Свято георгиевский монастырь мещовск

Обитель в честь великомученика Георгия Победоносца

Обитель в честь великомученика Георгия Победоносца основана в конце 15 века в 30 км от Мещовска на берегу р. Рессы. В начале 17 века, во время Смуты, монастырь был полностью разрушен, и возрожден уже на новом месте рядом с городом Мещовском.

Средства на возрождение обители были пожалованы царицей Евдокией Лукьяновной Стрешневой — супругой царя Михаила Федоровича, первого из династии Романовых. Благодаря вкладам знатных благотворителей монастырь был хорошо благоустроен и оставался в числе процветающих.

В 1764 г. у монастыря были отобраны все земли и он был переведен в заштатные монастыри. Это привело к полному разорению обители.

Возрождаться монастырь начал в 19 веке. В начале 20 века здесь было уже 2 каменных храма: пятиглавый собор в честь апостолов Петра и Павла, построенный в византийском стиле в 1880-х гг., и двухэтажный храм с колокольней (1691 г.). Нижняя его часть была зимней и имела 3 престола –– в честь великомученика Георгия Победоносца, святителя Димитрия Ростовского и Воздвижения Креста Господня. Верхний летний храм был освящен в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Монастырь был обнесен каменными стенами с башнями по углам.

Настоятели Мещовского Георгиевского монастыря часто назначались из братии Оптиной пустыни. Монастырь возрастал духовно

Почитаемыми святынями монастыря являлись: древний список Феодоровской иконы Божией Матери, врезанный в доску, и икона Скорбящей Божией Матери.

В монастырской башне был похоронен Андрей, Христа ради юродивый, местночтимый святой.

В 1916 г. при монастыре действовал приют для детей солдат, павших в I-й Мировой войне.

Последним настоятелем Мещовского Георгиевского монастыря в 1915––1918 гг. был преподобный Георгий (Лавров, †1932 г.), исповедник. В 1918 г. он был арестован, а монастырь закрыт. С 1918 по 1919 гг. в обители существовала трудовая коммуна, в которую входили насельники монастыря.

За годы советской власти большая часть территории Георгиевского монастыря пришла в запустение, на месте монастырского некрополя была установлена автозаправочная станция. Некогда прекрасная обитель представляла собой развалины.

Весной 2001 г. было положено начало возрождению монастыря. В настоящее время построен и освящен деревянный храм в честь Святого Преподобноисповедника Георгия (Лаврова), восстановлен пятиглавый Собор Петра и Павла, отстроен братский корпус и трапезная, ведется восстановление храма Георгия Победоносца, сформирована монашеская община.

«Православный календарь»:

  • Места
  • Маршруты

Мещовский Георгиевский монастырь является главным объектом посещения в экскурсионном туре, посвящённом Мещовску — родине русских цариц. Именно эта обитель ассоциируется с именем первой царицы династии Романовых, уроженки Мещовска — Евдокии Стрешневой.

Где находится: Калужская область, г. Мещовск, ул. Монастырская, д. 1 (пос. Искра).

Телефон: +7(48446)9-23-83 E-mail: sgmmm@mail.ru

Настоятель: игумен Георгий (Евдачев).

История храма, возраст:

Обитель в честь великомученика Георгия Победоносца была основана в конце XV в. в 26,5 км от Мещовска на берегу р. Рессы. В начале XVII в., во время Смуты, монастырь был полностью разрушен и возрожден уже на новом месте рядом с городом Мещовском. Средства на возрождение обители были пожалованы царицей Евдокией Лукьяновной Стрешневой – супругой царя Михаила Феодоровича, первого из династии Романовых.

Другая русская царица, Евдокия Федоровна Лопухина, была дочерью боярина Федора Абрамовича Лопухина, жившего в селе Серебряно, что возле Мещовской обители. После женитьбы Петра I на Евдокии Федоровне, в лице Лопухиных монастырь приобрел новых благодетелей. Мещовская обитель стала получать подарки от монархов, среди которых была мельница на р. Турее с рыбной ловлей, две близлежащих деревни.

Благодетелями монастыря был князья Лопухины, Голицыны, Урусовы, Троеруковы, Македонские, дворяне Чебышевы, Дурновы, Абрамовы, Беклемишевы, Пушкины, Ростовцевы и другие.

Благодаря вкладам знатных благотворителей монастырь был хорошо благоустроен и оставался в числе процветающих даже в начале XVIII в. С 1724 по 1727 гг. он имел 3 приписных монастыря: Мещовский Дорогощанский, Серпейский Городеченский и Юхновский Казанский.

В 1764 г. при Екатерине II у Георгиевского Мещовского монастыря были отобраны все земли, даже огороды, и он был переведен в заштатные монастыри. Это привело к полному разорению обители, монахи при чтении пользовались лучиной, т.к. не хватало средств даже на свечи.

Возрождаться монастырь начал в XIX в., при Павле I, а в начале XX в. здесь было уже 2 каменных храма: пятиглавый собор в честь апостолов Петра и Павла, построенный в византийском стиле в 1880-х гг., и двухэтажный храм в честь Георгия Победоносца с колокольней (1691 г.). Монастырь был обнесен каменными стенами с башнями по углам.

Благодаря тому, что настоятели Мещовского Георгиевского монастыря часто назначались из братии Оптиной пустыни, монастырь стал возрастать духовно.

В монастырской башне был похоронен Андрей, Христа ради юродивый, местночтимый святой.

В 1916 г. при монастыре действовал приют для детей солдат, павших в Первой мировой войне.

Последним настоятелем Мещовского Георгиевского монастыря в 1915–1918 гг. был преподобный Георгий (Лавров, †1932 г.), исповедник. В 1918 г. он был арестован, а монастырь закрыт. Впоследствии иеромонах Георгий стал насельником Московского Данилова монастыря. Скончался преподобноисповедник Георгий Даниловский в ссылке, в Нижнем Новгороде, 4 июля 1932 года, прославлен в лике святых на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

За годы советской власти большая часть территории Георгиевского монастыря пришла в запустение, на месте монастырского некрополя была установлена автозаправочная станция. Некогда прекрасная обитель представляла собой развалины.

Весной 2001 г. было положено начало возрождению монастыря. В настоящее время построен и освящен деревянный храм в честь Новомучеников Российских, восстановлен пятиглавый собор в честь Петра и Павла, построен братский корпус и трапезная, ведется восстановление храма Георгия Победоносца, благоустраивается территория. В обители имеется большое подсобное хозяйство. В 2013 году здесь прошли праздничные мероприятия в честь 400-летия Дома Романовых.

Специально для Свято-Георгиевского Мещовского монастыря на святой горе Афон монахами обители Зограф была написана икона святого великомученика Георгия Победоносца — точный список в натуральную величину с древнего нерукотворного чудотворного образа святого великомученика Георгия, который хранится в обители Зограф. Этот список жителями Калужской земли почитается как чудотворный и прославился многими чудесами и исцелениями, и не только среди жителей Калужской области.

23 февраля 2003 года в Мещовск из Обнинска перевезен ковчег с частицами чудотворных мощей преподобноисповедника Георгия (Лаврова).

Особенности монастыря:

Территория монастыря открыта для посетителей с 8 часов утра. В 20:00 монастырские ворота запираются на ночь. Исключение делается только для ночных служб в дни великих праздников, на Рождество Христово и Пасху.

Читать отзывы: 3

В Калужской области — десятки малых городов, и один из древнейших — Мещовск (впервые упоминается в летописи в 1238 году). Город расположен по обеим сторонам речки Туреи при слиянии рек Фитивишки и Серебрянки. Древние городки нашей Родины — истинные истоки традиций русской православной культуры.

В древности Литовское княжество граничило с Мещовскими землями, поэтому Мещовск был часто опустошаем неспокойными и немиролюбивыми соседями. Город так же подвергался разорению от набегов татар, которые причинили ему больше вреда, нежели все войны с Литвой. Набеги эти продолжались до 1596 года. По окончании войны с татарами городу пришлось пережить много бедствий в смутные времена самозванцев и междуцарствия.

«В полуверсте от Мещовска построен мужской Георгиевский монастырь. Монастырь этот отличается той особенностью, что основание его относится к двум разным периодам времени и является на двух различных местностях» (П.А. Ляметри, газета «Калужские губернские ведомости» за 1849 год). Первоначально монастырь находился в 30 верстах от города Мещовска в селе Соболевка на возвышенном берегу Ресы. Неизвестно время основания обители на этом урочище, но следует полагать, что относится оно к концу XV столетия. В доказательство можно привести старинный синодик, в котором поминовение царственных особ начинается с Ивана IV Грозного.

ПОД КРОВОМ РОМАНОВЫХ

Монастырь на реке Ресе просуществовал до начала XVII века. Причиной переезда обители ближе к Мещовску послужило следующее обстоятельство. Соболевская обитель находилась в удалении от города, кругом все было опустошено, а потому и пребывание там иноков стало не безопасно. Обитель начала возрождаться молитвой и трудом, и была окончательно возобновлена царственной рукоюЕвдокии Лукьяновны Стрешневой, родоначальницы благословенного Дома Романовых. Фамилия Стрешневых отличала Георгиевский монастырь своим усердием, хоронила в нем своих людей, в числе которых были и предки Евдокии Лукьяновны. Сделавшись в 1626 году супругою Михаила Федоровича, она в благодарность Богу за неожиданное свое величие и счастье, возобновила обитель, окружила ее своим покровительством и дала монастырю необходимые средства к существованию.

Другая русская царица, Евдокия Федоровна Лопухина, была дочерью боярина Федора Абрамовича Лопухина, жившего в селе Серебряно, что возле Мещовской обители. После женитьбы Петра I на Евдокии Федоровне, в лице Лопухиных монастырь приобрел новых благодетелей. Мещовская обитель стала получать подарки от монархов. В 1689 году монастырю была дарована мельница на р. Турее с рыбной ловлей, монастырские владения увеличились на две деревни. Замечательным пожертвованием того времени было большое медное паникадило в 10 пудов, присланное в монастырь императором Петром Великим в 1691 г., а также хоругвь из белого атласа. Примеру государей последовали многие знаменитости того времени.

После Стрешневых благодетелями стали князья Лопухины, Голицыны,Урусовы, Троеруковы, Македонские, дворяне Чебышевы, Дурновы, Абрамовы, Беклемишевы, Пушкины, Ростовцевы и другие.

Особенную привязанность к монастырю имели Лопухины, которые в лице своей царственной родственницы Евдокии Федоровны привлекли к нему внимание Петра Великого. Позже Федор Абрамович Лопухин построил огромный каменный дом между селом Серебряным и Георгиевской обителью и провел из него галерею к монастырским стенам. К сожалению, не осталось даже следов от этой галереи и Лопухинского дворца.

С 1764 года обитель стала клониться к оскудению. ИмператрицаЕкатерина II сократила число монастырей; был исключен из штата и Мещовский монастырь. У Мещовской обители отняли вотчины, мельницы и землю до самых стен. Ее хватало теперь только на совершение крестных ходов вокруг монастыря. Даже огородной земли не осталось. Бедственное состояние обители достигло такой степени, что чтец светил себе лучиной, то есть не было свечей для освещения богослужебных книг.

НОВЫЙ РАСЦВЕТ ОБИТЕЛИ

В XIX столетии у Свято-Георгиевского монастыря опять появились благодетели. По повелению императора Павла I монастырь стал получать из Мещовского казначейства по 300 рублей ассигнациями в год. Кроме того, Августейшему благотворителю обитель обязана тем, что в 1800 году ей была возвращена мельница на речке Ресе с рыбной ловлей, а в следующем году — 30 десятин земли вокруг монастырских стен. Вскоре верхняя монастырская церковь украсилась богатым и изящным паникадилом, а московский купец П.А. Александров за свой счет устроил в верхнем храме иконостас с позолотой и резьбой.

1812 год ознаменован для монастыря и жителей Мещовска особенно важным событием. 26 июня в средней восточной башне монастырской ограды был торжественно захоронен крестьянин села Клетино Андрей Юродивый. Блаженный Андрей родился в 1744 году. Жизнь его отличалась необычностью: он говорил очень редко и мало, во все времена года ходил нагим, с небольшим топориком и кнутиком, не имел постоянного жилища, питался подаянием таких людей, которые отличались чистотой своей жизни. В башне со временем была устроена часовня, где хранился топорик блж. Андрея. Мещовские верующие имели такое усердие к памяти блаженного, что вносили его имя в свои помянники, часто служили по нему панихиды и брали с его могилы щепотку песка на счастье. Водой, спущенной с его топорика, умывали больных детей. Блаженный Андрей любил солдат, жалел их, особенно раненых и пленных. В середине XIX века по распоряжению Епархиального ведомства на могиле блаженного Андрея каждую субботу служили панихиду всем собором монашествующих.

Возрождаться монастырь начал в XIX в., а в начале XX в. здесь было уже 2 каменных храма: пятиглавый собор в честьапостолов Петра и Павла, построенный в византийском стиле в 1880-х гг., и двухэтажный храм с колокольней (1691 г.). Нижняя его часть была зимней (теплой) и имела 3 престола — в честь великомученикаГеоргия Победоносца, святителя Димитрия Ростовского и Воздвижения Креста Господня. Верхний — летний (холодный) храм был освящен в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Монастырь ограждали каменные стены с башнями по углам.

Благодаря тому, что настоятели Мещовского монастыря часто назначались из братии Оптиной пустыни, обитель возрастала духовно. В свою очередь, постриженики Георгиевского монастыря были строителями, наместниками и духовниками в других обителях.

МУЧЕНИЧЕСТВО СВЯТОЙ ОБИТЕЛИ

В трудные годы Первой мировой войны и революции руководил Мещовской обителью новый настоятель — иеромонах Георгий (Лавров), переведенный из Оптиной пустыни. Голод, бытовые неустройства, крушение привычного уклада жизни — таковы знамения того времени. Управлять монастырем в эти окаянные годы было тяжелым испытанием. Наступил 1917 год. После октябрьского переворота начались гонения на Церковь. Духовные бедствия усугублялись голодом на местах. Случались дни, когда в обители не было хлеба. Отец Георгий прилагал усилия к тому, чтобы прокормить не только братию, но и голодающих крестьян близлежащих сел. С верными послушниками шили мешочки, насыпали в них муку, затем запрягали лошадку и отвозили драгоценную помощь бедным крестьянам. Подъедут ко двору, положат мешочек и направляются дальше. Доброго и милосердного настоятеля любили жители Мещовска и окрестных деревень.

В сорока верстах от Мещовска располагалась деревня Мамоново. Из нее в монастырь приходил блаженный Никифорушка — Никифор Терентьевич Маланичев. Отец Георгий увидел в нем истинного раба Божия, и называл его «един от древних». Он любил Никифорушку за его чистую душу, почитал за прозорливость. У них сложились духовно близкие отношения. Оба горели пламенем любви к Богу, имели открытое Господу сердце, и потому хорошо понимали друг друга; часто они беседовали на непонятном для посторонних приточном языке. Никифорушка предсказал некоторые события из жизни отца Георгия. Взаимную любовь исповедник Христов Георгий и блаженный Никифорушка пронесли через всю жизнь. С благословения старца Никифорушка подолгу жил у его духовных детей в Москве и в домике батюшки в Загорске. Отец Георгий всегда заботился о своем друге. Даже будучи в ссылке, он писал своим духовным детям, чтобы они позаботились о блаженном. Никифорушка же, живший тогда в Загорске, года за два до своей кончины уехал в родные края, сказав при этом: «Пойду умирать туда, где мой голубь был». Там он и скончался.

9 декабря 1918 года в обитель ворвались большевики. Красноармейцы обыскали все помещения и разгромили обитель, не остановились и перед осквернением святынь. Это первое восхождение старца Георгия на Голгофу было предсказано блаженным Никифорушкой. Иеромонах Георгий был арестован. Дело шло к расстрелу. Однако произошло чудо, и праведник вместе с другими заключенными был переведен в другую тюрьму. В 1922 году иеромонаха Георгия освободили. Он стал насельником Московского Данилова монастыря. Многим людям старец помогал советом, учил смирению и послушанию. С 1922 по 1928 гг. архимандрит Георгий был духовником в Даниловом монастыре и имел дар прозорливости. В то время за духовным окормлением и утешением к нему стекалось множество самых разных людей, в том числе очень образованных и творческих. К старцу Георгию их привлекали такие его качества, как безграничная любовь, мягкость, терпимость, широта воззрений, ласка и простота, которая вмещала в себя мудрость и крепкую волю.

Вскоре его арестовали во второй раз. С 1928 по 1932 год архимандрит Георгий находился в ссылке сначала в Уральске, потом в Казахстане. Умирал старец Георгий странником, в чужом доме, но в окружении духовных детей. Скончался преподобноисповедник Георгий Даниловский в Нижнем Новгороде 4 июля 1932 года. Прославлен в лике святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в 2000 году.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

Только после восьмидесятилетнего периода поругания и запустения открылся вновь Свято-Георгиевский Мещовский монастырь. С первых же дней, как только древняя обитель была передана Русской Православной Церкви, над ее восстановлением начала трудиться братия под руководством наместника — игумена Георгия (Евдачева). Можно представить, как тяжелы были первые шаги по территории монастыря, которому еще только предстояло вернуть былую славу. Что имела братия вокруг себя, когда только-только начинали «собирать камни». Никто из тех, кто участвовал в строительной, а, прежде всего,— духовной работе, никогда не забудет тех дней.

6 мая 2003 года, ранним утром, в день святого великомученика и Победоносца Георгия, от стен Георгиевской обители к городскому Благовещенскому собору двинулся крестный ход, возглавляемый игуменом Георгием, отцом Александром, настоятелем Благовещенского храма и настоятелем Шаловского Свято-Троицкого храма иеромонахом Никоном. Десятки жителей города и района приняли участие в этом крестном ходе. Иноки несли иконы: Георгия Победоносца, Божией Матери «Достойно есть», прп. Георгия Исповедника. У Благовещенского собора был отслужен молебен на начало восстановления Свято-Георгиевского монастыря.

Мещовский Свято-Георгиевский мужской монастырь — одна из немногих в России обителей, восстанавливающихся под сенью святого Георгия. Особым промыслом Божьим за один год воздвигли новую церковь. Сейчас уже восстановлены окружавшие обитель стены, реставрирован пятиглавый собор в честь апостолов Петра и Павла, отстроен братский корпус. Разносится вокруг колокольный звон, тянутся в монастырь люди.

НОВОЯВЛЕННЫЕ СВЯТЫНИ

23 февраля 2003 года в Мещовск из Обнинска перевезен ковчег с частицами чудотворных мощей преподобноисповедника Георгия (Лаврова). Сначала ковчег со святыней был установлен возле Благовещенского собора, и многие смогли приложиться к мощам и испросить благословения угодника Божьего. Затем, под звон колоколов, ковчег проследовал крестным ходом на постоянное место пребывания — в Свято-Георгиевский монастырь. Ковчег с мощами преп. исп. Георгия Даниловского установлен в новом храме, престол которого освящен в его честь.

Еще одна святыня прибыла в обитель вскоре после открытия монастыря. Это — чудотворная икона «Достойно есть…». Судьба иконы замечательна: благодаря разным обстоятельствам, этот образ Пресвятой Богородицы, написанный на Афоне 150 лет назад, оказался во вновь восстанавливаемом Георгиевском монастыре. «Достойно есть, яко воистину блажити Тя Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную, и Матерь Бога нашего…» Слова эти были ниспосланы иноку одной из отшельнических келий священной Афонской горы через самого архангела Гавриила. Первоначальное название этой иконы было «Милующая» или «Милостивая», но после явления архангела Гавриила и его хвалебной песни перед иконой, за ней, как имя, прочно закрепились начальные слова молитвы «Достойно есть…».

ЮНЫЕ ВОСПИТАННИКИ ГЕОРГИЕВСКОЙ ОБИТЕЛИ

Воспитанники монастыря с иконой блж. АндреяСегодня наместник монастыря игумен Георгий говорит о том, что дух блаженного Андрея Мещовского не покидал этого святого места никогда. Он и сейчас незримо влияет на судьбу тех отроков, которые оказались в обители. На нас лежит ответственность за все, что происходит с детьми. «Человек познается в детях своих» (Сир. 11, 28). Дети, отвергнутые нами, взрослыми, не испытали, что такое добро, а потому не умеют отличить его от зла. Они свидетельствуют против нас… Настало время вернуть им то добро, которого когда-то их лишили. Мы обязаны помочь детским сердцам раскрыться навстречу чистоте, правде, святости. Рассказать о Христе и о Его любви к ним, показать Церковь Христову, которая никогда не отвернется от них, всегда примет, как своих любимых чад.

Часто кажется, что есть дела более важные, чем воспитание. Может быть, это преданность профессии, общественная работа, творческое осуществление. Когда мы думаем о монашествующих, то предполагаем, что подвиг молитвенный превыше всего. А святитель Феофан самым святым называет дело воспитания. Самое главное для нас — пример Господа. Молитва Его совершалась тайно, молитвенные труды Спасителя были скрыты от людских очей. Все Свое время Господь отдавал людям. Вспомните Нагорную проповедь, заповеди блаженств, притчи. Через своих учеников — апостолов Он дал нам Книгу Жизни — Святое Евангелие. Мы не можем не подражать Христу, ведь мы — Христовы. Мы воспитываем наших ближних, мы воспитываем детей, не насильственно, а примером, передавая свой опыт, свой взгляд на мир… Вспомните, как мы зажигаем свечи в храме: одну от другой, без малейшего насилия. По безмолвному взаимному согласию. Это может быть образом воспитания. Одному мальчику так по душе пришлось увиденное и услышанное в стенах монастыря, что он спросил: «А что же будет, если все люди придут в обитель? Все-все?» И монах постарался найти ответ: «Наверное, тогда наступит Царствие Небесное».

В старших классах я училась в московской школе №179, которая находится в Георгиевском переулке, в самом центре Москвы. Рядом — улицы Тверская и Большая Дмитровка, древние пути в Тверь и Дмитров. Напротив школы ныне располагаются здания Государственной Думы Российской Федерации. До Кремля — минут 5-10 неспешным шагом. Как говорится, центрее не бывает. Догадывались ли мы, ученики этой школы, что прежде на этом месте стоял старинный Георгиевский монастырь, сыгравший весьма важную роль в истории нашей страны?

♦ По теме: Подборка экскурсий по Москве: популярные, обзорные, необычные, литературные, гастрономические…

Георгиевский переулок в 1980-е годы. На переднем плане слева — Дом Союзов (до революции — Дом Благородного собрания), справа — здание правительственного гаража (до революции — Георгиевская электростанция), ныне — выставочный зал «Малый манеж». Железобетонное здание по левой стороне переулка — бывший Госплан СССР, ныне — одно из зданий Государственной Думы РФ. Дом с аркой в конце переулка — жилой, 1930-х годов постройки, выходит на Тверскую улицу (в то время — улица Горького). За ним виднеется кусочек снесенной ныне гостиницы «Интурист» на улице Горького

Таинственные двери в школьном подвале

Обычное типовое красное с белым четырехэтажное кирпичное школьное здание. Таких немало строили в Москве на рубеже 1950-х годов. Из окон наших классов был хорошо виден роскошный особняк XVII века – палаты Троекуровых, некогда один из самых больших дворцов Москвы. Рядом – Дом Союзов с его знаменитым Колонным залом (там проходил наш школьный выпускной вечер). Но все эти постройки терялись на фоне двух огромных зданий – новостройка из стекла и бетона, которую в то время занимал Госплан СССР и сталинское здание Совета Министров СССР.

Школа №179

Саму школу, её помещения отличал какой-то особый дух. Мне сейчас даже трудно точно сказать, в чем он конкретно заключался. Но почему-то в памяти нередко всплывали картинки из жизни старой Москвы, какой-то особенный её уют, гимназические традиции. Хотя старшие классы были математическими, но учителя по гуманитарным дисциплинам — русскому языку и литературе, истории и другим предметам, были очень сильными и сумели привить любовь к своим предметам.

Кто знает, может именно в этих стенах и зародился мой интерес к истории. Кстати, прогуливали занятия (случалось и такое) мы очень интеллигентно: исследовали старые московские улицы, переулки и проходные дворы. А уроки иногда зубрили, сидя на лавочках в Александровском саду у Кремлевской стены…

Сейчас уже трудно сказать, откуда я узнала о существовавшем здесь в прошлом монастыре: то ли кто-то из учителей рассказал, то ли в книжке прочитала. И уже не вспомню, как сложился пазл: школа на месте древнего монастыря, старинные палаты Троекуровых, Кремль… В школьном дворе вдобавок высилась будка — вентиляционный киоск №246 Замоскворецкой линии Московского метрополитена. Думалось, что непременно здесь должен проходить подземный ход, а может и не один!

Наши раздевалки для уроков физкультуры располагались в подвальном помещении. В раздевалке для девочек была еще одна дверь, закрытая на большой замок. Я ни разу не видела, чтобы кто-нибудь её открывал. Кажется, подобная была и в раздевалке для ребят. Казалось, что это и есть вход в таинственные московские подземные ходы. И вместо того, чтобы переодеваться, мы, дрожа от страха, старались вскрыть замки. Безуспешно. А еще простукивали стены, и иногда слышался совсем другой, гулкий звук (а может, это мы себе тогда нафантазировали). Впрочем, думаю, здесь было больше желания пощекотать себе нервы страшными историями, нежели реального намерения открыть дверь и узнать, что же находится за ней.

Тем не менее, мы были весьма близки к истине. Когда в 90-х годах (уже после моего окончания школы) за школьным зданием стали делать спортивную площадку и срыли часть склона, обнажились подземные кельи. Кроме того, время от времени при проведении строительных и ремонтных работ здесь натыкаются на другие подземные помещения.

Подземные кельи Георгиевского монастыря, обнаруженные в проезде между школой и банком. Источник: Викимапия

Что же это был за монастырь, чье имя теперь сохранилось только в названии переулка и о существовании которого ныне знают лишь любители старины?

Монастырь рода Романовых

История основания Георгиевского монастыря уходит в далекое прошлое. Уже в XV веке на этом месте существовал приходской храм «Егорий каменный на Посаде», который упоминается в духовой грамоте 1462 года Великого князя Василия II Темного и в летописи о великом пожаре 28 июля 1493 года. Этот пожар начался на Арбате, в результате погорел весь посад. Кстати, именно тогда мы впервые встречаем упоминание улицы Арбат.

Бывший Георгиевский монастырь на рубеже XIX-XX веков. На переднем плане — Казанская церковь, за ней — Георгиевский храм

Святой Георгий Победоносец издревле считался покровителем Москвы. Храмы, посвященные ему, обычно строили на возвышенностях, поблизости от важных торговых путей. Поэтому неудивительно, что здесь, недалеко от стен Кремля, между дорогами, ведущими на Тверь и Дмитров, был заложен Георгиевский храм. Рядом находились владения боярина Федора Андреевича Кошки (умер в 1407 году), выдающегося политического деятеля Московского княжества при Дмитрии Донском и Василии I.

Федор Кошка занимал высокое положение. Приведу два упоминания о нем. Так, в 1393 году «… великий князь Василий Дмитриевич послал … в Новгород Федора Кошку, сына Андрея Кобылы, Ивана Удода и Селивана, и они закрепили мир по старине и обязались давать великому князю черный бор со всех волостей новгородских». В письме ордынского темника Едигея московскому князю Василию I, датированном 1409 годом, говорится: «… Добрые дела были в Орде от Федора Кошки, добрый был человек…»

Федор Кошка и его сын Иван Федорович считаются прямыми предками Романовых, будущей царской династии России. От них происходит род Кошкиных (позже Захарьиных), разделившегося затем на ветви Яковлевых, Романовых и Ляцких.

По одной из версий, вдова Федора Кошки основала при Георгиевской церкви монастырь. Согласно другой, более распространенной, монастырь здесь появился в начале XVI века и связывается с именем воеводы Юрия Захарьевича Кошкина-Захарьина (умер в 1504 году), правнука Федора Кошки и деда царицы Анастасии Романовны, первой жены царя Ивана Грозного. Юрий Захарьевич восстановил из пепелища Георгиевскую церковь и был её прихожанином. Его дочь, Феодосия Юрьевна Юрьева-Захарьина (ум. в 1573 году) основала в память об отце женский монастырь, «в честь святого царей поборника и дев защитника». Впервые Георгиевский монастырь упоминается в грамоте Василия III, датированной 1523 годом.

Феодосия Юрьевна лично отобрала первых насельниц монастыря и после своей смерти была погребена здесь. При жизни она занималась воспитанием своей племянницы Анастасии Романовны (1530 или 1532-1560), рано потерявшей родителей. Здесь юную, хорошо образованную по тем временам девушку встретил юный Иван Грозный, водивший дружбу с её братьями. И без памяти влюбился в неё. Последующие смотрины царских невест были лишь формальной процедурой. Так Анастасия стала царицей.

Но не знатность, а личные достоинства невесты оправдывали сей выбор, и современники, изображая свойства её, приписывают ей все женские добродетели, для коих только находили они имя в языке русском: целомудрие, смирение, набожность, чувствительность, благость, соединённые с умом основательным; не говорят о красоте: ибо она считалась уже необходимою принадлежностию счастливой Царской невесты. — Карамзин Н. М. Глава III. Продолжение государствования Иоанна IV. Годы 1546—1552 // История государства Российского

Анастасия оказывала благотворное влияние на вспыльчивого Ивана Грозного. Она родила шестерых детей, занималась вышиванием; многие её вышивки являются настоящими произведениями искусства. Царица неоднократно посещала Георгиевский монастырь, жертвовала щедрые дары на его устроение и поставила рядом с ним церковь Анастасии Узорешительницы (была разобрана в 1793 году).

Анастасия Романовна скончалась 7 августа 1560 года. В 2000 году её останки были исследованы специалистами Бюро судебно-медицинской экспертизы Комитета здравоохранения Москвы. В косе и погребальных одеждах было обнаружено огромное содержание свинца, мышьяка и ртути, что свидетельствует о версии отравления царицы.

Тринадцать лет он наслаждался полным счастием семейственным, основанным на любви к супруге нежной и добродетельной. Анастасия ещё родила сына, Феодора, и дочь Евдокию; цвела юностию и здравием: но в июле 1560 года занемогла тяжкою болезнию, умноженною испугом. В сухое время, при сильном ветре, загорелся Арбат; тучи дыма с пылающими головнями неслися к Кремлю. Государь вывез больную Анастасию в село Коломенское; сам тушил огонь, подвергаясь величайшей опасности: стоял против ветра, осыпаемый искрами, и своею неустрашимостию возбудил такое рвение в знатных чиновниках, что Дворяне и Бояре кидались в пламя, ломали здания, носили воду, лазили по кровлям. Сей пожар несколько раз возобновлялся и стоил битвы: многие люди лишились жизни или остались изувеченными. Царице от страха и беспокойства сделалось хуже. Искусство медиков не имело успеха, и, к отчаянию супруга, Анастасия 7 Августа, в пятом часу дня, преставилась… Никогда общая горесть не изображалась умилительнее и сильнее. Не Двор один, а вся Москва погребала свою первую, любезнейшую Царицу. Когда несли тело в Девичий Вознесенский монастырь, народ не давал пути ни Духовенству, ни Вельможам, теснясь на улицах ко гробу. Все плакали, и всех неутешнее бедные, нищие, называя Анастасию именем матери. Им хотели раздавать обыкновенную в таких случаях милостыню: они не принимали, чуждаясь всякой отрады в сей день печали. Иоанн шёл за гробом: братья, Князья Юрий, Владимир Андреевич и юный Царь Казанский, Александр, вели его под руки. Он стенал и рвался: один Митрополит, сам обливаясь слезами, дерзал напоминать ему о твёрдости Христианина… Но ещё не знали, что Анастасия унесла с собою в могилу!

Здесь конец счастливых дней Иоанна и России: ибо он лишился не только супруги, но и добродетели … — Карамзин Н. М. Глава V. Продолжение государствования Иоанна IV. Годы 1552—1560 // История государства Российского

После её смерти царь кардинально переменился. Согласно летописи, «умершей убо царице Анастасии нача царь яр быти и прелюбодействен зело». Спустя 5 лет в стране была введена Опричнина. Царь удалился в Александровскую слободу, откуда осуществлял управление государством. Там, по легенде, он убил своего сына Ивана, который должен был стать следующим царем.

♦ По теме: Александров — столица Ивана Грозного

После кончины Ивана Грозного престол унаследовал третий сын Анастасии Федор Иоаннович (1557-1598, Великий князь Московский с 18 (28) марта 1584 года), последний из московской династии Рюриковичей. Слабый и болезненный, он, по словам Ивана Грозного, был «постник и молчальник, более для кельи, нежели для власти державной рождённый».

Английский дипломат Джильс Флетчер так отзывался о царе:

Теперешний царь (по имени Феодор Иванович) относительно своей наружности: росту малого, приземист и толстоват, телосложения слабого и склонен к водяной; нос у него ястребиный, поступь нетвердая от некоторой расслабленности в членах; он тяжел и недеятелен, но всегда улыбается, так что почти смеется. Что касается до других свойств его, то он прост и слабоумен, но весьма любезен и хорош в обращении, тих, милостив, не имеет склонности к войне, мало способен к делам политическим и до крайности суеверен. Кроме того, что он молится дома, ходит он обыкновенно каждую неделю на богомолье в какой-нибудь из ближних монастырей. — Цит. по: Дмитрий Володихин. Царь Федор Иоаннович. Когда на троне блаженный // Журнал «Фома» № 9 (77) сентябрь 2009, http://foma.ru/czar-fedor-ioannovich.html

Царь Федор Иоаннович всячески поддерживал Георгиевский монастырь. Во время крестных ходов из Георгиевской церкви выносили икону небесного покровителя царя Феодора Стратилата.

После воцарения династии Романовых Георгиевский монастырь стал одним из богатейших в Москве. В 1652 году на месте палат Юрия Захарьевича Кошкина-Захарьина на средства Родиона Матвеевича Стрешнева была построена теплая церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Два придела были освящены во имя Алексия, человека Божьего — святого покровителя царя Алексея Михайловича и святой Екатерины, небесной покровительницы его дочери.

Казанская церковь Георгиевского монастыря

Родион Матвеевич Стрешнев (умер в 1687 году) — боярин, один из верных сподвижников царя Алексея Михайловича и один из воспитателей будущего царя Петра I. В 1653 году он возглавлял посольство на Украину для объявления гетману Богдану Хмельницкому, что царь «принимает его под свою высокую руку», а от него привез царю ответ с обещанием непоколебимой верности. За труды в 1664 году ему было даровано имение Покровское-Стрешнево, которым Стрешневы владели вплоть до Октябрьской революции. После смерти Стрешнева его сын Иван преподнес в дар Георгиевскому храму образ Собора архангела Михаила работы мастеров Оружейной палаты.

Поблизости от монастыря появились богатые дома. На другой стороне Георгиевского переулка еще в XVI веке были выстроены палаты Троекуровых. В середине и в конце XVII века они перестраивались, став одним из самых больших дворцов Москвы. Стольник, боярин и воевода в Киеве Иван Борисович Троекуров (1633-1703) возглавил Стрелецкий приказ после казни своего предшественника, Федора Шакловитого в 1689 году, став последним главой этого ведомства. Говаривают, что на свой дом Иван Борисович Троекуров потратил средства, предназначенные для строительства Сухаревой башни.

♦ По теме: Палаты Троекуровых в Москве: гибнущий памятник XVII века

Палаты Троекуровых (старое фото). Именно такими я их и видела во время своей учебы в школе. В наши дни они затянуты строительной сеткой с нарисованными на ней фальшфасадами и медленно разрушаются — похоже, ни городу, ни органам государственной власти они не нужны.

Вдоль Охотного Ряда были выстроены другие роскошные палаты, «восьмое чудо света», как их называли в то время, принадлежавшие князю Василию Васильевичу Голицыну (1643-1714), фавориту царевны Софьи. Увы, до наших дней они не дошли — их и упоминавшуюся выше церковь Параскевой Пятницы снесли к началу 1930-х годов и на этом месте построили здание Совета Труда и Обороны, которое впоследствии занимал Совет Министров СССР, Госплан СССР, а ныне — Государственная Дума РФ.

Палаты Голицына в Охотном Ряду незадолго до сноса

В начале XVIII века по благословению местоблюстителя Стефана Яворского была построена новая соборная Георгиевская церковь, затем — надвратная церковь Спаса Нерукотворного. В 1750 году княгиня Прасковья Шаховская в честь и во здравие императрицы Елизаветы Петровны построила церковь святых Захария и Елисаветы.

Императрица Елизавета Петровна особенно любила Георгиевский монастырь и часто посещала его во время своего пребывания в Москве, жертвовала щедрые дары. Статус родового монастыря династии Романовых всячески подчеркивался. Так, например, в иконостасе соборного Георгиевского храма находилась икона архангела Михаила с двуглавым орлом в короне на груди.

Во время охватившей Москву эпидемии чумы в 1771 году многие насельницы Георгиевского монастыря скончались. В 1773 году монастырь горел. Однако императрица Екатерина II, также благоволившая этой обители, велела её восстановить.

Георгиевский монастырь был местом последнего упокоения многих известных людей своего времени. Здесь покоились Троекуровы, учитель Петра I дьяк Никита Моисеевич Зотов (около 1644-1718), князь-кесарь Федор Юрьевич Ромодановский (около 1640-1717) и его сын, князь-кесарь, московский генерал-губернатор и сенатор Иван Федорович Ромодановский (конец 1670-х-1730). Лежал здесь и вице-канцлер, начальник монетной канцелярии Михаил Гаврилович Головкин (1699-1754), попавший в опалу и умерший в ссылке в Ярмонге на Колыме; его тело похоронила в Георгиевском монастыре его вдова, Екатерина Ивановна (урожденная княжна Ромодановская, 1700-1791). Она разделила с мужем все тяготы ссылки и после его смерти жила в Георгиевском монастыре, где также была погребена позднее. Здесь же покоились тела и других Головкиных. У северной стены Георгиевского собора был похоронен генерал-фельдмаршал, московский градоначальник граф Александр Борисович Бутурлин (1694-1767).

В Георгиевском монастыре принимали постриг представительницы самых знатных родов — Гагарины, Лопухины, Нарышкины, Мещерские. Здесь, как и в Ивановском монастыре, содержали именитых женщин-заключенных. Кроме того, в Георгиевском монастыре дозволялось жить женщинам без принятия монашеского пострига. Они нередко воспитывали сирот и малолетних родственниц, обучали их рукоделию — Георгиевский монастырь славился своими кружевами.

Георгиевский монастырь, XVIII век. Источник: Старые карты Москвы и Подмосковья, retromap.ru

Конец процветанию монастыря положила Отечественная война 1812 года. Еще перед вступлением французов в Москву большинство монахинь были вывезены из монастыря, остались лишь игуменья, несколько монахинь, священник Иоанн Алексеев с попадьей Евдокией Васильевой и дьякон. Монастырские сокровища спрятали в землю под амвоном Георгиевского собора.

♦ По теме: Кутузовская изба в Филях: «…пожертвую собой и для блага Отечества приказываю отступить»

Вечером 15 (3) сентября неприятель ворвался в монастырь. Французы, наслышанные про богатства монастыря, жестоко пытали монахинь и священника. Французам удалось-таки найти спрятанные монастырские сокровища. Однако спрятанную отдельно жемчужную ризницу монастыря с двумя бесценными ризами с оплечьями низанными жемчугом неприятель так и не обнаружил. Нескольким монахиням удалось бежать в Богородице-Рождественский монастырь и укрыться там.

Целый день 16 (4) сентября 1812 года в монастыре продолжался пожар, в котором погибли практически все постройки. Уцелели лишь одна церковь, но обезображенная огнем, келья игуменьи и четыре кельи сестер.

Монастырь был настолько опустошен, что в 1813 году было принято решение упразднить его. На средства богатых прихожан монастыря Бекетова и Дурасова были восстановлены Георгиевская и Казанская церкви, ставшие отныне приходскими. С северной стороны было построено здание для церковнослужителей Архангельского и Благовещенского соборов Кремля. В 1866 году была разобрана церковь святых Захарии и Елисаветы.

В 1887 году на углу Георгиевского переулка и Большой Дмитровки по проекту молодого зодчего Владимира Дмитриевича Шера (1850 — после 1893) было построено в псевдорусском стиле здание Георгиевской электростанции. Заказчиком строительства выступало «Общество электрического освещения 1886 года», принадлежавшее Карлу Сименсу. Георгиевская электростанция должна была электрофицировать Постниковский пассаж на Тверской (ныне Московский драматический театр имени М. Н. Ермоловой). В декабре 1888 года электростанция дала первый ток, но обеспечить все потребности города она не могла. Поэтому вскоре началось строительство новой мощной электростанции на Раушской набережной, введенной в эксплуатацию в 1897 году.

Георгиевская электростанция и купола храмов бывшего Георгиевского монастыря за ней

Георгиевская электростанция недолго пустовала. В декабре 1901 года в её помещениях открылась «электрическая выставка», где впервые в Москве был продемонстрирован «беспроволочный телеграф» изобретателя А.С. Попова. В 1905 году в здании разместился один из первых в Москве автомобильных гаражей, а в ранние советские годы – первый столичный таксопарк, преобразованный затем в правительственный гараж. В наши дни в здании Георгиевской электростанции располагается выставочный зал «Новый Манеж» («Малый Манеж»).

Общий план владений упраздненного Георгиевского монастыря, 1899 г. Источник: Старые карты Москвы и Подмосковья, retromap.ru

В конце XIX века Георгиевская церковь стала приходской для артистов Большого и Малого театров. После Октябрьской революции церкви были закрыты, на их месте предполагалось построить мастерские для Большого театра. Реставраторы же предлагали более щадящий вариант: сохранить внешний облик церковных зданий, а внутри полностью приспособить их под театральные мастерские. Однако в конечном итоге в 1931 году Георгиевский и Казанский храмы были приспособлены под помещения таксомоторного парка, что нанесло им непоправимый урон. Монастырская икона великомученика Георгия была передана в церковь Воскресения Словущего на Успенском Вражке (Брюсов пер., д. 15/2).

Георгиевский монастырь незадолго до сноса

В 1935 году храмы были разобраны на кирпич. В 1949 году на месте Георгиевского собора было построено школьное здание, а на месте Казанской церкви разбит школьный двор. Во время строительства школы советский историк и археолог В.Б. Гиршберг смог спасти из монастырского некрополя надгробия XVI-XVIII веков, которые затем были переданы в музей Спасо-Андроникова монастыря.

Георгиевский монастырь в 1930-х годах, незадолго до сноса

В 1990 году во время проведения археологических изысканий Центром археологических исследований города Москвы, севернее Георгиевской церкви были обнаружены многочисленные погребения и раскрыт подклет церкви святых Захарии и Елисаветы с захоронениями ктиторов-вкладчиков монастыря в надписанных белокаменных саркофагах.

План археологических раскопок 1990 г., из отчета Векслера А.Г. Источник: Старые карты Москвы и Подмосковья, retromap.ru

Школьные годы чудесные…

Я мысленно возвращаюсь в свои школьные годы. Необыкновенный уют старой московской школы, её традиции, особая аура. Большие деревья перед школьными окнами. Заснеженные крыши старых московских домов. Весной во дворе оглушительно пели птицы и не верилось, что это самый центр огромного мегаполиса. Патриархально-уютные палаты Троекуровых, в которых, казалось, должны быть удивительно-сказочные интерьеры. И здание Госплана, за которым зимой скрывалось солнце.

Думаю, что дух древнего монастыря по-прежнему витал в длинных школьных коридорах, в просторных классах. И я знаю, что существуют настоящие школы, о которых потом вспоминаешь с теплотой и благодарностью. 179-я — одна из них.

Об археологических раскопках и не только

Уже после публикации этой статьи мне на почту написал учитель химии и физкультуры школы №179 Анфиногенов Дмитрий Николаевич и дополнил материал многими интересными подробностями. С его разрешения я привожу выдержки из нашей переписки.

В 1911 г. в Георгиевской церкви отпевали Илью Саца. В письмах Наталии Сац говорится о кинохронике похорон отца. Найти этот фильм нам пока не удалось.

Под спортивной площадкой нет ходов. Там все перекопали археологи. На фото часть подвалов, которые находились в проезде между школой и банком (бывшие кельи). Работники банка не пустили меня в подвалы здания (17 в.), но рассказали о закрытом ходе. Под горкой за школой, за домами Камергерского, тоже подвалы. Все это вскрывали рабочие несколько лет назад. Подарили школе 2 копейки серебром.

Раньше в подвале протекал ручеек. Волшебная дверь (та, которая так нас волновала в подвалах раздевалки, — М.А.) — это склад спортинвентаря. Единственный найденный там раритет — часть фундамента из белого камня, но это со стороны выхода напротив столовой. Если посмотреть расположение кладовки для инвентаря, то это южная сторона трапезной, там были склепы Зотова и Ромодановского.

Андрей Жильцов (бывший ученик школы, — М.А.) рассказывал, что когда археологи что-то нашли, занятия в школе отменили. Думаю, что мальчишки больше интересовались событиями вокруг школы. Учитель математики Лилия Сергеевна вспоминала, как Лисенков катал по классу украденные из захоронений черепа. Михаил Юрьевич и Ованес Георгиевич (учителя) спасали открытые археологами склепы от разграбления школьниками. Учитель истории собирал материалы о раскопках и истории места, но с его уходом из школы все документы исчезли. Я начал работать в 1992 и ничего об этих событиях не знал, пока случайно не увидел гравюру «Церковь в Георгиевском переулке». С 1999 я стал сам собирать материалы.

Вам знаком археолог Векслер А.Г.? Я с ним познакомился по совету Валентины Дмитриевны Никитиной (директор школы до 2001). Александр Григорьевич встретил меня в своём офисе, рассказал, что раскопки были аварийными, т.е. планировалось большое строительство. Он возмутился шумихой вокруг якобы найденного большого золотого креста, которого не было. Аккуратно достал с полки работу Гиршберга и порекомендовал изучить. Также он сказал, что все найденные останки были перезахоронены в Свято-Даниловском монастыре. Пообещал помочь школьному музею экспонатами…

Я расскажу случай из жизни школьной спортплощадки. Весна 2010?. Вешние воды открыли в земле проем. В глубине белокаменное надгробие.

Бывший Георгиевский монастырь на карте

  • Адрес школы №179 Московского института открытого образования: Россия, Москва, улица Большая Дмитровка, 5/6с7
  • Сайт: www.179.ru

Статья обновлена 12 февраля 2020

© Сайт «История и путешествия», 2009-2020. Копирование и перепечатка любых материалов и фотографий с сайта anashina.com в электронных публикациях и печатных изданиях запрещены.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *