Сознание в мозге

Ученые из Института Аллена по изучению мозга (США) обнаружили у мышей три необычно длинных нейрона, охватывающих практически все участки мозга, отвечающие за восприятие внешних сигналов и поведение. По мнению нейробиологов, эти связи могут стать ключом к разгадке тайны формирования сознания.

Как сообщает журнал Nature, руководитель института Кристоф Кох еще несколько лет назад предположил, что сознание «живет» в области мозга под названием клауструм (Claustrum, ограда). Это тонкая (толщиной около 2 миллиметров) пластинка, состоящая из серого вещества и расположенная под корой больших полушарий в глубине белого вещества. Она есть как у человека, так и у многих других млекопитающих, при этом ее функции до сих пор не ясны.

Пытаясь разобраться в этом вопросе, Кох и его коллеги подкармливали мышей препаратом, активировавшим специфические гены в нейронах клауструма. В результате в некоторых из них выработался зеленый флуоресцентный белок, распространившийся по всей длине нейронов. Затем ученые сделали 10 тысяч снимков мозга мыши в поперечном сечении, а потом с помощью компьютера создали 3D-реконструкцию пути этих светящихся клеток.

В итоге выяснилось, что три нейрона охватывают сразу оба полушария мозга, а один из них буквально опоясывает орган наподобие венца. При этом нейроны подключены к большей части внешних частей мозга, которые принимают сенсорную информацию и регулируют поведение. По мнению Коха, это подтверждает, что клауструм регулирует входящую информацию и ответную реакцию на нее и формирует сознание.

Оригинал взят у cycyron в «Сознание существует независимо от мозга и извне него» https://cycyron.livejournal.com/7168555.html
Оригинал взят у wowavostok в Крамольные заявления о сознании https://wowavostok.livejournal.com/9362352.html
Татьяна Черниговская советский и российский учёный в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания, доктор биологических наук, профессор. Заслуженный деятель науки РФ:
«Наука о мозге и сознании сегодня похожа на морское побережье эпохи Великих географических открытий. Психологи, биологи, математики, лингвисты – все стоят на берегу в состоянии «вот-вот». Все вглядываются в горизонт, и всем уже понятно, что там, за горизонтом, что-то есть. Корабли снаряжены, некоторые даже отплыли, ожидания накалены, но ещё никто не вернулся с добычей, не перекроил карту представлений человека о самом себе и даже до крика «Земля!» ещё далеко…»
Дональд Хоффман — профессор когнитивных наук, философии, информационных и компьютерных наук университета Калифорнии, Ирвин:
«Мы склонны думать, что восприятие — это как окно в такую реальность, какая она и есть. Теория эволюции рассказывает нам о том, что мы неверно толкуем наше восприятие. Вместо этого реальность больше похожа на 3D рабочий стол, созданный для того, чтобы спрятать всю сложность реального мира и он помогает нам приспосабливаться. Пространство, каким вы его воспринимаете, это ваш рабочий стол. Физические объекты — это просто иконки на рабочем столе.
Какое это имеет значение для разрешения загадки сознания? Оно открывает новые возможности. Например, возможно, реальность — это некая огромная машина, вызывающая наш сознательный опыт. У меня есть сомнения на этот счёт, это ещё нужно исследовать. Возможно, реальность — это некая огромная интерактивная сеть посредников сознания, простых и сложных, которые вызывают друг у друга сознательный опыт. На самом деле, это не такая безумная идея, как кажется на первый взгляд, и сейчас я занимаюсь её изучением».
Роль мозга как источника сознания и мышления ставит под вопрос нейрофизиолог, академик РАН Наталья Бехтерева:
В своей книге «Магия мозга и лабиринты жизни» она пишет: «Углубление в исследования мозга, в том числе на основе принципиально новых, сейчас еще не созданных технологий, может дать ответ на вопрос, существует ли мозговой код мышления. Если ответ (окончательный!) будет отрицательным и то, что мы наблюдаем, не является кодом собственно мышления, тогда перестройки импульсной активности, соотносимые с активированными при мыслительной деятельности зонами мозга, – своего рода «код вхождения звена в систему». При отрицательном ответе надо будет пересматривать и наиболее общие и наиболее важные позиции в проблеме «Мозг и психика». Если ничто в мозге не связано именно с тончайшей структурой нашего мышления, тогда какова в этом процессе роль мозга? Только ли это роль «территории» для каких-то других, не подчиняющихся мозговым закономерностям, процессов? И в чем их связь с мозгом, какова их зависимость от мозгового субстрата и его состояния?».
В то же время научно доказано, что сознание всегда связано с протекающими в мозгу процессами и не существует помимо них.
Головной мозг — это жизненно важный орган. Даже его ничтожные повреждения могут нанести человеку серьёзный вред, вызвать потерю сознания, амнезию, расстройство психики. В то же время в медицинской практике засвидетельствованы случаи тяжелейших повреждений мозга, в том числе врожденных пороков вплоть до отсутствия мозга, при которых однако, человек продолжал жить и нормально функционировать.
В медицинской практике засвидетельствовано достаточно случаев о людях, живущих без мозга, которые заставили пересмотреть принятые догмы в нейрофизиологии.
Случаи из практики
Существует свидетельство 16-го века о мальчике без мозга. Мальчик, скончался спустя 3 года после тяжелой травмы черепа. При вскрытии у него не нашли мозга.
В ХIХ веке профессором Хуфландом (Германия) был подробно описан и задокументирован удивительный случай. Ему довелось производить вскрытие черепной коробки очень пожилого человека, который умер в результате паралича. До самых последних минут больной сохранял свои умственные и физические способности. Результат привел профессора в крайнее замешательство: вместо мозга в черепе умершего оказалось 28 граммов воды.
В 1940 году доктор Аугусто Итуррича в своём докладе на заседании Боливийского Антропологического общества рассказал о 14-летнем мальчике, который лежал в его клинике с диагнозом «опухоль в мозгу». Пациент сохранял сознание и находился в здравом уме до самой смерти, только жаловался на сильную головную боль. Во время вскрытия врачи пришли в крайнее изумление. Вся мозговая масса была отделена от внутренней полости черепной коробки и выглядела давно сгнившей. Кровь к ней не имела доступа. Иными словами, у мальчика просто не было мозга. Для медиков осталось загадкой нормальное функционирование сознание мальчика.
1980 год. В американском журнале «Наука» была представлена статья в которой описывался интересный случай не менее предыдущего, Молодой студент обратился в больницу с легким недомоганием. Врач обследовавший студента обратил внимание на превышающий нормы, объём головы. В результате сканирования у студента, как и у клерка, обнаружили гидроцефалию, но уровень его интеллекта во много раз превышал норму.
В 2002 году девочка из Голландии пережила тяжелую операцию. Ей удалили левое полушарие мозга, в котором, как до сих пор считается, находятся речевые центры. Сегодня же ребенок поражает врачей тем, что прекрасно освоил два языка и изучает третий. Доктор Йоханнес Боргстайн, наблюдающий маленькую голландку, говорит, что он уже посоветовал своим студентам забыть все нейрофизиологические теории, которые они изучают и еще будут изучать.
В 2007 году в Британии один из медицинских журналов написал статью под названием «Мозг клерка». В ней рассказывалась абсолютно фантастическая история клерка-француза, обратившегося за медицинской помощью. У 44-летнего жителя Марселя болела нога. В результате долгих обследований с целью найти причину недуга, врачами была назначена томография (сканирование головного мозга), в результате которой врачи обнаружили, что клерк не имеет мозга, вместо мозговых клеток, основной объем в его голове занимает спинномозговая жидкость. Гидроцефалия или (водянка головного мозга) известное явление в медицине, но то, что клерк с таким заболеванием вполне нормально функционировал и его IQ ничем не отличалось от IQ нормального человека, поразило медиков.
Еще один случай, американец по имени Карлос Родригес после несчастного случая живет практически без мозга. У него удалено больше 60% головного мозга, однако это не отразилось на его памяти и когнитивных способностях.
Приведенные факты, заставляют ученых признать факт существования сознания независимо от мозга.
Исследования, проведенные голландскими физиологами под руководством Пима ван Ломмеля.
То что сознание существует независимо от мозга, подтверждают результаты широкомасштабного эксперимента опубликованые в авторитетнейшем биологическом английском журнале «The Lancet». «Сознание существует даже после того, как мозг перестал функционировать. Иными словами, Сознание «живет» само по себе, абсолютно самостоятельно. Что же касается головного мозга, то это вовсе не мыслящая материя, а орган, как и любой другой, выполняющий строго определенные функции.
Питер Фенвик из Лондонского института психиатрии и Сэм Парния из Центральной клиники Саутгемптона.
Доктор Сэм Парния говорит: «Мозг, как любой другой орган человеческого тела, состоит из клеток и не способен мыслить. Однако он может работать как устройство, обнаруживающее мысли. …Как телеприемник, который вначале принимает попадающие в него волны, а затем преобразует их в звук и изображение. Питер Фенвик, его коллега, делает еще более смелое заключение: «Сознание вполне может продолжать свое существование и после физической смерти тела».
Джон Экклз, крупнейший современный нейрофизиолог и лауреат Нобелевской премии по медицине, также считает, что психика не является функцией мозга. Вместе со своим коллегой, нейрохирургом Уайлдером Пенфилдом, который провел более 10000 операций на мозге, Экклз написал книгу «Тайна человека». В ней авторы прямым текстом заявляют, что у них нет никаких сомнений в том, что человеком управляет НЕЧТО, находящееся за пределами его тела. Профессор Экклз пишет: «Я могу экспериментально подтвердить, что работа сознания не может быть объяснена функционированием мозга. Сознание существует независимо от него извне».
Другой автор книги, Уайлдер Пенфилд разделяет мнение Экклза. И добавляет к сказанному, что в результате многолетнего изучения деятельности мозга он пришел к убеждению, что энергия разума отличается от энергии мозговых нейронных импульсов.
Ещё два лауреата Нобелевской премии, нейрофизиологии Дэвид Хьюбел и Торстен Визел в своих выступлениях и научных трудах неоднократно заявляли, что для того чтобы можно было утверждать связь мозга и Сознания, нужно понять, что считывает и декодирует информацию, которая приходит от органов чувств. Однако, как подчеркивают ученые, это сделать невозможно».
Джон Раппопорт
«Официальная наука с настойчиво утверждает, что мозг состоит из тех же элементарных частиц, что и все прочее во вселенной — скалы, стулья, кометы, метеоры, галактики. Согласно традиционной физике, элементарные частицы сознанием не обладают. Но тогда нет никаких оснований считать, что сознанием обладает и мозг. Сознание присуще мозгу не более, чем скале.
Все аргументы официальной науки в пользу того, что мозг является «местом пребывания» сознания, пусты и абсурдны. И это выводит нас за пределы научного и философского материализма — к необходимости признать нематериальность сознания».
Руперт Шелдрейк британский писатель, биохимик, физиолог растений и парапсихолог, выдвинувший теорию морфогенетического поля.
«Фундаментальным для материализма является утверждение, что материя — это единственная реальность. Следовательно, сознание — не более чем продукт деятельности мозга. Оно либо подобно тени — ничего не делающий «эпифеномен», — либо всего лишь термин, под которым в разговорах понимается продукт деятельности мозга. Однако у современных исследователей в области нейробиологии и сознания нет единого мнения о природе разума. Такие ведущие журналы, как «Науки о поведении и мозге» (Behavioural and pain Sciences) и «Журнал изучения сознания»
(Journal of Consciousness Studies), публикуют много статей, обнаруживающих глубокие проблемы в материалистической доктрине. Философ Дэвид Чалмерс назвал само существование субъективного опыта «трудной проблемой». Трудна же она потому, что субъективный опыт не поддается механистическому объяснению. Исследуя то, как глаза и мозг реагируют на красный свет, мы начисто отбрасываем переживаемый опыт его восприятия».
Также доктор Руперт Шелдрейк отмечает, что исследования нашего разума пошли в двух противоположных направлениях. В то время как сфера исследований большинства ученых находится внутри нашего мозга, он смотрит за его пределы.
Согласно Шелдрейку, автору бесчисленных научных книг и статей, воспоминания расположены не в какой-то географической точке в нашем мозгу, а в своего рода поле, которое окружает и пронизывает мозг. Сам мозг непосредственно играет роль «декодера» потока информации, производимой каждым человеком при соприкосновении с окружающей средой.
В своей статье «Разум, воспоминания и архетип морфического резонанса и коллективного бессознательного», опубликованной в журнале Psychological Perspectives, Шелдрейк сравнивает мозг с телевизором, проводя аналогию для объяснения того, как взаимодействуют разум и мозг.
«Если я сломаю ваш телевизор, то он не сможет принимать отдельные каналы, или же сломаю деталь в нём, так, что вы сможете видеть только изображение, а звук будет отсутствовать — это не доказывает, что звук или изображения находятся внутри телевизора».
Николай Иванович Кобозев (1903-1974), видный советский ученый-химик, профессор МГУ, в монографии «Время» говорит совершенно крамольные для своего воинственно-атеистического времени вещи. Например, такие: ответственными за процессы мышления и памяти не могут быть ни клетки, ни молекулы, ни даже атомы; человеческий разум не может быть результатом эволюционного перерождения функций информации в функцию мышления. Эта последняя способность должна быть нам дана, а не приобретена в ходе развития; акт смерти есть отрыв временного клубка личности от потока текущего времени. Этот клубок потенциально бессмертен…
Николай Викторович Левашов
русский писатель, публицист, исследователь, действительный член четырёх общественных академий.
«Известный факт, что современная «наука» так и не смогла найти сознание в нейронах мозга! Ученые обнаружили только изменение ионного баланса в нейронах, что проявляется в слабых электромагнитных излучениях мозга, которые не являются ни мыслью, ни сознанием человека. Вне зависимости от типа мыслительной деятельности человека, активность мозга при этом практически ничем не отличается, что похоронило все надежды учёных выделить разные фазы действия сознания человека.
При этом любопытным является тот факт, что соседние нейроны головного мозга НЕ взаимодействуют между собой на уровне физически плотных нейронов, как бы парадоксально это ни звучало! Каждый нейрон мозга представляет собой клетку, которая ОТДЕЛЕНА от других подобных клеток своей клеточной мембраной, как военная крепость каменной стеной. И через эту «каменную стену» внутрь нейрона из межклеточного пространства попадают из плазмы крови питательные вещества для жизнедеятельности этой отдельной клетки-крепости, и выходят шлаки. А информация в каждый нейрон поступает ОТДЕЛЬНО — через особые отростки нейронов — аксоны, на концах которых находятся те или иные рецепторы, которые и служат поставщиками информации в сами нейроны. Так что если нет контактов между аксонами разных нейронов мозга, то нет и никакого обмена информацией между ними. Однако человек мыслит (да и не только он один), и, не найдя объяснения этого природного явления, современная наука предпочла более не обращать внимания на этот неудобный вопрос, а ограничиться общими фразами, которые очевидны и без всякой науки».
Во́йно-Ясене́цкий Валентин Феликсович российский и советский хирург, учёный, автор трудов по анестезиологии, доктор медицинских наук, профессор
В своей воей последней, автобиографической книге «Я полюбил страдание…» (1957 г), которую не написал, а надиктовал (в 1955 году он полностью ослеп), звучат уже не предположения молодого исследователя, а убеждения опытного и мудрого ученого-практика:
1. Мозг — не орган мысли и чувств;
2. Дух выступает за пределы мозга, определяя его деятельность, и все наше бытие, когда мозг работает как передатчик, принимая сигналы и передавая их к органам тела.
«В организме есть что-то, что может отделиться от него и даже пережить самого человека»
В начале 80-х прошлого века, во время международной научной конференции с известным американским психиатром Станиславом Грофом, однажды после очередного выступления Грофа к нему подошел советский академик. И стал ему доказывать, что все чудеса человеческой психики, которые открывают Гроф, а также другие американские и западные исследователи, спрятаны в том или другом отделе человеческого мозга. Словом, не надо придумывать никаких сверхъестественных причин и объяснений, если все причины находятся в одном месте — под черепной коробкой. При этом академик громко и многозначительно постучал себя пальцем по лбу. Профессор Гроф немного подумал, а затем сказал:
— Скажите, коллега, у вас дома есть телевизор? Представьте, что он у вас сломался и вы вызвали телемастера. Пришел мастер, забрался внутрь телевизора, покрутил там разные ручки, настроил его. Неужели вы после этого будете думать, что все эти станции сидят в этом ящике?
Наш академик не смог ничего ответить профессору. Их дальнейшая беседа на этом быстро закончилась.
ИСТОЧНИК

Что такое сознание?

Лекция. 2 декабря 2018, лекторий парка Горького. В рамках цикла лекций «Без предел». Организатор: ММКЦ (Московский многофункциональный культурный центр), направление «Культура в городе»

Антон Кузнецов

Кандидат философских наук, младший научный сотрудник философского факультета МГУ, сотрудник Центра исследования сознания при философском факультете МГУ

Аномальный феномен

Проблема соотношения тела и сознания до сих пор не решена. Существуют разные теории сознания — теория глобального нейронного рабочего пространства (Global workspace theory, или GWT. — Прим. T&P), квантовая теория Хамероффа — Пенроуза, теория аттендированной среднеуровневой реализации сознания Принца или теория интегрированной информации. Но все это только гипотезы, в которых недостаточно разработан концептуальный аппарат. А кроме того, нам не хватает экспериментальных средств для изучения мозга и поведения человека — например, применение постулатов теории интегрированной информации на живых организмах пока невозможно из-за вычислительных и аппаратных ограничений.

Сознание — аномальный феномен, непохожий на остальные феномены естественного мира. В то время как последние интерсубъективны, то есть доступны всем, к сознанию мы всегда имеем только внутренний доступ и не можем его непосредственным образом наблюдать. Одновременно с этим мы знаем, что сознание — естественное явление. Впрочем, если мы станем думать об устройстве Вселенной как о фундаментальных физических взаимодействиях, то это будет работать ровно до тех пор, пока мы не вспомним о сознании: непонятно, как в такое представление мира втискивается феномен со столь непохожими на все остальное характеристиками.

Одно из лучших определений сознания — остенсивное (определение предмета путем непосредственного показа. — Прим. T&P): все мы с вами чувствуем ментальные образы и ощущения — это и есть сознание. Когда я смотрю на какой-то предмет, в моей голове есть его образ, и этот образ тоже является моим сознанием. Важно, чтобы остенсивное определение сознания коррелировало с итоговым объяснением: когда в исследовании сознания мы получаем определения вроде «Сознание — это квантовый эффект в микротрубочках нейронов», то сложно понять, как этот эффект может стать ментальными образами.

Функции есть, а сознания нет

Существует когнитивное понятие сознания. Примерами когнитивных задач, которые мы выполняем как сознательные субъекты, могут быть речь, мышление, интеграция информации в мозге и т. д. Но это определение слишком широкое: получается, если есть мышление, речь, запоминание, значит, есть и сознание; и наоборот: если нет возможности говорить, значит, и сознания нет. Часто это определение не работает. Например, у пациентов в вегетативном состоянии (которое наступает, как правило, после инсульта) есть фазы сна, они открывают глаза, у них бывает блуждающий взгляд, и родственники часто принимают это за проявление сознания, что на самом деле не так. А бывает, что когнитивных операций нет, а сознание есть.

Если в МРТ-аппарат поместить обычного человека и попросить представить, как он играет в теннис, у него произойдет возбуждение в премоторной коре. Эту же задачу поставили перед пациенткой, которая не откликалась вообще ни на что, — и увидели на МРТ такое же возбуждение в коре. Тогда женщину попросили представить, что она находится в доме и ориентируется внутри него. Потом ее начали спрашивать: «Вашего мужа зовут Чарли? Если нет, представляйте, что вы ориентируетесь в доме, если да — что вы играете в теннис». Реакция на вопросы действительно была, но ее можно было отследить только по внутренней активности мозга. Таким образом,

поведенческий тест не позволяет нам удостовериться в наличии сознания. Жесткой связи между поведением и сознанием нет.

Между сознанием и когнитивными функциями тоже нет прямой связи. В 1987 году в Канаде произошла страшная трагедия: лунатик Кеннет Паркс заснул перед телевизором, а потом «проснулся», завел машину, проехал несколько миль до дома родителей своей жены, взял монтировку и пошел убивать. Затем уехал и только на обратном пути обнаружил, что у него все руки в крови. Он позвонил в полицию и сказал: «Мне кажется, я кого-то убил». И хотя многие подозревали, что он гениальный лжец, на самом деле Кеннет Паркс — удивительный потомственный лунатик. У него не было мотива для убийства, а еще он сжимал нож за лезвие, отчего на руке у него были глубокие раны, но он ничего не чувствовал. Следствие показало, что Паркс не находился в сознании в момент убийства.

Я сегодня видел у кого-то в руках книгу Николаса Хамфри «Пыльца души». В 1970-х Николас Хамфри, будучи аспирантом и работая в лаборатории Лоуренса Вайскранца, открыл «слепое зрение». Он наблюдал за обезьяной по имени Хелен, у которой была корковая слепота — не функционировали зрительные отделы коры головного мозга. Обезьяна всегда вела себя как слепая, но в ответ на некоторые тесты вдруг начала демонстрировать «зрячее» поведение — каким-то образом распознавала простые объекты.

Обычно нам кажется, что зрение — сознательная функция: если я вижу, значит, я осознаю. В случае «слепого зрения» пациент отрицает, что он что-то видит, однако, если его попросить угадать, чтó находится перед ним, он угадывает. Все дело в том, что у нас есть два зрительных пути: один — «сознательный» — ведет в затылочные зоны коры головного мозга, другой — более короткий — в верхний отдел коры. Если у боксера будет работать только сознательный зрительный путь, он вряд ли сможет уворачиваться от ударов — он не пропускает удары как раз благодаря этому короткому, древнему пути.

Зрительное восприятие — это когда вы можете сказать, «что» и «где», а зрительное ощущение — это когда при этом вы еще имеете ментальную картинку. Выполняется примерно одна и та же когнитивная функция распознавания объекта, но в одном случае это распознавание сознательно, а другом — нет. «Слепое зрение» — это зрительное восприятие без сознания.

Чтобы какая-то функция в мозге была сознательной, нужно, чтобы выполнение определенной когнитивной задачи сопровождалось внутренним субъективным опытом.

Именно наличие приватного опыта является ключевым компонентом, позволяющим сказать, есть сознание или нет. Это более узкое понятие называется феноменальным сознанием (phenomenal consciousness).

Трудная проблема

Если бы мне без анестезии вырывали зуб мудрости, скорее всего, я бы кричал и пытался двигать конечностями — но по этому описанию трудно сказать, чтó со мной происходит, если не знать, что я при этом испытываю жуткую боль. То есть когда я нахожусь в сознании и происходит что-то с моим телом, важно подчеркнуть: чтобы сказать, что я нахожусь в сознании, я добавляю в историю своего организма какие-то внутренние приватные характеристики.

Это подводит нас к так называемой трудной проблеме сознания (hard problem of consciousness, термин ввел Дэвид Чалмерс). Она заключается в следующем:

почему функционирование мозга сопровождается субъективными и приватными состояниями? Почему оно не происходит «в темноте»?

Нейроученому неважно, есть ли у сознательных состояний субъективная, приватная сторона: он ищет неврологическое выражение этих процессов. Однако даже если это неврологическое выражение найдено, оно все равно каким-то образом испытывается. Таким образом, неврологическое описание или описание сознания через мозговые, поведенческие процессы и когнитивное функционирование всегда будет неполным. Мы не можем объяснить сознание, используя стандартные методы естественных наук.

© davestrick / Giphy

Безошибочность иллюзии

Можно выделить некоторые характеристики феноменального сознания или сознания вообще: квалитативность, интенциональность, субъективность, приватность, отсутствие пространственного протяжения, невыразимость, простота, безошибочность, прямое знакомство и внутренняя природа. Таково рабочее определение сознания.

Квалитативность (качественность) — это то, каким образом вы испытываете свой внутренний субъективный опыт. Обычно это сенсорные характеристики: цвета, тактильные, вкусовые ощущения и т. д., а также эмоции.

Приватность сознательного опыта означает, что вы не видите то, как я вижу вас. Даже если в будущем изобретут средство увидеть то, чтό другой человек наблюдает в своем мозге, то все равно нельзя будет увидеть его сознание, ведь увиденное будет вашим собственным сознанием. Нейроны в мозгу можно увидеть хирургическим путем, но с сознанием это не сработает, потому что это абсолютная приватность.

Отсутствие пространственного притяжения свидетельствует о том, что, когда я смотрю на белую колонну, моя голова не увеличивается на объем этой колонны. У ментальной белой колонны нет физических параметров.

Невыразимость ведет к понятию простоты и неразложимости на другие характеристики. Некоторые понятия невозможно объяснить через более простые. Например, как объяснить, что значит «красное»? Никак. Объяснение через длину волны не считается, потому что, если начать подставлять его вместо слова «красное», значение высказываний изменится. Некоторые понятия можно выразить через другие, но в первом приближении они все кажутся невыразимыми.

Безошибочность означает: вы не можете ошибаться насчет того, что находитесь в сознании. Вы можете заблуждаться в суждениях о вещах и явлениях, вы можете не знать, чтó стоит за ментальным образом, но если вы с этим образом сталкиваетесь, значит, он существует, даже если это галлюцинация.

И хотя не все исследователи согласны с таким рабочим определением, любой, кто занимается сознанием, так или иначе интерпретирует эти характеристики. Ведь эмпирически ответить на вопрос, что такое сознание, не получается из-за того, что мы не имеем к нему такого же доступа, как ко всем феноменам естественного мира. А от выстроенной нами эмпирической теории зависит, как мы будем работать с пациентами в тяжелом состоянии.

Сознания нет, а слово есть

Проблема сознания появилась в Новое время усилиями Рене Декарта, который разделил тело и душу по этическим основаниям: тело омрачает нас, а душа как разумное начало борется с телесными аффектами. С тех пор противопоставление души и тела как бы раскалывает мир на две независимые области.

Но ведь они взаимодействуют: когда я говорю, у меня сокращаются мышцы, двигается язык и т. д. Все это физические события, у каждого моего движения есть физическая причина. Проблема в том, что нам непонятно, как то, что не находится в пространстве, влияет на физические процессы. Таким образом, в наших представлениях о мире есть фундаментальный раскол, который нужно устранить. Самый лучший способ — «уничтожить» сознание: показать, что оно существует, но является производной физических процессов.

Проблема сознания тела связана с другими большими проблемами. Это вопрос тождества личности: что делает личность одной и той же на протяжении всей жизни, несмотря на физиологические и психологические изменения организма и психики? Проблема свободы воли: являются ли наше ментальное и сознательное состояния причинами физических событий или поведения? Биоэтические вопросы и проблема искусственного интеллекта: люди мечтают о бессмертии и возможности перенести сознание на другой носитель.

Проблема сознания связана с тем, как мы понимаем причинность. В естественном мире все причинные взаимодействия носят физическую природу. Но есть один кандидат на нефизический тип причинности — это причинность от ментального к физическому, и от физического — к поведению. Нужно понять, есть ли такой вид процессов.

Нас также интересует вопрос о критериях существования. Когда я хочу понять, существует ли какой-то предмет, я могу это верифицировать: взять его в руки, например. Но в отношении сознания критерий существования не работает. Значит ли это, что сознания не существует?

Представьте, что вы видите, как бьет молния, и вы знаете, что физическая причина удара молнии — столкновение холодного и теплого погодных фронтов. Но потом вдруг добавляете, что другой причиной молнии могут быть семейные неурядицы бородатого седого мужчины атлетического телосложения, его зовут Зевс. Или, например, я могу утверждать, что за моей спиной находится синий дракон, просто вы его не видите. Ни Зевс, ни синий дракон не существуют для естественной онтологии, так как их допущение или отсутствие ничего не меняет в естественной истории. Наше сознание сильно похоже на такого синего дракона или на Зевса, поэтому мы должны объявить его несуществующим.

Почему мы этого не делаем? Человеческий язык переполнен ментальными терминами, у нас неимоверно развит аппарат для выражения внутренних состояний. И вдруг оказывается, что внутренних состояний нет, хотя их выражение есть. Странная ситуация. Без проблем можно отказаться от утверждения о существовании Зевса (что и было сделано), но Зевс и синий дракон тем отличаются от сознания, что последнее играет важную роль в нашей жизни. Если вернуться к примеру, когда мне выдирают зубы, то сколько меня ни убеждай, что я не испытываю боль, я все равно буду ее испытывать. Это состояние сознания, и оно достоверно. Выходит,

для сознания нет места в естественном мире, но мы не можем отказаться от его существования. Это ключевая драма в проблеме сознания тела.

Впрочем, поскольку с точки зрения естественной онтологии мы должны объявить сознание несуществующим, многие исследователи предпочитают утверждать, что сознание — это физический процесс в мозге. Можно ли тогда сказать, что сознание — это и есть мозг? Нет. Потому что, во-первых, для этого нужно продемонстрировать идеальную замену ментальных терминов на неврологические. А во-вторых, нейронные процессы невозможно верифицировать.

Аргумент зомби

Как доказать, что сознание — это не мозг? Часто для этого используют примеры внетелесного опыта. Проблема в том, что все подобные случаи не выдержали проверки. Попытки верифицировать феномен реинкарнации тоже провалились. Так что аргументом в пользу нематериальной природы сознания может быть только мысленный эксперимент. Один из них — так называемый аргумент зомби (philosophical zombie). Если все, что существует, объясняется лишь физическими проявлениями, то любой мир, тождественный нашему во всех физических отношениях, тождественен ему и во всех остальных. Представим мир, тождественный нашему, но в котором нет сознания и обитают зомби — существа, функционирующие только согласно физическим закономерностям. Если такие существа возможны, значит, человеческий организм может существовать без сознания.

Один из главных теоретиков материализма Дэниел Деннет считает, что мы и есть зомби. А защитники аргумента зомби считают как Дэвид Чалмерс: чтобы расположить сознание внутри физического мира и не объявлять его физическим, нужно изменить само понятие о таком мире, расширить его границы и показать, что наряду с фундаментальными физическими свойствами существуют еще и свойства протосознательные. Тогда сознание будет инкорпорировано в физическую реальность, но полностью физическим все-таки не будет.

Литература

Мы публикуем сокращенные записи лекций, вебинаров, подкастов — то есть устных выступлений. Мнение спикера может не совпадать с мнением редакции. Мы запрашиваем ссылки на первоисточники, но их предоставление остается на усмотрение спикера.

СОЗНАНИЕ — высшая форма объективной реальности, свойст­венная исключительно человеку, обеспечивающая актуальное вос­приятие и познание внешнего мира, осознание своей обществен­ной принадлежности, объективной обусловленности высших ка­честв своего «Я», составляет высшее специфическое человеческое качество . Осознавать — зна­чит отражать объективную реальность посредством объективиро­ванных в слове, общественно выработанных обобщенных значе­ний . Общественно накопленные знания явля­ются стержнем сознания. Сознание длительно созревает в онтогенезе и появляется лишь тогда, когда человек выделяет себя из окружающей среды. Осознание связано с обобщением и фикса­цией этих обобщений в речи. Так как и речь, и обобщения — про­дукты общественно-исторического процесса, то любой акт созна­ния опирается на всю историю человеческого общества. Осознание реального мира предполагает и определенное отношение к осозна­ваемым объектам. Сознание, будучи функцией бытия, одновремен­но является и активным регулятором деятельности человека. «На­ходиться в сознании — означает, переживая конкретный момент своего собственного опыта, переносить этот опыт на совокупность своих знаний. Таким образом, сознательное состояние можно ква­лифицировать как сложную структуру или, другими словами, как организованную структуру жизни отношений, связывающих субъект с другими людьми и с миром» . «Сознательное состоя­ние — это способность воспринимать стимулы, как внутренние, так и внешние, и реагировать на эти стимулы произвольными движе­ниями, включая речевую реакцию» .

Нейрофизиологигеский механизм сознания. Развитие речевой функции у человека одновременно означало появление сознания. Посредством речи выражаются общие качества предметов и явле­ний реального мира, то есть возникают процессы абстрагирова­ния, слова становятся понятиями. Биологическая основа абстраги­рования — иррадиация и концентрация в мозговых нейронах вновь образованных сигналов, выраженных в словесной форме. Мысли человека, не выраженные вслух (внутренняя речь), обяза­ны своим происхождением возбуждению, возникающему во вто­рой сигнальной системе, но оно не вызывает двигательных реак­ций, то есть движений, необходимых для произнесения слов. Co­знание, таким образом, связано со второй сигнальной системой .

Таким образом, конкретизируется представление И. П. Павлова о том, что физиологическую основу сознания составляет деятель­ность корковых структур, находящихся в состоянии оптимальной возбудимости. Развитие этой концепции заключается в следую­щем: 1) при сопоставлении внутреннего состояния человека с внешними объектами или ситуациями возникает активация мозга; 2) затем происходит обработка мозгом поступаю­щей от организма и внешнего мира информации и, наконец, 3) осуществляется наиболее подходящее поведение с учетом текущих обстоятельств и прошлого опыта. При рефлекторных ре­акциях и инстинктивном поведении обработка информации осу­ществляется автоматически, при сложных процессах научения и сознательном принятии решений участвуют высшие функции: па­мять, мышление .

Физиологическая активация связана с функцией цен­тров, расположенных у основания головного мозга (ретикулярная формация).

Психологическая активация, представляя выражение физиологической, связана с расшифровкой внешних сигналов, ко­торая зависит от уровня бодрствования и от состояния сознания человека, а также от его потребностей, вкусов, интересов и пла­нов. Уровень активации зависит от трех взаимосвязанных факто­ров: 1) восприятия окружающего (циклов бодрствование—сон); 2) врожденных потребностей, приобретенных в течение жизни мотиваций;’ 3) эмоций и чувств.

Структура и степени ясности сознания. Сознание — это прежде всего осознание окружающего мира и самого себя. Осозна­ние чего-либо предполагает некоторую совокупность знаний, соот­носясь с которой окружающее осознается.

Структура сознания, таким образом, складывается из осозна­ния своего «Я» и предметного сознания.

По мнению С. С. Корсакова (1893), «со-знание» — это: 1) раз­граничение между тем, что принадлежит к «Я» и что — к «не-Я»; 2) сочетания в известном порядке запаса представлений или по­нятий, существующих в психике,— сочетание знаний, человеком приобретенных (со-знание); 3) деятельность «направляющей си­лы ума».

В. А. Гиляровский (1954) расшифровывает понятие «сознание своего Я», относя сюда представление о своем теле, сознание своей связи с другими, т. е. социальное «Я», представляющее спе­цифическую особенность человеческой психики и образовавшееся с возникновением речи.

Усложнилось в процессе эволюции сознание «не-Я», или пред­метное сознание; оно складывается из объектов окружающего ми­pa, а также из ориентировки в месте и во времени. Сознание по­стоянно развивается и изменяется, однако при этом сохраняется его активная действенность, непрерывность и единство. Пережива­ния настоящего и прошлого объединяются в одну непрерывную цепь, причем последним ее звеном оказывается переживание на­стоящего момента. В общем потоке сознания только небольшое количество представлений может освещаться с наибольшей ясно­стью, быть в центре сознания, как бы в его фокусе. Значительная часть представлений лишь на короткое время попадает в этот фо­кус или даже всю жизнь остается за порогом осознавания. Разли­чают два состояния сознания: бодрствование и сон. Во время бодрствования активируется весь организм, что позволяет ЦНС воспринимать, сортировать и истолковывать сигналы, приходящие из реального мира, запоминать их или реагировать поведением, определяемым предшествующим опытом. Это состояние сознания позволяет приспосабливаться к окружающей действительности. Нормальное состояние сознания проявляется в способности рас­шифровывать стимулы, т. е. субъективно оценивать их, и отвечать на них так, как это делает большинство социальной группы, к ко­торой принадлежит осознающий. Содержание сознания на 99% предопределено мыслями других людей, сформулированными предшествующими поколениями . Чтобы лучше приспособиться к окружающей среде, человек повторяет их. Со­держание сознания меняется в течение дня, оно зависит от сте­пени эмоционального напряжения, уровня бодрствования и от готовности к восприятию раздражителей. По мере усиления акти­визации организма уровень бодрствования возрастает. Однако адаптация может ухудшаться и при чрезмерной активации, при се­рьезном эмоциональном возбуждении и снижении уровня бодрст­вования, при переходе ко сну.

коррекция расстройств влечений — предыдущая | следующая – виды сознания

Содержание. Исаев Д.Н. Психопатология детского возраста

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *