Святой варлаам хутынский

Святейший Патриарх Кирилл возвел игумена Макария (Шамсудинова) в сан архимандрита

  • | Печать |

Подробности 09.07.2017 16:05 Просмотров: 2175

8 июля 2017 года по окончании всенощного бдения в Софийском кафедральном соборе, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Варлаамо-Хутынский Спасо-Преображенский женский монастырь.

Святейшего Владыку сопровождали митрополит Новгородский и Старорусский Лев и руководитель Административного секретариата Московской Патриархии архиепископ Солнечногорский Сергий.

У святых врат обители Предстоятеля Русской Православной Церкви встречали настоятельница игумения Алексия (Симдянкина) и насельницы монастыря. Святейший Патриарх Кирилл возглавил шествие от святых врат в Спасо-Преображенский собор. В соборе Святейший Владыка поклонился честным мощам преподобного Варлаама Хутынского. Игумения Алексия приветствовала Святейшего Владыку и преподнесла ему в дар икону Божией Матери «Державная».

Предстоятель Русской Церкви обратился к собравшимся в храме с Первосвятительским словом: «Ваше Высокопреосвященство, владыка митрополит Лев! Ваше Высокопреосвященство, владыка архиепископ Сергий! Многочтимая матушка игумения! Дорогие отцы, братия и сестры! Очень рад, что Господь привел меня в сию святую Варлаамо-Хутынскую обитель, одну из самых прославленных и древних в нашей Церкви. На этом месте святой Варлаам положил начало иноческим подвигам. Современному человеку трудно понять, что означает иноческий подвиг. Зачем уходить из мира, от достаточно комфортной жизни? Зачем лишать себя житейских радостей? Зачем облачаться в черные одежды? Зачем все это нужно? Но в то время, когда преподобный Варлаам пришел сюда один, в пустынное место, ни у кого не возникал вопрос, почему он это делает. Потому что даже в то время, когда искушений в общественном пространстве было на много порядков меньше, чем сейчас, людям, которые желали соединиться с Богом в своей земной жизни, было непросто в миру. Почувствовав однажды, какую великую радость дают молитва, причащение Святых Христовых Таин, общение с Господом, эти люди шли в пустыню, чтобы там наедине с Богом и природой испытывать реальное счастье.

Сегодня некоторые приходят в обители, влекомые внешними факторами: строем богослужения, монашескими одеждами, покоем, которым веет от монастырской жизни. В большинстве случаев этот выбор является счастливым. Ни один монашествующий не проходит жизненный путь без испытаний, без борения, без сомнений, правильно ли он поступил, но когда общаешься с монахинями или монахами, прожившими всю жизнь в монастыре, понимаешь, что никакой силой невозможно было бы оторвать их от избранного пути. Почему? Да потому что на этом пути они почувствовали то, что люди называют простым человеческим словом «счастье» — мир душевный, покой, силу присутствия Божественной благодати. Мое сердце всегда омрачается, когда приходит сообщение от настоятелей или настоятельниц монастырей о том, что кто-то из братий или сестер покинул обитель и ушел в мир. Таких единицы, но даже они очень больно ранят сердце Патриарха, потому что те, кто меняет монастырь на мир, никогда не обретут в миру счастье. И не потому, что это некое наказание. Бог всех любит. Но у человека, который получил прививку к монастырской жизни, сравнение монастырской жизни с мирской никогда не может быть в пользу последней.

Поэтому, обращаясь к вам сегодня, сказал бы вам и всем, кто меня слышит, а сегодня через средства массовой информации меня многие услышат: берегите свою монашескую жизнь, свое монашеское и монастырское призвание. Помните, что это особый удел. И здесь вы сталкиваетесь с трудностями, как и в миру люди сталкиваются с трудностями. Но никогда не пытайтесь разрешить эти трудности уходом из обители, потому что ничего лучшего вы в миру не найдете. Не видел ни одного монаха, ни одну монахиню, которые, покинув монастырь, обрели бы человеческое счастье. Такого в принципе не бывает. В месте подвига святого преподобного Варлаама особенно чувствуется присутствие Божией благодати. А иначе и быть не может, потому что эта обитель, разрушенная войной, разрушенная годами духовного запустения, сегодня до неузнаваемости преобразилась. В 2009 году я имел возможность вместе с владыкой Львом посетить это место, которое уже возрождалось, но еще очень многое предстояло сделать. А сегодня моему взору предстала возрожденная красота древнего монастыря, и я приношу благодарность владыке митрополиту Льву, матушке игумении, всем вам, дорогие мои сестры, за труды, которые вы несете, а также вашим благодетелям, которые помогают благоукрашать сию святую обитель».

Обращаясь к настоятельнице и сестрам монастыря, Святейший Патриарх Кирилл сказал: «К вам приезжает много паломников из города Санкт-Петербурга. Последнее время я получал много писем с просьбами обратить внимание на вашего духовника отца Макария. Я никогда раньше не видел отца Макария, а если видел, то не знал, что он является духовником, но люди просили: «Как-то отметьте батюшку, он очень нам помогает, отвечает на наши письма, он нас исповедует, мы его любим». И вот, посоветовавшись с владыкой Львом я принял решение возвести отца Макария в сан архимандрита».

Во внимание к усердным пастырским трудам и в связи с 825-летием Варлаамо-Хутынского женского монастыря Святейший Патриарх Кирилл возвел духовника обители игумена Макария (Шамсудинова) в сан архимандрита. Во внимание к усердным трудам на благо Святой Церкви и в связи с юбилейной датой со дня рождения Святейший Патриарх Кирилл наградил настоятельницу обители игумению Алексию (Симдянкину) орденом преподобной Евфросинии, великой княгини Московской, III степени.

В память о пребывании в обители Святейший Патриарх Кирилл передал икону святителя Серафима Софийского. Для сестер монастыря Святейший Владыка передал издания молитвенного правила. Верующим были розданы иконки Спаса Нерукотворного с Патриаршим благословением.

Фото пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси

Отец Макарий

Отец Макарий был первым монахом, с которым я познакомилась. Было ему 27 лет, и он был единственным монахом во вновь открывшемся Юрьевом монастыре. Монастырь этот очень древний, но за годы безбожия был превращён в общежитие для художников, которое не ремонтировалось. Главный собор в честь Святого Георгия был туристическим объектом, но и он не ремонтировался. Отца Макария поселили в восточном корпусе, а помещение рядом освятили под храм в честь иконы Божией матери «Взыграние младенца». Отец Макарий закончил Ленинградскую семинарию и был назначен к служению в Новгород (тогда он ещё не назывался Великим). Было лето 1993 года, и окна его кельи выходили на пляж. Это нелёгкое испытание для молодого монаха. Был он монахом девственником, и это ему помогало бороться с искушениями. Помогали ему две матушки — баба Маша и баба Катя. Они по очереди приезжали к нему из Новгорода, убирали, готовили и иногда подпевали ему во время богослужения. Отец Макарий — очень музыкальный человек с красивым голосом. Ни одна из его помощниц музыкальными талантами не обладала, и часто раздражали отца Макария. Он сердился, а они показывали на кастрюлю, мол, можешь и голодным остаться.

Больше всего на свете отец Макарий любил церковную службу. Он служил два раза в день по монастырскому чину. Для него неважно было, есть ли кто-нибудь в храме или нет. Он служил Богу. Прихожан почти не было, и очень часто он служил в пустом храме. Как он радовался каждому, кто приходил в храм! Вскоре он подружился с художниками, которые населяли весь южный корпус, и они стали его не очень прилежными прихожанами. Времена были нелегкими, и монастыри были рады, когда им привозили немного муки или крупы, или бутылку растительного масла. Однажды случилось так, что у них на кухне было пусто. Отец Макарий стал молиться Божией Матери. День был будний, и прихожан не ждали. Вдруг приехал паломник и привёз им все необходимые продукты.

Человеком он был очень общительным и веселым, он просто светился радостью, и это очень привлекало к нему людей. А бабе Маше приходилось с палкой гонять влюбленных в него художниц. Говорю, он был, потому что сейчас это совсем другой человек.

Наша дружба с ним началась с первого знакомства. Он сразу стал называть мамой. Как позже я узнала, я была у него мамой №5. С тремя из его прежних мам мне довелось познакомиться.

История его жизни необычная. Он родился в Душанбе. Отец его таджик, а мать русская. Отец считался мусульманином, но, по сути, был никаким, как очень многие в те безбожные времена. Родился отец Макарий слабым ребёнком, страдал судорогами, и его русская бабушка крестила его в православной церкви, после чего он поправился. Рядом с ними жила многодетная семья русского священника. Рустам (так его звали в миру) или Александр в крещении рос с этими детьми в православии. Он окончил школу, отслужил в армии и приехал в Ленинград поступать в университет, но поступил вместо этого в семинарию. Его отец не принял этого, и когда в первые каникулы он приехал в Душанбе, его не пустили в дом. Учиться без поддержки из дома всегда нелегко, но мир не без добрых людей. Две женщины, Ольга Васильевна и Антонина Николаевна стали о нём заботиться, приглашали к себе, помогали и подкармливали.

Больше всего он любил церковное пение, пока другие сидели за книгами, старался пойти куда-нибудь, где служили акафист. Книги он не очень любил, но учился вполне успешно. Ещё в семинарии задумал стать монахом. Его друзья в это не верили — слишком весёлым и общительным был он по характеру. После окончания семинарии он был направлен в Новгород в храм Апостола Филиппа. В Новгороде он стал священником и монахом. За его любовь к воде ему дали шуточное прозвище «гидропоп». Вскоре его назначили служить в Юрьев монастырь.

После первой поездки паломники очень полюбили отца Макария. Люди потянулись в монастырь. Я вспоминаю свою поездку к нему 4 ноября 1993 года. Я приехала к вечерней службе. Был ранний закат, и собор Святого Георгия казался перламутровым в отражении заходящего солнца. Я подошла к церкви, из окон шёл свет. Я тихонько открыла дверь и вошла в храм. Отец Макарий служит, баба Катя ему помогает. В храме никого кроме меня. Батюшка служит. В какой-то момент он на минутку оторвался и сказал: «Матушка Мелитина, это ты?» «Да, батюшка, это я». И он продолжил службу. На радости, что я приехала, он добавил к службе ещё акафист, и служба закончилась в половине двенадцатого. Ночевать мне было негде. Спасибо матушке Екатерине. Она забрала меня с собой в город. Рано утром я была снова в монастыре. На этот раз я была на службе не одна, утром из Ленинграда приехала еще одна паломница Надежда. Когда служба кончилась, батюшка подошел ко мне: «Ну, теперь покажи, что ты мне принесла?» Я не задолго до этого была в Голландии у дочки, и с ней побывала в Шеветонском монастыре в Бельгии. В подарок я привезла кассету с записью их хора. Батюшка очень обрадовался подарку, но магнитофона, чтобы послушать кассету у него не было. И мы втроем пошли в гости к художникам. Там мы хорошо посидели, но нам с Надеждой нужно было торопиться на последний автобус. А отец Макарий все смеётся: «Без моего благословения вы никуда не уедете». Благословил он нас только тогда, когда ему пришло время служить вечернюю службу. Он сказал: «По моему благословению вы хорошо доедете до дома».

Мы приехали на вокзал. Последняя электричка уже ушла. На автовокзале не было больше автобусов на Ленинград. Ночевать нам было негде. «Вот тебе и батюшкино благословение!» подумали мы. Вдруг подъехал автобус с надписью «ЧУДОВО». Мы на него сели и через полчаса были на станции московской железной дороги, еще через пятнадцать минут мы сидели в электричке, везущий нас домой. Добрались мы до дома быстрее, чем на прямом автобусе. Так нам помогло батюшкино благословение.

Зимой в монастыре открыли Крестовоздвиженскую церковь, в монастырь приехали четыре Пюхтицкие монахини. Они прошли школу Пюхтицкого монастыря и хорошо пели. Но Юрьев монастырь собирались возродить как мужской монастырь, и весной 1994 года монахини переехали в Варлаамо-Хутынский монастырь, который только начинал возрождаться. Отец Макарий переехал вместе с монахинями.

Варлаамо-Хутынский монастырь возглавила Пюхтицкая монахиня Алексия. Монастырь был в развалинах, везде требовался ремонт, да и кормить насельниц и паломников приходилось трудами своих рук. Отец Макарий был освобождён от всех бытовых трудностей и получил хорошую солнечную келью. За ним ухаживала матушка Мария (та самая баба Маша). Популярность его среди паломников росла. Он обладал удивительной способностью утешения. Одна паломница рассказала мне: «Я приехала к отцу Макарию с большим горем: мой муж, врач по специальности, лечился в наркологической больнице, я поделилась своим горем с отцом Макарием и успокоилась, домой я ехала с таким чувством, что всё это случилось не со мной». Люди потянулись в Варлаамо — Хутынский монастырь. И для каждого паломника находилось доброе слово и ведро воды из святого колодца на голову.

Время шло. Поток паломников всё увеличивался, и для всех было большой радостью побывать в Варлаамо-Хутынском монастыре и помолиться вместе с отцом Макарием. Был он всегда в радости. Всегда он шёл с паломниками на святую горку, которую преподобный Варлаам Хутынский наносил своей скуфьей, и к священному колодцу. Но постепенно у него стала накапливаться усталость. Он уже не так охотно стал встречаться с паломниками, хотя внешне старался держаться по-прежнему. Он стал часто болеть. Зная его очень общительный характер, его редко отпускали из монастыря. Он всегда радовался нашему приезду и печалился, когда мы уезжали. Поэтому его келейницам не нравилось, когда мы приезжали.

Однажды я обратилась к владыке Льву с просьбой отпустить отца Макария с нами в Оптину Пустынь. Владыка спросил меня: «Ты очень любишь отца Макария? «. Я ответила «Да». Тогда он сказал: «Я тоже очень люблю отца Макария и никуда его не отпущу с тобой».
Как-то раз поздней осенью мне сказали в монастыре, что отец Макарий болен. Я пошла к нему в келью, чтобы узнать, что случилось. Он лежал носом к стенке. Я спросила: «Что с тобой?». «Я болен». Я поняла, что у него депрессия и попросила игумению Алексию отпустить отца Макария на два дня в Петербург. Она сказала: «Ты что, Мелитина, его владыка и в Новгород редко отпускает, а ты хочешь в Петербург». Я переменила тему разговора и стала про себя молиться Варлааму Хутынскому. В конце разговора она мне говорит: «Пусть едет с вами, только чтобы во вторник вечером он был в монастыре». Я снова пришла в его келью и говорю: «Вставай, матушка разрешила тебе поехать с нами». Он вскочил, и все его болезни разом прошли. С нами поехала его келейница Мария. Они остановились у меня. Отец Макарий встретился со своей «мамой», которая помогала ему в годы учебы и со своими друзьями по семинарии. Паломники устроили ему праздничный обед. На следующий день нужно было уезжать; а он не хочет. Паломники проводили его до поезда.

Вскоре началась война в Таджикистане. Родители его вынуждены были бежать, за смешанный брак можно было потерять жизнь. Родители переселились в Оренбургскую область. Там им было очень плохо. Игумения Алексия пригласила их в монастырь. Отец Макарий со своей новой келейницей монахиней Евпраксией поехали за ними и привезли их в монастырь. Они напоминали мне два южных цветка, пересаженных в холодную северную землю. Всё им было трудно: и монастырские порядки, и другая еда, и совсем другие люди вокруг. Отцу Макарию было с ними нелегко. Помню, как отец Макарий кричал отцу: «Папа, сколько раз я тебе говорил, что нельзя в монастыре ходить в тюбитейке». Но постепенно отец привык и почувствовал красоту православной веры. Он принял православие и крестился. Но привыкнуть к северному климату не смог, стал болеть и скоро ушёл из жизни. К этому времени они жили на подворье монастыря в деревне.

Однажды я приехала в монастырь и отец Макарий говорит мне: «Моя мать позорит меня, она стала пить». Мне стало очень жаль эту женщину. Как же ей было тяжело одной на чужой стороне! К счастью её скоро забрал к себе брат отца Макария, который поселился где-то в Поволжье, и она уехала нянчить внука.

В эти годы отец Макарий был особенно популярен среди паломников. В монастырь приезжали паломники из Новгорода, из Петербурга и из многих городов России. Но постепенно его силы стали падать. Он стал болеть. Он уже не мог столько служить. К тому же паломники любили порадовать его подарками и гостинцами. А это совсем не полезно монаху. Он ещё пытался изображать прежнего отца Макария, но на самом деле это перестало быть искренним.

Исполнилось почти 18 лет с начала нашего знакомства. Я состарилась и редко бываю в паломнических поездках. В позапрошлом году я пришла к нему в келью. Там была игумения Алексия. Она, как всегда, очень приветливо приняла меня, отец Макарий тоже, как мне показалось, был рад моему приезду. У него появилась новая келейница Людмила. Она попыталась помешать нашей встрече, причем в присутствии игумении. Её поведение меня удивило. Никогда я раньше не видела, чтобы кто-то посмел так себя вести в присутствии игумении. Прошёл ещё год. На этот раз игумении в монастыре не было, и келейница просто меня к нему не пустила.

В марте 2011 года я узнала, что отец Макарий сломал правую руку и лежит в больнице в Петербурге недалеко от меня. Но придти к нему в больницу я не могла, было очень скользко, а у меня проблемы с ногами. Я передала ему письмо через хорошего знакомого, попросила позвонить. Но он так и не позвонил. Матушка Алексия сказала мне, что он полностью под влиянием келейницы. Вот какой грустный конец у этой истории.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *