Стромынь храм

Дата публикации:
30 июня 2014 года

История села Стромынь Богородского уезда Московской губернии и стромынского Успенского храма (по материалам метрических книг)

М.С. Дроздов, С.В. Куликова (Черноголовка, Московская обл.)

Мы не будем вдаваться сейчас в дискуссии по спорным вопросам истории стромынского Успенского монастыря, а приведем наиболее распространенную версию. Согласно литературным источникам (чаще всего ссылаются на Никоновскую летопись), Успенский стромынский монастырь был основан около 1380 г. (фигурируют даты от 1378 до 1381 г.) преподобным Сергием Радонежским (или/и его ближайшими учениками) по велению великого князя Дмитрия Ивановича. Тот, как говорит предание, дал обет построить монастырь в случае победы над татарами. «Того же лета 6887 повелением великого князя Дмитрия Ивановича преподобный игумен Сергий создал монастырь на реке на Дубенке на стромыни и постави в нем церковь Успения Пречистая Богородицы, и игумена приведе из своего монастыря, от Святой Троицы, именем Леонтия, и освящена была церковь месяца декабря в первый день, и иноки совокупи и монастырь устрои со всем». В связи с первыми игуменами и местными святыми называют также Якова Стромынского. Получил известность инок Стромынского монастыря Серапион, ставший в конце концов архиепископом Новгородским, святым всей Русской Православной церкви. Храм Успения Божией Матери в селе Стромынь достаточно хорошо известен в Московской области. Отчасти благодаря расположению на Большой Стромынской дороге (ныне называемой шоссе – и Щелковским, и Черноголовским, и Киржачским), а главным образом – по чудотворной, всероссийски почитаемой Кипрской иконе Божьей Матери. С недавних пор к святыням храма добавились и мощи Саввы Стромынского, ученика Сергия Радонежского, вместе с ним и преподобным Леонтием бывшего основателем стромынского Успенского монастыря (с 1381 по 1392 гг. – игуменом). Монастырь на месте нынешнего сельского кладбища существовал примерно с 1380 по 1764 г. Его историческим и духовным преемником и является Успенский придорожный храм. В отечественных архивах находится значительное количество «неосвоенных» материалов, так или иначе связанных и с монастырем (правда, за последнее, в основном, столетие его существования), и с приходской церковью. Авторы предприняли попытку исследования таких документов, пусть, только и определенного рода, и определенного периода. Одна из задач нашей статьи – показать, как из скучных, казалось бы, неброских амбарных, залежавшихся книг можно извлечь интересные данные, касающиеся и Успенского храма, и всего села, и отдельных личностей – дедов, прадедов и прапрадедов нынешних сельчан.

В течение двухсот лет монастырь являлся самостоятельным. В XVII в. был разорен поляками. По преданию, уцелевший стромынский монах Варлаам основал на реке Воре Свято-Николаевскую Берлюковскую пустынь. Стромынская же обитель, сильно пострадавшая, после Смутного времени была приписана к Троице-Сергиевой будущей Лавре. В 1682 г. монастырь был назначен на содержание Славяно-Греко-Латинской академии, первого русского высшего учебного заведения, центра науки и просвещения, основанного царевной Софьей. В этом акте видится и глубокий, даже мистический смысл: через 275 лет недалеко от Стромыни в небольшой деревне Черноголовке начнется интенсивное строительство научного центра Российской Академии Наук (тогда – АН СССР), а еще 35 лет спустя жители его составят основной контингент прихожан Успенского храма.

По многим, однако, причинам, монастырь в XVIII в. постепенно приходил в упадок и в 1764 г. был упразднен (в 1783 г. разобран). На месте монастыря остались кладбище иноков (а затем обычное сельское) и часовня над могилой преподобного Саввы Стромынского, сначала деревянная, а с 1870 г. – каменная (по сведениям тогдашнего настоятеля сельского храма о. Фаворского).

Судя по всему, в селе (называвшемуся тогда Коровицыно) в конце XVIII в. уже был деревянный приходский Никольский храм, а к 1827 г. был выстроен каменный – в честь Успения Пресвятой Богородицы. В 1877 г. устроена трапезная с Никольским и Сергиевским приделами. В ней и находилась древняя Кипрская (Стромынская) икона Божией Матери, по местному преданию – благословение преподобного Сергия Радонежского. Именно эта икона особенно прославилась, начиная с 1841 г., множеством чудес и исцелений. Возникновение почитания этой иконы связано с именем девицы Мавры (позднее, видно, получившей фамилию Фаева) во времена служения о. Порфирия Флерова и подробно изложено в работе П.Г. Чистякова.

В советское время храм не закрывался, несмотря на аресты его священников вплоть до кануна Великой Отечественной войны, когда его все же закрыли, но ключи хранились у прихожан. После войны храм действовал, однако в хрущевскую «оттепель» был закрыт, уже, казалось, навечно. Святыню храма, чудотворную Кипрскую икону, во время гонений на Церковь в течение почти 30 лет хранили местные жительницы. В год 1000-летия Христианства на Руси Успенский храм был возвращен верующим.

Материалы, касающиеся, так или иначе, Стромыни, стромынских монастыря и церкви находятся в нескольких архивохранилищах – например, в Ногинском районном, в Московском областном, в Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ), в РГИА, РГАДА. В перечне документов, хранящихся в их фондах, фигурируют, в частности, метрические и приходо-расходные книги, клировые и исповедные ведомости. Нами исследовались метрические книги из собрания ЦИАМа, представляющие собой реестры для официальных записей актов гражданского состояния – рождений, браков и смертей – и, соответственно, на три части разделенные. Этим записям сопутствовали некоторые подробности, иногда крайне любопытные, кроме того, по всем частям подводились итоги за год.

В ЦИАМе в фонде 203 (опись 780) хранятся метрические книги Успенской церкви, по крайней мере, за 1870-1913 гг. Нами подробно изучены 17 из них: 1872, 1875, 1879, 1883, 1889, 1890, 1891, 1892, 1896, 1898, 1899, 1900, 1903, 1904, 1905, 1909, 1913 гг. Стандартное название каждой из книг следующее: «Метрическая книга для записи родившихся, вступивших в брак и умерших по Богородского уезда Успенской, в селе Стромынь, Коровицыно тож, церкви на … год». Порой указывалось еще Пружковское благочиние и то, что книга дана из Московской духовной консистории.

Сделаем несколько предварительных пояснений. Приход села Стромынь состоял не только из Стромыни, но и из ближайших деревень (в современном написании) Ботово, Беседы, Стояново, Старки, Дуброво, Ново-Обухово, Щекавцево. Хоронили всех в большинстве своем на стромынских кладбищах – при церкви и на приходском (на месте бывшего монастыря). За 20 лет до первого «разбираемого» нами года, т.е. по состоянию на 1852 г. все перечисленные деревни прихода входили в Амеревскую волость и 2-й (тогда) стан Богородского уезда. Принадлежали они ведомству Государственных Имуществ или частным владельцам. Вот список их, и сколько в них было дворов и проживало «душ»: Стромынь (писалось чаще как Коровицыно или Стромы) – село Государственных Имуществ, крестьян 492 души, 74 двора, 53 версты от столицы и 24 от уездного города. Ботово – деревня Государственных Имуществ, 351 душа, 39 дворов. Беседы – сельцо Шереметева Василия Александровича, тайного советника, 208 душ, 24 двора. Дуброво – капитана Федора Ивановича и корнета Петра Федоровича Ладыгиных, прапорщицы Елизаветы Федоровны Строевой, 148 душ, 19 дворов. Старки – сельцо Антоновской Авдотьи Федоровны, майорши, 101 душа, 15 дворов. Стояново – сельцо Кошелева Александра Дмитриевича, гвардии штабс-капитана, 195 душ, 21 двор. Щекавцево – деревня Госимуществ, 285 душ, 34 двора. Ново-Обухова (или просто Обухова) в списке нет, видимо, этой совсем маленькой деревни еще не было. Всего, по приведенным сведениям, в 1852 г. в приходе проживало 1780 человек: 842 мужского и 938 женского пола.

После отмены крепостного права Стромынь и окрестные деревни вошли в Аксеновскую волость (Аксеново – деревня рядом с фабричным поселком Фряново). На одно селение в этой волости в 1890-е гг. в среднем приходилось 200 жителей (по всему уезду – 422), таким образом, уже в 1852 г. Стромынь была крупнее этих «средних» селений. Приход села Стромынь по подворной переписи 1883-85 гг. составил уже 2567 человек из 6006 приписного населения во всей Аксеновской волости.

В рассматриваемых метрических книгах фигурируют все перечисленные выше населенные пункты. В самой Стромыни мы видим «подмонастырскую слободку», два кладбища, фабрички и лавки, кузницы и т.д. По социальному положению встречаем в основном, естественно, крестьян, но также и мещан, солдат, священнослужителей. В приходе отмечается наличие небольшого количества «раскольников», т.е. старообрядцев. Речь явно идет о Щекавцеве с его смешанным населением – православным и старообрядческим.

Теперь хотя бы кратко осветим статистику родившихся, брачующихся и умерших в приходе в изученные годы. Количество рожденных менялось от максимального 168 (в 1900 г.) до минимального 126 (в 1909 г.). Среднее количество родившихся за год составило по нашим подсчетам 146 человек. Средний годовой показатель браков 23-24, причем больше всего их – 41 – было в 1899 г., а меньше всего – 4 – в 1904 г. Венчалась чаще всего зимой в январе-феврале и осенью в сентябре-октябре.

Минимум умерших в приходе, судя по названным книгам, приходился на 1913 г., а максимум – на 1909 г., в среднем же умирало за год около 126 человек. От чего же умирали в селе Стромынь? «От старости», «от водянки», «от колотья», «от кашля», «от прирожденной слабости». Последнее относилось к детям, которых среди умирающих было большинство. Еще из причин смерти обычны горячка, скарлатина, понос. Все это фиксировалось в книгах. Умирал народ и от оспы, удушья, чахотки. И лишь один Жучков из деревни Беседы умер ненормально, что и засвидетельствовано в метрической книге: «от замерзания, опьянения». Далее за ним записано: «не исповедан, не приобщен, погребен на приходском кладбище». Редчайший, кстати, случай в приходе. По христианским правилам таких не отпевали…

С годами не прослеживается какой-то явной тенденции в сторону увеличения или уменьшения как рождаемости, так и смертности, и количества браков (венчаний). Ясно только одно: средняя рождаемость превышала среднюю смертность, население в приходе увеличивалось в среднем на 20 человек в год.

Мы попытались также сопоставить некоторые из показателей метрических книг с погодными и общественно-политическими условиями в отдельные года. Такая связь, хоть и не очень четкая, действительно, существует, и острее всего реагирует на это количество свадеб. Например, в 1890 г. урожай и заработки были низкие, соответственно и браков зарегистрировано только 15, существенно меньше среднего. Влияние же Японская войны проявилось в том, что в 1904 г. венчались всего 4 пары.

Из других источников известны еще некоторые цифры, относящиеся к стромынскому приходу за десятилетие 1885-94 гг. и близкие к тому, что получается из данных изученных нами метрических книг. В отчете врача А.И. Скибневского мы нашли, что за эти 10 лет родилось 1408, умерло 1219 человек, прирост к первоначальному населению в 2661 жителей составил 189 человек. Браков было 222. В пересчете на 1000 человек цифры такие – 52,9 родилось, 45,7 умерло, прибыль 7,1 (т.е. 0,71%, что больше, чем в среднем по Московской губернии, но значительно меньше, чем в Европейской России), браков 8,4. Количество смертей по возрасту в стромынском приходе составляло: до 15 лет – 70,9%, старше 15 лет – 29,1%.

Кроме медико-статистического в нашем исследовании возникает еще один интересный аспект. Его надо отнести к исторической ономастике. Как чаще всего звали наших прапрапрабабушек и аналогично-дедушек, какие фамилии (если уже были) типичны для данной местности и т.п.?

А какими именами называли тогда детей? Больше всего по нашим подсчетам получилось Иоаннов и Василиев. У девочек чаще всего были Анны, Евдокии, Марии. Имена новорожденных, с хорошей точностью, соответствуют церковному календарю. Посмотрим и на то, как звали взрослых жителей Стромыни. Из названных в одном из списков (1883 г.) стромынских 138 домовладельцев-мужчин больше всего, конечно, тоже Иванов – их 16 или 11,6%. Следующие по популярности имена Василий – 12, Петр – 9, Егор – 7 (официально – Георгий, недаром здесь при церкви и часовня Георгиевская). Четыре этих имени носила треть самостоятельного мужского населения села. В основной массе мужчин с одинаковыми именами – двое-пятеро, и только не больше 17% носят имена-одиночки, среди них совсем не редкие вообще-то: Сидор, Михаил, Максим, Семен и т.п. Есть и один Абрам. А женские имена, судя по невестам, чаще всего такие же по популярности, как и названные ранее у новорожденных девочек: общество и в этом смысле вполне демонстрирует свою традиционность. Все это, повторяем, относится к 1883 г.

Теперь в свете метрических книг Успенской церкви обратим внимание на некоторые отдельные события стромынской жизни 1872-1913 гг.

1872 год (фонд 203, опись 780, дело 11).

Это первое наше дело в ЦИАМе, касающееся Стромыни. Делаем первый шаг – находим, что священником церкви значится о. Павел Фаворский, старый наш «знакомый» еще по статье в «Московских епархиальных ведомостях» 1870 г. о стромынском монастыре. В церковный клир кроме о. Павла входят диакон Павел Сперанский, псаломщик-диакон Виктор Соловьев, пономарь Иван Орлов. Священник Павел Фаворский окончил Вифанскую семинарию в 1844 г., он сменил одного из первых, если не первого, священника возобновленной в камне приходской церкви – о. Порфирия Флерова, выпускника Московской духовной семинарии 1816 г., с 1821 г. служившего в Богородском уезде. В уезде, кстати, предводителем дворянства в 1872 г. является Николай Федорович Самарин (1829–1892) – общественный деятель, брат известного славянофила Ю.Ф. Самарина. Он предводительствовал в 1869–1873 гг. и 1875–1884 гг., больше, наверное, чем кто-либо.

На примере этого года отметим некоторые фактические подробности, которые можно найти в метрических книгах. В первой части книги 1872 г. – о рождении и крещении – занесено 134 юные души, из них 68 мальчиков, 66 девочек. У всех почти этих детей в родителях записаны отцы и «законные их жены», «оба православного вероисповедания» (обычная формулировка). Но были в небольшом количестве и рожденные вне брака, у которых в родителях записаны только матери. Таких «незаконнорожденных» в этом году семеро. Учитывая, что в иные годы незаконнорожденных нет вообще, вряд ли общее количество матерей-одиночек сильно превышало 1%. Помня, что в приходе еще недавно на 842 мужчин приходилось 938 женщин, можно, при таком избытке женского пола, понять и простить этот процент, а при сравнении с современностью эта цифра просто ничтожная.

Обращает на себя внимание, что между рождением и крещением обычно проходит 1 день, редко – два. Довольно большая часть ребятишек умирает младенцами, а потому родители торопятся крестить своих детей, чтобы, не дай Бог, не умерли нехристями.

Среди 134 родившихся не все, даже далеко не все – собственно стромынские. Мы произвели «выборку» и вот что получилось. Именно в селе Стромынь родились только 29 из общего количества 134 младенца или около 22%. Фамилии (нормальные, нынешние!) у всех детей есть, что в те времена было еще далеко не везде в сельской местности. Чаще других в 1872-м году появлялись на свет Бубновы, потом Амелины и Князевы. Браков было заключено немного – 19 (в 1875 г., например, венчались 28 пар). Женились тогда молодыми: женихам и невестам лет по 20 (невестам и поменьше). Свадьбы играли в том году только в 4 месяца из 12-ти, а в основном – в сентябре, после сбора, видимо, основного урожая.

Умерло в 1872 г. 137 человек, из них 62 «мужеска пола» и 75 «женска». Возраст самый разный, но очень много младенцев, а стариков, по-настоящему старых, с нынешней, точнее – с недавней, точки зрения – особенно-то и нет. В 60 лет пишут – «от престарелости». Количество умерших, как уже указывалось, «главным образом обуславливается огромною смертностью детей до 1 года, вымирающих в громадном количестве в одно определенное время – именно в течение лета, но наипаче в июле-августе месяцах. Вот самое чувствительное и постоянное зло, тяготеющее в виде Дамоклова меча над населением Богородского уезда».

1879 год (фонд 203, опись 780, дело 77).

Священник на приходе сменился. Теперь это Александр Александрович Виноградов. В справочнике выпускников Вифанской духовной семинарии значится: «выпуск 1868 года, по 2-му разряду… Александр Виноградов. Свящ. села Стромыни, Бог.у.». Диакон теперь Алексей Иванович Спасский. Есть сведения о благочинным, им является священник храма в селе Душеново о. Алексей Орловский. Два года назад началась Русско-турецкая война. Наверняка не один стромынский прихожанин в ней участвовал. Брали сельских парней в армию тогда исправно. Два года назад, в 1877г., к стромынской церкви пристроена обширная трапезная. Сделано это было, скорее всего, тщанием состоятельных прихожан – сельских фабрикантов. Два года назад в Стромыни появилась и земская школа. Попечитель ее — крестьянин с. Стромынь Григорий Кузьмич Булатов, законоучитель – местный священник о. Александр Виноградов.

1883 год (фонд 203, опись 780, дело 127). Неожиданная находка.

Каких-то особых случаев мы не отметили ни в первой, ни во второй, ни в третьей частях книги. И, тем не менее, особенность есть и весьма-весьма интересная! В книге за этот год находится также годовой отчет, представляющий исключительную важность для истории села Стромынь. В нем и список крестьян, наделенных землей и безземельных. Вот его название: «Статистическая ведомость. Уезд Богородский, волость Аксеновская, сельское общество Стромынское. Селение Стромынь прихода во имя Успения Божией Матери в том же селе». Из ведомости следует, что крестьяне здесь бывшие государственные, что падежей скота и градобитий в последние 5 лет не было, что в сельском училище учатся стромынских 14 мальчиков и 1 девочка, а общая сумма недоимок, числящихся за селением по всем платежам, на 1 января текущего 1883 года – 3425 руб. 52 коп. серебром, причем окончательно выкупивших свой надел в селе нет.

Самую существенную часть отчета составляют таблицы по домовладениям (хозяйствам) с их характеристиками, в которые входят: количество изб на участке, количество душ того и другого пола, количество наделов, лошадей, скота. К сожалению, не указано, сколько земли пахотной и пр. у сельского общества, и потому неизвестно, какой площади был один надел. Всего же наделов на 284 души, 119 хозяйств. В хозяйствах этих 120 лошадей (14 хозяев, тем не менее, безлошадных), 152 избы, 362 души мужского пола, 429 — женского (опять явное превалирование женского населения), 220 коров, 84 головы мелкого скота. Подавляющее количество «земельных» хозяев обрабатывали землю сами, но 10 из 119 – «наймом», а 4 – сдавали землю в аренду. Грамотных в этой основной группе сельчан 144 мужчины и 19 женщин. Это надо понимать так, что в каждой стромынской семье был, по крайней мере, один грамотный мужчина, а в некоторых и не один.

Еще в селе 25 безземельных (7 солдат, 2 вдовы, не у всех и избы есть). Вместе с ними всего населения 785, изб всего 168, коров 228. Грамотность составляет 20,8%. Интересно явление, которое еще требует дальнейшего изучения: в списке крестьян 17 человек числятся как «солдаты», 7 из них безземельные…

1890 год (фонд 203, опись 780, дело 1768-а).

В 1890-м году Стромынь относится уже не ко 2-му, а к 3-му стану. От становой квартиры ее отделяет 30 верст, от волостного правления – 8, от квартиры урядника – 10. Стромынские, Ботовские, Дубровские, пр. наши мужики газет, скорее всего, не читали. Не всегда умея правильно расписаться, в большинстве своем очень справно считали, особенно денежки, и тут могли не только делить и отнимать, но и множить и прибавлять. Они пахали, сеяли, растили хлеб, ткали шелк, торговали, зарабатывая копеечку за копеечкой. В селе значатся: Полубархатная, атласная фабрика Василия Григорьевича Булатова, рабочих 32. Полушелковая фабрика крестьянина Константина Ефимовича Соколова, рабочих 14. Полушелковая фабрика крестьянина Матвея Степановича Баруздина, рабочих 8. Полушелковая фабрика крестьянина Петра Никифоровича Вакина, рабочих 8. Полушелковая фабрика крестьянина Василия Алексеевича Спирина, рабочих 8. Добавим к списку еще одну «шелково-ткацкая фабрику» – крестьянина Петра Павловича Фаева, работает на которой 30 человек. В соседней деревне «Ботовой» – полушелковая фабрика Тимофея Гавриловича Морозова, рабочих 16. В деревне Беседы шелково-ткацкая фабрика Торгового Дома Симона и К°, рабочих 55. Вот такая полушелковая полупромышленность в стромынском приходе!

Кроме фабричек-светелок (а в Беседах нечто уже и более серьезное), в окрестностях Стромыни были две усадьбы: При деревне Шастовой мещанина Никиты Иванова. И при сельце Стоянове почетного гражданина Арсения Ивановича Морозова. Бывшая усадьба Шереметевых в Беседах, видно, уже не существует. В самой Стромыни никаких усадеб никогда и не было.

В 1890 г. законоучитель земского училища в селе Стромынь – о. Александр Виноградов, учительница – Мария Бондарева. Попечителем числится Вячеслав Иванович Елагин, сын богородского фабриканта Ивана Федоровича Елагина, племянник Анисима Федоровича – самого знаменитого из Елагиных.

1899 год (фонд 203, опись 780, дело 1883).

1 июня еще служил, а 6 июня умер священник Александр Александрович Виноградов, всего-то и было ему 52 года. Отпевали его только 10-го числа, ждали, видимо, родственников. В связи со смертью батюшки с 8 июня служил временно о. Михаил Кудрявцев с Ильинского погоста Муравьищи, а с 19 августа – присланный постоянный священник о. Иоанн Богоявленский.

1909 год (фонд 203, опись 780, дело 3895; фонд 1371, опись 1, дело 9).

В метрической книге за этот год все как обычно, без неожиданностей. Но крайне важный документ о приходе Успенского храма того же самого времени обнаружился в фонде 1371 (опись 1, дело 9). Он небольшой, но емкий, приводим его полностью:

«Его Преосвященству Преосвященнейшему Анатолию, епископу Серпуховскому, викарию Московскому

Донесение от благочинного священника Иоанна Соколовского

О прихожанах означенной церкви.

В селе Стромынь дворов крестьян 197 (душ 511м.+625ж.), дворов солдат 3 (душ 4+3).

В деревне Ботова дворов крестьян 98 (душ 230м.+293ж.), дворов солдат 1 (душ 1+2), 2 версты от церкви.

В деревне Щекавцева дворов крестьян 87 (душ 276м.+286ж.), дворов мещан 2 (душ 13+6), солдат 1 (душ 1+3), 6 верст от церкви.

В деревне Ново-Обухово дворов крестьян 6 (душ 16м.+32ж.), 1,5 версты от церкви.

В деревне Дуброва дворов крестьян 39 (душ 114м.+120ж.), 3 версты.

В деревне Стоянова дворов крестьян 35 (103м.+118ж.), 2 версты.

В деревне Беседы дворов крестьян 42 (душ 124м.+ 112ж.), 4 версты.

В деревне Старкова дворов крестьян 16 (45м.+59ж.), солдат 1 (душ 4+3), 4 версты.

Итого: дворов 528, душ 1442м.+1662ж. Кроме того в деревне Щекавцевой раскольников беспоповщинского толка 4 двора, 7 мужского пола и 17 женского.

Священник Иоанн Богоявленский, диакон Алексей Спасский, псаломщик Николай Кудрявцев».

Не знаем, какие выводы делал из справки сей владыка, мы обращаем внимание на свое. Итак, в приходе 8 населенных пунктов, всего 3104 жителя, из них в самой Стромыни 1143, т.е. 37%. По сравнению с 1885-94 гг., тем более – с 1852 г., приход значительно вырос. Но по-прежнему имеется существенное превышение «женского пола» над «мужским».

1913 год (фонд 203, опись 780, дело 4418).

Наше обследование метрических книг Стромыни закончилось (пока) 1913-м годом. Годом наивысшего расцвета Российской империи. Где-то и действительно творились большие, даже грандиозные дела. Ну а в Стромыни дела маленькие, но и они двигались, жизнь на месте не стояла. Батюшка о. Иоанн Богоявленский служил, венчал, крестил, отпевал… Рождались в этом году те, кому (и более младшим, и более старшим, но эти – посерёдке) предстоит в 1941-45 гг. сражаться и победить, победить большой кровью, но уж больно лютого и умелого врага. Многие из них не вернутся с войны — страшной и столь много значащей. Мы читаем в списках родившихся, мы смотрим на сельский обелиск, где перечислены павшие в боях, и видим одни и те же фамилии: Бубновы, Куликовы, Соколовы, Селиманкины, Юдкины ….

С помощью метрических книг можно найти предков и родственников и этих, и всех прежних жителей Стромыни. Одному из соавторов, опираясь на исследуемые книги как источник генеалогической информации, удалось составить и уточнить свое родословие по крайней мере на несколько колен. Открывается возможность для составления и родословного древа фамилии Фаевых, к которой принадлежала девица Мавра, указавшая на чудотворную икону Кипрской Божьей матери. Могилка Мавры, кстати, у храма тщательно сберегается. Важные и интересные сведения можно почерпнуть из метрических книг и для генеалогии священнослужителей. А сейчас просто перечислим священников, которые служили в Стромыни, начиная с пушкинских времен и до Первой Мировой войны:

И им, и многим поколениям стромынских жителей – Вечная Память!

Авторы выражают сердечную благодарность настоятелю Успенского храма в селе Стромынь о. протоиерею Александру Пархоменко, благословившему нас на данный труд и духовно нас поддерживавшему все время работы над этим исследованием. Мы благодарны работникам Центрального исторического архива Москвы за четкое обслуживание и за полезные консультации, а также Е.Н. Маслову, А.В. Куликову, А.Н. Краснову за постоянную поддержку и помощь советом и делом.

Мельников А.П. Черноголовка и ее окрестности. Записки краеведа. Черноголовка, 2008. С. 116.

Московские Епархиальные Ведомости, 1870, № 40.

Нистрем К. Указатель селений и жителей уездов Московской губернии. М., 1852. Цит. по: «Богородский край» №4 (1996) и №1 (1997).

Выпускники Вифанской духовной семинарии.

Выпускники Московской духовной семинарии.

Выпускники Вифанской духовной семинарии.

Шрамченко А.П. Справочная книжка Московской губернии. Губ. тип., 1890 г. Цит. по: «Богородский край» № 1 (2001).

Хотя это и православная церковь, её архитектура точь-в точь такая же, как у готического костёла. А это сначала и был костёл, который строил в память своей безвремено ушедшей супруги местный дворянин по фамилии Лопатинский. Власти были против, так как в те времена в Российской Империи проводилась компания против католического влияния.

Несмотря ни на что, в 1857 году строительство красивейшего здания было окончено. Но и правительство не сдавалось. В 1865 году костёл всё-таки забрали, в 1872 году переосвятили в церковь.

После Октябрьской революции здесь находились коммуна и склад химикатов, а родовое кладбище с тех пор вовсе исчезло. Несмотря на то, что в Отечественную войну здесь была Сарьинская партизанская республика, и за Сарью шли жестокие бои, костёл не был разрушен и даже не пострадал.

После войны здесь намеревались сделать гостиницу с баром, ради чего даже передвинули потолок внутри здания. Но, к счастью, дальше перепланировки дело не пошло. Всё-таки, здание сохранило свой первоначальный вид готического костёла. «Каменный кристалл», «каменное кружево» — вот как называют Сарьинскую свято-успенскую церковь те, кто её уже видел.

Ещё в 2008 году она имела довольно запущенный вид. Началась программа реставрации, которая завершилась в 2013 году, и сейчас в храме вновь проводятся богослужения.

Помимо самого сарьинского храма, здесь есть, что посмотреть. К сожалению, не сохранились сама усадьба и её хозяйственные постройки. Но мастера с большим искусством восстановили ажурные кованые ворота, ведущие в парк. Возле входа в святое место стоит памятник небесным покровителям брака, святым Петру и Февронии. Парк, оставшейся от усадьбы, отдельно заслуживает посещения. Многие деревья здесь были уже взрослыми во времена русско-японской войны.

Сарьянская свято-успенская церковь (церковь успения пресвятой богородицы в деревне Сарья) – одно из самых малоизвестных туристических мест Беларуси. Ориентирами для автомобилиста будут служить указатель с названием посёлка Сарья, а также указатель об этой достопримечательности на трассе Витебск-Рига. Организованных экскурсий, сувениров и ресторанов нет.

Только удивительное здание, словно перенесённое на белорусские просторы откуда-то из Мадрида. А ещё, здесь вы увидите подлинную Беларусь, с её многочисленными аистами и озёрами.

Храм Успения Пресвятой Богородицы с. СтромыньСтраница приходаРусская Православная Церковь, Московская епархия (областная), Богородское благочиние

Престольный праздник — Успения Пресвятой Богородицы (28 августа)

Настоятель — протоиерей Александр Николаевич Пархоменко, 1974

Приделы
свт. Николая (19 декабря, 22 мая)
прп. Сергия Радонежского (18 июля, 8 октября)

Приписные храмы
часовня Кладбищенская
часовня вмч. Георгия Победоносца

bogorodskpress@mail.ru +7 (49652) 4-82-18 http://www.mepar.ru/eparhy/temples/?temple=497 Адрес: Московская обл., Ногинский р-н, с. Стромынь, ул. Большая СтромынкаИдет

Из истории
Первые упоминания о церкви находим в Никоновской летописи: «Того же лета 6887 (1378) повелением князя Дмитрия Иоанновича преподобный игумен Сергий созда монастырь на реце Дубенке на Стромыни и постави в нем церковь Успения Пресвятыя Богородицы».

Кроме главного храма Успения в это время был здесь придел во имя святых мучеников Флора и Лавра. В 1642 г. упоминается еще о двух приделах: Рождества Христова и святых патриархов Афанасия и Кирилла. В течение двухсот лет монастырь являлся самостоятельным, в XVII в. был приписан к Троице-Сергиевой Лавре.

Одной из главных святынь монастыря была древняя Кипрская (Стромынская) икона Божией Матери — благословение преподобного Сергия Радонежского. На полях ее изображены священномученик Антипа и мученица Фотиния. Список с иконы, который находится в Успенском храме села Стромынь, особенно прославился с 1841 г. множеством чудес и исцелений.

В 1682 г. монастырь был назначен на содержание Славяно-Греко-Латинской академии и пришел в упадок. В 1764 г. он был упразднен и в 1783 г. разобран.

В 1827 г. неподалеку от места, где стоял монастырь, был построен каменный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы с приделами во имя преподобного Сергия Радонежского и святителя Николая. В ныне действующем Успенском храме были три чтимые иконы преподобного Саввы Стромынского письма XVIII-XIX вв. Еще одна икона, бывшая надгробной в часовне преподобного Саввы, во времена, когда храм был закрыт, утрачена.

Священник Александр Филиппов был арестован в 1931 г. В 1940-е гг. Успенский храм был закрыт, но ключи хранились у прихожан. В 1958 г., воспользовавшись отъездом большинства верующих на престольный праздник в Мамонтово, власти вывезли все, что оставалось в нем ценного. В 1988 г. Успенский храм вернули верующим. 4 сентября 1996 г. были обретены святые мощи преподобного Саввы Стромынского и перенесены в Успенский храм, где и почивают ныне.

Над могилой преподобного Саввы Стромынского устроена часовня.

Святыню храма, чудотворную Кипрскую икону Божией Матери, во время гонений на Церковь в течение 27 лет хранила дома благочестивая христианка Анна Юткина.

Дата публикации:
21 февраля 2006 года

Монастыри Богородского края XIV-XX веков

Успенский Стромынский монастырь

Согласно Никоновской летописи Успенский Стромынский монастырь был основан в 1379 году преподобным Сергием Радонежским по обету (обещанию) великого князя Дмитрия Ивановича. Великий князь дал обещание построить монастырь в случае победы над татарами. Монастырь был расположен в 50-ти верстах от Москвы, на возвышенном берегу реки Дубенки, недалеко от нынешнего села Стромынь Ногинского района.

Кладбище села Стромынь – место бывшего Стромынского монастыря. Фото автора.

Предполагают, что название монастыря «Успенский» связано с победой русских войск над татарами в 1378 году на реке Воже в день празднования Успения Божией Матери. Великий князь Дмитрий Иванович понимал, что после победы на Воже Орда будет мстить, и грядущая битва неизбежна. В житии преподобного Саввы Сторожевского указывается цель создания монастыря – «… чтобы собрать в него нарочитых молитвенников о победе над врагом».

1 декабря 1379 года в Успенском Стромынском монастыре была освящена деревянная Успенская церковь. Первыми игуменами монастыря были ученики преподобного Сергия Радонежского – преподобный Леонтий и преподобный Савва, упоминается также преподобный Иаков.

Известно, что великий князь Дмитрий Иванович принял непосредственное участие в устройстве монастыря: «обогати же и удоволи его князь Великий Димитрий всеми потребами…». После победы на Куликовском поле и в течение последующих 200 лет монастырь имел особый статус, согласно межевых книг – «особняк, Государево богомолье».

Из истории монастыря в XV веке известно, что в 1472 году брат великого князя Иоанна III (1440-1505) Юрий Васильевич Дмитровский в своей духовной грамоте (завещании) пожертвовал Стромынскому монастырю село Алексино. В 90-х годах XV века строителем монастыря был святой Серапион, впоследствии архиепископ Новгородский (см. приложение №4).

В писцовых книгах XVI века, составленных около 1573-1574 годов, указываются владения Стромынского монастыря в Шеренском и Объезжем станах. В Шеренском стане: «село да сельцо, да 4 деревни живущих, да 18 пустошей, да 4 сельца, а в них 2 двора монастырских, да 4 двора попов, да 10 дворов служилых, да 18 дворов крестьян живущих…» В Объезжем стане: «сельцо, да деревня живущие, да 12 пустошей, да 2 сельца, а в них 2 двора монастырских, да 2 двора крестьян живущих».

В 1603 году монастырь пострадал от пожара. Сгорели все грамоты на монастырские владения. Новые грамоты были выданы царем Борисом Годуновым, а затем царем Василием Шуйским. Права монастыря на владение селениями и землями были восстановлены.

В начале XVII века, во время правления царя Михаила Федоровича (1613-1645), монастырь стал приписным к Троице-Сергиевой лавре. Около 1615 г. Троицкие власти в прошении к царю писали о нем: «тот монастырь от частых игуменов разорился, и до конца запустел, только в нем живут два старца». Игумен лавры преподобный Дионисий просил Государя: «послать в тот монастырь старца доброго, чтоб монастырь сей до основания не разорился, и церковь Божия не была бы без пения». Царь Михаил Федорович передал Троицкому монастырю городок Радонеж, запустевший после Литовского разорения. И в то же время приказал «монастырь сей ведати и строити по благословению преподобного Сергия, по прежнему как в чудотворцеве Сергиеве житии про тот монастырь писано».

Опись 1616 г. сообщает нам следующее: «Да на монастыре, на правой стороне к храму, стоит часовня деревяна над гробницею преподобного отца нашего Саввы, ученика чудотворца Сергия». В Успенском соборе Троицкой лавры в алтаре, в арке, ведущей от жертвенника к престолу, сохранилось древнее (1684 г.) изображение святого с надписью: «Преподобный Савва Стромынский», где он изображен с перевязанным правым глазом. В «Истории русской церкви» М.В.Толстого годом смерти преподобного Саввы Стромынского указывается 1392.

Сельские населенные пункты, находившиеся во владении Успенского Стромынского монастыря в XVI-XVII веках. Указанные населенные пункты существуют и в настоящее время.

В той же описи упоминается о существовании в Успенском храме вверху над трапезной престола святых мучеников Флора и Лавра. К владениям монастыря принадлежали в Московском уезде: село Коровицыно (ныне Стромынь), деревни: Ботово, Еремино, Щекавцево, приселок Косягино и 33 пустоши. В Переяславском уезде на Шерне: деревни – Зубово, Новое, Погост, Осочники и Боровково на речке Дубенке. «Да монастырских рыбных ловель в реке Шерне от устья реки Дубны (вероятно Дубенки – А.С.), да в реке Клязьме на 12 верстах».

В описи монастыря 1642 года, составленной через 8 лет после смерти преподобного Дионисия, упоминается о двух новых приделах Успенского храма – Рождества Христова и святых патриархов Афанасия и Кирилла. Также упоминается и об особой на деревянном подклете теплой трапезной церкви преподобного Сергия Радонежского, поставленной в честь основателя обители. На монастырском дворе было шесть келий с сенями и чуланами в них, два амбара, в которых хранились запасы ржи, овса, гречихи. Имелись также погреб, ледник и поварня. Монастырь был окружен деревянным бревенчатым забором с двумя воротами, «красными» или «святыми» и задними, для выхода на речку и монастырскую мельницу, которая была тут же на Дубенке. Нет сомнения, что все это было устроено при содействии преподобного Дионисия.

Надо отметить, что число братий в монастыре, вероятно, всегда было небольшим, так в той же описи упоминаются: священник Феодорит Новгородец, Авраамий Стромынец и рядовой братии десять человек.

В 1682 году Стромынский монастырь, в числе других, по воле Государя был назначен на содержание открывшейся тогда в Москве Славяно-греко-латинской академии.

Каменная часовня на месте Успенского храма Стромынского монастыря. Под ней в 1996 году были обретены мощи преподобного Саввы Стромынского. Фото автора.

В 1755 г. 5 июня Синодальная Контора благословила в приписном к Сергиевой лавре Стромынском монастыре вместо ветхой и «огнившей» деревянной церкви преподобного Сергия построить новую в то же наименование. 2 августа 1756 г. строитель Стромынского монастыря донес, что церковь Успения Пресвятой Богородицы покрыта новою крышею и построена новая деревянная церковь преподобного Сергия.

В 1764 г. по указу императрицы Екатерины II была проведена секуляризация церковно-монастырских земельных владений. Среди упраздненных монастырей оказался и Стромынский. В 1758 г. главный храм монастыря – Успенский был разобран и перевезен в Копотню.

В 1870 г. священник Успенской церкви села Стромынь отец Павел Фаворский о настоящем положении бывшего Стромынского монастыря в редакцию Московских Епархиальных ведомостей сообщал следующее:

«Ныне по заросшей дерном поверхности земли заметно основание Успенского храма, каждая его часть отделяется одна от другой. Тут видно место святого алтаря и на горнем месте куст ивы, охраняющий святыню. На южной стороне храма, по-видимому, за правым клиросом, существует разрушающаяся деревянная часовня, потом к западу видно место трапезы, паперти и колокольни. На северной стороне снаружи храма заметны места столбов, на которых, вероятно, держался парапет. Под ним погребались иноки, о чем свидетельствует несколько сохранившихся и тщательно охраняемых белого камня плит с древними неясными изображениями. Далее кругом местности храма усматриваются места монастырских строений. На запад от храма, на обрыв к речке приметно место здания, вероятно погоревшего, о чем можно заключить по угольям в осыпавшейся земле, тут же находятся обломки изразцов древней формы».

Эти же ведомости сообщают нам о том, что вместо разрушенной ветхой деревянной часовни, существовавшей на месте погребения преподобного Саввы, прихожане села Стромынь построили новую каменную часовню по проекту архитектора Яковлева. Эта часовня сохранилась до настоящего времени.

Рассказывая о Стромынском монастыре, нельзя не упомянуть о чудотворной иконе Божией Матери Кипрская-Стромынская. Древнее предание говорит, что ею великий подвижник земли Русской преподобный Сергий Радонежский благословил ученика своего Леонтия, отпуская его на игуменство в Успенский Стромынский монастырь. После упразднения монастыря многие церковные вещи были перенесены из него в приходскую Никольскую церковь. В числе их перешла сюда и главная святыня бывшего монастыря – Кипрская икона Божией Матери. В 1827 г. ветхая приходская церковь с. Стромыни была сломана и на ее месте была построена новая каменная церковь во имя Успения.

Успенский храм села Стромынь. Фото автора.

В 1841 г. дочь одного крестьянина села Стромыни именем Марфа заболела золотухой и скорбутом. Болезнь с течением времени стала усиливаться, в результате чего больная впала в совершенное расстройство. Родные и знакомые Марфы уже были уверены в ее близкой смерти. 7-го января больную исповедали и причастили святых Христовых тайн. Но милосердный Господь не допустил ей умереть во цвете лет, а ей было 18 лет. Ей стала являться во сне Кипрская икона Богоматери, стоявшая на паперти над входом в их приходскую церковь. От иконы Марфа слышала голос, говорившей ей: «Возьми Меня к себе в дом, отслужи молебен с водоосвящением и будешь здорова». О своих сновидениях она поведала своим родным, но икону не могли найти. Тогда больную привели в церковь, чтобы она сама отыскала икону, виденную во сне. Поиски ее долго не увенчивались успехом, пока она не вышла на паперть и не увидела над церковными дверьми старинную икону Богородицы. 16 февраля отец больной пригласил в дом священника с иконой Божией Матери. После того, как был отслужен водосвятный молебен, больная почувствовала облегчение и в скором времени окончательно выздоровела. После этого случая к Кипрской иконе стало притекать множество народа из окрестностей. И в последующем было явлено множество чудес и исцелений недужных, больных и расслабленных. О всех этих чудесах, а равно и о том, что Стромынская икона служит предметом особого почитания как прихожан, так и жителей других мест Московской губернии, священник Успенской церкви села Стромынь счел нужным донести Московскому митрополиту Филарету.

В советский период Успенский храм в Стромыни был закрыт, но до 1971 г. не был разорен. 22 июля 1971 года в праздник Кипрской иконы Божией Матери к Стромынской церкви подъехало несколько машин, в том числе и грузовик. Замок на воротах Успенской церкви был сорван и через короткое время пьяные молодые люди, с молчаливого одобрения райкомовского начальства, стоявшего рядом, ворвались внутрь. И вскоре церковная утварь полетела в грузовик. Из толпы изумленных сельчан рванулась одна женщина – Дарья Семеновна Бубнова: «Икону я не отдам, ни за что, вот лягу около нее, не отдам!» Она взяла, одетую в медную ризу огромную икону и понесла ее домой.

17 лет спасенная святыня, вплоть до ее возвращения в церковь, хранилась здесь же на Стромынской земле у двух девиц – Евдокии Николаевны Мартыновой и Анны Семеновны Юдкиной. Эти две одинокие женщины, хранившие непорочность юности, жили вместе. Именно их и избрала Пречистая быть хранительницами Своей иконы. В их доме непрестанно творилась молитва. Поток паломников, желавших приложиться к образу Кипрской Божией Матери, не оскудевал все эти годы. Денег благочестивые девы ни от кого не брали, а просили принести лампадного масла и свечей.

Местные власти прекрасно знали, где находится икона. Приходили с милицией, настаивали, чтобы непреклонные подвижницы сами отдали икону. Но безуспешно.

Чудотворная Кипрская-Стромынская икона Божией Матери.

С особым тщанием неразлучные хранительницы иконы следили за чистотой в доме. Пол всегда был выметен, вещи прибраны. Протереть стекло, за которым находился образ, означало совершить целый ритуал. Две девы перед этим постились несколько дней, молились, а приступали к делу вымытые и в чистой одежде.

Но самым большим праздником было возвращение иконы в Стромынскую церковь в 1988 году. Перенесение происходило ночью, потому что настоятель боялся нападения, а лихих людей, способных на это, в округе хватало. Хотя на дворе стояла середина лета, пели пасхальные каноны. Вместе с иконой к церкви перешел куст ивы… Дело в том, что существует предание: там, где находится икона, вернее, по правую сторону от нее, вырастает новый куст. В свое время он вырос прямо на клубничной грядке Евдокии Николаевны и Анны Семеновны, разросся и занял, чуть ли не все пространство небольшого огорода. Сначала женщины даже хотели вырубить мешавшуюся иву, но затем в монастырской книге прочли, что такой куст охраняет образ Кипрской Божией Матери и неизменно следует за ним. После перенесения иконы куст ивы исчез из дома, а появился за алтарем Успенской церкви. Он и ныне там.

Рака с мощами и икона преподобного Саввы Стромынского.

На Стромынском кладбище, под сенью старых берез, есть две могилки – Евдокии Николаевны Мартыновой и Анны Семеновны Юдкиной. Первая из них не дожила до возвращения иконы 9 месяцев, вторая – умерла недавно.

Записавший эту историю журналист и поэт Игорь Гонохов отразил ее также и в стихотворной форме:

О чем шумят стромынские березы

На кладбище, где монастырь стоял?

Бледны у плит искусственные розы

И почернел от старости металл.

Но где-то здесь две скромные могилы,

Над ними воздух по-иному чист.

И на траву прекрасно и уныло

Спадает рано пожелтевший лист.

Журчит почти заросшая Дубенка.

И бабочки летают средь оград.

Кресты, венки, надгробья… а в сторонке

Как будто тихо смотрят и стоят.

Стоят и смотрят. Кто они такие?

И зашумит нестройный ряд берез.

Девица Анна и девица Евдокия,

А третий между ними Сам Христос.

Ныне Кипрская-Стромынская икона Божией Матери находится на прежнем своем месте, в Успенском храме села Стромынь. Празднование ее совершается дважды в году – 9 июля (22 по н.с.) и в 1-ю Неделю Великого поста.

4 сентября 1996 г. в приходе Успенского храма села Стромынь произошло знаменательное событие – обретение мощей преподобного Саввы Стромынского. В состав Епархиальной комиссии по обретению мощей входили: настоятель Высоцкого монастыря г.Серпухова архимандрит Иосиф, секретарь Московского Епархиального управления протоиерей Александр Ганаба, благочинный церквей Ногинского округа иерей Михаил Ялов, настоятель храма Успения Божией Матери иеромонах Николай, старший научный сотрудник Российской академии наук Беляев.

По указу Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 4 сентября по новому стилю установлен как день обретения мощей преподобного Саввы Стромынского. В настоящее время мощи святого покоятся в Успенском храме села Стромынь.

Литература:

1. С.К.Смирнов. Нечто о древнем Стромынском монастыре. Архив исторических и практических сведений. С-Пб., 1862, кн.3, с.1-14.

2. Московские епархиальные ведомости. 1870, № 40.

3. Н.В.Калачов. Писцовые книги XVI века. С-Пб., 1872, т.1., с.264, 275.

4. М.В.Толстой. Память об Успенском Дубенском монастыре. Душеполезное чтение. М., 1877, июль, с.245-249.

5. М.В.Толстой. Книга глаголемая. Описание о российских святых. М., 1888, с.84.

6. М.В.Толстой. История Русской Церкви. Спасо-Преображенский Валаамский монастырь. 1991, с.702.

7. П.М.Строев. Списки иерархов и настоятелей монастырей российской церкви. С-Пб., 1888, с.238.

9. Архимандрит Леонид (Кавелин). Святая Русь или сведения о всех святых и подвижниках благочестия на Руси. С-Пб., 1891, с.144.

10. Житие преподобного Саввы Сторожевского. Жития святых. Русские святые. Книга дополнительная, первая. М., 1908, с.440.

11. Священник Николай Скворцов. Материалы по Москве и Московской епархии за XVIII век. М., 1911, вып.1, с.194.

12. В.А.Кучкин. Сергий Радонежский. Вопросы истории. 1992, № 10, с.86.

13. Б.М.Клосс. Быть святым на Руси. Наука в России. 1993, № 1, с.96-101.

14. Сказание о чудотворных иконах Богоматери. Свято-Троицкий Ново-Голутвинский женский монастырь. 1993, с.253-256.

15. Е.Чижова. Знак благоволения Божьего. Газета «Волхонка» от 03.10.1996, г.Ногинск.

16. А.П.Мельников. Стромынский мужской Успенский монастырь. Черноголовская газета. 08.06.1996.

17. В.Евреинов. Возвращение из глубины веков. Черноголовская газета. 12.10.1996.

18. Справочные материалы по краеведению. Ногинск. 1996, с.29.

19. И.Гонохов. Знакомые окна. Стихи. Ногинск. Б/д., с.70.

* См. приложение №№ 3, 4, 5.

** Преподобный Дионисий (в миру Давид Федорович Зобниновский) (ок.1570–10.05.1633), архимандрит Троице-Сергиевой лавры. Сподвижник и один из ближайших помощников святителя Гермогена, патриарха Московского (ок.1530-17.02.1612). 10.02.1610 Дионисий был назначен архимандритом Троице-Сергиевой лавры и вместе с келарем Авраамием Палицыным занимался восстановлением монастырского хозяйства, пострадавшего во время Троицкой осады 1608–1610 годов. Дионисий призывал сограждан встать на защиту отечества от польско-литовских интервентов. Известны его послания «во все грады верховыя и понизовыя», сыгравшие важную роль в организации нижегородского ополчения К.М.Минина и Д.М.Пожарского.

В южном приделе Троицкого собора Сергиевой лавры, там, где по преданию была келия преподобного Сергия, у окна, под спудом почивают мощи одного из достойнейших настоятелей этой обители – преподобного Дионисия Радонежского чудотворца. Местная память ему творится 12 мая.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *