «Неоязычество: понятие и сущность» // «Государство, религия, церковь», №2’2002, смог дать определение данному явлению, Прибыловский В. Прибыловский В. «Новые язычники – люди и группы» // «Русская мысль», 30 апреля – 6 мая 1998г. – №4220.

Действительно, проблема изучения неоязычества последнее десятилетие становится как нельзя актуальной. Идет бурное развитие неоязыческих общин по территории России (Первая организация была зарегистрирована 3 июля 1991 года «Нижегородская языческая община»). В современных реалиях неоязыческая организация имеет выбор: регистрироваться или нет, т.е. заявить о своем существовании государству через регистрацию в Минюсте, либо вести полуподпольную деятельность. На данный момент Сведения (на 1 мая 2004 года) в Минюсте России зарегистрировано 63 организации под графой «Языческие верования». Это только те, кто изъявили желание, но организаций намного больше: еще в 2000 году их уже было выделено 120 (см. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного характера: Справочник. – Издание третье, дополненное и переработанное. – Том 3. Неоязычество. Часть 1/ Автор-составитель И.Куликов. – Москва, 2000. – 394 с.)

Современное неоязычество органично вписывается в искания современной России. Начались пропагандироваться идеи национализма и возрождения русского этноса («Атака», «Наследие предков», «Мифы и магия индоевропейцев», «Волхв»). Выделились новые идеологи русского «самосознания»: (А. Белов славяно-горицкая борьба), В. Бугров («Бузулук»), А. Платов («Северный ветер»); И. Черкасов, А. Жилко, А. Ноговицын – объединение общин «Велесов круг»; В. Шошников (Московская Славянская Языческая община), В. Казаков (ССО) и др. Также вышли в свет произведения у славянских неоязычников: Г.Гриневича, А.И.Асова, А.К.Белова, А.А.Егорова, А.Г.Дугина и некоторых других.

Один из ведущих специалистов в данной сфере О.В.Асеев выделил у вышеперечисленных авторов, изучив написанные ими произведения, несколько основных положений:

1. Необходимость построения новой России в виде мононационального государства. Закрепление принципа «бессубъектное» и в Конституции и законодательстве.

2. Подбор государственных служащих снизу доверху по национальному признаку, формирование правящей элиты только из лиц русской национальности.

3. Необходимость создать все условия для культурно-национальной автономии малых народов; отказаться от принципа вовлечения нерусских наций и народов в русскую цивилизацию;

ввести лицензии на право пользования русским языком для нерусских, проживающих в России, кроме славян.

4. Предоставление полной государственной самостоятельности народам, населяющим Северный Кавказ, и установление жесткой непроницаемой границы на территориях, прилегающих к этому району.

5. Присоединение к России части территорий Казахстана, Киргизии, а также тех территорий бывших республик СССР, где преобладает русское население.

Славянское неоязычество не является единой организацией (как, например РПЦ), поэтому каждая община имеет собственное понимание о восстановлении Традиции. Как правило, многие общины имеют свои культовые центры – капища, расположенные в лесопарках или в лесах. Их неотъемлемым атрибутом является вырубленная из дерева фигура Бога, почитаемого общиной, перед идолом обычно располагается ритуальный камень для треб. Посреди поляны обустраивается кострище. Как правило, эта концепция разработана общинами каждая для себя, выделяя те или иные моменты. Дня т.п. воинских культов, поклоняющихся Перуну, характерен определенный минимализм в исполнении треб. Он сводится, как правило, к выкрикиванию имени Перуна и ритуальным поединкам. Наиболее разработан порядок треб у общин, в которых преобладают интеллектуалы, но и в них порядок треб, равно как и осознание происходящего, пока достаточно слабо разработано. Составляющие культа определяет община, какой-либо стандарт отсутствует. Как правило, общины, состоящие преимущественно из женщин в качестве объекта поклонения выбирают Макошь, реже Сварога. Общее во всех обрядах – это момент жертвоприношения Богам. Как правило, это пиво, хлеб, мед, вино. Требы совершаются на капищах, которые стараются располагать в относительно глухих’ местах. Необходимым элементом капища является идол Бога, место для жертвоприношения и костер. Общинники собираются вокруг костра, а не вокруг идола. При этом часть жертвенной пищи кладется у идола, а часть бросается в костер. Для жертвы берется лишь малая часть приготовленных запасов – остальное потом выпивается и съедается на общей трапезе. Важным, хоть и не всегда обязательным, элементом обрядов являются ритуальные игры и поединки. Для присутствующих на обрядах желательно носить традиционную славянскую одежду – вышитые рубахи у мужчин, сарафаны у женщин.

Участвующие в обряде встают вокруг костра – в т.н. «коло». При совершении «требы», т.е. обряда, они ходят вокруг костра, – «посолонь», т.е. по направлению движения солнца, если треба совершается Богам Прави, и «противосолонь», т.е. наоборот, коли треба совершается Богам Нави – Марена, Велес. При этом почитание богов Нави, упрощенно понимаемого как царства мертвых, является необходимой частью богослужебного круга. Ведущий обряда произносит подобающие славословия, а другие участники обряда произносят возгласы. Вкруговую обычно пускается чаша или рог с жертвенным напитком. После требы происходит трапеза.

Также придается значение, в деятельности неоязычников, специфической символике. Так, Г.П.Якутовский пытается реконструировать языческую символику славян-кривичей и применяет ее на практике в руководстве художественными ремеслами и промыслами на базе «Студии магического искусства».

Еще одним важным элементом неоязыческой обрядности является смена имен, т.е. отказ от христианского имени (как правило, греческого, римского или иудейского происхождения) и принятие имении со славянскими корнями. В.Казаков в своей брошюре «Именослов» выступает против использования россиянами имен греческого, еврейского и римского происхождения и призывает давать детям имена только исконно славянские. Например – Доброслав, Велимир, Велислав, Добромир и т.д. Последователи скандинавской традиции принимают, соответственно, скандинавские имена. Обращение друг к другу по этим именам принято и при обрядах, и в быту. Однако, их употребление далеко не всегда является бытовым, все зависит от типа общины – чем меньшее значение придается мистическим поискам, тем чаще обращение по «общегражданским именам».

Современная жреческая иерархия на данный момент только формируется и не является детально разработанной, ввиду, отчасти, того, что современные волхвы несколько «неопытны» и не так давно начали свое служение, сами язычники формулируют ситуацию словами – «каждый сам себе волхв». Под «волхвом» в каждой общине понимаются разные вещи. Существует некое общее понятие о том, что волхв – это высшая ступень жреческого посвящения, но многие называют волхвом человека, проводящего обряды общины, т.е. фактического жреца. Сохранилась примерная структура жреческого посвящения, но ее практически никто не придерживается. Существует разделение на волховскую и ведовскую традиции (последние уподобляются западноевропейским магам). Волхвы общаются с Богами, их задачи несколько выше, чем задачи ведуна (колдуна) – повелевать одними сущностями, заручившись поддержкой других, высших. Результат деятельности волхва не всегда определен, так это зависит от воли Бога, а результат деятельности ведуна определен его силой и силой его покровителя.

По мнению Бегтина К.В. большинство неоязычников – люди с высшим гуманитарным образованием. Значительная часть – художники и этнографы, занимающиеся народными промыслами. В дальнейшем их состав значительно расширился – например, один из главных идео-

логов, А. Платов – физик-теоретик. Большинство язычников – мужчины, женщин около 30-ти %, в основном подруги самих язычников, но есть и пришедшие к язычеству своим путем. Основная причина такого социо-демографического состава кроется, по-видимому, в том, что изначально идея о восстановлении язычества как исконной веры близка, прежде всего, гуманитариям. Но, по мере разработки и распространения идеологии, язычеством интересуются все более широкие круги населения. В последнее время в язычестве нет какой-либо четкой социально-демографической картины.

Несмотря на различия в вероучении и личные противоречия лидеров, постоянные взаимные претензии и стремление практически всех заметных фигур на лидерство движения в целом, современное неоязыческое движение представляет собой достаточно цельное явление, в котором происходит постоянный обмен идеями (Съезд Союза Славянских Общин, г. Калуга, 23 – 25 апреля 2004 г.), взаимные консультации лидеров, совместные праздниками с участниками из разных городов.

Проблема неоязычества не является статичной, замершей на месте – это постоянно развивающееся явление. При изучении неоязычества эксперты М. Кузнецов, В. Ярхо попытались выявить основные задачи у данного явления:

• Борьба против Православия, травля священства и верующих Русской Православной Церкви, а также акции, направленные против ислама, глумление над святынями этих традиционных религий России;

• Отвлечение внимания россиян от истинных врагов России;

• Заморачивание умов патриотически настроенных граждан, отвлечение их от активной и, самое главное, эффективной деятельности в защиту России на направления, фальшивые и бесплодные изначально;

• Профанация и компрометация патриотических идей, в том числе, их «забалтывание» и опорочивание путем разбавления бредовыми измышлениями, абсурдными и нелепыми идеями, безумными и экстремистскими по форме (хотя и заведомо пустыми по содержанию) лозунгами, декларациями и призывами;

• Развал и недопущение создание в России единого патриотического движения (здесь речь идет не о коммунистах, а обо всех здравомыслящих людях, кому дорога Россия), растаскивание активистов по разным движениям, группам, центрам, партиям и т.п., демпфирование их усилий;

• Высвечивание антисемитов;

• Создание своего рода «пятой колонны»;

• Создание в России политического жупела, олицетворяющего для мнимых правозащитников, иностранных и российских СМИ якобы существующий в России «фашизм» (то, что в Латвии совершенно открыто проводятся и поддерживаются руководством страны марши и шабаши бывших военнослужащих СС нацисткой Германии – вот где истинный фашизм! – правозащитников и международные организации нисколько не интересует); этот якобы фашистский жупел в лице неоязычников всегда можно использовать в качестве козырной карты при давлении на руководство России в той или иной ситуации.

Помимо выделенных экспертами М. Кузнецовым и В. Ярхо у славянских неоязычников есть еще одна немаловажная задача: получить свое присутствие в 47 субъектах РФ – это даст ему право называться конфессией и церковью.

На сегодняшний день славянское нсоязычество не испытает никакого давления (не считая террористическую деятельность организации «Легион Вервольф», которая была прекращена 13 мая 1996 года осуждением Пирожок Игоря Николаевича, лидера этой организации), а наоборот постоянно поддерживается СМИ, кинематографом и Интернетом – они живо участвуют в создании положительного и светлого образа неоязычества. В Интернете свободно существуют форумы, в которых разжигается религиозные распри и оскорбления мировых религий. Многие неоязыческие сайты используют бесплатный (!) хостинг (Хостинг – сдача в аренду пользователю части своего серверного пространства; поддержание работоспособности пользовательского сайта на своих веб-серверах – прим. Авт.) Интернет уравнял неуравновешенного неоязычника, к примеру, со всей РПЦ.

В кинематографе прослеживаются процессы неоязыческого «воодушевления». Самым ярким примером является появление художественной картины «Ночной дозор».

Отдельные СМИ ярко выражает свою симпатию к неоязычеству через периодическую печатную продукцию (газеты, журналы) – периодику такого толка в основном поддерживают и создают сами неоязычники.

Можно предположить, что если в России неоязычество объединится в единое целое, то из этого выйдет «единый кулак», с которым будет намного тяжелей бороться правоохранительным органам.

Сейчас весь мир борется с проблемой религиозного экстремизма, но с большой долей вероятности можно утверждать, что неоязычество и есть та сила, которая может разломить государство изнутри.

Подобные предположения могут рождаться только потому, что многие неоязыческие организации ведут деятельность, которая должна была бы заинтересовать правоохранительные органы и прокуратуру РФ, но она (деятельность неоязыческих организаций) не вызывает у оных никакой реакции при всеобщей нарастающей активности славянских неоязыческих общин на территории РФ.

Мы хотим помочь тем людям, которые хотят понять что такое настоящая славянская община, живущая на земле.

Коротко о нас. Мы уже переехали на свою землю. У нас лесов 15 Га — выкупили. У нас несколько полей для сельско-хозяйственной деятельности — 150 Га, различная сельхоз техника. Мы взяли в аренду 30 км. речки Вондух.

И мы хотим вытащить вас из ада городов хотя бы на время.

Чтобы люди приехали, посмотрели на славянский общинный уклад жизни, полное отсутствие индивидуализма, где человек ни в чём не нуждается. Он трудится на радость себе и природе во славу славяно-арийских богов.

Мы приглашаем всех славян приехать к нам в гости и потрудиться совместно со всеми членами общины на благо создания нового общества, где будет отсутствовать частная собственность.

И кому понравится и кто зарекомендует себя с положительной стороны, того мы с радостью примем в наши ряды.

Звоните 8-920-968-03-48.
Сайт общины — belovodye.ucoz.ru

Не выходите с нами на связь, если не собираетесь присоединяться к нашей общине.

Среди нас есть родовой знахарь, который будет обучать всех членов общины. Место уже найдено, план действий проработан. Все необходимые знания есть: строительство, земледелие, скотоводство по специальным древним технологиям.
Собираем людей, чтобы переехать из мегаполисов и жить в общине на земле, земли уже выкуплены.

Места в глуши, красивые. Тупиковая дорога, ближайшая деревня в 6 км; так как там никто не живёт уже лет 20 — земля отдохнувшая, очистившаяся, грибов море, река рядом.

Близ нашей общины протекает древняя речка Вондух. Поэтому в наших краях неправедные просто исчезают — дух уходит вон из тела.

Экотуризм

Наша община разработала проект по экотуризму.

У нас красивые живописные места, чистая речка, сосновые боры, лиственные леса, где можно спокойно гулять, где можно встретить редких зверей и птиц. У нас живут журавли-стерхи. Прямо над нашим поселением с утра постоянно летают коршуны, оберегая нас от воздействия злых духов и помыслов нехороших людей.

Мы сами регулярно делаем большие вылазки в лес и хотим, чтобы люди познакомились с экологически чистой природой.

Приезжайте — не пожалеете.

Проживание в палаточном лагере. Брать с собой палатку и все необходимые походные вещи.

Проживание: 1 неделя — 10 000 р., месяц — 40 000 р.

Экологически чистую еду община щедро предоставляет. Кормим на убой.

Благодар 8-920-968-03-48

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *