Стихи юнна мориц для детей

Арбузик

Он приехал из Херсона,

Из зелено-голубого!

Прыгнул в кузов из вагона,

Из зелено-голубого!

Зазвенел на перекрёстке,

Жёлтом, красном и зелёном.

Машет мальчику в матроске

Бодрым хвостиком зелёным,

И со звоном в голове

Мчит арбузик по Москве!

А любители арбузов-

Все, включая карапузов!-

Догоняют этот кузов,

Чтобы лучший из арбузов

Целовать, и обнимать,

И за хвостик поднимать!

Всех арбузов он красней,

Потому что из Херсона!

Всех арбузов он вкусней,

Потому что из Херсона!

Он особенно звенит,

Потому что из Херсона!

Он ужасно знаменит,

Потому что из Херсона,

Из зелено-голубого,

Из херсонского вагона,

Из зелено-голубого,

В день ненастный,

Даже грустный,

Прискакал не принц в карете,

А прекрасный,

Самый вкусный

Из арбузиков на свете!

Белые ромашки

Обняла ромашка

Белую ромашку,

И стоят в обнимку —

Сердце нараспашку!

Летние подружки,

Белые ромашки,

Вам лесные феи

Выткали рубашки —

Не страшна им буря,

Пыльная завьюжка,

Не нужна им стирка,

Глажка да утюжка.

Вот примчался ветер,

Пыль вздохнула тяжко,

Но осталась белой

Ромашкина рубашка.

Вот пролился дождик

Стала мокрой пташка,

Но сухой осталась

Ромашкина рубашка.

И опять ромашка

Обняла ромашку,

И стоят в обнимку —

Сердце нараспашку!

Вкусно пить из кружки,

Вкусно пить из чашки,

На которых нежно

Обнялись ромашки!

Большой секрет для маленькой компании

Под грустное мычание,

Под бодрое рычание,

Под дружеское ржание

Рождается на свет

Большой секрет

Для маленькой,

Для маленькой такой компании,

Для скромной такой компании

Огромный такой

Секрет:

— Ах, было б только с кем…

Ах, было б только с кем…

Ах, было б только с кем

Поговорить!

Букет котов

У меня уже готов

Для тебя букет котов,

Очень свежие коты!

Они не вянут, как цветы.

Вянут розы и жасмин,

Вянут клумбы георгин,

Вянут цветики в саду,

На лугу и на пруду,

А у меня — букет котов

Изумительной красы,

И, в отличье от цветов,

Он мяукает в усы.

Я несу букет котов,

Дай скорее вазу.

Очень свежие коты —

Это видно сразу!

Ванечка-пастух

На лугу стоят овечки,

Шерсть закручена в колечки,

А играет для овечек

На свирели человечек.

Это Ванечка-пастух!

У него хороший слух.

Он и волка ненавидит,

И ягнёнка не обидит,

Не обидит нипочём.

Быть Ванюше скрипачом!

Веселая лягушка

Весёлая Лягушка

Жила в одной реке,

Вверх дном её избушка

Стояла, бре-ке-ке!

Избушка не стояла,

А кверху дном плыла,

Но это не меняло

Лягушкины дела!

Избушка кувыркалась,

Лягушка развлекалась,

В зелёном сарафане

Плясала, пара-пам!

Она двумя руками

Играла на баяне,

Она двумя ногами

Стучала в барабан!

Унылые лягушки

Томились и страдали,

В зелёные подушки,

Ква-ква, они рыдали.

И счастья не видали

Унылые лягушки!

Из них и получились

Унылые старушки.

Они бубнят уныло

И стонут вдалеке:

— Ква-ква, к дождю заныло

В спине, в ноге, в руке…

А бодрая старушка,

Весёлая Лягушка,

Как вспомнит, что с ней было, —

Хохочет, бре-ке-ке!

Она двумя руками

Играла на баяне,

Она двумя ногами

Стучала в барабан!

Избушка кувыркалась,

Лягушка развлекалась,

В зелёном сарафане

Плясала, пара-пам!

В цирке

Акробат и акробатка —

На арене цирковой!

Замирает сердце сладко,

И верчу я головой!

Бьют тревожно барабаны,

Акробат ушёл в полёт!

Словно лебедь сквозь туманы,

Он по воздуху плывёт!

А над ним, как синий факел,

Вся искрится на лету

Акробатка, в полумраке

Набирая высоту!

Он в зубах кольцо сжимает,

И с улыбкой на лице

Акробатка начинает

Кувыркаться на кольце!

И летят они под купол!

И вернутся ли назад?

Но петлю рукой нащупал

Незаметно акробат.

И с высот съезжают гладко

Под литавров медный звон

Акробат и акробатка,

Сделав публике поклон!

…Выбегают тигры с рёвом,

А за сценой акробат

Полотенечком махровым

Утирает пот со лба!

Жил-был один садовник

Жил-был один садовник,

Он рисовал крыжовник

И полные корзины

Смородины, Малины.

Однажды

Я зимой

Зашла к нему домой.

И он минут за пять,

А может быть, за десять

Успел нарисовать,

Успел сорвать

И взвесить

Черешен килограмм —

И сунуть их под кран!

И в зимний вечерок

Вдвоём в его скворечне

Мы съели все черешни,

А косточки —

В кулёк!

Заходите в гости

Чисто в домике у белки,

Дети вымыли тарелки,

Мусор вымели во двор,

Палкой выбили ковёр.

Постучался почтальон —

Благородный старый Слон,

Вытер ноги о подстилку:

— Распишитесь за «Мурзилку»! —

Протягивает веточку,

Показывает клеточку:

— Напишите мелко

«Получила белка».

Идет весна по городу

Динь! Дон!

Динь! Дон!

Это что за нежный звон?

Это пролесок-подснежник

Улыбается сквозь сон!

Это чей пушистый луч

Так щекочет из-за туч,

Заставляя малышей

Улыбаться до ушей?

Это чья же теплота,

Чья такая доброта

Заставляет улыбаться

Зайца, курицу, кота?

И по какому поводу?

Идёт Весна

По городу!

И у пуделя-улыбка!

И в аквариуме рыбка

Улыбнулась из водицы

Улыбающейся птице!

Вот и получается,

Что не помещается

На одной странице

Улыбка необъятная,-

До чего приятная!

Вот такой длины,

Вот такой ширины!

А по какому поводу?

Идёт Весна

По городу!

Весна Мартовна Подснежникова,

Весна Апрелевна Скворешникова

Весна Маевна Черешникова!

Как живет настоящая фея

У феи — домик на лужайке,

Там — гномик в трусиках и в майке,

И гном в очках и в бороде

Играет всем на балалайке.

У феи варится варенье

Из чайной розы и сирени,

Из лилий, мяты и шалфея

В саду варенье варит фея.

Зимой приятно у камина,

Когда вовсю трещат морозы,

Поесть варенья из жасмина,

Фиалки, ландыша, мимозы.

И в этой чайной обстановке

Танцуют все без остановки,

А гномик на вишнёвой дудке

Играет танец незабудки.

Котик

Котик мягенький,

Котик ласковый,

Коготки из лап

Hе вытаскивай.

Ты мypлыкалка,

Ты мяyкалка,

Ты пyшистая моя кyколка!

Hе гоняйся во сне за птичкою,

Hе гоняйся во сне за бабочкой.

Утpом вымоюсь я водичкою,

А ты — языком и лапочкой.

Кто ещё стучится в двери?

Это-мошки, птицы, звери!

Вытирайте ножки,

Дорогие крошки!

Заходите и садитесь.

Поросята, не стыдитесь!

Ведь бывают, между прочим,

Свиньи вежливые очень.

Всё не от питания,

А от воспитания!

Лето

Прекрасные сласти

Давали в саду;

Соблазны и страсти,

Луну и звезду.

Восточной отделки

Являя следы,

Свисали в тарелки

Цветы и плоды.

Ребенка и птицу

Кормили они

И двигали спицу,

Влекущую дни.

Настолько светились

Плоды во плоти,

Что дети смутились

И стали расти,

И нежным румянцем

Окрасилась речь

Владеющих ранцем,

Свисающим с плеч.

И некая тяга

Ломила ребро,

И некая влага

Поила перо.

Перо и бумага,

Любовь и отвага,—

На чашах качаются

Зло и добро.

Нарисованный петух

Нарисованный петух

Украшает нашу дверь.

Нарисованный петух

Кукарекает, как зверь!

Нарисованный петух

Не даёт соседям спать,

К ним он прыгает в кровать

И вопит: — Пора вставать!

Нарисованный петух

С очень красной бородой

Открывает кран с водой

И гремит сковородой.

Нарисованный злодей,

Перестань терзать людей!

А не то тебя закрашу

Парой белых лебедей.

Не верьте волку!

Дует ветер со снежком,

Дед-Мороз идёт пешком

И несёт большой мешок,

А в мешке лежит стишок,

А в стишке сидит барашек,

Слезы капают с кудряшек,

Нос распух, висит губа!

Ох, несчастная судьба

У пушистого барашка,

Потому что он, дурашка,

Услыхал, как ночью волки

Хохотали из-под ёлки,

Спать барашку не давали

И злорадно завывали:

— Никому не верьте, детки!

Дед-Мороз не даст конфетки,

Это — выдуманный дед,

Вот и весь большой секрет!

Мы давно повсюду рыщем,

Дед-Мороза честно ищем.

Если б он ходил пешком,

Да с подарочным мешком,

Да в тулупчике узорном

Перед волком беспризорным, —

Мы бы съели старичка,

Не оставя ни клочка,

Ни бороды, ни усиков,

Ни маечки, ни трусиков!

Это — выдуманный дед,

Вот и весь большой секрет!

Был бы он на самом деле —

Мы бы дедушку бы съели,

Да мешок бы развязали,

Да гостинчики слизали,

Вам ни слова не сказали!

Детки!

Нет такого дедки!

Нет мешка и нет тулупа.

В Дед-Мороза верить глупо!

Это — выдуманный дед,

Вот и весь большой секрет!

У окна сидит барашек,

Слезы капают с кудряшек,

А к нему, хрустя снежком,

Дед-Мороз идёт пешком

И несёт большой мешок,

А в мешке лежит стишок:

«Я не заяц, не лиса —

Съесть никак меня нельзя!

Никогда не верьте волку,

Чтоб себе не портить ёлку!»

Огромный собачий секрет!

Собака бывает кусачей

Только от жизни собачьей,

Только от жизни собачьей

Собака бывает кусачей!

Собака хватает

Зубами за пятку,

Собака съедает

Гражданку Лошадку

И с ней гражданина Кота,

Когда проживает

Собака не в будке,

Когда у неё завывает

В желудке,

И каждому ясно,

Что эта собака —

Кру-у-у-глая сирота.

Никто не хватает

Зубами за пятку,

Никто не съедает

Гражданку Лошадку

И с ней гражданина Кота,

Когда у собаки

Есть будка и миска,

Ошейник, луна

И в желудке сосиска.

И каждому ясно,

Что эта собака —

Не круглая сирота!

Собака несчастная —

Очень опасна,

Ведь ей не везёт

В этой жизни

Ужасно,

Ужасно, как ей не везёт!

Поэтому лает она,

Как собака.

Поэтому злая она,

Как собака.

И каждому ясно,

Что эта собака

Всех без разбору

Грызёт!

Прекрасна собака,

Сидящая в будке!

У ней расцветают в душе

Незабудки,

В желудке играет кларнет!

Но шутки

С бродячей собакой бездомной

Опасны, особенно

Полночью тёмной, —

Вот самый собачий,

Вот самый огромный,

Огромный Собачий Секрет!

Собака бывает кусачей

Только от жизни собачьей,

Только от жизни собачьей

Собака бывает кусачей!

Очень задумчивый день

Задумчивый козлик

На травке лежал.

Задумчивый зайчик

По травке бежал —

Ведь хочется в жаркий

Задумчивый день

Задумчиво мчаться

В прохладную тень!

Задумчивый козлик

Не видел зайчонка,

Задумчивый зайчик

Не видел козлёнка…

Поэтому очень

Задумчивый стон

Раздался внезапно

С обеих сторон —

И вдруг у козлёнка,

И вдруг у зайчишки

Вскочили на лбу

Две задумчивых шишки!

Но докторских

Два

Натянув колпака,

Примчались

Задумчивых два мотылька

И стали обмахивать

Очень задумчиво

Две синеньких шишки,

Торчащих задумчиво!

Такое задумчивое

Леченье

Немедленно всем

Принесло

Облегченье!

Кузнечики

Дали концерт

На лугах,

Задумчивый козлик

Плясал на рогах,

Задумчивый зайчик

Плясал на ушах,

И с песенкой выступил

Кот в камышах!

Пузатый чайник

Пузатый чайник я люблю!

Он жарким делом занят,

Свистит он песенку свою

И крышкой барабанит!

Пых-пых, весёлый вкусный пар

Из чайника летит, как шар,

А иногда из носа

Торчит, как знак вопроса.

Пузатый чайник знаменит

В любое время года,

Особенно когда стоит

Неважная погода.

Тогда варенье или мёд

В два счёта мама достаёт

И две большие плюшки

Для маленькой пирушки!

Я улыбаюсь до ушей,

А чайник мой грохочет,

Хохочет,

Словно муравей

До слез его щекочет!

Пых-пых, горячий вкусный чай

Разгонит скуку и печаль.

Он-с мёдом, он-с вареньем,

С чудесным настроеньем!

И пляшет чайник на столе,

Пируя вместе с нами,

А я пою в его тепле

Про чайник песню маме:

«Пузатый чайник знаменит

В любое время года,

Особенно когда стоит

Неважная погода.

Пых-пых, горячий вкусный чай

Разгонит скуку и печаль.

Он-с мёдом, он-с вареньем,

С чудесным настроеньем!»

Разноцветные котята

Кувыркаются на крыше

Разноцветные котята:

Чёрный, белый, серый, рыжий,

Голубой и полосатый.

Даже маленьких котят

Мамы красить не хотят

Одинаково!

Что за радость, если детки

Будут все — одной расцветки?

Собака и артист

Собака бегала одна

По городскому саду,

Цветочки нюхала она

И пела серенаду.

Её увидел господин

В цилиндре и во фраке,

Бродил по саду он один

И тосковал во мраке.

Он знаменитый был артист,

Играл он на гитаре,

И был художественный свист

В его репертуаре.

Но дома скучно одному

Съедать свои котлетки

И одному свистеть во тьму

Ночами на кушетке.

«Она одна и я один,

Зажарю три шпикачки»,-

Подумал этот господин,

И свистнул он собачке.

Он дома закатил обед,

Похожий на пирушку,

Он постелил собачке плед

И подарил игрушку.

Собака счастлива была

Дружить с таким артистом,

Она у ног его спала

С художественным свистом.

Страшилище

Однажды

Лохматый петух на заре,

Взлетев на забор,

Закричал: — Ку-ка-ре!..

Утёнок от страха

Помчался за уткою:

Петух для утёнка-

Страшилище жуткое!

Хорошо быть стариком

Старики не ходят в школу —

Хорошо быть стариком!

Никаких тебе диктантов,

Никаких тебе контрольных,

Никаких тебе задачек,

Никаких тебе уроков,

Приставаний с дневником.

Старики стихов не учат,

Их ботаникой не мучат,

За прогулы их не жучат,

Их не мучат, их не жучат,

И не надо на помойку

Бегать с мусорным ведром!

Старики не ходят в школу —

Хорошо быть стариком!

Никаких тебе грамматик

И противных арифметик,

Чтений, пении, рисовании,

Приставаний с дневником,

Никаких тебе отметок

И родительских собраний,

Старики не ходят в школу —

Хорошо быть стариком!

Старики стихов не учат,

Воспитаньем их не мучат,

За танцульки их не жучат,

Их не мучат, их не жучат,

И не надо на помойку

Бегать с мусорным ведром!

Старики не ходят в школу —

Хорошо быть стариком!

Цветок

У меня живёт цветок.

Он бы море выпить мог.

Дам водички-

Он глотает

И немножко расцветает!

Что на что похоже?

На горе шумит ветла,

На ветле звенит пчела,

Полосатая как зебра.

В нашу лодку иногда

Набирается вода,

В глубине плывёт звезда,

Серебристая как рыба.

В роще-клёны и дубы,

А под ними есть грибы,

Каждый гриб похож на зонтик.

Вышел месяц молодой,

Небо кажется водой,

Туча кажется волной,

Месяц-лодкой деревянной.

До чего же всё похоже!

Значит, я, наверно, тоже

На кого-нибудь похож!

Я пошёл и крикнул козам,

Уткам, овцам и стрекозам:

— На кого же я похож?

Белый козлик повернулся,

По-козлячьи улыбнулся

И сказал по-человечьи:

— Разве ты не видишь сам?

Ты добрее, чем телёнок,

Веселее, чем козлёнок,

Ты совсем ещё ребёнок,

Но похож на человека!

Что над чем?

Вон-труба, над нею-дым,

Интересно, что над ним?

А над ним-дома повыше,

Ни одной трубы на крыше,

Никакого дыма нет!

Из чердачного окошка

Вышел кот и вышла кошка,

Жмурятся на яркий свет,

Жадно лижут свежий снег!

Но подумаем о том,

Что над кошкой и котом?

А над кошкой и котом —

Галка с чёрным животом!

На ветру охрипла галка,

Добрым детям галку жалко…

Вот над галкой два пилота

Смотрят вниз из вертолёта,

И сачками ловят галку,

И берут к себе в кабину,

И дают большую булку,

Чай горячий и малину.

Эта галка спасена!

Что над галкой?

Вышина!

Что такое вышина?

Тучи, ветер, тишина,

А за тучами гуляют

Солнце, звёзды и луна.

Эту чудную картину

Я увидел из окна!

Замечательно

В мороз погремучий

Вдруг задать себе

Вопрос почемучий:

Вон-труба, над нею-дым,

Интересно, что над ним?

Стихи Юнны Мориц настолько любимы, что их не защитить от копирования: их не только «постят» в сети, но и читают детям по памяти, передаривают дорогие душе книжки поэтессы (поэтки, как сама себя называет автор) новым поколениям жителей «маленькой страны».

Впрочем, Юнна Мориц осознает силу своего дара и то, как он дорог читателям:

«Мой любимый старый дом!
В нашем доме молодом
Все девчонки, все мальчишки
Обожают Ваши книжки.

Мой любимый старый дом!
В нашем доме молодом
Ваши книжки прыгают
И ушами двигают!»

Книги Юнны Мориц вышли огромным количеством экземпляров, на её стихи написаны песни, её поэзия переведена на многие европейские языки и даже на японский. Автор удостоена итальянской премии «Золотая роза», российских премии «Триумф» и премии им. А. Д. Сахарова.

Юное и бесшабашное хулиганство детской поэзии Юнны Мориц, в котором все непрерывно, но не хаотично движется и превращается, захваченное стихией игры, пронизано радостно-ликующим, благодарным Богу за каждый миг бытия христианским взглядом на мир.

Кажется, что её стихи во многом совпадают по настроению с текстом Пасхального канона, который призывает Пасху праздновать веселыми ногами («Приидите пиво пием новое… к свету идяху Христе, веселыми ногами, Пасху хваляще вечную»). Вот и её поэтический мир передает повседневность не взрослую – павшую и греховную, а именно детскую – в процессе райской метаморфозы, возвращающей бренный мир к его прекрасным первоистокам.

Геннадий Красников, составитель альманаха «День поэзии», называет автора «лириком в чистом виде»: «Для Юнны Мориц нет эстетики вне этики, вне милосердия и сострадания, вне красоты, спасающей мир и красоту.

Юнна Мориц опасна, ведь Поэзия путём зерна, неисповедимыми путями Слова, как в Откровении от Иоанна, прикасается к последним тайнам мира и, вынося эти тайны на свет, называет вещи своими именами.

Юнна Мориц и её молодое, дерзкое, страстное творчество – как стихи Пушкина, Есенина и Маяковского, Ахматовой и Цветаевой – принадлежат вечности, той чистой и нетронутой, прохладное сияние которой отражается в её лирике:

«Всё изменится, ландыш останется прежним,
Всё изменится, прежним останется свет
В колокольчике с запахом, острым и нежным,
Белоснежным, как тайна, где мерзости нет!»

Юнна Мориц умна, остроумна, музыкальна, милосердна и беспощадна. Написав более сорока лет назад эссе «Быть поэтессой в России», сегодня она называет себя поэткой, которой читатели платят самой дорогой и живой валютой – люблями… Ни в одном обменнике нет такого высокого курса, как у этой валюты – курса Любви и Поэзии».

Искренность, оригинальность, свежесть авторского мышления поэтессы ярко передает интервью Юнны Мориц «Новой газете», опубликованное 18 марта 201 под заголовком «Сам себе переворотчик». Его мы приводим в сокращении:

– Как Вы думаете, может ли поэт в человеке истощиться и умереть раньше, чем сам человек? Как и почему это может произойти?

– Поэт в человеке – как матрешка в матрешке или нога в ботинке. В переводе с греческого «поэзия» – творчество, «поэма» – творение, создание, «поэт» – создатель, творец. Создатель, Творец не может истощиться, искрошиться, издырявиться. Поэт не умирает даже после развоплощения человека.

– Может ли одаренный искрой Божьей человек позволить себе больше, чем все остальные? Или, напротив, требования к нему строже?

– Больше – чего?.. Жестокости?.. Наглости?.. Подлости?.. Лжи?.. Уточните!

– Уточняю: больше слабостей, прав, ошибок, безрассудства или радости. Больше всего того хорошего и плохого, что может предложить жизнь. Как у Довлатова: «Больше денег, вина и геройства».

– Каких слабостей? Слабости бывают прекрасны, бывают позорны. Известно, что есть несправедливая сила и слабая справедливость, и единственное, на что мы способны в этом смысле, – сделать силу более справедливой, а справедливость более сильной.

Больше прав – каких и на что? Больше безрассудства – в каком смысле и по отношению к кому и к чему? Ничто не однозначно. Ножом убивают, ножом достают пули из ран, ножом режут хлеб.

– Часто публика ставит поэта в рамки определенного ему образа, налагает некие обязательства. А на Ваш взгляд, поэт кому-то что-то должен?

– Он должен – никому не дать угробить Божий дар.

– Считаете ли Вы трудным просить прощения, признаваться в любви, говорить правду? Не в стихах, не в книгах, а в жизни?

– Поэзия – мой образ жизни. Всегда, с четырех лет, и даже раньше.

– Изменился ли Ваш читатель? Изменились ли Вы?

– Мой читатель сильно помолодел… Это как раз «внутренняя характеристика», поскольку возраст всегда внутренняя суть, а не внешность. Биологический возраст большинства моих читателей 18-35 лет, таковы сводки на моем сайте. «Изнутри с ним произошло» именно то, что он знает поэзию, и она для него – кислород.

– Вы автор многих замечательных детских стихотворений. Как, на Ваш взгляд, надо разговаривать с ребенком, чтобы из него вырос хороший человек?

– Одно с другим не связано. И часто – совсем наоборот. Хороший человек – хороший для кого?.. Никто не знает, как надо разговаривать с ребенком, чтоб он не стал… ужасным человеком.

– Бывает, цитаты из любимых книг и поступки любимых героев взрослый человек помнит лучше, чем заветы родителей. Раз на Ваших стихах дети успешно растут, учатся чему-то благодаря им, помнят их годы спустя как неотъемлемую часть своего детства, значит, Вам удалось найти тот особый, милый всякому ребенку тон?

– Никакого «милого тона» у меня для детей нет. Все наоборот. Я – веселый хулиган, игрослов, наоборотчик, сам-себе-переворотчик, знаток Больших Секретов для маленькой компании…

Итак, в нашей небольшой подборке – самые известные и ностальгийные стихи Юнны Мориц, на которых выросло не одно поколение детей.

Свежий бублик

На Каляевской в окошке
Тётя бублики печёт!
Я куплю четыре штуки
На четыре пятака.
Пятаки звенят в ладошке,
Дождь за шиворот течёт…
Тесто крутит закорюки –
Бублик делает пока!

Раз-два-три-четыре штуки,
Покупаю закорюки
Для себя и для друзей:
Шуре, Ване и Серёже,
Всей компании моей!

Свежий бублик на лопате
Пышет жаром и блестит,-
Покупатель тянет руки,
Улыбаясь до ушей!
Кто дождётся и заплатит
Свежим бубликом хрустит!
Я куплю четыре штуки
Для себя и для друзей,

Раз-два-три-четыре штуки:
Шуре, Ване и Серёже,
И себе, конечно, тоже-
Всей компании моей!

Дождь по крыше барабанит…
Вот и очередь моя!
Вдруг нашлась в моём кармане
Вещь прекрасная, друзья!
Это – маленький шпагатик,
Сантиметров пятьдесят,-
У меня теперь на шее
Связкой бублики висят!

Раз-два-три-четыре штуки –
Для меня и для друзей:
Шуре, Ване и Серёже,
Всей компании моей!

Весёлая Лягyшка

Весёлая Лягyшка
Жила в одной реке,
Вверх дном её избyшка
Стояла, бре-ке-ке!

Избyшка не стояла,
А кверхy дном плыла,
Но это не меняло
Лягyшкины дела!

Избyшка кyвыркалась,
Лягyшка развлекалась,
В зелёном сарафане
Плясала, пара-пам!

Она двyмя рyками
Играла на баяне,
Она двyмя ногами
Стyчала в барабан!

Унылые лягyшки
Томились и страдали,
В зелёные подyшки,
Ква-ква, они рыдали.

И счастья не видали
Унылые лягyшки!
Из них и полyчились
Унылые старyшки.

Они бyбнят yныло
И стонyт вдалеке:
– Ква-ква, к дождю заныло
В спине, в ноге, в рyке…

А бодрая старyшка,
Весёлая Лягyшка,
Как вспомнит, что с ней было, –
Хохочет, бре-ке-ке!

Она двyмя рyками
Играла на баяне,
Она двyмя ногами
Стyчала в барабан!

Избyшка кyвыркалась,
Лягyшка развлекалась,
В зелёном сарафане
Плясала, пара-пам!

Ежик резиновый

По роще калиновой,
По роще осиновой
На именины к щенку

В шляпе малиновой
Шёл ёжик резиновый
С дырочкой в правом боку.

Были у ёжика
Зонтик от дождика,
Шляпа и пара галош.

Божьей коровке,
Цветочной головке
Ласково кланялся ёж.

Здравствуйте, ёлки!
На что вам иголки?
Разве мы волки вокруг?

Как вам не стыдно!
Это обидно,
Когда ощетинился друг.

Милая птица,
Извольте спуститься-
Вы потеряли перо.

На красной аллее,
Где клёны алеют,
Ждёт вас находка в бюро.

Небо лучистое,
Облако чистое.
На именины к щенку

Ёжик резиновый
Шёл и насвистывал
Дырочкой в правом боку.

Много дорожек
Прошёл этот ёжик.
А что подарил он дружку?

Об этом он Ване
Насвистывал в ванне
Дырочкой в правом боку!

Цветок

У меня живёт цветок.
Он бы море выпить мог.
Дам водички —
Он глотает
И немножко расцветает!

Баллада о фокусах шоколада

Пришёл на каток
Николай с шоколадкой
И съесть пожелал
Шоколадку украдкой.

Зажал Николай
Шоколадку в кулак
И сделал открытие:
«Я — не дурак!»

Свою шоколадку
Держа в кулаке,
Он всех обгонял
В этот день на катке!

Он слышал, как сзади
Летели друзья, –
Мечтал оглянуться,
Но было нельзя!

Нельзя с шоколадкой
Ему расставаться!
И мчался вперёд,
Не желая сдаваться!

Дышал Николай,
Словно тигр уссурийский,
Держал Николай
Марафон олимпийский!

Каток под серебряной пылью
Дрожал,
А он шоколадку с ванилью
Зажал!

Не мог Николай
Укусить шоколадку,
Он мчался
И ел её только вприглядку!

И мимо друзей,
Словно двигатель шумный,
Пуская пары,
Пролетал, как безумный!

Пылал Николай,
Словно русская печка,
Но он перегрелся –
И вышла осечка:

В руке шоколадка
Кипит, как в кастрюльке,
И льются в рукав
Шоколадные струйки…

И мимо друзей
Николай ненаглядный
Пыхтит,
Тарахтит,
Словно пупс шоколадный!

Ванильный,
Ореховый,
Сладкий
И липкий,

Он бешено мчится
С глупейшей улыбкой –

Легко ли
Такой шоколадке огромной
В тени оставаться
И выглядеть скромной?

Ревёт Николай
На катке ледяном –
Везут Николая
В большой гастроном!

Завязана розовой лентой
Коробка –
Не трюфельный торт,
Не конфеты «Коровка»!

Шофёр восхищён:
– Ах, какой Шоколай!
– Какой Шоколай? –
Возмущён Николай!

– Ты был Николаем, –
Шофёр говорит, –
А стал Шоколаем, –
Шофёр говорит. –

И мы, дорогой,
Любоваться желаем
Огромным таким
И живым Шоколаем!

Стоит Шоколай
На витрине нарядной,
И всем говорит
Его вид шоколадный:

Прекрасно
Ходить на каток с шоколадкой!
Опасно
Съедать шоколадку украдкой!

Быть жадным – ужасно!
Не надо, не надо,
А то превратишься в кусок
Шоколада!

Веселый завтрак

Забрела на полчаса
К нам позавтракать оса

Ходят стулья ходуном
Вся избушка – кверху дном!

На столе – столпотворенье,
Кувыркается салат,

Сыр, яичница, варенье..
Над столом – как приведенье

Скачет дедушкин халат!

Под столом сидит семья:
Мама, бабушка и я.

Папа с веником летает,
Подметает потолок,

Он летает и мечтает
Выгнать гостью за порог.

А она жужжит под носом
И над ухом, и везде –

В башмаке, в кормушке с просом,
В газированной воде,

В рукаве и сковородке,
В балалайке и часах,

У меня на подбородке
И у дедушки в усах!

Вдруг настала тишина
Звонкого звонче —

Это вышел из окна
Золотистый пончик!

Он-с вареньем,
Он-с изюмом,

С нашим визгом,
Криком, шумом!

Это — пончик с лапками,
С крылышками сладкими.

У такого пончика —
Жало с острым кончиком!

Он теперь жужжит на клёне,
Изгибается в поклоне,

Извиняется оттуда,
Что расколота посуда,

Что из этой заварушки
Не вышло дружеской пирушки!

Букет котов

У меня уже готов
Для тебя букет котов,

Очень свежие коты!
Они не вянут, как цветы.

Вянут розы и жасмин,
Вянут клумбы георгин,

Вянут цветики в саду,
Hа лугу и на пруду,

А у меня – букет котов
Изумительной красы,

И, в отличье от цветов,
Он мяукает в усы.

Что за ушки! Что за лапки!
Всяк потрогать их бежит.

Я несу букет в охапке,
Он дерется и визжит.

Я несу букет котов,
Дай скорее вазу.

Очень свежие коты –
Это видно сразу!

Малиновая кошка

У Маpфы на кyхне
Стояло лyкошко,

В котоpом дpемала
Домашняя кошка.

Лyкошко стояло,
А кошка дpемала,

Дpемала на дне,
Улыбаясь во сне.

Маpфyта спpосонок
Пошла к лесникy

С лyкошком,
Где кошка спала на бокy.

Маpфyта не знала,
Что кошка в лyкошке

Дpемала на дне,
Улыбаясь во сне…

Лесник, насыпая
Малинy в лyкошко,

С болтливой Маpфyтой
Отвлекся немножко.

Лесник не заметил,
Что кошка в лyкошке

Дpемала на дне,
Улыбаясь во сне…

А кошка пpоснyлась
И выгнyла спинy,

И пpобовать стала
Леснyю малинy.

Hикто не заметил,
Что кошка в лyкошке

Хихикает тихо
И чмокает лихо!

Лесник
Сковоpодкy с гpибами
Пpиносит,

Маpфyтy любезно
Позавтpакать пpосит.

Hад ними хихикает
Кошка в лyкошке –

В свое yдовольствие
Ест пpодовольствие!

Маpфyта наелась
Маслятами на год,

А кошка малиновой
Стала от ягод.

Малиновый звеpь
Hа малиновых лапах, –

Какой благоpодный
Малиновый запах!

Подходит Маpфyта
И видит в лyкошке

Улыбкy yсатой
Малиновой кошки.

– Таких не бывает! –
Маpфyта сказала.

– Такие бывают! –
Ей кошка сказала

И гоpдо
Малиновый бант завязала!

Валентина Киденко по материалам СМИ
Фото из открытых источников

Арбузик
Баллада о фокусах шоколада
Белые ромашки
Бетани
Билет на дачу
Благолепие света
Большой лошадиный секрет
Большой секрет для маленькой компании
Бродячая собака
В очках и без очков
В цирке
Ванечка-пастух
Верхний свет
Весёлая лягушка
Весёлый завтрак
Вечерний свет
Вместо сноски
Волнующий вопрос
Ворона
Вышел котик на прогулку
Дельфин дельфиныч
Дом гнома, гном — дома!
Домик с трубой
Ёжик резиновый
Жила-была конфета
Жил-был один садовник
Жора Кошкин
За невлюбленными людьми
Заходите в гости!
Здравствуй, робот!
Зейдер-Зее
Зеленеет лук в воде
Земляничная поляна
Идёт весна по городу!
Комарово
Конец Шутилкина Бориса
Кораблик
Кот-мореход
Кто сильнее?
Кувшинка
Лето
Любимый пони
Малиновая кошка
Март в Тарту
Мой подвал
Море чудес
На смерть Джульетты
На стоянке
Не верьте волку!
Ночь
О жизни, о жизни — и только о ней
Огромный собачий секрет
Осень
Очень задумчивый день
Папирус
Первое сентября
Песенка про сказку
Побег
Пони
Попрыгать-поиграть!
Попугай и утка
Приход вдохновения
Пузатый чайник
Путеводная звезда
Разговаривали вещи
Раскудрявый пуделек
Рождение крыла
Ручеёк
Свежий бублик
Сентябрь
Сказка про песенку
След в море
Слониха, слонёнок и слон
Снег в ноябре
Снег на мосту
Снегопад
Собственное небо
Стирать свои носки!
Сто фантазий
Счастливый жук
Таврида
Тетрадка для сказок
Трудолюбивая старушка
Туманной зарею
Ты да я, да мы с тобой!
У котёнка работёнка
Усатый стручок
Хорошо — быть молодым!
Хохотальная путаница
Что на что похоже
Что над чем?
Чтоб летали мы все и росли!
Шёл козёл молодой
Эстонская песня
Это — да! Это — нет!
Это вьюги хрустящий калач
Это очень интересно
Южный рынок
Я вареники леплю
Я расскажу вам про покупку

Юнна Мориц — совершенно удивительная поэтесса. Её стихи переведены даже на японский язык — они изящны, невесомы и обалденно красивы.

I

За невлюбленными людьми

За невлюбленными людьми
Любовь идет, как привиденье.
И перед призраком любви
Попытка бить на снисхожденье —
Какое заблужденье!
Любви прозрачная рука
Однажды так сжимает сердце,
Что розовеют облака
И слышно пенье в каждой дверце.

За невлюбленными людьми
Любовь идет, как привиденье.
Сражаться с призраком любви,
Брать от любви освобожденье —
Какое заблужденье!
Все поезда, все корабли
Летят в одном семейном круге.
Они — сообщники любви,
Ее покорнейшие слуги.

Дрожь всех дождей,
Пыль всех дорог,
Соль всех морей,
Боль всех разлук —
Вот ее кольца,
Кольца прозрачных рук,
Крыльев прозрачных свет и звук.

За невлюбленными людьми
Любовь идет, как привиденье.
В словах любви, в слезах любви
Сквозит улыбка возрожденья,
Улыбка возрожденья …
И даже легче, может быть,
С такой улыбкой негасимой
Быть нелюбимой, но любить,
Чем не любить, но быть любимой.

Дрожь всех дождей,
Пыль всех дорог,
Соль всех морей,
Боль всех разлук —
Вот ее кольца,
Кольца прозрачных рук,
Крыльев прозрачных свет и звук.

II

Хорошо — быть молодым!

Хорошо — быть молодым,
За любовь к себе сражаться,
Перед зеркалом седым
Независимо держаться,
Жить отважно — черново,
Обо всем мечтать свирепо,
Не бояться ничего —
Даже выглядеть нелепо!

Хорошо — всего хотеть,
Брать свое — и не украдкой,
Гордой гривой шелестеть,
Гордой славиться повадкой,
То и это затевать,
Порывая с тем и этим,
Вечно повод подавать
Раздувалам жарких сплетен!

Как прекрасно — жить да жить,
Не боясь машины встречной,
Всем на свете дорожить,
Кроме жизни скоротечной!
Хорошо — ходить конем,
Власть держать над полным залом,
Не дрожать над каждым днем —
Вот уж этого навалом!

Хорошо — быть молодым!
Просто лучше не бывает!
Спирт, бессонница и дым —
Всё идеи навевает!
Наши юные тела
Закаляет исступленье!
Вот и кончилось, ля-ля,
Музыкальное вступленье, —

Но пронзительный мотив
Начинается! Вниманье!
Спят, друг друга обхватив,
Молодые — как в нирване.
И в невежестве своем
Молодые человеки —
Ни бум-бум о берегах,
О серебряных лугах,
Где седые человеки
Спать обнимутся вдвоем,
А один уснет навеки.

III

Зейдер-Зее

Леону Тоому

Я подвержена идее
Побывать на Зейдер-Зее,
На заливе, столь воспетом
Мореплавцем и поэтом
В древней саге и позднее,
В тех столетиях и в этом.
Да! Мечты моей предметом
Стал далекий Зейдер-Зее.

Только я смежаю веки —
Возникает образ некий,
Нежный, как цветок лаванды,
И старинный, как в музее.
Это волны Зейдер-Зее
Омывают Нидерланды,
Реи, якорные змеи,
Лодки, ботики, шаланды.
Кража в Лувре — Зейдер-Зее!

И никто, помимо детства,
До сих пор не знает средства,
Как придумывать заливам
Имена такого склада.
Надо быть каким счастливым
И чудесным ротозеем,
Чтобы крикнуть: — Зейдер-Зее!
И услышать: — Что вам надо?
Говорите поскорее! —
Детский лепет, Зейдер-Зее!

Вижу мельницу и флигель,
Где фламандец Уленшпигель
Или кто-нибудь попозже
Останавливался тоже
И бросался в Зейдер-Зее,
Побледнев от наслажденья,
В дни, когда, на солнце зрея,
Тело жаждет охлажденья,
А русалка или фея
Из волны зовет прохожих,
Бормоча одно и то же:
— Если в рай, так в Зейдер-Зее!

Боже мой, какие танцы
Исполняют оборванцы
В январе на Зейдер-Зее,
Спрятав шеи в бумазее!
На коньках летят, как духи,
Дети, белые старухи,
Длинноногие голландцы.

Что за странные таланты —
На ножах пускаться в бегство
Вдоль серебряной аллеи!
Неужели Нидерланды
Поголовно тянет в детство,
А разбег на Зейдер-Зее?

Мне мешают мысли эти
Просыпаться на рассвете,
А чудесные виденья
Ухудшают поведенье.
Вот сижу, в окно глазея:
Вижу семь тюльпанных грядок,
Мачту, холстик в галерее.
— Где ты? — спрашивают рядом.
Голос тут, но что со взглядом?
— В самом деле, где же, где я?
Врать с утра неинтересно,
Лучше я признаюсь честно,
Что была на Зейдер-Зее.
Да, была на Зейдер-Зее!

V

На грани выдоха и вдоха

На грани выдоха и вдоха есть волна,
где жизнь от видимости освобождена,
упразднены тела и внешние черты,
и наши сути там свободно разлиты.

Там нет сосудов для скопления пустот,
и знак присутствия иной, чем здесь, и счет
не лицевой, не именной, и только ритм
там раскаляется и звездами горит.

На грани выдоха и вдоха есть волна,
где жизнь, как музыка, слышна, но не видна.
И там поэзия берет свои стихи.
И там посмертно искупаются грехи.

VI

Побег

Давай, душа, давай —

Проникнем за ограду,
Там розовый трамвай
Бежит по снегопаду,

В кофейне за углом
Поджаривают зерна,
И лестницы излом
Пропах напитком черным.

Верни, верни, верни,
Звезда, мое светило,
Те считанные дни,
Которых не хватило!

Под шорох мандолин,
Играющих на елке,
Очистим мандарин
И снимем книгу с полки,

В таинственную речь
Вникая до рассвета,
Отбросим кофту с плеч
На озеро паркета

И, отлучив лицо
От чтенья на мгновенье,
Найдем в конце концов
Покой и просветленье.

VII

На стоянке

Плыл кораблик вдоль канала,
Там на ужин били склянки,-
Тихо музыка играла
На Ордынке, на Полянке.

Так названивают льдинки
Возле елочного зала,-
На Полянке, на Ордынке
Тихо музыка играла.

Так бурликал на полянке
Тот ручей, где я играла,-
На Ордынке, на Полянке
Тихо музыка играла.

Я как раз посерединке
Жизни собственной стояла,-
На Полянке, на Ордынке
Тихо музыка играла.

Я снаружи и с изнанки
Ткань судьбы перебирала,-
На Ордынке, на Полянке
Тихо музыка играла.

Тихо музыка играла
На Полянке, на Ордынке.
Мама стекла вытирала,
Где в обнимку мы на снимке.

Бумазейкой вытирала,
Просветляла облик в рамке.
Тихо музыка играла
На Ордынке, на Полянке.

Это было на стоянке,
Душу ветром пробирало,-
На Ордынке, на Полянке

VIII

Мой подвал

Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.

В саду пиликало и пело —
Журчал ручей и цвел овраг,
Черешни розовое тело
Горело в окнах, как маяк.

Душа дождем дышала сладко,
Подняв багровый воротник,
И, словно нежная облатка,
Щегол в дыхалище проник.

Во мне бурликнул свет, как скрипка,
Никто меня не узнавал, —
Такая солнечная глыбка
Преобразила мой подвал.

С тех пор прошло четыре лета.
Сады — не те, ручьи — не те.
Но помню просветленье это
Во всей священной простоте.

И если достаю тетрадку,
Чтоб этот быт запечатлеть,
Я вспоминаю по порядку
Все то, что хочется воспеть.

Все то, что душу очищало,
И освещало, и влекло,
И было с самого начала,
И впредь исчезнуть не могло:

Когда мы были молодые
И чушь прекрасную несли,
Фонтаны били голубые
И розы красные росли.

Еще стихи Юнны Мориц в журнале:

В подборке «Об ожиданиях и встречах» — Встреча,

В подборке «В фантазии рождаются порою немые сны» — Я скучаю осенью по лету

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *