Спасо преображенский воротынский монастырь

«Нехорошее место»

Село Спас располагалось на высоком левом берегу Москвы-реки, в двух верстах к западу от Тушина, на Волоцкой дороге, которая связывала Москву с Великим Новгородом.

Своим именем село обязано Спасо-Преображенскому мужскому монастырю. В начале XVII в. (по другим данным — в 1764 г.) монастырь был упразднен — то ли потому, что был в 1608 г. разграблен отрядами «тушинского вора» Лжедмитрия II, то ли из-за оползней. От обители осталась одна-единственная церковь, которая дала название селу, возникшему рядом с ней в начале XVII в.

В 1800 г. в Спасе числилось 24 двора и порядка двухсот жителей. Наряду с земледелием, крестьяне занимались ткачеством и некоторые имели даже небольшие ткацкие фабрики. К концу XIX в. численность населения села выросла вдвое, женщины стали заниматься вязанием и молочной торговлей, а мужчины по большей части становились чернорабочими или ломовиками — то есть перевозили тяжелые грузы, в том числе для пооткрывавшихся в окрестностях фабрик. Кроме того, в Спасе продавали продукты рабочим и сдавали им помещения под жилье.

Плотогоны и рабочие местных фабрик называли район Волоколамского шоссе у сел Тушино и Спас «нехорошим местом» — Москва-река в этом районе довольно мелкая, плоты часто садились на мель, и местные крестьяне тут же разворовывали бревна; иногда они даже специально натягивали через русло тросы. Кроме того, часто случалось, что крестьяне из местных сел грабили рабочих, возвращавшихся с получкой домой из деревенских трактиров.

Впрочем, возможно, что «нехорошим местом» Спас называли вовсе не из-за привычек его жителей, а потому что в этом месте река подмыла стоявший на краю обрывистого берега шатровый Спасский храм XVI в.

Два ряда домов, МКАД и цыгане

В 1962 г. через Спас прошла Московская кольцевая автомобильная дорога. Большая его часть отошла к Москве и быстро исчезла под натиском городской застройки: тут появились НПО «Астрофизика», ОКБ «Гранат» и «Топаз», автобусный парк, пищевой комбинат, автоцентры и гаражи. Единственное, что осталось от села, — темно-красный Спасо-Преображенский храм, построенный в 1886 г.

Но меньшая часть Спаса, оказавшаяся за пределами МКАД (и совпадающая по территории с местом, на котором стоял упраздненный монастырь), вошла в состав Москвы только в 1984 г. и чудом дожила до наших дней — тут сохранился короткий отрезок единственной деревенской улицы и десятка два участков по ее сторонам.

Село со всех сторон отрезано от остального города: с севера — Волоколамской развязкой, с юга — Москвой-рекой (на другом берегу — «Крокус Экспо»), с востока вплотную к Спасу проходит МКАД, а с запада — Спасский (или Калашников) овраг, за которым начинаются кварталы Митина. Овраг упирается в реку, образуя треугольный мыс — именно здесь в прошлом стоял монастырь, а сейчас громоздятся сарайчики, в которых спасовчане держат домашнюю птицу.

Староспасская улица, некогда выходившая на Волоколамское шоссе, сейчас начинается от пустыря у МКАД и заканчивается возле сельского пруда. Вдоль улицы стоят два ряда деревенских домов — частично покосившихся и заброшенных, частично подновленных и свежепокрашенных. Здесь до сих пор живут спасовчане, не пожелавшие в конце 1980-х гг. перебираться в городские квартиры. Почти на каждом дворе — здоровенные цепные собаки. Кое-где стоят автомобили.

Ближе к МКАД улица теряет жилой вид, запертые на замки ворота сменяются пустырями с поваленными заборами. Юго-восточную оконечность села, находящуюся у реки, обжили цыгане.

Обширный кусок земли между Староспасской улицей и Волоколамской развязкой огорожен забором: в 2002 г. некая коммерческая фирма взяла эту землю в аренду, с тем чтобы построить здесь развлекательный комплекс. Пока территория пустует, а забор потихоньку разбирают на части.

Николай, 23 года, живет в доме №14:

«В селе Спас я живу с рождения. Здесь жили мои родители, родители моих родителей и весь наш род на протяжении нескольких веков. Я застал село до сноса: дома были и внутри МКАДа — к Тушино, и снаружи — в сторону Митино. Староспасская улица, на которой мы стоим, начиналась от церкви на краю оврага и заканчивалась у Тушинского аэродрома.

Те дома, что были заброшены, разобрали, а в тех, что остались, продолжают жить люди. Сейчас в Спасе осталось семей десять–двенадцать. Бывшие местные жители, переселенные в другие районы Москвы (в Солнцево, Тушино, Строгино), приезжают сюда в теплое время года — на огороды: у них тут остались маленькие участки, буквально по несколько грядок. Так что земля не пустует. А зимой и в будние дни здесь малолюдно.

Почтовый адрес у нашего дома имеется, как и прописка в паспорте: Староспасская ул., д. 14. Сад и огород на участке, конечно же, есть — куда же без них в деревне! Кроме того, я развожу домашнюю птицу, кур и гусей. И нутрий. А работаю в Москве.

Быт у нас здесь не городской и не деревенский, а сельский. Газ, отопление, водопровод — это не про Спас. Газ возим в баллонах. Туалет типа «сортир». Топим дровами и углем, и они недешево нам обходятся. Водопровод раньше был, но несколько лет назад под МКАД прорвало трубу — так никто ее и не стал чинить и нам не дали. Теперь возим воду из Троице-Лыкова. Для огородов берем воду из пруда и стираем в нем. Периодически чистим. Слава богу, электричество есть, недавно вот столбы новые поставили. И другие городские службы работают нормально — и пожарные, если нужно, приедут, и скорая.

С цыганами уживаемся мирно, они к нам не лазают, мы их не трогаем. Контактируем помаленьку, хотя цыгане, конечно, замкнутый народ. У них там есть барон — любые вопросы к нему.

Что касается будущего Спаса и планов городских властей, тут я вам ничем помочь не могу. Ничего не знаю. Об этом спросите лучше у Александра Николаевича из 23-го дома»

Матвеев Александр Николаевич, 79 лет, живет в доме №23, является председателем общественного совета села:

«Я родился в селе Спас в 1932 году, прожил здесь всю жизнь, и, если начну рассказывать все, что помню, — книги не хватит. Так что обо всем понемногу.

Спас стоит на высоком берегу Москвы-реки, который не раз осыпался. В XX веке крупные оползни случались дважды, в 1928-м и в 1949 году. В 1928 году у нас сарай съехал к самой реке. Монастырь, стоявший на мысу над оврагом, тоже был разрушен в результате оползня. От него остался только пруд, из которого мы берем воду для полива огородов. Все думают: обычный сельский пруд. А он был выкопан в XVI веке.

В Спасе было две улицы — центральная, нынешнее Волоколамское шоссе, и Староспасская, которую неофициально называли «Поповка».

На месте «Крокус Экспо» был заливной Спасский луг, на который крестьяне с этого берега ездили косить сено. Москву-реку в этом месте переходили вброд — летом воды было по щиколотку.

В 1928 году спасские крестьяне мыли в ручье Барышиха гравий, который шел на строительство стадиона «Динамо». За день мой отец успевал отвезти на стройплощадку два воза.

В 1962 году был открыт МКАД, и Спас начал разрушаться. Впрочем, тогда мы так не думали. Помню, как Хрущев сказал на открытии Кольцевой: «Дальше Москва не пойдет. Хватит ей ста девяти километров». Я отсчитал от МКАДа до нашего дома 286 шагов и успокоился.

В начале 1970-х годов сельская застройка внутри Кольцевой была уничтожена. В 1988 году отцу пришла повестка о том, что по эту сторону жителей тоже будут переселять в городские квартиры. Тогда все рванули в Москву, а я остался. Думаю — зачем ехать, куда? Не снесли нас только потому, что тут земля непригодна для строительства, слишком близко к крутому речному берегу. Так до сих пор и живем в собственном доме в черте Москвы.

Дом наш старинный, конца XIX века. На одной половине живем мы с женой и младшим сыном, на второй — старший сын с семьей. Хозяйство — три дойные козы и семеро козлят (родились в начале весны), полсотни кур. Выращиваем саженцы: каштаны, барбарис, жасмин. Забот по хозяйству хватает, но основные мои усилия направлены на то, чтобы сохранить это место.

В 2002 году префектура во главе с префектом Виктором Козловым передала в аренду коммерческой фирме «Золотой ключик» больше 3 га сельской земли, на которой собирались построить развлекательный комплекс. Но 1-е Спас-Тушинское городище, которое находится на территории села, еще в 1994 году было признано археологическим памятником федерального значения, так что тут запрещены любые строительные работы, искажающие исторический природный ландшафт. Мне пришлось властям об этом напомнить, так до сих пор и бодаемся. Я уже ходил и в префектуру, и в генеральную прокуратуру; Москомнаследие вместо того, чтобы помогать, только тормозит наши усилия. До мэра Москвы не достучаться.

Мое предложение — превратить Спас в своеобразный живой музей: разрешить спасовчанам построить на фундаментах старых зданий жилые дома в стиле русской деревни XIX — начала XX века, поселиться в них и вести хозяйство».

Анна Дмитриевна, жена Александра Николаевича:

«Цыгане в Спасе появились в 2005–2006 годах. Приехали откуда ни возьмись и заняли пустующий участок у реки. А затем стали расселяться по селу: притащили откуда-то бытовку, обжили кирпичный гараж возле МКАДа. В итоге сегодня цыганам принадлежит вся юго-восточная оконечность Спаса, участки по южной стороне Староспасской улицы до самой Москвы-реки.

Они говорят, что тут работают, а живут в Астраханской области. Чем, интересно, они в Москве занимаются? Летом к ним приезжают гости, целый цыганский табор, около десяти автомобилей. Народа — тьма, детей видимо-невидимо.

С коренными спасовчанами они, вообще-то, уживаются. Было время, развели вокруг свалку — но мы с ними поговорили, и это возымело действие. Теперь они иногда даже сами организуют вывоз мусора.

А еще с тех пор, как цыгане здесь поселились, у нас перестали пропадать козлята. В теплое время года мы выпускаем их пастись к реке. Раньше что ни лето — одного-двух недосчитаемся, воровали бомжи и случайные прохожие. А теперь вокруг всегда бегают цыганские дети, так что воры к нам не суются».

Как добраться

От м. «Волоколамская»: выход из последнего вагона из центра. От автобусной остановки «1-й мкр. Митина» на любом автобусе или маршрутном такси надо доехать до следующей остановки «Спас» (пешком лучше не идти: на эстакаде нет тротуара), затем спуститься в подземный переход, повернуть направо и идти до конца. У выхода из подземного перехода будет тропинка, ведущая за забор, в сторону села Спас.

От м. «Тушинская»: выход из последнего вагона из центра. Автобусом (их идет довольно много, так что номер маршрута проще уточнить на месте) доезжаете до остановки «Спас». Далее — те же переход и тропинка, что по пути от «Волоколамской».

Спасо-Преображенский Воротынский женский монастырь (в просторечье Спас-на-Угре) был основан в XVI веке. Сегодня его постройки — самые древние из всех архитектурных сооружений калужской епархии.

Само строительство монастыря связывают с одолением русским воинством войск хана Ахмата на реке Угре, во время великого противостояния. Согласно церковным летописям, уже в середине XVIII века монастырь насчитывал три каменных строения. Это храмы Введения Пресвятой Богородицы и преображения Господня. Помимо этого, существовала и одна монастырская келья, выстроенная также из камня.

К началу XX века в монастырской обители сохранилось два каменных храма, выстроенных в уникальном шатровом архитектурном стиле. В 30-х годах XX столетия храмы были закрыты, а их имущество описано и вывезено. В то же время было уничтожено и православное монастырское кладбище с уникальными надгробными плитами. Надписи на некоторых из них относились ещё к XVI веку.

Как ранее, так и сейчас восстановлением храмов занимаются сёстры Казанского девичьего монастыря. В новейший период истории, в 2007 году все храмовые сооружения монастыря были переданы калужской епархии. В данное время монастырь не только действует, но и охотно встречает многочисленных паломников и гостей.

С первых дней нашей монашеской жизни мы получали особую поддержку и духовную помощь от Матушки игумении Николаи, настоятельницы Свято-Никольского Черноостровского Малоярославецкого монастыря. Матушка Николая училась монашеской жизни у многих современных старцев, как живых, так и уже почивших. Она была духовной дочерью почившего в Бозе старца схиархимандрита Михаила, состояла в переписке со старцем Иоанном Крестьянкиным, с афонским старцем Иосифом монахом, духовным чадом старца Иосифа исихаста. Матушка игумения пила духовный мед наставлений старцев отца Николая Гурьянова, отца Павла Груздева, отца Иеронима Санаксарского, отца Кирилла Павлова и многих других духовников. Особые духовные отношения связывают Матушку с современными старцами схиархимандритом Илием, схиархимандритом Власием. Благодаря Матушке, эти духовные наставники помогают и нам. Матушка игумения стала для всех нас духовной матерью, к которой мы обращаемся за наставлением и помощью во всех трудных ситуациях, которые возникают в нашей монашеской жизни.

Покров молитв Афонской горы простирается над Малоярославецким монастырем благодаря горячей любви Матушки игумении Николаи к Саду Пречистой Богородицы. Современные афонские подвижники, игумены монастырей, калив и келий, и просто монахи, любят приезжать в Свято-Никольский монастырь, т. к. чувствуют там близкий их сердцам афонский дух настоящего монашества. Черноостровский монастырь стал росточком духовного Сада Пречистой Богородицы, и не только расцвел, но и принес свои плоды. Многие сестры монастыря возглавили другие обители по городам и весям нашей страны, от Хабаровска до Ессентуков, стараясь насадить в новых монастырях те же ростки строгой монашеской жизни, чтобы принести сторичный плод.

Трудно выразить ту благодарность Богу, которую мы испытываем, имея эту большую монашескую семью.

Храм – это сердце монастыря, главное послушание сестер в обители – молитва. В богослужебной жизни сестры находят укрепление в несении монашеского креста, утешение в скорбных обстоятельствах.

Но в монашеской жизни любое послушание приобретает особый смысл, так как выполняется во Славу Божию. Монастырские труды спасительны и наполнены глубоким духовным содержанием. Сестры с одинаковой радостью и усердием стараются петь на клиросе, или копать землю на огороде, заниматься рукоделием, или мыть посуду. Сестры любят обитель и благодарят Бога за возможность спасаться на этом святом месте.

Монашество — это тайна, но постигшие эту тайну духовноопытные монахи говорят: «Монашество — это блаженство».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *