Суть христианства кратко

Основная идея христианства
Идея спасения есть основная идея христианства. Эта идея была в Ветхом Завете, но особенно раскрыта в Новом Завете. Архангел Гавриил возвестил, что от Девы Марии родится Иисус — Спаситель человечества. «Той бо спасет люди своя (Мф. 1, 21). О Спасителе возвещали Ангелы пастухам (Лк. 2, 10-11). О Спасителе говорил Симеон Богоприимец (Лк. 2, 30-31).
Сам Христос говорит «Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Мф. 18, 11); «… так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20, 28); «… ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать» (Лк. 9, 56); «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3, 17); «И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его, ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Ин. 12, 47); «Впрочем, Я не от человека принимаю свидетельство, но говорю это для того, чтобы вы спаслись» (Ин. 5, 34).
Апостол также говорит о Спасителе и спасении «Из его-то потомства Бог по обетованию воздвиг Из-раилю Спасителя Иисуса» (Деян. 13, 23); «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во-первых Иудею, потом и Еллину» (Рим.

1, 16); «В Нем и вы, услышав слово истины, благовествование вашего спасения, и уверовав в Него, запечатлены обетованным Святым Духом,..» (Еф. 1, 13); «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа» (Тит. 2, 11-13); «… потому что Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа…» (1Фес. 5, 9).
Даже Самаряне говорят «… уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он — ис-тинно Спаситель мира, Христос» (Ин. 4, 42).
Что такое спасение Христианское учение о спасении есть учение об избавлении человека от греха, проклятия, смерти, диавола и гнева Божия.
Во многих местах Священное Писание говорит, что Иисус Христос есть Спаситель людей от грехов «… родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их» (Мф. 1, 21); «На другой день видит Иоанн идущего к нему Иисуса и говорит вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин. 1, 29); «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды ранами Его вы исцелились» (1Пет. 2, 24); «Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде,..» (Рим. 3, 25); «Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего» (Рим. 4, 25) и др.
Что Иисус Христос есть Спаситель людей от диавола, читаем «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (1Ин. 3, 8); «А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть диавола,..» (Евр. 2, 14).

Что Иисус Христос есть Спаситель людей от смерти, читаем «… дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим» (Рим. 5, 21); «… открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление через благовестие,..» (2Тим. 1, 10).
О спасении нас от гнева читаем «Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева» (Рим. 5, 9).
Спасение от греха и его следствий, т.е. от смерти, вечного пребывания в темнице ада под властью диавола «… открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление через благовестие,..» (2Тим. 1, 10). Грех делает человека нечистым и вызывает гнев Божий, т.е. отвращение Бога от греховного состояния человека. Всякий грех, при каких бы условиях он ни был сделан человеком, навлекает на него гнев Божий. А спасая человека от грехов, Христос делает его святым, т.е. угодным Богу, человеком, к которому Бог питает благоволение.
Спасение — это избавление людей от зла греха. Спасение совершил Господь в течение всей Своей жизни. Воплощение, страдание, крестная смерть, воскресение, вознесение — это важные моменты искупительного подвига Иисуса Христа. Искупление есть осуществление воли Божией, от века предопределившей спасти людей Единородным Сыном Божиим Господом нашим Иисусом Христом, но не без нас. В спасительном процессе человек не только «предмет» спасения, но и деятельный участник своего спасения.
Смерть есть, по определению правды Божией, следствие греха, она есть «долг», лежащий за грехи на всем человечестве. Во исполнение правды Божией все грешное человечество подлежало смерти, должно было умереть без надежды на воскресение. Спаситель взял на себя «долг» смерти всего человечества. Своею смертью Христос Спаситель исполнил правду Божию, распял грехи человечества и даровал восстание, воскресение человечеству. Господь наш Иисус Христос «в Себе Самом» (Еф. 2, 15) восстановил «древнее создание человека», когда в теле Своем представил человечество Богу.
Протоиерей Монаршек
Печаталась в «Православном Слове» в 2007 г.

  • Наука и религия
  • Тот, кто всем нужен, или поиски Бога
  • Пророки и свидетели
  • Религия и оккультизм
  • Глава II. Сущность религии

    Наука и религия

    Наша книга озаглавлена «Религии мира». Но что несет в себе термин «религия»? Мы так привыкли к этому слову, что оно стало привычным и незаметным, как вид из окна квартиры. Между тем, это слово несет в себе гораздо больше информации, чем это может показаться на первый взгляд. Понятие «религия» происходит от латинского слова «religie», одним из значений которого является «связывать, соединять». Под словом «религия» понимают всю гамму связей между человеком и Божеством. Религия – это и молитвы, и культовые сооружения, и священные тексты, и обряды, словом, все, что связывает между собой два объекта, человека и Бога. Религия – есть мост между двумя мирами, двумя разными сущностями. Это духовная связь, сходная с той, которая существует между двумя близкими людьми. Но, для того, чтобы она существовала, необходимо взаимное желание к сближению. Важно, чтобы Божество желало открыться человеку, и, не менее значимо, чтобы и человек искал встречи с Высшим Интеллектом, Мировым Законом или Богом. Это должен быть взаимный интерес друг к другу, поиск встречи.

    В чем же выражается поиск человеком Бога? В древних религиях, люди придавали явлениям природы немаловажное значение, как действиям Высшего Божества. Проявления Высочайшего Существа в мире связывались с природными катаклизмами, стихиями и бедствиями. Люди, выделяя у Всевышнего определенные черты, свойства или качества, приписывали их животным. Постепенно, память о подлинном смысле, заложенном в символическом обожествлении животных, замутнялась. Люди стали обожествлять явления природы, реки, деревья, камни. Так возникло язычество, тотемизм, анимализм. Все эти религиозные формы также имели своей целью сближение Божества и человека. У различных народов были разные символы, связанные с Высшим Духом, или Высшими Силами: идолы, тотемы, священные предметы. Человек всегда находился в поиске Бога.

    Современный человек уже не строит каменных коллосов, не совершает мистерий и сложных обрядов. Он ищет Божество при помощи науки, ибо в ней полагает истинность. Люди заглянули в космос, опустились глубоко под землю, переплыли все моря и океаны, но нигде не отыскали Бога. Так, где же Он находится? Как Его отыскать современному человеку? Что же говорят об этом ученые, люди сведущие во многих тайнах Вселенной?

    Астрономы не знают границ космоса, он кажется им беспредельным. Наша планета входит в состав Солнечной системы, а она, в свою очередь, находится в Нашей Галактике. Галактика включена в состав еще более крупных образований. Они составляют ткань Вселенной. Путем анализа космических объектов, астрономы пришли к выводу, что Вселенная расширяется. Эта теория получила в науке название «гипотеза Большого Взрыва». Согласно ей, наша Вселенная возникла в результате сверхмощного взрыва, а все космические тела – суть осколки. Осколки движутся от центра Вселенной в разных направлениях. Есть ли граница Вселенной? А если есть, то, что находиться за ее пределами? Есть ли там Бог?

    Попытаемся разобраться в этих вопросах. Во-первых, если Вселенная движется и расширяется от некого центра, то явно существовал момент, когда Вселенная была гораздо меньше нынешней. Быть может, она была ничтожно малой, не более точки на листе бумаги. Что же тогда было за ее пределами? Естественно, то же, что и теперь – ничего.

    Во-вторых, границей любого объекта может быть не только нечто иное, чем сам объект. Вещество, из которого состоит некий предмет, также ограничивает предмет изнутри, в самом себе, как и иная среда, находящаяся за пределами объекта. Камень, опущенный в воду, с одной стороны, ограничивается водой. И, в то же время, можно сказать, что кремния, из которого состоит камень, нет в воде. Тем самым, кремний ограничивает камень изнутри. Таким образом, наличие вещества и его отсутствие, также пролагает границу между неким телом и окружающей его средой.

    Объединив эти две посылки, можно сказать, что за пределами нашей Вселенной ничего нет. Вселенная ограничивает саму себя изнутри. Во Вселенной есть планеты, космическая пыль, туманности, звезды. И существует разряженное космическое пространство, насыщенное элементарными частицами. Космические тела определенным образом расположены в космическом пространстве, однако, и первое, и второе – есть определенный вид материи. Там, где нет материи, естественно, нет ничего материального. Иными словами, в месте, где есть некие космические объекты, Вселенная существует, а где их нет, Вселенная отсутствует. Вселенная образует, сама собой, собственное вместилище. За ее границами никакой материи нет. И это состояние можно представить абстрактно, стоит только устранить из окружающего нас мира все, обладающее материальными свойствами. Удалите, в воображении, землю, облака, солнце и воздух, звезды и планеты, удалите пространство, в котором они находятся, и Вы получите мир без материальных объектов. Эти логичные доказательства, подкрепленными научными данными, позволяют сделать простой вывод: наша Вселенная конечна и за ее пределами нет ничего материального.

    За границей Вселенной – особая субстанция, вакуум. Вакуум, доказали физики, также реально существует. Мало того, вакуум обладает определенными свойствами – он может растягиваться и уплотнятся, притягивать к себе материю и так далее. Можно сказать, что наша Вселенная находится в нем, как орех в скорлупе, если учесть, что скорлупа не существует.

    Тот, кто всем нужен, или поиски Бога

    Философы, в определении бога высказали мысль, что Он – нечто ничем не ограниченное, поскольку в противном случае, это уже не есть Бог. Поскольку, Бог нематериален, то Он неограничен. Божественная природа не обладает метрическими и временными свойствами, как наш мир, она – выше их. Человеческому уму нелегко представить себе нечто, ничем не ограниченное, бесконечное и вездесущее. Но, интеллект может допустить мысль о том, что Божественная природа обладает такими качествами, к которым эти понятия неприменимы. Как свету неприложимо понятие темный. Божество, иная сущность, несомненно, обладает некими свойствами, которые на данный момент, нам непостижимы. Так же, как недоступен нашему сегодняшнему пониманию и исследованию сон, который мы увидим завтра или послезавтра.

    Поскольку Бог неограничен, вездесущ и бесконечен, Он, естественно, больше нашей Вселенной, мира, в котором мы живем, если это понятие применимо к Нему. Бесконечное больше конечного, а вечное временного. Таким образом, можно смело утверждать, что космос находится в Боге, а не наоборот. И, если перейти на позицию Высшего Разума, то Вселенная – маленький шарик, не больше горошины, если подобное сравнение уместно. Эта горошина уравновешена, гармонична и прекрасна. Она существует для чувств живых существ, населяющих одну из ее планеток, Землю. Для тех, кто сознает этот факт, то есть для нас, живущих. Великий космос, вся Вселенная, существует для человека. Мироздание зиждется на законах, которые регулируют всю природу, независимо от того, известны ли они нам, или нет. Законы, это закономерности, которые неукоснительно соблюдаются. Многообразный мир – это сложный механизм, которым управляет воля. В основе существования космоса лежат мысли, идеи Божества. Вселенная обладает реальностью лишь в сознании и чувствах человека, с позиций Бога – она прекрасная мысль, изящная по красоте идея. Многие религии называют Бога Великим Архитектором по отношению к созданному им миру. Космос, это воплощенная мысль Бога, произведение искусства. Его можно сравнить с художником, создавшим неповторимое полотно.

    На протяжении многих веков люди называют Высший Разум, Бога, по-разному. У мусульман – это Аллах, у евреев – Яхве, у буддистов – Абсолют, у христиан Господь. Это не имена, а лишь обозначения свойств Высшего Разума. Аллах – Всевышний, то есть Тот, Который главенствует над всеми, преобладает над всем. Яхве – Сущий, Существующий, Тот, Который имеет подлинное бытие, подлинное существование, Тот, Который существует всегда, вечно. Абсолют – это Высочайшее, самое высокое, превосходящее все качества. И, наконец, Господь, – Тот, Который господствует надо всем, обладает всей полнотой власти, неограниченно осуществляет Свою волю. Ученые называют Его Высочайшим Интеллектом, Высшим Разумом, потому, что открывают в окружающем мире его интеллект. Иные религии, называют Бога Великим Духом, чтобы обозначить превосходство и нематериальность Бога. Высшими Силами называют Бога те, кто желает подчеркнуть Его высочайшее могущество. Наименований Божества много, они все отражают те качества, которые люди узнали в Боге, либо которые Бог открыл о Себе для них. Имя Бог, Божество, древнеславянское слово, восходящее к санскритскому bahi, что значит Великий. Для всех, именно в этом имени, заключено все богатство Божественных свойств: могущество, господство, величие, вечность, бесконечность, неограниченность, вездесущие и многие иные качества и свойства, которые сложно выразить словами и охватить при помощи мыслей.

    Бог обладает, еще одним, уникальнейшим и необычным свойством – Он вездесущ. Иными словами, поскольку Он ничем не ограничен, Он присутствует везде и во всем, не являясь при этом всем. Бог обладает способностью пребывать, во всей полноте своей сущности, в любой точке Своего присутствия. Иными словами, Бог, в силу особых свойств Своей природы, пребывает в любом предмете, живом существе, явлении. Он находится в кресле, на котором сидим, столе, за которым работаем, доме, в котором живем, друге или сослуживце, с которым встречаемся ежедневно. Но, Бог, это не кресло, стол, дом, друг или сослуживец. Сущность Божества разлита в этих предметах, уже в силу того, что они есть. Божественная природа заключена в принципе организации живой или неживой материи, в форме, которую эта материя принимает, в цветовой гамме и во многих других аспектах. Божество близко человеку, настолько, что он может коснуться Его рукой и усмотреть в повседневных вещах Разум Высшего Существа. Но, мало того, что Бог все и во всем, Он еще и в самом человеке, в силу тех же причин.

    Человек наделен разумом, который может постигать Высший Разум, он – личность, сходная с Божеством, Личностью в высшей степени, поскольку равной Ему личности более не существует. Человек живет, Божество обладает вечной, вневременной жизнью. Человек творит произведения искусства, Бог – создатель всего мира, человек осуществляет свою волю, воля Божества – неограниченна. Душа человека, или его жизнь, нематериальна, Бог – нематериален в высшей степени. Бог – Личность, обладающая чувствами, как и человек, но эти чувства не дробятся, как у человека, но слиты в одно благостное чувство любви к миру и человеку. Мир и человек живут, существуют, это приятно, поскольку им доставляет наслаждение сам процесс жизни. А, поскольку, мир существует гармонично, следовательно, Бог желает этого, а, значит, Он любит мир и населяющих его существ.

    Пророки и свидетели

    Еще в глубокой древности, человек искал Бога, обращался к Нему с молитвами, пытался постигнуть Его при помощи разума и чувств, установить с ним связь с помощью различных ритуалов, однако он не слышал Его голоса, не ощущал Его живого присутствия. Человеку было недостаточно разума, чтобы постичь Божество, он был ограничен своими чувствами, он мог только предполагать, строить гипотезы. Чаще всего, люди блуждали в потемках неведения, непонимания, смутных догадок. Сколько различных теорий, ненужных и непонятных жертв, сколько столкновений на религиозной почве пришлось пережить людям! Человечество достигло многого в греческой философии, оно сделало немало открытий и испытало озарения, но они были односторонни – человеку важно было услышать голос Самого Бога. И это должен быть встречный шаг с Его стороны.

    Бог открывал Себя различно и неоднократно. Сам процесс сближения Бога с людьми в богословской литературе именуют Откровением. То открытие Бога людям, о котором мы уже говорили, принято называть Естественным Откровением. Естественное Откровение, это созерцание Божества в гармоничном мире, в принципе внутреннего устройства человека, конечности Вселенной, духовной природе человеческих мыслей и чувств. Естественное Откровение доступно постоянно, оно окружает людей везде, оно для них свойственно, естественно. К Естественному Откровению относят и совесть, поскольку она постоянна. Совесть порой называют «голосом Бога», поскольку она независима и автономна по отношению к человеческой воле. И, наконец, интуиция также относится к одному из видов Естественного Откровения, поскольку сообщает то, о чем еще неизвестно.

    Однако, знания, которые предоставляет Естественное Откровение, порой неясны и туманны, да и люди нередко далеки от совершенства, чистоты ума и целомудренности чувств. Для постижения духовных истин требуется интеллектуальная подготовка и незамутненное сознание, горячее желание и напряженный поиск. Этому нужно посвятить всю жизнь, но и в данном случае останется множество вопросов, на которые так и не будет найдено ответов. О Божественных свойствах можно гипотетически догадываться, а вот внутреннюю жизнь Божества узнать путем Естественного Откровения невозможно. Для этого нужно нечто сверхъестественное, необыкновенное – необходимо личное Откровение Самого Бога. Лишь оно способно устранить все богословские сомнения и неточности. Такой вид Откровения получил наименование Сверхъестественного, поскольку оно выходит за рамки повседневности и обыденности. Оно несет печать сверхъестественного, необыкновенного, чудесного.

    Поскольку, объект Откровения Сам Бог, Творец Вселенной, то и способ открытия Его людям необычен. Бог не является в виде грозных явлений природы, Он не ставит целью устрашить и запугать человека, так как человек свободная личность и должна прийти к божеству по собственному желанию. Бог избирает посредников между Собой и людьми. Посредник избирается Богом по качествам и критериям, доступным к пониманию только Ему. Этих посредников между Богом и людьми все мировые религии называют пророками. Сам термин «пророк» происходит от от древнеславянского слова «проречение, прорек» – проговорить, сказать. Это особые люди, сообщавшие всем ту информацию, которую желал донести до людей Бог. Это сообщение было не только словесное, чаще всего пророк должен был всей своей жизнью нести информацию от Бога. Пророки жили необычным и непривычным для остальных людей способом. Например, один из древнееврейских пророков, лежал на земле и ел один раз в день небольшой хлебец, испеченный из муки низкого качества в вперемежку в отрубями, для того, чтобы сообщить людям о том, что, если они не изменят своей жизни к лучшему, то их город ожидает голод и опустошение.

    Пророки возвещали волю Бога, несли сообщения, предсказывали общемировые события. Например, один из древнееврейских пророков предсказал приход к власти, над большей частью тогдашнего цивилизованного мира, персидского царя Кира. Кир, в свою очередь, когда предсказание исполнилось, щедро наградил пророка и предоставил большие льготы и привилегии евреям, разрешив им возвратиться на традиционное место обитания, в Палестину. Но, главной целью пророков было не предсказывание будущего, а обличение человеческих пороков и недостатков. У всех народов существовала нравственная оценка поступков, слов и мыслей. И отступление от определенных нравственных принципов, всегда рассматривалось как нечто негативное. Пророки призывали к утраченным нравственным идеалам, ибо отступление от них всегда было связано с потерей человеком, способности общаться с Богом.

    Некоторые из пророков записывали Сверхъестественное Божественное Откровение. Эти записи обычно начинаются словами: «Так сказал Бог». Все слова Откровения пророки приписывали Самому Богу и ничего лично себе. Откровения сопровождались пророчествами о будущем, с тем, чтобы люди, видя их осуществление, проникались доверием ко всему сказанному. Пророки были людьми самого разного социального статуса, среди них были цари и пастухи; различного имущественного положения – царедворцы и нищие; неравномерного образования – поэты и едва грамотные. Но, их объединяла целостность и единство содержимого. Одну из величайших книг человечества – Библию, писали десятки людей, живших во временном диапазоне в полторы тысячи лет. Однако, Библия представляет собой уникальнейший сборник книг, проникнутым таким единством стиля и внутреннего содержания, что создается впечатление о том, что это одна цельная книга, которую писал один автор.

    Пророки в своих книгах, свитках, как их называли в древности, писали о свойствах Бога, Его отношению к миру и человеку. В писаниях пророков, Бог назывался определенным именем, которое отражало некое качество Божественной природы. В них указывались нравственные идеалы и моральные ценности. Книги пророков свято хранились, читались и высоко ценились. Это был голос Самого Бога, в них были повеления Всевышнего и открытия людям Его любви и благорасположения. Сверхъестественное Откровение подкрепляло гипотетические догадки человеческого разума, делая их предметом познания и исследования. Слова Бога в них относились ко всем, их можно было читать в любом возрасте, они были доступны в разные времена, Писания пророков были актуальны в течение столетий, спустя того момента, когда они были написаны. Мало того, пророческие книги писались для грядущих поколений, информация в них излагалась символически, в определенных образах, которые становились до конца ясными только в момент их исполнения. Пророческие Писания имели несколько уровней понимания и восприятия, от буквального до сложно-аллегорического.

    В истории человечества, религиозные идеи объединяли вокруг себя определенный круг лиц, часто становились государственными и национальными идеями. Например, идея Москвы – Третьего Рима, была государственной идеей Российского государства в течение пяти столетий. Идеи мусульманства живы и действенны для многих народов Востока и по настоящий день. На них основана арабо-мусульманская цивилизация, пришедшая ныне к столкновению с цивилизацией европейской. Религиозные идеи имеют обыкновение собирать вокруг себя приверженцев. Так возникают религиозные группы – общины (от слова «общий»). У них общая религиозная идея, нередко общее владение имуществом, общие обычаи и традиции, общий уклад жизни. Живя долгое время внутри религиозной общины, ее члены вступали в брачные связи и их дети продолжали религиозные традиции отцов. Это один из путей образования этноса. Религия консервирует обычаи, сохраняет преемственность поколений, соединяет между собой различных, по социальному положению, людей. Она не только соединяет человека и Бога, она объединяет людей в человеческое общество. В древности религия составляла основу культуры этноса, который ее исповедывал.

    Религия, помимо духовной стороны, имеет еще и физическую, осязаемую природу. Это – культовые сооружения, изображения Божества, а также особый круг лиц, занимающихся их обслуживанием и содержанием. Формирование касты жрецов – длительный исторический процесс. Первоначально, глава рода был одновременно и духовным и политическим лидером. Он совмещал в одном лице функции монарха и верховного жреца. И первым ограничением единоличной власти древних правителей, было разделение власти на духовную и светскую, монарха и священника. Этот исторический процесс, был долгим и болезненным, но он, в конечном счете, привел к появлению института жречества. Верховный жрец обладал всей полнотой духовной власти, провозглашал общенародные празднества, давал указания о совершении религиозных обрядов, нередко вершил суд по религиозным делам. Он совершал жертвоприношения от имени всего рода. Мужчины из семьи верховного жреца, также становились священниками. Так образовалось жреческое сословие, которое носило семейный, клановый характер.

    Религия и оккультизм

    С ростом жречества, усложнялся, соответственно, и религиозный культ. Помимо простых жертвоприношений, которые некогда совершал глава рода, стали создаваться сложные ритуальные обряды, священнодействия. Нередко, они были столь громоздки, что непосвященный не мог воспроизвести всю церемонию самостоятельно. Постепенно терялся и смысл религиозных обрядов, они сакрализировались, становясь магическим действием. Магизм предполагал простой механизм взаимоотношений с Божеством: ритуальное действие, словесная формула-заклинание и, конечный результат – удовлетворение просьбы. Магизм упрощал взаимоотношения с Богом и отдалял личную связь человека-просителя и Высшего Существа. За посредничество жрец получал подарки от рядовых общинников, земельный надел от светского правителя, постепенно превращаясь в феодала. Жрецы сдавали свой земельный надел мелким арендаторам, получая при этом ренту-налог. Они образовывали привилегированное сословие, обладающее имуществом, порой достигавшем колоссальной цифры, как это было в Древнем Египте. Власть жрецов нередко соперничала с властью правителя государства.

    В течение всей жизни, древнего человека сопровождали непременно совершаемые обряды: жертвоприношения Божеству по поводу рождения ребенка, посвящение в полноценные члены общины, брачный обряд и, наконец, погребение. Жизнь древних людей была глубоко сакральна и символична, она сопровождалась обрядами и поверьями, постоянными молитвами и жертвоприношениями. В древности человек целиком зависел от природы: древний охотник – от удачи на охоте, земледелец, от сезонов засухи и дождей, стихийных бедствий и урожая. Вся жизнь проходила в труде и молитвах-заклинаниях явлений природы.

    Силы природы, проявления природы Божества, символически кодировались в изваяниях, изображениях, надписях. Изображения Божества, принято называть идолами, в противовес традиции неизображения Бога. Были идолы – покровители полей, лесов, равнин и озер, идолы-покровители охоты, идолы-покровители дома, семьи, личные идолы-покровители отдельных людей. Идолы имели человеческие черты, им приписывались человеческие эмоции и чувства. Идолам возводились жилища – храмы, посвящали рощи, возвышенные места, леса. Чаще всего, храмы были подлинными произведениями искусства, ибо человек древности отдавал Божеству все самое лучшее. Храмы возводились лучшими мастерами и архитекторами, они были достижениями инженерной мысли своего времени. Египетские пирамиды до сих пор вызывают массу толков относительно авторов их постройки.

    В религии тесным образом переплетается материальное и духовное, молитвы и мегалитические сооружения. Поставить вопрос о том, что важнее – неуместно, как бессмысленно проводить границу в человеке между телесным и духовным, мыслью и Стоунхенджем, наблюдением за звездами и поклонением Богу. Две стороны религии взаимно дополняют друг друга, ибо мысль приобретает реальные черты в ее предметном воплощении, а культовое сооружение несет в себе идею отношения человека к Высшему Существу. Религия породила человеческую культуру: песнопения в честь богов положили основу современной музыки, изображения Высших сил – дали начало живописи, храмовые постройки – определили принципы современного строительства. Неразумно отрицать все богатство человеческого культурно-религиозного наследия, напрочь отвергать идеи и философские концепции, которыми жили предки. Подлинная культура сильна тем, что она сохраняет историческую преемственность. Вся современная наука также базируется на религии: математика – на теории священных чисел Пифагора, астрономия – на астрологии, химия – на алхимии. Древние жрецы были распространителями и хранителями письменности – древнейшие тексты, все религиозного плана. На священных текстах разных народов строится вся мировая литература. История мировой цивилизации была бы неполной без религии. Вокруг религии и религиозных проблем движется сама история. Государственная компания собирания в Московский Кремль мощей русских святых, которая проводилась целенаправленно в течение нескольких столетий, имела своей целью сделать Москву религиозным и политическим центром государства. И факт постройки в Кремле новой святыни, мавзолея Ленина – тоже не случаен.

    Впрочем, религия не есть консерватор отживших идей и анахронизмов, она постоянно обновляется, поскольку современный человек также нуждается в Боге, ищет и находит Его. Между ними устанавливаются определенные отношения, поскольку, Бог всегда вечен и неизменен, всегда один и тот же, а человек меняется вслед за развитием науки и культур, вслед за движение прогресса. Религиозные вопросы всегда привлекали, и будут привлекать к себе внимание, ибо каждый человек рано или поздно задает себе вопросы: «Каков смысл жизни на Земле?», «Откуда взялся человек?», «Бесконечна ли Вселенная?», «Одинок ли человек в космосе?», «Есть ли жизнь за гробом?», «Что есть добро и зло?» и многие, многие другие. Ответить на эти вопросы, наука исчерпывающе не может, ибо она постоянно в развитии, поскольку с течением времени наука отрицает те принципы, которые казались недавно неоспоримыми. Религия заполняет пробел любознательности человека, удовлетворяет эмоциональные и психологические запросы, преодолевает страхи человечества – страх смерти, страх одиночества и беззащитности. Религия вселяет оптимизм, ибо утверждает бессмертие человеческой души, неуничтожимость жизни, придает жизни смысл и законченный характер, упорядочивает мир и вносит в него гармонию. Она никогда не устаревает и не ветшает, до тех пор, пока на Земле живет человек.

    Читатель может войти в сложную и интересную, необычайную или непривычную для него сферу. Он может заглянуть в самого себя, открыть в себе то, чего раньше не замечал. От его личного выбора зависит какой путь в жизни он пройдет. Он может встретиться на этом пути с Высочайшим существом, общение с Которым очистит его и наполнит радостным чувством каждый день. Живя в согласии с совестью, руководствуясь моральными принципами, каждый способен отыскать духовное спокойствие и моральное удовлетворение. Любой может победить в себе страх смерти, воспринимая это событие как некий порог, за которым состоится встреча с любимым им Существом. И эта встреча продлиться вечно. Читатель откроет в себе целый мир и духовное сокровище, которым он прежде никогда не пользовался. А на данном этапе, он получает знание, пусть небольшое и начальное, но оно, несомненно, принесет духовные плоды в будущем. Бог будет инициатором духовной встречи с Вами, поскольку Вы желаете отыскать Его.

    Среди всех религий, христианство – самое распространенное и влиятельное учение. Оно включает в себя три официальных направления: православие, католицизм и протестантизм, и множество непризнанных сект. Современная религия христианство – это учение о Богочеловеке Иисусе Христе. Христиане верят, что он – Божий сын, и был послан на Землю, чтобы искупить грехи всего человечества.

    Основы христианства: в чем суть религии

    Согласно сохранившимся документальным источникам, христианство зародилось в 1 веке нашей эры, на территории современной Палестины. Родившийся в Назарете, в простой семье гончара, проповедник Иисус Христос принес иудеям новое учение – о едином Боге. Себя он называл сыном Божьим, которого Отец послал людям, чтобы спасти от греха. Учение Христа было учением о любви и всепрощении. Он проповедовал ненасилие и смирение, подтверждая свои убеждения собственным примером. Последователей Иисуса называли христианами, а новую религию – христианством. После распятия Христа его ученики и сторонники распространяли новое учение по Римской империи, а вскоре и по всей Европе.

    На Руси, христианство появилось в 10 веке. До этого религией русичей было язычество –они обожествляли силы природы и поклонялись им. Князь Владимир, женившись на византийке, принял ее религию. Несмотря на возникающее повсеместно сопротивление, вскоре вся Русь подверглась обряду крещения. Постепенно, старая вера забылась, и христианство стали воспринимать как исконно русскую религию. На сегодняшний день в мире насчитывается более 2 млрд последователей учения Христа. Среди ни примерно 1,2 млрд относят себя к католической конфессии, около 0,4 млрд – к протестантской и 0,25 млрд – к православной. Многие носят серебряные кресты.

    Сущность Бога в представлении христиан

    Согласно ветхозаветному (первоначальному) христианскому вероисповеданию, Бог – един в своем обличии. Он начало всего и создатель всех живых существ. Такое восприятие Бога было догмой – единственным верным и нерушимым положением, утвержденным церковью. Но в 4-5 веках в христианстве появился новый догмат – Триединство. Его составители представляли Бога как три ипостаси одной сущности:

    • Бог-Отец;
    • Бог-Сын;
    • Бог-Святой Дух.

    Все сущности (Лица) равны и происходят одна из другой. Новое дополнение активно отвергалось представителями восточных конфессий. В 7 веке западно-христианская церковь официально приняла филиокве – дополнение о Триединстве. Это послужило толчком к расколу Единой Церкви.

    Человек в представлении религии – творение Бога, и ему не дано познать сущность своего создателя. Вопросы и сомнения – табу для истинно верующего христианина. Все, что человек должен и может знать о Боге, изложено в Библии – главной книге христиан. Она – своего рода энциклопедия, содержащая сведения о становлении религии, описания исторических событий до появления Иисуса и ключевые моменты его жизни.

    Богочеловек: кем был Иисус

    Учение о Богочеловеке – христология – повествует об Иисусе, одновременно как о воплощении Бога и как о сыне Божием. Он человек, поскольку его мать – человеческая женщина, но подобен Богу, поскольку его отец – Единый Бог. При этом христианство не считает Иисуса полубогом, и не относит к числу пророков. Он – единственное неповторимое воплощение Бога на Земле. Не может быть второго человека, подобного Иисусу, потому что Бог – бесконечен и воплотиться дважды не может. Появление Иисуса было предсказано пророками. В Ветхом Завете он представлен как Мессия – спаситель человечества.

    После распятия и физической смерти, человеческая ипостась Иисуса воплотилась в божественную. Его душа соединилась с Отцом в Раю, а тело предали земле. Этот парадокс Иисуса-человека и Иисуса-Бога выражен во Вселенском соборе формулой 4-х отрицаний:

    1. неслиянно;
    2. непревращенно;
    3. нераздельно;
    4. неразлучимо.

    Ортодоксальные ветви христианства почитает Иисуса как Богочеловека – сущность, воплотившую в себе божественные и человеческие черты. Арианство почитает его как творение Бога, несторианство – как две отдельные сущности: божественную и человеческую. Исповедующие монофизитство веруют в Иисуса-Бога, поглотившего свою человеческую природу.

    Антропология: происхождение человека и его предназначение

    Изначально, человек создан по его образу Божию, и обладает его силой. Перволюди Адам и Ева были подобны своему Создателю, но совершили первородный грех – поддались искушению и съели яблоко с дерева Познания. С этого момента человек стал грешен, а его тело бренно.

    Но человеческая душа бессмертна и может попасть в Рай, где ее ждет Бог. Чтобы оказаться в Раю, человек должен искупить свой грех физическими и духовными страданиями. В христианском понимании зло – искушение, а добро — смирение. Страдание – способ борьбы со злом. Восхождение к Богу и возврат к своей первоначальной сути возможен только через смирение. Оно ведет к свободе духа и пониманию истинной сути жизни. Людей, поддавшихся соблазнам, ждет Ад – царство Сатаны, в котором грешники вечно страдают, расплачиваясь за свои грехи.

    Что такое таинства

    В христианской вере есть уникальное понятие – таинство. Оно возникло, как определение особого действа, которое нельзя отнести ни к обрядам, ни к ритуалам. Знать истинную суть таинства может только Бог, человеку оно не доступно в силу его несовершенства и греховности.

    Самые важные таинства: крещение и причащение. Первое – это инициация верующего, вводящая его в число богоугодных людей. Второе – соединение с сущностью Иисуса, путем вкушения священного хлеба и вина, символизирующих его плоть и кровь.

    Православие и католицизм признают еще пять таинств:

    1. миропомазание;
    2. рукоположение;
    3. покаяние;
    4. брак;
    5. соборование.

    Протестантизм отрицает сакральность этих явлений. Для этой ветви также характерен постепенный отказ от аскетизма, как единственного для человека способа приблизится к божественной сути.

    Роль монархии в становлении религии

    Официальной государственной религией Рима было язычество, предполагающее обожествление действующего императора. Новое учение было принято в штыки. Гонения и запреты стали частью истории религии. Христианство запрещали не только исповедовать, но и вспоминать о его существовании. Проповедников подвергали пыткам, пожизненному заключению или смертной казни. Но приверженцы христианства почитали их как мучеников, и с каждым годом христианство распространялось все активнее.

    Уже в 4 веке император Константин был вынужден признать новое верование. Язычники устраивали бунты, протестуя против вмешательства императора в дела Церкви. Христиане уходили в пустыню и там организовывали монашеские поселения. Благодаря этому о новой религии узнали кочевники. Христианство постепенно распространялось по другим странам.

    Власть императора слабела. Настоятель римской Церкви, Папа Римский, объявил себя единственным представителем религии, и полноправным правителем Римской империи. Попытки найди баланс между стремлением к власти и сохранением христианского образа жизни стали главной моральной дилеммой для представителей высокого церковного сана.

    Ключевые моменты древней религии: раскол Церкви

    Причиной раскола христианства на три конфликтующих вероисповедания послужили споры о соединении божественной и человеческой сути Иисуса Христа в одну личность. Из-за культурных и исторических различий, среди последователей постоянно возникали споры о необходимости выбрать одну официальную версию. Нарастание конфликта привело к разделению на конфессии, каждая из которых придерживалась своей версии.

    В 1054 году, христианство разделилось на православную и католическую ветви. Попытки снова объединить их в одну Церковь не увенчались успехом. Попыткой объединения, стал договор об объединении церквей на территории Речи Посполитой – Брестская уния, подписанная в 1596 году. Но в итоге конфликт между конфессиями только обострился.

    Новое время: кризис христианства

    В 16 веке мировое христианство переживает череду военных конфликтов. Церкви стремились вытеснить друг друга. Человечество вступило в эпоху Просвещения: религия подвергалась жесткой критике и отрицанию. Начался поиск новых моделей человеческого самосознания, не зависящий от Библейских доктрин.

    Новаторы противопоставляли прогрессу христианства – постепенному развитию, переходу от простого к сложному. На основе идеи прогресса, позднее Ч. Дарвин разовьет теорию об эволюции, основанной на научных фактах. Согласно ей, человек – не творение Божье, а результат эволюционного процесса. С 17 века наука и религия вступают в непрерывный конфликт.

    В 20 веке в послереволюционном Советском союзе христианство переживает период жестких запретов и категорического отрицания религиозного взгляда на мир. Служители церквей отказываются от сана, церкви разрушают, а религиозные книги сжигают. Только с распадом СССР религия постепенно вернула себе право на существование, и свобода вероисповедания стала неотъемлемым правом человека.

    Современное христианство – не тоталитарное религиозное верование. Христиане могут свободно принять обряд крещения или отказаться следовать его традициям. С середины 20 века пропагандируется идея воссоединения трех конфессий в единое верование, как попытка избежать угасания религии. Но конкретных действий ни одна из Церквей не предпринимает и конфессии по-прежнему разобщены.

    Христианское вероучение и культ.

    Идейные предшественники христианства.

    Христианская апологетика утверждает, что в отличие от всех остальных религий мира христианство не создано людьми, а дано человечеству Богом. Христианство усвоило и переосмыслило предшествующие идейные концепции иудаизма, митраизма, древних восточных религий, философские воззрения. Более всего христианство заимствовало от иудейской религии. Христианство возникает как секта иудаизма, противопоставление ему. Христианство — это не социальное, а прежде всего нравственно-религиозное учение. Особенно заметное влияние на основы христианского вероучения оказало философское учение Филона Александрийского (ок. 25 до н. э. — ок. 50 н. э.) и нравственное учение римского стоика Сенеки (ок. 4 до н. э. — 65 н. э.). Филон считал, что Бога можно познать только через логос — слово. Он говорил о прирожденной греховности людей, о покаянии. В основе этического учения Сенеки лежала идея повиновения судьбе, которая порождает невозмутимость духа, совесть, нравственные нормы, общечеловеческие ценности.

    Христианство принимает традицию почитания единого Бога (монотеизм), творца Вселенной и человека. Вместе с тем многие направления христианства привносят в монотеизм идею Троицы: трёх ипостасей (Бог Отец, Бог Сын, Святой Дух), единых по своей божественной природе, но различных по лицам.

    1. Понятие о Боге как абсолютно совершенном Духе, не только абсолютном Разуме и Всемогуществе, но и абсолютной Благости и Любви.

    2. Учение об абсолютной ценности человеческой личности как бессмертного, духовного существа, созданного Богом по Своему образу и подобию, и учение о равенстве всех людей в их отношениях к Богу: все равно возлюблены Им, как дети Отцом Небесным, все предназначены к вечному блаженному бытию в соединении с Богом, всем подаются средства к достижению этого предназначения — свободная воля и божественная благодать.

    3. Учение об идеальном назначении человека, заключающемся в бесконечном, всестороннем, духовном усовершенствовании.

    4. Учение о полном господстве духовного начала над материей: Бог — безусловный Владыка материи, как её Творец: человеку Им вручено господство над материальным миром, чтобы через материальное тело и в материальном мире осуществить своё идеальное назначение.

    5. Одинаковая отдалённость как от метафизического и морального материализма, так и от ненависти к материи и материальному миру. Зло считается коренящимся не в материи, а в извращённой свободной воле духовных существ (ангелов и людей), от которых оно переходит на материю.

    6. Учение о воскресении плоти и о блаженстве воскресшей плоти праведников вместе с их душами в просветлённом, вечном, материальном мире

    7. Учение о Богочеловеке — воистину воплотившемся и вочеловечившемся для спасения людей от греха, проклятия и смерти Предвечном Сыне Божием, отождествляемом христианской церковью с её Основателем, Иисусом Христом.

    Отсюда можно видеть, что христианство, исповедуя идеализм, уделяет большое внимание и материальному, стремясь к гармонии материи и духа. Оно не отрицает ни одной из сфер жизни, но стремится облагородить их все, считая, однако, лишь средствами к достижению человеком духовного богоподобного совершенства.

    Основные положения христианского вероучения сформулированы в Библии («Священное Писание») и в постановлениях Вселенских Соборов, сочинениях отцов церкви и т.д. («Священное Предание»).

    Как и в любой религии, в христианстве сформировался свой особый культ. Он включает в себя богослужения, таинства, обряды, посты, праздники, культ креста, святых и мощей. Каждый из этих элементов культа имеет особое назначение и выполняет свою служебную роль. На каждый из дней недели предназначены особые богослужения. В субботние и воскресные дни они проводятся торжественно, в праздничной обстановке. В среды и пятницы службы носят печальный характер. В эти дни верующим предписывается поститься и молиться о прощении своих грехов. Только раз в году, во время «сплошных» недель, связанных с особыми событиями церковной истории, этот порядок меняется. Так образуется круг седмичного богослужения в церкви.

    Большую роль в христианском культе играют таинства. Православная и католическая церкви признают семь таинств: крещение, миропомазание, причащение, покаяние (исповедь), брак, священство, елеосвящение.

    Культ святых — почитание лиц, угодивших Богу и отмеченных им «даром чудотворения». Христиане верят, что святые — это посредники между Богом и людьми, небесные покровители живущих на земле, и обращаются к ним с просьбой о помощи в земных делах. Среди святых выделяют ангелов, апостолов, пророков, святителей, мучеников, преподобных, праведных.

    Ангелы — это бесполые, сверхъестественные существа, «небесные служители Бога», наделенные божественной силой.

    Пророки — наделенные Божественным даром пророчества, авторы ветхозаветных и пророческих книг. Апостолы — ученики Иисуса Христа, проповедовавшие Евангелие.

    К святым также относятся святители из числа высшего духовенства и мученики, пострадавшие за веру, но не отступившие от христианства. Преподобные — верные последователи христианства, отказавшиеся от жизненных благ, ушедшие в монастыри и осененные божественной благодатью.

    В пантеоне святых выделяются праведные — это люди, которые продолжали жить «в миру», однако своим праведным поведением заслужили спасение и особое к себе расположение Господа. Святые являются для христиан высшими пределом благочестия и образцом поведения.

    Культ креста, который является символом христианской веры. Католики признают кресты четырехконечные, православные — шести- и восьмиконечные.

    Католическая и православная церкви большое значение придают культу икон.

    Объектом поклонения верующих являются также святые места, связанные с различными событиями церковной истории. Особым почитанием пользуются святыни в Палестине, связанные с жизнью Христа. В православии почитаются места, где хранятся чудотворные иконы, мощи божьих угодников, а также источники, горы, холмы, где людям являлась какая-либо икона.

    Важной составной частью христианского культа являются праздники. В православном и католическом церковных календарях на каждый день года выпадает тот или иной праздник. К главным общехристианским праздникам относятся Пасха и двунадесятые праздники: Рождество Богородицы, Успение Богородицы, Рождество Христово и т.д.

    Видное место в христианстве занимает культ Богородицы. В ее честь воздвигнуто множество храмов, ее изображение встречается на многих иконах, ей посвящены многие праздники.

    Среди догматов христианской веры есть истины, получившия в вероопределениях Соборов Церкви точную и окончательную формулировку, не допускающую разных толкований. Таковы догматы о Лице Господа Иисуса Христа. Есть догматы, не имеющие точного определения. Это отсутствие точной формулировки не значит, что истины эти вообще не раскрылись в сознании Церкви и что они ждут благоприятного времени для своего раскрытия. Нет, они от начала ведомы Церкви, просвещаемой Духом Святым. Св. Апостолы созерцали сообщаемыя ими истины христианства во всей возможной полноте, но по необходимости выражали их письменно в сжатом виде, и о некоторых истинах упоминали лишь косвенно. Что было присуще апостолам, то остается всегда в глубине соборного сознания Церкви. Однако, верно то, что жизнь требует от Церкви в разное время выяснения и уточнения разных догматов и удаление заблуждений. Такая потребность есть следствие человеческой слабости: мы, христиане, в своей массе не в силах стоять на высоте духа апостольского и иметь такие светлые и чистые глаза веры, какие были у апостолов. Происходит замутнение нашей способности воспринимать божественную истину, и нужны соборныя усилия Церкви, чтобы очистить, прояснить, возстановить ее в умах и сердцах людей.

    К числу истин, ясных в первенствующей Церкви, но затуманившихся в позднейшее время, принадлежит и понятие о Церкви Христовой, ея объеме, ея границах. Впрочем, главная причина позднейших затруднений в вопросе о Церкви лежит, может быть, не столько в понижении духовного уровня, сколько в сложности обстановки, окружающей Церковь. Пределы Церкви не совпадают с пределами христианства. Отсюда расплывчатость представлений о Церкви. Перед нашими глазами море христианских исповеданий и сект. Помимо того, в пределах недавно единых и внутренне сплоченных поместных православных церквей – разделения, отклонения, прекращение канонических отношений. Православная Церковь разобщена, и мы видим, что Зарубежная Соборная Русская Православная Церковь, стремящаяся к сохранению всего святого наследия Русской Церкви, остается почти в одиночестве.

    Христова Церковь находится в видимой тесноте, в умалении, в унижении. В таких условиях внимание сосредотачивается на духовной стороне Церкви. Возникает мысль о Церкви невидимой, но не всегда в правильном смысле. В православное богословие упорно пытается проникнуть и распространиться протестантский взгляд на существо Церкви, именно, взгляд, что за передним фоном многочисленных разобщенных и взаимноотрицающих христианских обществ скрыто невидимое духовное общество нераздельной Церкви Христовой, не имеющее конкретных очертаний, единого вероучения, определенного внутреннего и внешнего строя, таинственное единство, обнимающее все видимое христианство в совокупности. За идеей невидимой Церкви вторгается идея экуменизма, которая, с протестантской точки зрения, обозначает: внешне, конкретно объединить во всемирное общество то, что предполагается имеющим пока лишь единство невидимое. Это внутренне противоречивое представление о Церкви: НЕВИДИМОМ организме, СКЛАДАВАЮЩЕМСЯ ИЗ ВИДИМЫХ частей, – противоречит древнеправославному учению о Церкви. Оно побуждает нас возстанавливать в нашем сознании подлинное, правильное церковное понимание признаков Христовой Церкви.

    В Символе веры даны СВОЙСТВА Церкви: единая, святая, соборная, апостольская; но эти свойства внутренния, они не составляют в тесном смысле слова видимых, отличительных ПРИЗНАКОВ Церкви, подобно тому как свойства характера человека не являются приметами, по которым было бы легко разыскать человека.

    Из многих внешних ПРИЗНАКОВ Церкви издревле выделяются, как главнейшие, два: а) верность преданному учению и б) преемственность иерархии.

    «Кто не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть антихристов» (1 Ио. 4, 3). Слово «антихристов» указывает на то, что человек не должен признаваться членом Церкви.

    «Аще кто приходит к вам и сего учения не приносит, не приемлите его в дом и радоватися ему не глаголите» (2 Ио. ст. 10) В этих словах содержится указание на необходимость прекратить церковное общение, т. е. или на временное или, при упорстве, на окончательное исключение из Церкви.

    «Но и аще мы или ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет. Якоже предрекохом, и ныне тако глаголю: аще кто благовестит вам паче, еже, приясте, анафема да будет» (Гал. 1, 8–9). «Анафема» обозначает снова отлучение от Церкви.

    Так во все последующее время Церковь и поступала. Единство веры оставалось и остается основным признаком Церкви.

    Другой признак – единство религиозной жизни, внутренняя и внешняя связь в ней. «Едино тело, един дух, якоже и звани бысте во единем уповании звания вашего» (Еф. 4, 4). Оно находит себе видимое выражение в объединении вокруг иерархии. «Епископ в Церкви, и Церковь в епископе» – обычный аргумент учителей Церкви 2–3 века. Признак кафолической Церкви, в отличие от самозванных обществ, преемственность иерархии. «Мы можем перечислить тех, кои от апостолов поставлены епископами в церквах, и преемников их даже до нас», пишет один из древних защитников Церкви (св. Ириней). «Пусть покажут (еретики) начала своих церквей, – говорите другой, – и объявят ряд своих епископов, который бы продолжался с таким преемством, чтобы первый их епископ имел своим виновником или предшественником кого либо из апостолов или мужей апостольских, долго обращавшихся с апостолами. Ибо церкви апостольския ведут списки именно так»… (Тертуллиан).

    Первый признак Церкви – верность преданному учению – составляет сторону догматическую. Второй – преемственность – более относится к стороне канонической. О важности первого принципа свидетельствует вся история вселенских соборов. Безспорен был второй принцип: им аргументировали в эпоху перед первым вселенским собором, когда Церкви необходимо было отмежевать себя от еретических обществ: впоследствии он выдвигался при появлении расколов.

    Но, кроме сторон догматической и канонической, Церковь имеет еще сторону литургическую. Возвышенный дух ея выражен в послании ап. Павла к Евреям и в Откровении св. Иоанна Богослова. Христос, Единый и Вечный наш Первосвященник, вошел в небесную скинию, чтобы ходатайствовать за нас, есть священнодействователь святилища и скинии истинной, которую воздвиг Бог, а не человек (Евр. 8, 2). Христианский жертвенник – в небесах. К нему, ввысь возносятся, отрываясь от земли, мысль и сердце молящегося христианина, туда, где ангелы и святые Божии окружают престол Божий и поют славу Божию; «наше жительство на небесах»; о горнем заповедуется помышлять человеку, а не о земном. «Приступите к Сионстей горе и ко граду Бога Живого, Иерусалиму небесному и тмам ангелов, торжеству и Церкви первородных, на небесех написанных, и Судии всех Богу, ч духом праведник совершенных, и к Ходатаю завета нового Иисусу» (Евр. 12, 22–24). Жизнь Церкви есть молитвенное общение с Небесной Церковию, соединение земных с небесными во Христе, во исполнение воли Отца Небесного (Еф. 1, 10).

    Какое могло бы быть более выразительное свидетельство общения молитвенного древней Церкви с отшедшими христианскими мучениками, как не Божественная Евхаристия, совершаемая на телесных останках их? Это высшая из возможных форм прославления их. Не менее показательно также название дня мученической кончины христианина «днем рождения» мученика. Здесь говорит не простое признание безсмертия, но как бы видение безсмертия духовными глазами. Святые живут. Как же можно порвать общение с ними? Смерть есть только восхождение на высшую ступень жизни. Но христианская любовь остается, «любы николиже престает». Как может наша молитва замкнуться в земном кругу, а их молитва в небесном?

    Молитвенное общение с Небесной Церковию, внешне открыто выраженное, составляет ТРЕТИЙ неотъемлемый признак Церкви. Первые два признака могут быть поняты формально. Какая нибудь протестантская группа может заявить готовность принять от Православной Церкви священство и признать догматы семи вселенских соборов. Будет ли это уже значит, что она вошла в русло Православной Церкви, в самую жизнь ея? Будет только тогда, если она на деле, литургически войдет в эту жизнь, а это непременно значит – войдет в общение с Небесной Церковию.

    Замечательно то, что приснопамятный о. Иоанн Кронштадтский, современником которого является наше старейшее поколение, так часто и с особенной силой ударяет на связь небесного с земным в Церкви Христовой. Ее он переживал всем своим существом в часы богослужений в храме. «Где я? Я на небеси». Храм воспринимается о. Иоанном, как преддверие неба; алтарь – как бы само небо. Богоматерь, ангелы и святые – собеседники, сославители Божии вместе с ним и со всеми нами. Духовный их взор и слух обращены к нам, и потому помощь небесных, их участие могут быть более близкими и скорыми, чем земных, так как за помощью земных нужно ходить, а святые тут же, немедленно откликаются на сердечное обращение к ним.

    Очень поучительно и показательно для нашего времени, что о. Иоанн так часто и сильно говорит о небесной Церкви. Видно, Богу угодно было вложить в уста праведника то, в чем мы в эти тяжелыя времена наиболее нуждаемся для нашего утверждения. В эпоху чрезвычайного дробления христианского мира и слабого мерцания в мире путеводных огней нам указывается о. Иоанном отчетливый признак где есть полная и истинная жизнь Церкви и где ея нет.

    Здесь мы возвращаемся к термину «невидимая Церковь». Да, невидимая Церковь есть опора нашей мысли о Церкви. Но понимать ее должно не в протестантском смысле, а в православном. Невидимая Церковь не есть некая таинственная суть ЗЕМНОГО христианства. Она – в выси, в духовных небесах. Она ВЫСШАЯ ЧАСТЬ небесно-земного духовного тела Церкви Христовой, Небесная Церковь.

    Небесная Церковь это наш несокрушимый духовный центр. В ней испытанные руководители жизни во Христе. Мы взираем на них, веруя, что они живут не как исторические памятники Православия, не в переносном смысле – в своих творениях, в книгах: взираем как на подлинно живых учителей и наставников. Святители всех веков христианства, великие защитники догматов веры и подвижники всех веков пребывают нашими духовными вождями. Мы находимся под духовным небом, усыпанными тысячами не потухших, светящих нам духовных звезд.

    Изстрадалась, истончала Русская Православная Церковь и находится в небывалых условиях духовной тесноты и оставленности. Но у нея есть «братья и общники в печали и во царствии и в терпении Иисус Христове» (Откр. 1, 9) – святые Божии. Св. ап. Иоанн Богослов, в тайновидении на острове Патмосе, подняв глаза свои, «взглянул и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов, и языков стояло пред престолом и пред агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откр. 7, 9); убиенные за слово Божие «взывают громким голосом, говоря: доколе, Владыко Святый и Истинный, не судиши и не мстиши крове нашея от живущих на земли?» (Откр. 6, 10).

    В моменты уныния, при виде того, как невольно обособляется Соборная Православная Русская Церковь в Зарубежьи, когда многие «нас почитают уже умершими», когда группы принадлежащих к Зарубежной Русской Церкви чувствуют себя как челнок среди океана, – что другое может укреплять нас, если не вера, что тмы тем ангелов и святых охраняют святую Церковь на земле и укрепляют ее?

    Связь с невидимою небесною Церковию – вот третий признак Церкви и третий пробный камень, по которому должно определить достоинство каждой ветви на историческом дереве христианства.

    Прилагая три избранных безспорных признака истинности Церкви к разнообразным историческим разветвлениям христианства, мы прежде всего отстраняем себя от всех видов исторического Протестантства, несмотря на всю уверенность каждого из них в своем соответствии Евангелию. Излишне даже и говорить о ряде крайних новых сект, представляющих собою по существу только маскировку отрицания христианства, пропитанных материализмом, коммунистическим духом, или национальным иудаизмом или другими далекими от христианства течениями. Но и старое, основное протестантство не обнаруживает в себе главных признаков принадлежности к Церкви Христовой: оно отвергло часть догматов древней Церкви, отвергло иерархическую преемственность и, наконец, литургическое общение с Небесной Церковию. Само понятие живого личного безсмертия, необходимое для общения со святыми, в протестантстве очень затемнено и заменилось мыслью о будущем воскресении не только тел, но и душ, которыя до воскресения находятся в безсознательном состоянии. Можно ли к протестантам отнести слова апостола: «вы приступили к горе Сиону?»… и не более ли соответствовало бы сказать: «вы отступили от небесного Сиона и тем ангелов»…?

    Нам не велено вторгаться в суды Божии. Можно ли утверждать, что Господь не принимает сердечной молитвы к Нему, откуда бы она ни исходила? Не сказал ли Господь о римском сотнике: «ни во Израили толики веры обретох»? Не исцелил ли слуги его? Однако нельзя говорить о строительстве дома там, где нет строительства, и о созидании Церкви теми, кто разрушает основы Церкви. Узость ли это взглядов? Для тех, кто такую точку зрения считает узкой, «официально» – церковной, можно указать на такого представителя широких взглядов, как Вл. С. Соловьев; он пишет о протестантстве: «Я знаю, что, например, протестанты, появившиеся через много времени после седьмого вселенского собора, тем не менее действительно отлучены или, лучше сказать, сами себя отлучили от вселенской церкви, потому что они не только прямо возстали против известных соборных догматов, но и вовсе отвергли самый авторитет вселенским соборов» (Вл. Соловьев. История и будущность теократии).

    Что касается старых исторических ветвей христианства, отделившихся от Православия, то к ним принято в православном богословии прилагать название «церквей». У них есть определенныя отклонения от Православия. Самый принцип – быть верными преданию веры – они исповедуют, только ЗАБЛУЖДАЮТСЯ В ПОНИМАНИИ древнего предания. Сохраняются у них и две остальныя стороны церковной жизни: преемственность иерархии и почитание святых. Сюда относится и римский католицизм. Однако, в той мере, в какой католицизм концентрирует исключительное внимание, любовь, надежду верующих на «наместнике Христа», на ЗЕМНОМ «СВЯТОМ ОТЦЕ», и видит в нем опору Церкви, в той мере он ОСЛАБЛЯЕТ внимание и любовь к небесному окружению Христову; от небесного Града он отвлекает внимание к земному Ватикану, именно потому, что он есть миссионер католицизма земного, вселенской церкви Ватикана.

    От разветвлений мирового неправославного христианства мысль естественно переходит к разногласиям и разделениям на фоне собственно Православной Церкви.

    Как о воине, изменившем своей военной присяге в период военных действий, приходится говорить о «советской иерархии» в русской церкви. С нею нет у Зарубежной Церкви не только канонического общения, но нет и ея молитвенного поминовения. Со стороны советской иерархии налицо «отступление» апокалипсического свойства.

    Перед нами, далее, печальное явление разделений церковных в православном русском Зарубежьи. Эти разделения явились результатом новых политических и социальных событий. Они составляют испытание, посланное Православной Церкви в последнее время. Св. Василий Великий различает три вида отклонений от церковной правды: ересь, раскол, самочинное сборище. Думается, что нынешния церковныя разделения наиболее соответствуют древнему понятию самочинных сборищ. Отклонения от ядра Церкви еще не приняли оформленного вида ересей или даже окончательных расколов. Отшедшия части находятся в стадии частичного, условного разобщения. Еще не угасла надежда, что с какой-нибудь из них будет найден общий язык и будет возстановлено полное общение. Спор находится пока еще в области канонической, а не догматической. Церковный народ в значительной своей части еще не проникся психологией сепаратизма там, где иерархическое общение прекращено: из этого следует сделать миссионерские выводы, стремясь к возвращению на правильный путь возможно большего числа православных людей в Зарубежьи. Мы имеем право смотреть на разобщенныя части, как на больныя части Церкви. Как же понимать отсутствие правильных каноническим отношений и литургического общения с ними со стороны Зарубежной Соборной Церкви? Поскольку сама Зарубежная соборная Церковь отказывается от общения с ними, она делает этим решительное предостережение уклоняющимся от православного пути. В этом слышится тот же голос «икономии» церковной, какой на церковном языке чаще понимается в смысле послаблений; часто эта икономия требует, наоборот, протеста и обличения в той или другой форме, вплоть до указанной апостолом: «с таковыми даже не есть и не пить вместе». По закону церковной дисциплины требуется и от каждого из нас строгое соблюдение той линии, какая принята соборным разумом иерархии церковной. Наличие больных частей составляет недуг всей Церкви. Бороться с ним долг всей Церкви. Божиим Провидением определено Зарубежной Соборной Церкви быть опорным пунктом Православия и нести тяжесть противодействия силам отрицательным. Однако, как отогнутыя ветки дерева часто не способны уже принять прежнее положение, так могут не вернуться на правильный путь отошедшия части Церкви. Немного прошло времени пребывания в Зарубежьи, однако за это время произошли значительныя духовныя отклонения и сдвиги в отмежевавшихся частях Церкви.

    В чем они выражаются?

    Если оставить в стороне сдвиги по побуждениям национально-сепаратистским – отказ от славянского языка в украинском и белорусском церковных образованиях, – то можно наметить ряд явлений, чуждых духу Православной Церкви, но общих всем отмежевавшихся частях ея.

    Сюда входит новая точка зрения на догматы Церкви. Проводится мысль о необходимости развития, углубления и нового освещения догматического учения Церкви, о богословском творчестве. Это течение уже разливается за те пределы, где оно получило начало, за пределы парижской школы. Представители мысли так называемой Украинской автокефальной церкви целиком опираются на богословския и каноническия суждения парижских мыслителей.

    Распространяется протестантский взгляд на существо Церкви. Становится обычным признавать все протестантство входящим в орбиту Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви Но если думать, что вопрос о христианской истине вообще перестает существовать, тогда зачеркивается вся история борьбы Церкви за догмат. Если так, то апостольское учение, что Церковь «строится», отпадает, ибо, как можно строить в разногласии, в разных направлениях и по разным планам?

    У идеологов новых церковных течений идея личного спасения отодвигается в сторону. Церковь призывается к служению земным общественным целям: человечеству, социальному творчеству или – в национальных группах – к «служению народу». Забывается заповедь: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему Одному служи».

    При таком понимании утилитарном, практическом, христианский труд над достижением высших этических ценностей представляется излишним. Поэтому аскетизм, монашество, посты, покаяние открыто признаются несовременными.

    Формально – соблюдается принцип иерархической премственности в Церкви. Однако, значение иерархии на деле умалено. Управление приходами перешло почти всюду в руки мирян; миряне получают решающий голос на церковных соборах и, таким образом, дают направление жизни епархии и всей данной церкви. Происходит т. наз. лаицизация церкви, т. е. переход руководства жизнью церкви к светскому элементу. Прибавим к этому усиление светского влияния в идеологическом руководстве, что видно из появившегося нового термина «светское богословие». Картина дополняется включением безблагодатного священства в состав церковной иерархии (липковская иерархия автокефальной украинской церкви).

    Все заметнее теряет свое место прославление святых. Тускнеет само понимание связи между Церковию на земле и Церковию Небесною. Это и понятно. Общественное богослужение нередко ограничивается Литургией. Вечерня и Утреня сводятся к исполнению незаменяемых частей этих служб; песнопения годичного круга, содержащия в наибольшей степени прославление святых, пропускаются, как из-за отсутствия богослужебных текстов, так и ради сокращения времени служб, а равно, из-за неподготовленности хоров к их исполнению: тогда как церковное восприятие неразрывной связи небесных и земных раскрывается только при совершении богослужений по церковному Уставу. Это потускнение заходит так далеко, что сам термин «Небесная Церковь» теряет в этих кругах свой истинный, православный смысл; под Небесной Церковию понимается уже не Церковь святых на небе, а невидимая Церковь в протестантском смысле.

    Богослужение, лишаемое того богатства содержания, какое дает совершение его по Типикону, дают Октоих и Минея, меняет свой характер. Поневоле на видный план видвигается эстетика. Переходит меру забота о хорах, регентах, солистах. Никого не удивляет, когда объявления о богослужениях составляются в стиле театральных анонсов. Духовенству приходится угождать вкусам толпы, обычаям, вторгающимся в храмы извне. «Мы, ведь, в Европе», «мы – в Америке»: этот аргумент в вопросе нарушения порядков церковных считается исчерпывающим. Когда богослужение почти ограничивается одной Литургией, тогда утрачивается в сознании молящихся само высокое значение Божественной Евхаристии, преготовлением к коей и является весь круг церковных служб.

    Сдвиги с преданного древностью православного пути здесь указаны в самом схематическом виде. К ним можно было бы дать богатую иллюстрацию из богословской литературы указанных обособившихся церковных образований и, конечно, из самого быта.

    Таковы сдвиги. Так что же впереди? Не грозит ли это всеобщей модернизацией Православия, переходом н новому церковному укладу?

    Чтобы оценить положение, следует не забывать, что те новыя церковныя образования, о которых идет речь, это только незначительныя части на широком пространстве Православной Церкви. Что касается Русской Церкви, то будем помнить, что есть еще не поддающаяся учету гонимая Русская Церковь: та Церковь, поминание которой мы слышим на ектениях, которая противополагается официальной советской церкви, единодушной с советской иерархией. В свое время эта гонимая Церковь обнаружит себя так же, как в годы военной оккупации громко обнаружила себя горячая христианская вера там, где, казалось уже, господствовало полное безбожие. Когда гонимая Церковь воспрянет и откроет свои глаза на окружающее, – в каком недоумении окажется она, увидев привозное модернизированное православие. Можно ли думать, чтобы верующая часть русского народа, прошедшая через все виды испытаний, перенесшая все искушения, видевшая разныя формы отступлений – их начало и их конец, заплатившая своей кровью за отказ от обновленчества, согласилась принять обновленчество с Запада?

    Русская Церковь сохранит Православие не измененным и не поколебленным. Перед лицом разных шатаний на Соборную Зарубежную Русскую Церковь выпадает великий долг оберечь достоинство в Зарубежной Церкви, достоинство русского православного имени и быть оплотом Православия за пределами Русской земли на всем широком пространстве русского разсеяния.

    Зарубежная Церковь не одинока. Она кафолично-соборна с неизмеримыми духовными пространствами Небесной Церкви. Она – с гонимой Русской Церковию. Есть еще православный ближний Восток, пока еще не искушенный в борьбе с силами антихриста, продолжающий пока еще жить в доверчивом неведении. Когда придут сроки, объявятся там ревнители церковного предания и возникнут твердыни истинного Православия, как оне начинают обнаруживаться и у славянских православных народов Европы. Православная Христова Церковь не может потерять свое лицо, раствориться в чужом море. Ея Глава с нею до скончания века.

    Болезни времени неизбежно отражаются и на жизни Зарубежной Соборной Церкви. Невозможно изолироваться от всего окружающего мира и избежать его неблаготворных влияний и соблазнов. Со скорбью видим, как они вторгаются в нашу среду. Однако здесь они только случайны. Здесь они находят правильную оценку и встречают противодействие. В своем идеологическом направлении наша Церковь идет по твердой и прямой линии, от начала принятой духовными вождями ея. В своем большинстве ея чада, члены Церкви, живут сознанием своей миссии и своего долга. Зарубежная Русская Церковь останется верной своему призванию быть оплотом Православия в Русском Разсеянии во все времена своего бытия.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *