Тебе не занимать, что значит?

Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда

О суетных и праздных помыслах. Суетными и праздными помыслами я называю те помыслы, которые не содействуют спасению и не направлены к нему. Это как помыслы нашей собственной души, так и помыслы ближнего, не направленые на необходимое поддержание нашего телесного состава, но на излишнее и не необходимое, даже если эти помыслы и добры. Суетные и праздные помышления, согласно Великому Василию, рождаются от праздности ума, который не занят необходимым и не верит в то, что Бог везде присутствует и испытывает сердца и помышления: «Рассеянность происходит от праздности ума, не занимающегося необходимым. А ум остается в праздности и беспечности от неверия в присутствие Бога, испытующаго сердца и утробы… а кто размышляет об этом, тот никогда не осмелится и не будет иметь досуга помыслить что-либо не клонящееся к созиданию веры, хотя бы казалось это и хорошим» (Правила, кратко изложенные в вопросах и ответах. Ответ 21). О них, говорю, то есть о суетных и праздных помышлениях давай кающемуся совет не заниматься ими и не рассеиваться в них. Во-первых, потому что как за праздное слово мы дадим ответ в день Суда, как сказал Господь: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда», — так, вероятно, дадим ответ и за суетные и праздные помышления, если, конечно, по собственной воле позволяем уму прибегать к ним. Это ясно из того, что Господь укоряет и осуждает тех рабов, которые стоят праздными: «Что вы стоите здесь целый день праздно?» (Мф. 20:6). Во-вторых, потому что эти суетные помыслы лишают нас помышлений полезных и спасительных, которые мы можем иметь вместо них. И, в-третьих, потому что эти праздные помыслы сами по себе злы, ибо являются прекращением добра и началом зла, потому что дают вход и разрешение диаволу засеять в нашем праздном уме плевелы злых помыслов. Так утверждает Григорий Богослов: «Пусть погибнет зло и первое его начало. Когда мы дремали, лукавый посеял плевелы, дабы небрежение о добре стало началом зла, как и отступление света является началом тьмы» (Слово).

Руководство к исповеди.

12 3 4 5 6 7 …75

Линвуд Баркли

НЕ ОТВОРАЧИВАЙСЯ

Посвящается Ните

— Все, он вырубился.

— Ключ нашла?

— Его нигде нет. Обыскала все карманы, нет ключа. А без него наручник не снимешь.

— Тогда давай попробуем открыть дипломат. Посмотри: может, он записал где-нибудь шифр.

— Только полный идиот станет записывать шифр от замка и носить с собой.

— Ладно, возьмем дипломат, а потом сообразим, как открыть. Только эти кусачки цепочку не возьмут. Надо пилить.

— Она стальная. Черта с два ее быстро перепилишь. На это уйдет больше часа.

— А нельзя просунуть его руку, чтобы снять?

— Конечно, нет. Придется пилить.

— Но мы не можем торчать здесь целый час.

— Я говорю не о цепочке, дурак.

Пролог

— Я боюсь, — опять захныкал Итан.

— Тут нет ничего страшного, — успокоил я сына и начал отстегивать ремни на его детском сиденье.

— Я не хочу туда, — не унимался он, показывая на американские горки и чертово колесо, возвышающиеся вдали за воротами парка.

— А мы туда и не пойдем, — напомнил я, подумав, что зря мы сюда приехали.

Вчера вечером, когда мы с Джан вернулись из Лейк-Джорджа и я забрал Итана у моих родителей, он долго не мог угомониться: волновался, что вагончик американских горок вдруг сойдет с рельсов в самой верхней точке. Наконец он заснул, а я быстро разделся у нас в спальне и лег под одеяло рядом с Джан: хотел обсудить с ней отмену завтрашней поездки в парк развлечений «Пять вершин», поскольку Итан очень переживал, — но она уже спала.

Утром Итан вел себя спокойнее, о возможности катастрофы на американских горках больше не вспоминал. За завтраком интересовался, почему впереди вагончика нет мотора, как у поезда. Как же он ездит без мотора?

Его страхи возобновились, когда в начале двенадцатого мы подъехали к парку и я с трудом нашел место на стоянке.

— Покатаемся на карусели, тебе понравится, — заверил я сына. — А на горки тебя все равно не пустят. Тебе ведь четыре года, а туда пускают лет с восьми-девяти. Так что до горок еще расти и расти. Подожди, пока станешь вот таким. — Я поднял руку, показывая, какого он должен быть роста, чтобы пустили на американские горки.

Не знаю, убедил я сына или нет, но тревога в его взгляде не исчезла. Думаю, Итана пугала не столько перспектива оказаться в этом страшном вагончике, сколько доносившийся с аттракциона лязг и грохот.

— Ты понял? — Я посмотрел сыну в лицо. — Все будет в порядке. Разве мы позволим, чтобы с тобой что-нибудь случилось?

Итан выдержал мой взгляд и, видимо, решив, что мне можно доверять, соскользнул с сиденья на пол машины. Я хотел ему помочь, но он лишь замахал руками. Джан достала из багажника прогулочную коляску. Едва дождавшись, пока она ее раскроет, Итан с шумом плюхнулся в нее. Следом за коляской Джан извлекла из багажника сумку-холодильник, где лежал пакет со льдом и шесть детских упаковок сока. Достала одну и протянула Итану.

— Только сильно не сжимай, а то обольешься.

— Я знаю, — пробурчал он.

Поставив сумку сзади в коляску, жена тронула меня за руку. Был теплый августовский день, и мы оделись по погоде: шорты, рубашки с короткими рукавами, кроссовки, солнцезащитные очки. Джан убрала свои роскошные черные волосы в хвостик, который подсунула сзади под бейсболку с длинным козырьком.

— Как ты? — спросила она.

— Нормально, — ответил я.

Джан на мгновение прислонилась ко мне.

— Жаль, что вчера у тебя ничего не вышло.

— Не беда, — отозвался я. — В нашем деле такое случается сплошь и рядом. А ты сегодня чувствуешь себя лучше?

Вместо ответа Джан улыбнулась.

— А эти разговоры вчера насчет моста? — произнес я.

— Давай сегодня не будем.

— Но ты говорила, что…

Она нежно приложила палец к моим губам.

— Сама не знаю, что вчера на меня нашло. Сболтнула лишнее, теперь жалею.

Я сжал ее руку.

— Если есть какая-то причина, ты так и скажи. Я пойму.

Джан прижалась ко мне.

— Если бы ты знал, как я ценю твое… терпение. — Конец фразы заглушил шум проехавшего рядом огромного внедорожника с семейством, которое искало место для парковки. — Но сегодня давай забудем обо всем, — продолжила она, — и постараемся хорошо провести день.

— Да я об этом только и мечтаю.

— Что вы стоите? Поехали! — крикнул Итан, допив сок.

Джан улыбнулась, быстро поцеловала меня в щеку и покатила коляску.

— Давай сегодня доставим ребенку удовольствие.

— Давай, — отозвался я.

Итан вскинул руки, изображая самолет. Он протянул мне пакет из-под сока, чтобы я выбросил его в урну. Джан вытерла ему руки влажной салфеткой и покатила коляску дальше.

До входа в парк оставалось метров сто, но уже можно было видеть длинную очередь, выстроившуюся за билетами. Джан поступила мудро, пару дней назад заказав билеты по Интернету. Почти у самых ворот она остановилась.

— Вот черт!

— Что? — спросил я.

Она стукнула себя ладонью по лбу.

— Рюкзак. Я забыла его в машине.

— Может, обойдемся без него? Ведь мы уже на месте.

— Там сандвичи, а главное — солнцезащитный козырек. Ведь Итан может сгореть на солнце. Так что идите дальше, а я скоро вернусь и вас найду. — Она протянула мне два билета, взрослый и детский. — Чуть дальше по главной аллее есть павильон с мороженым. Ждите меня там.

К нашим семейным походам Джан всегда готовилась основательно. Вот и сейчас заранее изучила в Сети план парка «Пять вершин». Она направилась обратно на стоянку к нашему «аккорду», а я повез Итана в парк.

— Куда пошла мама? — спросил он.

— За рюкзаком. Она забыла его в автомобиле.

— С сандвичами с ореховой пастой?

— Да.

Он одобрительно кивнул.

Сразу за воротами располагались киоски с разной выпечкой и сувенирами с символикой парка «Пять вершин»: футболки, шляпы, наклейки на автомобильные бамперы… Итан тут же захотел купить шляпу.

— Обойдешься, — сказал я.

Американские горки вблизи выглядели впечатляюще. Итан смотрел расширенными от страха глазами, как миниатюрный поезд медленно поднимался на холм, а затем резко устремлялся вниз. Пассажиры весело вскрикивали и махали руками.

Народу кругом было много. Нас окружали сотни, если не тысячи, посетителей парка. Родители с маленькими детьми. Бабушки и дедушки тащили внуков за руки. Увидев впереди павильон, я произнес:

— Как насчет мороженого?

Итан промолчал.

— Ты что, приятель, не хочешь мороженого?

Не получив ответа, я обошел коляску. Мой сын крепко спал, откинув голову на спинку сиденья. Видимо, его укачало в машине. В общем, ребенок утомился, еще не начав отдыхать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *