Судебные уставы 1864 г

  • Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая
  • Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть вторая
  • Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть третья
  • Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть четвертая
  • Судебные уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть пятая

Образец законотворчества и правовой культуры

Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны, – это уникальная публикация четырех знаменитых кодексов, принятых в ходе великой отечественной судебной реформы 1864 г., которые именовались Уставами. Их принятию предшествовала колоссальная работа российских реформаторов. Первые зачатки этой работы относятся к началу 40-х годов XIX столетия, когда привилегированным коронным юристом графом Д.Н. Блудовым (1785 – 1864) были затребованы от членов судебного ведомства замечания «о доказанных практикою недостатках судебного законодательства» и на основании полученных сведений составлено «предположение» о некоторых необходимых его улучшениях. В начале 50-х годов XIX столетия при канцелярии Николая I были учреждены комитеты для составления проектов уголовного и гражданского судопроизводства. Однако работы этих комитетов в период его царствования не были закончены.

С восхождением на царство Александра II в условиях начавшегося в обществе умственного и нравственного подъема сразу же произошло оживление работ по судебной реформе. Уже в 1857 г. граф Блудов решительно высказался за необходимость не частичных улучшений судопроизводства, а коренных его изменений. В 1857 — 1860 годах им были составлены подготовительные проекты будущих уставов «сообразно требованиям непреложных начал юридической науки». После предварительного рассмотрения этих подготовительных проектов в Государственном совете было решено получить заключение практиков.

Провозглашение 19 февраля 1861 года акта о крестьянской реформе влило новые силы в ход судебно–правовых преобразований. Анализ поступивших «из разных концов России» практических замечаний на составленные Блудовым подготовительные проекты будущих уставов и разработку «главных основных начал» реформы был поручен Государственной канцелярии вместе с прикомандированными к ней юристами. Причем не просто чиновниками-«законоведами», а виднейшими представителями правовой науки, в числе которых были Н.А. Буцковский, Н.И. Стояновский, К.П. Победоносцев и др., чья деятельность затем была отражена в замечательной книге Анатолия Федоровича Кони «Отцы и дети судебной реформы: к пятидесятилетию Судебных Уставов». Юристам при этом было дано «высочайшее повеление»: «изложить в общих чертах соображения Государственной канцелярии и прикомандированных к ней юристов о тех главных началах, несомненное достоинство коих признано в настоящее время наукою и опытом европейских государств и по коим должны быть преобразованы судебные части в России».

Выработанные Государственной канцелярией «Главные начала» в апреле – июле 1862 г. были рассмотрены соединенными департаментами Государственного совета. Затем, в августе и сентябре 1862 г., они снова трижды были рассмотрены Общим собранием Государственного совета с участием значительного количества ученых юристов и практиков. Выработанный таким образом проект Основных положений преобразования судебной части после утверждения его 29 сентября 1862 года императором был опубликован для всеобщего и всестороннего обсуждения. Несмотря на всю бедность тогдашней России юридическими силами, на разосланный проект предстоящей реформы «поступило 446 разных замечаний со всех концов России, не исключая и самых глухих закоулков Сибири и Закавказья».

Для составления подробных окончательных проектов уставов в развитие основных положений «соответственно условиям и особенностям нашей гражданской жизни» была создана новая особая комиссия, в которую были привлечены лучшие юридические силы, начиная от сенаторов и профессоров права и кончая представителями наиболее опытных практиков. Данная комиссия начала свою деятельность тоже с истребования мнений практиков. В ходе анализа значительного количества отзывов, замечаний и предложений с мест к осени 1863 г. были составлены окончательные проекты Уставов, которые сопровождались превосходными и обширными (по полторы тысячи и более страниц) объяснительными записками.

Представленные в таком виде осенью 1863 г. проекты поступили на заключение II–го отделения Государственной канцелярии и министра юстиции. Последний не только сам предоставил весьма ценные замечания, составившие целый том в 500 страниц, но потребовал еще замечаний на проекты от сенаторов и обер-прокуроров.

В декабре 1863 г. проекты Судебных Уставов вместе с поступившими многочисленными замечаниями снова были обсуждены в Государственном совете при участии практически всего цвета отечественной юстиции, как ученых, так и практиков.

Судебная реформа 1864 г., как видим, готовилась и проводилась не какой-то горсткой юристов, действовавших келейно, как это случилось, например, на завершающем этапе проекта ныне действующего УПК РФ перед самым его принятием, но при самом активном участии фактически всей юридической общественности тогдашней России. В многочисленных и многосторонних обсуждениях проектов Уставов участвовали не только члены Государственного совета, министры, сенаторы и профессора, но и представители всего юридического сообщества России, вплоть до секретарей уездных судов. Участие значительного количества высококлассных юристов обеспечило реформе прочный научный фундамент. Причем науки не только отечественной, но и общеевропейской. Вполне справедливо было отмечено в первой части публикуемых Уставов, что принятые в ходе судебной реформы «новые законы истекают не от произвола, а от начал истины и справедливости, в той степени, в какой они выработаны наукою и опытом». При этом зарубежные опыт и достижения использовались не путем механического перенесения их в Россию, но исключительно творчески и критически, с учетом всех особенностей отечественной действительности. Сказанное признавали такие виднейшие отечественные правоведы, как А.Ф. Кони, И.Я. Фойницкий, Вл. Случевский и другие. Признавали это и виднейшие ученые Запада. Сравнивая, например, проект российского Устава уголовного судопроизводства 1864 г. с соответствующими законодательными актами Европы, известный немецкий правовед Карл Миттермайер писал, что «он стоит выше даже многих новейших законодательных работ». То же следует сказать относительно остальных Уставов.

Александр II в своем знаменитом Указе Правительствующему Сенату 20 ноября 1864 года, «коим было повелено распубликовать Судебные Уставы во всеобщее сведение», сославшись на многосторонние предварительные работы, которые предшествовали принятию Судебных Уставов, в таких кратких, но сильных выражениях охарактеризовал их сущность: «Рассмотрев сии проекты, Мы находим, — говорилось в Указе, — что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем всех и каждого от высшего до низшего».

Отцы Судебных Уставов прекрасно понимали, что без истины правосудие не может быть правым и справедливым. Потому не только применительно к уголовному судопроизводству, но и в судопроизводстве по гражданским делам считали неизменным правилом: «суд есть достижение правды, и решение суда будет тогда только справедливо, когда судьи при возникающем сомнении относительно факта могут сами лично или посредством заключения экспертов убедиться в действительности события, к которому они должны приложить закон и разрешить предмет спора на основании не формальной, но материальной истины». Между тем наши нынешние законодатели, если слово «справедливость», кажется, забыть еще не успели, и потому в наших законодательных актах пока его встретить можно, то слово «истина», по всей видимости, успели забыть. Не потому ли его не найти теперь не только в АПК или в ГПК, но даже в УПК РФ, призванном создавать самые надежные гарантии для защиты прав и свобод человека, которые согласно Конституции РФ (ст. 2) являются высшей ценностью.

Прекрасно в целях торжества истины и справедливости в правосудии был решен в Уставах и вопрос о введении в судопроизводство состязательного начала. «Начало судебного состязания сторон, — сказано во второй части публикуемых Уставов, — не исключает самодеятельности суда в уголовном судопроизводстве и не обязывает его решать дела только по тем данным, которые предъявлены сторонами, но требует единственно того, чтобы по всем сведениям, относящимся к делу, сторонам предоставлена была возможность судебного состязания. Задача уголовного суда есть открытие в каждом деле безусловной истины. В стремлении к этой цели суд уголовный не может принимать в уважение желание сторон, — ни того, что сам подсудимый не хочет оправдывать свою невиновность, ни того, что сам обвинитель потворствует ему. Поэтому если стороны не предъявили всех тех сведений, которые должны служить данными для основательного разрешения дела, то суд не может удовлетвориться одними их заявлениями, но обязан потребовать дополнительных сведений». Не сумели наши законодатели удовлетворительно решить и этот весьма важный вопрос, в особенности применительно к уголовному судопроизводству.

Разумеется, выработанные в ходе судебной реформы 1864 г. Уставы, как и созданная на их основе достаточно стройная, хорошо организованная система органов и учреждений, которая должна была осуществлять судебную власть, в условиях самодержавной России, по меткому выражению А.Ф. Кони, оказались в положении «острова в реке». Несмотря, однако, на это, данные Уставы в их первозданном виде были и остаются образцами отечественного законотворчества и правовой культуры. Прекрасным образцом того, как следует готовить и проводить реформу правосудия, остается и сам замечательный исторический опыт подготовки и проведения поистине великой судебной реформы в нашем Отечестве во второй половине XIX столетия. Бесценным был и оставленный потомкам аккумулированный в огромном количестве документов — проектов, материалов обсуждений, объяснительных записок, замечаний и предложений, заключений экспертов и т.п. — сам опыт подготовки и проведения судебной реформы. Не случайно даже пришедшие к власти в нашей стране большевики в свое время вынуждены были по достоинству оценить этот замечательный опыт. Не потому ли они первую советскую судебно-правовую реформу 1922 – 1924 годов стремились осуществить на базе основных идей и положений отечественной судебной реформы 1864 г. В таком случае остается только сожалеть, что важнейшие и ценнейшие идеи, а также богатейший опыт подготовки и проведения этой поистине великой реформы оказались почти не востребованы при подготовке и проведении преобразований в нашей современной судебной системе.

После собрания и систематизации всего огромного массива бесценных материалов, аккумулирующих опыт подготовки и проведения судебной реформы 1864 г., из них было составлено 74-томное «Дело о преобразовании судебной части в России». Данное многотомное «Дело» — ценнейший литературный памятник и исторический источник, позволяющий изучать, а также наводить справки обо всех событиях, связанных с ходом подготовки и проведения судебной реформы. Вместе с тем составители этого «Дела» понимали, что обычному судебному деятелю в силу своего большого объема этот ценнейший источник трудно иметь под рукой как «верное и точное изъяснение того, в каком именно смысле понимался закон при самом его зарождении». Потому решено было из материалов данного большого по объему «Дела» и содержащихся в нем объяснительных записок, материалов обсуждений проектов Уставов и т.п. выбрать самое основательное и самое ценное для использования в качестве обоснования и разъяснения важнейших положений Уставов.

Так появилось редчайшее издание четырех Уставов, принятых в ходе отечественной Судебной реформы 1864 г., которые затем в пяти частях с заложенными в их основание рассуждениями самих их составителей в 1866 и 1867 г. были изданы Государственной канцелярией в Санкт-Петербурге. В первой и второй из них содержатся два Устава, положения которых устанавливали порядок функционирования системы тех органов и учреждений, которые посредством гражданского и уголовного судопроизводств должны были осуществлять судебную власть в пореформенной России. В третьей части помещено «Учреждение судебных установлений», содержавшее законодательные нормы, которые регламентировали устройство этой системы. В четвертой ─ Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Наконец, в пятой части было опубликовано Мнение Государственного совета по ряду вопросов, связанных с функционированием той же системы, высочайше утвержденное 11 октября 1865 года.

Названная система включала в себя все судебные установления. Главная роль среди них по закону принадлежала судам. При них же состояли органы, учреждения и лица всех остальных судебных установлений (прокуроры и судебные следователи; судебные приставы, их товарищества и советы; присяжные поверенные и их советы; канцелярии судебных мест, нотариусы и кандидаты на должности по судебному ведомству), которым в судопроизводстве принадлежала вспомогательная роль. Вследствие такого распределения ролей между судами и всеми остальными судебными установлениями суды в этой системе именовались «судебными местами». Все же остальные состоявшие при них органы, учреждения и лица (в литературе и на практике их иногда именовали «судебными учреждениями», «судебными службами» или даже «магистратами») рассматривались в качестве вспомогательных органов суда. Возглавляло всю систему судебных установлений, обеспечивая ей организационное единство, единое судебное ведомство ─ Министерство юстиции России.

Опубликованные на сайте «Классика российского права» все пять частей Судебных Уставов 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны, были и остаются непревзойденным образцом законотворчества и правовой культуры наших великих и мудрых предков. Хочется надеяться, что этот созданный ими образец станет постоянным, наглядным и поучительным примером для законодателей современной России, а современные наши законодатели ─ достойными наследниками своих великих и мудрых предков.

Трусов Алексей Иванович,
доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора
Юридического факультета МГУ им. Ломоносова, ветеран Великой Отечественной войны

См.: Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сборник статей . ─ М.: «Статут»; РАП, 2004. С. 51.

См.: там же, с. 53.

4 См.: Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 55.

См.: Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 56.

Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 59.

См.: Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 60.

См.: там же, стр. III.

Миттермайер К. Новый проект русского уголовного судопроизводства. ─ Журнал Министерства юстиции, 1864, том 22, с. 16.

См.: Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть вторая. – СПб., 1866, стр. 244.

Потапенко С.В., заведующий

кафедрой гражданского процесса

и международного права ФГБОУ

ВПО «Кубанский государственный

университет, доктор юридических

наук, профессор, заслуженный

юрист РФ, почетный работник

судебной системы

В юридической литературе традиционно отмечается, что судебная реформа 1864 г. связана с отменой в 1861 г. крепостного права и ускоренным в связи с этим развитием капитализма. Судебная реформа была необходима для создания эффективного механизма защиты собственности и личности». Следствием судебной реформы 1864 г. в России стало введение основ буржуазного судопроизводства: были учреждены суд присяжных, выборный мировой суд, адвокатура.

Как писал в 1917 г. Васьковский Е.В., «созданные судебными уставами 1864 г. общие и мировые судебные учреждения заменили сложную и запутанную систему дореформенных судов. Эта система, восходящая корнями к учреждению о губерниях 1775 г., не удовлетворяла ни одному из главных требований рационального судоустройства».

Александр II в своем знаменитом Указе Правительствующему Сенату 20 ноября 1864 года, «коим было повелено распубликовать Судебные Уставы во всеобщее сведение», так охарактеризовал их сущность: «Рассмотрев сии проекты, Мы находим, — говорилось в Указе, — что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем всех и каждого от высшего до низшего».

Устав гражданского судопроизводства стал первым в России гражданским процессуальным кодексом, впитавшим в себя лучшие достижения российской юридической науки того времени. Хотя, как отмечал в 1904 г. Энгельман И.Е. Устав гражданского судопроизводства был выработан в значительной степени по образцу французского code de procedure civile.

Впервые в России гражданское судопроизводство было отделено от уголовного и приспособлено к обновленной судебной системе. Устав состоял из общих положений и пяти книг: первая – «Порядок производства в мировых судебных установлениях», вторая – «Порядок производства в общих судебных местах», третья – «Изъятия из общего порядка гражданского судопроизводства», четвертая – «Судопроизводство охранительное», пятая книга регулировала особенности судопроизводства в отдельных местностях государства.

Устав гражданского судопроизводства от 20 ноября 1864 г. по праву считается символом удавшейся судебной реформы, введения системы демократического и гласного судопроизводства, реальной и эффективной состязательности в гражданском процессе.

В современных условиях судебная реформа гражданского судопроизводства, как и в 1864 г., актуальна «для создания эффективного механизма защиты собственности и личности», развития «системы демократического и гласного судопроизводства, реальной и эффективной состязательности в гражданском процессе».

В наши дни поводом к незамедлительному реформированию гражданского судопроизводства является создание единого Верховного Суда РФ с одновременной ликвидацией Высшего арбитражного суда РФ. Это глобальное для судебной системы судоустройственное изменение неминуемо влечет за собой масштабные изменения гражданского судопроизводства в виде создания нового «единого» Кодекса гражданского судопроизводства, который должен объединить в себе нормы гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права и даже административного процессуального права.

Необходимость создания нового «единого» Гражданского процессуального кодекса отметил в нижней палате российского парламента глава комитета по законодательству в Государственной Думе П. Крашенинников. По его словам, необходимо учитывать тот факт, что создание законопроекта и принятие соответствующего нормативно – правового акта это лишь вопрос времени. П. Крашенинников утверждает, что это будет огромный документ, где будут учитываться все вопросы, начиная от экономических и налоговых споров и заканчивая штрафами за нарушения Правил дорожного движения. «Это тяжелейшая работа, практически сравнимая с работой над Гражданским кодексом”, – отметил П. Крашенинников.

В начале июня 2014 г. в Государственной Думе РФ Создана рабочая группа из 14 человек, включая П. Крашенинникова, представителей Верховного Суда РФ и видных представителей юридический науки, членам которой предстоит написать Концепцию единого Кодекса гражданского судопроизводства до декабря 2014 года. Далее разработку проекта кодекса планируется вести на основе этой Концепции.

Один из членов группы по разработке Концепции единого кодекса гражданского судопроизводства, заведующий кафедрой гражданского процесса СПбГУ В.А. Мусин полагает, что объединение только высших судов — это разумный шаг. Арбитражный суды и суды общей юрисдикции имеют специфическую компетенцию и объединять их, наверное, было бы нецелесообразно. Однако иногда получается так, что одни и те же правовые нормы они толкуют по-разному. А поскольку нормы одни и те же, то важно, чтобы они интерпретировались одинаково. Единый высший орган — Верховный Суд в новом его виде — и обеспечит это единство. Для споров из гражданских правоотношений есть возможность создать единый Кодекс гражданского судопроизводства.

Такой подход получил поддержку в юридической литературе. Например, Исаенкова О.В. отмечает, что достижение единообразия судебной практики возможно путем реформирования гражданского процесса и принятия нового ГПК с сохранением специализированных арбитражных судов.

По мнению Борисовой Е. А., процессуальное законодательство должно быть единым и существовать в виде ГПК, содержащего среди прочего специальные правила рассмотрения экономических споров. При этом она акцентирует внимание на том, что не является принципиально важным то, сохранятся ли арбитражные суды как специализированные или нет, ведь по существу специализация на рассмотрение определенных категорий дел не означает непременность дифференциации правовой формы.

Истины ради, нельзя не отметить, что и ранее известные ученые-процессуалисты высказывались в пользу единого процессуального кодекса для судов общей юрисдикции и арбитражных судов, подвергая сомнению создание двух ветвей судебной власти и двух цивилистических кодексов для рассмотрения и разрешения гражданско-правовых споров одной правовой сути. Дальше всех в этом направлении продвинулась Попова Ю.А., заявившая, что «адекватно понятию единого гражданского судопроизводства видится практическая необходимость принятия Кодекса гражданского судопроизводства. Его структура может состоять из трех частей: 1) Общая часть, 2) Производство в судах общей юрисдикции, 3) Производство в судах арбитражной юрисдикции. Такая структура позволит ликвидировать имеющуюся в настоящее время абсолютную схожесть многих общих положений (дублирование) в ГПК РФ и АПК РФ и более детально урегулировать особенности рассмотрения и разрешения тех или иных категорий дел».

Примечательно, что еще в 1998 г. Фурсов Д.А. обратил внимание на тот факт, что отсутствуют принципиальные препятствия на пути слияния двух судебных систем, и данное событие является лишь вопросом времени. Очевидно, что время для этого наступило.

В сложившихся условиях принятие «единого» Кодекса гражданского судопроизводства представляется нам самым рациональным и сбалансированным подходом, поскольку процесс унификации законодательства в области гражданского, арбитражного и административного процессов должен повысить степень доступности правосудия в Российской Федерации и объективно способствовать формированию единой судебной практики.

Единство судопроизводственной формы реализации правосудия вытекает из ч.2 ст. 118 Конституции РФ, согласно которой «судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства».

В результате проводимой в настоящее время реформы гражданского и административного судопроизводства может реально появиться суперотрасль судебного процессуального права, регулирующая одновременно процедуру в гражданском, арбитражном и административном процессах. Методологической основой для этого является концепция единой науки процессуального права.

По этому поводу еще в начале 20 века в одинаковом ключе высказывались представители науки как уголовного, так и гражданского процесса. Так, в 1910 г. Фойницкий И.Я., указывая на самую тесную связь уголовного судопроизводства с процессом гражданским по строению и по форме, говорил, что они образуют систему судебного права.

Рязановский В.А. в 1920 г. отмечал, что появилась новая, еще мало разработанная доктрина, «связавшая три (главные) процесса в одно целое и провозгласившая, что наука процесса едина, что отдельные процессы есть лишь отдельные отрасли единой науки процессуального или судебного права».

В советский период развитие идеи судебного права в основном являлось заслугой Полянского Н.Н., который в 1956 г. рассматривал гражданский и уголовный процесс как самостоятельные дисциплины в пределах одной науки процессуального права, входящей, в свою очередь, в состав науки судебного права. «Учение об уголовном процессе и учение о гражданском процессе не могут быть разрабатываемы в отрыве друг от друга; успешная разработка общих для уголовного и гражданского процессов понятий, принципов и институтов требует совместных усилий представителей обеих дисциплин: при построении уголовного и гражданского процессов должны быть учитываемы связующие их звенья».

Позднее концепция суперотрасли судебного процессуального права получила развитие в трудах Полянского Н.Н., Строговича М.С., Савицкого В.М., Мельникова А.А. и других. По их мнению, процессуальное право – это, в сущности, судебно-процессуальное право, судопроизводство.

Наибольший вклад в продвижение идей судебного права из современных российских представителей науки гражданского процессуального права, на наш взгляд, вносит Мурадьян Э.М. Она пишет, что «под судебным правом можно понимать также суперотрасль, образуемую всеми процессуальными отраслями, оставляя в стороне судоустройство».

Обосновывая необходимость изучения данного правового феномена, Мурадьян Э.М. справедливо отмечает, что основной смысл легализации и развития судебного права состоит в преодолении на его основе отраслевой замкнутости, необоснованных различий в интерпретации и применении Конституции, закона, межотраслевых принципов, несостыковки мотивов, выводов, судебных правоположений пересекающихся актов разных судов по одним и тем же или взаимосвязанным вопросам фактов и права.

В заключение отметим, что через 150 лет после успешной для своего времени российской судебной реформы, принятия Устава гражданского судопроизводства у российского законодателя появилась уникальная возможность вслед за кардинальными судоустройственными изменениями, касающимися создания объединенного Верховного Суда РФ, подготовить (с помощью судейского сообщества и ученых-юристов) и принять «единый» Кодекс гражданского судопроизводства.

Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. Краснодар, 2003. С. 67.

Указ Правительствующему Сенату. Царское Село, 20 ноября 1864 г. //

http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/3300/

Устав гражданского судопроизводства / Сост. В.И. Буковский. Рига, 1925.

Энгельманъ И.Е. Учебникъ Русскаго Гражданскаго Судопроизводства. Изд. Второе, испр. и доп. Юрьевъ, 1904. С. 20.

Федеральный конституционный закон Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 4-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации»; Федеральный конституционный закон Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации»; Федеральный закон Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 16-ФЗ «О порядке отбора кандидатов в первоначальный состав Верховного Суда Российской Федерации, образованного в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации»»; Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации». Российская газета. 07.02.2014

В Госдуме задумались над созданием нового «единого” ГПК. Правовые новости на портале Право.ru // URL: http://pravo.ru/.

Берсенева Т. Концепцию «единого» ГПК напишут быстро, но за полгода // pravo.ru/review/view/106012/.

Исаенкова О. В. В продолжение дискуссии о реорганизации судебной системы // Закон. 2014 г. №3. С.94.

См.: Абова Т.Е. О некоторых неоправданных расхождениях между действующими АПК РФ и ГПК РФ в регулировании процессуальных отношений // Абова Т.Е. Избранные труды. Гражданский и арбитражный процесс. Гражданское и хозяйственное право. М., 2007. С. 183-191; Попова Ю.А. Проблемы модернизации судебной системы в Российской Федерации // Попова Ю.А. Современные проблемы гражданского процессуального (судопроизводственного) права России. Сборник статей. Краснодар, 2012. С. 118-119.

Попова Ю.А. Проблемы модернизации судебной системы в Российской Федерации // Попова Ю.А. Современные проблемы гражданского процессуального (судопроизводственного) права России. Сборник статей. Краснодар, 2012. С. 122.

См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. М., 1910. Т. 1. С. 4.

Рязановский В.А. Единство процесса. М., 1996. С. 28-29.

Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса / Под ред. Д.С. Карева. М., 1956. С. 228.

Полянский Н.Н., Строгович М.С., Савицкий В.М., Мельников А.А. Проблемы судебного права. М., 1983. С. 31.

Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. М., 2002. С. 22.

Мурадьян Э.М. Судебное право. СПб., 2007. С. 41.

УДК 94 ББК 63 Г — 19

Галкин Александр Георгиевич, кандидат юридических наук, доцент Кубанского государственного аграрного университета, т.: (8612)2534421

К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ РАЗРАБОТКИ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ 1864 ГОДА

(рецензирована)

Статья посвящена анализу особенностей в разработке и реализации судебной реформы. Автором выясняются наиболее проблемные моменты поэтапного распространения принципов судебной реформы на различных уровнях государственного устройства.

Ключевые слова: судебная реформа, судебные уставы, дореволюционное судопроизводство.

THE ISSUE OF SPECIAL FEATURES OF THE 1864 JUDICIAL REFORM

(Reviewed)

Keywords: judicial reform, legal statutes, pre-revolutionary proceedings.

27 сентября 1862 г. Александр II утвердил план законопроектных работ, направленных на реформирование судоустройства и судопроизводства в Российской Империи . Новый суд, который должен был появиться в результате судебной реформы, по замыслу его создателей должен был служить гарантией личности от произвола властей. Например, никто не мог подлежать судебному преследованию за преступление или проступок, не будучи привлеченным к ответственности в порядке, установленном законом. Запрещалось содержание под стражей иначе как в случаях,

определенных законом, или в помещениях, не установленных законом. Важным новшеством явилось и то, что суду запрещалось останавливать решение дела под предлогом неполноты, неясности или противоречия законов. Нарушители этого запрета подлежали ответственности за противозаконное бездействие власти. Важнейшей гарантией законности и защиты личности от произвола судебных властей являлась обязанность судов решать дела по точному смыслу закона, а в случае неполноты, неясности или противоречия законов основывать решения на общем смысле законов.

В целом, судебная реформа, проводившаяся наряду с крестьянской, земельной, военной, земской, городской и другими, оказалась самой последовательной и прогрессивной. Она опиралась на исторический опыт России и учитывала законодательный опыт других европейский государств. В результате была создана российская модель процессуального порядка.

По этому поводу существует достаточно точное замечание профессора И. Фойницкого, который следующим образом характеризовал новый юридический процесс Российский Империи: «В нашем новом процессе много сходного с английским и особенно французским, в общих очертаниях он приближается к тому же типу, который выработан этими лучшими представителями европейской культуры, и устанавливает наши родственные с нею отношения. Но в то же время почти ни один процессуальный институт уставов не может быть признан ни английским, ни французским: на каждом из них лежит печать самобытности, каждый из них имеет самостоятельную русскую физиономию, приспособленную к русским нуждам, непонятную без изучения русских условий» .

Судебные уставы, которые являлись центральным звеном проводимой в России судебной реформы, разрабатывались комиссией Государственной канцелярии под руководством Государственного секретаря. В постоянный состав этой комиссии вошли чиновники II отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, Государственной канцелярии и Министерства юстиции. Кроме постоянных членов, в работе комиссии участвовали различные специалисты: профессора университетов и полицейские чиновники.

Комиссия в процессе работы разделилась на три отделения:

1) судоустройства;

2) уголовного судопроизводства;

3) гражданского судопроизводства.

При работе над данными важнейшими юридическими документами комиссия сталкивалась с серьезными трудностями.

В частности, из доклада «О положении в государственной канцелярии работ по составлению судопроизводства и судоустройства» видно, что комиссия осознавала недостаток необходимых данных для развития основ реформы сообразно местным обстоятельствам и особенностям разных частей обширной и разнообразной империи. Для решения этой проблемы комиссия обратилась через газеты «ко всем желающим содействовать успеху преобразований реформы посредством высказываний относительно основных положений в применении оных к разным местностям нашего государства» .

Несколько членов комиссии были командированы в Санкт-Петербургскую, Псковскую, Олонецкую, Новгородскую, Московскую, Тверскую, Владимирскую, Рязанскую, Тульскую, Калужскую, Ярославскую и Архангельскую губернии для сбора необходимых сведений на местах . Кроме этого, в октябре 1862 г. было разослано 1400 экземпляров «Основных положений преобразования судебной части в России» различным ведомствам, которые обязывались к 1 декабря 1862 г. представить свои заключения.

Всего было получено 395 отзывов, из которых 306 от чиновников, 89 -добровольные отклики. По содержанию поступившие отзывы отличались крайней пестротой , что, на наш взгляд, свидетельствует о неразвитости правосознания у российский граждан.

В целом, анализ Свода замечаний и предложений о развитии «Основных положений преобразования судебной части в России» позволяет сформулировать следующие основные направления развития, которые были предложены на местах для усовершенствования деятельности судебного ведомства: а) необходимо лишить губернаторов права проверять списки кандидатов в присяжные поверенные и мировые судьи; б) необходимо отстранить полицию от производства дознания; в) необходимо отстранить депутатов от сословий при производстве следствия, необходимо публичное следствие; г) необходимо исключить условие «о владении недвижимою и

движимою собственностью» для занесения в списки присяжных заседателей; д) необходимо распространить суд присяжных на дела по государственным преступлениям; е) мировые судьи должны назначаться правительством «на бессрочное время»; ж) необходимо допускать в мировые судьи людей, не владеющих недвижимой собственностью; з) возникали серьезные сомнения в необходимости создания съезда мировых судей как второй инстанции мировой юстиции .

Как показывает анализ содержания судебных уставов, данные замечания не оказали существенного влияния на конечный вариант текста, хотя, несомненно, учитывались составителями уставов.

Следующим важным моментом этой титанической работы являлось то, что у авторов и составителей судебных уставов под руками был обширный зарубежный нормативный материал, который, как показывают доступные нам документы, использовался весьма широко. Подтверждением этому может служить письменное свидетельство С.И. Зарудного, который фактически руководил этими работами. В частности, он отмечает, что «при составлении проектов гражданского и уголовного судопроизводства почти все иностранные кодексы были под руками членов комиссии, но не для подражания, а в видах разъяснения общих вопросов с теоретической точки зрения, и возникавшие о введении той или иной статьи иностранных кодексов предложения обсуждались подробно и по большей части отвергались» .

Однако, несмотря на всю обстоятельность подготовительных работ, непосредственное проведение в Российской Империи реформы судоустройства и судопроизводства, основанной на началах судебной реформы 1864 г., столкнулось с серьезными проблемами экономического, кадрового, юридического характера. Разрешение данных проблем и эффективное претворение задуманного в жизнь предполагалось правительством на основе поэтапного распространения принципов судебной реформы на различных уровнях государственного устройства.

Дополнительные трудности создавали различия в развитии российских регионов, что делало достаточно проблематичным процесс создания единой губернской системы одновременно во всем государстве и предопределило некоторую специфику российской судебной реформы этого времени.

Не удивительно, что внедрение принципов судебной реформы в политико-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

правовую практику столкнулось с немалыми трудностями. Почти сразу после принятия судебных уставов 1864 г. негласно началась работа, направленная на их «исправление». Так, уже в 1865 г. начала активно функционировать комиссия, которая разработала план и порядок реализации реформы. Первоначально в 1866 г. правительством было решено ввести в действие реформу в десяти губерниях: Санкт-Петербургской, Новгородской, Псковской, Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Ярославской, Тверской и Тульской. В остальных же губерниях планировалось приступить к ее проведению в течение последующих четырех лет. Кроме того, проведение судебной реформы в обозначенные выше сроки планировалось не на всей территории Российской Империи, а только в 31 губернии центральной России и Бессарабской области.

19 октября 1865 г. были подписаны «Временные штаты для судебных мест». Они назывались временными в силу того, что после проведения реформы их планировалось пересмотреть и откорректировать в соответствии с определенными потребностями .

Судебные уставы, принятые Государственным Советом, были утверждены Императором 20 ноября 1864 г. и опубликованы.

В Указе Правительствующему Сенату говорилось в связи с этим событием: «Водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние, и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого от высшего до низшего» .

Уставы состояли из четырех книг:

1) Устав гражданского судопроизводства (далее — У.Г.С.);

2) Устав уголовного судопроизводства (далее — У.У.С.);

3) Учреждение судебных постановлений;

4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Предметом острых дискуссий и в правительстве и в Государственном Совете долгое время оставался вопрос о сроках проведения реформы 1864 г. Так при обсуждении этой проблемы в правительстве фактически дебатировались две противоположные точки зрения.

Первая принадлежала министру юстиции Д.Н. Замятину, который выступал за постепенное претворение в практику принципов, содержащихся в судебных уставах 20 ноября 1864 г .

Вторая позиция яростно отстаивалась председателем Государственного Совета князем П.П. Гагариным и заключалась в требовании одновременного и повсеместного реформирования судоустройства и судопроизводства во всей стране.

На наш взгляд, позиция Д.Н. Замятина в данном вопросе представляется наиболее правильной, дальновидной и взвешенной.

Результатом этой дискуссии явилось то, что Императором была избрана линия проведения реформ, основанная на концепции реформирования судебных учреждений Д.Н. Замятина. В частности, им издается указ о введении в действие судебных преобразований в Петербургском и Московском округах . Согласно этому указу судебные уставы 20 ноября 1864 г. не должны были распространять свое действие на провинциальные губернии.

Как мы видим, именно позиция Императора имела главенствующее значение при определении приоритетов реформирования судоустройства и судопроизводства в России. При этом показателен тот факт, что действия российского Императора полностью согласовывались с позицией и действиями Министерства юстиции, что не могло не сказаться на органичности руководства процессом внедрения новых начал судоустройства и судопроизводства в губерниях. Кроме того, большое значение для эффективности проводимых в России преобразований имело и то, что Министерство юстиции жестко и последовательно проводило избранную первоначально линию. Так, в частности, указывалось на то, что «только система постепенного, по местностям, введения сей реформы в полном ее объеме может обеспечить надлежащее и правильное ее осуществление» . Данное заключение относится к 1866 г. и ярко иллюстрирует позицию правительства по этому вопросу.

Весной 1866 г. осуществляется первый этап практического применения судебных уставов от 20 ноября 1864 г., заключающийся в открытии окружных судов в Москве и Санкт-Петербурге.

Таким образом, фактическим началом практической реализации судебной реформы принято считать открытие окружных судов в Санкт-Петербурге и Москве в

апреле 1866 г. В начале 1867 г. начала свою деятельность Харьковская судебная палата. К 1870 г. предполагалось ввести новые институты судебной власти во всех губерниях, управляемых по общему губернскому учреждению.

Таким образом, российские власти пытались в течение четырех лет фактически распространить новые судебные порядки на всю европейскую часть России. К сожалению, эти идеи так и остались нереализованными.

Вторым этапом является издание графом К.И. Паленом, сменившим на посту министра юстиции Д.Н. Замятина и продолжившим его курс, документа «О введении мировых судебных учреждений в 28 губерниях» . Положения данного документа базировались на скрупулезном изучении практики внедрения судебных уставов 20 ноября 1864 г. в Москве и Санкт-Петербурге.

Кроме данного важнейшего документа правительством принимается еще целый ряд юридических актов, призванных детализировать, уточнить и разъяснить судебные уставы 20 ноября 1864 г. Наиболее важным из их числа является документ «О дальнейшем введении судебных преобразований», внесенный в Государственный Совет К.И. Паленом 26 апреля 1868 г. .

Согласно этому документу к первоочередным мерам, направленным на дальнейшее преобразование судебной системы России, относится скорейшее введение мирового суда, который не требует для своего создания больших финансовых затрат и высококвалифицированных юридических кадров.

Слабая профессиональная подготовка мировых судей приводила к огромному проценту погрешностей и ошибок при рассмотрении дел. С целью исправления данной ситуации в качестве кассационной инстанции по отношению к мировым судам создавался уездный съезд мировых судей, а кассационные жалобы на деятельность уездного съезда мировых судей должен был рассматривать Сенат.

Если же говорить о процедуре рассмотрения дел мировыми судьями, то ее можно охарактеризовать как упрощенную.

Даже через 30 лет после издания судебных уставов, в 1894 г., дореформенный

суд сохранялся в двадцати трех губерниях и областях на севере, востоке и юго-востоке страны.

Высочайший Указ о завершении судебной реформы последовал лишь 1

июля 1899 г., в день, когда были открыты новые судебные установления в северовосточных уездах Вологодской губернии. В то же самое время в целом ряде губерний судебные уставы были введены еще позже и действовали не в полном объеме.

Так в 1912 г. III Государственная Дума подняла вопрос о необходимости скорейшего введения новых правил судоустройства в Енисейской, Иркутской губерниях, губерниях Прибалтийского края, Варшавского судебного округа, Забайкальской и Амурской областях .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако, если законодательство о судоустройстве (Учреждение судебных установлений) и судопроизводстве (Уставы уголовного и гражданского судопроизводства) соответствовали требованиям времени, то материальное уголовное и гражданское законодательство находилось в запущенном состоянии.

Уголовным кодексом России являлось «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г., гражданским — «Свод законов гражданских», нормы которых значительно устарели. Кроме того, на некоторых территориях Российской Империи (Царство Польское, княжество Финляндское, Бессарабская область) использовалось и свое национальное законодательство.

Все это привело к тому, что, начиная с 1864 и по 1894 г., было принято более 700 дополнений, изменений, поправок в судебные уставы 1864 г. Их основной целью была нивелировка процессуального и материального законодательства.

Литература:

1. Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 года в России. Саратов, 1969.

2. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2 т. Изд. 4-е. СПб., 1912. Т.1.

3. РГИА. Ф. 1275. Оп. 1. Д. 46. Л. 22-23.

4. Доклад В.П. Буткова от 14 декабря 1862 г. к управляющему Министерством юстиции // ГАРФ. Ф. 1190. Оп. 60. Д. 5967. Л. 4-5.

5. Замечания разных лиц о развитии «Основных положений преобразования судебной части в России» // Материалы по судебной реформе в России 1864 г. Т. 2125.

6. Свод замечаний и предложений о развитии «Основных положений преобразования судебной части в России». СПб., 1863. Т. 28.

7. Попова А.Д. Деятельность пореформенной судебной системы // Вестник МГУ. Серия 8. История. 1999. № 5.

8. ПСЗ. 2-е изд. СПб., 1864.

9. Гессен И. Е. Судебная реформа. СПб., 1905.

10. Судебно-статистические сведения и соображения о введении в действие Судебных Уставов 20 ноября 1864 г. СПб., 1866. Ч. 1.

11. Судебные Уставы 20 ноября 1864 года за пятьдесят лет. СПб., 1914. Т.2.

12. РГИА. Ф. 1012. Фон дер Палены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *